Среда, 13.12.2017, 19:45
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: mio-mio, художник№1 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Фики Candle
Фики Candle
mio-mioДата: Суббота, 14.04.2012, 18:27 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
В данной теме:
Пробуждение
Не забывая о главном
Шелк
Разительная перемена
Однажды в Вегасе
Подари мне ребенка
Не забывая о главном
После игры
Happy Birthday, Chuck.
Жизнь на Верхнем Ист-Сайде.
10 признаний, которых Блэр Уолдорф никогда не сделает.

а также:
Калейдоскоп
Жгучее желание
Безценный опыт
Они вместе и это прекрасно
10 признаний, которых Чак Басс никогда не сделает
Зависимость

И переводы:
В любви и на войне
Эффект бабочки
Пришло время драбблов
Между тем
Поддельная империя
 
CandleДата: Суббота, 14.04.2012, 18:27 | Сообщение # 16
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Признание шестое.


Она унизила одну из новеньких… в приступе ревности к Чаку.

Пожалуй, из всех школьных дней самый неприятный - среда. До выходных еще целых два дня, а расписание хуже некуда. Алгебра, химия, геометрия, испанский, биология и, как вишенка на торте, физика. Скучнее уроков не придумаешь и, как назло, отвлечься было нельзя. На неделе высшего образования внимание к ученицам было повышено раза в три.
Блэр в окружении свиты прошла мимо компании парней, небрежно кивнув Чаку. Рядом с ним маялся Нейт, поэтому он, скорее всего, воспринял этот кивок на свой счет, иначе объяснить его осветившееся надеждой лицо Блэр не могла. По-видимому, точно так же подумала и вся честная компания, реакция была вялой, даже равнодушной. Если бы они решили, что Блэр кивнула Чаку (как, собственно, и было), тут же пошли бы сплетни, ведь парни сплетничают не хуже девушек.
Басс на кивок не ответил, он скользнул по Блэр равнодушным взглядом и отвернулся, чем немало ее задел. И это он вчера показался ей не циничной скотиной, а человеком со своими слабостями? Она вскинула голову и продолжила свой путь, призывая себя вышвырнуть Басса из головы.
Они уже стояли на лестнице (у Кати разошлась молния на сапоге, и она никак не могла ее застегнуть), как во двор вбежала Серена. В последнее время она опаздывала везде, и теперь Блэр точно знала почему. По двору тут же побежал шепоток, о драке на уроке физкультуры уже давно знали (и Блэр уже передали, что Басс заявил, что это будет его лучшая сексуальная фантазия) и теперь все ждали, что еще выкинут две бывшие подруги не разлей вода. Увидев Блэр, стоящую на лестнице, Серена замедлила шаг, но не остановилась. Не глядя на подругу, она начала подниматься по лестнице, Блэр захотелось еще как-нибудь унизить ее, но она передумала. Полное игнорирование для привыкшей к всеобщему вниманию Серены просто идеальное наказание.
А еще она почувствовала на себе два взгляда. Виноватый Нейта и какой-то непонятный Басса. Кажется, он ждал, что Блэр сейчас кинется на Серену, рыча, как разъяренная тигрица, и он воочию увидит то, что пропустил в понедельник. Блэр взглядом посоветовала им отправиться в ад. Один растоптал ее мечту, а для другого все это было лишь развлечением. Блэр разозлилась и, развернувшись на каблуках, быстро пошла вверх по лестнице. Остальные поспешили за ней, боясь сказать хоть слово. В последнее время Королева Би сильно не в духе, преследует лучшую подругу и не смотрит в сторону парня (вывод тут мог быть только один), и ее гнев вполне мог обратиться на них.
Возле кабинета алгебры одиноко стояла Серена с раскрытым учебником. Что еще остается делать, когда забивала на учебу, начиная с шестого класса, и от тебя шарахаются как от чумы все, кто раньше смотрел на тебя с обожанием? Только погрузиться с головой в учебу.
Блэр пошла к окну, даже не взглянув на девушку. Пусть скажет спасибо, что Блэр разрешает побыть с ней в одном коридоре.
- Как вижу, с ногой у тебя все в порядке, - остановил ее на полпути ехидный голос Серены.
- Куда лучше, чем у тебя с жизнью, - так же ехидно парировала Блэр.
Не дожидаясь ответа, она пошла дальше, вынимая из сумки мобильный. На “Сплетнице” наверняка появилось что-нибудь новенькое и это было гораздо интереснее, чем обиженно поджатые губы Серены.
С добрым утром, мои обожаемые! Прошедшая ночь была донельзя наполнена событиями, как приятными, так и не очень. И к первой, и ко второй категории можно отнести то, что Би и Эс до сих пор не продолжили выяснение отношений. Мы, конечно, знаем, что ссоры между лучшими подругами – это ужасно, но ведь это так увлекательно для сторонних наблюдателей”.
Блэр поморщилась. Еще одна такая же, жаждущая зрелищ. Совсем неудивительно, что Сплетница предпочитает скрывать свою личину, ведь наверняка подруг у нее нет.
Весь прошлый вечер Эн провел, скитаясь по улицам и изображая несчастного страдальца. Честное слово, я была готова уже пожалеть его лично, пока не пригляделась внимательно к адресу. Дом Би совсем недалеко, я вам даже больше скажу, мои обожаемые, он совсем рядом. Зализывать раны несчастной любви не в моем стиле, скорее, зализывают раны от любви ко мне”.
Под текстом шла фотография Нейта, который действительно стоял возле ее дома, тоскливо глядя вверх. Блэр едва его не пожалела и не кинулась во двор, уверяя в своей искренней и сильной любви, если бы не мысль о том, что он похож на Эшли Уилкса. Такой же мягкотелый и не способный принять решение и добиться своего, ну какой из него Ретт Батлер, о котором она так мечтала. Боже мой, вместо того, чтобы пытаться снова и снова поговорить с ней, обрывать ей телефон и поселиться у дверей ее комнаты, он бродил вокруг ее дома, томно вздыхая. И пусть бродит дальше.
А где же наша любимая Би? Вчера ее нигде не было видно, и я даже успела по ней соскучиться. Не исчезай надолго, Би, твое исчезновение в отличие от Эс, мы долго не выдержим”.
Грубая и неприкрытая лесть. Блэр поежилась, вспомнив вчерашний вечер, а особенно те мысли, что бродили в ее голове.
Эс, исправно исчезающая сразу после занятий, вчера была замечена в “Bread Bar” с симпатичной блондинкой. Они пили фирменные коктейли сего заведения и о чем-то оживленно беседовали. Похоже, Эс не скучает в период затяжной ссоры с Би.”
На фотографии смеялись Серена и Лили, сидя напротив друг друга. Блэр с тоской посмотрела на веселящихся мать и дочь. Хотела бы она вот так же сходить вместе с Элеонор в какой-нибудь бар и беззаботно поболтать о проблемах, сплетнях и просто на отвлеченные темы. Вместо этого Элеонор уже которую неделю пропадала в Милане, из которого должна была лететь в Лондон, а оттуда в Париж… В общем, она должна была вернуться только в конце месяца, и до Блэр ей не было никакого дела.
А Си у нас не просто не скучает, он очень занят в последнее время. Спросите, мои обожаемые, кем? Ну что ж, вот полное досье. Ее зовут Люси Уилкерс, она совсем недавно переехала с родителями в Нью-Йорк и учится с недавнего времени в “Констанс Биллар”. Правда, запоминать эти сведения необязательно, ибо, как мы знаем, уже наступило утро и крошка Люси может открывать для себя Нью-Йорк в дальнейшем самостоятельно”.
Ниже шло фото Чака с этой девицей в каком-то полутемном баре. Он держал ее за руку, ласково ей ухмыляясь, и Блэр захотелось разбить телефон о подоконник. По-видимому, он вчера вернул себе душевное равновесие старым проверенным способом.
А наверно, забавно будет смотреться, если она сейчас кинется во двор с криком: “Ты с ней спал? Отвечай, мерзавец!”. Блэр грустно улыбнулась, представив эту картину, в конце концов, это только она вдруг неожиданно начала рассматривать его в качестве своего парня.
Из и Кей гуляли по “Бенделс”, жадно рассматривая новинки осенних коллекций, но почему-то ничего не прикупили. Что такое, девочки? Набранные килограммы мешают в полной мере насладиться жизнью? Или папы отобрали кредитки? Как хорошо, что у меня нет таких проблем, ведь у меня идеальная фигура и просто обожающий меня папа”.
Изабель и Кати зашептались между собой, Блэр уловила “дура отсталая” и “тварь недоделанная”. Боже мой, как грубо! Хотя Блэр с ними согласна.
Пи разбила телефон, стоя на Медисон-авеню, очевидцы говорили, что осколки разлетелись далеко от эпицентра ярости Пи. Дорогая, разве Би не учила тебе сдержанности? Поучись у нее, даже лучшую подругу бьет с непередаваемым изяществом леди”.
- Второй муж мамы настоял, чтобы мою комнату переделали под детскую для его ребенка, - пролепетала Пенелопа, оправдываясь. – Он меня просто достал устанавливанием своих порядков.
Вот и обнаружилось достоинство Элеонор, она хотя бы не замужем.
“Эйдж была замечена в кино с большим стаканом попкорна. Девочка новенькая в свите Би и, как я слышала, на испытательном сроке. Только этим можно объяснить поглощение попкорна, Боже упаси, на людях. Би стоит внимательно проследить за питанием своей свиты, да и за стилем тоже. У Эйдж совершенно отсутствует вкус”.
Хейзел покраснела под злорадными взглядами Пенелопы и Кати. Настроение Блэр опустилось еще ниже, больше всего она не любила, когда Сплетница давала ей советы.

Обегая взглядом.


Итак, сегодня утро среды, следовательно, все герои посетили родные учебные заведения. Эс, опустив глаза и стараясь не привлекать к себе внимания Би, прокралась по лестнице, бывшая предводительница теперь тише воды ниже травы. Также был замечен ее взгляд украдкой в сторону учеников “Сент Джуда”. Эс, вздыхаешь по тому неизвестному парню, имя которого мы даже не успели запомнить? Ну что ж, невидимка для тебя в самый раз, оба будете тенями скользить по коридорам.
Би пока спокойна, но ведь день только начинается. Как и прежде, Эн провожает ее несчастным взглядом, похоже, в королевстве его имя до сих пор под запретом. Его пытается утешить Си, но мы все знаем, что из него получается плохой утешитель. Си, не сбивай Эн с пути истинного, Би тебе этого не простит.
Поспешите с каким-нибудь скандальчиком, мне становится скучно
”.
Вот и пусть поскучает, решила Блэр. Тоже мне, нашла аниматоров, массовиков-затейников.

Ваши письма.


Дорогая Сплетница.
Я знаю, почему Би бросила Эн, он не поддержал ее начинаний в садомазохизме. На днях я была в клубе садомазохистов и увидела там ее, без сомнения, это была она.
Mayflower.

Дорогая Mayflower.
Последний раз я слышала такую бредовую сплетню о Би, когда говорили, что она собирается увеличить грудь. Ты можешь представить себе обожающую себя Би, с готовностью подставляющую голую попку под ремешок? Я нет, несмотря на мое богатое воображение. И кстати, не увлекайся садомазохизмом, я слышала, это приводит к травмам
”.
Блэр едва сдержала смех. Она и кожаная плетка? Забавный получится дуэт. А жертвой станет Чак… и Люси Уилкерс.
Дорогая Сплетница.
Пожалуйста, не пиши больше ничего плохого про Эс. Она мне так нравится, она такая добрая, гораздо добрее Би.
Violin.

Дорогая Violin.
На твоем бы месте я бы держала ротик на замке, по крайней мере, не стала бы разглашать свое настоящее имя. Мы обе знаем, что Би в гневе страшна, а ты наверняка ее разозлишь. Хотя, наверно, это будет даже интересно
”.
Violin… дурацкий ник. Да и сама девчонка не блещет умом, раз принимает сторону побежденной. Ну, пока не побежденной, но это ведь только до пятницы.
Блэр проверила входящие и с сожалением обнаружила, что сообщений нет. Бог его знает, что она надеялась там обнаружить. Быть может, Чак одумался и написал, что скучает… Так, это из другой оперы. Басс по ней скучает, ну разве не смешно?
Стоило звонку прозвенеть, как Серена скрылась в классе. Блэр с неохотой последовала ее примеру, пытаясь решить про себя, что же она ненавидит больше, алгебру или геометрию. Как же все-таки тяжело быть отличницей, и не прогуляешь ни разу.

¶¶¶


Миссис Томпсон была известна тем, что ко всему подходила обстоятельно. Она любила готовиться ко всему заранее, к нынешнему мероприятию, например, начали готовиться еще в прошлом году. Неделя высшего образования – это же чрезвычайно важное событие, провалить которое равносильно убийству профессиональной репутации.
Блэр Уолдорф, эта милая и ответственная девочка, была ее главной помощницей в этом нелегком деле. Все требования выполнялись моментально, об огромном количестве проблем миссис Томпсон можно было не беспокоиться и, кроме того, у девочки был отличный вкус. Наконец-то двор между корпусами будет элегантно украшен. Нет, поймите миссис Томпсон правильно, миссис Ван дер Вудсен тоже обладала восхитительным вкусом, но ее порой заносило. Куда лучше будет убрать многочисленные розы, от аромата которых наверняка разболится голова у гостей, и расставить во дворе вазы с букетами из орхидей и белоснежных калл, которые так изящно смотрятся.
- Значит, доктор Острофф придет на наше торжество? – миссис Томпсон отложила фотографии букетов.
- Да, он заверил меня и мистера Басса в том, что сможет выкроить время в своем плотном графике, - Блэр вежливо улыбнулась, гадая про себя, когда же можно будет уйти из душного кабинета.
- Ну что ж, это замечательно, - миссис Томпсон задумчиво посмотрела на телефон. – Я и не думала, что мистер Басс может быть таким ответственным.
- О, он может быть просто воплощением ответственности, - Блэр тщательно скрыла сарказм в голосе.
- В таком случае я и мистер Тисдейл не пожалеем, что назначили его сопровождающим представителя Йельского университета.
- Но ведь собеседование проходит как раз сейчас, - Блэр прикусила язык. Ей ли не знать, что такие вещи решаются заранее.
- Ох, собеседование устроили для того, чтобы решить, кому сопровождать представителя Дартмута, - миссис Томпсон махнула рукой.- На него подали заявку сразу двое. Хотя, наверно, мистер Тисдейл все-таки примет решение в пользу мистера Арчибальда, у него, конечно, ужасные оценки, но его отец был очень настойчив.
- А кто же второй? – из вежливого любопытства поинтересовалась Блэр. Ее совсем не удивило, что Нейт будет сопровождать представителя Дартмутского университета. Говард Арчибальд был убежден, что лучшего места, чем Дартмут, для его сына не сыскать.
- Мистер Дэниел Хамфри, между прочим, соперник мистера Басса в успеваемости. Они делят между собой первое место, - миссис Томпсон вздохнула. – Если бы у мистера Басса еще была бы репутация, как у мистера Хамфри, цены бы ему не было.
Хамфри, Хамфри… Что-то такое знакомое. Кажется, это старший брат Дженни, прославившийся на два дня тем, что поставил Чаку синяк под глазом и почти закрутил роман с Сереной. Тот несчастный моралист, убежденный, что он один в этом мире хороший, а все вокруг злые волки. Блэр скрыла улыбку. Интересно, Басс очень разозлится, узнав о том, что они оба занимают первое место по успеваемости? Наверняка преподаватели “Сент Джуд” будут крайне изумлены резким рывком Басса вперед.
- Я думаю, мистер Арчибальд будет наилучшим выбором, - Блэр улыбнулась. Ей ли не знать, как не хочет Нейт в Дартмут. Да и возможность навредить Хамфри… Можно будет потом как бы случайно упомянуть об этом в разговоре с Чаком и что-нибудь от него потребовать за отомщенную гематому. – Да, его оценки не на должном уровне, но он обязательно возьмется за ум.
- Мне бы вашу веру, мисс Уолдорф, - миссис Томпсон скептически на нее посмотрела. – Но думаю, вы правы, ссора с Говардом Арчибальдом “Сент Джуду” не нужна.
- Я могу идти, миссис Томпсон? – вежливо спросила Блэр, убирая бумаги в сумку.
- Да, мисс Уолдорф, это все. Думаю, до пятницы мы уже не увидимся, - миссис Томпсон улыбнулась, еще раз посмотрев на фотографии. – И ваши предложения по украшению двора бесценны. Я сейчас же закажу цветы.
- Всегда рада помочь, - просияла улыбкой Блэр. Да, она была не ответственна за интерьер, но, право, розы везде, где только можно… фи. А еще это лишний балл в глазах миссис Томпсон, которая и так молиться на нее готова, и возможность утереть нос Лили Ван дер Вудсен, которая, как мать врага, автоматически становилась врагом.
Она вышла из кабинета директора и поспешила во двор. До конца большой перемены еще пятнадцать минут, то есть спокойно можно выпить кофе.
Во дворе ее ждал еще один бесценный сюрприз. Фрейлины со стаканчиками кофе в руках растерянно смотрели на сидящую за тем столиком, где обычно сидели Блэр и компания… Люси Уилкерс. Блэр подняла брови. Их четверо, и ни у кого не хватило мозгов согнать это существо?
Внезапно Блэр слабо улыбнулась. Она вспомнила то фото в блоге Сплетницы, где счастливая Люси сидела в баре рядом с Чаком Бассом. Она не может предъявить претензии Бассу, но ей может отплатить эта замарашка. Да и вон Басс в противоположном углу двора, ухмыляясь и скрестив руки на груди, наблюдает за происходящим. Компания парней пересмеивалась и явно поддерживала Люси, их одобрение придавало ей уверенности. По крайней мере, она без всякого страха смотрела на фрейлин.
Блэр вышла во двор, и все взгляды тут же скрестились на ней. Стоит ей сейчас уступить, и трон потерян.
- Уилкерс, беги! - насмешливо крикнул Стивен Спенсер с другого конца двора.
- Сиди на месте, я на тебя пятьдесят долларов поставил! – Барт Венрих явно не желал уступать в споре.
- И что здесь происходит? – спокойно поинтересовалась Блэр, подходя ближе.
- Она заняла наш столик, - возмутилась Изабель.
- И не собирается уходить, хотя мы уже считали до трех, - вторила ей Пенелопа.
Блэр закатила глаза. Ну честное слово, как в детском саду!
- Я заняла этот столик первая. И здесь нигде не написано, что он ваш, - Уилкерс была уверена в своей правоте.
Блэр посмотрела на нее. Девушка упрямо вздернула подбородок, стремясь показать, что она вовсе не боится Блэр и иже с ней. Черт, таких надо давить.
- Дорогая, тебя не учили, что старшим надо уступать? – Блэр была сама любезность.
- Кажется, младшим, - слабо улыбнулась девушка.
Та-ак, совсем страх потеряла?
- По-моему, у тебя что-то с юбкой, - Блэр притворно-озабоченно нахмурилась. – Хейзел, кофе!
Хейзел вложила ей в руку стакан, который загодя был припасен для Блэр. Как жаль, кажется, кофе на сегодня отменяется. Хотя почему, Хейзел еще раз сбегает.
- С ней все в порядке, - Люси не поняла намека.
Блэр открыла стаканчик и выплеснула его содержимое на юбку девицы. Кофе, кажется, был горячим, ну да ничего, это отучит ее перечить.
- Да? – изумилась Блэр. – Сейчас тоже?
Люси открыла рот, а затем снова закрыла его. На глазах девушки выступили слезы, не то от боли, не то от унижения. Кругом раздались смешки и замелькали вспышки камер, снимая победно улыбающуюся Блэр и покрасневшую до корней волос Уилкерс.
- Если вовремя не застирать пятно, - доверительно сообщила ей Блэр, - оно может не отстираться вовсе. И если ты сейчас же не освободишь этот столик, как знать, где кофе окажется в следующий раз.
- Но это же глупо, - пролепетала Люси дрожащими губами. – Из-за какого-то столика, когда вокруг столько свободных мест…
- Видишь ли, дорогая, не тебе мне указывать, где сидеть, - отрезала Блэр. – Мне нравится этот столик и я буду сидеть здесь, а ты свободна.
Возможно, Люси была права, и это действительно было глупо. Но авторитет Блэр был дороже. Она невозмутимо села на столик, где только что были тетради Люси, и милостиво отпустила Хейзел за кофе. Сделав вид, что поправляет волосы, Блэр украдкой бросила взгляд в сторону мужской компании. Басс насмешливо что-то говорил приунывшему Венриху, не иначе советовал как избежать выплаты долга, Нейт рядом качал головой. Кажется, ему не понравилось поведение Блэр, ну да разве ее это волнует.
Басс подошел к ней спустя пять минут. Хейзел вернулась с новым стаканчиком кофе, и Блэр, чувствуя невероятное умиротворение, просматривала конспект по биологии. От недавней злости не осталось и следа, всего-то стоило выпустить пар.
- Получилось не очень красиво, Уолдорф, - Басс засунул руки в карманы.
- И почему ты так любишь высказывать свое мнение, когда тебя об этом не просят? – Блэр подняла глаза от тетради.
- Мне ее даже жаль, - юноша прищурился на солнце. – Но, скорее, я расстроен потерей пятидесяти долларов.
– Басс, что за неверие в мои силы? – Блэр фыркнула. – Даже не знаю, может, отомстить за это твоему шарфику.
Басс с опаской отступил на несколько шагов. С Уолдорф станется, испортить дизайнерскую вещь, существующую, между прочим, в единственном экземпляре.
- Расслабься, Басс, - усмехнулась Блэр. – Такой вкусный кофе не стоит тратить на ту жалкую тряпицу, которую ты называешь шарфиком.
- Не будь ты сегодня столь безупречно одета, я бы сказал, что ты ничего не понимаешь в моде.
- Я всегда безупречна, а не только сегодня.
Басс помолчал несколько секунд, оглянувшись на свою компанию. Интересно, что ему надо?
- На следующей перемене вывесят список сопровождающих, - обозначил Басс цель разговора. – Я так понимаю, моя фамилия будет напротив представителя Йеля?
- Правильно понимаешь, - Блэр довольно улыбнулась.
- Видишь ли, Уолдорф, из Принстона к нам направили женщину и говорят, она – настоящая тигрица, под стать университету, - Басс пожал плечами. – Сама понимаешь, я не могу такое пропустить.
- И что? – Блэр подобралась, почуяв опасность.
- Я хотел поменяться с тем, кто будет ее сопровождать, - пояснил Басс, и Блэр всерьез начала рассматривать вариант порчи шарфика кофе.
- Ты же знаешь, что это всего лишь слухи, - Блэр призвала себя успокоиться. – Приедет какая-нибудь почтенная дама, у которой примерно равны вес и количество достижений.
- Не скажи, я видел ее фото. Она потрясающая.
- А тебе обязательно сопровождать ее? Неужели ты не сможешь очаровать ее, будучи сопровождающим Йельского университета? Ты меня разочаровываешь, Басс.
- Но согласись, если я буду ее сопровождать и попутно ухаживать за ней, это многократно повысит мои шансы на ее приятное общество ночью. И потом, я когда-нибудь говорил, что мне важно тебя не разочаровать?
Блэр судорожно подыскивала еще один аргумент. Ясно же, что ему не столько интересна эта принстонская тигрица, сколько возможность отомстить ей за то, что все решила за него. Ладно, это будет последний раз, когда она просит помощи у этого субъекта.
- Басс, пожалуйста, - тихо сказала она. – Мне нужна твоя помощь.
- Я сделал все, что мог, - Басс нарочито развел руками.
- Мне нужно, чтобы рядом с представителем Йеля был ты. Серена наверняка попытается завладеть его вниманием, что для меня будет равносильно краху.
- Мне казалось, она хотела поступить в Браун.
- Из принципа Серена представит меня в не лучшем свете. Просто чтобы досадить.
- Ну-у, даже не знаю, - Басс оглянулся. – Развлекать меня вечером ты будешь?
- Обещаю, приду и расскажу тебе сказку на ночь.
- Сделаю вид, что заинтересовался предложением, - Басс не смог сдержать ухмылки. – Но в твоих интересах придумать что-нибудь более… захватывающее.
Блэр проводила его взглядом. Никто не мог дать гарантию, что Басс в итоге все-таки не поменяется, и это Блэр бесило. Вместе с тем перспектива рассказывать ему сказку на ночь приятно волновала, вот будет забавно, если она и правда прочитает ему что-нибудь из Шарля Перро. Но он все-таки мерзкий и лучше в дальнейшем все делать самой.
Возле кабинета биологии всхлипывала Люси в мокрой юбке. Блэр прошла мимо нее, сделав вид, что не заметила. Теперь Уилкерс для нее снова пустое место, не стоящее внимания. Вообще-то она и раньше этим была… пока не уступила уговорам Басса.
Да, сейчас можно честно самой себе в этом признаться. Блэр и вполовину бы не действовала так демонстративно, если бы во дворе не было Басса и вечером накануне Люси не была бы с ним. Скорее всего, Блэр просто наклонилась бы к девушке и тихо бы напугала ее до полусмерти. Но за ней наблюдали карие глаза и Блэр хотелось причинить девушке боль. Как хорошо, что никто не догадался об истинной причине ее поведения, в особенности обладатель этих самых глаз.




Сообщение отредактировал mio-mio - Понедельник, 23.09.2013, 20:28
 
CandleДата: Суббота, 14.04.2012, 18:27 | Сообщение # 17
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Признание седьмое.


Пьяный Нейт вознамерился исправить их отношения, но вместо этого уничтожил их окончательно, и Басс утешал ее после случившегося.

Что делать перед одним из самых ответственных мероприятий в жизни, когда к нему все уже готово? Костюм выбран, макияж и прическа продуманы, а официальная речь написана и отрепетирована до последней буковки. Остается только отвлечь себя от волнения.
Да, Блэр Уолдорф волновалась. Поймите ее правильно, она не раз произносила речь перед учениками “Констанс Биллар” и “Сент Джуд”, но на этот раз в зале будет человек, от которого (ну почти от которого) будет зависеть ее поступление в Йель. Да и представителям других университетов тоже хотелось бы понравиться, вдруг произойдет невозможное и Йель разрушит землетрясением.
Понимая, что в гордом одиночестве она просто сойдет с ума, Блэр организовала культурную программу, в которую входило посещение СПА-салона. Завтра она должна была предстать во всей прелести своих шестнадцати лет, а что, кроме хорошего массажа, для этого может быть лучше?
Для столь приятных процедур девушки с Верхнего Ист-Сайда всегда выбирали СПА-салон Mandarin Oriental в центре Time Warner, что находился прямо возле Центрального парка. Салон располагался на тридцатом пятом этаже, а от прекрасного шопинга в одном из лучших моллов города и прекрасного ужина, приготовленного прекрасным поваром, отделяла всего одна поездка на лифте. Естественно, шоппинг и ужин тоже значились в программе как приятное дополнение к уходу за собой.
Получив фирменные шлепанцы салона, декорированные орхидеями, (когда Элеонор привела сюда двенадцатилетнюю Блэр в первый раз, девочка даже подумывала тихонько их стащить), девушки прошли в сауну, оборудованную джакузи, инкрустированными под камень. Закомплексовавшие по поводу веса Кати и Изабель настояли на этом пункте, надеясь с помощью жара избавиться от лишних килограмм. Сплетница сколько угодно могла быть язвительной сволочью, но ведь брюки-то на Изабель позавчера не сошлись.
Блэр вытянулась в джакузи, с наслаждением расслабляясь в горячей воде. Это время будет посвящено только ей, а не мыслям о предстоящей вендетте Серене и Нейту и даже не о Бассе, который, кстати, так и не дал однозначного ответа, будет он сопровождать представителя Йельского университета или нет (что, в Принстоне перевелись мужчины? Обязательно надо было женщину присылать?). Девушка закрыла глаза, выбрасывая из головы все негативные мысли. Правило номер один полного расслабления: в голове должен быть один позитив.
- Надеюсь, здесь мне помогут, - Изабель все никак не могла отойти от вчерашней моральной травмы.
- Я тебе уже не раз говорила, у тебя нет лишнего веса, - раздраженно откликнулась Кати. – Просто ты вытащила брюки на три размера меньше.
- Ты меня совсем дурой считаешь? – возмутилась Изабель.
Кати промолчала, щадя самооценку Из. Блэр слабо улыбнулась, ответить, что ли, за нее?
- Завтра самый важный день в моей жизни, - Пенелопа дрожала так, что, кажется, ей были не нужны струи воздуха в джакузи. - Мама все время твердит, что я должна поступить в Гарвард, папа боится, что я его опозорю, а теперь к ним прибавился еще и отчим. Как будто мне без его нравоучений не над чем подумать.
- Тебе хотя бы есть от кого слушать нотации, - Изабель не прониклась ее горем. - Моему отцу плевать, он все время на съемках, а мама живет в Лондоне и звонит мне раз в месяц. Она даже не знает кем я мечтала стать в детстве.
- А кем? - Блэр приподняла голову. Они никогда не говорили о детстве друг друга и деталях биографий. Стыдно признаться, но Блэр почти ничего не знала о них кроме общих сведений.
- Я мечтала поехать на север спасать китов, - Изабель закрыла глаза. - Но сейчас я уже, конечно, никуда не поеду, там нет никаких условий для жизни.
- Но и там ведь живут люди, - съехидничала Кати. - Тебя просто пугает отсутствие Интернета и бутиков.
- Ты вообще в детстве мечтала стать проституткой, - Изабель была явно уязвлена.
Пенелопа и Хейзел дружно охнули, а Блэр распахнула глаза. Кем-кем?!
- Гейшей, сколько можно тебе повторять? - Кати резко села. - Гей-шей!
- А гейша - это проститутка, - безмятежно отозвалась Изабель.
- Гейши вовсе не проститутки, - Блэр уже привыкла все пояснять. - Они развлекают гостей беседами, танцами, игрой на музыкальных инструментах, ведением чайной церемонии, секс, как правило, дополнительная и достаточно редкая услуга. Между прочим, гейшам законодательно запретили оказывать подобные услуги за деньги.
- А почему их тогда все считают проститутками? - заинтересованно отозвалась Хейзел.
- После Второй мировой войны во время американской оккупации Японии солдаты называли гейшами девушек, которые им продавались, - Блэр снова закрыла глаза, расслабляясь. - А иногда девушки и сами себя называли гейшами, ими не являясь. Отсюда и пошло это мнение.
- В жизни бы не отличила гейшу от проститутки, - стояла на своем Изабель.
- Тебе и не надо, - обиженно пробурчала Кати. - Слава Богу, тебя развлекать мне бы не пришлось.
- Между прочим, отличить гейшу от проститутки очень просто, - Блэр раздраженно убрала прилипший ко лбу локон. - Проститутка повязывает кимоно спереди простым узлом, чтобы при необходимости быстро развязать, у гейши же кимоно подвязывается сзади и гораздо более сложным узлом, который не развязать без посторонней помощи.
- Говорят, Басс очень часто летает в Японию ради них, - Пенелопа понизила голос, как будто за дверьми их подслушивал вышеупомянутый любитель гейш. - Уж ему-то они наверняка оказывают такие услуги.
- Ему, по-моему, все оказывают такие услуги, - Блэр была раздражена сменой темы.
- Кстати, я тут такое слышала, - Хейзел наполовину высунулась из джакузи. - Басс и Арчибальд поссорились.
- Помирятся, - Блэр пожала плечами. Хотя уже сама новость о ссоре Басса и Арчибальда была сенсационной, сколько Блэр себя помнила, они ни разу не ссорились.
- Говорят, Арчибальд хотел все исправить в ваших отношениях, а Басс его отговаривал. Арчибальд психанул, но не отступился.
Блэр приподнялась. Что же это, она была слишком строга к Нейту? Он демонстрирует просто невероятную преданность. Может быть, он действительно раскаивается в том, что произошло? Нейт ведь не бессовестный подонок вроде Басса, он очень добрый и, как показывает опыт, преданный. Но Басс+ какой мерзкий интриган. Ладно же, стоит неделе высшего образования закончится, она ему устроит.
- Ну что ж, посмотрим, - Блэр старательно изобразила скуку. - Быть может, я сейчас приду домой, а меня будет ждать усыпанная лепестками роз постель и шампанское в ведерке со льдом.
- Би, а все-таки, что между вами произошло? - в голосе Кати прозвучала надежда. - Он начал защищать эту предательницу Серену?
- Именно, - Блэр ухватилась за эту версию. Знай они правду, она бы умерла со стыда. – Представляете, и это после того как она неожиданно сорвалась и уехала. Она мне не звонила, не писала, даже с днем рождения не поздравила! И его, между прочим, тоже.
- Даже не поздравила, - Пенелопа покачала головой. – А ведь называла себя твоей лучшей подругой.
- Я думаю, она уже во всем этом раскаивается, - Блэр прекратила этот разговор. Ей не хотелось обсуждать далее эту тему.
- Ты ее простишь? – полюбопытствовала Изабель. Блэр едва сдержалась, чтобы не фыркнуть. Простить?! Да ни за что!
- Поживем-увидим, - неопределенно отозвалась она и встала. – Между прочим, если долго лежать в горячей воде, то сердце может не выдержать.
Девушки поспешили за ней, заработать сердечный приступ не хотелось никому.

¶¶¶


Сияя, Блэр вошла в отчий дом с пакетами наперевес. Ей стоит чаще посвящать весь день себе, это приносит ни с чем не сравнимое удовольствие. Она чувствовала себя сейчас не на какой-то жалкий миллион, а на целых сто.
Что делает девушка с только что купленным нарядами? Конечно же, примеряет их, чтобы убедиться, что они действительно сидят идеально. Этим Блэр и занялась, особенно интересуясь черным комплектом от La Perla.
Она как раз вертелась в нем перед зеркалом, с каждой секундой все больше радуясь увиденному, когда услышала звук приехавшего лифта. Вслед за этим раздалось достаточно неожиданное звуковое сопровождение, а именно грохот и звук разбившегося стекла. Блэр быстро схватила халат и, накинув его, кинулась вниз. У Дороты, как назло, был выходной, поэтому дело с таинственным пришельцем Блэр придется иметь в одиночку.
Впрочем, пришелец оказался вовсе не таким таинственным. Возле перевернутого столика, на котором стояла ваза с цветами, в осколках этой самой вазы, воде и цветах копошился Нейт, пытаясь подняться. Как он не порезался, для Блэр оставалось загадкой, его руки упорно попадали на останки несчастной вазы.
- Нейт? – Блэр подняла брови. Юноша вскинул голову, пытаясь сфокусировать взгляд на ней. – Что ты здесь делаешь?
- Блэр, - Нейт расплылся в улыбке. – Я к тебе шел, шел и пришел.
- Можешь уходить обратно, - Блэр поморщилась. Таким пьяным она Нейта еще ни разу не видела. – Поговорим, когда ты… придешь в себя.
- Нет уж, я пришел и буду говорить, - с огромным трудом, держась за стену, но Нейт все-таки поднялся на ноги. – Блэр, мне без тебя плохо.
- По-моему, сейчас тебе очень хорошо, - Блэр поднялась на несколько ступенек.
- Бессердечная ты, - Нейт, пошатываясь, пошел к ней. – Побила Серену, а она вообще не виновата. Меня мучаешь уже который день.
- Ты еще скажи, что незаслуженно, - Блэр прищурилась.
- Конечно, - Нейт даже удивился. – Ты пойми, то, что было между мной и Сереной, оно просто… было. Мы оба уже забыли об этом, а ты все помнишь и помнишь.
- У тебя был год, чтобы забыть об этом, мне тоже нужно время. Да и судя по тому, что ты ее ждал в фойе отеля, ничего ты не забыл.
- Забыл, - Нейт топнул по нижней ступеньке. – Все забыл. И мне без тебя так плохо, все думаю, что не надо было этого с Сереной делать, а то ты меня все не прощаешь.
- Ты прав, не надо, - Блэр повернулась к нему спиной. – Иди домой, выспись как следует, потом поговорим.
- Нет, сейчас! – упрямство Нейта под воздействием алкоголя многократно возросло. – Я не уйду, пока ты меня не простишь.
- Уже простила, - отмахнулась Блэр, надеясь, что услышав вожделенную фразу, он уйдет.
Нейт ей не поверил и был прав. Он упрямо последовал за ней, спотыкаясь на каждой ступеньке. Блэр, нахмурившись, обернулась.
- Арчибальд, я неясно выразилась? Вон!
- Нет! – Нейт остановился в опасной близости от девушки. – Не уйду, пока не простишь.
- Я же сказала, что простила, - Блэр попятилась, испугавшись блеска в ее глазах.
- Простила бы, не называла меня Арчи… Арчибальдом, - Нейт икнул и поднялся на еще одну ступеньку. – Я же твой Нейти, твой любимый Нейти!
- Я знаю, Нейт, иди домой, - Блэр бросила взгляд на открытую дверь в свою комнату. Нейт сильнее ее и явно плохо сейчас соображает, что делает. Если она сейчас метнется в комнату и запрет дверь, не произойдет ничего, о чем он потом мог бы пожалеть.
- Ну, Блэр, - Нейт двинулся к ней. – Прости меня, пожалуйста.
- Прощу, если ты уйдешь, - Блэр начала отступать к двери.
- Нет, не простишь, - Нейт помотал головой, надвигаясь на нее с неумолимостью танка.
Блэр не знала, что он задумал, да и задумал ли что-нибудь, но этот маниакальный блеск в глазах пугал ее до чертиков. Ей хотелось скрыться, убежать, спрятаться так, чтобы он ее не нашел. Она метнулась к двери, но Нейт разгадал ее намерение и с неожиданной для пьяного ловкостью поймал ее за руку.
- Отпусти меня! – Блэр попыталась вырваться.
- Нет, ты должна меня выслушать! – Нейт втолкнул ее в комнату и закрыл дверь.
Блэр попятилась к кровати, схватив со стола телефон. Она еще не знала, что будет делать, то ли вызвать полицию, то ли Капитана, но ей было спокойнее, когда телефон был в руках. Нейт сейчас был в таком состоянии, что мог с ней сделать все, что угодно.
- Хорошо, я тебя слушаю, - Блэр изо всех сил старалась, чтобы голос не дрожал.
- Слушаешь? Это хорошо, - лицо Нейта исказила злость. – Ты бессердечная тварь! Ты унижаешь человека, который в несколько раз лучше тебя!
Блэр сглотнула. Такие речи она тоже должна ему простить?
- Мне казалось, ты пришел, чтобы я тебя простила.
– Я передумал, - Нейт схватил со стола их фотографию в стеклянной рамочке и швырнул ее в стену. Рамочка столкновения со стеной не выдержала и разлетелась на осколки. – Теперь я хочу сказать, что на самом деле думаю. Ты прекрасно знаешь, что Серена во всех отношениях лучше тебя и тебе никогда не получить того, что есть у нее, поэтому ты ей завидуешь!
Блэр прижалась спиной к столбику кровати, закусив губу. Девушку трясло, он бил по-больному, разрывая что-то внутри нее в клочья. Она пыталась напомнить себе, что он пьян, не осознает, что говорит, но слова все равно долетали до сознания.
- Все любят Серену, а тебя просто боятся! Она замечательная, такая, какой тебе никогда не стать! – юноша скинул со стола вазу с цветами. – Но ты ее унижаешь, ты всю школу заставила ее игнорировать! А Серена просто слишком благородна, чтобы опускаться до твоего уровня!
В горле Блэр пересохло. Он должен уйти, должен! Но сам Нейт не уйдет, его должен кто-то забрать. Господи, если он скажет сейчас еще что-нибудь в таком же духе, она позвонит в полицию!
- И я ничуть не жалею о том, что сделал, я бы с удовольствием повторил! А ты… ты никому не нужна, даже Чак ни разу не посмотрел в твою сторону! – Нейт помедлил, а затем сбросил со стола учебники Блэр. – Все твои мечтания о нашей идеальной жизни… бред! Я в жизни не женюсь на такой как ты!
Телефон в руке Блэр завибрировал и она опустила глаза, удивляясь какому-то отупению во всем теле. Нейт словно проговаривал ее тайные мысли, которые не раз ее терзали. Хотя вот кто может его забрать. Басс!
Девушка метнулась в ванную и успела запереть дверь. Разъяренный Нейт обрушил на дверь серию сокрушительных ударов, однако дерево, слава Богу, выдержало. На несколько секунд все стихло, а затем он явно начал разорять ее гардероб.
Блэр быстро набрала номер Басса, судорожно дыша. Нет, хотя бы при Бассе она сохранит остатки гордости.
- Слушаю, - он ответил почти сразу же.
- Нейт напился и пришел ко мне домой, - Блэр несколько раз глубоко вздохнула, с силой сжав кулак. – Ты должен его забрать.
- Неужели Железной Дороте не удалось его выгнать? – Басс насмешливо фыркнул.
- У нее выходной, - Господи, неужели он не может хоть раз сделать так, как просят? – Приезжай и забери его.
Возможно, он бы продолжил препираться, и дело закончилось тем, что Блэр расплакалась бы, но тут раздался отнюдь не тихий грохот. Нейт не смирился с тем, что Блэр заперлась в ванной и снова начал истязать дверь.
- Уолдорф, а что это за грохот? – подозрительно спросил Басс.
- Приезжай и забери его, - повторила Блэр и повесила трубку.
- Выходи немедленно! – Нейт, казалось, обрушился на дверь всем телом.
Тут Блэр и совершила свою главную ошибку. Вместо того, чтобы отсиживаться в ванной и ждать, пока не приедет спаситель Басс, она открыла дверь в надежде, что Нейт выдохся и хочет просто поговорить. Однако юноша, видимо, растерял все настроение разговаривать, он схватил ее за локоть и потащил к кровати.
- Отпусти! – донельзя испуганная Блэр вонзила ногти в его руку, чем разозлила его еще больше.
- Ты этого хотела? Ты это получишь! – Нейт швырнул ее на кровать.
Халат Блэр взметнулся к талии, в ужасе понимая, что ее первый раз может быть вовсе не таким особенным, как ей мечталось, она перекатилась на противоположную сторону кровати и быстро вскочила. Это уже не шутки, он не оставит ее в покое. Судорожно запахнув халат, Блэр начала искать пути к отступлению, стараясь не отводить взгляда от Нейта.
- Да ладно тебе, Блэр, ты же хотела, чтобы я был твоим первым, - Нейт начал обходить кровать. – Не бойся, это не так страшно.
- Нейт, иди домой, утром поговорим, - почти прошептала Блэр, отступая к столу.
- Мы с тобой больше не будем разговаривать, ты обидела Серену, - стоял на своем Нейт. – Блэр, ты хоть понимаешь, какая ты плохая?
Он остановился, грустно глядя на нее. Ясно, от разрушающей ярости Нейт перешел к пьяной грусти. Блэр прижалась спиной к столу, чувствуя легкое облегчение. Может, ей удастся продержаться до приезда Басса? Но на его вопрос Блэр отвечать не будет, ни за что.
- Я хотел всего лишь все исправить, но ты меня даже не выслушала, - Нейт сокрушенно покачал головой. – Блэр, Блэр, ты просто бессердечна.
Они стояли друг напротив друга, не нарушая повисшую тишину Блэр, дрожа, цеплялась за стол, борясь со слезами и стараясь не вспоминать его слова, а Нейт горестно качал головой. Кажется, он больше не собирался бушевать и уже думал где бы преклонить свою буйную головушку на ночь. Боясь спровоцировать его, Блэр не шевелилась, про себя она молилась, чтобы Басс приехал быстро.
- Уолдорф? – раздался снизу благословенный голос. – Где вы?
- В моей комнате! – крикнула Блэр, напряженно глядя на Нейта, который, казалось, уже потерял к ней весь интерес.
Басс появился на пороге и на удивление воздержался от комментариев. Он окинул взглядом разгромленную комнату и жмущуюся к столу Блэр и молча подошел к Нейту.
- Чак, - Нейт нисколько не удивился его появлению. В его пьяном мире и Чак мог неожиданно появиться в комнате Блэр, и розовый слоник выйти из-за угла, - я хотел, чтобы все было по-прежнему.
- Я понимаю, друг, - Чак обнял его за плечи, - пойдем.
- Я хотел, чтобы мы снова были вместе, чтобы Блэр и Серена снова дружили, - Нейт чуть не плакал, - но Блэр не стала меня слушать, она меня не простила.
- Она тебя обязательно простит, - Басс потянул юношу к выходу. – Поехали ко мне.
Уводя Нейта, он даже не оглянулся, чтобы удостовериться, что с Блэр все в порядке. Хотя все было далеко не в порядке, слова Нейта горели в сознании. Девушка выдохнула, услышав звук отъехавшего лифта, и, стараясь не наступить на осколки, подошла к разбитой рамочке. Почему-то Блэр решила начать уборку именно с нее. Уборкой это, конечно, сложно будет назвать, Блэр даже не знала, где у них пылесос или хотя бы веник и совок. Она опустилась на колени и начала собирать осколки, едва обращая внимание на жжение в глазах. Нейт сделал много не самых красивых вещей за все время их знакомства, но ничто не сравнится с этим.
Один из осколков выскользнул из дрожащих пальцев и полоснул по ладони. Блэр смотрела на красные капли, выступившие на руке, почти не ощущая жгучей боли. Как символично, Нейт словно бы разбил все, что у них было и сейчас перед ней лежали осколки, оставившие в ее сердце кровоточащий след. Поэтично до тошноты.
- Уолдорф, случившееся – не повод повторять мое бесславное деяние, - раздался над ней насмешливый голос.
Блэр впервые в жизни не нашла, что ему ответить. Ну почему именно Басс оказался рядом с ней, эта бесчувственная думающая только о себе скотина? Которая, как ни крути, спасла ее. Блэр даже не подняла головы, боясь увидеть на его лице выражение “а я ему говорил”.
- Блэр, не надо, - девушка вздрогнула, почувствовав на плечах теплые руки. Оказывается, Басс опустился рядом на корточки. – Не принимай это всерьез.
- Я считала его своей судьбой, - Блэр сдалась. Она разрыдалась и почувствовала, как Басс притягивает ее к себе. – Я любила его, мечтала создать с ним идеальную семью.
- Знаю, Блэр, - Басс начал поглаживать ее по волосам.
- А он наговорил мне такое. И не говори, что он был пьян, он наконец-то высказал то, что так долго скрывал.
Сейчас Блэр уже не волновало как она выглядит в его глазах. Она цеплялась за воротничок его рубашки, всхлипывая и дрожа. Басс поглаживал ее по волосам и плечам, шепча что-то успокаивающее. Кто бы мог подумать, что из него получится такой прекрасный утешитель?
А ведь это второй раз, когда они прикасаются друг к другу и на этот раз они зашли куда дальше, чем переплетенные пальцы. Правда, сейчас их объятия вовсе не свидетельствовали о любви. Хотя…
Выплакавшись, Блэр не спешила отстраняться от Басса, удивительным образом в его руках было уютно. Когда-то давно, когда им с Нейтом было по тринадцать и у них все только начиналось, ей было также уютно в его объятиях, но то чувство защищенности исчезло с годами. Сейчас Блэр снова ощущала его, только объятия были уже другие, человека, от которого меньше всего можно было этого ожидать. Она вдохнула аромат туалетной воды Басса, с удивлением отмечая, что он ей нравится. Challenge от Lacoste, помнится, именно его она хотела подарить Нейту, но Нейт категорически его забраковал. И правильно, этот запах ему не подходит. Зато для Басса он был идеален, Басс всю жизнь кому-то бросал вызов, боролся и доказывал всем, что он лучший. Может, именно такой ей и нужен, сильный, упрямый, всегда добивающийся своего и невероятно уверенный в себе? Боже, о чем она думает, она только что рассталась с любовью всей своей жизни.
Блэр отстранилась, вытирая мокрые щеки и стараясь не смотреть Бассу в глаза. Он поднялся на ноги и протянул ей руку.
- Где у тебя йод или перекись водорода? – из голоса исчезла насмешка, Басс был серьезен как никогда.
- В ванной, - Блэр с его помощью встала. – А зачем тебе?
- Ты порезалась, - Басс кивнул на ее руку. Блэр опустила глаза на ранку на ладони, только сейчас почувствовав боль. – Оставь все это Дороте, она справится с этим лучше, чем ты.
Странно, но Блэр нисколько не обиделась на его слова. Басс вовсе не хотел ее обидеть или унизить, он просто отмечал очевидный факт.
- Где Нейт? – Блэр пошла за ним в ванную, стараясь не испачкать белый халат кровью.
- В моем лимузине, уснул. Мне его еще до номера тащить, - Чак вздохнул, открывая шкафчик. – Я вернулся тебя проверить.
- Спасибо, - пробормотала Блэр, впервые в жизни смутившись в его присутствии. – Все это… я не ожидала этого от Нейта.
- Ему категорически нельзя пить, - Басс пожал плечами, доставая бутылочку перекиси и ватный диск. – Надеюсь, если ты один день проживешь без повязки на руке, у тебя не случится заражения крови.
Блэр тоже на это надеялась. Перебинтованная рука совсем не подходила к ее идеальному завтрашнему образу, слишком много вопросов это вызовет. Порез на ладони еще можно как-то скрыть, но вот бинт на руке…
Басс вылил на ватный диск немного перекиси и осторожно взял ее за руку. Блэр было и неловко, и приятно одновременно. Быть может, это единственная возможность увидеть такого Басса, сосредоточенного и заботливого. Во всяком случае у нее.
Боль обожгла ладонь, и Блэр, охнув, попыталась отдернуть руку. Однако Басс был сильнее, его пальцы мягко, но настойчиво обхватили запястье.
- Прости, - негромко сказал он, куда осторожнее протирая кожу вокруг пореза. – Кстати, неплохой комплект, тебе идет.
Господи, в вырезе халата видна ее грудь. Блэр поспешно запахнулась поплотнее, покраснев. Быть может, она когда-то и собиралась соблазнить Басса, но сейчас для этого не время.
Басс усмехнулся, выкинув использованный ватный диск в ведро. Сунув бутылочку в шкафчик, он повернулся к ней.
- Пойдем, тебе надо выспаться. Завтра у всех нас репетиция Судного дня.
Блэр слабо улыбнулась. У Басса определенно был талант разряжать обстановку.
- Хочешь, я посижу с тобой? – предложил он, поднимая перевернутый стул. – Могу и полежать.
- Нет, - Блэр закатила глаза. Все-таки Басс неисправим. – Просто не спускай с Нейта глаз. Если он вернется ночью, я вызову полицию.
- Приму к сведению, - Басс пожал плечами и пошел к двери. – Спокойной ночи, Уолдорф.
- Спокойной ночи, Басс, - Блэр поколебалась несколько секунд. – И спасибо.
- Всегда пожалуйста, - Басс помахал ей рукой и скрылся в коридоре.
Блэр села на кровать, осматривая ущерб. Ваза и несколько рамочек с фотографиями разбиты, учебники вперемешку с несколькими ее платьями и туфлями на полу, вдобавок Нейт ее чуть не изнасиловал… Да уж, если кто-нибудь узнает о том, что здесь произошло, насмешек потом не оберешься, поэтому это она унесет в могилу. Да и свои мысли и воспоминания о милом заботливом Бассе тоже.
Она забралась под одеяло, борясь со слезами. Такой радужный день утонул в серых тонах обиды и боли.




Сообщение отредактировал mio-mio - Понедельник, 23.09.2013, 20:29
 
CandleДата: Суббота, 14.04.2012, 18:27 | Сообщение # 18
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Признание восьмое.


Она едва не проговорилась Чаку Бассу о своих чувствах.

Пятница – кульминация недели высшего образования, последний шанс повлиять на мнение представителей университетов. Именно от их мнения и мнения профессора, который будет проводить собеседование, в том числе будет зависеть поступление в университет. Сейчас представителей университетов осаждали родители, расписывавшее свое чадо в самых лучших красках, и сами ученики в надежде понравиться. Увы, человеческая память просто неспособна вместить такое количество лиц и имен, поэтому бедолаги запоминали только сопровождающих, тех, кто выступали на сцене, ну и, может, пару-тройку учеников, которых представлял директор. Блэр Уолдорф могла не беспокоиться, она, всегда имевшая в запасе план Б, подготовила почву основательно. Чак Басс, который, к слову, мог совершенно спокойно теперь поступать в два университета (представители Йельского и Принстонского университетов были просто в восторге от его галантности и обаяния) представил ее в самом выгодном свете, а затем свое веское слово добавила миссис Томпсон. Теперь Блэр пробиралась к сцене, чтобы ее запомнили представители и других университетов. Опять же согласно плану Б. Ну и для более приятной миссии.
- Можно минуточку внимания? – она подошла к краю сцены. – Добро пожаловать на вечер в “Констанс Биллар” и “Сент Джуд”. Я Блэр Уолдорф, глава комитета по благотворительности.
Раздались вежливые аплодисменты, а Блэр нашла глазами Серену. Заметив на себе взгляд бывшей подруги, Серена мгновенно заняла себя разговором с представителем Брауна. Ну ничего, сейчас Блэр станет единственной, кто будет занимать все ее мысли.
- Ежегодно наши школы выбирают благотворительное учреждение, и в этом году мы решили отметить деятельность центра “Острофф”.
Снова аплодисменты, а Блэр с мстительным наслаждением наблюдала, как Серена торопливо пробирается сквозь толпу к матери и брату. Ох, дорогая, теперь тебя не спасет даже мама.
- На этот раз выбор личный. Центр помог одной из нас. Благодаря вашей программе помощи юным алкоголикам и наркоманам здесь с нами находится здоровая и трезвая ученица, - объявила Блэр, едва сдерживая ликование, и не удержалась от шпильки. – По крайней мере, пока что. Позвольте пригласить на сцену Серену Ван дер Вудсен.
Вслед за этими словами повисла напряженная тишина. Только что кумушкам Верхнего Ист-Сайда практически официально подтвердили, что Серена Ван дер Вудсен не училась этот год ни в каком интернате, а все оказалось именно так, как они думали. А Лили-то всем лгала насчет интерната. Да с репутацией ее дочери… совсем неудивительно, что ей пришлось лечь в “Острофф”. Впрочем, кто осудит Лили Ван дер Вудсен, на ее месте поступила бы так любая мать, упустившая своего ребенка, но не желающая разрушить его будущее. И, конечно же, свою репутацию.
С лица Блэр исчезла вежливая улыбка, она выжидающе посмотрела на Серену. Насколько Блэр ее знала, Серена не из тех, кто пугливо прячется под юбку матери (в основном, потому, что этой самой юбки почти никогда не было рядом). Затем ее взгляд упал на Чака, от его восхищенной ухмылки и одобрительного взгляда за спиной как будто выросли крылья. Когда-то давно, когда отец смотрел на нее полными гордости глазами, Блэр чувствовала себя так же. Она слабо улыбнулась Бассу и тот подмигнул ей. Кажется, сейчас Блэр доставила ему истинное удовольствие, ведь он понятия не имел, что именно хочет сделать Блэр для уничтожения Серены.
К сцене неожиданно рванулся Эрик, но Серена и Лили остановили его. Блэр вздрогнула, ей ли не знать о нежных отношениях брата и сестры. Сейчас этот балбес малолетний все испортит. Но нет, к сцене пошла Серена, можно перевести дух.
- Не пытайся отрицать, Чак тебя видел, - едва слышно прошептала Блэр и отступила назад. Серена заняла ее место, растерянно глядя на присутствующих.
- Здравствуйте, я Серена Ван дер Вудсен. Я хочу поблагодарить мою подругу, Блэр Уолдорф, - девушка обернулась к Блэр, которая ответила вежливой улыбкой, - за признание центра “Острофф” и его замечательной деятельности. Спасибо, Блэр.
Она захлопала, а вслед за ней начали хлопать и остальные. Блэр притворно смутилась, украдкой бросив взгляд на Басса. Он с ухмылкой слушал Серену, порой бросая взгляды на нее. Господи, неужели он ею… восхищается?
- Одна из главных вещей, которым я научилась в центре, - прощение, - Серена начала заламывать пальцы, что говорило о крайней степени волнения. – Чтобы продвигаться в будущее, мы должны простить тех, кто обидел нас в прошлом, и сами попросить прощения у тех, кого обидели. Если мы не будем уметь прощать…
Так, пора заканчивать эту сопливую болтовню. Научилась прощать – замечательно, значит, простит эту маленькую шалость. А Блэр еще подумает прежде, чем просить у нее прощения и прощать ли ее самой.
- Спасибо, Серена, спасибо, - она практически столкнула девушку со сцены.
Серена спустилась со сцены, стараясь не смотреть никому в глаза. Впрочем, это было излишне, все и так отводили взгляды. На Верхнем Ист-Сайде не любят сбитых летчиков.
- А сейчас я хочу пригласить на сцену доктора Остроффа, - Блэр прекрасно знала, что сияет сейчас точно рождественская ель.
На сцену поднялся седоватый импозантный мужчина, и Блэр передела ему конверт с собранной суммой. Он терпеливо пережидал волну аплодисментов, явно намереваясь что-то сказать. Пусть говорит, Блэр была вовсе не против.
- Огромное спасибо вашим школам за признание нашей деятельности, - доктор улыбнулся присутствующим. – Мы получили достаточно много наград, но эта, безусловно, самая приятная. Наш центр помогает очень многим и, если вам понадобится помощь, в нашей клинике вы всегда ее получите, причем самую квалифицированную и своевременную.
Под вежливые хлопки он наклонился к Блэр. Девушка подвинулась чуть ближе, не стоит всем вокруг знать о явно приватной информации.
- Мисс Ван дер Вудсен никогда не лежала в нашей клинике, - тихо проговорил он.
Ой-ой, только не вслух. Блэр подобралась, хлопая в два раза громче. Если он сейчас объявит во всеуслышание, что Серена вовсе не была алкоголичкой и наркоманкой, то поставит Блэр в глупое положение. Нет, ушел со сцены, какое облегчение.
Блэр спустилась, напряженно следя за доктором. Он пошел к выходу, по-видимому, решив, что его дела здесь завершены. Вот и слава Богу, пусть уезжает.
- Крошка Блэр, что случилось? – Чак, не знавший причины ее волнения, был безмятежен. – По-моему, сейчас ты должна себя чувствовать как минимум королевой Великобритании.
- Серена никогда не лежала в “Остроффе”, - едва слышно прошептала Блэр.
- Я ее лично там видел. Не уборщицей же она там работает.
- Как знать, как знать. От Серены всего можно ожидать.
Они бы еще продолжили обсуждение, но Блэр поспешил выразить свое восхищение представитель Йельского университета. А затем к ней решительно подошла Серена, явно стремящаяся высказать свое “фи”.
- Блэр, что это означает?
- Извините нас, - Блэр поспешила увести Серену как можно дальше.
- Теперь все в порядке? Мы квиты?
Квиты? Она что, шутит?
- Нет, - отчеканила Блэр. – Что бы я ни сделала, ничто не может быть хуже того, что сделала ты.
- Я прошу тебя, пожалуйста, - взмолилась Серена. – Я остановлюсь, если остановишься ты.
Она угрожает? Серена, которой светит Нью-Йоркский университет?! Угрожает Блэр, без пяти минут студентке Йеля? Вот это новости!
- Ты говоришь так потому, что сегодня проиграла. И будешь продолжать проигрывать, - Блэр вздохнула. – А теперь извини, у меня есть будущее, о котором надо позаботиться.
Она прошла мимо едва сдерживающей слезы Серены, ликуя. Блэр Уолдорф на коне, один враг уже ползает, другой… о другом можно подумать потом. Нейт смотрел на нее глазами побитого щенка все утро, но подойти и хотя бы извиниться так и не решился. Басс говорил, что проспавшись и вспомнив, что натворил, он едва не разрыдался, да только Блэр-то от этого не легче.
Она и понятия не имела, что сегодня Серена обретет почти такую же важную, как высшее образование, вещь. Ее будут любить такую, какая она есть. И пусть эта любовь продлится недолго, но она оставит неизгладимый след в сердце девушки. Блэр же пока об этом приходилось только мечтать.
Хотя думала она сейчас не об этом. Сияющая девушка чувствовала свое превосходство над Кати и Изабель, представитель Йеля наверняка выучил ее имя назубок, зато представительница Принстона, куда так рвались девушки, была целиком и полностью занята Чаком. Блэр старалась не смотреть в их сторону, неприятно видеть воркующего о чем-то Басса. Впервые ей захотелось быть на месте его избранницы. Эта-то не продержится дольше одной ночи, но вот Блэр, которая не упускает то, на что положила глаз…
Из задумчивости ее вывел голос Эрика, попросивший минутку с ним поговорить. Судя по его лицу, сейчас Блэр предстоит выслушать лекцию а-ля “как ты могла так поступить с Сереной”.
Они вошли в пустую столовую, откуда все столы и стулья вынесли во двор. Здесь гуляло эхо, наверно, поэтому слова Эрика показались Блэр такими громогласными.
- Серена не лечится в “Остроффе”, - сообщил Эрик уже не новую информацию.
- Эрик, ты всегда был милым мальчиком, я понимаю, ты хочешь защитить сестру…
- Я лечусь, - перебил ее Эрик.
- Я никогда не видела тебя пьющим, - Блэр едва сдержала смех.
- Я не алкоголик. Я сделал вот это.
Блэр смотрела на рубец, почти такой же, как на руке Басса (разве что у Басса он был повыше и подлиннее), и чувствовала, что пол уходит из-под ног. Слова доктора о парне с диагнозом таким же, как у Чака, обрели смысл. Но кто бы мог подумать, самое младшее и самое разумное существо из них всех?
- И сегодня Серена защищала меня, - припечатал ее Эрик.
Блэр растерянно смотрела на пол, не зная, что сказать. То, что она сделала, уже не исправить никакими словами или действиями. Впервые Блэр чувствовала себя так отвратительно.
- Эрик… я…
- Не могла такого вообразить, - прервал ее блеяние парнишка. – Должно быть, это шок для той, кто считает себя всезнайкой.
Он прошел мимо, едва не задев ее плечом. Блэр почувствовала, как глазам стало горячо, уже в который раз за эту неделю. Суицид или смерть близких – то единственное, что Блэр предпочитала не затрагивать. Возможно, потому, что слишком хорошо знала и состояние, в котором можно совершить первое, и боль при втором. Но сейчас она невольно вырвала эту тему на поверхность, заставив пострадать невинного человека.
Кроме того, Серена поступила очень благородно, а вот как поступит в этой ситуации Блэр? Для Серены здесь не существовало вопросов, между будущим в университете Лиги плюща и братом она выбрала брата. А вот Блэр не могла сходу ответить на этот вопрос и поэтому чувствовала себя еще ужаснее.
- Что здесь происходит? – раздался рядом спокойный голос Басса. Сейчас Блэр, как ни странно, предпочла бы его воркующим с принстонской престарелой тигрицей.
- Ничего, - Блэр взяла себя в руки.
- Да перестань, неужели речь Эрика тебя затронула? – изумился Басс. – Блэр, Серена всего-то получила по заслугам, согласись.
- Серена никогда не лечилась в “Остроффе”, там лечится Эрик, - Блэр повернулась к юноше, надеясь, что он почувствует себя так же отвратительно, как и она. – Помнишь, доктор говорил о том, что сейчас у них лежит парень с таким же диагнозом, как у тебя?
- Эрик, - Басс изумленно поднял брови. – Кто бы мог подумать.
- Вот именно, Басс. Понимаешь теперь, как ужасно я себя чувствую?
- Блэр, мы оба знаем, что Серена выкрутится, - он поставил стакан с колой на единственный оставшийся в помещении стол. – Взмах ресницами, очаровательная улыбка и – вуаля! – университет в кармане. Так что пока наслаждайся победой.
- Это не та победа, которой можно наслаждаться, и мы оба это знаем, - Блэр пошла к выходу.
- Хорошо, давай отметим твое почти поступление в Йель, - не растерялся Басс. Блэр остановилась, он что, приглашает ее в ресторан? – Любой ресторан или бар в пределах Манхэттена, в остальных районах сплошная антисанитария.
Блэр задумалась. Ей больше всего хотелось забыть то, что она сегодня натворила, а лучшего средства, чем алкоголь, для этого еще не придумали. Но напиваться с Бассом… как бы это не закончилось чем-нибудь плохим. Хотя начать можно с ним, а продолжить дома, в одиночестве.
- Как ты относишься к греческой кухне? – Блэр поправила пиджак.
- Скажем так, не вижу причины от нее отказываться, - Басс предложил ей руку.
Блэр приняла ее, ничуть не заботясь о волне сплетен и вообще о том, что раньше терпеть не могла Басса. Хуже человека, чем она, нет на всем белом свете, так не все равно ли, с кем она поедет в ресторан?
Estiatorio Milos Блэр открыла год назад, когда в последний раз гуляла с Сереной. Каким ветром их занесло в Вест-Сайд, Блэр уже и не помнит, но с Сереной можно было ничему не удивляться. Проголодавшись, они забежали в первый попавшийся ресторан, которым и оказался Estiatorio Milos. Впоследствии Блэр часто приводила сюда Кати и Изабель, именно здесь подавали божественный овощной салат и невероятные отбивные из колорадского ягненка. А уж ее любимый пирог с грецким орехом, подаваемый с мороженым, здесь пекли так, как ни в одном городе мира.
Басс оказался настоящим джентльменом, он открыл перед ней дверь ресторана и отодвинул стул, помогая ей сесть. Интересно, именно благодаря этим приемам все падают в его постель? А наутро дымка очарования слетает, и оказывается, что он циничный и ядовитый змей, воспользовавшийся твоим телом. Точно так же, как преобразилась сейчас Блэр из милой ответственной девушки в редкостную стерву.
- Виски здесь не подают, - Басс цокнул языком, просматривая меню. – Какое упущение с их стороны.
- Басс, еще слишком рано для виски, - Блэр покачала головой.
- Зато для вина в самый раз. Я так понимаю, ты предпочтешь десертное?
- Да, “Мавродафне” (вино темно-рубинового цвета с мягкими переливами, сладкий, бархатистый вкус с легким шоколадным оттенком и пышный букет с тонами чернослива и изюма – прим. авт.), - Блэр перелистнула меню на страницу десертов.
- Ну а я “Сансер Ле Шен” (светло-соломенного цвета с золотистыми бликами, в аромате чувствуются нотки свежего винограда и груши, вкус яркий, освежающий, фруктовый, с оттенками белой груши – прим. авт.). Ограничимся только вином или что-нибудь закажем?
- Даже не надейся, что тебе удастся меня напоить, - усмехнулась Блэр. – Я буду каридопиту (греческий ореховый пирог – прим. авт.).
- Я не привык отступать, - подмигнул ей Басс, жестом подзывая официанта.
Блэр стоило бы насторожиться, кажется, Басс был твердо намерен ее соблазнить, но эта мысль показалась девушке абсурдной. С чего бы вдруг Басс, которого она почти всю жизнь раздражала, начал так себя вести? Была бы на ее месте Серена, он бы уже из кожи выпрыгнул, надеясь заманить ее в свой номер. Впрочем, была бы на ее месте Серена, она бы этому не сопротивлялась.
- Ну что, с Серены хватит или ты еще что-нибудь придумаешь? – Басс откинулся на спинку стула, совесть его явно не мучила.
- А что у нее теперь осталось, разве что жизнь, - Блэр пожала плечами. – Но я все-таки не настолько жестока. И потом… не могу так больше.
- Как? – Басс невзначай скользнул взглядом по проходящей мимо официантке. Если случится невозможное и он решится все-таки жениться, его жене придется несладко.
- Эта злость… она как будто сжигает меня изнутри, - Блэр стиснула пальцы. – Знаю, звучит глупо, но это так. Мне ее не хватает, одиноко, как будто лишилась сестры-близняшки.
- Сколько себя помню, вы все время соперничали, - юноша поднял брови.
- Такие уж мы, всю жизнь следили, у кого на тарелке кусок слаще, - она усмехнулась, вспоминая те веселые и беззаботные времена. – И вместе с тем я знала, что она никогда меня не предаст. А я…
- То есть то, что было между ней и Нейтом, это не предательство?
- Они оба были пьяны, не вполне осознавали, что делали, - заметив недоуменный взгляд Басса, Блэр пояснила: - Я успокоилась и поэтому сейчас мыслю ясно. Знаешь, я, наверно, должна быть ей благодарна, если бы не эта история, я бы так и продолжала верить, что Нейт безумно меня любит.
- Неужели вчера ты поверила его пьяному бреду? – Басс насмешливо посмотрел на нее.
- А почему нет? Он был пьян, а значит, искренен, - Блэр скомкала салфетку. – В любом случае, суть я уловила. Дело ведь не только в Серене, он просто хочет прекратить наши отношения.
- Я бы не был столь категоричен, - Басс явно хотел продолжить, но помешал официант, принесший заказ.
Блэр смотрела на рубиновое вино, льющееся в бокал, в который раз думая о том, правильное ли решение она приняла прошлой ночью. С одной стороны, мечта детства, яркая, продуманная до мелочей, с другой – одно горькое унижение за другим. Когда-то должен был наступить предел, и это случилось прошлым вечером. Пусть главная деталь мечты исчезла, но ее ведь можно заменить другой, точнее, другим. Тем, кто действительно будет ее любить.
Чувствовала она себя сейчас странно. Горечь и боль от расставания с первой любовью (что бы там ни происходило между ними, Блэр Нейта любила) мешались с интересом к другому человеку. Именно так начиналась их история с Нейтом: взаимный интерес, переросший в привязанность, затем в любовь (по крайней мере, с одной стороны). Блэр сейчас тянуло к Чаку, и эта тяга пугала своей неизведанностью и опасностью, но была такой сильной.
- То есть больше вы не будете вместе? – Басс покрутил в пальцах бокал.
- Поверь, дальше будет только хуже, - Блэр невесело улыбнулась. – Мы снова будем вяло копошиться рядом друг с другом, ходить вокруг да около, пока однажды не поймем, что мы просто устали друг от друга и ничего друг к другу больше не чувствуем, разве что ненавидим друг друга.
- По-моему, ты описала среднестатистический брак на Верхнем Ист-Сайде.
- Вот мне такого и не хочется, - Блэр тяжело вздохнула, сделав глоток вина. – У моих родителей было так же, и только ленивый не обсудил, чем все это закончилось.
Басс промолчал, отношения с родителями и между родителями были между ними запретной темой. Наверно, потому, что были очень похожи. У Блэр была мать, обращавшая на нее внимание только в том случае, если требовалось сообщить, что у Блэр опять что-то не в порядке, у Басса эту функцию выполнял отец.
- Так что уж лучше прекратить все сразу и дать шанс друг другу стать действительно счастливыми.
- А лучше ничего и не начинать, - Басс изящно наколол на вилку кусочек крабового пирога.
- Ты совсем не веришь в любовь?
- Я уже однажды поверил, - Басс сказал это так тихо, что Блэр едва его расслышала. – С меня хватило.
- Не все же такие, как она, - Блэр и сама не знала, почему вдруг это сказала. – Вот я, например, уверена, что…
Она осеклась, впервые осознав, что собиралась сказать. “Уверена, что смогу сделать тебя счастливым”. Да Басс ее на смех поднимет! Или подавится от неожиданности. Нельзя же так с места в карьер делать такое признание. Впрочем, нет, Блэр об этом будет молчать. То, что было так просто и естественно с Нейтом, с Бассом было очень сложно и, честно говоря, страшно. Как он отреагирует, узнав, что нравится Блэр? Будет рассказывать на всех углах, что ему удалось покорить еще одну дурочку? Или отбреет так, что Блэр потом в жизни к нему не подойдет? А может, рассмеется ей в лицо и посоветует не делать ее чувства его проблемой?
- Уверена, что ты еще встретишь девушку, которая изменит твое представление о любви, - торопливо выговорила Блэр какой-то сопливый бред.
- Уолдорф, раньше ты мне не казалась такой наивной, - Басс ухмыльнулся. Конечно, наивная, собиралась сказать, что на самом деле думает.
- Это не я наивная, это ты слишком ожесточен.
- Ты говоришь, как тот психоаналитик, к которому отец заставил меня ходить после… - Басс неопределенно махнул вилкой, и Блэр поняла после чего. После неудачной попытки суицида. – Крайне упрямая была дама, убеждала, что у меня куча комплексов, и я даже чуть было ей не поверил.
Блэр усмехнулась. Вот она, сила убеждения, даже в тринадцать лет у Басса практически не было этих неприятных мерзостей под названием “комплексы”. А может быть, Блэр его плохо знает? Тогда, перед посещением клиники Блэр впервые увидела в нем человека со своими слабостями. Наверно, он тоже чего-то боится, о чем-то мечтает, чего-то стыдится, что-то любит… Блэр вдруг до боли захотелось пробиться сквозь все эти стены, которые он выстроил вокруг себя. Но она подавила в себе это желание, как знать, быть может, этим она навредит себе.
Пожалуй, за все время знакомства они впервые разговаривали друг с другом без обидных подколок, Басс даже не шутил насчет пристрастия Блэр к романтичным романам девятнадцатого века и фильмам с Одри Хепберн и Вивьен Ли. Вместо этого он признался, что ему, например, понравились “Римские каникулы”. От выпитого вина кружилась голова, только этим можно объяснить, что Блэр пообещала ему устроить совместный кинопросмотр шедевра 1953 года. Про себя Блэр решила захватить еще и “Леди Гамильтон”. Ну как Вивьен Ли может понравиться меньше Одри Хепберн.
Басс подвез ее домой, заявив, что напомнит о ее обещании на выходных. Дома Блэр забилась под одеяло, к чувству вины и боли, о которых она успела на время забыть, примешался страх. Читая в книгах о девушках, пытавшихся исправить мировоззрение так называемых плохих парней, она про себя усмехалась их глупости. О, как она сейчас их понимала! Да, она бабочка, которая летит на огонь, при этом точно зная, что сгорит, но она все-таки не останавливается. Но остановиться надо, Басс не тот, кто ей нужен. Или все-таки попытаться его отогреть? Блэр раздраженно перевернулась на живот, понимая, что окончательно запуталась в собственных чувствах, в доводах разума и упрямстве сердца. Одно было ясно точно, о своих метаниях она пока никому не скажет.




Сообщение отредактировал mio-mio - Понедельник, 23.09.2013, 20:30
 
CandleДата: Суббота, 14.04.2012, 18:27 | Сообщение # 19
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Признание девятое.


Чак Басс лишил ее девственности…

Когда-то давно, когда деревья были большими, Картер Бейзен утвердил традицию Потерянных выходных. Суббота и воскресенье проводились исключительно в мужской компании и с чисто мужскими развлечениями, единственным условием было выполнение всех его прихотей. Прошло два года, Картер исчез, не закончив школу и уступив место своему преемнику Чаку Бассу, который превзошел учителя. Басс свято соблюдал традицию Потерянных выходных, никому не позволяя от нее отлынивать, даже лучшему другу. Осознав, что на целые выходные остается одна, Блэр утвердила свою традицию, Ночь у Уолдорф. Принцип был тем же самым, разве что Блэр давала своим гостьям чуть больше свободы, вот только окончательные решения здесь все равно принимала она.
Сейчас совершалось одно из самых важных действ – окончательное утверждение гостей. На ночь к Блэр мечтали попасть все старшеклассницы, но это удавалось совсем немногим.
Одно место Блэр уже приберегла для Серены. Да-да, это все-таки случилось. Осознав, что, несмотря на опрометчиво брошенные слова о том, что ничто не может сравниться с деянием Серены, Блэр все-таки поступила куда хуже, она первой вывесила белый флаг. В конце концов, как говорит Дорота, что Господь не делает, все к лучшему. Зато Блэр теперь свободна и ей больше не нужно ломать голову над тем, как добиться внимания того, кому она вовсе не была нужна.
Что касается Нейта… они так и не поговорили. То ли Басс передал ему слова Блэр, то ли Нейт сам начал обо всем догадываться, но он так и не решился подойти. Блэр тоже не горела желанием выяснять с ним отношения. Может, через несколько дней она объявит, что они официально разошлись, Нейт вряд ли на это решится.
Но она отвлеклась. Так, что со списком? Пенелопа, Хейзел (так и быть, но испытательный срок никто не отменял), Джули… Алису вычеркивать или нет? От ее кислой мины, конечно, молоко киснет, но когда она напьется, вот будет потеха. Ладно, оставим.
- Увидимся с тобой в семь. Жду не дождусь, - услышала Блэр совсем рядом голос Серены.
Серена говорила утром, что Лили разрешила Эрику поехать домой на целые выходные. Блэр про себя решила обходить номер Ван дер Вудсенов, она не могла заставить себя посмотреть в глаза Эрику. Наверняка он сейчас думает, зачем Серене понадобилось прощать эту стерву.
- Что я слышу, Эрик едет домой? – Блэр спрыгнула со стола. – Как раз вовремя.
- Почему? – Серена не поняла энтузиазма подруги.
- Твоя мать и брат смогут выяснять отношения, пока ты будешь пить шнапс и показывать попку из лимузина возле университетского общежития, - Блэр уже предвкушала эти забавы. Нет, показывать зад будет Хейзел, ее тощая попка будет забавно смотреться.
- Блэр, о чем ты? – совсем растерялась Серена.
Она забыла? Нет, что, и правда забыла? И это после того, как традиции одну ночь в году проводить у Блэр исполнится два года?
- О самом важном событии осеннего сезона, - нет, не понимает. У-у, блондинка натуральная.
- А, вечеринка с ночевкой, - охнула Серена.
- Я бы назвала это званым вечером, - Блэр обиделась на такое плебейское название. – Вечеринка с ночевкой звучит как-то… по-детски.
- Я не смогу прийти, у меня планы, - Серена с виноватой улыбкой посмотрела на подругу.
Какие могут быть планы, когда Блэр устраивает такую вечеринку? Да на нее записываются в очередь, бегают за фрейлинами и лебезят перед Блэр в надежде получить приглашение.
- Серена, когда у Уолдорф званый вечер, никаких других планов нет, - отрезала Блэр.
- Блэр, мой план – Дэн, - сообщила Серена, чем здорово разозлила Блэр. Серена предпочитает ее какому-то босяку из Бруклина? – Помнишь, ты поняла, что он достоин внимания?
О да, Блэр этого никогда не забудет. Хамфри провел сеанс психотерапии и увидел Блэр слабой. А Блэр не любила, когда ее видели слабой, особенно те, от кого не знаешь чего ожидать.
- Не обижайся, - Серена тем временем повернулась к Дженни. Вот уж действительно, сестричка потенциального парня обидится, а на лучшую подругу плевать?
- Не обиделась, - Дженни с обожанием посмотрела на нее.
- Блэр, извини, я не могу отменить, - Серена, поразмыслив, тут же предложила выход, разозливший Блэр еще больше. – Может, мы заскочим позже?
Что, Хамфри на сугубо девичьей вечеринке? Нет, даже не так, Хамфри в ее чистом и уютном пентхаусе, эта бактерия из Бруклина?! И что значит “заскочим позже”? Нет уж, милочка, коли отказалась сразу, на вечеринку не придешь.
- Я не промежуточная станция, я место назначения, - разгорелась праведным возмущением Блэр. – Не хочешь приходить, придется найти замену. Девочки, где список ожидающих?
Блэр демонстративно уставилась в листок, надеясь, что Серена поймет серьезность ее намерений и поспешит заверить, что придет.
- Ладно, - Блэр уже было воспряла духом, но… - Мне пора.
Поджав губы, девушка махнула Серене рукой. Блэр не просто уязвлена, она была обижена до глубины души. По ее мнению Серена сейчас должна была изо всех сил стараться восстановить их отношения, а вместо этого она динамила ее ради какого-то бруклинца. Ладно бы парень был с Верхнего Ист-Сайда, тогда бы это было не так обидно, но Хамфри…
Впрочем, один Хамфри Блэр точно пригодится. Почему бы не устроить Дженни безумную ночь в отместку?
- Малышка Дженни Хамфри, как я не подумала о тебе раньше, - проворковала Блэр, отшвырнув список. – У тебя нет планов, ты придешь на мой званый вечер.
- Я? Правда? – Дженни просияла, еще не веря в свою удачу.
- Она? Правда? – Кати и Изабель одновременно открыли рты.
- Но если ты придешь, - Блэр не обратила на их изумление никакого внимания, - знай, ты придешь не только ночевать.
- Я готова делать все, что угодно, - пылко пообещала Дженни.
- Ровно в семь у меня, - велела Блэр.
- Ладно, пока, - Дженни поспешила в сторону корпуса “Констанс Биллар” явно для того, чтобы станцевать в коридору победный танец.
А все-таки Блэр прелесть что такое! Сколько счастья доставила милому наивному ребенку. А сколько счастья Дженни доставит им, ведь это она будет главным развлечением вечера.
- Первая вечеринка с ночевкой, - с ностальгией протянула Блэр, садясь на стол, - запоминается на всю жизнь. Мы об этом позаботимся.
- Кто ставит на нее? – Алиса выдала подобие хитрой ухмылки.
- Пятьдесят баксов, что она продержится не дольше часа, - заявила Лана.
Блэр хитро улыбнулась. Нет, Дженни так просто не сломить, понадобится, по крайней мере, часа четыре. Но Блэр, конечно, не будет участвовать в споре, ведь кто спорит, тот… ну, вы поняли.
Во двор вышел Басс, сейчас был тот небывалый случай, когда его можно было увидеть не в компании друзей или очередного несчастья, призванного скрасить одинокую постель, а рядом с учителем. Мистер Блендель, преподававший в “Сент Джуд” литературу, что-то вещал с вдохновенным видом, а Басс внимательно его слушал, чем уже мог бы заслужить восхищение Блэр. Она никогда не видела у него такого сосредоточенного лица.
Впрочем, увидев ее, он тут же ухмыльнулся и подмигнул ей. Блэр улыбнулась, понимая, что былого раздражения нет и в помине. Совместный просмотр шедевров кинематографа их сблизил, они даже более-менее расслабились в присутствии друг друга. И, что самое приятное, на смену натянутости не пришла неловкость, как бывает, когда отношения еще только завязываются.
Мистер Блендель явно обвинил его в недостатке внимания, Басс мгновенно поспешил заверить его, что очень внимателен. Они скрылись в корпусе “Сент Джуд”, оставив Блэр догадываться о содержании их разговора.
- А Малышка Дженни и не подозревает, что мы ей готовим, - довольно улыбнулась Пенелопа.
Вот уж точно, наивная овечка. Ну что ж, как говорится, да начнутся игры.

¶¶¶


Дженни появилась как раз вовремя, девушки сходили с ума от скуки. Гостиная пентхауса на время превратилась в СПА-салон, на столиках красовались шедевры кулинарии, которые в большинстве своем остались нетронутыми, несмотря на аппетитный вид. Судя по обалдевшему лицу Дженни, она этого явно не ожидала.
Блэр руководила подборкой одежды для выхода в свет. Сегодня на повестке дня, а точнее, ночи, был клуб “2A”, где, как удалось выяснить Блэр, Басс проводит свои Потерянные выходные. Почему бы не внести в наверняка скучную вечеринку немного веселья?
- Неплохо, - девушка критически осмотрела платье и тут же радостно всплеснула руками. – Дженни, я рада, что ты смогла прийти!
Дженни смущенно улыбнулась, слегка покраснев. Она никак не могла поверить, что не спит, она, Дженни Хамфри уже второй раз в этом роскошном пентхаусе и Блэр так искренне этому радуется. Неправы были девочки в ее классе, считавшие Блэр Уолдорф редкостной стервой, вон она какая милая.
Блэр сунула в рот виноградину, радостно улыбаясь. Она умела быть и милой, и ласковой, и доброй, разумеется, тогда, когда ей это было нужно. Сейчас необходимо было расположить к себе Дженни, чтобы она смотрела ей в рот. Нет, она и так туда смотрит, но Блэр требовалось полное и безграничное доверие. И кстати, ей стоит подобрать платье.
Блэр потянула Дженни к вешалкам с одеждой, попутно размышляя, что бы ей подошло. Дженни пошла за ней, растерянно оглядываясь.
- Блэр, что ты делаешь? – изумленно выдохнула она, глядя как Блэр достает вешалку с платьем красного цвета.
- Ты же не можешь идти в клуб в Манхэттене в таком виде, - Блэр не смогла сдержать удивление в голосе.
- Мы пойдем в клуб? – пискнула Дженни. Э-эй, неужели она сейчас скажет, что папа не разрешает ей ходить по клубам и заругается?
- Ну да, - Блэр протянула ей вешалку. – А что, по-твоему, мы собирались делать?
- Даже не знаю, - Дженни восхищенно посмотрела на платье в руках. Да уж, такой качественной ткани девочка явно никогда не видела. – Я думала, мы погадаем на картах, будем рассказывать друг другу страшилки и забавные истории, ну как в лагере по ночам.
Блэр подняла брови. Она не знала то ли смеяться, то ли плакать. Но она должна быть снисходительной, девочка впервые на такой вечеринке.
- А еще мы в лагере вызывали Пиковую даму или Конфетного гномика, - призналась Дженни. – Только они ни разу не появились.
- Какое счастье, что меня это обошло стороной, - Блэр повернулась к вешалкам. – Примерь это платье.
Господи, подумать только, Пиковая дама, Конфетный гномик… Вот оно, детство обычной американки: лагерь, огромная душная комната с множеством кроватей, несвежее постельное белье, куча девочек, которые тебя раздражают, и страшные истории по ночам. Кошмар, и за что Дженни так не любили родители?
Дженни появилась перед ней, демонстрируя платье. В принципе, оно симпатично на ней сидело, вот только в нем она чем-то напоминала поп-звезду. Бейонс, скажем.
- Слишком похоже на Бейонс, - забраковав платье, Блэр вытащила вешалку с серо-черным свитерком. Даже джинсы Дженни сможет оставить, раз уж она так не хочет из них вылезать.
Однако когда Дженни натянула свитер на себя и эффектно забросила конец пестрого шарфа на плечо, Блэр категорически, что платье было лучше. В этих очках и этом свитере она напоминала шпионку-неудачницу или зубрилку-девственницу, вознамерившуюся сегодня обязательно потерять эту самую девственность.
- Вылитая Мэри-Кейт, - вспомнилась Блэр бедная несчастная сестра-близняшка, страдавшая от анорексии.
К моменту примерки серебряного топа со стразами и джинсового болеро Дженни мало-помалу раскрепостилась. Этот ее жест снова напомнил поп-звезду. Или все дело в лице? Но лицо-то поменять никак нельзя.
- Ханна Монтана, определенно, - тяжело вздохнула Блэр, вызвав у Дженни приступ безудержного хихиканья.
Быть может, вот это желтое платье… Фасон ничего, в меру откровенный, как раз то, что нужно для ночного клуба. Да и цвет Дженни пойдет.
Дженни и правда выглядела восхитительно. Блэр в восторге захлопала в ладоши, наконец-то можно будет приступить к главной цели сегодняшней ночи – дикому и необузданному веселью.
Девушка подошла к Блэр со смущенной улыбкой, и та повернула ее к зеркалу. Кажется, Дженни понравилось отражение. Оно нравилось и Блэр, две совсем юные девушки, но с такой разницей между ними. Одна – неискушенная, наивная и в чем-то даже робкая, другая – уверенная в себе (по крайней мере, сейчас), с дьявольским огоньком в глазах.
- Я чувствую себя не в своей тарелке, - смущенно призналась Дженни. Надо же, Блэр практикует это со всеми фрейлинами, и все они ничуть не смущались. А может, ей просто жмет платье?
- Как говорит моя мама, мода не знает удобств, - да и красота жертв требует, не знала, Дженни? – Главное, какое лицо ты показываешь миру. А у тебя такое лицо, как будто ты идешь на похороны.
Да уж, с лицом тут явно проблемы. Дженни то краснела, то смущенно опускала глаза, то надувала щеки… Ну да ничего, ее можно взбодрить.
- Но прежде, чем мы приступим к перевороту, - Блэр взяла бокал мартини и протянула его Дженни, - мартини.
- Нет, спасибо, я не люблю водку, - Дженни попыталась вежливо отказаться.
Да откуда же эта папенькина малышка взялась на голову Блэр?! И как можно спутать мартини и водку?
- Отлично, потому, что это не водка, - Блэр сунула ей бокал. – Это вечеринка, Дженни, или пей до дна или езжай домой. Тебе решать.
Блэр прекрасно рассчитала психологию девушки. Конечно, под насмешливыми взглядами подруг Блэр Дженни попытается доказать, что вовсе не трусиха. Да и не хотелось ей сейчас ехать в Бруклин, слишком интересно было, что ее ждет еще. Дженни не обманула ее ожиданий, осторожно сделав глоток. Господи, как будто Блэр пытается ее отравить. Но это уже прогресс.
- Девочки, кто хочет сыграть в “правду или вызов”? – Блэр обернулась к девушкам. Это была ее любимая игра. Она обожала вызов, во-первых, потому, что не хотела говорить правду (особенно сейчас, когда один из вопросов определенно будет о причинах расставания с Нейтом), а во-вторых, Блэр так любила щекотать себе нервы.
- Я обожаю эту игру! – радостно возопила Дженни. – Однажды мне пришлось съесть целую упаковку зефира.
Ага, ночью, в лагере, в перерыве между страшилками.
- Отлично, малышка Хамфри, но мы так не играем, - разрушила ее предвкушения Блэр.
На лице Дженни появилась настороженность.
- А как вы играете?
Блэр слабо улыбнулась. Ну зачем так пугаться, никто ведь не заставит тебя есть червей или ложиться под первого встречного.
- Кати, правда или вызов? – не оборачиваясь, спросила Блэр.
- Вызов, разумеется, - Кати поставила бокал с мартини на стол.
- Поцелуй Изабель, - Блэр ласково улыбнулась Дженни.
Естественно, поцелуй был настоящим, не какое-нибудь там банальное чмоканье. Они ведь уже вышли из детского сада. Дженни смотрела на творящееся перед ней действо округлившимися глазами, явно размышляя какого черта она согласилась на всю эту вакханалию. Но отступать поздно.
- Пожалуй, я выберу правду, - пролепетала бедняжка, когда Кати и Изабель оторвались друг от друга.
- Ты девственница? – тут же вклинилась Алиса. Блэр поморщилась, в любой игре это был коронный вопрос Алисы.
- Да, - выпалила Дженни. – Ну, в смысле… да.
- Но ведь ты ушла тогда на вечеринке с Чаком Бассом, - Алиса нахмурилась. – Мы думали, он о тебе как следует позаботился.
- У нас ничего не было, - Дженни явно стушевалась.
Та-ак, ребенка пора спасать. И репутацию Чака заодно.
- Лана, ты принесла костюмы? – была у Блэр одна задумка.
- Да, твоя служанка, должно быть, отнесла их в твою комнату, - Лана с готовностью кинулась к лестнице.
Так, Хейзел будет развратницей, Пенелопа – медсестрой, Алиса… ну, допустим, стюардессой, Кати – гейшей, раз уж она так об этом мечтала в детстве, а Изабель – секретаршей. Вот будет забавно, когда они заявятся на вечеринку Чака Басса под видом самых популярных мужских фантазий.
- Нелегко было достать все костюмы, но… - Лана нахлобучила Блэр на голову шапочку шофера, и Блэр тут же расхохоталась, увидев себя в зеркале. – Мне это удалось.
Нет, Блэр не будет надевать костюм. О ней и так мечтает не один юноша “Сент Джуда”, вот только того, кто ее сейчас больше всего интересовал, в числе ее воздыхателей не было. Но это только до сегодняшней ночи.
- А во что одет привратник? – поразилась Дженни. О, может ее привратником и нарядить?
- Пусть тебя это не беспокоит, - Блэр повернулась на крутящемся стуле к ней. – Пей, ты отстаешь.
Действительно, они успели выпить уже по одному бокалу мартини и приканчивали сейчас второй, а Дженни никак не могла справиться с первым. Но без нужной дозы алкоголя она так и останется зажатой.
Лежащий на подносе телефон запищал. О, Блэр не говорила, что на ее вечеринке все отключают телефоны?
- О, мой телефон, - Дженни потянулась было за аппаратом, но ее опередила Блэр.
Та-ак, что у нас здесь? Ой, бедный Эрик!
- С.О.С, я еще в тюрьме, - зачитала Блэр вслух, разглядывая искаженное лицо Эрика. – Это Эрик Ван дер Вудсен? Я думала, его отпустили домой на выходные.
- Похоже, что нет, - Дженни забрала у Блэр телефон.
А это идея. Во-первых, просто шикарный способ отомстить Серене за ее выбор, они, конечно, не бросят Эрика посреди города, как делали в детстве, но поволноваться ее заставят. А во-вторых, если Блэр спасет его из заточения, как знать, может, он ее простит.
- Из, почему бы тебе не отвезти девочек в “2А”? Я встречусь с вами через час.
Девушки поняли намек и спешно покинули комнату. Дженни недоуменно посмотрела на Блэр, догадываясь, что она что-то задумала.
- Давай поднимем планку, - Блэр поднялась на ноги, хитро глядя на приоткрывшую рот Дженни. – Правда или вызов? А правду свою ты уже использовала.
- Тогда вызов, - озвучила очевидный выбор Дженни.
- Ты должна освободить Эрика из тюрьмы.
- Блэр, - Дженни растерянно посмотрела на девушку. Ну как она это сделает?
- Это идеально, - Блэр пожала плечами. – Ты в игре или нет, что скажешь? Играй ва-банк, малышка Джей.
Ну что такое, она даже не любит рисковать. И потом, кто сказал, что она будет освобождать Эрика в одиночку? В голове у Блэр уже рождался план, адреналин приятно щекотал нервы. Ну решайся же, Дженни.
- Вперед, - Дженни улыбнулась с фальшивой бравадой.

¶¶¶


В такси Блэр едва сдерживала хихиканье, глядя на бледную Дженни. Сразу видно, она никогда не сбегала с уроков (Блэр, правда, тоже, но не суть), не выходила из дома позже девяти и во всем слушалась папочку. Хорошая девочка Дженни сидела бледная, уставившись в одну точку, явно представляя себе, как они врываются в клинику с пистолетами и требуют выдать им Эрика Ван дер Вудсена.
На деле все оказалось не так страшно. Блэр отправилась отвлекать дежурившую на этаже медсестру, а Дженни побежала непосредственно в палату к Эрику. Подойдя к зеркалу, Блэр размазала красную помаду по щекам и взъерошила волосы. С идеальной укладкой придется попрощаться, но зато как весело. Так, соберись, сейчас главное не расколоться.
Она, шатаясь, подошла к столику медсестры, дородной чернокожей женщины. Блэр изо всех сил пыталась изобразить наркоманку, понятия не имея, как они выглядят.
- Здравствуйте, - Блэр старательно икнула. – А я наркоманка.
- Мисс, вам нехорошо? – медсестра подняла брови.
- Нет, мне очень хорошо. И плохо, - Блэр сделала вид, что запуталась. – Понимаете, папочка говорит, что я наркоманка и мне нужно лечиться. Он твердит, что я его позорю. Сам дурак, правда?
- Ну, раз папа говорит, - медсестра встала.
- Ладно, у меня проблема. Бо-ольшая проблема, - Блэр закатила глаза, демонстрируя, какая она большая. – Большая проблема с наркотой.
- Я это уже поняла. Какие наркотики вы принимали?
О-опс. Блэр знала только некоторые, нужно было подготовиться основательно. Ладно, она наркоманка, ей простительно отсутствие логики.
- Кофеин, никотин, - начала перечислять Блэр, отчаянно пытаясь изобрести какое-нибудь жуткое название, - тангин, пенциклидин, ЛСД, тазепам, все, что кончается на “пам”.
Черт, все ее наркотики кончаются на “ин”. Ничего страшного, главное, сохранить лицо.
- Я вижу, - хмуро сказала медсестра, схватившись за телефон. Блэр изо всех подавила приступ хихиканья. – Желтый сигнал, шестой этаж.
Ох ты, как все серьезно, цветовые обозначения. Самоубийцы наверняка красный сигнал, наркоманы – желтый, как только что Блэр убедилась, а алкоголики какого цвета? Синие, наверно, или зеленые.
- Подождите здесь, я позову врача, - медсестра ободряюще ей улыбнулась. Ага, сейчас, меньше всего Блэр хотелось оставаться здесь.
- И я бы с удовольствием выпила капучино.
Стоило медсестре скрыться из виду, как Блэр схватила сумочку и кинулась к палате Эрика. Отсюда надо убегать, пока никого нет, а эти там чем занимаются? Эрик с энтузиазмом благодарит Дженни за спасение?
- Идем, - громко прошептала Блэр, распахивая дверь палаты. При виде ее Эрик обалдел и забыл о незавязанном шнурке. – Я слышала, тебе скучно, и решила оказать тебе услугу.
- Всего одну? – Эрик слабо улыбнулся.
Мальчик, не наглей. Блэр, между прочим, выглядит дешевой проституткой из-за своего альтруистического порыва.
- Ладно, пошли скорее, - уровень адреналина в крови уже зашкаливал.
Эрик и Дженни торопливо выбежали из палаты и под предводительством Блэр кинулись к лестнице. Еще не хватало столкнуться с выходящими из лифта врачом и медсестрой.
Хохоча и поторапливая Дженни и Эрика, Блэр и не думала о Серене, которая сойдет с ума от беспокойства, и уж тем более о Лили. Эрику тоже в голову не приходило, что мать и сестра собьются с ног, пытаясь его разыскать. Сестра наверняка сейчас не скучает, она же говорила, что у нее свидание, а мать… раз она не хотела забрать его домой, пусть теперь помучается. Как часто мы поступаем жестоко по отношению к близким, просто ради того, чтобы потешить собственное самолюбие.
Они выскочили на улицу и побежали к такси, ожидавшему за оградой. Эрик подбежал к машине первым, Блэр и Дженни на каблуках были чуть медленнее. Парнишка распахнул дверцу машины, надеясь, что его отсутствие не заметят как можно дольше.
Таксисту было все равно, что делают трое подростков, Блэр пообещала добавить денег за молчание. Он отвез их в “2А” и уехал в ночь, получив обещанное вознаграждение. Блэр, уже приведшая себя в порядок, решительно двинулась к клубу.
- Мы пойдем в ночной клуб? – Эрик пришел в восторг.
- Ну да, - Блэр обернулась к нему. – Давай, малыш Эрик, не тушуйся.
Эрик и не думал робеть. Он никогда еще не был в ночных клубах, в отличие от сестры, пропадавшей там с четырнадцати лет. Ему было жутко любопытно, что же это за зверь такой, и он с готовностью двинулся за Блэр.
В “2А” Блэр знали прекрасно, этот клуб, построенный еще в 80-х годах прошлого века, был культовым местом для молодежи Манхэттена. Именно здесь проходили большинство самых ярких вечеринок. Блэр была уже VIP-клиентом, поэтому на входе и не обратили внимание на то, что она привела с собой двух подростков, почти совсем детей.
Подружки Блэр уже вовсю портили вечеринку Чака Басса. Впрочем, он и сам, кажется, был не против, вон какими глазами пожирает Лану-учительницу. Ну да ничего, Блэр твердо решила подразнить его сама. Сделав вид, что не замечает его, она подошла к девичьей стайке.
- Эй, малышка, может, покажешь мне, где туалет и мы там потеряемся? – раздался пьяный мужской голос совсем рядом. Что это еще за чудовище?
Хотя нет, Блэр слишком строга. Парень был вполне мил, вот только несколько нахален. Так себя вести с ней может только Чак. Блэр слабо улыбнулась своим мыслям. Какие же они странные под воздействием алкоголя.
- Обычно я отвечаю никогда не говори “никогда”, - задумчиво протянула Блэр. – Но в твоем случае я сделаю исключение.
Девушки расхохотались, глядя на обескураженное лицо парня. Блэр села, улыбнувшись. Ничего, в жизни всякое бывает, даже такие обломы.
- И кто пустил сюда этих бандитов? – притворно изумилась Блэр. – Я думала, сватовство уже давно в прошлом.
Возле столика появились Эрик и Дженни, о которых Блэр, честно говоря, успела забыть. Она как раз собиралась снять ярко-красное пальто, под которым скрывалось в меру скромное платье, и подойти к Чаку. Она не знала, чем закончится ее затея, но сейчас Блэр находила в этом какую-то особую прелесть. Она чувствовала себя совсем другой, веселой, бесшабашной, той, которая может покорить всех и вся. И пусть Блэр потом может об этом пожалеть, сейчас она хотела безумств.
- Эрик здесь, теперь твоя очередь, - самодовольно улыбнулась Дженни. – Правда или вызов?
Она думает, что Блэр отступит? Да ни за что!
- Спрашиваешь, - Блэр закатила глаза.
- Ты должна поцеловаться с этим парнем, - Дженни ткнула пальчиком в того неудачника, которого Блэр отшила.
Да легко! Вот только Басс… Он пока не знал, что Блэр здесь, и Блэр не хотела, чтобы он увидел ее, целующейся с другим. И кстати, где Нейт? У стойки его не было да и рядом с Чаком тоже. Так, надо решать проблемы по мере поступления.
- Кати, отвлеки Басса, - прошептала Блэр, поставив бокал на столик.
- Зачем? – удивилась Кати, явно не в состоянии понять при чем тут Чак.
- Я кое-что придумала, - Блэр изящно поднялась на ноги. – Басс и не думал, что когда-нибудь у него будет такой грандиозный облом.
Кати с готовностью кинулась к Чаку, понимая, что Блэр задумала что-то коварное и очень веселое. Дождавшись, пока Кати завладеет вниманием Басса, Блэр двинулась к столику, за которым веселилась компания избранника Дженни.
- Только всерьез! – крикнула ей вдогонку Дженни. Ага, а Блэр собиралась чмокнуть его в щечку и смущенно опустить глазки.
- Смотри и учись, Малышка Хамфри, - Блэр послала ей хитрую улыбку.
Он как раз стоял рядом со своими друзьями, В одной руке держа стакан, а в другую – засунув в карман. Блэр похлопала его по плечу, а затем, не дав опомниться, прижалась губами к его губам. Он ответил на поцелуй под одобрительные выкрики своих друзей. Было неприятно, мокро и даже противно. Нейт целовался куда лучше.
Блэр оторвалась от парня и отступила на шаг. Фу, только не лезь целоваться дальше.
- Надеюсь, Аманда об этом не узнает, - парень явно обалдел от такого поворота событий.
- Кто такая Аманда? – Блэр подняла брови.
- Моя девушка, - парень сказал это так, словно это было очевидно.
Надо же, у него есть девушка, а он позволяет себе такое. Ну и мерзость!
- Аманда не должна об этом узнать, верно? – Блэр медово улыбнулась ему, тихонько вытаскивая у него из кармана телефон. Почему бы не сделать все это еще более веселым?
Она пошла к столику девушек, слыша за спиной крики и хохот. Парень явно возомнил себя Богом. Ну что ж, недолго ему радоваться.
- Смотрите, что у меня есть, - пропела Блэр, показывая девушкам телефон. Дженни смотрела на нее с приоткрытым ртом. – Ты должна позвонить его девушке, ее зовут Аманда.
- Минуту, - Дженни явно начала получать удовольствие от ночи.
Ожидая, пока неведомая Аманда ответит на звонок, Блэр обернулась к барной стойке. Кати что-то рассказывала Бассу, пока тот обнимал за талию какое-то крашеное несчастье. А вот это плохо, если сейчас они уйдут в сторону чилл-аута…
- Алло, - прощебетала рядом Дженни. – Это Аманда? Привет, это Блэр.
Блэр чуть не подавилась мартини. Дженни не просто получает удовольствие от ночи, она уже ловит самый настоящий кайф.
- Да, Клэр. Я только что протолкнула язык в глотку твоего парня, и он сообщил мне о твоем существовании только потом, - без жалости сдала парня Дженни. – Просто я подумала, что тебе будет интересно это знать, он что надо. Пока.
Девушки расхохотались. Блэр чуть не завизжала от восторга, это определенно одна из самых веселых ночей в ее жизни.
- Вечеринка года! – громко объявила Изабель.
Они чокнулись, и Блэр сделала еще один глоток горьковато-сладкой жидкости. Все, пора идти к Бассу, а то он занимается с этой девицей тем, чем минуту назад занималась Блэр.
Поставив бокал на стол, она быстрым шагом двинулась к Бассу. Друзья Басса (и Нейта, кстати, тоже) скользнули по ней равнодушными взглядами, кто-то был уже не в этом мире, кто-то масляными глазами смотрел на Хейзел, Лану и Алису, извивавшимся на танцполе. Развратница, стюардесса и учительница, да им больше ничего не надо.
Блэр потрепала Басса по плечу, с неприязнью глядя на блондинистое нечто в его объятиях. Ну что ж, сейчас она сгинет в небытие.
- Уолдорф, и ты здесь, - Басс окинул ее ленивым взглядом. – А я думал, откуда эти очаровательные стервочки узнали о моей вечеринке.
- Идем, нам надо поговорить, - Блэр решительно потянула его за руку.
- Я сейчас несколько занят, - юноша с недовольным видом поднялся на ноги, блондинка, сидящая на его коленях, едва не упала и поспешно вскочила на ноги.
- Чак, кто это? Я хочу целоваться, - так, а девочка-то пьяненькая. Впрочем, и сама Блэр не блещет кристальной трезвостью.
- Да, ты занят, - согласилась Блэр, потянув его в сторону чилл-аута. – Мной.
Почему Басс пошел с ней? Почему не решил остаться с блондинкой? Тогда бы Блэр не совершила сразу двух роковых ошибок.
В чилл-ауте Блэр еще ни разу не была. Комната была заставлена диванами и креслами, здесь звучала приятная музыка и царила атмосфера расслабленности. Только в крови почему-то еще сильнее забурлил адреналин. Она с Бассом одна, их никто не видит и то, что здесь сейчас случится, не выйдет за пределы этой комнаты, в этом Блэр была уверена. Собственно, а что здесь сейчас случится?
- Запри дверь, - велела Блэр, обернувшись к Чаку.
Тот повиновался, удивленно подняв брови. Блэр сейчас была какая-то другая, более красивая, что ли. В ней было что-то дикое, первобытное, как раз то, что его так привлекало в девушках. Он неосознанно облизал губы, внезапно залюбовавшийся девушкой.
Блэр проследила за его жестом с неожиданно проснувшимся интересом. Она подошла ближе, вспомнив, что когда-то интересовалась, как Чак целуется.
- Уолдорф, неплохое платье, – глаза Чака задержались на ее ногах.
- Я знаю, - Блэр улыбнулась. – У тебя тоже неплохая… бабочка.
Чак ухмыльнулся, а то он этого не знает. Внезапно Блэр поняла, если этого не случится сейчас, это не случится никогда. А так хотелось.
- Закрой глаза и не шевелись, - потребовала она.
- Это еще зачем? – Басс нахмурился. – Слушай, ты хотела поговорить, так говори, что хотела сказать…
- Закрой, - Блэр притопнула ногой.
Вздохнув, Чак повиновался. В конце концов, лучше послушаться и быстрее отделаться, чем сопротивляться. Он закрыл глаза, про себя гадая, какого черта Блэр его сюда завела и какого черта он с ней пошел.
Блэр подошла к нему совсем близко и несмело поцеловала его в губы. Хотеться-то хотелось, но она при этом еще и боялась его реакции. Но раз уж начала, надо продолжать. Блэр коснулась губами его губ, ожидая немедленного ответа, но Басс плотно сжал губы. Девушка попробовала еще раз, теперь уже она провела языком по его нижней губе, и снова никакой реакции.
Блэр почувствовала себя глупо. Все то, что было раньше, показалось сущей ерундой, вот она, настоящая катастрофа. Ей было стыдно, обидно и до невозможности страшно. Боже, если он сейчас выйдет из этой комнаты и начнет рассказывать всем и каждому, как его пыталась поцеловать Блэр Уолдорф, она умрет на месте.
Надо бежать, и бежать немедленно. Но когда Блэр уже начала было отстраняться, Басс внезапно обнял ее за талию и притянул к себе. Он прижался к ее губам страстным поцелуем, Блэр даже растерялась поначалу. Она никогда не чувствовала себя такой слабой и вместе с тем такой защищенной. Басс явно привык доминировать, он не оставлял ей ни малейшей лазейки для того, чтобы сбежать. Господи, как ей порой этого не хватало! Нейт почти всегда передавал инициативу ей, что в поцелуях, что в других вопросах. А ей так хотелось почувствовать рядом мужчину. Вот же он, самый настоящий мужчина, который все и всегда решает сам.
Блэр отстранилась, тяжело дыша. Гори оно все синим пламенем, здесь и сейчас она станет взрослой. С ним.
- Признай, Уолдорф, никто тебя еще так не целовал, - Басс самодовольно улыбнулся.
- А в остальном ты так же хорош? – Блэр игриво провела пальчиком по воротнику его рубашки.
Улыбка с лица Басса тут же исчезла, он серьезно посмотрел на девушку. Она пьяна, сомнению не подлежит, не способна отвечать за свои поступки. С любой другой Чака бы это не волновало, но с Уолдорф это было опасно для жизни. Как только она протрезвеет и поймет, что натворила, первой жертвой станет он.
- Пока не жаловались, - Чак убрал руки с ее талии, и Блэр стало прохладно.
- Я хочу в этом лично убедиться, - она решительно сняла с него бабочку.
- Блэр, не надо, - Басс мягко отстранил ее руки. – Я ведь не железный.
- Да и я тоже, представляешь, - несмотря на его реакцию, Блэр игривости не растеряла. Она начала расстегивать его рубашку, решительно отказываясь идти на попятный.
Басс попытался что-то возразить, но Блэр не дала ему этого сделать. Не нужен ей сейчас голос разума, она этого хочет. И пусть здесь нет свечей и кровати, усыпанной лепестками роз, но хотя бы играет романтичная музыка.
- Ты же потом об этом пожалеешь, - Басс не отступил к дивану, как она того хотела.
- Глупости, - Блэр снова попыталась поцеловать его, но Басс увернулся. – Чак, пожалуйста.
Ее взгляд был таким доверчивым и беззащитным, что Чак понял, если он ее сейчас оттолкнет, сломает в ней что-то важное. А за это он не был готов взять на себя ответственность. Он еще не знал, что этой ночью поступит куда хуже.
Юноша сдался, опустившись на диван. Воодушевленная Блэр скинула пальто и наклонилась над ним, наслаждаясь своим любимым ароматом…
Ночь шла своим чередом, подруги Блэр хихикали и визжали, играя с друзьями Чака в салочки прямо на танцполе, Серена с Дэном примчались забрать Эрика, Дженни разбиралась с некой Амандой, явившейся линчевать сучку, что посмела поцеловать ее парня. И никто даже не догадывался, что в чилл-ауте Блэр Уолдорф совершает одновременно и одну из самых больших своих ошибок, и один из самых правильных поступков в своей жизни.




Сообщение отредактировал mio-mio - Понедельник, 23.09.2013, 20:32
 
CandleДата: Суббота, 14.04.2012, 18:27 | Сообщение # 20
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Признание десятое.


… и она решилась признаться ему в своих чувствах.

Порой случается так, что ты внезапно понимаешь, что есть истина. Всю жизнь ты совершаешь продуманные поступки, принимаешь взвешенные решения и говоришь правильными фразами, но однажды ты понимаешь, что все это только отговорки. Пустые, никому не нужные, ложные. А есть он и есть ты. И неважно, что о нем говорят, или даже, что ты сама о нем думала до этого момента. Есть только здесь и сейчас, а прошлое растворяется в дымке и о будущем ты совсем не думаешь.
Именно так чувствовала себя Блэр, наслаждаясь невиданными доселе ощущениями. Руки Чака скользили по ее бедрам, то ли не решаясь подниматься дальше, то ли дразня ее. Он старался не торопиться, давая ей привыкнуть к своим прикосновениям и в то же время предоставляя ей возможность передумать. Однако Блэр явно этого не хочет. Она стягивает рубашку с его плеч, стремясь добраться до кожи, и начинает целовать его подбородок.
Его горячие пальцы, они тянут вниз молнию и у Блэр от волнения сжимается желудок. Несмотря на недавнюю браваду она вдруг вспоминает, что всю жизнь считала себя неидеальной. Но Чак, кажется, так не считает, он помогает ей снять платье и начинает целовать ее грудь, и Блэр так хочется, чтобы он снял бюстгальтер. Эта деталь туалета определенно лишняя. Сердце стучит словно бешеное, желудок ухает вниз, когда он наконец расстегивает застежку.
Блэр задохнулась, эти требовательные и в то же время ласковые прикосновения так не похожи на вялые касания Нейта. Все мысли о Нейте тут же вылетают из ее головы, когда губы Чака оказываются на левом соске, и Блэр жмурится до боли в глазах. Кажется, сейчас в комнате стало просто невыносимо жарко, а может, все дело в юноше, который дарит просто незабываемые ощущения?
Девушка с силой нажимает на его плечи, ей хочется, чтобы Чак лег на спину. Он уступает ее молчаливому требованию, с неудовольствием отмечая, что она слишком торопится. Чак и сам не знает, откуда к нему пришло это озарение, раньше он предпочитал девственниц избегать. В первый раз все должно быть куда медленнее, но Блэр уже возится с застежкой на ремне, явно не желая ждать. Чак позволяет ей расстегнуть ремень, но мягко отстраняет ее руки от молнии на брюках. Спокойно, дорогая, у нас впереди остаток ночи.
Блэр едва сдержала раздраженный стон. Нейт никогда не навязывал своей инициативы, но с Чаком такой номер не пройдет. Ему явно нравится ее дразнить, чувствовать над ней свою власть, хоть и находится он сейчас не в доминирующей позиции. А Чак вовсе не стремился ее раздразнить, он просто любовался каштановыми кудрями, падающими на ее лицо, карими глазами, подернутыми дымкой желания, разрумянившимися щеками… Всего один раз он чувствовал подобное восхищение и это закончилось очень плохо, но сейчас Чаку не хотелось об этом думать. Честно говоря, ему вообще не хотелось ни о чем думать, ведь рука Блэр снова оказалась на его талии. На этот раз он позволил ей расстегнуть молнию и даже стянуть брюки. Кажется, если ее сейчас остановить, она его расцарапает.
Блэр была зачарована и испугана одновременно. Честно признаться, она еще ни разу не видела эту часть мужского тела и она показалась ей какой-то уж слишком большой. Неужели ей совсем-совсем не будет больно, как когда-то рассказывала Серена?
Чак прекрасно понимал ее страх и неуверенность, он притянул ее к себе, мягко переворачивая на спину, благо, размеры дивана позволяли. Ей незачем волноваться, он не сможет причинить ей боль. Каким бы подонком и циником он ни был, понимание того, что значит для девушки ее первый раз, у него присутствовало. Если слова о том, что девушка всю жизнь помнит своего первого мужчину, правда, ему совсем не хотелось, чтобы у Блэр остались о нем какие-то неприятные воспоминания.
Блэр закрыла глаза, полностью передав инициативу ему. Она никогда еще не доверяла Чаку настолько, даже когда он помогал ей стать Королевой и уничтожить Серену, она держала дистанцию. Дистанция сократилась до сантиметров, даже до миллиметров, и продолжала неумолимо уменьшаться.
Несколько секунд смущения, когда его руки сняли последний практически невесомый кусочек ткани, они быстро прошли, когда Блэр почувствовала в себе ласково-настойчивые пальцы. В такие моменты перестаешь думать о том, как ты выглядишь со стороны, правильно ли ты поступаешь и что будет потом. Блэр просто хотелось почувствовать его еще ближе, хотя ближе, казалось, уже некуда.
- Чак, пожалуйста, - прошептала она, кусая губы.
Он был не в силах повлиять на природу, сделавшую первый раз для женщин болезненным, но он мог облегчить эту боль. Чак озабоченно посмотрел на Блэр, приподнявшись на руках, девушка зажмурилась, закусив губу.
- Прости, - прошептал он, касаясь губами ее щеки.
Блэр через силу улыбнулась, открывая глаза. Его забота и беспокойство были приятны, значит, она для него не просто приключение на одну ночь. Как часто женщины обманываются в мужчинах, уверенные, что они думают точно так же, как и представительницы слабого пола.
Осторожно двигаясь и пытаясь не замечать инстинкт, призывающий вести себя куда более страстно, Чак старался не причинить еще больше боли. Это было… невероятно, такого он не испытывал никогда, что вовсе неудивительно. Все те, с которыми он был ранее, давным-давно уже распрощались с девственностью, и сложно назвать то количество мужчин, что побывало в их объятиях. А сейчас он был первым, и это ощущение было просто потрясающим и в физическом, и в эмоциональном плане.
Чак задевал такие точки, о которых Блэр и не подозревала, внутри поднималась волна, разливавшаяся теплом. По телу пробежал электрический разряд, Блэр впилась пальцами в спину Чака. Позднее она пришла к выводу, что это был не самый сильный оргазм, что вполне объяснимо (удивительно, что она вообще его испытала, все-таки Чак профессионал). Но сейчас, переживая послевкусие ощущений, она была уверена, что в жизни не испытывала более яркого удовольствия.
Все рассказы Серены, Кати и Изабель обрывались именно на этом моменте, они только что испытали оргазм (а бывало такое, что и нет) и он получил свое законное наслаждение, после чего обе стороны расходятся. Блэр была уверена, что так будет и сейчас, поэтому дальнейшее стало для нее полнейшей неожиданностью. Чак снова начал двигаться, целуя ее шею (потом она узнает, что эта часть женского тела его фетиш), и снова боль, но гораздо слабее. Кажется, Блэр царапнула его по плечу, чем спровоцировала Чака на более быстрый ритм. Легкий дискомфорт сменился теплом, она задохнулась, когда юноша провел пальцем по клитору. Господи, знала бы, что это будет так приятно, уже давно бы пришла к Чаку.
На этот раз ощущения были острее, вырвав вскрик. Блэр выгнулась, задыхаясь, и обмякла на подушках, решая про себя, что Чак ей совершенно точно нравится. Теперь она понимала и слезы тех бедняжек, которых он безжалостно выставлял из своего номера по утрам, и его славу искусного профессионала в постели. Если все они испытывали такую гамму ощущений, в этом нет ничего удивительного.
А Чак скрипел зубами, сдерживаясь изо всех сил. Он сможет, должен сдержаться! Как же годы тренировок, изучение искусства индийских мастеров? Да, тяжело, когда девушка такая восхитительно-тугая, но он должен!
Теперь движения резче, но боли почти нет. Блэр, уже не смущаясь, застонала, царапая спину Чака. Задыхаясь, Чак сжал в кулаке диванную подушку, лежащую возле подлокотника. Ее ноготки на его спине, ее стоны, в которых слышится его имя, ее закрытые от наслаждения глаза, а самое главное, жар, манящий снова и снова… все это слишком. Он снова опустил руку вниз, Блэр, охнув, подалась бедрами к нему. Нет, даже сейчас он должен… терпеть!
Движения Чака внутри ее тела и его ласковые прикосновения к клитору слились, и Блэр заметалась, краем сознания отмечая, что раз за разом повторяет его имя. Теперь Чак остановился, напрягшись всем телом.
Блэр лежала на диване, сил не было даже на то, чтобы открыть глаза. И откуда они взялись у Чака, который умудрился лечь рядом и даже ее обнять?
- С тобой все хорошо? – прошептал он, целуя ее в висок.
- “Хорошо” – это не то слово, - Блэр слабо улыбнулась. – Я думала, что три оргазма подряд – это фантастика.
- Дай угадаю, Серена еще ни разу такого не испытывала, - Чак усмехнулся. Откуда еще Блэр почерпнула эти печальные знания, как не от Серены?
- Не хочу обсуждать ее личную жизнь, - Блэр отмахнулась, приходя в себя. – Но это было потрясающе.
Чак не ответил, улыбаясь. О, он прекрасно знает, что это было потрясающе, он тоже так себя чувствовал. Ведь он только что открыл Блэр новый мир, причем ему удалось сделать ее первый раз незабываемым. Нейту, опыт которого состоял из Серены и пары-тройки девушек, которых с ним познакомил Чак (только тихо, чтобы Блэр не узнала), этого бы ни за что не удалось. Ну как тут не почувствовать себя самым лучшим любовником в мире?
- И ты потрясающий, - продолжила Блэр. Впоследствии она бы многое отдала, чтобы остановить себя, не сказать то, что сказала. Но увы, не подумав десять раз, она это выпалила. – И ты мне очень нравишься.
Юноша напрягся. Он, конечно, джентльмен, но под отношения не подписывался. А именно этим здесь пахло.
Единственный опыт отношений он старался не вспоминать. Но сейчас из дальнего уголка памяти выплыл образ бледной девушки с темными волосами, отливающими рыжиной, и холодными голубыми глазами. Образ, который он старался не вспоминать, самый любимый в тринадцать лет и страстно ненавидимый сейчас. Она была его первой девушкой во всех смыслах, разве что первый поцелуй был не с ней. Ради нее Чак даже забыл о гордости, думаете, он не знал, что он у Джорджины не один? Надо же, ирония судьбы, в их отношениях он был, так сказать, на месте девушки, строил планы, мечтал, как однажды скажет “люблю” и наденет кольцо с бриллиантом на ее левую руку. Как же он презирал себя сейчас за эти мечтания! И как ненавидел ее за то, что заставила поверить в любовь, которой не существует.
Чак до сих пор помнил всю горечь и боль, которые почувствовал, услышав в трубке, что она уехала, и звонкий смех, который ему так нравился. Джорджине надоело в Нью-Йорке и она уехала в Амстердам, напрочь забыв о Чаке. Который, как идиот, носился по всему городу, разыскивая ее, и обрывал ей телефон.
В тот зимний вечер его ждало еще одно потрясение, которое и привело к тому постыдному решению, которое он принял, фактически расписавшись в собственной слабости. Отъезд Джорджины Спаркс, его первой любви, был сопутствующим фактором. И по сей день он ненавидел себя за эту попытку, он должен был быть сильнее, он же мужчина, в конце концов.
А от Уолдорф надо бежать сломя голову. Дело в том, что она ему… нравилась. Пока он не был в нее влюблен, но если это, не дай Бог, случится, все будет куда хуже, чем с Джорджиной. Блэр и Джорджина были очень похожи, разве что Блэр была все-таки мягче и женственнее, но это Чаку импонировало. Его чувство к Блэр будет куда сильнее, во-первых, потому, что он повзрослел и способен теперь думать головой, а значит, чувство будет осознаннее. А во-вторых, все, чем она отличалась от Джорджины, Чаку безумно нравилось, и эта влюбленность будет намного сильнее.
Но наступит день, когда они расстанутся, он неизбежно настанет, Чак не верил, что любовь может продлиться вечно. И вот тогда снова будут боль и горечь, в тысячу раз острее. И что он сделает тогда? Чак боялся даже думать об этом.
И потом… если даже на секундочку предположить, что они когда-нибудь поженятся и она забеременеет. Она ведь может при родах умереть, как… его мать. Чак станет копией своего отца, легко ли знать, что любимой женщины больше никогда не будет рядом, а виноват в этом только ты? А превратиться в копию своего отца он боялся как огня.
Нет, лучше даже ничего не начинать. Блэр переживет, она ведь сильная. Может, она вернется к Натаниелю, может, найдет другого, но это точно будет не Чак. Он ведь не сможет сделать ее счастливой, он разучился любить.
- Уолдорф, все было, конечно, замечательно, но…
Блэр почувствовала себя последней идиоткой. Какого черта она не промолчала? Ясно же, что Чак к ней того же не чувствует. А она… дура, дура, напридумывала себе Бог знает что. Кинулась ему на шею, отдала то, что должен был забрать любимый мужчина, а потом еще и выдала свои чувства. Вырвавшись из его объятий, она резко села.
- Блэр, я… - начал было Басс.
- Ты Чак Басс, - с горечью сказала Блэр, натягивая трусики и стараясь не обращать внимания на засыхающие потеки крови на бедрах. – Я помню.
Она быстро одевалась, спеша скорее убраться отсюда. На Чака девушка старалась не смотреть. На смену эйфории пришло отвращение к самой себе, ее чувства швырнули ей в лицо, значит, она ненужная, никчемная. Хотелось плакать, но уж нет, такого удовольствия она ему не доставит.
Так может и лучше, что все закончилось сейчас? Что было бы потом, когда она влюбилась бы в него, он-то ведь любить не умеет. Сколько боли ей пришлось бы испытать, страшно представить.
Чак смотрел как Блэр рывками натягивает на себя одежду, не оборачиваясь к нему. Он чувствовал себя мерзко, гадко, но молчал. Отчасти потому, что не знал, что еще сказать, ведь суть она уловила, отчасти потому, что боялся сделать еще хуже. Блэр будет ему еще благодарна, вот увидите.
- Забудь, что я сказала, - потребовала Блэр, хватая сумочку.
Чак прикрыл глаза, почему-то было больно смотреть, как она уходит. Может, сейчас с ней уходил его последний шанс на нормальную жизнь, которым он не воспользовался? Нет, его жизнь более чем нормальна, она ему очень нравится. Он ведь уже научился не обращать внимания на сосущее одиночество.
Хлопнула дверь, и Чак открыл глаза. Можете называть это как угодно, голосом разума, трусостью, но суть оставалась неизменна. Он отверг чувства девушки, которую мог по-настоящему полюбить.
- Будь ты проклята, Джорджина Спаркс, - прошептал Чак, глядя в потолок. – Если бы ты только знала, как я тебя ненавижу.
Но она не знает да и ей наверняка все равно. Чак ведь не один такой, кто желает ей всяческих несчастий.
Он сел и потянулся за брюками, выбросив использованный презерватив в мусорную корзину. Хоть эту просьбу Блэр он исполнит, забудет то, что она сказала.
А Блэр уходила в ночную темноту, натянув беззаботную улыбку. Девчонки пересказывали ей подробности битвы с Амандой и приезда Серены, которая забрала Эрика, и Блэр постаралась выкинуть из головы то, что произошло ранее. Хотя бы на время, но она перестанет об этом думать, ведь забыть о своей несусветной глупости вряд ли получится. Она еще не знала, что только что навсегда привязала к себе Чака Басса, который тоже не сможет забыть то, что произошло, хоть и будет очень стараться.




Сообщение отредактировал mio-mio - Понедельник, 23.09.2013, 20:33
 
CandleДата: Суббота, 14.04.2012, 18:27 | Сообщение # 21
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Название: Разительная перемена.
Автор: Candle.
Жанр: роман.
Рейтинг: NC-17.
Пейринг: Чак/Блэр.
Саммари: они не знали друг друга до этого лета.
Ссылка на обсуждение: http://www.gossipgirlonline.ru/forum/42-983-1
От автора: эх, не выдержала душа поэта, и вот результат сегодняшнего прилива вдохновения. AU, Чак и Блэр незнакомы, да и живет Чак на другом континенте. Да и некоторый OOC Блэр, но совсем немного.

Глава первая.

Первая встреча.


Я бы простила ему его гордость, не задень он мою.

Элизабет Беннетт, “Гордость и предубеждение”


Аукцион — публичная продажа имущества предприятий, ценных бумаг или произведений искусства без каких-либо заранее установленных условий. Существует их великое множество: английский (самый распространенный вид аукциона, который предусматривает, что покупатели предлагают за товар пошагово возрастающую цену, пока не останется один аукционер — победитель), слепой (аукционеры должны к определенному сроку подать свои предложения запечатанными в конвертах), биржевой, валютный, вексельный, залоговый (применяется в случаях, когда продажа происходит принудительно, в основном — при продаже имущества, являющегося залогом выдающегося кредита), интернет-аукцион, золотой, голландский (предусматривает продажу на основе понижения цены, когда вначале назначается завышенная цена, а потом она понижается, пока кто-нибудь из покупателей не согласится ее заплатить), двойной (конкурируют продавцы и покупатели, пока не устанавливается равновесие между спросом и предложением, и средняя цена, за которую продается товар), закрытый или заочный аукцион (цена на товары предлагается покупателями и продавцами одновременно, и в запечатанных конвертах, а товар достается тому покупателю, который предложил наибольшую цену, соответственно, продает товар тот продавец, который запросил наименьшую цену). Практически весь мир считает, что самые известные аукционы – это Кристи и Сотбис, но на самом деле самый известный и старинный аукцион – Друо. Французы, которые гордятся своим аукционом, позволили целой области Франции - Овернь - полностью заниматься обустройством этого аукциона. Друо – кладезь картин, мебели и предметов искусства любой эпохи и любой цены, открытый всем.
Ныне Друо проходит в Париже, одном из самых романтичных городов мира. Уолдорфы приехали туда всей семьей, Элеонор не могла пропустить такое событие, кроме того, она остро нуждалась в вдохновении для создания новой коллекции, а какой город, кроме Парижа, может стать его источником? Гарольд пытался сбежать от чрезвычайно сложного процесса, линия защиты зашла в тупик и он взял тайм-аут на несколько дней. Ну а пока еще шестнадцатилетняя Блэр твердо решила найти здесь свою любовь.
Несколько дней назад Блэр рассталась со своим парнем, Нейтом Арчибальдом, от чего сейчас пребывала в эйфории. Нейт был ей неинтересен, они не понимали друг друга да и не очень-то он ей был нужен, честно говоря. Блэр попросту отбила его у своей лучшей подруги Серены, симпатия-то возникла вначале между Нейтом и Сереной. Но Блэр и Серена поссорились из-за какого-то пустяка, и Блэр поставила себе цель – влюбить в себя Арчибальда. Потом они помирились, но процесс, так сказать, был уже запущен. Нейт и Блэр начали встречаться, а через несколько месяцев расстались к обоюдному облегчению обоих. Блэр была девушка романтичная, воспитанная на классических любовных романах. Первые несколько дней она честно думала, что это и есть самая настоящая Любовь, о которой она мечтала с детства. Но прошла неделя, за ней другая, и Блэр с грустью поняла, что не чувствует по отношению к парню… ничего. Не было того томления, мучительного ожидания звонков и сообщений, радости встреч, робких прикосновений, от которых бросает то в жар, то в холод, и глупого смущения. Разобравшись, что он ей не нужен, Блэр провозилась с Арчибальдом еще какое-то время (просто чтобы он не достался другим), а затем вежливо предложила остаться друзьями, чему Нейт несказанно обрадовался.
Здесь, в Париже, Блэр, конечно, ждала та самая настоящая Любовь, это даже не обсуждалось. Блэр с упоением представляла себя сидящей в маленьком кафе с чашкой свежесваренного капучино, в маленьком черном платье, читающей Анну Гавальда в подлиннике, и тут в кафе входит он… Конечно, Он сразу видит красивую девушку и подсаживается к ней. Блэр не признается ему, что она – американка, по крайней мере, сразу. Он отвезет ее на набережную Сены, а затем они поднимутся на вершину Эйфелевой башни, а потом прогуляются по Елисейским полям, пройдутся по закоулкам Лувра, посетят Нотр-Дам… Блэр останется в Париже на лето, они дни напролет будут гулять по городу, завтракать, обедать и ужинать в кафе и ресторанах, читать друг другу стихи о любви и фотографировать друг друга. В конце августа Блэр признается ему, что ей нужно уехать, и сердце сладко замрет оттого, что он чуть не расплачется. Они будут переписываться по электронной почте и часами болтать по телефону, а на Рождество Блэр, конечно, полетит к нему. Или он к ней, Блэр еще не решила. А потом… так далеко Блэр еще не заглядывала.
Она полностью придумала свою идеальную историю любви (а как же, в ее жизни все должно быть идеально), не особенно считаясь с тем, что в жизни может оказаться все не так. Да и постоянная романтика теряет свою прелесть, когда ее слишком много. Блэр был нужен соперник, человек, который будет
сильнее ее и которому она будет доказывать, что и она не промах. Отождествляя себя с героинями нежно любимых ею книг, Блэр и не задумывалась, что, по сути, у нее с ними очень мало общего (в первую очередь Блэр не хватало кротости и смирения). Она летела в Париж, окрыленная надеждами, и ей даже в голову не приходило, что несбывшиеся надежды могут очень сильно ранить.
Элеонор и Гарольд о далеко идущих планах дочери не знали, они были уверены, что она прилетела посмотреть на старинные предметы искусства только лишь потому, что Серена улетела на Ибицу. Вообще-то Блэр и Серена собирались сразу после окончания занятий улететь на Сент-Барнс, но легкомысленная голубоглазая нимфа вдруг решила лететь на Ибицу вместе с Поппи Лифтон. Она клятвенно пообещала Блэр, что вернется через несколько дней, но Блэр прекрасно знала свою златовласую подругу. Хорошо еще, если Серена успеет к первому сентября. Блэр злилась на подругу до потемнения в глазах и мысленно готовилась к не самому приятному лету в своей жизни в компании прабабушки и бабушки Уолдорф и их трех собачек, но тут подвернулась эта поездка. Блэр так упрашивала родителей взять ее с собой, что Гарольд и Элеонор просто не смогли отказать.
Они остановились в “Ritz” (Элеонор не могла себе позволить жить в отеле, куда запросто могут зайти… обычные люди), где Уолдорфов прекрасно знали. У Блэр еще с утра появилось стойкое ощущение, что они и не уезжали из Нью-Йорка, все подруги Элеонор (а это больше половины жительниц Верхнего Ист-Сайда) тоже были здесь. Дамы пришли от сего факта в восторг, наверняка представляя, как будут грызться друг с другом на аукционе. Дружба дружбой, а предметы искусства врозь.
Сегодня был так называемый предпродажный день, выставляемые товары можно было хорошенько рассмотреть, определиться с выбором и прицениться. Блэр следовала за матерью, с тоской думая о том, что могла бы это утро провести с куда большей пользой. Как знать, может, именно сегодня она должна была встретить свою Любовь?
- Элеонор, какой приятный сюрприз, - к Элеонор подлетела низенькая полноватая женщина. Блэр закатила глаза. Теперь от трещанья лучшей подруги матери у нее разболится голова. – Так и знала, что встречу тебя здесь.
Блэр отошла к витрине (какое удачное совпадение, они в зале с драгоценностями и ей есть чем себя занять), в которой лежала потрясающе красивая подвеска – сапфир в окружении бриллиантов, краем уха прислушиваясь к возбужденному шепоту Стеллы Мердок, жены владельца кинокомпаний и издательств в США, Австралии, Европе и Латинской Америке. Она как раз перечисляла, кто еще прибыл на аукцион и с кем еще не встретилась Элеонор.
- Еще сюда прибыла Сэнди Гэллахер, она прекрасно держится после развода. Честное слово, после того, чем она пожертвовала ради него, и он ее так отбросил, точно ненужную тряпку… Ах да, тебе передавала привет Элизабет Мидлер, просила сказать, что твое последнее платье просто шикарно и она уже приобрела его для Белой вечеринки. И ты не поверишь, кто еще приехал.
- И кто же? – в голосе Элеонор слышался жадный интерес.
- Сам Барт Басс. Милый мужчина, но Господь жестоко с ним обошелся. Кстати, это исчадие ада тоже здесь, так что не спускай глаз с Блэр.
Блэр, делая вид, что рассматривает подвеску, повернула голову. По-видимому, под “исчадием ада” имеется в виду Чак Басс, сын Бартоломью Басса, одного из самых влиятельных бизнесменов Америки. Младший Басс пользовался в их кругах не самой лучшей репутацией, даже, прямо скажем, ужасной. Блэр всегда было любопытно на него посмотреть, не может же один человек заключать в себе столько пороков. Кумушки Верхнего Ист-Сайда никак не могли пережить его поступление в Оксфорд, с его-то успеваемостью. Не иначе, Барт Басс сделал щедрое пожертвование.
Блэр был он интересен не только из-за молвы. Чак Басс был лучшим другом Нейта, хоть и виделись они нечасто. По словам Арчибальда, лучшего друга было не найти во всем свете. Они не раз кутили в Европе, только все эти буйства, как правило, заканчивались в тюремных камерах. Анна и Говард Арчибальды изо всех сил пытались отвадить такого друга, но Нейт проявил неожиданное упрямство, утверждая, что в половине всех арестов Чак был неповинен. Блэр даже не знала, верить ему или не стоит, учитывая то, что и в одиночку Басс –младший умудрялся навещать полицию достаточно часто.
Такие противоречивые мнения и породили в ней неуемное любопытство. Какой он на самом деле, этот таинственный Чак Басс, симбиоз всех известных на свете пороков или просто парень, не обращающий внимания на мнение остальных? Серену ведь тоже кем только не считали, правда, она к этому не особенно прислушивалась, твердя, что если близкие ей знают правду, то ей этого достаточно. Но ведь столько раз в полицию не будут забирать просто так.
Несмотря на предупреждение, Элеонор и думать забыла о Блэр, обсуждая подробности недавнего развода Гэллахеров. Нет, она была прекрасной матерью, по стандартам Верхнего Ист-Сайда, конечно же, но сейчас новые животрепещуще факты ее отвлекли и она упустила из виду, что ее дочь находится в одном здании с бо-ольшим ценителем женщин.
Пользуясь тем, что Элеонор отвлеклась, Блэр тихонько проскользнула в соседний зал, где были выставлены картины. Она несколько раз видела фотографии Басса-младшего в газетах, поэтому сейчас с любопытством оглядывалась. Как назло, у самой дальней стены с друзьями разговаривал Гарольд, а ему может не понравиться, что его дочь общается с Чаком Бассом. Блэр ведь не собиралась ограничиваться взглядом издалека, не-ет, ей хотелось поговорить с ним. Перекинуться хотя бы парой слов, чтобы она могла составить свое мнение о нем.
В следующем зале чего только не было. И кого только не было, кстати, тоже. Блэр пробежалась глазами по залу и удивленно подняла брови. Что здесь, интересно, делает Нейт? Впрочем, где он, там, наверняка, должен быть и Басс.
Она подошла к портрету дамы в напудренном парике, делая вид, что не замечает Нейта. Блэр поправила каштановые локоны, зная, что так они куда эффектнее заструятся по ее спине. Хоть ей уже не нужно было очаровывать Нейта, это происходило, скорее, по привычке. Да и потом, где-то поблизости мог быть Басс-младший. Не прошло и минуты, как…
- Блэр, привет, - Нейт поспешил к ней. По-видимому, для него это было шикарным поводом избавиться от хвастовства Говарда перед друзьями.
- О, Нейт, как неожиданно, - Блэр мастерски изобразила удивление. – Я думала, ты ушел в плавание.
- А я, в свою очередь, думал, что ты на Сент-Барнсе, - Нейт подмигнул ей. – Загораешь, купаешься, наслаждаешься жизнью.
- Серена вдруг решила лететь на Ибицу вместе с Лифтон, - с неохотой призналась Блэр. – Не хотелось загорать и купаться в одиночестве. Вот и решила сначала наведаться сюда, ну а потом лететь в Шотландию.
- Ну а меня уговорила мама. Да и мы здесь должны были с Чаком встретиться, так что…
Блэр насторожилась. Вот она, интересующая ее тема! Она слегка пожала плечами, маскируя свой интерес.
- А ты присматриваешь картины для своего будущего пентхауса? – Нейт кивнул на портрет.
- Не знаю, посмотрим. Мне вообще-то больше нравится эта, - Блэр указала на портрет молодой девушки в золотом платье.
Картина и правда была неплоха. Блэр, на секунду забыв о главной своей цели, шагнула к ней, дабы рассмотреть поближе. Она практически подпрыгнула, когда Нейт радостным возгласом привлек чье-то внимание.
- Чувак, наконец-то. Держу пари, в соседнем зале тебе попалась симпатичная статуэтка, от которой ты никак не мог отлепиться.
- С чего ты взял? – за ее спиной раздался незнакомый бархатный голос, от которого по спине Блэр почему-то пробежали мурашки.
- Да тут все только и гудят, что с Бартом Бассом приехал сын. Я тебя обыскался.
Так значит этот голос принадлежит Чаку Бассу. Блэр помедлила, стараясь обернуться как можно эффектнее. Вот так, чтобы волосы слегка взлетели, но не разлетелись, и посмотреть из-под ресниц. Блэр прекрасно знала, что именно благодаря этому взгляду она снится по ночам не одному ученику “Сент Джуда”.
Стоящий перед ней парень был чуть ниже Нейта ростом. У него были темно-каштановые волосы и миндалевидные карие глаза, волевые, четко очерченные черты лица… Он еще был мальчишкой, но вместе с тем и уже мужчиной. А еще он явно следил за собой почти с той же тщательностью, как и она. Черный костюм идеально сочетался с белоснежной рубашкой, которая была расстегнута на верхние пуговицы (в вырезе виднелась волосяная дорожка, отчего… интерес Блэр возрос), на руках был аккуратный маникюр, а волосы идеально уложены. Интересно, просыпаясь после бурной ночи, он выглядит также безупречно?
Он смотрел на нее с проблеском интереса, с чем Блэр мысленно себя поздравила. Она уже его заинтересовала, это кое-что.
- Позволь представить тебе самую жестокосердную девушку Нью-Йорка, Блэр Уолдорф, - Нейт, кажется, только сейчас вспомнил о ее присутствии. – Блэр, это Чак Басс, мой лучший друг.
- Так это она и есть? – к ужасу Блэр, интерес в его глазах начал стремительно испаряться. – Наслышан-наслышан.
- Я о тебе тоже, - Блэр уже не хотелось протягивать ему руку. Наоборот, теперь, когда интерес сменился легким презрением, его лицо, которое вначале показалось ей даже красивым, стало каким-то… неприятным. Самое главное, Блэр никак не могла понять, почему он смотрит на нее с презрением, ведь видит ее первый раз в жизни?
- Не сомневаюсь, - он отвернулся от нее, кажется, полностью потеряв весь интерес. Блэр растерялась. Такого с ней еще никогда не было.
Обычно, знакомясь с представителями сильного пола, Блэр точно знала, как удержать их интерес и как заставить их думать только о себе. То, что сама она ничего особенного к ним не испытывала, это был другой вопрос. Но сейчас она заинтересовалась парнем, а он, надо же такому случиться, кажется, вообще не обращает на нее внимания.
- Мы поедем в Buddha Bar, Бейзен рекомендует, - Басс посмотрел куда-то в сторону. - Ты с нами?
- Спрашиваешь, - Нейт закатил глаза. - Может, прямо сейчас и двинем? Кстати, а почему туда?
- По словам Бейзена, там одни официантки-азиатки и очень многое умеют. Там тебя не оставят без… - тут Басс окинул насмешливым взглядом Блэр, - …пирога.
Блэр вспыхнула. Он явно в курсе, что у них с Нейтом за несколько месяцев дело так и не дошло до постели, да еще и понимает то, что осталось для Нейта тайной. Все это время Блэр водила Нейта за нос, обещая и прикрываясь тем, что "пока не готова". Истина состояла в том, что она давно уже была готова, вот только не с Нейтом. И не с теми, кто раздевал ее глазами в школе и на вечеринках. Блэр хотелось, чтобы это был тот, кого она будет действительно любить и который действительно будет любить ее. Для кого она не будет приключением на одну ночь/неделю, а смыслом жизни. Глупо, наивно, романтично, да, но именно так Блэр и хотелось. А если уж выразиться циничнее, она хотела не сожалеть об этом поступке через несколько лет. Героем ее романа явно был не Нейт, и потом бы она об этом пожалела совершенно точно. Поэтому-то Блэр и старалась всеми возможными способами увильнуть от перехода отношений на следующий уровень. Только она и не предполагала, что Нейт будет рассказывать об этом всему свету. А этот "весь свет" такой сообразительный.
- Поехали, - Нейт пожал плечами. - Блэр, рад был тебя увидеть
- Я тоже, - у Блэр появилось неприятное чувство, что ее план с треском провалился. Ну, впрочем, жалеть тут особо не о чем, Басс ей уже неприятен.
- Приятно было познакомиться, - Басс отвернулся от нее, явно уже забыв о ней.
Блэр фыркнула, провожая их глазами. Наверно, слава Богу, что все так сложилось. Не приведи Господь, она поддалась бы его обаянию и оказалась бы в его постели. Да, может, он и профессионал в этой сфере, но Блэр как-то не хотелось пробовать это на себе. Она отвернулась, попытавшись выбросить его из головы. В конце концов, Блэр шестнадцать лет жила, не подозревая о существовании некоего Чака Басса и еще столько же проживет. И даже больше.
Она отправилась на поиски матери, собираясь сообщить, что уходит. Если есть что-то красивее рождественского Парижа, так это вечерний Париж. На город опускаются сумерки и повсюду зажигаются фонари, отчего весь город кажется нарядным, как игрушка, на улицы высыпает разношерстная толпа веселых парижан, в воздухе разливается приятный аромат свободы… Блэр уже предвкушала целый вечер полной и абсолютной свободы, рядом не будет мамы, которая вечно советует, как себя вести, и агентов Сплетницы.
Элеонор в соседнем зале присматривалась к набору старинных серебряных вилок. Блэр от души понадеялась, что она так этим занята, что машинально отпустит ее куда угодно. Не то, чтобы Блэр требовалось ее разрешение, скорее, она собиралась поставить ее перед фактом, но и демонстративно уходить в случае запрета не хотелось. Такие акции были не в ее стиле, Блэр давно придерживалась политики “выслушай и сделай по-своему”.
- Мам, - позвала она женщину, улыбаясь подругам Элеонор.
- Да, дорогая? – Элеонор не подняла головы от витрины.
- Я пойду прогуляюсь.
Элеонор мгновенно выпрямилась, вернувшись в реальность. Она бросила взгляд на часы и нахмурилась. Отпускать дочь одну вечером боязно, а если учесть, что они еще и в другой стране… Блэр ведь совсем не знает город и, несмотря на свой идеальный французский, вполне может заблудиться. И не дай Бог к ней пристанут какие-нибудь хулиганы.
- Даже не думай, - категорично заявила она. – Будь мы дома, я бы тебя еще отпустила, а здесь не может быть и речи.
- Что со мной может случиться? – Блэр раздраженно вздохнула. – Я буду рядом с отелем, вы же говорили, что рядом чудное кафе.
Элеонор задумалась. Если так… то вполне можно Блэр и отпустить. Главное, чтобы она не шаталась по темным улицам.
- Из этого кафе ни ногой, - велела она. – Мы с Гарольдом заберем тебя оттуда.
Блэр поцеловала мать в щеку и постаралась испариться, пока она не передумала. По крайней мере часа два свободы ей обеспечено.
Зайдя в туалет, Блэр подошла к зеркалу и вынула блеск для губ от Chanel. Наложив новый слой, она окинула себя критическим взглядом в зеркале. Ну вот, осталось еще подушиться, и можно отправляться на поиски настоящей любви.
Достав из сумочки Agent Provocatue, она уже собиралась было открыть флакончик, но…
-Нейт, я решительно не понимаю, что в ней необыкновенного, - раздался у нее над головой спокойный мужской голос.
Блэр подняла голову, напрочь забыв про флакончик. Ее преследует дух Басса? Господи, чем же я провинилась перед тобой?
Все оказалось гораздо проще. Вентиляция выходила в мужской туалет, находящийся за стенкой, поэтому разговор Басса и, скорее всего, Нейта здесь был слышен в четкости.
- А мне показалось, она тебе понравилась, - голос Нейта явно был обескуражен. – Думал, вы сойдетесь, в чем-то вы похожи.
- Только не надо страдать маразмом и приводить мне девушек. Тем более что в твоей Блэр нет ничего уникального, просто она более ухожена, чем остальные.
- Нет, я не внешность имел в виду. У вас в характерах много общего, Блэр стервозная, независимая, умная…
- И вот от таких девушек я стараюсь держаться подальше. Со временем их аппетиты возрастают, и они начинают считать, что парень им кругом должен. И потом, сколько тебе объяснять, что я не сторонник отношений длиннее одной ночи?
- Ты же даже не пробовал.
- Ты попробовал. Понравилось несколько месяцев без секса обходиться? Бояться в сторону взгляд кинуть потому, что она у тебя ревнивая, как дикая кошка? Согласовывать каждый свой шаг с ней и не иметь права нормально оттянуться? Осознавать, что у тебя куча обязательств, зато никаких прав?
- Ну вот когда ты в этом ключе все преподносишь, мне кажется, что отношения – это не есть хорошо. Но с Блэр было весело, даже очень, и интересно.
- Никто не мешает вам дружить.
- Ладно, черт с тобой. Раз в жизни хотел сделать что-то хорошее…
- Получилось как всегда, Натаниель. Не бери в голову. Нас ждут прекрасные азиатские девушки, которым от тебя ровным счетом ничего не надо, кроме денег.
Блэр уставилась на свое отражение. Это в ней нет ничего уникального? Это она самая что ни на есть заурядная? Да как этот кобель смеет такое утверждать?! Девушка поспешно поставила флакончик на раковину, боясь раздавить его ненароком. Басс выставил ее перед Нейтом ревнивой истеричкой, захлебывающейся воплями по любому поводу. А ведь он ее даже не знает.
Внезапно Блэр в голову пришла гениальная мысль. А почему бы не влюбить Басса в себя, а потом бросить, через месяц-другой? Такого наверняка с ним еще никто не делал. Это будет, конечно, сложно, при его убежденности, что отношения дольше одной ночи – это зло, но так даже интереснее. Можно бросить вызов самой себе. Блэр не думала, что Басс так уж сильно отличался от других парней, в первую очередь, он именно парень, и только во вторую весь такой разумный, сообразительный и наверняка искушенный в женских уловках. Просто нужно будет пользоваться более изощренными хитростями, а не банальными “приподнять юбочку”, “кинуть томный взгляд”.
Зато как эффектно можно будет отомстить ему за эти слова. Да и она наверняка будет первой девушкой, которую он не сможет забыть, даже если постарается, что делает Блэр в каком-то смысле уникальной.
Блэр растерла духи по запястью, улыбаясь. Сейчас главное исподволь узнать о нем все, что можно, не обращаясь при этом к Нейту. Она ведь должна появляться везде, где окажется Басс, значит, ей придется лететь в Англию или куда он там собирается. Блэр совсем не жалела, что с планами найти свою настоящую любовь в Париже покончено, это успеется всегда, а сейчас… Ее ждет куда более интересное занятие – охота на Чака Басса.
Глава вторая.


Обман.


Есть два способа командовать женщиной... но никто их не знает.

Фрэнк Хаббард.


По комнате скользил золотой теплый лучик, пробравшийся сюда из неплотно зашторенного окна. Он отразился в зеркале над камином и, словно испугавшись своего отражения, отпрыгнул на кровать. Там он заблудился в складках кремового одеяла, споткнулся о “Век невинности” и, наконец, столкнулся с рукой лежащей в кровати девушки. Должно быть, она чем-то его заинтересовала, он начал взбираться выше, пока не увидел ее лицо.
Впрочем, разглядеть ее было сложно из-за наполовину закрывающей лицо черной маски. Лучик расстроенно попрыгал возле ее лица, а потом опустился ей на щеку, надеясь, что она снимет маску. Девушка не просыпалась, и лучик расстроился вконец.
Вот только спать ей осталось недолго. Уже через минуту дверь открылась, и на пороге появился мужчина среднего роста в строгом деловом костюме.
- Медвежонок, просыпайся, - позвал он, застегивая часы. – Ты проспишь наш с тобой день.
Блэр едва слышно заворчала, с неохотой выбираясь из объятий Морфея. Ей снился замечательнейший сон, она страстно целовалась с юношей на скамейке в старинном парке. Вот только лица юноши она никак не могла разглядеть, помнила только, что у него были очень мягкие темные волосы.
Она стянула маску с лица, окончательно прощаясь с образом прекрасного незнакомца и возвращаясь к действительности. Вчера Гарольд пообещал ей, что весь день они проведут вдвоем, ведь Элеонор собиралась наведаться в офис парижского филиала “Дизайн от Элеонор Уолдорф”. Блэр пришла от идеи отца в восторг, решив отложить охоту на день, Гарольд собирался показать ей свои любимые места, коих в Париже было немало. Им нечасто выпадала возможность побыть вдвоем, Гарольд работал не только по будням, но и частенько по выходным. У Блэр тоже появились другие интересы, походы с подружками по магазинам и СПА, свидания с мальчиками в кафе и ресторанах, организация благотворительных акций в школе… Но если появлялся шанс провести вместе хоть сколько-нибудь времени, они старались его не упустить.
Блэр села, сонно потирая глаза и потягиваясь. Отец распахнул шторы, и в комнату хлынул солнечный свет, отчего Блэр зажмурилась.
- Поторопись, медвежонок, - Гарольд поправил галстук, глядя в свое отражение в зеркале над камином. – Уже десять часов, а моя спящая красавица еще в постели.
- Куда поедем сначала? – Блэр положила нежданно обнаружившуюся книгу на тумбочку рядом с кроватью.
- Во дворец кардинала Ришелье. Тебе же всегда было интересно посмотреть на дворец, где прошло детство Людовика XIV.
Блэр оживилась и с готовностью потянулась за халатом, лежащий на спинке кровати. Она готовила доклад, посвященный Людовику XIV, и заинтересовалась личностью человека, армия которого была самой организованной и многочисленной в XVI веке, а двору завидовала вся Европа. И пусть потом он не появлялся во дворце, но зато поселил там свою фаворитку, которая родила ему двух внебрачных сыновей.
- Нужно будет заехать в банк, а потом отдать кое-кому документы. Это будет быстро, займет не больше часа, - добавил Гарольд, заметив погрустневшее лицо дочери.
- А почему ты работаешь курьером? – Блэр набросила халат на плечи.
- Для очень важного человека можно сделать исключение. И вообще привыкай, тебе тоже придется этим заниматься.
- Развозить папки с документами? – девушка подняла брови.
- Это, так сказать, один из нюансов работы адвоката, - Гарольд улыбнулся дочери. – Я жду тебя.
Блэр проводила отца взглядом. Ну почему это нужно сделать именно в их день? Неужели нельзя отложить на завтра? Знала бы Блэр, кому именно нужно передать документы, она бы просто потребовала это отложить.
Однако пока вполне смирившаяся девушка пребывала в счастливом неведении и великолепнейшем настроении. Она ловила на себе восхищенные мужские взгляды и гордый отца, что добавляло уверенности в себе. Блэр была вовсе не обделена мужским вниманием, но большую его часть скрадывала Серена, с которой вместе они проводили почти все время. Да и родителям Блэр она нравилась больше, иначе как объяснить то, что они почти постоянно их сравнивали? Да вот только Серена была на Ибице и не далее, как во время завтрака Гарольд недовольно качал головой, глядя на ее фото топлесс в разделе светской хроники.
Гарольд хотел обменять доллары на евро, пока он разговаривал с молоденькой кассиршей, Блэр дожидалась его, сидя в кресле. Положив ногу на ногу, она очаровательно улыбалась симпатичному респектабельному банкиру, придумав себе, что он – владелец банка. Не может же она флиртовать с обычным бухгалтером, хоть и в дорогом костюме. А флиртовать так хочется.
Полную умиротворения картину разрушил юноша не старше Блэр, с крайне раздосадованным видом появившийся из зоны ожидания VIP. Блэр моргнула, она совсем не ожидала встретить здесь Чака Басса. Тем более так рано.
Впрочем, замечательно. Она отвернулась, чтобы не встречаться с ним глазами, не забыв при этом перекинуть волосы на плечо. Как жаль, что помещение такое просторное, иначе бы он наверняка почувствовал приятный аромат.
Краем глаза она наблюдала за идущим к выходу юношей, чувствуя разочарование. Блэр была уверена, что выглядит сейчас просто сногсшибательно и при этом достаточно естественно. Жаль, если столько стараний пропадет даром. Впрочем, кажется, нет. Басс заметил ее и остановился на несколько секунд. Блэр старательно сделала вид, что не замечает его, еще раз очаровательно улыбнувшись банкиру. Когда она повернула голову, якобы только сейчас его увидев, он уже продолжал свой путь, и Блэр едва сдержала раздраженное фырканье. Она так и не увидела его реакции, может, она заинтересовала его хоть сейчас?
Блэр и не думала, что возможность проверить это предоставится ей так скоро. Плохое предчувствие, появившееся на ступеньках здания, в котором располагался офис французского филиала “Басс Индастриз” оформилось в неприятный холодок, когда Гарольд уверенным шагом направился к лифту. Блэр до последнего надеялась, что документы он должен передать юристу, но ведь это можно было сделать и в Нью-Йорке. Однако Гарольд вошел в элегантно обставленную приемную с двумя дверьми. Стоило Блэр услышать, кто именно нужен ее отцу, как у нее упал желудок.
- Мистер Басс у себя? – поинтересовался Гарольд у миловидной женщины, которая была чем-то испугана.
- Вы, должно быть, мистер Уолдорф, - с едва заметным акцентом произнесла она, сверяясь с часами.
- Да, я привез документы по делу, которые он хотел лично просмотреть.
- К сожалению, мистер Басс сейчас не может вас принять, - она с опасением посмотрела на массивную дверь, за которой раздавались неясные голоса, - но если вы подождете…
- У нас нет времени ждать, - отрезал Гарольд. – Я бы оставил документы вам, но он хотел ведь что-то обсудить насчет мирового соглашения.
- Да? – женщина сникла, но тут же воспряла духом. – В таком случае вы можете поговорить с мистером Бенуа, заместителем мистера Басса. Мистер Басс просил направить вас к нему, если он не успеет управиться. Вы приехали немного раньше и…
- Где кабинет мистера Бенуа? – прервал ее Гарольд.
Крики за дверью усилились, отчего несчастная секретарша помертвела. Она вскочила со своего места, провожая Гарольда к двери напротив. Блэр бросила взгляд на дверь, там явно находится великий и ужасный Барт Басс. Если он распекает так своих работников, неудивительно, что несчастная так стремится выслужиться.
Блэр отошла к дивану как раз вовремя, дверь распахнулась, явив миру крайне разъяренного Чака Басса. Девушка сглотнула, впервые пожалев этим утром, что надела красные чулки в шотландскую клетку, которые привлекают к себе внимание. Ей сейчас хотелось стать незаметной, он вполне может решить, что она его преследует, а объяснять, что все это лишь совпадения… Блэр не стала бы опускаться до такого уровня. Да и когда он в такой ярости, он внушал страх. Блэр и сама бы возненавидела того, кто застал бы ее в момент ссоры с родителями, а ей совсем не хотелось вызывать у него такие чувства.
Однако Басс все равно ее заметил. Гримаса ярости сменилась удивлением, а затем довольной ухмылкой, словно ему в голову только что пришла замечательная мысль. Он обернулся к распахнутой двери.
- Папа, я хотел бы тебя кое с кем познакомить, - объявил он.
В приемную вышел бледный высокий мужчина с седыми волосами. Сын не был на него похож ни капельки, разве что взглядом. Взгляд Чака замораживал также, как и эти голубые глаза.
Блэр даже не успела среагировать, когда Чак решительно подошел к ней. Он обнял ее за талию и притянул к себе.
- Это моя девушка, - пояснил он изумленно застывшим Барту и Блэр и чуть помедлил. – Блэр.
Блэр усилием воли сдержала себя, чтобы не открыть рот. Во-первых, она не понимала, для чего Бассу-младшему нужен весь этот спектакль. А во-вторых, Блэр была уверена, что он ее даже не помнит. Однако этот субъект сумел вспомнить ее имя, хоть и с маленькой заминкой.
- Чак, я не знаю, кто эта юная леди и сколько ты ей заплатил, - Барт окинул Блэр ледяным взглядом, отчего девушка съежилась. – Мое решение окончательно, так что это бесполезно.
- Я никогда не платил своим женщинам, - Басс-младший явно хотел добавить что-то язвительное, но сдержался. – Мы с Блэр давно любим друг друга и она хотела с тобой познакомиться. Сегодня я решил осуществить ее желание.
- Почему же ты приехал один? – Барт поднял брови.
- Я приехал с ней, но она все это время ждала здесь, - поправил его Чак и повернулся к секретарше, которая усиленно пыталась притвориться стулом. – Ведь так, Шарлотта?
- Д-да, - пролепетала женщина, скрывшись за какими-то листками бумаги.
- Я догадываюсь, за кого вы меня приняли, мистер Басс, - Блэр впервые решила обратить на себя внимание, решив, что пора взять себя в руки. – Но могу вас уверить, что я не принадлежу к… этим кругам. Я – одноклассница Нейта, он и познакомил нас с Чарли, за что мы оба ему очень благодарны.
Блэр и сама не знала, какого черта ее дернуло, но она обняла Чака за шею, решив ему подыграть. Это недоразумение из чудовищного начало превращаться в нечто забавное. Блэр было интересно, как он сейчас отреагирует. Интересно, у него тоже побежали мурашки по спине, как у Блэр?
- Вы сказали, вы его одноклассница, - протянул Барт. – Тоже учитесь в “Сент Джуд”?
Он явно пытался подловить ее на незнании, что “Сент Джуд” – школа для мальчиков. Да вот только рядом с ней располагался “Констанс Биллар”, школа, над которой властвовала Блэр.
- Нет-нет, я учусь в “Констанс Биллар”, но мы считаемся одним классом, - пояснила она.
- Я проверю, - он окинул ее недоверчивым взглядом. – Как вы сказали вас зовут?
- Блэр Уолдорф, - Блэр очаровательно улыбнулась, почувствовав себя уверенно. – Если хотите, могу дать вам телефон директора Квеллер. Мы часто контактируем с ней, ведь я – председатель комитета по благотворительности.
- Прости, дорогая, за это недоверие, - Басс-младший притворно сокрушенно опустил голову. – Отец, ты поставил меня в очень неудобное положение.
Барт, кажется, начал сдаваться. Уверенность Блэр вкупе со смущенным видом сына делали свое дело. Блэр чувствовала себя так, словно идет по зыбкой почве. Стоит им сделать что-то хоть мало-мальски неискреннее, как Барт Басс их раскусит.
- А как же объяснить то, что вчера вы разгромили Buddha Bar? – однако, он решил не отступать так легко. – Не думаю, что твоя… девушка тебя туда отпустила.
- Я доверяю Чарли, - медово протянула Блэр. – Почему бы ему не провести один вечер в мужской компании, если все остальные будут посвящены мне? А что до других женщин… я уверена, Чарли любит меня так, что не обращает внимания на других.
Каждый раз, когда Блэр называла его “Чарли”, плечи Басса-младшего напрягались под ее рукой. Блэр едва сдерживала хихиканье, он явно злился. Достойная месть за то, что он заставил ее чувствовать себя дурой целую минуту.
- Чарли, - Барт слабо улыбнулся, отчего Басс-младший, наверно, пришел в ярость. – Я так понимаю, на открытие “Виктролы” вы придете вместе и хотя бы за этот клуб я могу не опасаться?
- Конечно, - Чак с достоинством кивнул.
- Чудесно. Мисс Уолдорф, мы обязательно пообщаемся позже, - Барт поправил узел галстука, - к сожалению, сейчас у меня дела. Приятно было познакомиться.
- Мне тоже, мистер Басс, - Блэр улыбнулась, провожая взглядом скрывшегося в кабинете мужчину.
Стоило двери закрыться, как она тут же высвободилась из объятий Басса-младшего. Какое счастье, что из кабинета напротив не вышел Гарольд, у него был бы сердечный приступ. Его разумная девочка вляпалась в отношения с Чаком Бассом. Она надеялась, что ее родители не узнают о


 
CandleДата: Суббота, 14.04.2012, 18:28 | Сообщение # 22
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава третья.

Намерение.


Танцуй! Сегодня ты Королева...

"Мельница", "Ведьма"


Виктрола - вид фонографа, выпускавшийся в первой половине XX века фирмой “Victor”. Но ныне, в 2000х это слово уже не связывали с фонографом. Это слово ассоциировалось с запретной свободой, пороком и грехом. Так назывался один из самых модных клубов Нью-Йорка. А если еще точнее, один из самых модных бурлеск-клубов.
Правда, вначале история “Виктролы” вовсе не была такой радужной. Бывший владелец клуба проиграл его в карты Чаку Бассу, который и превратил его в рассадник грехов. Несмотря на юный возраст Басс-младший отличался хваткой, сообразительностью и смелостью. Ныне клуб процветал, и новоиспеченный бизнесмен решил открыть клуб с таким же названием сначала в Париже, а потом и в Лондоне.
Блэр, разумеется, и не подозревала о его далеко идущих планах, для нее все это было лишь забавным приключением. Нет, она прекрасно знала, куда идет, ну кто на Верхнем Ист-Сайде не слышал о “Виктроле”? И о ее владельце тоже. Самолюбию Блэр льстил тот факт, что она будет рядом с владельцем клуба, пусть и всего на один вечер. А если она сейчас раскинет карты правильно, может, и не на один.
Блэр вышла из отеля ровно в семь, как они и договорились. У припаркованного возле дверей черного лимузина стоял мужчина в строгом костюме, он гостеприимно распахнул дверь. Блэр забралась в лимузин, чувствуя себя так, словно лезет в нору за белым кроликом.
Всю дорогу она гадала про себя, откуда этот мужчина узнал ее и узнал ли. Вдруг это какой-нибудь маньяк, который похитил честную девушку? Он завезет ее куда-нибудь в подворотню и… Надо же, она даже не знает телефона полиции.
Пытаясь вспомнить необходимую комбинацию цифр, Блэр так задумалась, что не заметила, как лимузин остановился. Она вздрогнула, когда дверца машины открылась, но тут же собралась. Еще не хватало предстать перед Бассом с перекошенным от удивления лицом.
Басс протянул ей руку, которую она приняла как само собой разумеещеся. Блэр вылезла из лимузина и с любопытством огляделась. Перед клубом собралась огромная толпа, то тут, то там мелькали вспышки фотокамер, а над входом переливалась свеженькая вывеска. Девушка внезапно поежилась от плохого предчувствия, кажется, от родителей будет сложновато все это утаить.
- Неплохо выглядишь, - Басс окинул ее критическим взглядом.
- Я знаю, - Блэр самодовольно на него посмотрела. – Ты тоже достоин стоять сейчас рядом со мной.
В его глазах замелькали лукавые огоньки. Блэр поздравила себя с первым успехом, это уже не насмешка и не равнодушие. Кажется, она на верном пути.
- Мы должны попозировать журналистам или что-то вроде того? – осведомилась Блэр, бросив взгляд в сторону камер.
- Вообще-то они здесь неофициально, на самом деле им запрещено здесь появляться, - Басс повел ее к дверям, приобняв за талию. – Но они все равно сюда приехали, а я делаю вид, что не замечаю их с одним-единственным условием: никаких попыток снять меня. Но ты можешь повертеться перед камерами, если хочешь. Будешь потом впечатлять своих одноклассниц рассказами о том, что побывала на открытии клуба самого Чака Басса.
- Было бы чем впечатлять, на открытии твоего клуба в Нью-Йорке пришла половина школы, - фыркнула Блэр. – И, кстати, не скажу, что там было что-то особенное.
- Ты сама-то там была? – кажется, Басс оскорбился.
- Конечно, - Блэр легкомысленно пожала плечами, входя в клуб. – Пожиратель огня был просто жалок. Не говори, что пригласил его и сюда, - глядя на оскорбленно-растерянное лицо Басса, она, смеясь, закатила глаза. – О Боже, хочешь испортить еще одно открытие?
- Это профессионал высочайшего класса, - он даже остановился.
- Ну, у него это на лбу не написано, - Блэр вошла в полутемный зал.
Занавес поднялся, и перед ними предстала сцена, на которой стояли три девушки в нижнем белье. Те немногие, кому уже удалосьпройти внутрь, дружно зааплодировали. Басс провел ее к столику в самом центре зала, и Блэр опустилась на диван.
- Еще ни одна девушка меня не критиковала, - обиженно пробурчал он, садясь рядом и подзывая официанта. - Le whisky et le champagne, s'il vous plaît*.
- Правда? – Блэр подняла брови. – Неужели ни одна девушка не говорила тебе, что она на самом деле думает?
- Я предпочитаю, чтобы мои девушки молчали, - Басс ухмыльнулся.
- Затыкаешь им рот всеми доступными способами?
- Вроде того, - он протянул ей бокал шампанского.
- Merci** , - улыбнулась Блэр официанту.
- Говоришь по-французски? – в глазах Басса появился интерес.
- Достаточно бегло. А ты?
- Моя мать была наполовину француженкой, так что это у меня в крови, - самодовольно заявил он.
Его мать… Насколько Блэр знала, Басса воспитывал только отец. Басс сказал “была”, значит, она умерла? Блэр разбирало любопытство, но сейчас этим интересоваться будет нетактично.
- И как же вышло так, что девушка Натаниеля сейчас сидит рядом со мной в, страшно сказать, бурлеск-клубе? – Басс сменил тему.
- А как вышло так, что Чарльз Басс называет своей девушкой первую встречную? – задала встречный вопрос Блэр.
- Во-первых, не первую попавшуюся, а во-вторых, я задал вопрос первый.
- Ну, во-первых, бывшая девушка Натаниеля, а во-вторых, почему словосочетание “бурлеск-клуб” должно меня отпугивать?
- И кто кого бросил? – небрежно поинтересовался Басс, положив ногу на ногу и откидываясь на спинку дивана.
- Мы решили остаться друзьями, - отрезала Блэр, но, увидев его скептический взгляд, пояснила: - Вообще-то это я его бросила.
- Я так и думал. Натаниель до последнего бы сомневался, боясь сделать тебе больно. А что до бурлеск-клуба… Ты же – классическая хорошая девочка, делаешь все, что велят родители, ни в чем им не прекословя. Не боишься, что они оставят тебя без сладкого, если узнают, что ты здесь была
- Остаться без сладкого не так страшно, как остаться без денег, правда? – подмигнула ему Блэр. – А вообще, я бы на твоем месте не судила поверхностно. Вполне может оказаться, что человек совсем не такой, каким тебе кажется.
- Моя интуиция еще никогда меня не подводила, - Басс пожал плечами, по-видимому, незадетый ее словами.
Блэр не стала на это отвечать. Нужно срочно сделать что-то такое, чего он от нее не ожидает. Классическая хорошая девочка… Блэр даже не могла сказать, обидно ей было сейчас или нет. Она любила изображать из себя ангела, особенно в общении со старшим поколением, так было проще получить то, что тебе нужно. Но если не получалось достичь желаемого этим способом или же кто-то задевал интересы Блэр, она становилась расчетливой стервой, которой не было равных в интригах. Блэр и сама не могла сказать, какое из этих ее настоящее лицо, две сущности слились в одну. Сейчас она интуитивно чувствовала, что ангел здесь будет бессилен, даже больше того, Басс в ужасе от нее сбежит. Ему не нужны паиньки, ему с ними скучно, как самой Блэр было скучно с хорошими парнями. А значит, нужно сделать что-то такое, на что способна лишь оторва.
-Руководствуясь ею, ты выбирал танцовщиц?- фыркнула Блэр, глядя на сцену. – Очень интересный выбор, хочу тебе сказать. Особенно та, что слева.
- Она умеет завязывать узелок из черенка вишенки, - пожал плечами Басс. – Целуется просто потрясающе, и не только.
- Я тоже умею его завязывать, - Блэр не впечатлилась, хотя он явно на это рассчитывал.
- Ну конечно, - Басс покачал головой.
Блэр вспыхнула. Сколько она себя помнила, она доказывала, что она лучшая. Сейчас, когда она добилась статуса королевы школы, сомневающихся в этом уже не было, последний раз она сталкивалась с таким откровенным недоверием года два назад. Тогда Элеонор решила, что она полновата. Блэр взялась за похудение с таким энтузиазмом, что заработала булимию, зато сбросила вес. Завязать узелок не в пример проще, чем сбросить десять килограмм за несколько дней.
- Apportez de cerise*** , - Блэр остановила проходящего мимо официанта.
Не прошло и нескольких минут, как перед ней появились небольшая тарелочка с вишнями, еще одна тарелочка рядом и чайная ложка. Угодить девушке владельца клуба стремились все, наивно полагая, что от ее настроения будет зависеть их дальнейшая работа здесь. Чем терять такое хлебное место, лучше выполнить все ее капризы.
Блэр взяла с тарелки одну ягоду и собралась уже было засунуть ее в рот, но ее руку обхватили чьи-то пальцы. Басс отобрал у нее вишенку и сам поднес ее к губам девушки. Сверкнув глазами, Блэр постаралась как можно изящнее взять ягоду в рот.
Она слегка поморщилась, когда рот наполнился кислым соком, и, аккуратно выплюнув косточку в ложку, привычным движением завязала узелок. Удостоверившись, что во рту не осталось ни мякоти, ни сока, Блэр высунула язык, на котором лежал аккуратный узелок. Басс, явно впечатленный, осторожно взял его в руки.
- Да ты талант, - он ухмыльнулся и потянулся к ее губам.
Блэр тут же откинулась на спинку дивана. Можно, так и быть, признаться в этом самой себе, ей хотелось его поцеловать. Его полноватые губы притягивали взгляд и очень хотелось проверить, правда ли то, что он великолепно целуется (да, Блэр сегодня не удержалась и почитала ветку о нем на форуме Сплетницы). Но еще слишком рано для поцелуя, он уничтожит весь прогресс, которого ей удалось достичь. Басс ведь по натуре своей охотник, как только он поймет, что Блэр начинает сдаваться, на ее плане можно ставить жирный крест. Его интерес нужно подогревать каждую секунду, не давая огню погаснуть.
К счастью, Басс, кажется, понял намек, он, как ни в чем не бывало, откинулся на спинку дивана рядом, не делая больше попыток ее поцеловать. Блэр почувствовала легкое разочарование, но быстро утешилась тем, что так и надо.
- Стесняюсь спросить, откуда такие навыки? – он посмотрел на сцену.
- Лучше тебе не знать, - Блэр слабо улыбнулась, не желая посвящать его в то, что этому ее научила Серена, которой, в свою очередь, передала необходимый опыт проститутка из Амстердама.
- Ты непохожа на девушку, которая общается с этой категорией населения.
- Я и не общаюсь, - Блэр внимательно следила за движениями танцовщиц. Кажется, она начала улавливать ритм. – А я умею двигаться.
- Как они? – Басс кивнул на сцену.
- И даже лучше, - заявила Блэр.
- Говорить, что двигаешься лучше танцовщиц с профессиональным образованием… Я мысленно тебе аплодирую.
Блэр взяла в руки бокал. Опять то же самое. Может, это, конечно, и было с ее стороны самоуверенно, но говорить с таким сарказмом ему никто не разрешал.
- Ты снова мне не веришь, - она внимательно посмотрела на него.
- Поднимись на сцену, продемонстрируй еще и это, - теперь в его голосе слышалась откровенная насмешка.
- Ты не веришь, что я поднимусь туда, - в крови Блэр забурлил адреналин.
- Надо же, я так надеялся, что ты этого не заметишь, - притворно-сокрушенно вздохнул Басс.
Вот она, та возможность, которую она так ждала. Блэр была уверена, что еще ни одна девушка не танцевала для него… Нет, не так, еще ни одна девушка не танцевала для него на людях. Стриптизерши не в счет, это их работа. Она и сама не могла сказать, откуда в ней взялась эта уверенность, она просто это знала. Блэр решительно поставила бокал на столик.
- Следи за шампанским, - велела она и решительно поднялась на ноги.
Если бы Блэр обернулась, она бы увидела полные изумления глаза юноши. Но она побежала к сцене, борясь с искушением вернуться. Это было… страшновато. Всю свою сознательную жизнь она поддерживала идеальную репутацию, стараясь не упасть в грязь лицом. Уолдорфы не танцуют на сцене в бурлеск-клубах, они и в заведениях-то таких не бывают. Но Блэр сейчас была здесь, более того, она поднималась по ступенькам, собираясь раздеться. В конце концов, Блэр решила, что она сейчас не Уолдорф, а просто Блэр.
Девушка вышла на середину сцены, свет прожектора ослепил ее, не дав четко разглядеть приоткрывшего рот Басса. Понимая, что для бурлеск-клуба на ней слишком много одежды, Блэр потянула молнию платья вниз, молясь, чтобы ее не заело, иначе образ будет безнадежно испорчен. К счастью, язычок плавно поехал вниз, и платье упало к ее ногам. Переступив через него, Блэр услышала завывание толпы и почувствовала себя более-менее уверенно.
Она повернулась к залу спиной, чтобы посмотреть на движения танцовщиц, и как можно изящнее подняла руки вверх. Теперь качнуть бедрами так, как делают они… Мужчины в зале восторженно взревели, и Блэр едва не засмеялась. Как, оказывается, просто ими управлять. Еще раз бедрами и можно провести рукой по плечам и волосам. Да она и без этих танцовщиц справится!
Блэр медленно обернулась к залу и обнаружила, что диван уже пустой. На секунду ей стало холодно, все это ведь для Басса и только для него, остальные ее не интересовали. А он вполне мог уйти с какой-нибудь официанткой, и теперь все ее старания напрасны. Но она тут же увидела его возле сцены, с полуоткрытым ртом и блестящими глазами. Наконец-то она заинтересовала его как женщина.
Ей в голову пришла безумная идея стащить и комбинацию тоже, но Блэр вовремя одумалась. Если она сейчас совсем разденется, у него не останется никакого простора для воображения.
Повернувшись, она улыбнулась ему той самой чарующей улыбкой, которая заставила Нейта потерять голову, а затем, присев, медленно провела рукой по ногам. Басс уже восторженно улыбался, салютуя ей стаканом с виски, кажется, он признал себя побежденным. Улыбка Блэр стала победной, она поднялась на ноги и продолжила танцевать, с радостью слушая крики толпы, поддерживающие ее. Какое счастье, что здесь нет новоиспеченных папарацци и журналистов, которые так и остались у входа. Так Блэр чувствует себя по-настоящему свободной.
Что было потом, Блэр помнила плохо. Кажется, они еще немного потанцевали и без конца пили шампанское. Блэр все время смеялась, Басс произносил какие-то глупые тосты и больше не делал попыток ее поцеловать. Смутные воспоминания Блэр оборвались на том моменте, когда он потянул ее к выходу.
Проснувшись, Блэр, к своему ужасу, поняла, что находится не в своей постели. Не было ее маски, которая так часто спасала ее от солнечного света по утрам, запах был непривычен да и вообще все вокруг было чужое. Блэр с ужасом села на огромной кровати и тут же прижала к груди светло-серое одеяло. Правда, она была в комбинации, пропахшей… бе-е, сигаретным дымом. Блэр поморщилась, в ужасе осознавая, что должна была вчера вернуться в отель, но, получается, провела ночь в совсем другом месте. Она в панике оглянулась, ища взглядом сумочку. Родители, наверно, поставили на ноги весь Париж.
- Проснулась, спящая красавица? – раздался за ее спиной веселый голос. Блэр прошибло холодным потом. Только этого не хватало!
- Басс, где моя сумочка? – Блэр обернулась, отчаянно надеясь, что выглядит более-менее презентабельно.
- Где-то на диване, - юноша в фиолетовом шелковом халате пожал плечами. – Я не помню, куда ты ее бросила.
- Мы..? – у Блэр перехватило горло. Ну почему она вчера так много выпила?
- Нет, - он сел рядом, протягивая ей чашку с кофе. – Ты уснула раньше, к моему неудовольствию.
- Спасибо, - Блэр сделала глоток и тут же спохватилась. – Мне нужно позвонить.
- Дай угадаю, - Басс вытянулся рядом. – Родителям?
Блэр отодвинулась от него, поставив чашку на тумбочку, и с ужасом осознала, что в номере нет ее платья. Не может быть и речи, чтобы она ехала по городу в нижнем белье!
- Надо же, вчера ты показалась мне такой оторвой, - он лениво потянулся. – Я даже готов был признать, что ошибся. Но сейчас я понимаю, что ты все-таки папенькина дочка.
- Я не хочу, чтобы они волновались, только и всего, - девушка вылезла из кровати и схватила сумочку. – По-моему, вполне естественное желание, странно, что оно тебя не посещает.
- В это время суток меня посещает только горничная. Кстати, ее зовут Жюстин, и она просто ас в постели. Если хочешь, мы вполне можем…
- Нет, ваши забавы меня не прельщают, - Блэр передернуло от отвращения.
- Да я, собственно, только предложил, не особо надеясь на положительный ответ. Кстати, твое платье.
Блэр обернулась и вздохнула с облегчением. На спинке стула лежало платье, даже не очень мятое. Удивительно, что Блэр его сразу не заметила, хотя если учесть, что, проснувшись, она решила, что они с Бассом переспали, а она не помнит свой первый раз… Удивительно, что у нее не появилось седых волос.
Элеонор с Гарольдом, как оказалось, провели вечер со своими друзьями, у которых и остались ночевать. И, конечно, Нейт проводил Блэр, довел до дверей номера, потом Блэр посмотрела “Унесенные ветром” и легла спать, а сейчас только проснулась. Теперь нужно успеть вернуться раньше родителей.
- Я так понимаю, твои родители не обрадуются, если узнают, что ты вчера устроила?
- Допустим, - настороженно произнесла Блэр, хватая платье со спинки стула.
- Как печально, что об этом знаю я, - Басс поднялся на ноги. – И хотел бы забыть, но это было бы кощунством.
- Ничего, я не обижусь, - девушка попыталась пройти к ванной, но он преградил ей дорогу.
- Не-ет, так я поступить не могу, - он явно наслаждался ее растерянностью. – Мне просто интересно, что сделает твой папа, когда узнает о том, что ты вытворила.
А правда, что он сделает? Закричит, что Блэр опозорила его на оба континента, посадит ее под домашний арест, мгновенно отправит в Шотландию? Блэр не знала, какой из трех вариантов выбрать. Неожиданно вчерашнее уже не показалось ей таким веселым.
- Ты будешь меня шантажировать? – она подняла брови. – Зачем?
-Быть может, ты мне еще понадобишься, - он пожал плечами. – А уговаривать тебя не хочется.
Блэр хотела было съязвить, но замерла, когда он шагнул ближе. Обняв ее за талию, Басс притянул ее к себе и… поцеловал.
Она и хотела бы возмутиться, но это было… Будто разряд электрического тока прошел по телу, будто качели подняли Блэр и швырнули ее вниз, будто горячая волна поднялась откуда изнутри и накрыла ее с головой. В ее жизни, несмотря на изученное ею искусство обольщения, было не так много поцелуев, и уж точно ни один из них не был похож на этот.
- Я мечтал об этом весь вчерашний вечер, - едва слышно прошептал он, отстранившись. Басс сделал шаг назад, в глазах снова искрилась насмешка.– Ну что, теперь ударишь меня? Заявишь, что и знать меня теперь не хочешь?
- Это был своего рода эксперимент? По идее я уже за шантаж должна была бы влепить тебе пощечину. Ты не джентльмен, Басс.
- У тебя с этим проблемы?
- Я воспользуюсь твоей ванной, - Блэр оставила вопрос без внимания.
В ванной она на всякий случай заперла дверь (мало ли еще на какие эксперименты Басса потянет) и брызнула холодной водой на лицо. Кажется, сейчас она все испортила. Ну зачем, зачем она ответила на его поцелуй? Ведь в соответствии с придуманным ею планом Блэр должна была вырваться и вправду ударить его. Если она решила изображать недотрогу, так надо было идти до конца. Но как же сложно держать себя в руках, ведь с ним так… весело. Так легко ей не было еще ни с кем. Может, там, вчера, была настоящая Блэр, а здесь, сейчас, снова кукла? А после поцелуя ей тем более не хотелось с ним просто дружить.
Как любую девочку, которая считает себя паинькой, Блэр тянуло к плохим парням, что могли подарить, пусть даже ненадолго, пряный вкус запретных ощущений. И, конечно, она была уверена, что у нее-то все будет по-другому, ведь те неудачницы, что были до нее, просто не знали, как с ним обращаться. В этом был свой резон, ибо с Чаком пытались завязать отношения, и даже окрутить его, разными способами. В ход шли самые разные уловки, от банального секса с использованием всех навыков в искусстве любви до угроз покончить с собой. Пройдя через это не один раз, Чак знал их все наперечет и уже заранее мог предсказать поведение девушки. Но ему еще никто не давал так откровенно понять, что отношения с ним девушке не нужны. Кроме того, Блэр тонко чувствовала, что они с Чаком все-таки похожи, и это была еще одна причина почему ее тянуло к нему.
Однако, как бы ей этого не хотелось, Блэр все-таки не оставила ему свой номер телефона. Когда она уходила из номера, ей предстала умилительная картина: Басс крепко спал, вытянувшись на кровати. Девушка постояла минуту, глядя на него, черты его лица разгладились, он выглядел таким умиротворенным… Сейчас и не скажешь, что он демон во плоти.
Блэр тихонько закрыла дверь и быстро пошла по коридору. Оставалось теперь только надеяться, что ее намерение запомниться ему увенчалось успехом, и он позвонит.

* Виски и шампанское, пожалуйста (фр.).
** Спасибо (фр.)
*** Принесите вишню (фр.)


 
CandleДата: Суббота, 14.04.2012, 18:28 | Сообщение # 23
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава четвертая.

Женщина лучше мужчины понимает детей, но мужчина больше ребенок, чем женщина.

Ф. Ницше

Булонский лес , занимающий площадь 846 га, находится в 16-м округе на западе Парижа. В 2,5 раза больше Центрального парка в Нью-Йорке, в 3,3 раза больше Гайд-парка в Лондоне. Возник он из остатков древнего дубового леса Руврэ, а получил свое название в 1308 году благодаря Филиппу Красивому, который после паломничества в Булонь-сюр-Мер (Булонь-на-море) приказал построить в припарижском лесу церковь Булонской Богоматери. В начале XVIII века Булонский лес стал излюбленным местом прогулок парижской знати. Людовик XVI сделал этот лес публичным парком, открыв его для всех, так что сейчас сюда был вхож любой желающий.
Естественно, Блэр мечтала посетить парк, в котором гуляли и смеялись французские королевы, воочию увидеть то, о чем столько раз читала в книгах. Именно здесь, среди сосен и дубов, она, впервые за три дня позволила себе подумать, что так и не выполнила свой первоначальный план. Увы, город любви оказался бессилен подарить любовь ей. Что касается второго плана… Басс, конечно, позвонил этим утром (наверно, она первая девушка, кому он позвонил после совместной ночи), узнав ее номер от Нейта, но Блэр была не уверена, что он придет сюда.
У нее остается только сегодня, это ее последний день в Париже. Завтра они улетают обратно в Нью-Йорк, после чего Блэр отправлялась в Шотландию, о чем она уже думала с тоской. Жизнь в Блэр (девушка подозревала, что ее назвали в честь этой древней крепости), замке, который почти за бесценок купил ее отец для своих матери и бабушки, словно бы остановилась на начале восьмидесятых, когда они туда въехали. Интернета там не было, телевизор был всего один, как и радиоприемник, у которого с утра занимала вахту бабушка. Единственное, что оставалось Блэр в качестве спасения от нравоучений, это гулять по великолепному саду, что надоедало уже на третий день. Она с тоской думала об очередных скучнейших каникулах, снова злясь на Серену. Если бы не она со своей дурацкой Ибицей, Блэр уже загорала бы на Сент-Барнсе.
- Не могу пройти мимо такой красивой и грустной девушки, - рядом с ней на скамейку опустился Басс.
- И вовсе не грустной, - Блэр старательно растянула губы в улыбке.
- Не улыбайся больше мне так, - юноша серьезно посмотрел на нее.
- Как? – Блэр непонимающе моргнула.
- Фальшиво. У тебя очень красивая улыбка, если ты улыбаешься искренне. Когда ты улыбаешься так, как сейчас, ты становишься похожа на этих гусынь, которым до всего есть дело.
- Ты про миссис Мердок?
- И иже с ней. Я не хочу, чтобы ты была такой, - Басс оглянулся.- Вообще-то я не сторонник отдыха на природе.
- Предпочитаешь более комфортабельные места отдыха? – Блэр с готовностью поддержала его инициативу сменить тему. - Со множеством кроватей, например?
- Ну почему только с кроватями? Есть еще множество интереснейших мест для сего любопытного занятия. Тот же лимузин, например.
- До чего вульгарно, - Блэр, поморщившись, поднялась на ноги.
- Между прочим, это достаточно удобно. Правда, в этом лимузине не настолько, как в том, который остался в Англии. Жаль, для Оксфорда он будет непригоден.
- Что, настолько маленький городок?
- Маленький не то слово, - Басс поморщился. – Ни одного приличного клуба или бара, зато вековая приверженность традициям.
- Тебе там не нравится,– Блэр прищурилась на солнце.
- У меня было три варианта после окончания школы, - Басс тяжело вздохнул. – Оксфорд, Кембридж или Имперский колледж. Я склонялся к третьему, Имперский колледж находится в Лондоне. Но отец настоял, чтобы я поступил в Оксфорд или Кембридж, и тот, и другой – маленькие городки, где я не смогу предаться разврату в полной мере.
- И почему ты согласился там учиться? Ты не похож на человека, который беспрекословно подчиняется желаниям отца, скорее, ты будешь делать все наперекор.
- Я так и делал всю жизнь. Что до университета… Я с детства знал, что от высшего образования мне не отвертеться, а Оксфорд – один из самых престижных университетов Великобритании, так что… почему нет?
- Но ведь это край цивилизации.
- Он всего в полутора часах езды от Лондона, так что, если очень захочется… Скажем так, Оксфорд был не самым худшим вариантом из того, что он мне предложил.
- Например, лишить тебя денежного содержания?
- Да, с его стороны это было жестоко, - Басс слабо улыбнулся. – Перед самым открытием клуба, когда любая непредвиденная случайность могла потребовать достаточно больших денежных вливаний…
- И ты думаешь, что наличие девушки обезопасит тебя от дальнейших угроз такого рода?
- Я на это понадеялся. Его основная претензия заключалась в том, что я так и не стал ответственным, несмотря на то, что у меня уже есть свой клуб. Наличие постоянных отношений помогло убедить его в том, что это несколько не так.
- Долго ты собираешься водить его так за нос? – Блэр потянула его в тенистую аллею.
- Не знаю, наверно, до конца лета. А потом мы расстанемся с грандиозным скандалом, я пострадаю для вида недельки две и начну топить горе в виски и девушках. Вернусь к прежней жизни, в общем-то.
- А если это станет невозможно? Вдруг ты в меня влюбишься? – Блэр тут же прикусила язычок. Вдруг она его сейчас напугает?
- Я не верю в любовь, - Басс улыбнулся этой ее наивности.
Почему-то Блэр это не удивило. Скорее, ее поразило бы другое, что Басс верит и надеется полюбить по-настоящему. Вот тогда бы она спросила, что этот субъект рядом сделал с Чаком Бассом. За короткое время знакомства Блэр уже поняла, что Чак Басс – ну о-очень циничный человек.
- Пойдем к фонтану, - Блэр углядела скамейку в тени дуба, рядом с которой журчал маленький фонтанчик. В такую жару тенек да еще и с водичкой рядом самое то. – В Центральном парке почти такой же.
- Нейт рассказывал, что ты любишь читать книги, сидя там.
- Журчание воды успокаивает, - Блэр слабо улыбнулась. – А что еще Нейт рассказывал обо мне?
- Ты любишь фильмы с Одри Хепберн и Вивьен Ли, книги Джейн Остин и сестер Бронте, песни на испанском, банановое мороженое, политое шоколадом, и снегопад. Мечтаешь поступить в Йель и стать адвокатом.
- Ты так много обо мне знаешь, а я о тебе почти ничего, - возмутилась Блэр. – Это несправедливо.
- Ну, я уверен, ты тоже много чего обо мне слышала. Я начинаю пить с утра пораньше, килограммами нюхаю кокаин, глумлюсь над наивными девушками и отрываю головы голубям зубами. Разве не об этом рассказывают на Верхнем Ист-Сайде?
- Мало ли о чем рассказывают на Верхнем Ист-Сайде. По-моему, нет человека, который не подвергся столь строгой критике со всех сторон.
- Вас с Нейтом там любят.
- Даже нам с Нейтом иной раз приходится нелегко, - Блэр вздохнула, глядя на струи воды. –Кстати, где он?
- Улетел в Америку, собирается уйти в свое плавание. Никогда не понимал этой его любви к яхтам.
- Он просто любит воду, во всех ее проявлениях. Мы часто сидели с ним у того фонтанчика в Центральном парке. Я читала, а он клал голову ко мне на колени и слушал журчание струек.
- Просто семейная идиллия, - фыркнул Басс. – Никогда себе такого не позволял.
- Не позволял чего? – задумавшись, Блэр не сразу поняла, о чем это он.
- Класть голову к девушке на колени. Всегда можно найти более интересное занятие.
- Но у тебя же было их столько, - Блэр удивленно моргнула. – И ты никогда этого не пробовал?
- Мы занимались несколько иным, - в голосе Басса даже прозвучала какая-то непонятная гордость. – Подобные нежности – первый признак отношений. А я в отношения не верю.
- Иди сюда, неверующий, - Блэр потянула его к себе. – Расслабься, это не первый признак отношений.
- А что же это? – язвительно спросил Басс, вовсе не торопясь подчиниться.
- Это просто мгновение. Момент, который будет в твоей жизни. Может, он что-то значит, а может, нет.
- Откуда мне знать, чем это для меня обернется? – он подозрительно на нее посмотрел.
- Через много лет, когда ты станешь президентом корпорации, - доверительно сообщила ему Блэр, - я тебя буду этим шантажировать.
Похоже, именно это и разрядило обстановку. Басс сдался, положив голову ей на колени. Блэр начала мягко перебирать его волосы, радуясь еще одному маленькому успеху. Чем больше она подарит ему таких мгновений, тем больше вероятность, что он за две недели ее не забудет, несмотря на череду женских тел, которые у него, без сомнения, будут. Как все-таки жаль, что родители настояли на том, чтобы ехать в Шотландию.
- Это приятно, хоть и чувствую я себя сейчас немного глупо, - констатировал Басс.
- Просто расслабься, - Блэр закатила глаза. Неужели он всегда начеку? – Я твоя девушка лишь номинально.
- Кстати, я давно хотел тебя спросить… А почему ты на это согласилась?
- Во-первых, не хотелось ставить тебя в глупое положение перед отцом, - девушка посмотрела в сторону, на молодую пару, возле которой вертелась маленькая девочка с мороженым в руке. – Это, кстати, был первый раз, когда я подумала не только о себе. А во-вторых, все это показалось мне довольно забавным.
- А я-то думал, что ты в меня безумно влюбилась, - протянул Басс, внимательно глядя на нее снизу вверх.
- Вот чего нет, того нет, - честно призналась Блэр. – Извини.
- Ничего, постараюсь пережить, - в его глазах на долю секунды промелькнуло разочарование… или Блэр показалось?
- Salut!* - раздался рядом с ними детский голос.
Блэр подняла глаза. Перед ними стояла маленькая девочка с двумя забавными косичками, та самая, что вертелась у соседней скамейки. Басс тут же рывком сел, из-за чего Блэр ощутила легкую досаду. Правда, досада тут же испарилась, когда она посмотрела в голубые глазенки, что светились любопытством. На девчушку невозможно было сердиться.
- Je m’appelée Julie.Et toi?** – она лизнула уже начавшее таять мороженое.
- Moi Blair, mais cela...*** – начала было Блэр, но Басс ее перебил.
- Chuck , - представился он. Должно быть, испугался, что Блэр снова назовет его “Чарли”.
- Tu es beau, je te plais****, - с детской непосредственностью заявила Жюли.
- Наверно, это беда всех девушек, - Блэр усмехнулась, - даже таких маленьких.
- Не мешай мне очаровывать подрастающее поколение, - Басс ослепительно улыбнулся. - Ne l'écoute pas, elle simplement jalouse. En vérité je suis bon*****.
- Басс, она вряд ли понимает по-английски. А насчет ревности… - Блэр гневно фыркнула. – Если бы я ревновала, ты бы уже почувствовал это на себе.
- Я боюсь это себе даже представить.
- Julie! – позвала девочку миловидная женщина с соседней скамейки.
- Tiens!****** – Жюли сунула Бассу в руку тающее мороженое и побежала к матери.
- Э-эй, - возмутился Басс, с ужасом глядя на липкие капли, стекающие по его руке, - забери это немедленно!
- Я же говорю, она не понимает по-английски. Тем более что они уже ушли, - Блэр едва подавила хихиканье, глядя на перекошенное лицо Басса. – И вообще девочка от души поделилась с тобой мороженым, а ты кривишься.
- Оно тает, мерзость какая, - Басс кинул мороженое в урну. – Все пальцы липкие теперь.
- Лучше бы она его доела.
- Да уж, - Басс вытащил платок и замер. На руку, облитую мороженым, опустилось небольшое насекомое в черную и желтую полоску.
- Не двигайся, может, она тебя не укусит, - Блэр отодвинулась подальше.
- Дышать-то можно? – он напряженно смотрел на ползавшую по его руке осу. – Ну зачем я ей нужен?
- Не дыши и вообще не смотри на нее. Животное первое не нападает.
Оса тут же опровергла утверждение Блэр, вонзив жало в руку Басса. Тот выдержал испытание, как мужчина, скривившись от боли и с наслаждением раздавив осу кулаком, после чего высказал все, что думает об этом недостойном насекомом, вспомнив всех его родственников. Блэр и хотелось рассмеяться, но она по себе знала, как больно, когда тебя жалит оса.
- Вот поэтому я терпеть не могу отдыхать на природе, - Басс с грустью разглядывал отек с точкой посередине. – Обязательно обнаружится какая-нибудь ползающая и кусающаяся гадость.
- Болит, да? – Блэр сочувственно посмотрела на него.
- Как по-твоему? – он поднял на нее полные боли глаза. – Нужно срочно позвонить врачу.
- Зачем? – девушка округлила глаза.
- Мне отрежут руку, и я на всю жизнь останусь инвалидом. А ведь мне всего восемнадцать.
- Не драматизируй, от укуса осы еще никто не умирал, - Блэр решила не говорить, что такие случаи имели место быть. – И конечности никому не отрезали. Нужно просто помазать место укуса йодом, и он сам собой заживет.
- Откуда ты знаешь? –юноша страдальчески вздохнул.
- В детстве меня один раз укусила оса и, как видишь, я не умерла и ничего мне не отрезали, - Блэр взяла его за здоровую руку. – Пойдем, это не так страшно, как кажется.
Басс, кажется, совсем ей не поверил. Он трагически вздыхал, видимо, прощаясь с рукой и рассматривая варианты жизни без нее. Интересно, он правша или левша? В первом варианте без левой руки еще как-то можно прожить, а вот во втором… И кстати, по его мнению ему руку отрежут по плечо или хотя бы по локоть?
- Bonjour, - вежливо поздоровалась Блэр с полноватой женщиной, что катила перед собой темно-синюю коляску, стараясь отвлечься от обреченных вздохов за спиной. –Excusez-moi, o ù y a-t-il la pharmacie de proximité? Une guêpe vient de le mordre*******.
-Oh, mon pauvre, - женщина сочувственно посмотрела на понурого Басса, который тут же воспрял духом. –Vous devez sortir le parc et tourner á gauche. Elle sera après l’angle********.
- Merci, - Блэр нахмурилась, увидев, как Басс вовсю расточает обаяние. – Басс, она наверняка замужем.
- Ну так я и не жениться на ней хочу. Ну куда ты меня тянешь, мы даже познакомиться с ней не успели.
- Учти, секунда промедления, и тебе отрежут руку, - пригрозила Блэр.
Как она и думала, Басс напрочь забыл о прекрасной незнакомке и кинулся к выходу из парка. Собственная рука была ему дороже инстинкта размножения. Блэр едва успевала за его широкими шагами. Может, зря она его так напугала?
Они несколько раз прошли мимо аптеки (а все из-за Басса, старательно изображающего Пьеро), и Басс уже потихоньку начал паниковать. Он несколько раз порывался вытащить мобильный и все-таки дозвониться врачу, но всякий раз Блэр его останавливала, ворча про себя, что он ведет себя как маленький ребенок. Подумаешь, оса укусила! Ну что он, в самом деле?
Когда Блэр, наконец, заметила зеленый крест, Басс буквально ринулся в магазин. Если там очередь, он растолкает всех, крича, что ему срочно нужна квалифицированная помощь, иначе ампутация гарантирована. Или заражение. Или гангрена до кучи.
Блэр куда более спокойно вошла в аптеку. Басс уже излагал парню-фармацевту проблему по существу. Тот его бедой как-то не проникся и равнодушно поставил на прилавок флакончик с йодом и ватные диски. Басс оскорблено хотел потребовать еще и бинт, но его остановила Блэр.
- Merci, - она ласково улыбнулась парню. – Басс, без повязки ты не умрешь и даже рука не отвалится.
- Заражение крови…
- Тебе не грозит, - прервала его девушка. – Давай расплачивайся, и я, так и быть, окажу тебе первую помощь.
- Может, я все-таки врачу позвоню? Как-то все это подозрительно.
- Басс, если у меня нет медицинского образования, - возмутилась Блэр, - это еще не значит, что я ничего в этом не смыслю.
Басс, похоже, смирился со своей судьбой, правда, Блэр не сомневалась, что, как только, они распрощаются, он тут же кинется в ближайшую больницу. Жаль, только она никогда не узнает правду, он вряд ли ей об этом расскажет.
- Знаешь, я никогда не ругаюсь при дамах, - Басс напрягся, когда укуса коснулся диск, смоченный йодом, - но сейчас я могу изменить своему правилу.
Блэр слабо улыбнулась и легонько дунула на укус. Интересно, что с ним будет, если он коленку разобьет? Вряд ли он, конечно, заплачет, но истерика будет долгой.
- Какие у тебя планы на завтра? – он опустил руку, осторожно шевеля пальцами. Надо же проверить их на дееспособность.
- Завтра мы улетаем в Нью-Йорк, - Блэр погрустнела, вспомнив о ссылке.
- Да? Родители пусть летят, а ты оставайся. Отец хотел с тобой поговорить.
- Я бы с радостью осталась… По правде говоря, я так и собиралась, но бабушка позвонила папе и, угрожая сердечным приступом, потребовала, чтобы я приехала к ним. Так что две недели мне придется провести с ними.
- Но ты этому вовсе не рада.
- Я, конечно, по ним соскучилась, но не расстроилась бы, если бы поехала к ним в конце лета, как и намеревалась, - Блэр выбросила использованный диск в урну. – А теперь… там скучно ужасно, ни Интернета, ни компьютера, только один телевизор, зато есть DVD. И огромная библиотека, вот только если бы я всех книг там уже не перечитала, вообще было бы замечательно.
- А сколько ты там пробудешь?
- Две недели.
- Две недели, две недели, - задумчиво пробормотал Басс, глядя куда-то в сторону.
- Ну да, - Блэр удивленно посмотрела на него. – Для тебя это магический срок?
- Нет, просто… Не бери в голову, - он покачал головой, будто бы избавляясь от наваждения. – Тогда увидимся… когда-нибудь.
- Да, когда-нибудь, - Блэр и не подала вида, что расстроилась.
Он поймал ей такси, вызвав заодно своего водителя. Блэр смотрела в окно на удаляющийся лимузин, чуть не плача от досады. Совсем недавно ей казалось, что ее план почти удался, но сейчас у нее было чувство, что он с треском провалился. Басс, кажется, совсем не расстроился (да она, честно говоря, этого и не ждала), но вот это “когда-нибудь”… Она-то хотела, чтобы он надеялся на новую встречу, даже сам ее назначил. Но, видимо… ему все равно. Не зря он сказал, что не верит в любовь, наверно, чтобы она не питала лишних иллюзий. Жаль, с ним было… весело.
Блэр и не подозревала, что кое-чего все-таки добилась. Зерна были посажены и дали ростки, неожиданно для обоих. Сложно было даже сказать, кто удивился этому больше: неверящий в любовь Чак или Блэр, переживающая неудачу.

*Привет! (фр.)
**Меня зовут Жюли. А тебя? (фр.)
***Я Блэр, а это...(фр.)
****Ты красивый, ты мне нравишься (фр.)
*****Не слушай ее, она просто ревнует. На самом деле я хороший. (фр.)
******Держи! (фр.)
*******Извините, где здесь ближайшая аптека? Его только что укусила оса. (фр.)
********О, бедняжка. Вы должны выйти из парка и свернуть налево, она будет за углом.




Сообщение отредактировал Candle - Суббота, 23.01.2010, 23:24
 
CandleДата: Суббота, 14.04.2012, 18:28 | Сообщение # 24
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
В первую очередь хочу поздравить всех девушек с 8 марта. Девочки, я желаю вас счастья, здоровья, тепла и много-много радости. Я вас всех очень люблю и приготовила вам небольшой подарок.

Глава пятая.

Сплетенные пальцы.


Poor me some wine, join me tonight.
Life is so good when I'm with you
I needed the laughs, I needed you tonight
Life is so good when I'm with you


Lene Marlin, Faces


Сказочный белый замок Блэр - древняя крепость 13 века, которую окружает великолепный парк. В крепости собрана уникальная коллекция старинных предметов и картин. Стоит он в самом центре диких Грампианских гор, у подножия лесистых склонов, на главной дороге, соединяющий Эдинбург с Инвернессом. Его история тесно переплетена с историей самой Шотландии и борьбой горных кланов.
Замок, со времен кельтов служивший резиденцией герцогов Атолл-ских, был возведен в 1269 г. Джоном Каммингом из Баденоха, воспользовавшимся отсутствием эрла Дэвида, который участвовал в крестовом походе. Скрытая башенками и зубчатыми стенами, до наших дней сохранилась самая первая крепостная башня, названная по имени своего основателя. За прошедшие столетия замок не раз перестраивали и расширяли. Неоднократно он переходил из рук в руки либо из-за отсутствия наследников, либо по политическим соображениям. Ныне замок, в котором жили короли, принадлежал семье Уолдорф, глава которой, Гарольд Уолдорф, купил его на одном из аукционов за цену, едва ли покрывающую первый этаж. То ли в Шотландии были трудные времена, когда такие памятники старины продавались за бесценок, то ли властям было невдомек, что помимо старинной крепости Гарольд покупает еще и много других сокровищ, то ли Гарольд отдал немаленькую сумму кому надо, и замок достался ему, этого мы уже никогда не узнаем. Факт остается фактом, в замке Блэр сейчас жили Катриона и Корнелия Уолдорфы.
Раньше Блэр приезжала к ним каждый год на рождественские каникулы и на все лето. С течением времени срок пребывания летом сократился до двух недель.Первые три дня, как правило, пролетали незаметно, Блэр взахлеб рассказывала бабушке и прабабушке, что новенького произошло у нее с того дня, как они не виделись, они внимательно ее выслушивали, где-то восхищались, где-то давали советы, где-то качали головами. Но уже день на четвертый-пятый бабушки возвращались к привычному распорядку дня, к которому Блэр было трудно подстроиться. Здесь, в замке, жизнь текла размеренно и неторопливо, совсем как в романах Джейн Остин или Эдит Уортон. К началу второй недели Блэр уже надоедало воображать себя героиней этих прекрасных книг, ее, жительницу города, который никогда не спит, начинала утомлять эта неспешность. Сейчас, например, она уже была готова взвыть от скуки.
Ситуацию не улучшали и фото Серены, постоянно появляющиеся в разделе светской хроники, и ее пространные сообщения, как ей замечательно отдыхается. Блэр злилась на нее ужасно, хотя и прекрасно понимала, что решение не лететь на Сент-Барнс приняла самостоятельно. Она из принципа не отвечала на сообщения и звонки подруги, которые и так были нечастыми, и догадывалась, что по приезде ее ждет переполненный электронный ящик с подробно описанным отдыхом и фотографиями.
С другой стороны, полетела бы она на Сент-Барнс, не познакомилась бы с Чаком Бассом. Хотя… и что из этого толку? Придумала себе план, который показался ей гениальным, так ведь не смогла его выполнить. Оглядываясь назад, Блэр понимала, что особенного-то ничего не произошло, ну потанцевали, ну прогулялись потом. Тот поцелуй в номере вообще нечто несущественное, ибо после этого ни Басс, ни она никаких поползновений к чему-то недружественному больше не делали. Однако сдаваться она не собиралась. Главное, узнать, где он будет находиться в тот момент, когда она вернется в Нью-Йорк.
А пока Блэр хандрила. С грустью отмечая, что жизнь проходит мимо, она гипнотизировала взглядом свой почти нетронутый бифштекс из приготовленной особым способом говядины. Кухня Шотландии – серьезное дело и весьма калорийное, кстати. Несмотря на то, что Катриона и Корнелия Уолдорфы были американками, за почти что тридцать лет жизни в Шотландии они свыклись с местными обычаями и нежно полюбили шотландскую кухню. Блэр же никак не могла привыкнуть к столь плотным завтракам, обедам и ужинам, она уже с грустью подсчитывала килограммы, которые неизбежно наберет с таким питанием. Можно, конечно, стукнуть кулаком по столу и заявить, что она на диете, но после того, как бабушки узнали ее печальный диагноз, они строго-настрого запретили ей худеть. Ибо неидеальная фигура – сущая ерунда по сравнению с утраченным здоровьем. В свои почти семнадцать Блэр никак не могла принять такой логики, но пройдет совсем немного времени, она сама станет матерью и поймет, что это было единственно верным.
- Блэр, мне не нравится то, что ты дружишь с этой девочкой, Сереной, - бабушка сложила газету, неодобрительно поджав губы. – Ты только послушай, что здесь пишут :“вместе с известной светской львицей Поппи Лифтон весь вечер танцевали на столе, а при полном отсутствии нижнего белья…”…
Блэр старательно сделала вид, что внимательно слушает, думая при этом о своем. Этот ритуал повторялся каждое утро с завидной регулярностью, бабушка находила очередную сплетню о Серене и снова и снова повторяла, что Блэр должна немедленно прекратить с ней общение, Блэр же пропускала это мимо ушей. Знала бы бабуля, что не так давно вытворила ее внучка, заперлась в спальне дня на три. А если бы знала, кто в этот момент был рядом с Блэр, внучка бы не увидела бабушку еще неделю.
Мысли Блэр снова перекинулись на Басса. Интересно, где он сейчас, что делает? Думает ли о ней? Она тут же встрепенулась, с чего ее должно интересовать, о ком он думает. По идее она вообще не должна задумываться о нем как минимум недели полторы, до приезда в Нью-Йорк. И она не думает, совсем-совсем. Ну разве что чуточку.
Блэр так сильно задумалась, что и не заметила появление в столовой дворецкого. Кажется, кто-то приехал. Когда полноватый седой мужчина хорошо поставленным голосом произнес ее имя, а затем имя Чарльза Басса, Блэр слабо улыбнулась. По-видимому, у нее начинаются галлюцинации. Быть того не может, наверно, приехала очередная подруга бабушки. Где-то в округе скоро должен был состояться прием в честь помолвки внучки одной из многочисленных бабушкиных подруг, и пожилые дамы пришли в восторг. Помолвка, свадьба, крестины или похороны – события мирового масштаба для этих леди, можно сказать, единственное развлечение в этой глубинке. К ним начинают готовиться за несколько месяцев, скрупулезно обсуждая каждый шаг и каждую деталь с подругами. Вот и сейчас, должно быть, приехала очередная почтенная дама с новыми новостями или идеями. Но затем Блэр осознала, что бабушка и прабабушка не сводят с нее глаз. Она сглотнула, ей что, не почудилось?
- Чарльз Басс? – Катриона Уолдорф подняла брови. – Блэр, я ведь не ослышалась?
В столовой воцарилась тишина, стало слышно, как о стекло бьется жужжащая муха. Блэр, как во сне, поднялась и бросила салфетку на стул. Этого быть не может, Басс и здесь?! Должно быть, это Нейт назвался его именем, приехав ее навестить. Или Серена, вернувшаяся раньше времени и прослышавшая об их маленьком приключении с Бассом, решила так подшутить. Басс здесь просто не может быть!
По дороге в холл Блэр ущипнула себя целых три раза, кажется, на третий раз даже слишком сильно. Она все никак не могла поверить, что это не сон, не ее галлюцинация. Вот он стоит, оглядываясь по сторонам, солнечные лучи играют на его волосах... Момент вполне мог бы подойти для сопливого романтического фильма, если бы Блэр не была уверена в том, что это лишь плод ее воображения.
- Басс, это поразительно. Ты и здесь?
- Я никогда не бывал в Шотландии, - юноша обернулся к ней. – Решил восполнить пробел. Нейт посоветовал приехать сюда.
Блэр остановилась. Она была уверена, что он исчезнет, не успев даже заговорить, но Басс растворяться в воздухе не собирался. Более того, на его лице появилось веселое изумление, он явно потешался над растерянным видом Блэр, ее реакция оказалась именно такой, какой он ее себе и представлял.
- Никогда не бывал в замках, несмотря на то, что учусь в государстве с огромным их количеством, - доверительно сообщил ей Басс. – Должен признать, это место просто шикарно. И название мне очень нравится.
Блэр поджала губы. Только не спрашивай, только не спрашивай...
- Тебя назвали в честь замка?
Зараза.
- Долгая история, - неопределенно отозвалась Блэр. – Идем, ты, должно быть, устал и проголодался. Аластэр!
Сухонький старичок небольшого роста уже не один десяток лет служил Катрионе и Корнелии Уолдорфам. Для Блэр он был одним из символов замка так же, как и роскошная конюшня и великолепный парк.Она помнила его с детства, его шаркающую походку, ворчливый надтреснутый голос и прищуренные глаза с разбегающимися от уголков глаз морщинками… Сейчас шарканье шагов послышалось со стороны лестницы.
- Мисс Уолдорф? – он начал спускаться, опираясь на перила.
- Аластэр, прикажи приготовить Зеленую комнату и отнести туда вещи мистера Басса, - велела ему Блэр, почувствовав себя в своей стихии. Повернувшись к Бассу, она поманила его рукой. – Идем.
Только сейчас Блэр вспомнила о прабабушке и бабушке. Они наверняка придут в ужас оттого, какой к ним пожаловал гость. О Чаке Бассе они нередко читали в тех же самых разделах светской хроники, где и черпали сведения о Серене. Ясное дело, что статьи были не хвалебного характера. Не дай Бог они еще пожалуются Гарольду. Отец проделает весь долгий путь из Нью-Йорка лишь для того, чтобы собственноручно вытолкать Чака взашей. Но и вышвырнуть его за дверь Блэр не могла. А как же законы гостеприимства, которым ее учили с детства?
Они вошли в ярко освещенную солнцем столовую. Две пожилые дамы мгновенно замолкли и, отложив столовые приборы, посмотрели на них. Блэр невинно им улыбнулась, зная, что такая улыбка действует на них лучше всего.
- Бабушка, бабуля, это Чарльз Басс, мой… друг, - Блэр слегка запнулась на слове “друг”, но затем решила, что если гореть в аду, так уж гореть. – Чак, это моя прабабушка, Катриона Уолдорф, и бабушка, Корнелия Уолдорф.
Басс чувствовал себя весьма непринужденно. Он почти растопил лед отчуждения, галантно склонившись и поцеловав руки почтенным леди. Бывшие о нем невысокого мнения, Катриона и Корнелия переглянулись, но сдаваться не спешили. Правда, к моменту подачи десерта они уже вполне ласково улыбались Чаку.
После плотного ужина действо обычно перемещалось в гостиную, где Катриона садилась перед телевизором, Корнелия – за вышивку, а Блэр брала в руки очередную книгу. Сегодня же Корнелия громко объявила, что они с Катрионой поедут к миссис Грейг, той самой, что выдавала внучку замуж. Хоть поместье миссис Грейг и недалеко, но время уже подходило к семи, что значило, что Катриона и Корнелия останутся у нее на ночь. Не будь здесь Чака, Блэр пришлось бы поехать вместе с ними и, старательно подавляя зевоту, сидеть с чашкой чая в гостиной в окружении трех пожилых леди и внучки миссис Грейг, Аманды, худосочной девицы с постным лицом (одного такого вечера Блэр уже хватило). Однако его неожиданный приезд (о, Блэр умирала от любопытства, ей так хотелось узнать истинную причину его пребывания здесь) спас ее от подобной перспективы. По всему было видно, что Катриона и Корнелия не хотят оставлять их наедине, но и тащить с собой Чака к миссис Грей так же, как и отложить визит, они никак не могут. В доме полным-полно слуг, и Блэр была уверена, что все они будут толпиться возле гостиной, а ближе к ночи Чак в сопровождении Алистэра отправится в свою комнату. Преданный дворецкий никак не позволит юной хозяйке провожать этого подозрительного субъекта до его спальни.
С их отъездом Блэр и Чак почувствовали себя гораздо вольготнее. Теперь они были почти наедине, если, конечно, не считать горничных, снующих туда-сюда за дверями гостиной, и многозначительного покашливания Аластэра. Блэр внезапно стало смешно, ну кто, скажите, им мешает запереться в ее комнате? Правда, в этом случае Катриона и Корнелия вернутся с полдороги.
- “Жизнь и смерть Анны Болейн” ? – Басс поднял брови, непринужденно усаживаясь на диван и вертя ее книгу в руках. – Тебе она нравится?
- Она мне любопытна как феномен английского двора и как женщина, - Блэр отобрала у него книгу. – Так почему ты приехал?
- Я же тебе говорил, - Басс тяжело вздохнул. – Я никогда…
- Слышала уже, - отмахнулась Блэр. – Кстати, ты ведь любишь виски…
- Вот это моя девочка, - он оживился.
Блэр, закатив глаза, подозвала Мэри и велела ей принести бутылку шотландского виски, бокал для него, итальянское десертное вино и фужер. Она села рядом с Чаком, набросив на плечи шаль. К вечеру в замке становилось довольно прохладно, несмотря на камины.
- Хочется узнать реальную причину, - она внимательно посмотрела на него.
- А нельзя опустить этот момент? – Басс постарался перевести все в шутку. – Знаешь, пока ты здесь, в мире столько всего произошло…
Блэр с лукавой улыбкой покачала головой. Она была знакома с ним всего ничего, откуда ей было знать, что ему, выросшему с неэмоциональным холодным отцом, физически тяжело выражать свои чувства словами? Чак был человеком действия, в своих поступках он руководствовался исключительно своими желаниями. Да и поступками ему было легче выразить отношение к человеку, чем словами. Однако эта девочка не собиралась отступать, и Чак отметил про себя, что она не только ужасно романтична, но еще и упряма.
- Не знаю, - посерьезнев, он отвел глаза. – Просто… приехал.
Если Чак сейчас скажет ей свою истинную причину пребывания здесь, она вышвырнет его в два счета. А на ум сейчас почему-то не шло ничего более-менее правдоподобного. Вообще Чак заметил одну неприятную особенность, в ее присутствии он начинал думать больше о ней, чем о том, о чем стоило бы подумать.
Блэр не стала настаивать, почувствовав его неловкость. Она обязательно добьется своего, не сейчас, так позже.
- Между прочим, ты спас меня от ужасно скучного вечера, - непринужденно сообщила она.
- Люблю спасать красивых девушек. Я, можно сказать, создан для этого.
Скрипнула дверь, и в гостиную осторожно вошла Мэри с тяжелым подносом, на котором стояли две бутылки, бокал для виски, фужер для вина, тарелки с шоколадом и виноградом. Поставив все это на стол, она поспешила удалиться, догадываясь, что она здесь будет лишней. Встав, Блэр направилась к коллекции DVD-дисков, сложенных у телевизора.
- Дай угадаю, - Басс открыл бутылку вина. – “Разум и чувства” ? Нет, “Ярмарка тщеславия”. Неужели“Эпоха невинности”?
- Ни то, ни другое и ни третье, - Блэр задумчиво переводила взгляд с “Гордости и предубеждения” на“Мемуары гейши”. – По-твоему, круг моих интересов настолько ограничен?
- Не знаю, - невинно отозвался Басс. – Я просто предположил, что может быть и да, но…
- Ах так? – Блэр обернулась, с притворным возмущением глядя на него. – Значит “Гордость и предубеждение”.
- Нет, нет, не надо, - шутливо взмолился Басс. - Я беру свои слова назад.
Блэр с мстительной улыбкой засунула в проигрыватель диск. Замечательно было бы, если бы это был сериал, но придется довольствоваться лишь фильмом, Блэр никак не могла найти диск с сериалом.
Она удобно устроилась на диване, приготовившись смотреть свой любимый фильм. Каникулы начали казаться более-менее сносными, уютная комната, хороший фильм, прекрасное вино, сексуальный парень рядом… Блэр раздраженно моргнула на последней мысли. Она не должна думать о Бассе, как о сексуальном парне, она должна его влюбить в себя. Если он приехал за ней аж в Шотландию, значит, ее старания приносят плоды. Вспомни об Анне Болейн, до чего грамотная тактика, дразнить, но не подпускать близко. Справедливости ради надо отметить, что если бы Генрих VIII имел хотя бы половину сексуальности Басса, неизвестно еще, сколько бы Анна продержалась.
-Ты умеешь ездить верхом? – непринужденно поинтересовалась Блэр, забираясь с ногами на диван.
- Допустим, - в голосе Басса послышалась настороженность. – А что?
-Я серьезно, умеешь или нет?
- В Оксфорде я посещал школу верховой езды. Инструктор, очень милая блондинка с большими глазами, сказала, что я прекрасно держусь в седле.
Блэр поджала губы, догадавшись и что он имел в виду под “глазами”, и ради кого он туда ходил. Но раз уж он умеет ездить верхом…
- Завтра прокатимся, - решила она. – У нас остался дедушкин костюм для верховой езды, он должен тебе подойти. Немного старомодный, правда…
- Какого века? – с притворным интересом спросил Басс, и Блэр пихнула его локтем в бок.
- Моль его не тронула, я уверена. Так что наденешь его.
- Теперь я не смогу спать всю ночь, представляя тебя в костюме для верховой езды. Уверен, на тебе он будет смотреться просто идеально.
- На мне любая одежда смотрится идеально, - доверительно сообщила ему Блэр. – Даже первые дизайны моей мамы. Сказать по правде, они не так красивы, как ее нынешние коллекции.
- В Англии она очень популярна. Все мои однокурсницы скупают ее одежду тоннами, не ленясь ездить за ней в Лондон.
-Расскажи мне об Оксфорде, - попросила Блэр.
-Об университете или городе? – Басс недоуменно пожал плечами. – Оксфордский университет – старейший англоязычный университет в мире и первый университет в Великобритании, основан в 1117 году, девиз – “Господь – мой свет”. Состоит из 38 колледжей и 7 общежитий, тоже учебные заведения, не имеющие статуса колледжа.
- Это я могла и в “Википедии” найти, - съязвила Блэр. - Ты учишься в колледже или в общежитии?
- Общежития принадлежат религиозным орденам, меня бы туда ни за что не взяли, - Басс усмехнулся. – Я бы просто не вписался в их круг, там настоящие святоши. Представляешь, они крестятся, когда проходят мимо нас.
- Серьезно? – Блэр рассмеялась.
- Серьезно. Студенты, которые учатся в ближайшем к нам общежитии, всерьез считают, что мы сгорим в гиенне огненной. Создали Орден девственников, соблюдают целибат, отказываются от всего, что приносит радость в жизни.
- В общем тебе их трудно понять?
- Не то слово, они для меня как с другой планеты. А я учусь в Баллиоле, самом крупном и самом старом колледже университета, на факультете менеджмента.
-После окончания пойдешь работать в компанию отца? – Блэр оперлась подбородком на ладонь.
- У меня нет особенно большого выбора, - Басс с грустью посмотрел на искрящийся золотом напиток в бокале. – Был бы у меня брат, я, быть может, стал бы профессором английской литературы или историком, написал бы шедевр вроде “Властелина колец” и навсегда вошел бы в историю литературы и стал бы известен по всему миру, как всегда мечтал. А так как брата у меня нет, то мне придется влачить жалкое существование миллиардера.
- Какая незавидная судьба, - Блэр усмехнулась. – А я, наверно, стану юристом.
- Наверно? – Басс поднял брови. – Я думал, ты уже все решила на этот счет.
- Так было не всегда, - призналась Блэр. – В детстве я мечтала стать… только не смейся.
- Обещаю, не буду.
- Актрисой, - она слабо улыбнулась, вспомнив себя в детстве. – Когда я была маленькой, я закрывалась в ванной и, сжимая в руках бутылочку из-под шампуня, репетировала речь, которую буду произносить на вручении “Оскара”.
- И что же случилось? – Басс серьезно посмотрел на нее.
- Не знаю, - Блэр пожала плечами. – Может, я повзрослела и испугалась, что не смогу выбиться из ужастиков и молодежных сериалов. На самом деле, не знаю. Просто проснулась однажды и поняла, что стану юристом.
- И это решение кажется тебе правильным?
- В конце концов, у меня есть впереди еще целый год, чтобы это понять. Слава Богу, в Йеле не один факультет.
За разговором они пропустили почти половину фильма. Блэр легко было понять, что происходит сейчас на экране, Басс же, который явно не читал Джейн Остин и не смотрел экранизации ее романов, едва ли уделял внимание действию. По-видимому, он находил Блэр гораздо интереснее. Блэр же делала вид, что не замечает его пристального взгляда, борясь с желанием улыбнуться. Не глядя, она опустила руку на диван и ее ладонь наткнулась на его теплые пальцы. Блэр хотела было отдернуть руку, но он не пустил ее. Вместо этого он переплел свои пальцы с ее, и у Блэр перехватило дыхание. По руке разлилось приятное покалывание, а сердце пропустило удар. Девушка скосила глаза вниз, их сцепленные руки смотрелись… красиво.
Они так и просидели до конца фильма, молча и держась за руки. В гостиной воцарилось уютное молчание, и Блэр ужасно боялась словом или делом его нарушить. Удивительным образом рядом с ним ей было спокойно, и это было так непохоже на их первую встречу. Что изменилось сейчас? Может, дело в том, что он приподнял занавес и впустил ее в свой мир, пусть на пару сантиметров и все же. Блэр была уверена, что он сделал это потому, что влюбляется в нее, она и понятия не имела, что у него имелась совсем другая причина.

Цитата в начале главы взята из замечательной песни Lene Marlin - Faces.
http://www.youtube.com/watch?v=ctHYoqK-6Xk - слушать.
http://zaycev.net/pages/48/4828.shtml - скачать.




Сообщение отредактировал mio-mio - Понедельник, 23.09.2013, 21:11
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Фики Candle
Страница 2 из 2«12
Поиск: