Среда, 15.07.2020, 05:43
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Зависимость (Внимание! NC-17!)
Зависимость
CandleДата: Пятница, 28.08.2009, 11:14 | Сообщение # 1
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Название: Зависимость.
Автор: Candle.
Пейринг: Чак/Блэр.
Рейтинг: NC-17.
Жанр: роман.
Ссылка на обсуждение: http://gossip.ucoz.ru/forum/42-770-1
От автора: решила последовать примеру 7Summer77 и добавлять к каждой главе, кроме иллюстраций, еще и саундтрек.


 
CandleДата: Пятница, 28.08.2009, 11:15 | Сообщение # 2
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава первая.

Это началось в дождливый осенний вечер, за неделю до дня рождения Блэр. Настроение соответствовало погоде, только что Блэр рассталась с любовью всей своей жизни, начиная понимать, что она выбрала в мужья человека, которого совсем не знала. Девушка начала прозревать, осознавая, что в спектакле под названием “Любовь Нейта Арчибальда и Блэр Уолдорф” играла только она. Нейт же рвался на волю, к Серене, к кому угодно, желая почувствовать себя свободным. И Блэр решила тоже стать свободной, хотя бы на один вечер.
Один вечер она не думала о репутации, о “Сплетнице”, о реакции других на свои действия… Точнее, о реакции других она думала, а если еще точнее, то ее интересовал только один человек. Человек, который всю жизнь был для нее не больше, чем лучшим другом ее парня, порой раздражал, порой веселил, порой помогал, если она об этом просила. В тот вечер они второй раз оказались наедине, без Нейта и Серены, второй раз за пять лет знакомства. Голова кружилась от шампанского и его слов, что она в десять раз сексуальнее танцовщиц на сцене, и Блэр решила это доказать. Нет, она не исполнила нечто из ряда вон выходящее, медленно снимая с себя одежде по правилам стриптиза, но ее танца оказалось достаточно, чтобы он посмотрел на нее другими глазами.
Садясь в лимузин, она, конечно, не думала, что именно здесь и сейчас станет совсем взрослой, она не думала об этом даже когда целовала его после его вопроса уверена ли она. Блэр думала, что они всего лишь будут целоваться, но Чак опрокинул ее на сиденье, приспустив бретельку комбинации. Это было гораздо лучше поцелуев, правда, немного больно в начале, ну так, увы, Блэр не отличалась в этом от других девушек. У нее и в мыслях не было, что она придет к нему за этим снова, чем это станет для нее.
Выходя из церкви, Блэр уже знала, что не последует совету священника. Дорота была неправа, церковь не совершила чудо и не избавила ее от сомнений. Блэр не знала, правильно ли поступила, поддавшись порыву и позволив Чаку сначала раздеть ее, а затем… Теперь она понимала, что значит “уступить соблазну”. Ей было ужасно стыдно (она не продержалась и нескольких часов после расставания с Нейтом), и тот факт, что она не жалела о случившемся, успокоить совесть не помогал.
Блэр шла по улице, решив подумать обо всем этом потом. Сейчас она хотела зайти к ювелиру, чтобы отложить понравившиеся ей драгоценности. После того, как Нейт подарил ей на тринадцатилетие косметику от прыщей (причем он даже не понял причину ее расстройства, он же выбрал косметику ее любимой марки), это стало традицией. Нейту оставалось только приехать в магазин и выбрать одно из нескольких. Так как Блэр уже видела их раньше, в этом пропадал элемент сюрприза, но зато приятный подарок был гарантирован.
Задумавшись, она не сразу заметила следующий за ней черный лимузин, из окна которого за ней внимательно наблюдали. Чак никак не мог поверить, что его мечта исполнилась, пусть всего на час, но Блэр принадлежала ему, и между ними не было Нейта. Чак заставил ее забыть о Нейте, о том, что детская мечта оказалась фикцией, что давно уже было видно всем остальным. И сейчас он больше всего боялся, что упрямство Блэр возьмет верх над ее разумом, и она попытается вернуть Нейта. Тогда крохотный шанс Чака снова станет ничем.
Однако в интересном местечке он ее повстречал. Вообще Чак ехал к Блэр пригласить ее на завтрак и совсем не ожидал увидеть ее возле церкви. Блэр Уолдорф и церковь? Мир определенно переворачивается с ног на голову.
- Вот уж где не ожидал тебя найти, так это здесь, - насмешливо протянул он, высунувшись из окна.
Блэр вздрогнула и сняла солнечные очки. Она тоже явно не ожидала увидеть Чака.
- Уезжай, Чак, - девушка решила сопротивляться этому демону-искусителю. Наверно, Господь сочтет неуважением столь явное пренебрежение его советом. – Я получила указание от самого Бога держаться от тебя подальше.
- Хочешь держаться от меня подальше за завтраком? – озвучил Чак цель их встречи.
- Видишь ли, перед каждым днем рождения я откладываю драгоценности у ювелира, о чем ты прекрасно знаешь.
- Для Нейта? – Чак сжал ручку дверцы, дабы унять дрожь в руках. – Не думаю, что он поздравит тебя с днем рождения.
- То, что мы расстались, еще не значит, что он стал невежливой свиньей, - Блэр сверкнула глазами. – И вообще, об этом никто не знает. Не думаю, что он остался бы твоим лучшим другом, если бы знал…
- Какое удовольствие я получил вчера в этом лимузине?
Блэр остановилась. Честно говоря, она была уверена, что для Чака вчерашняя ночь ничего не значит. Она не думала, что еще услышит от него о том, что произошло вчера. В конце концов, у него такие приключения каждую ночь.
Но он приехал (нет, Блэр не поверит, что он просто проезжал мимо и случайно оказался именно поблизости ее дома), значит, прошлая ночь для него не просто очередная забава? Она заколебалась, прикусив губу. Если она сядет в лимузин, известно, чем все закончится, они люди взрослые. Блэр сама себе боялась признаться, что очень хочет повторения того удовольствия, что было. Да и что плохого, если она наберется немного практического опыта? Эх, если гореть в аду, так гореть.
– Ты что-то говорил о завтраке?
Чак гостеприимно распахнул дверцу, и Блэр скользнула на кожаное сиденье. Она устроилась поудобнее, намеренно не подавая Чаку никаких знаков, что хочет повторения вчерашнего. Еще не хватало, чтобы он возомнил себя невероятным мужчиной и решил, что Блэр теперь повиснет у него на шее. Вот еще, она всего-то будет использовать его как пособие.
В машине играла тихая музыка, прислушавшись, Блэр узнала знакомые слова. “Я просто хочу показать тебе, она абсолютно не знает тебя…”. Единственная песня Тейлор Свифт, которая ей нравилась, “Невидимая”. Любопытно, насколько же Чак ее знает? Ведь он никогда не интересовался ее музыкальными предпочтениями.
- Бокал вина? – Чак махнул рукой в сторону бара. – У меня есть твой любимый мускат де Бом-де-Вениз (сладкое вино, производством которого славится долина Роны во Франции из белого мелкозернистого муската - http://www.wineworld.ru/winedocs/cat/bywprod/wines13_2x610.html – прим. авт.)
- Рановато для алкоголя, - Блэр убрала солнечные очки в сумочку.
- Сок, минеральная вода? – не смутился Чак.
- Мы завтракать прямо в лимузине будем?
- Нет, я велел накрыть стол в пентхаусе отца.
Блэр выпрямилась. Только не в пентхаусе Барта Басса, она боялась его до ужаса. Блэр встречалась с ним крайне редко, но с удовольствием бы не встречалась вообще. У нее мурашки бежали по спине от его тяжелого взгляда, Барт никогда не улыбался и у Блэр было стойкое ощущение, что она ему не нравилась. Еще не хватало, чтобы он застал их за завтраком, что он о ней подумает?
- Расслабься, отец в Мадриде, - Чак ухмыльнулся, он прекрасно знал о страхе Блэр. – Он улетел этой ночью.
- А почему именно в пентхаусе твоего отца? – Блэр прикусила язычок. Ответ был очевиден: Нейт. Ну, может быть, еще и Серена, но вероятность того, что Серена придет в номер Чака, которого терпеть не может, ничтожно мала.
- Малышка, я, конечно, сказал Нейту, что занят, но тебе ли не знать о его упрямстве? Если он хочет мне о чем-то рассказать, он придет ко мне в номер, невзирая на войну, голод, мор или гигантскую саранчу. А в любом кафе найдется один счастливый обладатель телефона с фотокамерой, который испытает почти физическое удовольствие, сообщив Сплетнице о том, что Чак Басс и Блэр Уолдорф завтракают вдвоем. Пентхаус отца – единственное место во всем городе, где нам никто не помешает. Кроме того, я уверен, что в таких роскошных апартаментах тебе еще не доводилось бывать.
- Басс, я не одна из тех впечатлительных дурочек, которые готовы упасть к тебе в постель, едва увидев обстановку не из “Ikea”, - обиделась Блэр. - Мне все равно, пусть даже апартаменты твоего отца обставлены мебелью девятнадцатого века.
- Думаю, тебе будет неуютно за столом, который в десять раз старше тебя, - Чак придвинулся к ней чуть ближе, с удовольствием отмечая, что девушка не отодвинулась.
- Не переживай за меня, я бы справилась, - конечно, Блэр заметила его непринужденный маневр. – И, кажется, мы уже приехали.
Она выпорхнула из лимузина, не дожидаясь, пока Басс кинется изображать из себя джентльмена. Блэр знала некоторые его приемчики, включающие в себя открывание дверцы машины и галантно поданную руку. Некоторые особо наивные представительницы (и Хейзел в их числе) потом твердили на всех углах, что Чак Басс – настоящий мужчина и что они были счастливы подарить ему себя, не подозревая о том, что это было банальное использование.
Тем не менее, Чак все-таки открыл для нее дверь отеля и пропустил вперед. Блэр, чуть пожав плечами, вошла в здание. В конце концов, может, она и даст ему от ворот поворот в пентхаусе. Кстати, для Чака это будет, пожалуй, первый крупный облом. Если, конечно, не вспоминать о том случае с Нелли Юки, которая всю ночь рассказывала Чаку о своем взгляде на политику в Ираке и о размножении голубей.
Пентхаус был действительно шикарен, впрочем, представить Барта Басса в менее роскошной обстановке было сложно. Чак провел ее на балкон, где уже был накрыт столик на двоих. С балкона открывался захватывающий вид на весь Манхэттен и Блэр, затаив дыхание, подошла к стеклянным перилам.
- Впечатляет, Уолдорф? – Блэр кожей чувствовала его ухмылку.
- Басс, понимаешь, к чему надо стремиться? – она повернулась к нему с ехидной усмешкой.
- У меня пентхаус будет еще лучше, - в голосе Чака послышались нотки мальчишества. Блэр не смогла сдержать улыбки, так по-детски прозвучала эта фраза. – Садись, малышка.
- Не называй меня так, - Блэр опустилась на стул напротив него. – Это пошло.
- Если бы я называл тебя киской, тогда я понял бы твое возмущение, - Чак налил ей кофе. – Или кошечкой. Или…
- Не продолжай, если хочешь жить, - Блэр поморщилась.
- Как скажешь, - он пожал плечами.
- И почему ты считаешь, что у нас с Нейтом ничего не получится? – девушка взяла круассан с блюда в центре стола.
- С чего ты взяла, что я так считаю? – вопросом на вопрос ответил Чак.
- Я по лицу это вижу. Ты так ухмыляешься только тогда, когда думаешь про себя: “Ну они и идиоты”.
- Ты оскорбила меня в лучших чувствах, - возмутился Чак, отщипывая круассан.
- Так вернемся к моему вопросу, - Блэр спрятала улыбку. – Почему ты считаешь, что мои отношения с Нейтом безнадежны?
Чак опустил взгляд на чашку с кофе. Ну как ей сказать то, что уже давно очевидно всем? И кто может дать гарантию, что после его слов она не кинется на шею Нейту просто чтобы доказать, что он был не прав?
- А ты сама этого хочешь? – он посмотрел ей в глаза. – Хочешь снова пытаться привлечь его внимание, глотая унизительное игнорирование?
Блэр отвела взгляд, глядя на Центральный парк. Тоже мне, психолог, специалист в отношениях. Но, черт побери, он прав, хотя Чаку она об этом не скажет ни за какие коврижки.
-Пойдем, я хочу осмотреть здесь все, - Блэр отложила недоеденный круассан.
Чак поднял брови.
- Чтобы знать, куда направлять стремления будущего мужа, - пояснила девушка, лукаво улыбнувшись. – Или ты стесняешься?
Она точно знала, что Чак сейчас вскочит, чтобы соответствовать репутации, ибо Чак Басс известен тем, что вообще не знает слов “смущение” и “застенчивость”. Он не обманул ее ожиданий, с готовностью поднявшись на ноги и подав ей руку. Блэр приняла ее, изящно встав.
Чак был прав, в таких апартаментах Блэр еще не доводилось бывать. С балкона можно было попасть в огромный зал, который Чак охарактеризовал просто: “гостиная”. Взгляд Блэр скользил по кремовому плюшевому дивану, стеклянному столику возле окна во всю стену, каминной полке с фотографиями… Она поборола искушение подойти поближе и рассмотреть фотографии маленького Чака. Они только начали сближаться, а детские фото – это слишком личное.
- Идем, я покажу тебе библиотеку, - Чак сделал приглашающий жест рукой в сторону коридора.
Библиотека была гордостью Барта Басса. Он любил книги, чтение – единственное, к чему он приохотил Чака. В больших шкафах, обрамленных бронзовой виноградной лозой и листьями, была собрана коллекция редких книг, за которые некоторые букинисты отдали бы что угодно. Между двумя диванами стоял шахматный стол, а рядом с окном – большой черный рояль. Блэр подошла к нему, стараясь не дышать. Мало кто знал, что книги и все, что с ними связано, были ее страстью.
- Меня учили играть на нем, - тихо сказал Чак, подходя к ней.
- Ты умеешь играть на рояле? – Блэр даже не стала сдерживать восхищение.
- Отец настоял, - Чак со слабой улыбкой провел ладонью по черной крышке. Это место было для него камерой пыток не один год.
- Сыграй мне что-нибудь, - попросила Блэр.
- Блэр, я давно не играл, и…
- Пожалуйста, - тихо произнесла девушка, положив конец его сомнениям.
Он сел за рояль и поднял крышку. Чак лукавил, к роялю он не подходил всего несколько месяцев. Во время очередного просмотра фильма “Титаник” он заметил, как у Блэр горят глаза на песне “My Heart Will Go On”. Полазив в Интернете, он нашел ноты и выучил ее. Тогда Чак мог только мечтать, что сыграет ее для Блэр, а не в одиночестве.
Юношеские пальцы пробежались по клавишам. Блэр просияла, узнав мелодию. Боже мой, ее любимая музыка, саундтрек к одному из самых пронзительных моментов фильма. Какая девушка не хочет почувствовать себя героиней любимого кино?
Она притихла, во все глаза глядя на совсем другого Чака. Она знала его, как вечно ухмыляющегося, язвительного и циничного субъекта. Такого сосредоточенного, внимательно следящего за каждым своим движением Чака Блэр видела впервые. Он боялся ошибиться и все испортить и наверняка думал о ней. Боже мой, как же давно о ней никто не думал.
Нежная романтичная мелодия делала свое дело, и Блэр ослабила бдительность. Ну и что, что она сейчас поведет себя как одна из тех глупышек, готовых после нескольких галантных жестов на все? Это же последний раз, больше она не позволит такому повториться.
Закончив играть, Чак поднял глаза на Блэр. Девушка скользнула пальчиками по черной гладкой поверхности и отошла к шкафу. Она определенно была впечатлена.
- “Искупление”, - внезапно сказала Блэр.
- Что? – не понял Чак.
- Там была одна интересная сцена в библиотеке, уверена, ты помнишь, - девушка обернулась, снимая пиджак. – Я хочу ее повторить. Здесь, - она вытянула блузку из юбки, - сейчас, - пальчики пробежались по перламутровым пуговицам, - с тобой.
Пожалуй, последний аргумент и стал для Чака решающим. Играя, он совсем не рассчитывал впечатлить Блэр настолько, чтобы повторить то, что случилось ночью. Когда она обернулась, стоя у книжного шкафа, он увидел тот же взгляд, что был у нее в лимузине. Снова между ними нет тени Нейта и Чак не служит его заменой. Блэр хочет именно его.
Вообще в его рейтинге мест для сего интересного занятия никогда не оказывалась библиотека, да и стоя заниматься этим не очень удобно. Чак предпочел бы уложить Блэр на диван, но если она решила следовать книге или фильму, то придется смириться с книжным шкафом. Блэр сама накрыла его губы своими, раздраженная тем, что он так медленно двигался. Чак прижал ее к себе, целуя и касаясь везде, где она ему позволяла. Он сжал ладонью ее грудь, потирая пальцем сосок, отчего Блэр застонала, оторвавшись от его губ. Чак тут же снова прижался к ее губам куда более страстным поцелуем.
Он быстро достал из кармана обязательный предмет для плейбоя. Чак зубами надорвал упаковку, Блэр тем временем отступила чуть назад, прижавшись спиной к шкафу. Она не смотрела, что делает Чак, ругаясь про себя, что надела сегодня такую узкую юбку, которая никак не хочет покорно падать на пол. Чак решил ее проблему, рывком подняв предмет туалета и сдвинув трусики в сторону. Блэр охнула, когда он вошел в нее, и Чак выругался про себя. Наверняка она еще не была готова, это ее второй (хорошо, четвертый, если быть точным) раз, он явно поторопился. Юноша слегка отстранился, чтобы посмотреть ей в лицо.
Блэр прикусила губу, но кивнула. Было немножко больно, но она этого и ожидала. В те три раза в лимузине сначала тоже было неприятно, но с каждым разом удовольствие в конце становилось все сильнее, и ради него можно было потерпеть. Спешка Чака объяснялась просто, он никогда не имел дела с девственницами, предпочитая женщин более-менее опытных. Девушке, которая только стояла в начале этого пути, нужно было чуть больше времени и ласки, чтобы не испытывать боль.
Чак решил поискать специальную литературу на этот счет, а пока начал осторожно двигаться. Медленнее, спокойнее, Блэр никуда не убежит. Кажется, ей понемногу становится лучше, она уже закрыла глаза, запрокинув голову. Одной рукой Чак схватился за книжную полку, а другой бережно приподнял ногу Блэр, позволив ей обнять себя за талию. Если она потом обнаружит синяки от его пальцев, определенно выцарапает глаза.
Блэр сжала его плечи. Да, благословенный миг, когда небольшое жжение превратилось в тепло. Она судорожно вздохнула, сейчас ей хотелось, чтобы Чак чуть увеличил скорость.
- Быстрее, - прошептала она.
- Тебе не больно? – так же тихо уточнил Чак.
- Нет, - выдохнула Блэр, сильнее прижимаясь к нему.
Чак повиновался, чувствуя знакомое покалывание в пояснице. Блэр, рвано дыша, выгнулась, прижавшись затылком к дверце шкафа. Юноша прикусил губу, всеми силами стараясь отвлечься от того, что она была такой восхитительно-тугой и горячей, что ее щеки так раскраснелись, что она постанывает сквозь стиснутые зубы. Чак разом за разом твердил про себя, что она должна быть первой.
Сейчас Блэр испытала то, что можно назвать почти оргазмом. Определенно еще немного, и она его достигнет. Вряд ли, конечно, рядом с ней будет Чак в этот момент. Только почему-то приятно, что ему так хорошо.
Чак поцеловал ее в щеку долгим нежным поцелуем и отстранился, позволяя оправиться. Девушка опустила голову, почему-то смутившись.
- Ванная справа по коридору, - Чак понял ее вопрос без слов. – Если хочешь, я могу проводить.
- Нет, я сама, - Блэр слабо улыбнулась и быстрым шагом вышла из комнаты.
Чак выдохнул, не веря в повторение своего счастья. С Блэр он испытывал нечто потрясающее, что было лишь однажды. Тогда ему все было в новинку, каждое ощущение поражало своей свежестью. А сейчас его сводила с ума одна мысль о том, что именно он открывает для Блэр этот новый для нее мир.
Почувствовав неприятную вибрацию в кармане брюк, Чак с неохотой достал его. “Нейт”. Нейт и Барт были единственными, кто удостоились только вибрации. Подобное объяснялось просто: Барт казался Чаку слишком серьезным, чтобы ставить на его звонок песню, ну а для Нейта он никак не мог подобрать мелодию. Нейт настаивал на Ашере, но Чак ни за что не позволит своему телефону звонить подобным образом.
- Алло? – Чак изо всех сил постарался выровнять дыхание.
- Ты где? Я стою у двери твоего номера и ты мне не открываешь.
- Наверно, потому, что меня там нет, - Чак не смог сдержать улыбку.
- Об этом я уже догадался, спасибо, – съязвил Нейт. – Ты мне нужен.
- Скоро буду, никуда не уходи, – Чак нажал на кнопку отбоя, только сейчас сообразив, что Нейт в отеле и будет совсем не комильфо, если он встретится с Блэр.
Девушка появилась в гостиной через две минуты, свежая и улыбающаяся. Чак, уже успевший справиться с проблемами гигиены, невольно ею залюбовался. Знал бы Нейт, какая Блэр красивая после секса, уже давно бы принял то, что она так хотела ему подарить.
- Здесь Нейт, - он с сожалением смотрел как ее щеки бледнеют.
- Что делать? – испуганно пролепетала Блэр.
- Я сейчас отправлю ему сообщение и попрошу ждать меня у двери, скажу, что… что поднялся в пентхаус отца взять книгу, - Чак схватил с журнального столика первую попавшуюся. – Блэр, я только не смогу тебя проводить.
- Отвлеки Нейта, а выход я сама найду, - Блэр заметалась по комнате. – Пиджак, господи, где он?
Операция прошла успешно, и Блэр удалось проскользнуть незамеченной. Чак, вспомнив, что она снимала пиджак в библиотеке, кинулся туда, заодно поменяв книгу. Еще не хватало объяснять Нейту, зачем ему понадобился дамский романчик. Что делает сия литература в пентхаусе Барта Чак понятия не имел, да и не горел желанием спрашивать. Он спустился на этаж ниже и, оказавшись в номере, тайком отправил Блэр сообщение о том, что путь свободен и она может воспользоваться его лимузином.
Разумеется, грех отказываться от такой щедрости Басса. Блэр с комфортом доехала до ювелирного магазина, наслаждаясь своей любимой музыкой, а не тем, что слушают манхэттенские таксисты.
День рождения – волшебный праздник, от которого традиционно ждешь чего-то необыкновенного. Поэтому-то Блэр завела традицию праздновать его дважды, ведь тогда в два раза больше подарков и внимания. В этом году, правда, пришлось передвинуть вечеринку на два дня, но зато она обещала стать самым грандиозным событием осеннего сезона.
Блэр потянулась, радостно зажмурившись. Пункт первый на повестке дня: душ, пункт второй: позвонить в ювелирный магазин и спросить, купили ли что-нибудь из отложенных ею предметов. Хотя с другой стороны до этого ли сейчас Нейту с его-то проблемами в семье? Но вдруг?
О вчерашнем Блэр старалась не думать. Это было два раза и на этом конец. Для Чака это будет всего лишь легкая интрижка и ничего больше, а ее идеальное будущее окажется растоптано. Блэр слишком долго мечтала о нем, чтобы вот так от него отказаться.
Закутавшись в халат, она забралась в кровать с ноутбуком. Еще, по крайней мере, два часа до того, как придет Серена, и Блэр покажет ей платье, которое оденет сегодня на вечеринку. Чертов Бруклин, кабы не он, Серена увидела бы ее платье раньше.
В Winampе песня, которая ассоциировалась у Блэр с Нейтом. Ей нравилось просматривать под нее их фотографии, они были такими счастливыми на них. Чак неправ, у них все было хорошо и еще можно что-то исправить. Что он вообще может знать, этот знаток отношений на одну ночь?
Блэр как раз открыла фото с прогулки в Центральном парке, как снизу раздался крик Дороты, предупреждающей хозяйку, что к ней пришел мистер Чак. Чак… Чак… Черт!
Девушка заметалась, спешно закрывая папку с фотографиями. Наверно, ему не понравится, если у нее на экране будет улыбающийся Нейт. А какая ей вообще разница, что ему понравится? Она же не собирается приглашать его в комнату.
Однако Басс решил за нее, деликатно постучав в дверь ее комнаты. Блэр, сдавленно охнув, поплотнее запахнула халат. Черт, у нее даже нет времени посмотреть на себя в зеркало.
- Входи, - позвала она, поправляя волосы. Может, нужно было переодеться в какое-нибудь платье? С другой стороны, он не дал ей времени даже накраситься.
- Я хотел первым поздравить именинницу, - Басс вошел в комнату с огромным букетом в руках.
- Ты опоздал, - Блэр поднялась с заправленной постели. Хоть это успела сделать. – Серена написала сообщение еще в полночь.
Чак притворно-сокрушенно цокнул языком.
- Зато ты первым даришь подарок, - утешила его Блэр.
- Это первая часть подарка.
Блэр, улыбнувшись, приняла букет из гербер и бордовых роз. Подарок по частям, что может быть приятнее?
- Я сейчас скажу Дороте поставить их в вазу.
- Она ушла на рынок, бормотала что-то насчет того, что забыла купить молока, - Чак шагнул к ней. - Так что мы с тобой совсем одни в огромном пентхаусе…
- Откуда ты знаешь, что мы одни? – подняла брови Блэр. – Может быть, моя мама дома.
- Если бы твоя мама была дома, она бы уже выскочила со мной поздороваться, - он самодовольно ухмыльнулся. – Ума не приложу, и почему я ей так нравлюсь?
- Ты ей не нравишься, она просто опасается оставлять нас наедине. Мало ли чего можно от тебя ожидать, - Блэр осторожно положила букет на тумбочку.
- И в чем-то она права, - Чак обнял ее за талию, притягивая к себе.
Он знал, что это как-то… неправильно, что ли. Словно ему нужен от Блэр только секс и он не испытывает к ней ничего, кроме простого желания. Но Чак боялся дать ей понять, что он мечтал о ней с одиннадцати лет, это сделает его уязвимым. И это могло закончиться в любую минуту, так что Чак не собирался упускать ни одной возможности. Ему нужно как можно больше воспоминаний, чтобы были силы жить дальше, зная, что она никогда не будет принадлежать ему, смотреть, как она целует другого (и, скорее всего, это будет Нейт). О дальнейшем Чак задумываться боялся, эти мысли причиняли почти физическую боль.
- Басс, я сегодня занята, - Блэр старалась не думать о том, что горячие пальцы развязывают пояс халата. – Поэтому…
- Лучше начать день рождения с чего-то действительно стоящего, - прошептал Чак возле ее шеи, точно зная, что ей понравится дуновение горячего воздуха.
- Какой ты самоуверенный, - Блэр повернулась к нему лицом. – Это вторая часть твоего подарка?
- Да, а вечером будет третья, - Чак прижался к ее губам.
Блэр пыталась, честное слово, пыталась не отвечать на его поцелуй, но… в какой-то момент сдалась. Она попыталась обругать себя за эту слабость, но получалось плохо. Черт, ну почему Нейт ее никогда так не целовал? Тогда бы она привыкла и сохранила бы сейчас способность мыслить ясно.
Она сделала еще одну попытку к сопротивлению, когда Чак бросил ее халат на пол и снял пиджак. Блэр хотела отступить, но почему-то не нашла в себе сил лишиться его тепла.
Решимость Блэр стремительно растаяла, когда Чак начал потирать ее грудь сквозь шелк. Если она решилась на второй раз, почему бы не решиться и на третий? Дорота всегда говорит, что Бог любит троицу. Блэр почти презирала себя, понимая, что снова уступает телу, забывает о принятом решении.
Она почти робко сняла его бабочку и расстегнула рубашку. Ее инициатива более чем обрадовала Чака, он опустил ее на кровать, приподняв ее сорочку. Блэр почувствовала, что краснеет, впервые он увидит ее обнаженной при ярком свете. В лимузине был полумрак, в библиотеке она была почти одета… а сейчас он увидит все ее недостатки.
Единственное, что Блэр в себе нравилось, это глаза. Может, потому, что Элеонор всегда говорила, что они у нее потрясающе красивые. Все остальное Элеонор решительно не нравилось: волосы секутся, бедра слишком полные, ноги слишком короткие, кожа постоянно блестит. Блэр иногда казалось, что что бы она ни сделала, этого все равно будет недостаточно. Элеонор укрепила в ней такие комплексы, что Блэр готова была носить наглухо закрытые платья с длиннющими юбками, а сексом заниматься только под одеялом и в полной темноте. Она бы с удовольствием остановила сейчас Чака, но он, зараза, постоянно отвлекал ее поцелуями.
Чак действительно не дал Блэр сосредоточиться, быстро сняв ее рубашку. Ее груди были, что называется, идеальными, они умещались в его ладонях, что он заметил уже давно, но только сейчас имел счастье наглядно в этом убедиться. И, Господи, они были натуральными. В век высоких технологий девушки помешались на увеличении груди, в результате чего грудь не только теряла чувствительность, но и вообще была неприятна на ощупь.
Блэр задохнулась, когда он чуть прикусил ее сосок, тут же успокаивая боль от укуса нежными касаниями языка. Казалось, руки Чака были везде: на ее груди, и на животе, и на бедрах. Он отстранился буквально на несколько секунд, чтобы снять с нее трусики. Блэр зажмурилась, почувствовав прикосновение совсем рядом с клитором. Чаку не понадобилось много времени, как Нейту, чтобы обнаружить его (в тот единственный раз, когда они решились раздеться полностью, Нейт его, кстати, так и не нашел). Девушка заметалась по кровати, потерпев сокрушительное поражение в попытке сдержать стоны.
Это было совсем не так, как тогда, когда она пыталась сделать это самостоятельно. Оргазм нахлынул мощной волной, отчего Блэр, дрожа, выгнулась на кровати. Она так и лежала, зажмурившись, слыша какое-то шуршание. Сейчас Блэр была готова подарить Чаку весь мир.
Блэр разлепила веки, только почувствовав его в себе. Чак уже успел избавиться от собственной одежды, наверно, она теперь лежала на полу. Теперь боли не было вообще, было ощущение наполненности и огромное желание почувствовать его еще глубже. Блэр обняла его ногами за талию, вызвав у Чака слабую улыбку. Он был счастлив, теперь она наслаждалась процессом так же, как и он, всего-то надо было чуть терпения.
Девушка неосознанно впилась ногтями в его плечи, двигаясь вместе с ним. Чак отметил про себя, что Блэр любит быстрые и резкие движения, и скоро приноровился к ее ритму. Стараясь не замечать капли пота, стекающие по спине, он начал двигаться как можно быстрее.
Блэр обняла его еще крепче, сосредоточенность на ее лице сменилась наслаждением, и Чак буквально впился в нее глазами, стараясь сохранить в памяти каждую секунду. Быть может, он не увидит этого больше никогда, ему ли не знать, как не любит Блэр упускать то, что принадлежит ей. Когда она снова будет принадлежать Нейту, она постарается обо всем этом забыть, а все, что останется Чаку, только вспоминать, как она прекрасна, когда в ее стоне слышится его имя. Его имя, не Нейта, а только его. Эта мысль быстро довела Чака до крайности.
Он лег рядом, задыхаясь и пытаясь справиться с головокружением. Кажется, он все-таки прошептал ее имя, Чак не был уверен. Он не был уверен, что его зовут Чак Басс, что он сейчас лежит на постели рядом с обнаженной и удовлетворенно улыбающейся Блэр Уолдорф, он ни в чем сейчас не был уверен.
А Блэр с интересом повернулась к нему. Она и сама себе боялась признаться, что хотела увидеть Чака Басса без одежды. Ей просто было интересно, что в нем находят все те, что вешаются на него и скачут вокруг влюбленными ланями. Может, он какой-то особенный? Нет, обычный парень (ну, насколько можно назвать Чака Басса обычным), мальчишеская угловатость уже исчезла, но тело только обещает стать по-настоящему мужским. Плечи еще не раздались, на руках только обозначаются мускулы, на груди уже видна волосяная дорожка, но она еще вызывает больше смех, чем желание. Он не был суперменом, но был абсолютно уверен в себе. И вот это поведение придавало ему тот необходимый шарм, из-за которого хотелось снова и снова ему отдаваться. А вот это плохая мысль!
Блэр приподнялась на кровати, глядя на часы. До прихода Серены остался час, и хотелось бы, чтобы Чак к этому времени уже ушел. Она прикусила губу, признаваясь себе, что это только предлог, а на самом деле Блэр очень хочется, чтобы он остался. И это надо пресечь.
- Скоро придет Серена, - Блэр села, прикрываясь одеялом. – И вообще, почему ты сюда пришел? Вдруг здесь Нейт появится?
- Нейт занят решением проблем в семье, сюда он не нагрянет, - Чак открыл глаза и потянулся, как сытый кот.
- Откуда ты знаешь?
- Он звонил мне рано утром, мы хотели поиграть в баскетбол, но он едет вместе с отцом к адвокату.
- То есть, вместо того, чтобы искать мне подарок, он собирался играть в баскетбол, - тихо произнесла Блэр.
Чак сел, осознавая, что сказал то, что не должен был. Он всегда прикрывал Нейта (не столько из-за мужской солидарности, сколько из жалости к Блэр), но сейчас, не подумав, ляпнул правду. Ох не зря Мата Хари считалась лучшей шпионкой, вот уж воистину бдительность после хорошего секса ослабевает.
- Блэр, он его уже купил, – попытался выкрутиться Чак, молясь про себя, чтобы так и было.
- Ладно, неважно, - махнула рукой Блэр. – А как же папарацци?
- Я пришел к тебе, чтобы поздравить с днем рождения и обсудить что-нибудь еще. В конце концов, Верхний Ист-Сайд пора встряхнуть хорошей интригой.
- О, если все узнают о том, что здесь было, это будет землетрясение, - девушка поплотнее завернулась в одеяло. – О местонахождении душа ты знаешь.
Чак поцеловал ее в плечо, понимая намек. Они, конечно, смогут выкрутиться, когда придет Серена, вот только в одетом виде. Блэр опустилась на подушки, проводив его взглядом. Она официально была готова признать себя слабачкой, отступающей от собственных решений. Где-то глубоко внутри она знала, что это был не последний раз.


 
CandleДата: Пятница, 28.08.2009, 11:19 | Сообщение # 3
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Иллюстрации к главе.

1. Лимузин Чака.

2. Балкон в пентхаусе Барта.

3. Библиотека в пентхаусе Барта.

4. Спальня Блэр.

5. Букет, подаренный Чаком.



 
CandleДата: Суббота, 29.08.2009, 15:30 | Сообщение # 4
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава вторая.

День Благодарения всегда был для Блэр особенным днем. Он шел почти сразу после ее дня рождения, 26 ноября, и этот день Гарольд Уолдорф посвящал только ей. Это будет первый праздник, который она проведет с отцом после его ухода, и Блэр ждала его с таким нетерпением, которого не удостоился даже ее день рождения. Она очень хотела уговорить отца остаться в Нью-Йорке, не принимая тот факт, что ее отец нетрадиционной сексуальной ориентации.
Девушка хлопотала на кухне, она решила испечь просто идеальный тыквенный пирог. И, между прочим, собственноручно. Раньше пирог пек только Гарольд, допуская дочь только до некоторых стадий приготовления. Блэр, конечно, выучила состав и порядок действий наизусть за не один год наблюдения за отцом, но все равно чувствовала себя неуверенно без рецепта. А вдруг она что-то напутает и все испортит?
- Надо найти рецепт до папиного приезда, - она села рядом с Сереной, которая старательно складывала салфетку.
- Знаменитый тыквенный пирог Гарольда Уолдорфа, - Серена улыбнулась.
- Может, и Бобби Флая (известный американский повар и телевизионный ведущий – прим. авт.), но это не мешало папе хвастаться им, как своим, - Блэр усмехнулась, перебирая рецепты в шкатулке. Рождественское печенье, кексы, киш с орехами пекан (открытый пирог с основой из песочного теста – прим. авт.), роллы с лососем… Куча бумажек, любовно собранных Гарольдом (кулинария была его страстью), и вот, наконец, нужный рецепт. – Вот здорово.
- Посмотри на себя, - Серена, кажется, едва сдержала смех. – Веселый поваренок.
- У меня хорошее настроение, такое бывает. Иногда от передоза валиума, но чаще, когда папа дома.
- А иногда, когда у тебя все прекрасно в отношениях с парнем, - пустила пробный шар Серена.
Блэр на удочку не поддалась. То, что происходит сейчас в ее жизни, сложно назвать отношениями. Скорее, это просто секс с элементами чего-то на них похожего. Например, Чак, утешающий эти два дня Нейта, исправно будил ее сообщением с пожеланием доброго утра, но даже не думал писать, что скучает. Что же касается Нейта… Блэр теперь официально свободна, после того унижения на дне рождения и горькой правды о природе их отношений пусть даже не надеется на продолжение. Должна же быть у Блэр хоть какая-то гордость, пусть даже она и мечтала выйти за него замуж с пяти лет.
- Ты вернулась к Нейту? – не дождавшись ответа, Серена задала интересующий вопрос сама.
- После того, как в “Сплетнице” появились его фото со шлюхой? Это непростительно.
- А что сегодня делает Чак? – зашла с другой стороны Серена.
Блэр бросила на нее подозрительный взгляд. Почему она спрашивает о Чаке, хотя все на Верхнем Ист-Сайде знают, что Ван дер Вудсен и Басс стараются не оставаться в одной комнате? И с чего ей интересоваться этим у Блэр? Серена что-то знает?
- А почему ты меня об этом спрашиваешь? – Блэр изо всех сил сделала вид, что не понимает причины вопроса.
- Ну вы же друзья, – пояснила Серена.
Друзья, да, их теперь можно так назвать. Разве что исключить несколько недружеские элементы их отношений, хотя… Чак ее по-дружески поддерживает. Никто ж не виноват, что дружба с девушкой выглядит для Чака так.
- И потом, Блэр, ты же можешь мне все рассказать. Я последняя, кто будет кого-то осуждать.
- И правильно, - вырвалось у Блэр.
- Блэр, я видела вас с Чаком, - отбросила притворство Серена. Судя по ее взгляду, она видела их явно не в тот момент, когда они предавались праздным беседам о погоде.
- И что? – Блэр была спокойна. Серена не расскажет Нейту и Сплетнице сообщение не отправит.
- Ты переспала с ним?
Блэр шикнула на нее, еще не хватало, чтобы это услышала прислуга. Переспала и не один раз.
- Блэр, - охнула Серена, поняв ответ по глазам подруги.
- Я думала, ты не осуждаешь, - нахмурилась Блэр.
- Нет, но ты же хотела подождать, хотела, чтобы это стало чем-то особенным…
- Нейту можно, а я шлюшка? – обиделась девушка.
- Ты же не спала с Чаком из мести? – в голосе Серены слышалась надежда.
- Не из мести, - Блэр принялась смешивать муку, масло, мускат и корицу. – Не знаю, что это было, но точно не из мести. Может, из-за любви к аромату его тела.
- Из-за чего? – Серена округлила глаза.
- Между прочим, все видные ученые сходятся во мнении, что весь процесс размножения строится на запахах.
- Ты собираешься рожать от Чака? – кажется, у Серены сейчас будет сердечный приступ.
- Упаси Боже. Но секс, к твоему сведению, это и есть…
- Я поняла. И что между вами теперь?
Блэр задумалась. Чак, конечно, своим признанием в том, что она ему нравится, и подаренным ожерельем (Боже, оно было просто великолепно) все осложнил, но Блэр пока не видела причин присоединяться к толпе влюбленных в него бедняжек. Во-первых, он не знает, что такое отношения с девушкой (здесь стоит пояснить, что отношения должны быть длительными) и с чем их едят, а во-вторых, Блэр отходила после разрыва с Нейтом и сама еще не понимала какие чувства испытывает по отношению к Чаку. И где-то в глубине притаился третий пункт: убеждая себя, что это просто секс, она пыталась обезопасить себя от лишней боли, которая неминуемо последовала бы, если бы до Басса вдруг дошло, что интрижка затянулась.
- Не знаю. И не омрачай мне утро тяжкими раздумьями.
Серена, вздохнув, занялась тыквой, которую следовало очистить и порезать мякоть. Блэр же занялась подогревом кастрюли, в которой смешала масло, муку, мускат и корицу, масло нужно было растопить. Сознание смутно беспокоил один вопрос.
- А правда, что он сейчас делает?
- Кто? – Серена вскинула голову, не поняв вопроса.
- Чак, конечно, кто же еще.
– Блэр, ты начинаешь о нем думать, а это плохой признак и он меня беспокоит.
- Тебя саму интересовал этот вопрос несколько минут назад, - возмутилась Блэр, доставая тесто.
- Это была военная хитрость, – не смутилась Серена.
- Слабенько, - Блэр показала ей язык. – Просто интересно, где он сейчас? И что вообще делает в день Благодарения? Он ни разу с нами не праздновал, всегда только мы втроем.
- Ой, по мне, чем меньше Басса, тем лучше.
Блэр промолчала. Она никогда не интересовалась причиной не совсем цивилизованных отношений Чака и Серены. Они не понравились друг другу с первого взгляда, с того момента, как Нейт подвел к ним в первый школьный день в средней школе невысокого мальчика в фиолетовом шарфе. Чак постоянно рассказывал анекдоты про блондинок в присутствии Серены, та злилась, воспринимая все слишком близко к сердцу. Это Блэр отвечала на его язвительность язвительностью и никогда не обижалась, Серена же очень скоро прониклась к Чаку глубочайшей неприязнью. А с того момента, когда Чак вдруг неожиданно увидел в Серене не только блондинку, но и девушку, она только усилилась.
Чак действительно никогда не праздновал день Благодарения с ними и после него пару дней ходил смурнее тучи. В тринадцать Блэр поинтересовалась у Нейта, что же такое происходит с Чаком в этот день, если потом весь “Сент Джуд” ходит по стеночке, стараясь не попадаться ему на глаза. Нейт прошептал, что это единственный день в году, который Чак проводит с отцом и лучше Блэр об этом не заговаривать. Блэр, конечно, и не собиралась, проблемы знакомого ее не интересовали, но сейчас ей стало жаль Чака.
Серену вызвал Хамфри, она прощебетала что-то насчет того, что они решили познакомить родителей, и упорхнула, оставив Блэр тихо ругаться на Бруклинского босяка и допекать пирог в одиночестве. Тогда-то Блэр и решила спасти Чака, пригласив на вечер к Уолдорфам, еще не зная, что в этот вечер ему придется спасать ее.

~*~ ~*~ ~*~

Блэр поднялась в комнату, захлопнув дверь. Поступок матери не укладывался в голове. За что она так? Элеонор ведь прекрасно знала как ждала Блэр этого дня, она так соскучилась по отцу. И сказать ему, что Блэр не хочет его видеть?! Как ей это только в голову пришло?
Элеонор была единственным человеком, кому Блэр не могла сказать, что она думает. А мыслей было много. Начиная с вечных претензий Элеонор по поводу ее внешности и ее явного тяготения к Серене и заканчивая этой некрасивой интригой. Но Элеонор – мать, ей нельзя грубить, ей нельзя перечить, ей можно только восхищаться. Так Блэр твердили с детства и до десяти лет у нее это получалось. Потом в ответ на постоянные придирки матери начала просыпаться злость, и Блэр внезапно заметила, что Элеонор сама не безупречна. И она хотела ей об этом сказать, много раз хотела, но всякий раз ее что-то останавливало. Вот как сейчас.
Ей нужно уехать отсюда. Блэр села на кровать, вынув телефон. Пенелопа, Кати, Изабель, Хейзел, нет, этих лицемерных дряней ей по будням хватает. У Серены на повестке дня Бруклин, чертов Хамфри, он заменил Спаркс. Сначала Серену забирала она, теперь это несчастье. Ее лучшая подруга всегда далеко, когда она нужна Блэр.
Нейту она и подавно звонить не будет, после того, что он учудил… Блэр не хотела знать причины того, что он оказался на темной улице с какой-то светловолосой тварью вместо того, чтобы поздравить ее с днем рождения. Она вообще не хотела с ним разговаривать.
В телефонной книжке осталось только одно имя. И Блэр нажала на кнопку вызова. Теперь она не будет больше бояться того, что об этом узнает Нейт. Если она хочет дать себе волю и провести сегодня вечер с Чаком, она это сделает. Блэр с ним хорошо, а ей сейчас, как воздух, нужны положительные эмоции.
- Внимательно, - он явно улыбается.
- Ты сейчас занят? – Блэр вытерла со щек предательские слезы.
- Ну, если называть просмотр “Крестного отца” занятием…
- “Крестного отца”? – девушка подняла брови.
- А что? Между прочим, образ стильного мафиози мне пойдет.
- Извини, я не буду целовать тебе руку при встрече.
- А у нас намечается встреча?
- Вряд ли ты предпочтешь компанию Марлона Брандо моей.
- Самоуверенно, Уолдорф.
- У меня есть прекрасный учитель.
- Что ты предлагаешь?
- Не знаю, - Блэр пожала плечами, рассеянно перебирая блески для губ. – Скажем, ты заедешь за мной и мы поедем покупать тебе костюм для образа мафиози.
- Не боишься, что тебя увидят в моей компании да еще и покупающей мне костюм? – наверно, Чак сейчас ухмыльнулся.
Блэр помолчала несколько секунд. Отказываться от приятного времяпрепровождения, от возможности лишний раз поупражняться в остроумии и глотнуть свежего воздуха из-за мнения остальных… нет, только не сегодня.
- Мне плевать, - решительно заявила Блэр. – А ты? Вдруг покупки в моем обществе нанесут непоправимый урон твоей репутации? Ведь это так… по-семейному.
- Одна вечеринка, и моя репутация будет спасена, - Чак внезапно посерьезнел. – Мне, может, сейчас и необходимо почувствовать себя по-семейному.
- Тогда через полчаса у моего дома, - Блэр не стала расспрашивать. Значит, Барта рядом нет.
- Жди, малышка.
Она даже не стала требовать, чтобы он больше не смел ее так звать (по правде говоря, не успела). Малышка… Блэр слышала много разного о себе, но так ее еще никто не называл.
Поразмыслив, Блэр спустилась вниз. Пирог, испеченный ею, не будет есть прислуга. Элеонор сказала, что пирог уже отослали, но Дорота наверняка замешкалась, и Блэр еще успеет его спасти. У нее появилась интересная мысль по поводу того, кому следует его отдать.
- Дорота, где мой пирог? – остановила она служанку на выходе из кухни.
- В холодильнике, - Дорота понизила голос. – Мисс Элеонор сказала, его надо вниз, но я оставила, вдруг…
- Спасибо, - облегченно вздохнула Блэр. – Проследи, чтобы его никто не тронул до моего возвращения.
- Вы уходите, мисс Блэр?
- Да, и скажи маме… Ничего ей не говори.
Девушка спешно поднялась наверх, пока ее не перехватил кто-то из гостей. Настроение стремительно поднималось, причем Блэр и сама не знала причины. Скорее всего, дело было в том, что она была обречена на одинокий вечер в спальне в компании телевизора, но сейчас Блэр ждет нечто наверняка интересное – поход по магазинам с Чаком Бассом.
Перед самым выходом ее настигло сообщение Нейта с мольбой поговорить. Блэр могла бы позвонить Чаку и сказать, что все отменяется, что она решила поговорить с Нейтом и выслушать его оправдания, но… не стала. Вместо этого она удалила сообщение от Нейта, краем сознания отмечая, что это уже второе “нет” Натаниелю Арчибальду. И пусть их сейчас кто-нибудь сфотографирует и отправит это в “Сплетницу”, Блэр даже надеялась, что Нейту станет больно. Тогда это будет означать, что он хоть что-то к ней чувствует.
В лимузине Чак вертел в пальцах стакан с виски. Он был как раз в том настроении, которого так боялись ученики “Сент Джуда”. Хотя в этот год день Благодарения протекал по иному сценарию. Обычно Барт всегда планировал на этот день деловые командировки, и этот год не стал исключением. Но Чак так… даже не стеснялся, стыдился признаться Нейту, что этот сугубо семейный праздник он отмечает в одиночестве, что наплел с три короба. Дескать, Барт остается с ним, и весь день они занимаются сугубо мужскими занятиями, тогда как на самом деле Чак глотал виски, сидя у телевизора, и заказывал на ночь проститутку. Он безумно злился на отца за то, что ему приходится лгать и коротать время в одиночестве, и эта злость выплескивалась на окружающих. Однако скользнувшая в лимузин Блэр существенно помогла разрежению обстановки.
- Ну что, едем в бутик? – непринужденно поинтересовалась она.
- Ты еще не отказалась от этой идеи? – едва заметно удивился Чак.
- А почему я должна от нее отказаться? – вопросом на вопрос ответила Блэр.
- Ну, может, ты увидела меня и сразу решила ехать в отель и провести со мной всю ночь и следующее утро.
- Едем в бутик, - не сдержала улыбки Блэр. – А там посмотрим.
- О, вот это моя девочка, - теперь Чак уже довольно ухмыльнулся. – Артур, бутик “Brioni”.
Артуру не нужно было говорить адрес, он знал все адреса наперечет. Бутики, в которых покупал одежду Чак, клубы, в которых он бывал, школа, отель, иногда аэропорт. Бутик “Brioni” занимал в списке излюбленных магазинов Чака первое место.
Стоило ему появиться в бутике, как молоденькие продавщицы, которым не повезло работать в праздник, тут же рассыпались в любезностях. Поток любезностей быстро иссяк, когда они увидели не совсем дружелюбный взгляд Блэр. Девушки быстро попятились и исчезли среди вешалок, рассудив, что с ней лучше не связываться.
- Ревнуешь, Уолдорф? – Чак направился по проторенной дорожке к вешалкам с костюмами.
- Вот еще, - Блэр фыркнула, задержавшись около темно-серого делового костюма. – Смотри, какая прелесть. Так и представляю тебя в нем на совещании.
- Странные у тебя фантазии. Я-то надеялся, ты представляешь меня обнаженным в джакузи.
- И ты забыл упомянуть про шампанское, ты обязательно должен сидеть в ванне из шампанского. В противном случае я на тебя даже и не взгляну.
- Учел, - Чак кивнул, рассматривая черный классический костюм.
- Вот это неплохой выбор, - Блэр подошла к нему. – Костюм мафиози должен быть прежде всего каким?
- Стильным, - предположил Чак.
- Немарким, - девушка закатила глаза. – Вдруг ему придется вышибать кому-то мозги из пистолета и капельки крови попадут на костюм.
- Как ты много знаешь о мафиози, - восхитился Чак.
- Иди примеряй, - велела Блэр.
Чак повиновался, направившись в самую дальнюю примерочную кабинку. Телефон Блэр разразился песней Jem “24” (она переставила мелодию сегодня утром, вспоминая свою боль от расставания после ужина с Арчибальдами), значит, Нейт, не дождавшись сообщения, решил позвонить. Ну что ж, ответа он тоже не дождется, Блэр выключила телефон. Правда, до нее не сможет дозвониться и Серена, ну да ладно. Вряд ли она отвлечется от Бруклинского босяка.
Со стороны примерочных вышел Чак, который, кажется, уже вжился в роль мафиози. Он поправлял пиджак, который был, кстати, несколько великоват.
- Нам нужен размер поменьше, - решила Блэр.
-Меня в нем только хоронить, - Чак поморщился. – Тебе не кажется, что черный мне не идет?
- Черный на тебе смотрится нормально. Скорее, дело в костюме.
Следующий костюм из ткани без рисунка сидел уже гораздо лучше. Лично Блэр казалось, что лучше и быть не может, Чак выглядел респектабельным бизнесменом, если не смотреть на лицо. Было в его чертах что-то мальчишеское, что еще не исчезло до конца, но все же выдавало в нем шестнадцатилетнего. А так он вполне мог сойти за какого-нибудь политика.
- Я Басс. Чак Басс, - выдал Чак, ухмыльнувшись.
- Это не твоя фраза, - Блэр едва сдержала смех.
- Ладно. Я Чак Басс, - он немного прищурился. – Я Чак Басс, - и добавил сексуальной хрипотцы в голос, - Я Чак Басс.
- Басс, я не буду сидеть тут шесть часов, учти.
Чак замер. Откуда она про это знает?
- Нейт мне рассказал, как ты репетировал эту фразу перед зеркалом шесть часов подряд, - пояснила Блэр. – А я-то думала, у тебя так само собой выходит.
- Именно само собой и выходит, - попытался выкрутиться Чак. – Просто Нейту так понравилось, как я это произношу…
- Сделаю вид, что тебе поверила, - Блэр закатила глаза. – Не хочешь попробовать вот этот?
Она провела рукой по темно-серому костюму. Чак пожал плечами, сейчас его мысли были больше заняты тем, знает ли Блэр о том, что он три часа по-разному завязывал шарф, пытаясь найти свой неповторимый узел. Нейт, конечно, пришел под конец, но мало ли что.
Блэр ухмыльнулась, провожая его взглядом. Про шарф она не будет говорить, сама провела несколько часов в раздумьях, идут ли ей ободки с бантиком или нет. Фирменной фразы у нее, конечно, не было, но почему бы ее не придумать? Допустим, “Я здесь злодейка” или “Быть мной тяжкий труд”.
Она оглянулась в поисках продавщиц. Девушки щебетали за стойкой, не обращая на них внимания. Блэр захотелось сделать что-то дикое, о чем раньше она и подумать не могла. Можно что-нибудь украсть… нет, Блэр не страдает клептоманией. А что если..?
Она хитро улыбнулась и направилась в сторону примерочных. В этот бутик она, конечно, больше не зайдет ни за какие коврижки. Ну как Блэр может тут появиться после того, что собирается сейчас сделать? Но так хочется. А потом можно обвинить Басса в том, что он ее испортил, она его уже целых два дня ни в чем не обвиняла.
Девушка решительно вошла в довольно просторную кабинку. Помимо зеркала здесь был еще и пуфик, интересно, зачем?
Чак стоял у зеркала в рубашке и без брюк. Блэр с коварной улыбкой прикусила губу, она как раз вовремя.
- Уолдорф, я знал, что без меня ты не можешь протянуть и пяти минут.
- Я выдержала целых два дня, - напомнила ему Блэр, задергивая штору.
- По какому поводу имею честь?
- Мне сказать банальнейшую фразу: “Давай пошалим?”?
- А как же образ хорошей девочки? – Чак шагнул к ней, поддаваясь ее игривому настроению.
- Только ты один знаешь, что я совсем не такая, - прошептала Блэр, обнимая его за шею.
О, это Чак знал. Он узнал об этом еще в двенадцать, когда стал свидетелем ее интриги. До этого у него и в мыслях не было, что ангелоподобная Блэр способна быть настоящей стервой. И, черт побери, она ему понравилась еще больше. Нейт умудрялся не замечать ее стервозности, а если и замечал, то молчал об этом. Он словно выдумал себе другую Блэр, которой настоящая Блэр изо всех сил стремилась стать. Чак не знал, была ли она самой собой до того случая в “Виктроле”, может, и была, но не при нем. А сейчас он видел перед собой ту же девушку, с лукавым взглядом и с кошачьими движениями. Да, Блэр Уолдорф определенно была кошкой, хитрой, мудрой, расчетливой, Кошкой, которая сейчас гуляла сама по себе и совсем ненадолго одарила его своим вниманием.
Чак попятился к пуфику, к которому так настойчиво теснила его Блэр. Он опустился на мягкую поверхность, отмечая, что ему осталось только опустить руки, судя по всему, Блэр все сделает сама. Девушка уже торопливо распахнула его рубашку и, оторвавшись от его губ, спустилась к груди. Это были совсем не те укусы-поцелуи, которые он привык получать от своих любовниц, Блэр была нежной и в чем-то даже робкой. Кажется, он поторопился с опусканием рук, Блэр немного растерялась.
Он поднял подол ее платья и Блэр охнула. После нескольких умелых движений она изо всех сил прижалась к его бедрам, чувствуя, что он тоже готов на все.
- Блэр, там… - Чак тяжело дышал, - в брюках…
- Что? – прошептала девушка, целуя его шею.
- Презерватив… в правом кармане брюк…
- Умеешь ты разрушить романтическое настроение, - Блэр выпрямилась.
- Прости, конечно, что вернул тебя на грешную землю, но в нашем с тобой случае это жизненная необходимость.
- Надо будет проконсультироваться насчет противозачаточных, - недовольно пробурчала Блэр, поднимаясь.
Чак от неожиданности даже не сказал что-нибудь вроде: “Уолдорф, по-твоему, это будет продолжаться?”. Значит, Блэр планирует продолжать их тайные встречи. В сердце затрепетала надежда, пусть это будет недолго, пусть она и уйдет к другому, но Чак ни за что от этого не откажется. Вот ради таких моментов, как сейчас, стоит жить и не жалко умереть.
Блэр подала ему яркий квадратик и, спешно скинув туфли, стянула трусики. Адреналин будоражил кровь, она чувствовала себя совсем другой и наслаждалась этим ощущением. Более того, она точно знала, что Чак восхищается ее смелостью, а одобрение человека, который мог высказать свое мнение ей в лицо, было важно. Да и слишком давно она не становилась предметом мужского восхищения.
- Иди сюда, - Чак протянул ей руку.
Это было для Блэр в новинку. Сейчас все контролировала она, скорость, глубину и темп, и от этого закружилась голова. Девушка растерялась: как двигаться, что делать, а вдруг ему не нравится? Чак ободряюще сжал ее бедра и, немного приподняв, опустил. Опираясь на его плечи, Блэр последовала его примеру, первое движение было неуверенным, но дрожь, пробежавшая по телу юноши, подсказала Блэр, что она на правильном пути. С каждым разом она становилась все более уверенной.
- Все хорошо, - прошептал Чак. – Ты все делаешь правильно.
Услышать ободрение Блэр было жизненно важно. Она привыкла во всем и всегда быть лучшей и в этом, новом для себя деле жутко боялась провалиться. Тем более, когда рядом Чак, который о сексе знает все. Позволяя доминировать ему, она могла расслабиться, уж он-то знает что делать. Сейчас Блэр должна была доставить удовольствие не только себе, но и ему. И знать, что ему нравится то, что она делает, было необходимо.
Хотя полностью Чак контроль не отдал. Он приподнимал бедра, встречая движения Блэр, и, конечно, помог ей найти нужный ритм. Когда неуверенность на ее лице сменилась удовольствием, он смог выдохнуть, теперь Блэр поняла, что делать. Еще не хватало, чтобы у нее появилось какое-то табу на эту позу в дальнейшем, подпитанное уверенностью, что она – бездарность в этом деле. Тем более что Блэр была не так уж плоха для новичка.
Увеличив ритм, Блэр немного отклонилась назад, действуя на инстинкте. Она изо всех сил зажмурилась, чувствуя уже знакомую горячую волну, результатом которой явился вскрик. Чак, краем сознания отмечая про себя, что ее мышцы уже начали немного сжиматься при оргазме, сжал ее бедра, приподняв и опустив девушку еще несколько раз. Сколько раз он повторил ее имя? Раза три точно.
Блэр наклонилась к его губам, чувствуя невероятную легкость во всем теле. Это, конечно, не самый лучший ее день Благодарения, но один из лучших определенно.
- Пойдем, иначе нас арестуют, - прошептал Чак, поглаживая ее спину.
- Секс в примерочной кабинке, - Блэр покачала головой, поднимаясь. – Как ты меня испортил.
- Только не говори, что тебе не понравилось.
Блэр, спрятав улыбку, выглянула в коридор. Он был пуст, чему она была несказанно рада. Теперь у Блэр были смешанные ощущения. С одной стороны, она была в восторге от собственной дерзости, с другой же, краснела при одной только мысли о том, что об этом узнают знакомые. Блэр Уолдорф занимается сексом в общественном месте, и это притом, что она совсем недавно рассталась с парнем? Хотя последнее за аргумент не считается, она ведь уже рассталась, значит, она свободна. Но как, как она могла решиться на такое с парнем, с которым даже не встречается? Это так на нее непохоже.
- Ну как, решаемся показаться внешнему миру или останемся здесь до конца дней своих? – Чак, уже приведший себя в порядок, обнял ее за талию.
Блэр фыркнула, сунув ноги в туфли. Она не трус, в конце концов, и способна отвечать за свои поступки. Но в этот бутик она точно больше не войдет.
Продавщицы хихикали, шушукаясь за стойкой, и Блэр окинула их ледяным взглядом. Она отошла к вешалкам с брюками, в который раз давая себе обещание, что это был последний раз. Этот поступок так не вязался с ее тщательно выстроенным образом Королевы Верхнего Ист-Сайда. Чак плохо на нее влияет, надо все это прекращать.
- Не волнуйся, они никому не скажут, - тихо сказал Чак, подошедший к ней.
- Откуда ты знаешь? Может, стоит тебе уйти и они отправят это в “Сплетницу”?
- После тех щедрых взносов, которые я им оставил, вряд ли. А если и отправят, то тут же потеряют работу, я об этом позабочусь.
Блэр благодарно улыбнулась. А все-таки Чак заботливый. Она тут же постаралась забыть эту мысль, в первую очередь, Чак заботится о своей репутации и боится потерять дружбу с Нейтом.
По залу разлилась мелодия Эннио Морриконе, саундтрек к “Однажды в Америке”.
- Это знак, - объявила Блэр, двинувшись к дверям.
- Знак чего?
- Того, что ты купил правильный костюм. “Однажды в Америке” тоже фильм о мафиози.
- А я-то считал, что это фильм о дружбе.
- Не знаю, я не выдержала и двух часов. Это вы с Нейтом…
Она тут же замолкла. Блэр не думала о Нейте целый день, разве что он сам не напоминал о себе. Да и в присутствии Чака она с некоторых пор старалась не касаться этой темы, каким-то внутренним чутьем догадываясь, что Чаку это будет неприятно.
В лимузине они ехали в неловком молчании. Блэр ругалась себя за неосторожную фразу, хотелось закончить их рандеву на более позитивной ноте. Все шло так хорошо, нужно же было ей все испортить.
Впрочем, пирог, кажется, исправил ситуацию. Блэр с самого начала решила, что ее пирог должен съесть именно Чак, раз уж Гарольду Уолдорфу не довелось его попробовать. Чаку сегодня куда хуже, чем ей, она-то, в конце концов, помирилась с мамой, а ему пришлось возвращаться в пустой номер.
Неизвестно точное количество женщин за историю человечества погоревших на жалости, и Блэр боялась оказаться в их числе. Она изо всех сил старалась не думать о том, как ему сейчас одиноко, предпочитая убеждать себя, что каждая из сторон нашла в этой встрече свою выгоду. Тем не менее на его сообщение с пожеланием спокойной ночи Блэр все-таки ответила.


 
CandleДата: Суббота, 29.08.2009, 15:41 | Сообщение # 5
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Иллюстрации к главе.

1. Разговор Блэр и Серены.

2. Бутик, в котором Чак и Блэр покупали костюм.

3. Костюм, купленный Чаком.



 
CandleДата: Суббота, 29.08.2009, 15:44 | Сообщение # 6
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Саундтрек к главе.

1. Песня, стоящая на звонке Блэр, когда ей звонит Нейт. Jem - "24".

http://perevod.megalyrics.ru/perevod/jem/24.htm - перевод песни.
http://www.youtube.com/watch?v=bHtfRJcWNhI – слушать.
http://musicfond.com/music/track/-/Jem/Finally%20Woken/?id=126707 – скачать.

2. Музыка, которая играла по радио в бутике. Эннио Морриконе - "Однажды в Америке".

http://www.youtube.com/watch?v=Jj5Xczethmw – слушать.
http://www.zaycev.net/pages/698/69825.shtml - скачать.


 
CandleДата: Понедельник, 31.08.2009, 19:01 | Сообщение # 7
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава третья.

Сложно сказать, когда появилась традиция Завтрака на ступеньках, но уже не один год она неукоснительно соблюдалась. Именно здесь, в эти утренние часы плелись интриги, заговоры, утверждались списки приглашенных на вечеринки и просто обсуждались последние сплетни. Тайком от Блэр девушки делились друг с другом адресами бутиков, где проходили распродажи (Блэр распродажи презирала), и подробностями ее разрыва с Нейтом, точнее, с кем именно он оказался на улице в день ее рождения (бедный Нейт и не подозревал, что уже встречается с добрым десятком учениц “Констанс Биллар”). Правда, стоило появиться одной из участниц любовной драмы, как жаркий спор тут же прекратился. Девочки со ступенек не самоубийцы и статусом своим дорожили, он им достался кровью, потом и унижениями.
Блэр заняла свое привычное место на верхней ступени, рядом, удивительное дело, опустилась Серена. Она уже рассказала Блэр о своем неожиданном открытии отношений своей матери и отца Бруклинского босяка. Блэр, конечно, никогда не осуждала взрослых, да и отца-то этого несчастья не видела, но, наверно, стоит радоваться, что у Лили мозги в итоге встали на место. Теперь Хамфри не позвонил Серене с утра, и она грустила, решив, что теперь их простые отношения станут совсем непростыми.
- Так что сегодня я абсолютно свободна, - грустно резюмировала Серена.
- Эс, день только начался, а ты уже делаешь столь печальные выводы, - Блэр открыла любовно запакованный Доротой фруктовый салат.
- Почему печальные? Мы можем провести этот вечер вместе, как раньше. Посмотреть фильм, съесть мороженое…
- Я уверена, стоит нам появиться в школе, как из-под земли выскочит Хамфри и скажет, что у вас на сегодня грандиозные планы. Потом он кинется домой составлять из свечей сердце на кровати и спалит дом в процессе, а потом…
- Дэн умеет обращаться с огнем, - захихикала Серена.
- Эта незначительная деталь портит мой идеальный вечер, - возмутилась Блэр, рассеянно гоняя по пластику кусочек грейпфрута.
- Мы давно не выходили в свет, - подала голос Хейзел.
- О, Хейзел, - Блэр сочувственно ей улыбнулась, - слышала, что твой ревнивец разбил тебе телефон.
- Теперь мой папочка его засудит, - с готовностью отозвалась она. – Это же колоссальный моральный ущерб.
Пенелопа и Изабель тут же начали пересказывать инцидент в подробностях (чему они были свидетельницами), а Блэр с Сереной получили возможность тихо обсудить свои проблемы. Или Серена получила возможность наконец вытянуть из Блэр то, что ее так интересовало. А именно все подробности о вчерашней встрече с Чаком. Блэр начала уже жалеть, что сказала ей об этом.
- Мне вчера звонил Нейт, жаловался, что ты не отвечаешь на его звонки.
- Я не хотела вчера с ним разговаривать, - шепотом ответила Блэр, проткнув вилкой кусочек груши.
- А сегодня?
- И сегодня не хочу.
- Но поговорить вам придется, - Серена зачерпнула ложкой свой любимый клубничный йогурт. – Он переживает, хочет объяснить…
- Объяснить что? Что в очередной раз наплевал на меня именно в мой день рождения?
- Би, я в жизни не слышала от тебя слов вроде “плевать”. Скажи честно, это влияние Чака?
- Может быть. Он меня портит. Вообще я хотела…
- Что хотела? – вмешалась в их разговор Кати.
- Найти ту дрянь, с которой обнимался Нейт, - не растерялась Блэр.
Девушки оживились. Во-первых, они не развлекались с вечеринки с ночевкой у Блэр и успели соскучиться. А во-вторых, сама Блэр предлагает обсудить то, что уже три дня будоражит их умы и волнует сердца. Кто же, кто же та самоубийца, решившая, что она справится с Королевой?
- О, Блэр, мы тут подумали, - Изабель придвинулась ближе, - на твоем дне рождения не было Алисы Честер, а она совсем недавно покрасилась в светлый.
- Вот и разузнайте, где она была, - милостиво разрешила Блэр. Чем черт не шутит, может, Нейт действительно обнимался с Алисой.
Но не Алиса стала ее причиной для беспокойства. У ступеней “Метрополитена” остановился знакомый всему Верхнему Ист-Сайду черный лимузин. Блэр удивленно наблюдала, как из машины вылез Чак. Он, конечно, прекрасно знал, где завтракали очаровательные стервочки, как он называл Блэр и компанию, но никогда не являлся сюда лично. Но еще больше она удивилась, когда он помог выбраться из лимузина… девушке.
Откуда-то из глубины поднялась жгучая волна злости. Видимо, не так уж одиноко ему было этой ночью. Она с силой вонзила вилку в кусочек банана, представляя на его месте Чака. Интересно, он так же целовал ее, как целовал Блэр? И делал с ней то же самое? Блэр хотелось убить его и ее… нет, сначала ее, а потом его… нет, сначала она ее убьет, а потом его кастрирует. И выцарапает глаза, чтобы больше не смел ни на кого смотреть.
О, Блэр прекрасно поняла, что ревнует. Это чувство слишком часто посещало ее, особенно, когда Нейт и Серена оказывались рядом. Было удивительно другое. Почему она испытывает это чувство по отношению к этой девке? Чак же ведь для нее просто друг. Только если он не уберет руку с ее талии, он и другом быть перестанет.
Чак вместе с этой дрянью начал подниматься по ступенькам к ним. Девушки зашептались, горящими от интереса глазами глядя на приближающегося юношу. Чак, конечно, дружит с Сереной и Блэр (об истинном положении дел никто не знал), но он ни разу не привез свою пассию (да у него и пассий-то не было) с ними знакомиться. А значит, между ними все серьезно. Вдруг случилось невозможное и Чак Басс влюбился? Ах, да это совсем как в кино.
Блэр знала, о чем они шепчутся, и от этого злилась еще больше. Честно говоря, она полагала, что если Чак и влюбится, то в нее, а уж она-то будет решать, нужны ли ей отношения с ним. Но тут появилась эта и больше ничего не будет. И сердце мучил безотчетный страх, а что, если он и правда влюбился?
Но ведь только Блэр его знает по-настоящему, они ведь похожи. Да, она не раз это замечала, хоть и не придавала этому значения. И чего она распереживалась, ей ведь не составит труда снова завоевать его внимание, а девочка уберется туда, откуда явилась.
Блэр впилась в нее взглядом. Черные длинные волосы, открытая улыбка, стройные ноги… в принципе, все то, что так нравится Чаку. Раньше его привлекали только такого рода девушки, высокие, с холодной внешностью и желательно с ноткой стервозности. Эта девица обладала всеми качествами, Блэр доставит огромное удовольствие посредством хитрой интриги отправить ее куда-нибудь подальше.
- Басс, какая неожиданность, - Серена старательно скроила радостную мордочку.
- И тебе доброе утро, Ван дер Вудсен, - Чак лучезарно ей улыбнулся. – Блэр.
- Чак, - девушка улыбнулась. Еще не хватало, чтобы он догадался о дикой злости, клокотавшей внутри.
- Это Наталия Гутиеррес, дочь партнера моего отца из Испании, - представил Чак свою спутницу. – Это Серена Ван дер Вудсен, моя любимая блондинка, а это Блэр Уолдорф…
- Твоя любимая брюнетка? – девушка решила обнаружить свое чувство юмора.
Серена кисло улыбнулась Наталье, ненавидя Чака за такое нахальное лицемерие, а Блэр делано рассмеялась, за ней последовали все остальные. Именно, девочка, я – его любимая брюнетка, самая любимая во всем Верхнем Ист-Сайде.
- Нет, - Чак улыбнулся, и Блэр сжала вилку крепче. Он жестоко поплатится за свой отрицательный ответ. – Просто моя любимая… - Пенелопа поспешно вытащила телефон, - …подруга, - закончил мысль Чак, бросив на неудавшуюся корреспондентку ехидный взгляд.
Такое представление Блэр вполне устраивало. Достаточно нейтральное, поэтому не вызовет сплетен, но и вместе с тем в нем содержался намек, что она для Чака весьма важная персона в жизни. Она с достоинством положила вилку, с вежливым интересом глядя на девушку.
- И их подруги, - небрежно махнул Чак в сторону остальных девушек.
- Очень приятно, - девица обратилась ко всем сразу.
- Нам тоже, - кивнула Серена.
- Блэр, можно тебя на минутку? – Чак выжидающе посмотрел на нее. Блэр подняла брови, но поднялась.
Они поднялись еще на несколько ступенек, Наталья же тем временем уселась рядом с Сереной, явно чувствуя себя непринужденно. Блэр отвела глаза от процедуры знакомства Испанской напасти с остальными, сглотнув.
- Мне нужна твоя помощь, - привлек ее внимание Чак.
- Я тебя слушаю, - холодно произнесла Блэр.
- Отец велел мне ее развлекать, разрешил ради этого случая даже пропустить школу. Но у меня очень важное дело и…
- Тебе нужен кто-то, кто будет с ней нянчиться? – закончила за него девушка.
- Да, - Чак облегченно вздохнул. – Поверь, твой прогул окупится.
- Не думаю, что она стоит того, чтобы пропускать мою любимую литературу.
- Я имел в виду не ее общество, а свое, - он понизил голос, стараясь, чтобы их никто не услышал.
Блэр задумалась. Барт велел ему ее развлекать, а Нейт говорил, как он их развлекает. То есть пока он будет готовить ей романтичный сюрприз, ее будет развлекать Блэр? Блэр уже хотела было возмутиться, но тут ей в голову пришла интересная мысль. Это же шанс узнать о ее слабых сторонах (находить их у малознакомых людей Блэр была подкована), выяснить ее намерения в отношении Чака, а затем обратить ее слова против нее же самой. Кроме того, можно будет на несколько дней сделать Чака Басса своим личным рабом. Если он надеется, что отделается банальным сексом, он глубоко ошибается.
Чак же молился, чтобы она согласилась. Когда Барт, прилетевший ночью вместе с деловым партнером, познакомил его этим утром с Натальей, ничего кроме досады Чак не испытал. Он рассчитывал уговорить Блэр провести сегодняшний вечер с ним, а появление Натальи разрушило все его планы. Чертов этикет, диктующий не оставлять гостью ни на секунду. Нет, она, конечно, красивая, веселая и вполне могла бы закончить этот день в постели Чака (он же не кролик, чтобы тащить девушку в кровать сразу после знакомства), но, увы, этот вечер он хотел провести с Блэр. Расстроенный, он провел ее в свой номер, ставя крест на сегодняшних планах. Но, увидев фотографию их четверки, он придумал, куда ее деть. Нейт впал в расстройство после дня рождения Блэр, которое только усилилось после того, как она не отвечала на его звонки и сообщения в день Благодарения. При этом он не решался прийти к ней лично, чтобы расставить все точки над “i”. Чаку его робость была только на руку, он решил отвлечь его внимание от Блэр. Оставив Наталью восхищаться его коллекцией шарфов, он позвонил Нейту с сообщением, что вечером представит ему восхитительную девушку. Нейт со скрипом согласился, поражаясь тому, что Чак готов поделиться девушкой. Так ведь Чак альтруист, а разве Нейт не знал? Заручившись согласием Нейта, Чак объявил Наталье, что вечером познакомит ее с прекрасным парнем. Понравится ли он Наталье, Чака волновало мало. Нейт-то будет рад отвлечься от печальных мыслей.
Сейчас он привез ее к музею в надежде сбыть ее на руки Блэр и получить возможность подготовить романтический ужин. Блэр, поразмыслив, согласилась. Плюсов в этой ситуации она видела больше, чем минусов. Опять же, будет повод помучить Чака, а мучить Чака ей нравилось.
Серена едва не уронила йогурт, когда Блэр тихо сообщила ей, что сегодня в школу они не идут. Нет, она была совсем не против прогула, но слышать такое от Блэр, которая ни разу не пропускала занятия. Блэр была одержима идеей поступить в Йель, а для этого нужна была не только активная социальная позиция (говоря проще, участие во всех мало-мальски важных мероприятиях в школе), но и отличные оценки. Однако Блэр рассудила, что если за десять лет она впервые пропустит уроки, с “Констанс Биллар” не случится ничего страшного.
Разумеется, провожая взглядом Чака, Блэр и не думала об обширной развлекательной программе. Для этой девицы сойдет и “Метрополитен”, благо, они стоят на его ступеньках. Походит, посмотрит на картины и скульптуры, повысит свой интеллектуальный уровень, а потом ее заберет Чак. Она резво откомандировала девушек сообщить, что заболела и, медово улыбнувшись, предложила пройтись по музею. Наталья явно ожидала похода по бутикам или хотя бы в салон красоты и, наверно, была разочарована, но Блэр ее чувства не интересовали совсем.
Серена тут же устремилась к своей любимой картине Мари-Дениз Вильер “Рисующая девушка”, она всегда, оказываясь в “Метрополитене”, подходила к ней первой. Она чувствовала себя здесь как рыба в воде, с восторгом щебетала об истории то одной картины, то другой, о скульптурах и искусстве Азии. Перейдя к искусству Кореи, Серена выдохлась, подарив Блэр и Наталье несколько секунд тишины.
- И что у тебя с Чаком? – непринужденно поинтересовалась Блэр, рассматривая пейзаж, изображающий рынок в горах, окутанный утренним туманом.
- Ничего, - призналась Наталья. – Мы ведь только познакомились.
- Ты еще продержалась довольно долгое время, некоторые сдавались куда раньше, - отозвалась Серена от пейзажа рыбацкой деревушки в вечернем сиянии.
- Он милый, очень вежливый, обходительный. Мне он нравится.
В голове Блэр прозвучал предупредительный звоночек. Сейчас важно, чтобы она оставила эти мысли.
- Ну если тебя привлекают плети и наручники…
Серена, приоткрыв рот, обернулась. Блэр тут же бросила на нее предупреждающий взгляд и она поспешно отвернулась. Садизм, мазохизм и однополый секс (правда, только не в случае с двумя девушками) были единственным, что не привлекало Чака в сексе.
- Плети? – Наталья нахмурилась.
- Да, - жизнерадостно пояснила Блэр. – Он часто говорит, что женские крики доводят его до исступления.
- Но он казался таким милым, - пролепетала девушка, явно решая держаться от Чака Басса как можно дальше.
- Конечно. В том клубе, где он очень любит бывать, ну знаешь, где ходят в костюмах из латекса и с кляпами, он на очень хорошем счету. Его там тоже считают милым, - Блэр неспешным шагом двинулась к Серене. – Зато Серена теперь так не считает, правда?
Серена нахмурилась. То, что Блэр ревнует, ясно как божий день, и они еще поговорят насчет ее чувств к Чаку. Но вот зачем впутывать ее?
Наталья явно приняла к сведению, что такому нежному цветочку как она Чак не подходит. Блэр только того и надо было. Но вместо удовлетворения она чувствовала только злость, если б не кобелиная натура Басса, ей и не пришлось бы прогуливать школу, разглядывая пейзажи, которые она уже видела. И вообще, с его стороны это такая наглость, просить ее развлечь эту девицу, пока он там… Блэр могла представить его важные дела, наверно, украшает номер, готовясь затащить эту Наталью в постель. Он еще не знает, что Блэр сорвала все его планы.
Впрочем, можно ему об этом сказать. Высказать ему разом, какая он сволочь, и что он может больше не рассчитывать на то, что она вообще будет с ним разговаривать. И… и… пирог у него забрать, если он его еще не съел.
Оставив Наталью на Серену (она куда более общительная, чем Блэр, да и не ревнует Чака), Блэр выскочила из музея, кипя от злости. Выстраивая в голове свою убийственную речь, она накручивала себя все больше и больше. В отель она приехала, готовая разорвать Чака на месте.
Ничего не подозревающий Чак как раз решал стоит ли заказать столик в “Aquavit ”, где была возможность заказать целый зал (Блэр так нравились десерты, приготовленные по рецептам скандинавской кухни), или же все-таки выбрать “Alfredo Rome” (Блэр ведь обожала итальянскую кухню). Ему не хотелось переборщить с романтикой, Блэр хоть и любила фильмы о любви и разнообразные романтические жесты, но не была лишена здорового цинизма, от избытка этой самой романтики ее могло и стошнить. Чака, например, уже тошнило.
Он вздрогнул, услышав громкий стук в дверь. Чак никого не ждал, Барт был уверен, что он показывает Наталье город, Нейт только что написал, что на физике жутко скучно, Блэр развлекает Наталью. Однако открыв дверь, он сразу получил опровержение последнему утверждению.
Блэр оттолкнула его и ворвалась в номер, точно тайфун. Увидев экран ноутбука с красной страницей заказа столика в ее любимом ресторане, она, кажется, разозлилась еще больше. Когда она повернулась, Чак узнал тот самый взгляд, предрекающий сброс атомной бомбы как минимум.
- Басс, я похожа на клоуна? Или на веселого аниматора? – угрожающе протянула Блэр, прищурившись.
- Не сказал бы, - значит, ей надоело возиться с Натальей и она, оставив ее на Серену, пришла за расплатой. Ну что ж, Чак готов.
- Так какого черта я должна веселить твою девку, пока ты тут готовишься затащить ее в постель?
- Я не собирался тащить ее в постель.
- А может, вы уже перепихнулись? – Блэр не слушала его, швырнув сумку на диван.
- Во-первых, впечатлен выбором термина, - Чак не сдержал ухмылки. – Во-вторых, нет, а в-третьих, ты что, ревнуешь?
- Ревную? Я? – Блэр фальшиво усмехнулась. – А что, если да?
Чак замер. Ревность в его понимании можно испытывать только к тому, который тебе хоть немного но нравится. Если Блэр ревнует его, значит, он для нее не просто друг, хоть она всячески это подчеркивала ранее. И она так спокойно (ну, хорошо, не совсем спокойно) в этом признается, значит, хочет, чтобы он это знал?
- Блэр, я не знаю, что ты там себе напридумывала, Наталья – всего лишь дочь делового партнера моего отца, которую мне поручено развлекать, пока они решают деловые вопросы между собой.
- О, мы с тобой прекрасно знаем, как ты их развлекаешь. Столик в ресторане, потом привозишь сюда, и…
- Вообще-то я надеялся, что это наш сегодняшний маршрут, - Чак осекся. Он что, оправдывается? – А почему я должен перед тобой оправдываться?
Блэр замолкла. Действительно, кто она ему? Не жена, не невеста, не девушка, так, просто друг. А просто друг не имеет права требовать оправданий. И что, что еще вчера этот друг скрасил ему день Благодарения совсем не дружеским способом?
- Знаешь что, Басс, пошел ты к черту со своей Натальей и своими оправданиями! Я позвоню Нейту…
- Именно, я же не упрекаю тебя в том, что был его заменой!
Девушка вскинула голову. Значит, так, да? Он думает, что был заменой Нейта? Вообще-то это было совсем не так, Блэр хотелось, чтобы рядом с ней был именно Чак… но он об этом не узнает.
- Да, этим ты и был, - холодно сказала она и попыталась пройти мимо него.
Чак почувствовал жгучую боль в груди, которой не чувствовал уже давно. Выпалив слова о замене, он, честно говоря, надеялся, что Блэр опровергнет их. Но она это подтвердила, и Чак разозлился. Он Чак Басс, он не может быть только заменой ни для какой девушки. Либо она думает о Чаке Басе, либо она перестает для него существовать.
Не зная толком, что делает, он толкнул Блэр к дивану. Девушка, растерявшись, еще раз попыталась дойти до двери, но Чак был быстрее. Он решительно развернул ее спиной к себе и прижал к спинке дивана.
- Басс, ты что делаешь? – Блэр попыталась вырваться.
- Твой Нейт в жизни такого не сделает, - Чак был сильнее, он наклонил ее вперед и рывком поднял юбку, благодаря директрису “Констанс Биллар”, требующую, чтобы ученицы носили только юбки, и любовь Блэр к чулкам.
- Не смей! – Блэр стало по-настоящему страшно, она попыталась выпрямиться, но не тут-то было. Ну хотя бы ударить его ногой… ага, сейчас, он явно к этому готов.
- Всю жизнь будешь ждать, когда он наконец соизволит уделить тебе внимание, - Чак одним рывком уничтожил трусики.
- Я тебя уничтожу! – девушка рванулась изо всех сил, услышав звук расстегиваемой молнии. Ей почти удалось вырваться, но Чак успел схватить ее за руку.
В результате положение Блэр стало еще хуже. Чак завел ей руку за спину и у нее не было другого выхода кроме как наклониться. Он вошел резко, так он никогда с ней не обращался. Блэр вскрикнула, вцепившись пальцами в подушки диванной спинки. Чак был грубым, причиняя достаточно много боли, у Блэр и в мыслях не было, что когда-нибудь с ней будут обращаться подобным образом. О, что она с ним сделает, вот только выберется отсюда! Она расскажет обо всем Нейту, пусть это будет означать, что она его потеряет навсегда, но ведь его потеряет и Чак. Она отправит какое-нибудь гаденькое сообщение в “Сплетницу”, она развяжет против Чака настоящую войну, он просто вынужден будет перейти в другую школу. Господи, что ж так больно-то?
Внезапно Чак замедлил движения и боль немного утихла. Блэр было вздохнула с облегчением, как он начал двигаться с той же скоростью. Она вскоре разгадала этот маневр, Чак давал себе время, чтобы, так сказать, остыть и продлить эту пытку подольше. Блэр возненавидела его еще больше, всхлипывая от унижения и боли. Нет, он не просто перейдет в другую школу, он переедет в другую страну!
Внезапно ее что-то обожгло изнутри, и пальцы Чака на бедре буквально впились в ее кожу. Он отпустил ее руку и отступил назад. Блэр резко выпрямилась, оправляясь дрожащими руками. Трусики жалкой лужицей лежали на полу, она даже не стала наклоняться, чтобы их поднять. Не поворачиваясь к нему лицом, она быстро вытерла щеки и схватила сумочку.
- Блэр, - если бы она не знала Чака, она сказала бы, что его голос звучит робко.
Девушка обернулась и с силой ударила его по щеке. Затем, секунду подумав, добавила и другую пощечину. Чак старательно избегал ее взгляда, тяжело дыша.
Блэр выбежала из номера, захлопнув за собой в дверь. Уже в лифте она, охнув, поняла, что Чак не предохранялся. Ну, если ее потом ждет сюрприз в виде его ребенка, ему лучше сразу подыскать другую планету.
А Чак медленно сел на диван, поздравляя себя с первым изнасилованием. То, что ближайшие лет двадцать ему придется замаливать свою вину, совершенно точно. Он не может ее потерять, не может наблюдать за ней издалека, не имея права приблизиться. Только не сейчас.




Сообщение отредактировал Candle - Вторник, 01.09.2009, 09:12
 
CandleДата: Понедельник, 31.08.2009, 19:07 | Сообщение # 8
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Иллюстрации к главе.

1. Ступени музея "Метрополитен".

2. Наталья Гутиеррес.

3. Любимая картина Серены.

4. Зал музея, в котором происходил разговор Блэр и Наталии.

5. Чак у себя в номере.





Сообщение отредактировал Candle - Понедельник, 31.08.2009, 19:08
 
CandleДата: Понедельник, 31.08.2009, 19:11 | Сообщение # 9
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Саундтрек к главе.

1. Тема Блэр и Натальи. The Pussycat Dolls - Bite the Dust.

http://www.amalgama-lab.com/songs/p/pussycat_dolls/bite_the_dust.html - текст и перевод песни.
http://www.youtube.com/watch?v=mGJA6kB4nk4&translated=1 – слушать.
http://www.zaycev.net/pages/316/31696.shtml - скачать.

2. Тема случившегося в номере. Within Temptation - What Have You Done?

http://www.amalgama-lab.com/songs....ne.html - текст и перевод песни.
http://www.youtube.com/watch?v=_Syphwc5Flc&translated=1 – слушать.
http://www.zaycev.net/pages/748/74833.shtml - скачать.




Сообщение отредактировал Candle - Понедельник, 31.08.2009, 19:11
 
CandleДата: Пятница, 04.09.2009, 21:14 | Сообщение # 10
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава четвертая.

Чак Басс все время все портил. Он убил свою мать и этим испортил отношения с отцом навсегда (правда, не факт, что при живой Мисти Басс отец обращал бы на него больше внимания, младенцы лежали за гранью интересов Барта Басса), он лишил девственности девушку своего лучшего друга и этим испортил с ним отношения (Нейт только об этом еще не знает) и, наконец, он изнасиловал единственную девушку, которая для него что-то значила. Как исправить то, что он сделал, Чак понятия не имел. Впервые в жизни он был растерян.
Блэр не заслужила такого обращения после всего того, что вытерпела от Натаниеля. Чак больше всего на свете хотел оказаться на его месте и, когда судьба предоставила ему такую возможность, оказалось, что Нейт оказался куда лучшим парнем для нее, чем Чак (хотя, если поразмыслить, Чак не был ее парнем). Единственным его грехом было то, что он не любил Блэр. Чак… Чаку она нравилась, но он поступил с ней так, что теперь ему можно было не надеяться на продолжение каких-либо отношений с ней. И за это он себя просто ненавидел.
Он должен был исправить то, что сделал. Проблема заключалась в том, что это можно было сделать одним-единственным способом, которого Чак всегда панически боялся.
С детства он копировал поведение отца и считал, что так и должен вести себя настоящий мужчина, никогда и ни при каких обстоятельствах не показывать своих чувств. Став старше, Чак понял, что в большинстве своем отец и не испытывал никаких эмоций, ни по отношению к нему, ни по отношению к окружающим. Хорошие оценки Чака или удачные сделки Барт воспринимал с одинаковым выражением - вежливо-безразличным. Осознав это, он дал себе обещание никогда не влюбляться и не жениться, ведь смерть любимой женщины сделает из него такого же монстра. Знакомство с каштанововолосой немного пухленькой девочкой, в первый же день угостившей его эклером, перевернуло его жизнь на “до” и “после”. Наблюдая, как девочка медленно превращается в прекрасную девушку, Чак сам себе боялся признаться, что ему нравится девушка лучшего друга. Поэтому и продолжал скрывать свои истинные чувства, пряча их за саркастичной ухмылкой. Кроме того, это оказалось куда безопаснее чрезмерной открытости Серены. Чем меньше твои враги будут знать о твоих привязанностях и чувствах, тем больше шансов их победить.
Сейчас он видел одно решение проблемы – попытаться рассказать ей, что он на самом деле чувствует. Возможно, рассказывать о том, что с одиннадцати лет мечтал ее поцеловать, еще рано, но вот о том, что ему стыдно (да, Чак Басс оказался способен испытывать это чувство), самое время. И как можно искреннее попросить прощения. Вот только если Блэр ему не поверит, она может использовать это против него. Никому и никогда он еще не говорил, что он на самом деле чувствует и панически боялся сделать это впервые.
Однако если Чак этого не сделает, Блэр больше никогда не будет рядом (не факт, что она ему сейчас поверит, но Чаку хотелось надеяться на лучшее). Без нее он чувствовал себя… неполным, неживым, что ли. Прошло то время, когда Чак пытался уничтожить в себе это чувство, после дня Благодарения он смирился с тем, что это невозможно.

~*~ ~*~ ~*~

Блэр и не подозревала о мучениях Чака, она была убеждена, что он и думать забыл об инциденте в номере. Может быть, она даже не первая, кто вытерпел от него такое, но она будет первой, кто заставит его об этом пожалеть.
Поразмыслив, Блэр решила все-таки не говорить Нейту о случившемся. Она и сама не знала, хочет или нет продолжения их отношений, но сразу мосты сжигать не хотела. Каким бы равнодушным ни был Нейт в последние полтора года, но у них было столько хороших воспоминаний. В силу возраста Блэр еще не понимала, что держаться за воспоминания так же бесполезно, как и пытаться удержать ветер.
Сплетнице тоже бесполезно отправлять сообщение, она так привыкла к выходкам Чака, что, скорее всего, даже не опубликует сообщение Блэр. Естественно, в этом сообщении не было бы ни слова об изнасиловании, Блэр скорее умерла бы, чем призналась в пережитом унижении. Она хотела написать нечто отвратительное, вроде того, что у Чака все гениталии обсыпаны какой-то сыпью, которая заразна, или того, что он сворачивает шеи котятам, но и от этой идеи отказалась. Как-то это… примитивно, что ли.
В конце концов, она решила, что постарается оградить Нейта от общения с Чаком. Хоть это и означает уничтожение “Неосуждающего клуба “Завтрак”, но это того стоит. С Сереной-то проблем не будет, она и так шарахается от Чака как от чумы. Когда Басс останется один, когда он поймет, что такое, когда тебя бросают все, кто тебе дорог, вот тогда они будут в расчете. И, конечно, Блэр, в свою очередь, больше и не посмотрит в его сторону.
Сейчас она шла по Центральному парку, собираясь объясниться с Нейтом. Этим утром она все-таки решила дать ему шанс хотя бы попросить прощения. Блэр надеялась, что стоит ей его увидеть, как она тут же поймет, хочет ли она быть с ним или нет. Ведь та любовь, что была у них, не может исчезнуть просто так, правда?
Она выглядывала его в толпе бегунов. Центральный парк был Меккой для спортсменов Нью-Йорка, здесь в любое время дня можно было встретить бегуна, велосипедиста или любителя роликовых коньков, а уж в утренние часы здесь и вовсе было не протолкнуться. Блэр уже несколько раз чуть не сбили и она начала тихо злиться на Нейта. Почему его не устраивают тихие места вроде какого-нибудь кафе или суши-бара? Обязательно клясться в своем раскаянии посреди Центрального парка?
Она поспешно села на скамейку в надежде спастись от неминуемой смерти под колесами велосипеда или скейтборда (более унизительной смерти для Блэр Уолдорф было сложно придумать). Звонить Нейту бесполезно, когда он бегает, он выключает телефон, чтобы ничто не отвлекало от бега. Блэр нетерпеливо постукивала ногой, вертя в руках телефон. Ей очень нравилось в Центральном парке, но у нее было много других интересных дел. Проследить, как Дорота печет эклеры, обсудить с Сереной последнюю серию “Остаться в живых” и поведение Сойера (нравился Блэр Джош Холлоуэй), подобрать ткань на платье для котильона (до него осталось только три недели, Боже мой)… Вся в делах, вся в заботах, как пчелка.
На скамейку рядом опустился Нейт. Тяжело дыша, он выключил ай-под и замер, не решаясь поднять глаза на Блэр. Он был уверен, что она злится не так сильно, чтобы убить его, по крайней мере, не в общественном месте и не сразу. Но то, что Блэр явно уже придумала план как отрезать ему конечности, сомнению не подлежало.
- Так что ты хотел сказать? – прервала затянувшееся молчание Блэр.
- Во-первых, я хотел бы попросить прощения, - выпалил Нейт, не поднимая глаз от земли. – Я не должен был гулять по улице с другой девушкой в твой день рождения.
- Да, это было, мягко говоря, неприятно.
- Прости за это, пожалуйста.
Блэр кивнула, давая ему понять, что приняла его извинения. Да, к тому моменту они уже расстались, но она все еще опрометчиво полагала себя важной частью его жизни, которая ему дорога. Только эту самую важную часть жизни он даже не поздравил с днем рождения.
- И во-вторых, - Нейт отважился посмотреть на Блэр, - не думаю, что продолжать наши отношения – хорошая идея.
Блэр чуть не уронила телефон. Это должна была быть ее фраза, это она должна его бросить. Блэр должна была решать встречаться с ним или нет. После всего того, что он учудил, он ее еще и бросает?!
- Хорошо, - главное, сохранить лицо. – По правде говоря, я хотела предложить то же самое.
Нейт вздохнул с облегчением. Все это время он сидел, втянув голову в плечи, в ожидании свиста телефона или сумочки над ухом, но сейчас он немного расслабился. Блэр думает так же, как и он, он оказался не одинок в своих выводах. Сейчас Нейту и в голову не могло прийти, что скоро он еще пожалеет об этом ноябрьском дне, поймет, что поторопился принять решение.
- Можно одну маленькую просьбу? – Блэр посмотрела на дома вдалеке.
- Конечно, - Нейт улыбнулся. Блэр на улыбку не ответила.
- Не говори пока никому о том, что мы расстались. Вообще никому, - она сжала телефон. – И давай завтра поужинаем.
Нейт не был дураком, он прекрасно понимал, зачем Блэр нужен этот ужин Она хотела закончить их отношения, так сказать, на своих условиях. Ну что ж, он был не против. Во-первых, если это цена за избавление груза будущего мужа на плечах, то Нейт был согласен ее заплатить. Во-вторых, после всего того, что Блэр пережила по его вине, он должен ей хотя бы это. И в-третьих… ну какая девушка откажется пожалеть бедного несчастного Нейта Арчибальда, которого коварно бросила Блэр Уолдорф?
- Хорошо, - легко согласился он. – Блэр, я не хочу терять тебя как друга.
- Ты и не потеряешь, - Блэр встала. – Если не возражаешь, я пойду домой.
- Я провожу, - Нейт, вскочив на ноги, взял ее за руку.
Блэр не стала отнимать ладонь, играя роль. Она переживала крушение детской мечты о просторном пентхаусе, что всегда был бы залит светом, мальчике, похожем на Нейта, который играл бы на белоснежном ковре перед камином, и девочке, копией Блэр, которую Нейт подкидывал бы к потолку. Нейт планомерно растаптывал эти картины и сегодня они окончательно рассыпались на осколки.
Они и не заметили невысокого паренька, остановившегося неподалеку и щелкнувшего камерой. Блэр и Нейт не успели дойти до ворот как их телефоны завибрировали. “Замечено: Королева Би и Великолепный Эн, держась за руки, бредут по Центральному парку. Так и знала, что их расставание не продлится долго. Ну что, Королева Би, в твоем королевстве снова все спокойно и можно произносить имя Великолепного Эн всуе? И, кстати, где же в это время Демон Си? Вмешается ли он в эту идиллию? Ваша обожаемая Сплетница”.
- А причем здесь Чак? – Нейт нахмурился.
- Не знаю, кто ее разберет, электронную стерву, - Блэр убрала телефон в сумку. Она прекрасно знала, почему Сплетница вспомнила про Чака, но постаралась поскорее об этом забыть.
- Ладно, все равно она в последнее время публикует одно вранье, - беззаботно пожал плечами Нейт. – О, а вот и он.
- Что? – Блэр непонимающе посмотрела на него.
- Чак, - Нейт указал на ворота.
Девушка посмотрела в направлении его руки. На дороге возле ворот стоял лимузин, на дверцу которого небрежно облокотился Чак, засунув руки в карманы. Она тут же отвернулась, всем своим видом показывая, что ей неприятно его видеть.
- Чак, - Нейт обрадовался появлению друга. – Что ты тут делаешь? По субботам ты встаешь не раньше одиннадцати.
- Сегодня я решил устроить день “Неосуждающего клуба “Завтрак ”, - объявил Басс.
- Звучит интригующе, - задумчиво протянул Нейт. – Правда, Блэр?
- Правда, - хмуро согласилась Блэр, упорно отказываясь смотреть на Чака, хотя тот пытался поймать ее взгляд.
- И что ты предлагаешь? – Нейт явно не замечал напряжения между Блэр и Чаком.
- Предлагаю подхватить Серену и поехать в пиццерию “Angelo’s” позавтракать, а потом поехать ко мне.
- Нет! – резко отрезала Блэр. – Потом поедем ко мне.
И снова Нейт не придал значения ни резкости Блэр, ни помрачневшему лицу Чака. Серена и Блэр вообще относились к номеру Чака с подозрением, Серена называла его “Обителью зла”, а отношение Блэр изменилось после того, как она обнаружила там женские трусики (случайно села на сей предмет женского туалета, валявшийся на диване). Чак же злился, не позволяя им язвить по поводу своего какого-никакого а дома. Нейту и в голову не могло прийти, что у Блэр есть более веская, чем женские трусики, причина держаться от номера Чака как можно дальше.
Блэр, стараясь не вызвать подозрений, устроилась на боковом сидении как можно дальше от Чака. Нейт, севший рядом с Бассом, воспринял это на свой счет и заметно расстроился. Он-то думал, что Блэр испытает такое же облегчение, как и он, что тоже хочет с ним расстаться, только не решается об этом сказать, боясь ранить его чувства. Но получилось, что ранил ее чувства он, хотя так этого не хотел. В который раз Нейт посетовал, что в свои шестнадцать не знает женской психологии.
Чак же прекрасно понял, почему она села так далеко. Настроение упало еще ниже, хотя ниже, казалось, уже некуда. Увидев переплетенные пальцы Блэр и Нейта, Чак почувствовал предательский холод в животе. Он знал, что так случится, готовил себя к этому, так почему же так больно? Потому, что сейчас ему некого было винить, кроме самого себя.

~*~ ~*~ ~*~

Конечно же, обязанность узнать местонахождение Серены легла на Блэр. Они забрали ее из отеля (она бы нипочем не села в машину, если бы знала, что там будет один Чак) и поехали в итальянскую пиццерию, которую Блэр и Серена облюбовали уже давно. Серена отдала ей свое сердце за вкуснейшие сосиски со шпинатом, брокколи, оливковым маслом и чесноком в винном соусе, Блэр же любила ее за салаты и (только тихо, чтобы не услышала Элеонор) мороженое. По субботам они часто завтракали здесь итальянским мороженым, это стало своеобразной традицией, которая через какое-то время ушла в небытие. Сначала от нее отказался Чак в пользу сна после бессонной ночи, потом Нейт открыл, что если сделать три круга вокруг озера, то он будет еще спортивнее, а потом уехала Серена.
В этот раз они тоже заказали мороженое, изо всех сил стараясь вернуться в атмосферу той беззаботности, когда между ними не было всех этих сложностей (ну разве что неприязнь Серены к Чаку). Все всегда удивлялись, что же держало вместе четырех таких разных людей. Беззаботная, порхающая словно бабочка Серена, и распланировавшая свою жизнь до мелочей Блэр, романтичный Нейт, обожающий стихи Китса, и циничный Чак, презирающий поэзию вообще. Они друг друга дополняли, хоть порой совсем друг друга не понимали. Былой легкости в общении было уже не вернуть, но можно начать традиционно.
- Серена, а знаешь, как можно убить блондинку? – Чак ухмыльнулся, сунув ложку в фисташковое мороженое. – Нужно положить зеркальце на дно бассейна.
- Басс, а ты в курсе, что ложкой тоже можно убить? – Серена угрожающе подняла вышеупомянутый предмет, испачканный в вишневом мороженом. – Причем умирать ты будешь мучительно потому, что ложка тупая и резать я буду долго.
- Серена, не за столом, - возмутилась Блэр.
-Правда, ребят, ваши перепалки уже несколько приелись, - Нейт задумчиво прочертил полосу на шоколаде.
- Наши перепалки с Сереной такая же неотъемлемая часть “Неосуждающего клуба “Завтрак”, как и ваши поцелуи с Блэр, - Чак пустил пробный шар.
За столом воцарилось неловкое молчание. Нейт вскинул глаза на Блэр, которая опустила взгляд в вазочку со своим мороженым. Серена обеспокоенно переводила взгляд с одного на другую, явно чувствуя что что-то не так.
- Все в порядке? – тихо спросила она.
Нейт кашлянул.
- Вообще-то…
- Все хорошо, - прервала его Блэр, не поднимая глаз.
Чак не понимал что происходит. Увидев их в парке, он был уверен, что Блэр и Нейт снова вместе. То, что они сели напротив друг друга, можно было объяснить недавним бурчанием Серены, обижавшейся на них за то, что, увлеченные друг другом, они не обращали внимания ни на кого. Но вот сейчас казалось, что они по-прежнему в ссоре. Значит, Блэр еще не дала положительного ответа Нейту, но уже на пути к этому. Фисташковое мороженое вдруг стало пресным.
- А вы знаете, Дэн… - восторженно начала Серена, отвлекаясь от проблемы “Блэр и Нейт – вместе или врозь”.
- Нет, этот день посвящен нам четверым, - прервал ее Чак, - поэтому я ничего не хочу слышать о Хамфри, как бы я к нему ни относился.
- Да ты его ненавидишь! – поджала губы Серена.
- С фактом не поспоришь, - легко согласился с этим утверждением Чак.
- Блэр, ты уже выбрала ткань на платье для котильона? – Серена отвернулась от Чака, всем своим видом демонстрируя, что его для нее больше не существует.
- Да, - Блэр оживилась. – У мамы есть эскиз, сделанный специально для тебя, и потрясающая золотая ткань.
- Ох, Би, вы меня спасете! – радостно взвизгнула Серена.
Чаку и Нейту приходилось мириться с разговорами об одежде, неизменно имевшими место быть. Мысль приходила в голову то одной, то другой, она должна была ее немедленно высказать вслух, иначе забудет (чаще это случалось, конечно, с Сереной), ну а за ней, естественно, следовало обсуждение, во время которого Чак и Нейт зевали. Впрочем, они нашли способ спасаться от скуки.
- Нейт, ты смотрел последнюю игру? – Чак ухмыльнулся, точно зная, что сейчас последует волна возмущения.
- А то. Последний удар был великолепен.
- Э-эй, давайте обсуждать то, что интересно нам четверым, - тут же оборвала их Серена.
- Да, ваши разговоры о платьях нам безумно интересны, - саркастически протянул Нейт.
- А ты бы слушал и запоминал, какого цвета выбрала ткань Блэр, чтобы подобрать костюм в тон, - посоветовала ему Серена.
Снова это неловкое молчание. Нейт, связанный обещанием молчать, не решался сказать, что совместного похода на котильон уже не будет, а Блэр, разволновавшись, что он все-таки проболтается, усилием воли подавила желание заказать еще одну порцию мороженого. Все будет хорошо, уже завтра Этому притворству придет конец.
- А что интересно нам четверым? – она притворилась, что не замечает внимательного взгляда Чака.
- “Губка Боб”, - предположил Нейт.
Все четверо расхохотались. Этот мультсериал они смотрели по парам в строгой секретности друг от друга. Девочки старались не проболтаться мальчикам (ну как же, они ведь уже взрослые барышни в девять лет), те же, в свою очередь, молчали как партизаны. Все раскрылось, когда Нейт случайно процитировал Сквидворда, а Блэр узнала цитату.
- Мне так его не хватает, - призналась Серена. – И “Джимми Нейтрона”, и “Чип и Дейла”…
- Да, мне тоже, - подхватила Блэр. – Чип – образец настоящего мужчины.
- Ты говорила, что Аладдин – настоящий мужчина, - Чак впервые решился обратиться непосредственно к Блэр.
- И он тоже, - Блэр отвернулась к окну.
- А что мы будем смотреть? – Нейт был крайне обеспокоен выбором сегодняшнего фильма. Если Блэр опять предложит “Гордость и предубеждение”…
- “Реальную любовь”, - решительно заявила Серена.
- Нет! – Чак и Нейт были единодушны в своем мнении.
- “Крепкий орешек” мы тоже смотреть не будем, - Блэр разрушила все их надежды.
- А нам хочется Рождества, правда, Блэр?
- Рождество через месяц, - указал на очевидный факт Чак.
- А нам хочется его сейчас.
Как настоящим мужчинам, Чаку и Нейту пришлось уступить. После просмотра Блэр и Серена удалились наверх, ахать и восторгаться тканями, потеряв интерес к дальнейшему киносеансу. Чак же устроил Нейту просмотр фильма Кустурицы “Черная кошка, белый кот”, который давно хотел посмотреть. Правда, он едва обратил внимание на сюжет, размышляя про себя, что сказать Блэр. Он не мог ее сейчас упустить, не мог.
Разошлись они совсем поздно. Блэр, услышавшая трель забытого в спальне телефона, кинулась наверх, спешно свернув прощание. Дальнейшие события на какие-то несколько секунд заставили ее подумать, что лучше бы она перезвонила. Чак решил воспользоваться этой возможностью и соврал, что Блэр обещала подтянуть его по истории. И снова Нейт ничего не заподозрил. Он не был дураком, но в отношении лучшего друга и теперь уже бывшей девушки был просто поразительно слеп. Серена тоже промолчала, проникнувшись к Чаку еще большей неприязнью.
Блэр как раз пересказывала Элеонор события сегодняшнего дня и пыталась дотянуться до молнии на платье. После дня Благодарения между матерью и дочерью протянулся тонкий мостик взаимопонимания. Блэр впервые увидела, что ее мать не железная леди, не язвительная интриганка, а просто женщина. Женщина, которая хотела быть любимой и любить в ответ, и чей избранник оставил ее даже не ради другой, а ради ее же друга. Ну а Элеонор поняла, что ее дочери одиноко без отца, который выслушивал все ее радости и горести, и всеми силами старалась сейчас его заменить.
Почувствовав на спине горячие пальцы, Блэр всеми силами постаралась сдержать возмущенное восклицание и позволила ему расстегнуть платье. Вряд ли Элеонор обрадуется, узнав, что в спальне ее дочери Чак Басс и они наедине. Спешно попрощавшись, она резко обернулась.
- Басс, твое эго настолько раздуто, что не уместилось в лифте вместе с Нейтом и Сереной? – съязвила она.
- Прости меня, - просто сказал юноша.
Блэр всмотрелась в его лицо. В глазах вместо обычной уверенности, что он здесь самый лучший, стыд и боль. Боль оттого, что он уже заранее готовился к тому, что она его спустит с лестницы. Она с удивлением понимала, что у Чака тоже есть душа, что он порой тоже жалеет о том, что сделал. Сейчас он не был окружен ледяной стеной, сквозь которую нельзя было пробиться. Блэр была первой, кого он пустил за эту стену.
Спрашиваете, почему Блэр поверила ему сейчас? Да потому, что она видела сейчас отражение себя. Она сама очень редко снимала маску, только вот в такие дни, рядом с Нейтом, Сереной и… Чаком. Чак же не снимал маски даже тогда, изо всех сил изображая алкоголика-бабника, которому все равно что происходит вокруг, пока это не касается лично его.
Если для Чака поворотным моментом стал ее танец на сцене (так, по крайней мере, думала Блэр), то Блэр поняла, что у нее уже нет пути назад именно сейчас. Она и раньше видела его другим, но не верила в это, а сейчас… поверила. Девушка шагнула к нему и коснулась губами его губ. Чак напрягся, еще не веря, что она его простила. Ему было так важно, чтобы она поверила ему сейчас. Оттолкни его Блэр, и он закрылся бы уже навсегда.
Блэр позволила ему снять с себя платье и стянула с него свитер. Чак бережно уложил ее на кровать, стараясь доказать, что он настоящий вовсе не тот жестокий зверь, который был в номере, что он может быть совсем другим. Вся его нерастраченная нежность, которую он годами мечтал подарить Блэр, водопадом лилась на девушку. Она задрожала, стоило ему сделать лишь несколько движений в ее теле, и изо всех сил сжала его плечи. Чак, сам не зная, что улыбается, любовался ею, не решаясь двигаться дальше. Блэр прижалась губами к его губам, практически требуя продолжения. К взрыву они пришли уже вместе, Блэр даже забыла про незапертую дверь и наверняка не спящую Дороту, громко вскрикнув.
Чак лег рядом, явно не намереваясь уходить, да Блэр почему-то и не хотелось его отпускать. Она никогда раньше не спала в одной постели с парнем и сейчас удивлялась своим ощущениям. Странным образом ей было… уютно. В объятиях Чака даже завтрашний ужин с Нейтом и их сегодняшнее расставание казались сущей ерундой. И не хотелось ругать себя за эти мысли, впервые Блэр решилась признаться себе, что ей с Чаком хорошо.
Юноша же был просто... счастлив. Он не знал раньше этого чувства, когда кажется, что ты паришь над землей и можешь свернуть горы. Но в глубине души он был не очень этому рад, ведь теперь он зависим от нее, единственной, кто мог подарить ему такие ощущения. Чак понимал, что его слова сейчас могут разрушить всю атмосферу, но молчать просто не мог.
- Не возвращайся к Нейту, пожалуйста, - прошептал Чак, глядя на уже почти заснувшую Блэр. – Не совершай той же ошибки.




Сообщение отредактировал Candle - Суббота, 05.09.2009, 23:13
 
CandleДата: Пятница, 04.09.2009, 21:16 | Сообщение # 11
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Иллюстрации к главе.

1. Вид Центрального парка со скамейки, на которой разговаривали Нейт и Блэр.

2. Пиццерия, где завтракали Нейт, Блэр, Серена и Чак.



 
CandleДата: Воскресенье, 06.09.2009, 19:29 | Сообщение # 12
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава пятая.

Не открывая глаз, Блэр уже поняла, что одна, на талии и плечах не было теплых рук, согревающих ее всю ночь. Теперь она поняла значение избитой фразы в любовных романах “без него постель была такой холодной”. Нет, одеяло, конечно, согревало, но каким-то другим теплом. Да и было обидно, словно она - одна из сонма тех шлюшек, рядом с которыми Чак боялся завтракать. Но здравый смысл быстро нашел объяснение его поступку. Наткнись на него утром Дорота, визг и возмущенные крики стояли бы на весь Верхний Ист-Сайд. Чак просто решил не создавать проблем и потихонечку ушел.
Погода за окном соответствовала настроению. Вообще осень в Нью-Йорке – довольно-таки приятное время, но порой преподносит сюрпризы. Последний осенний день Нью-Йорк решил отметить противным моросящим дождиком, барабанящим по стеклам. Блэр с удовольствием осталась бы на весь день в постели, завернулась бы в одеяло, посмотрела бы в двадцатый раз “Унесенные ветром” или перечитала бы “Грозовой перевал” вприкуску с конфетами и пирожными Дороты (она как раз испекла эклеры и сливочные пирожные с клубникой, за которые Серена была готова продать Родину), но увы, сегодня ей предстоял полный и окончательный разрыв с Нейтом. Точнее, он произошел еще вчера, но сегодня Блэр собиралась объявить об этом общественности, обставив все так, будто она бросила Нейта.
Может, это было мелочно, может, это было даже лишним, но Блэр просто не могла оставить ситуацию в таком виде. Измена с лучшей подругой, унизительное игнорирование всех ее попыток пробиться сквозь ту стену, что выросла между ними, признание в любви (ну, почти в любви) ее лучшей подруге (опять же, почти Серене) и, как вишенка на торте, жаркие объятия посреди темной улицы с другой девушкой. Да и вообще он встречался с Блэр исключительно ради денег Элеонор. И после этого Нейт еще имеет наглость ее бросать?!
Блэр перевернулась на спину, твердо решив до вечера остаться в постели. Не только обида жгла душу, хотелось плакать еще и от сожаления. Возможно, у них была не самая красивая история любви, и Нейт, несмотря на всю свою романтичность, делал не так уж много романтичных жестов, но, тем не менее, это была история любви. С планами на будущее, надеждами и мечтами. Блэр казалось, она никогда не закончится, и вот теперь… было так обидно, что она все же закончилась.
Да и Блэр было, честно говоря, страшно. Наверняка завтра фрейлины начнут сочувственно ахать и говорить, что она прекрасно держится, Сплетница примется ехидно разглагольствовать, что она-то точно знала, чем все закончится, прикрывая тот факт, что на самом деле ни черта она не знала, и в “Констанс Биллар” все будут провожать ехидными взглядами. Королева без Короля, и это в школе, где парень был практически у каждой. Ну, разве что у Дженни Хамфри на лбу было написано: “Одинокая”.
Но Блэр слишком сильна, чтобы сломаться. Уолдорфы опускают руки лишь на мгновение, чтобы через секунду снова ринуться в бой. И нет ничего, что бы заставило их отступить.
Однако порой они все-таки позволяли себе моменты слабости, вот как сейчас. Блэр чувствовала себя разбитой, но у нее не так много времени на то, чтобы страдать. Скоро придется собирать свой мир по осколкам, но пока… какое наслаждение просто полежать, не думая о том, как она выглядит со стороны.
Ей не пришлось долго наслаждаться одиночеством. Не успела Блэр принять душ и забраться обратно в кровать, сунув в DVD-проигрыватель диск со “Спеши любить”, как в комнату ворвалась Серена. С раннего утра она боролась с желанием выведать у Блэр, что же случилось вчера вечером. В связи с этим она даже не поехала в Бруклин, хотя Дэн на этом настаивал.
- Вот и я, - радостно оповестила она о своем появлении.
- вижу, - Блэр не могла не усмехнуться, глядя на нее.
- А ты почему такая хмурая? – Серена поставила на тумбочку стаканчики с кофе. – Это из-за вчерашнего? Басс тебе сказал что-то неприятное? Он собирается тебя шантажировать? Ты мне только скажи…
- Серена, а можно я хоть слово вставлю? – Блэр подвинулась на кровати, освобождая ей место. – Нет, Чак не сказал мне ничего плохого, почему ты его сразу в чем-то подозреваешь?
- Потому, что это Чак Басс, - безапелляционно заявила Серена. – Вчера ты весь день его как будто избегала, не разговаривала с ним…
- Нейт это заметил? – Блэр вздрогнула.
- Не думаю. У вас же теперь все хорошо, да?
- Нет, Эс. Мы расстались уже окончательно.
Серена неверяще посмотрела на нее.
- Господи, вы были показателями стабильности в этом суетливом мире. Что же нам всем теперь делать?
- Привыкать жить в новой реальности, - посоветовала ей Блэр, отпивая капучино. Она была благодарна Серене, вместо сочувственного “все будет хорошо” она дурачилась, повышая Блэр настроение.
- Прямо хоть из номера не выходи. Сначала тот дождь, потом чуть не обрызгавший меня таксист, теперь выясняется, что вы расстались, - пробурчала Серена, устраиваясь на подушках. – Хотя не скажу, что для меня это новость.
- Конечно, я прокричала об этом на своем дне рождения.
- Нет, я имею в виду, я этого ждала.
- Все это было похоже на агонию, - Блэр хмуро повертела стакан в руках. – Мне давно надо было понять, что ничего хорошего не выйдет.
- Би, мне жаль, правда.
- Ладно, не хочу больше об этом разговаривать.
Блэр потянулась было за пультом, чтобы включить фильм, но Серена тут же запротестовала.
- Мы вчера весь день смотрели фильмы, меня от них уже тошнит.
- На улицу я не пойду, у меня нет никакого желания мокнуть под дождем.
- Ты собираешься провести весь день в кровати? – Серена подняла брови.
Блэр кивнула, натягивая одеяло на голову.
- Ладно, - согласилась Серена. – Можно устроить показ мод, полистать журналы…
- У меня нет никакого настроения говорить об одежде, как бы я ее ни любила. И о бруклинцах, - предупредила Блэр, увидев, как Серена открыла рот.
- Я знаю, что поднимет тебе настроение.
С таинственным видом Серена вытащила из сумочки какую-то яркую коробочку. Блэр с подозрением посмотрела на нее.
- И что то?
- Гадание на любовь по знаку зодиака, - радостно объявила Серена. – Сейчас купила в книжном.
Гадания, гороскопы и прочие таинственные вещи всегда привлекали Серену. Нравилось ей все мистическое и загадочное. Блэр относилась ко всему этому презрительно, считая все это ерундой. Но сегодня не хотелось возражать, может, это хотя бы будет весело.
- Ты же знаешь, что я во все это не верю.
- А вдруг сбудется? – Серена разорвала упаковку и достала список вопросов. – Ну попробуй, от тебя же не убудет.
- Ладно, - Блэр фыркнула. – И что мне нужно делать?
- Расслабиться, - устроившись напротив нее, Серена развернула бумажку. – Итак, ты – Стрелец, я – Близнецы. Каждому вопросу соответствует свой номер ответа для каждого знака.
- Как сложно.
- Поменьше сарказма, милочка. Вопрос первый: как вы познакомитесь? Стрелец - №8, Близнецы - №15.
Блэр вытащила из коробочки карточку с номером восемь. “Легко! Вы одновременно скажете: «Привет!» и станете встречаться каждый день”. Она вздрогнула, тут же вспомнив солнечный сентябрьский день.
Блэр сидела во дворике между корпусами на столе, совершенно забыв о том, что леди так сидеть не полагается. Она дулась на Серену, которая села на завтраке с Джорджиной Спаркс, а все знают, что от Джорджины Спаркс добра не жди. Но инстинкт самосохранения отсутствовал у Серены напрочь, она летела на огонь с упорством мотылька. Кроме того, Блэр было обидно, разве не она лучшая подруга Серены?
Серена мялась рядом, прекрасно понимая, что Блэр на нее злится. Но разве кто-то виноват, что Джорджина такая веселая и с ней так легко? Она никогда не говорит, что Серена ведет себя не так, как должны вести себя леди.
- Милые дамы, позвольте вам кое-кого представить, - рядом неожиданно появился Нейт, уходивший буквально на несколько секунд.
- Позволяем, - милостиво разрешила Серена, и Блэр бросила на нее раздраженный взгляд.
- Это Чак Басс, мой друг, - Нейт шагнул в сторону и они увидели невысокого каштанововолосого мальчика в фиолетовом шарфе. Челка все время падала ему на глаза и он раздраженно отбрасывал ее рукой. – Чак, это Серена Ван дер Вудсен, моя подруга детства.
- Очень приятно, - Серена улыбнулась.
- Мне тоже, - мальчик ухмыльнулся. – Никогда еще не общался с блондинками.
- А это Блэр Уолдорф, моя будущая девушка, - Нейт улыбнулся Блэр, и она просияла в ответ.
- Привет!
- Привет! - два голоса слились в один…

- Номер пятнадцать, - Серена слегка нахмурилась. “Ты чересчур стеснительна и долго будешь «раскачиваться», но однажды наберешься смелости, подойдешь к нему, посмотришь прямо в глаза и спросишь, хочет ли он с тобой встречаться”.
- Вот видишь теперь, что это глупость? – Блэр сунула карточку обратно в коробку, решив, что это совпадение.
- Ладно тебе, Дэн тоже Близнецы, так что это и про него тоже, - Серена отмахнулась. - Вопрос второй: где завяжется ваш роман? Близнецы – №3, Стрелец - №67.
Вытащив карточку с нужным номером, она протянула ее Блэр. Покачав головой, девушка покорно прочитала написанное.
- “На каникулах или в отпуске”.
- Значит, на рождественских каникулах или летом мы поедем куда-нибудь отдыхать, и ты встретишь загорелого красавца, - тут же решила Серена.
- Читай свою.
- “В спортзале, на теннисном корте, каких-нибудь спортивных мероприятиях, в которых ты будешь участвовать или на которые придешь поболеть”. Дэн обожает футбол.
- По-моему, ваш роман уже завязался.
- Драка с Чаком тоже в какой-то степени спортивное мероприятие. Вопрос третий: настоящая ли это любовь? Близнецы - №40, Стрелец – №49.
Блэр ни за что бы в этом не призналась, но ее сердце колотилось как сумасшедшее. Она перевернула карточку. “Возможно. Но не торопись с выводами, подожди, что будет через несколько месяцев”. Интересный ответ. Хотя с другой стороны в ситуации с Чаком только он и возможен.
- “Да. И он изменит всю твою прежнюю жизнь”, - Серена восторженно запищала. – Это просто про меня и Дэна.
- Четвертый вопрос, - прочитала Блэр. – Станем ли мы любовниками? Стрелец - №25, Близнецы - №22.
- “Станете. Он пригласит тебя к друзьям в деревню или на пикник за городом. Там все и произойдет”, - Серена задумалась. – Дэн повезет меня в Хадсон?
- И почему нельзя стать любовниками в Нью-Йорке? – Блэр фыркнула. – “Да. Но имей в виду, что он любит решительных девушек, а не коз на веревочке”.
Ну что ж, тут она не плошает. В четырех случаях из шести инициатором была Блэр. И что-что, а это правда. Чак терпеть не мог кому-то постоянно подсказывать дальнейшие действия.
- Вопрос пятый: кто он, мужчина твоей мечты? Близнецы - №65, Стрелец - №39.
- Если там написано “Дэн Хамфри”, я умываю руки, - предупредила Блэр переворачивая карточку. “Тот принц, о котором втайне мечтают все девушки”. Она не сдержала улыбки. Принц не принц, но половине девушек Верхнего Ист-Сайда является во снах.
- “Ты любишь жить весело. Вот этот парень и сведет тебя с ума своими шуточками и штучками”. Это точно про Дэна. У него отменное чувство юмора, хоть вам его шуточки и не нравятся.
- Главное, что ты от них в восторге, - Блэр улыбнулась ей. – А вот шестой вопрос мне нравится. Понравится ли он моим друзьям? И у Стрельца, и у Близнецов №54.
- “Только потому, что он близок тебе. Сами по себе они не стали бы друзьями — слишком разные люди”, - прочла Серена. – Странно, Дэн вам не нравится даже несмотря на то, что нравится мне.
У Блэр холодок побежал по спине. Чак до сих пор порой ощущал себя лишним в их компании, они с Нейтом и Сереной действительно были слишком разными. Интересно, как тут совпадают ответы.
- Седьмой вопрос: какая я, когда влюблена? Близнецы - №61, Стрелец - №43.
Ты не умеешь хранить женские тайны и обязательно расскажешь ему о своих предыдущих романах. Если он переживет твои откровения, то… желаю удачи”. Блэр стало смешно. Это скорее о Серене, Блэр-то Чаку о чем рассказывать? О том, что было с Нейтом, он и так все знает.
- Что-то какая-то странная карточка. “Ты никогда не говоришь прямо: "Я люблю" Отделываешься более легкими вариантами: "нравишься", "близок", "нужен". Этим ты сильно вредишь себе”, - Серена нахмурилась. – Да если я действительно полюблю Дэна, я ему так об том не скажу.
- Подожди, то есть ты его не любишь? – Блэр подняла брови. Она-то была уверена, что в этой ситуации все ясно.
- Я еще не знаю, - уклончиво отозвалась Серена. – Слушай, а давай я тебе на картах Таро погадаю.
- Эс, перестань, - Блэр встала. – Лучше пойдем пить чай, Дорота испекла твои любимые пирожные.
- Они никуда не убегут, - Серена достала из сумки колоду карт. – Я прочитала о новом гадании, называется “Мой возлюбленный”. Сними карты левой рукой.
Блэр, вздохнув, повиновалась. Иногда на Серену находило подобное, она становилась упрямее Блэр. Если она сейчас хочет погадать, значит, ее с места не сдвинуть.
- Итак, девять карт. Внешние данные партнера, - Серена задумчиво посмотрела на карту. – “Луна ” - у него хороший вкус, может произвести впечатление своими манерами, имиджем.
Блэр кивнула. Этого у Чака в избытке.
- Чувство юмора… “Мир” - шутник, обладает хорошим чувством юмора. Умный, талантливый. Я бы такого про Чака не сказала.
- А причем тут Чак? – Блэр мастерски изобразила удивление.
- Да перестань, мы обе знаем, на кого я гадаю, - Серена лукаво улыбнулась. – Умение добиваться своего – “Суд”, способен добиться очень многого благодаря своей целеустремленности и трудолюбию.
- И Чак умеет пошутить, просто его шутки не все понимают, - оскорбилась Блэр. – Тебе, например, они не нравятся.
- Если бы хотя бы половина его шуток не касалась блондинок…
- Но ведь они смешные, - Блэр пожала плечами.
- Как скажешь. Его сексуальные фантазии – “Отшельник”, - Серена прыснула. – Деревенская фантазия, мечтает покувыркаться с любимой женщиной в стогу сена.
- Неправда! – Блэр, охнув, выхватила у нее толкование. – Никогда этого не будет!
- Ты обидишь этим Чака. Его сексуальность – “Звезда”, в сексе может вознести на небеса удовольствия.
- Допустим, - Блэр никак не могла отойти от романтики в стогу сена.
- Ну это тебе лучше знать, - Серена скептически хмыкнула. – Его щедрость – “Маг”, готов быть щедрым насколько возможно, дарит подарки с удовольствием, любит делать сюрпризы. Ну просто идеальный мужчина.
- Тебе он не нравится, - напомнила ей Блэр.
- Да, не дай мне об этом забыть, а то я сейчас влюблюсь. Способен ли помогать по хозяйству – “Солнце”, в хозяйстве вероятнее всего помогает охотно, получает удовольствие от домашних забот.
- Чак, помогающий по хозяйству, - с сомнением протянула Блэр. – Мне это слабо представляется.
- Он будет помогать тебе нанимать домработниц. Все они будут бывшими моделями.
- Все они будут слепыми, глухими и некрасивыми, - отрезала Блэр.
- Посмотрим-посмотрим. Его комплексы, ревнивый ли – “Императрица”, он горд. Его ревность может быть очень сильна и разрушительна. Вот и недостаток, а то я уж думала, что он – сплошной святоша.
- Чак святоша? Мы разговариваем об одном и том же человеке?
- Видишь, как карты легли, я уж начинаю жалеть, что проглядела такое сокровище. Готов к семейной жизни, хочет ли жениться – “Сила”, женится только на той женщине, которую долго и упорно добивался. Блэр, он тебя добивается?
- Пойдем пить чай, - Блэр решительно встала.
Глупость все эти гадания, глупость самая настоящая.

~*~ ~*~ ~*~

С момента открытия в 2000 году “Alain Ducasse ” с гордостью носил звание одного из самых дорогих ресторанов города. Это был образец французской кухни, нежно любимой Нейтом. И именно здесь должен был состояться их последний ужин как парня и девушки.
Блэр вошла в отель “Essex”, где располагался ресторан. Она не шла на встречу с заранее продуманной до мелочей речью, не накрутила себя до белого каления. Блэр просто жалела, что у них не хватило мудрости сохранить их историю, и грустила, ведь это было последнее, что связывало с детством.
Он уже сидел за столиком, явно волнуясь. Долгие годы общения научили Нейта, что с Блэр нельзя было исключать ни одной, даже самой невероятной возможности. Быть может, она сейчас устроит истерику (вторую в своей жизни), плеснет вином ему в лицо и крикнет, что проклинает его семью до десятого поколения. А быть может, они так же беззаботно поболтают и разойдутся, как вчера.
- Привет, - Блэр села напротив него.
- Шикарно выглядишь, - Нейт улыбнулся, стараясь не выдать волнения. – Взял на себя смелость заказать вино. “Де Бом де Вениз”, верно?
- Да, спасибо.
Они помолчали, впервые чувствуя в присутствии друг друга неловкость. Раньше было так легко болтать на любые темы (разве что Блэр молчала про удачные интриги), а сейчас они не знали, что друг другу сказать. Уже все ясно и никто ни на что не надеется и вместе с тем осталась какая-то недосказанность.
- Надеюсь, со временем мы это преодолеем, - Нейт положил меню на стол. – И я буду для тебя просто лучшим другом.
- Ты уже для меня лучший друг, - откликнулась Блэр.
- Я буду самым лучшим другом, - торжественно пообещал он.
Блэр испытала странное чувство дежа вю. Когда-то Нейт так же пообещал, что будет любить ее до конца дней своих, почитать и заботиться, пока смерть не разлучит их. Прошло всего три года, и вот, они сидят в ресторане, готовясь пойти разными дорогами по жизни. Но быть может, другом Нейт окажется гораздо лучшим, чем парнем.
Подошедший официант принес бутылку вина и два бокала. Он наполнил бокалы и, приняв заказ, исчез.
- Что делала днем? – безмятежно поинтересовался Нейт.
- Дурачились с Сереной, - Блэр не стала вдаваться в подробности.
- Да, с ней можно повеселиться, - юноша улыбнулся.
- Именно этим вы и занимались год назад на свадьбе Шепардов, - Блэр и сама не знала, почему именно сейчас вспомнила об этом. Может быть, ему будет полезно хотя бы раз в жизни узнать, что она на самом деле чувствует.
- Блэр, мы же договорились, что забудем об этом, - улыбка с лица Нейта пропала.
- А такое не забывается, сколько бы я ни делала вид. Именно с того момента между нами все пошло наперекосяк.
Блэр замолкла, когда снова подошедший к столику официант поставил перед ней тарелку с куриным филе, нашпигованном трюфелями. Нейт уже без интереса посмотрел на свое карпаччо из тунца, обрамленное свежей спаржей. Кажется, Блэр испортила ему весь аппетит. Но девушка теперь была твердо намерена рассказать ему, что почувствовала на самом деле, когда он признался ей, что они с Сереной не просто целовались. Может, показывать слабость и не в ее характере, но один-единственный раз это можно сделать.
- Когда ты больше всего был мне нужен, ты пил с Чаком или сидел в своей комнате, запершись…
- Я не мог заставить себя посмотреть тебе в глаза, - перебил ее Нейт.
- Если бы на свадьбе ты был рядом со мной, а не пошел искать Серену, хотя тебя никто об этом не просил, ты бы не испытывал таких мучений.
- Я думал, что она попадет в беду.
- А в итоге в беду попали вы оба. Тем вечером, когда ты признался, я понять не могла, за что вы так со мной обошлись. Может, я и не идеальная подруга, но плохой девушкой меня тоже не назовешь.
Впервые Блэр Уолдорф признала себя не идеальной. Их соперничество с Сереной удивительным образом переплеталось с нежнейшей привязанностью друг к другу. Вытаскивая Серену из неприятностей, Блэр испытывала тайное злорадство, уж она-то никогда в подобное не вляпается. И вместе с тем она безумно завидовала ангельской внешности Серены, даже не подозревая, что собственная темная, волнующая красота способна будоражить гораздо больше умов, стоит только самой Блэр поверить в то, что она красива. Блэр понимала, что идеальная подруга не должна злорадствовать и завидовать, но поделать с собой ничего не могла.
Однако Нейту действительно не на что было пожаловаться. С того момента, как они начали встречаться, Блэр ни разу не обделила его своим вниманием, разве что в последнее время… Но в последнее время между ними рушилось все.
- Блэр, честное слово, если бы мы тогда могли мыслить ясно, мы бы никогда в жизни так не поступили. Все произошло в пьяном угаре, я толком ничего не помню.
- Перестань, ты все прекрасно помнишь, - отмахнулась Блэр. – И твою тягу к Серене невозможно было не заметить, даже когда ты был трезв. Всякий раз, как она оказывалась поблизости, я для тебя словно исчезала.
Нейт опустил голову. Блэр была права, он все прекрасно помнил и, более того, хотел повторить. От этого ему стало еще хуже. Да и ее упрек по поводу того, что он не обращал на Блэр внимания в присутствии Серены… Нет, когда они только начали встречаться, он действительно не замечал никого, кроме Блэр. А потом Нейт неожиданно отметил, что ему больше импонирует безбашенность Серены, чем продуманность Блэр. С Сереной можно было на самом деле повеселиться тогда, как Блэр все время следила за собой, стараясь не наделать глупостей. Нейт и не подозревал, что Блэр так ведет себя только в его присутствии.
- Не повторяй тех же ошибок с другой, постарайся решить раз и навсегда, кто тебе нужен, - тихо сказала Блэр, наблюдая за игрой света в бокале. – Это очень больно.
- Прости, - только и смог выдавить Нейт.
- А потом тот маскарад. Возможно, этот квест был глупой затеей, но я так хотела, чтобы тебе было интересно и все было по-особенному. А ты кинулся признаваться в любви Серене. Скажешь, тоже пьяный угар?
- Нет, тогда мне казалось, что она – моя единственная, - честно признался юноша.
- А сейчас так не кажется?
- Нам лучше оставаться друзьями, иначе можем испортить отношения. Я не хочу потерять вас обеих.
Блэр опустила взгляд в тарелку. Спросить или не стоит, ответит или нет? А, была -не была
- Нейт, ответь честно, с кем ты гулял в мой день рождения?
Юноша, напрягшись, положил вилку. Одному Богу известно, что Блэр сделает с Дженни, как только узнает, что именно она была с Нейтом. В то, что Блэр ее и пальцем не тронет, Нейт давно уже верить перестал.
- Только пообещай, что ты ничего ей не сделаешь. Она ни в чем не виновата, это я настоял на том, чтобы она пошла со мной.
- Хорошо, обещаю.
- С Дженни Хамфри, - почти прошептал Нейт. – Она приехала передать тебе открытку, мы столкнулись у дверей дома и я уговорил ее пойти прогуляться.
- В итоге ни ты, ни открытка до меня так и не дошли, - Блэр невесело хмыкнула. – Боже мой, Малышка Джей… Почему она все время оказывается поблизости от тебя?
- Не знаю, - Нейт вздохнул и тут же поспешно добавил: - Но мы не сговариваемся.
- Я знаю. Малышка Джей потому и Малышка, что еще слишком наивна. Если она думает, что мы любим друг друга, ты автоматически для нее мертв. Видишь ли, она верит в любовь до гроба.
- А ты уже нет?
- Жизнь меня от этого отучила, - Блэр внезапно улыбнулась. – Такое ощущение, что мне лет шестьдесят и я уже очень много повидала.
- Нет, для шестидесятилетней ты слишком хорошо выглядишь.
- Спасибо, дорогой, - Блэр рассмеялась. – Ладно, я ее не трону. В конце концов, это не ее вина в том, что произошло. Наверно, и я была в чем-то неправа.
- На моей памяти ты первый раз признаешь, что была неправа.
- Я заявила, что ты будешь моим мужем, не спрашивая твое мнение. Ты предложил мне встречаться просто потому, что и подумать не мог, что может быть по-другому. А когда подумал… надо было сразу мне сказать, что не хочешь больше продолжать наши отношения.
- Я боялся причинить тебе боль, - признался Нейт.
- Ты сделал еще больнее во время этой агонии. Вместо того, чтобы отрубить сразу, ты резал по кусочку.
- Мне жаль, Блэр.
- Мне тоже, - Блэр взяла сумочку. – Нейт, я поеду домой. Завтра рано вставать, а я очень устала.
- Давай я провожу тебя, - вызвался юноша.
- Нет, я сама, тем более, что мой дом недалеко, - Блэр не хотелось продолжать этот разговор.
- Тогда пообещай, что возьмешь такси. Уже стемнело, и я не позволю тебе идти по темноте.
- Обещаю.
Его забота была хоть и приятна, но она словно запоздала. Блэр шла сейчас не к выходу из отеля, она шла в новую жизнь. Жизнь одинокой девушки (разумеется, до поры, до времени), свободной от обязательств. На улице Блэр набрала осеннего воздуха в грудь. Плакать уже не хотелось, сейчас Блэр поняла ужасный факт. Она никогда не любила Нейта как парня, он был и останется для нее только братом.
Нейт же, оставшись один, вынул телефон. Он должен это сделать, пусть это будет хоть каким-то искуплением за всю ту боль, что он причинил Блэр. Набрав короткое сообщение, он залпом допил вино, осознавая, что это действительно конец.

~*~ ~*~ ~*~

В темном пентхаусе Блэр поджидал еще один сюрприз. Когда с кушетки поднялась какая-то тень, она едва не потеряла сознание от страха и поспешно щелкнула выключателем. Чак зажмурился, когда яркий свет ударил по глазам.
- Господи, - выдохнула Блэр.
- Для тебя просто Чак, - Чак усмехнулся давней шутке.
- Ты хочешь меня до сердечного приступа довести? Неужели было сложно позвонить и предупредить, что ты здесь?
- Тогда было бы неинтересно, - юноша посерьезнел. – Где ты была?
- Ужинала с Нейтом, - Блэр заметила, что он вздрогнул. – Мы расстались.
- Вы давно уже расстались, - Чак пожал плечами, еще не веря в такую возможность.
- Нет, ты не понял, - Блэр покачала головой, бросая сумочку на столик и снимая плащ. – Это конец. Как говорила Серена в детстве, самый всамделишный конец.
- То есть вы больше уже никогда не будете вместе?
- Больше никогда. Сложно в это поверить, да?
Чак промолчал. Конечно, сложно, Блэр с двенадцати лет твердила о любви к Нейту, он покорно с ней соглашался. Он хоть и допускал крохотную возможность, что такое может быть (в этом безумном мире все может быть), все равно думал, что они все-таки снова начнут встречаться. Теперь, похоже, бояться нечего.
- Блэр, если ты хочешь побыть одна…
- Нет! - Блэр, которая и так ощущала себя одинокой и никому не нужной, была страшна одна мысль о том, что она останется одна. – Останься.
Чак быстро преодолел разделяющее их расстояние и просто обнял ее. Блэр положила голову ему на плечо, удивляясь про себя. Каждый раз, когда ей плохо, он оказывается рядом и заставляет ее чувствовать себя… не любимой, но той, кто ему небезразличен. Сначала он утешил ее после ужина с Арчибальдами, потом на дне рождения, день Благодарения, теперь сейчас. И пусть способ утешения был весьма своеобразен, но Блэр сейчас он был нужен.
- Останься со мной до утра, - тихо попросила она.
Юноша приподнял ее лицо за подбородок и ласково коснулся ее губ. Она ответила на поцелуй, закрыв глаза и затаив дыхание. Чак прижал ее к себе, надеясь хоть как-то исцелить ее боль. К облегчению и жалости примешивалась горечь. Вряд ли она когда-нибудь так полюбит его.
Руки Блэр стянули с него пиджак и взлетели к пуговицам рубашки. Чак не стал ее останавливать, если именно это поможет ей забыться, хорошо.
Блэр опустилась на диван и потянула его за собой. Чак хотел снять с нее платье, но она торопливо начала расстегивать ремень его брюк, прозрачно намекая, что не хочет долгой любовной игры как предыдущим вечером. Он повиновался, в случае с Блэр Чак не хотел навязывать, он хотел, чтобы она все решала сама. Блэр позволила ему отстраниться всего на несколько мгновений и тут же снова обняла за шею. Чак начал двигаться резко, понимая, что Блэр хочет этого именно так.
Он спрятал лицо в диванную подушку, вдыхая аромат ее волос, дождя и туалетной воды. Блэр повернула голову, наслаждаясь всем сразу: его губами на шее, руками на груди и на талии, резкими движениями. Взгляд наткнулся на надорванную упаковку от презерватива и по краю сознания пробежала мысль, что надо бы ее убрать, а то Дорота, у которой сегодня выходной, обо всем догадается. Она зажмурилась, выбросив из головы мысли о Дороте.
Блэр прижалась к Чаку еще крепче, слегка прикусив мочку его уха. Чак напрягся и замер. Девушка всхлипнула, запутавшись пальцами в его волосах. Если не открывать глаз, можно представить, что она лежит на облаке.
Чак поцеловал ее в висок, отстраняясь. Ей так не хотелось его отпускать, но успокаивала мысль о том, что он останется с ней на всю ночь. Блэр села, уже предвкушая.
Может, это и неправильно, но сейчас Блэр это не волновало. Она не собиралась проводить время в одиночестве, достаточно уже она чувствовала себя жалко. Блэр поцеловала его в губы и встала, поправляясь.
Чак сидел, невидящим взглядом уставившись в стол. Теперь Блэр официально свободна. Сейчас Чак начал понимать странное поведение Блэр и Нейта накануне. Значит, они уже расстались, а он-то, глупый, думал, что они вновь будут вместе.
Телефон запищал, сигнализируя о сообщении, и Чак вытащил его, заодно натянув брюки. “Падайте в обморок, мои сладкие! Королева Би окончательно и бесповоротно бросила Великолепного Эн. Закончилась сказка, будоражившая весь Верхний Ист-Сайд, и в воздухе витает предчувствие грызни за освободившееся место у ног Королевы Би. Осторожнее, мальчики, оставьте в живых хоть кого-нибудь. Хохо, ваша обожаемая Сплетница”. Ну да, она не могла не вставить свои пять центов.
Внезапно перед носом Чака появилась дымящаяся чашка. Блэр села рядом, протягивая ему чашку с чаем. Чак сжал фарфор, благодарно улыбнувшись.
Они сидели в уютном молчании, говорить не хотелось. Блэр положила голову ему на плечо, думая про себя, что разрыв с Нейтом уже не кажется таким чудовищным. Присутствие Чака ослабило тупую боль в груди, и в будущее Блэр теперь могла смотреть с оптимизмом. Пусть рядом с ней не будет русоволосого голубоглазого юноши, но, может быть, будет Чак.


 
CandleДата: Воскресенье, 06.09.2009, 19:33 | Сообщение # 13
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Иллюстрации к главе.

1. Ресторан, в котором ужинали Блэр и Нейт.

2. Гостиная в пентхаусе Блэр.



 
CandleДата: Четверг, 17.09.2009, 13:32 | Сообщение # 14
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава шестая.

Собираясь тем утром в школу, у Блэр и не думала, что вечером ее жизнь изменится. Несмотря на недавние события, она улыбалась, прихорашиваясь перед зеркалом. Чак снова хотел тихонько выскользнуть на рассвете, но на этот раз Блэр проснулась и вытребовала свой законный утренний поцелуй. Поцелуй чуть было не перерос в нечто большее, но Чак нашел в себе силы отстраниться. Блэр с неохотой его отпустила, соглашаясь, что сплетни о Чаке, разбившем чистую любовь Королевы Би и Великолепного Эн, не нужны никому.
Как и ожидалось, школа гудела словно улей. Девушки “Констанс Биллар”, как одна, хотели узнать подробности, не удовлетворяясь сухим сообщением Сплетницы, но приставать к Блэр с вопросами никто не решался. Блэр была не в настроении для охоты на ведьм, хотя… Еще одна пискнет о своем сочувствии и станет следующей жертвой свиты Блэр.
На большую перемену Блэр вместе со свитой вышла во двор между корпусами, ланч проходил только здесь, не в столовой же. Каждый день младшая фрейлина приносила сюда суши, которое доставлялось к воротам школы, и скромно наблюдала за трапезой со стороны. Как, впрочем, и все остальные.
Отныне место Дженни Хамфри заняла Элис Кэмпбелл. Блэр была намерена выполнить свое обещание, данное Нейту, при том не изменяя принятому ранее решению. Проще говоря, Малышка Джей снова стала той, кем и была – невидимкой. Зато ей было что вспомнить, она приблизилась к небожителям и даже получила несколько предметов одежды от Элеонор Уолдорф.
Но не Дженни занимала сегодня мысли Блэр. Старательно делая вид, что занята роллами, Блэр искала глазами знакомую каштанововолосую макушку. Серена рядом неодобрительно хмурилась, прекрасно зная Блэр, она могла совершенно точно сказать, что Блэр только притворяется, что смакует роллы. Ей была не по душе эта привязанность подруги, ничем хорошим она не кончится. Как только тяга к Блэр у Чака пройдет, а случится это очень скоро, ибо Чак хранил верность только модным маркам, и этот черствый сухарь и думать о ней забудет, чем уничтожит в Блэр что-то важное. Блэр, конечно, от этого оправится, но ей понадобится для этого значительное время. А вообще в этой ситуации ей больше всего было жаль Нейта. Наивный, он полагал, что у него есть два друга, не подозревая, что Чак уже лишил его обоих.
Рассуждения Серены Блэр мало волновали, вот только что во двор вышли Чак и Нейт. Демократичный Нейт предпочитал есть в столовой и Чак, скрепя сердце, согласился травиться тем, что дают, да еще и в компании с простыми смертными. Нейт хотя бы теперь не настаивает на том, чтобы они ездили в школу на автобусе.
Он специально прислонился к стене прямо напротив столика Блэр и закурил, предварительно убедившись, что поблизости нет взрослых во главе с директором. Хоть Чака и не было видно со стороны коридоров из-за спин Нейта и Бенджамина, вставших рядом, но он не хотел рисковать.
Слабо улыбнувшись, Блэр поймала его взгляд. Нет, двор вокруг не исчез, как по мановению волшебной палочки, не стихли голоса и они не остались вдвоем в целом мире. Наоборот, Блэр острее ощутила опасность. Здесь и Нейт, который больше никогда не посмотрит в их сторону, если узнает правду, и Пенелопа с Хейзел, которые спят и видят, как займут ее место, и остальные девушки, мнящие себя шпионками Сплетницы. Поэтому она отвела глаза, подарив ему мимолетную улыбку. Кажется, Изабель рассказывает о своем новом поклоннике. Ну что ж, а теперь можно снова посмотреть в сторону Чака.
Чак краем уха слушал рассказ Дэмиана, который подцепил в баре симпатичную девушку, а на деле оказалось, что она старше его матери да еще и замужем, о чем ему поведал ее муж, заставший их мирно спящими в постели. Его взгляд скользил по двору, не останавливаясь ни на ком, кроме девушки в лимонном пальто.
Вот снова она посмотрела на него и тут же опустила глаза, притворившись, что ее гораздо больше интересуют оставшиеся роллы и болтовня фрейлин. Только Чак знал точно, что это не так. Он многое отдал бы, лишь бы узнать, что Блэр к нему чувствует, единственное, в чем он был уверен, так это в том, что он ей был уже небезразличен и она ему уже немного, но доверяла. Сам же он был и горд тем, что сумел привлечь ее внимание, и рад тому, что это случилось, только ко всем положительным эмоциям примешивался страх. Несмотря на то, что Блэр была теперь официально свободна, Чак все равно боялся, что она выберет не его.
Это было странно. За всю свою жизнь он никогда и ничего не боялся. Чаку не были присущи страхи многих детей вроде боязни одиночества, темноты, уколов, стоматологов и так далее. И эта неуверенность, страх того, что эта девушка решит остаться свободной или, того хуже, предпочтет другого, были Чаку в новинку. Он, может, и хотел бы избавиться от этого дискомфорта, да вот только будущее без Блэр (по крайней мере, ближайшее) пугало еще больше.
Снова взгляды пересеклись, и теперь уже Чак отвел глаза. Нейта чрезвычайно волновал ответ задачи по математике, нельзя, чтобы он что-то заподозрил. Как же мучительно, находиться с ней в одном дворе и не иметь возможности ее коснуться. Когда так хотелось поцеловать Блэр, он вынужден объяснять Нейту и Портеру алгоритм решения задачи. Хотелось сбежать с ней хотя бы на день куда-нибудь подальше. Чак осекся на полуслове. А это ведь прекрасная мысль.
Блэр с сожалением проводила взглядом уходящую компанию. Чак ушел, а она так и не успела подарить ему настоящую улыбку, а не ее мимолетное подобие. Моментально спохватившись, она отвела взгляд от закрывшейся двери в корпус “Сент Джуда”. Еще не хватало, чтобы фрейлины решили, что она тоскует по Нейту.
- Блэр, чуть аккуратнее, - еле слышно прошептала Серена.
- Ты о чем? – Блэр подняла брови.
- Я сделаю вид, что почти не заметила, как вы то и дело смотрели друг на друга. Я имею в виду, будь осторожнее, Чак…
- Больше двух говорят вслух, - надула губы Изабель.
- Из, тебя, кажется, вызывала мисс Джордан, - напомнила ей Блэр, вставая. – Элис, ты знаешь, что делать. Идем в класс, скоро будет звонок.
Прекрасно зная, что Серена сейчас продолжит свою мысль, Блэр поспешила к дверям. Не хотелось выслушивать то, что уже не раз думано-передумано ею самой. Да, она, как могла, осаживала себя, но толку от этого было мало. Понемногу, шажочек за шажочком, они сближались с Чаком, и с каждым шажочком решимость Блэр к сопротивлению таяла.

~*~ ~*~ ~*~

Чак ни разу в жизни не строил планы на каникулы, поэтому сейчас для него все было в новинку. Конечно, полтора дня в Англии не могут считаться каникулами, так, скорее, выходные посреди будней. Почему в Англии? Во-первых, это другая страна на другом континенте, а значит, там они будут свободны. Ну а во-вторых, именно оттуда была родом любимая писательница Блэр Джейн Остин.
Дом-музей Джейн Остин находился в Чоутоне близ Олтена в Хэмпшире. Ни одно из трех названий не сказало Чаку ничего, а значит, это где-то за гранью цивилизации. Чак искренне надеялся, что любовь Блэр к Джейн Остин непоколебима, ибо в противном случае он рискует лишиться головы за то, что привезет ее в такую глухомань. Хорошо еще в этой деревушке был, так сказать, отель. Увы, не пятизвездочный, но Чак был готов наступить на горло собственной песне и потерпеть одну ночь.
Когда Чак позвонил, Блэр, ни о чем не подозревая, писала доклад по физике. От бесконечных формул слипались глаза, Блэр решительно не понимала тех, кому эта наука была интересна. Ей, казалось, что скучнее физики не может быть ничего.
- Басс, ты меня отвлекаешь, - сообщила Блэр в трубку, решительно отказываясь признавать, что она была рада его звонку.
- От чего? От продумывания чьей-то казни или очередного никому не нужного доклада?
- От второго. И если я его не напишу, я займусь первым, а в качестве приговоренного будешь ты.
- Ты его не напишешь, - убежденно сказал Чак. – Хотя… нет, наверно, все-таки ты предпочтешь марать бумагу вместо…
- Вместо? – Блэр тщательно скрыла заинтересованность.
- Да так, у меня была одна мысль… Но ты ведь отличница и ни за что на свете не решишься пропустить школу.
Блэр помолчала. Чак явно бросал ей вызов, утверждая, что она боится пропускать занятия, а Блэр Уолдорф трусом не была. Эту уловку разгадать было легко, сейчас он ждет, что Блэр примется его убеждать, что ничего она не боится. Будь это кто угодно другой, она бы уже повесила трубку. Но у Чака фантазия на месте и сейчас он явно что-то задумал. И что-то Блэр подсказывало, что это не банальный секс в его номере. Любопытство жгло каленым железом.
-У тебя есть десять секунд.
- Скажем, я буду ждать тебя на вертолетной площадке через два часа.
Если на вертолетной площадке, значит, Чак собрался куда-то ее увезти. Блэр бросила взгляд на свои записи. С одной стороны, у нее была куча обязательств, доклад, контрольная по истории и лабораторная по биологии. И это если не упоминать о неусыпном контроле над фрейлинами и “Констанс Биллар”. С другой же… в крови забурлил дух приключений. Блэр любила сюрпризы, а сюрпризы у Чака удавались. Элеонор все равно не будет еще две недели, так что она не узнает о прогулах, а в школе всегда можно предъявить поддельную записку (зря она, что ли, училась имитировать почерк матери?). И ничего страшного не случится, если она пропустит еще несколько дней, все равно ни по одному предмету не было новых тем. И потом, что она вспомнит через десять, двадцать, тридцать лет? Бесконечные уроки, домашние задания и интриги?
А в памяти всплыла фраза “Ваш роман завяжется на каникулах”. Вот и случай проверить, не врало ли гадание.
- Что мне взять с собой? – с напускным равнодушием спросила Блэр.
- Что-нибудь теплое, - безмятежно сообщил Чак.
Он поспешно отсоединился, не слушая ее возмущенных воплей. Блэр ненавидела холод и предпочитала отдыхать исключительно на море. Нет-нет, и речи быть не может о том, что она поедет, решила Блэр, машинально снимая с вешалки теплый свитер.
Любопытство в конечном итоге взяло верх, и Блэр велела Дороте собрать чемодан. Дорота удивилась до крайности, узнав, что мисс Блэр собралась навестить отца прямо посреди недели. Она ничего не сказала по поводу ее взбалмошности, решив, что мисс Блэр снова поссорилась с миссис Элеонор или просто безумно соскучилась по отцу.
В такси Блэр позвонила Серене, попросив сообщить в школе, что Блэр простудилась и ближайшие несколько дней проведет дома. Также на Серену легла обязанность отгонять не в меру ретивых фрейлин, которые могут заявиться проведать больную. Серена безмерно удивилась, узнав, что Блэр летит в Париж, такая спонтанность была Блэр не присуща. Разумеется, как только она узнает, что Чак тоже исчез, тут же обо всем догадается, и, как только Блэр прилетит в Америку, то узнает о себе много нового, но Блэр не хотелось говорить Серене правду сейчас. Серена как пить дать попытается отговорить ее, убежденная, что от Чака ничего хорошего ждать не приходится, а Блэр не хотелось сейчас выслушивать ее аргументы.
Чак ждал ее возле небольшого частного самолета, принадлежащего компании его отца. Увидев выбравшуюся из такси Блэр, он расслабился. Чак не просто допускал возможность, что Блэр решит не пропускать школу, он был уверен, что так и будет. Но Блэр приехала сюда, обманув его ожидания.
- Басс, если ты сейчас же не скажешь мне, куда мы летим, я уеду, - пригрозила Блэр.
- Нет, не скажу, - Чак ухмыльнулся и Блэр тут же отвернулась к таксисту, вытаскивавшему ее чемодан. – Но тебе понравится.
- Ты уверен?
- Как никогда, - юноша кривил душой, на самом деле он понятия не имел, придет ли Блэр в восторг от его идеи. Быть может, она все-таки решит, что старый дом XVII века не стоит того, чтобы спать в двухэтажном коттедже в крохотной комнатке.
Всем своим видом выражая “так и быть”, Блэр прошла мимо него к самолету. Ей ни разу не доводилось летать на самолете “Басс Индастриз”, а если судить по словам Нейта, то он был просто роскошен. Ну что ж, Нейт был прав. Мягкие кремовые кресла, панели из красного дерева, живые цветы… Блэр определенно начало нравиться их путешествие.
- И долго нам лететь? – она опустилась в кресло у окна.
- Семь часов, - Чак сел рядом. – Хочешь чего-нибудь выпить?
- Я надеюсь, кресла раскладываются, я же не могу спать в таком положении. Подушки наполнены шерстью?!
- Это экологически чистый материал, который благотворно влияет на здоровье человека.
- Я не могу спать на такой подушке, - Блэр точно разговаривала с маленьким малышом. – А я должна выспаться, иначе утром у меня появятся круги под глазами, а это ужасно.
- Ты можешь использовать в качестве подушки меня, - Чак пожал плечами.
Блэр оценивающе посмотрела на него и смирилась. Хорошо, вопрос с подушкой решен, но она тут же забеспокоилась по другому поводу.
- Мне нужен плед.
- Поверь, я найду способ тебя согреть.
- Видишь ли, твой способ согревания включает в себя массу движений, которые будут мешать мне засыпать, поэтому он не подходит.
- И какой же плед тебя устроит? С моей монограммой или в клеточку?
- Ты готов укрыть меня своим личным пледом? – Блэр спрятала улыбку.
Чак был готов сделать для нее гораздо больше. Он смотрел на спящую девушку у себя на плече и понимал, что готов умереть за нее, убить, украсть, продать душу… Если бы только она поняла, как они похожи. Чак уже перестал удивляться столь нетипичным для него мыслям, слишком долго он запрещал себе так думать. Засыпая, он попытался подсчитать, сколько времени длилось это увлечение, и не смог. Порой Чаку казалось, что он мечтал о Блэр всю жизнь.

~*~ ~*~ ~*~

В Лондон они прилетели рано утром. Здесь было куда холоднее, чем в Нью-Йорке, и уже лежал снег. Морозный воздух несколько взбодрил Блэр и она принялась было засыпать Чака вопросами, что им надо в Англии, но тепло такси разморило девушку и она снова уснула, положив голову ему на плечо. Блэр проспала всю дорогу до Чоутена, чему Чак был несказанно рад. Привычный городской пейзаж за окном сменился заснеженными лесами и полями с нетронутым снегом, что его удручало. Он боялся представить, что ему скажет Блэр, когда вместо ожидаемого роскошного отеля увидит небольшую деревушку.
Блэр не сказала ничего, она просто потеряла дар речи. Когда Чак разбудил ее, сообщив, что они приехали, и она увидела двухэтажный домик, Блэр никак не могла поверить, что это не сон. Но кошмар заканчиваться не хотел, более того, он начал разворачиваться дальше. Полная улыбчивая женщина провела их на второй этаж в небольшую комнатку, где нарисованные пионы были повсюду, а полкомнаты занимала двуспальная кровать (нет, не потому, что кровать была такой большой, просто комната была совсем маленькой). Блэр застыла посреди этого ужаса с открытым ртом, размышляя, проклясть ли Чака или просто разорвать его на куски.
Чак, пользуясь тем, что Блэр пребывала в состоянии глубокого шока, заткнул засомневавшейся в их семейной связи хозяйке рот энной суммой денег и поинтересовался месторасположением дома-музея Джейн Остин. Женщина, представившейся миссис Флеминг, радушно объяснила ему, что стоит только дойти до второго поворота и они сразу его увидят. Сообщив напоследок, что они могут пообедать и поужинать как в одном из деревенских пабов, так и здесь, она удалилась, оставив Чака наедине с разъяренной тигрицей.
- Такси еще здесь? – севшим голосом спросила Блэр, услышав звук закрывшейся двери.
- Сочувствую, Уолдорф, такси будет только завтра утром, - Чак подошел к чемодану, стараясь максимально обезопасить наиболее уязвимые части тела.
- В таком случае назови мне хотя бы одну причину, по которой я должна остаться… - Блэр брезгливо оглянулась, - здесь.
- Ты же не поедешь на поезде, верно? – Чак ухмыльнулся, представив Блэр в поезде среди обычных простолюдинов. – Да и ближайшая станция находится в городе почти в двух километрах отсюда.
- Басс, живым ты отсюда не выберешься, - прошипела Блэр.
- А так как ты здесь застряла, позволь скрасить твое пребывание здесь. Культурная программа начинается прямо сейчас.
- Мы пойдем доить коров? – девушка скрестила руки на груди. – Или убирать навоз? Даже не думай, что я выйду из этой, с позволения сказать, комнаты.
- Я предлагаю менее экзотическое развлечение. Только мне кажется, что тебе стоит переодеться во что-нибудь более теплое.
- Я же сказала, я и шагу за порог не сделаю.
- Ну надо же, Уолдорф боится жителей одной маленькой английской деревушки, - Чак притворно-сокрушенно вздохнул.
- Что? – возмутилась Блэр. – Кто сказал, что я боюсь?
- Ничем другим я не могу объяснить твое нежелание выходить из комнаты.
- Блэр Уолдорф и деревня – взаимоисключающие понятия, - она глубоко вздохнула, призывая себя набраться терпения.
- Блэр Уолдорф никто здесь не увидит, - Чак отбросил ехидный тон. – Блэр, это другой континент. Шансы встретить знакомых сводятся к нулю, уходят даже в отрицательную плоскость.
Блэр не хотелось признавать его правоту, но ничего другого не оставалось. Было сложно представить, что здесь, в этой Богом забытой деревушке, ее подстерегают шпионы Сплетницы. Это в Нью-Йорке они Блэр Уолдорф и Чак Басс, Королева “Констанс Биллар” и Серый кардинал “Сент Джуд”, а здесь они просто туристы. Кстати, здесь это где?
- Басс, а где мы?
- В Чоутене, - беззаботно отозвался Чак, доставая теплые брюки.
Название показалось Блэр смутно знакомым. Кажется, она читала об этой деревушке в какой-то книге. Вот только, увы, она никак не могла вспомнить в связи с чем оно упоминалось. Блэр помнила только, что оно было связано с чем-то нежно ею любимом.
- В Чоутене, - фыркнула девушка, открывая чемодан. – А почему не на Гаити или, на худой конец, в Париже?
- Сейчас ты это поймешь, - туманно ответил Чак.
Блэр, задумчиво нахмурившись, развернула светло-серый шерстяной свитер, заботливо сунутый в чемодан Доротой. Свитер был длинным и с воротником, закрывающим горло, хорошо еще более-менее изящно связан. Дорота привезла его из Польши и подарила Блэр на прошлое Рождество. Блэр забраковала его по причине того, что он никак не вписывался в ее женственный романтичный стиль, правда, Дороту поблагодарила. Кто бы мог подумать, что свитер ей пригодится.
- Уолдорф, я понимаю твои мучения, но если ты сейчас замерзнешь или не дай Бог простудишься, ты испортишь мне весь день. Я уже не говорю о том, что ты будешь чихать всю ночь.
- С пола ты это не услышишь, - съязвила вспыхнувшая Блэр.
- Боюсь, уже к середине ночи ты превратишься в сосульку, так что я просто обязан лежать рядом с тобой.
- Не преувеличивай, не думаю, что по ночам здесь так холодно.
- Спорим, уже через два часа ты будешь умолять меня забраться в постель.
- Никогда еще ни в чем я не сомневалась так сильно, - насмешливо фыркнула Блэр. – Басс, отвернись сейчас же.
К ее удивлению Чак молча повиновался, хотя она ожидала сального комментария из серии “что я там не видел”. Блэр спешно переоделась, отчасти из-за ставшего невыносимым любопытства, отчасти потому, что в комнате действительно было прохладно. Как бы она не хорохорилась, но если хозяйка не разожжет в комнате камин, Чак окажется прав и она к утру станет Снежной Королевой.
На улице Блэр зябко закуталась в пальто, переживая самое большое унижение в своей жизни. Вместо привычной юбки у нее на ногах были брюки! Она уныло шла рядом с Чаком, надеясь, что ее здесь не узнают, вдруг в этом месте нет Интернета.
Чак же с интересом оглядывался по сторонам. При более внимательном рассмотрении Чоутен оказался совсем не такой уж дырой. Это была классическая английская деревушка с домиками XIХ века. Деревенские жители явно пытались сохранить ее в том виде, какой ее видела Джейн Остин, поэтому создавалось впечатление, что они попали на сто лет назад. Хотя временами здесь попадались следы современности вроде машин на подъездных дорожках или спутниковых тарелок на крышах.
Блэр без интереса окинула взглядом старинный кирпичный особняк, возле которого остановился Чак. Взгляд зацепился за мемориальную табличку, и она пригляделась внимательнее. “Дом Джейн Остин”. Блэр приоткрыла рот, разом вспомнив причину, по которой ей знакомо название Чоутен. Именно здесь ее любимая писательница провела последние восемь лет своей жизни, написав “Мэнсфилд-парк”, “Эмму” и “Доводы рассудка”.
- Ты хочешь сказать, что привез меня в дом Джейн Остин?
- Говорят, здесь появляется ее призрак, - Чак окинул дом критическим взглядом. – Так что тебе может повезти и ты скажешь ей, как сильно ты любишь ее книги. Правда, тогда бедная мисс Остин застрянет в нашем мире еще лет на десять, ты же не можешь отпустить ее без подробной рецензии на каждый из шести романов.
- Ну что ты, я милосерднее, чем ты, - Блэр не смогла сдержать улыбки. – Это ведь ты замучил несчастного Хью Хефнера до такой степени, что того трясет от фамилии Басс.
- Мне было тринадцать и я встретил своего кумира, - Чак подошел к белоснежной двери. – Ну что, Уолдорф, зайдешь или будешь любоваться на дом снаружи?
Блэр не надо было упрашивать. От такой прекрасной возможности увидеть дом той, которая в какой-то степени повлияла на формирование Блэр как личности, она отказываться не собиралась. Блэр решительно вошла в дом, внимательно оглядываясь по сторонам и не желая упустить ни одной детали.
Чак отдал их пальто старенькой гардеробщице и по совместительству экскурсоводу. От экскурсии он отказался, Блэр и так знала о жизни Джейн Остин в мельчайших подробностях. Едва слышно ступая, девушка вошла в гостиную, где в далеком девятнадцатом веке Джейн Остин сидела у камина долгими зимними вечерами или играла на пианино по утрам.
Весь дом был сохранен в том же состоянии, что и при писательнице. В спальне Чак поежился, было такое ощущение, что вот-вот в комнату войдет женщина в старинном платье и спросит, что они делают в ее спальне.
- Неужели за этим столом она написала “Эмму”? – с благоговением прошептала Блэр, подходя к старинному столу, на котором лежал чистый лист бумаги, рядом с которым стояла чернильница с пером.
- Другого стола тут нет, - пожал плечами Чак, облокачиваясь на дверной косяк. – Надеюсь, ты не будешь злоупотреблять доверием несчастных старушек и вырезать на спинке кровати “Здесь была Блэр”?
- Чак, это храм, - Блэр с негодованием посмотрела на него. – Представляешь, она спала вот на этой кровати.
- И у нее в комнате было чертовски холодно. Здесь явно не хватает камина.
- Да кого волнует камин, - отмахнулась Блэр.
Чак, улыбаясь, смотрел на сиявшую от восторга девушку. Он не помнил Блэр такой красивой, даже когда ее первая интрига завершилась успехом, она не светилась такой радостью. Блэр оглядывалась вокруг, затаив дыхание, она впитывала в себя все, что видела. Девушка и мечтать не могла о том, что когда-нибудь окажется в доме своего кумира.
Блэр была романтичной особой и книги Джейн Остин любила именно за эту романтичную нотку. Она верила в большую чистую любовь, несмотря на неудачу с Нейтом. Просто случилось недоразумение и она, совсем как Скарлетт, придумала себе образ, который и полюбила. Блэр посмотрела на подошедшего к окну юношу. А что, если она, точно Элизабет Беннет, все это время видела в нем совсем не того, кем он является? Чак куда эмоциональнее мистера Дарси, но такой же циничный и… недоверчивый. Он так же заботится о единственном друге и, скорее всего, такой же однолюб. Быть может, он тот единственный, предназначенный Блэр? Ведь у каждой девушки должен быть тот самый, у Элизабет – мистер Дарси, у Фанни – Эдмунд (“Мэнсфилд-парк” – прим. авт.), у Марианны – полковник Брэндон (“Разум и чувства” – прим. авт.), у Блэр… Чак?
- Спасибо, - прошептала она Чаку на ухо, обняв его сзади за талию.
Блэр выпорхнула из комнаты, отправляясь на дальнейшие исследования, а Чак застыл у окна. Тело еще хранило тепло ее рук и он боялся разрушить мгновение. Чак Басс знавал много объятий, в основном это были страстные объятия случайных девушек на одну ночь, иногда скупые полуобъятия отца (да-да, и такое случалось) или Нейта. Но таких вот, полных искренней благодарности прикосновений ему не дарил еще никто. И оттого, что будущее их отношений (да и отношений ли?) было неясно, мгновение было тем более ценно.

~*~ ~*~ ~*~

Теперь Блэр смотрела на деревушку другими глазами. Разумеется, то, что это край цивилизации, было неизменно, но в этом краю жила ее любимая писательница, ходила по этим улочкам, гуляла по этим полям, смотрела на эти леса… Да и когда еще ей предоставится возможность увидеть настоящую деревню? Вот, например, ей выпал шанс увидеть козу вживую, а не по телевизору. Правда, подойти Блэр побоялась, коровы, как известно, кидаются на красный, мало ли какой цвет несимпатичен козам.
Они исходили деревушку вдоль и поперек, Блэр была намерена осмотреть ее всю за один день. К вечеру Чака уже тошнило от сельского пейзажа, но он мужественно делал вид, что ему все нравится. Вот только сил на то, чтобы язвить, у него уже не осталось.
Чак с наслаждением сел на кровать и вытянул гудящие ноги. Пожалуй, последний раз он так уставал, когда поддался на уговоры Нейта и сделал с ним одну пробежку по парку. После этого Чак твердо решил, что единственный вид спорта, который он предпочитает, – секс, а все остальные ему не нужны, он и так сможет держать себя в тонусе. Сегодня, кажется, он сбросил по меньшей мере килограмм десять.
Он лег, изо всех сил борясь со сном. Блэр ушла в душ, предварительно велев ему не спать. Чак до смерти хотелось узнать, что же она задумала, но усталость была сильнее.
- Я же просила, - шепот Блэр вырвал его из объятий Морфея. Чак разлепил тяжелые веки.
- Как я могу спать, когда ты рядом, - он потянулся за поцелуем.
Блэр стянула с него свитер, Чак попытался было возразить, но она не дала ему сказать ни слова. Девушка поцелуями спустилась к груди, быстро расстегивая его брюки. Раньше она и помыслить не могла, что когда-нибудь сделает то, что собиралась сделать сейчас. Блэр считала, что это противно и унизительно для женщины, но почему-то с Чаком ей хотелось это сделать.
Сейчас Блэр жалела, что не слушала Серену, которая попыталась рассказать ей о своих ощущениях, когда сделала это впервые. Выслушай она ее тогда, сейчас бы знала что делать. В конце концов, Блэр решила довериться инстинкту и тому немногому, что знала из Интернета.
Чак судорожно вздохнул, когда она провела языком по головке. Блэр, помня, что головка – самое чувствительное место, сосредоточила все внимание на ней. Она вздрогнула, когда Чак подался бедрами вперед, но он шепотом подбодрил ее. Блэр постепенно вошла во вкус, провела языком по кругу, чуть сжала член рукой, легонько царапнула ногтями внутреннюю поверхность бедер. Чак постанывал, прерывисто дыша и сжимая в руках одеяло. Действуя на чистом инстинкте, Блэр спустилась ниже и с силой провела по стволу языком. Чак не выдержал и трех раз, резко сев, он потянул Блэр на себя, девушка и опомниться не успела, как оказалась на спине. Он почти грубо вошел в нее, и Блэр, застонав от удовольствия, обняла его ногами за талию. Чак выбрал быстрый ритм, словно пытаясь ее наказать, Блэр, выгибаясь, встречала его движения. Последний судорожный рывок, и юноша застыл, задыхаясь. Он, зажмурившись, опустился на Блэр, которая прижала его к себе, ласково поглаживая по волосам.
Они лежали в тишине, обнявшись и разглядывая друг друга в полумраке. Блэр неожиданно заметила едва заметный шрам на переносице Чака, она провела по нему пальцем и он забавно сморщил нос. Она так много о нем не знает, годами не обращая на него внимания, о чем теперь жалела. Быть может, у них были бы месяцы, годы, она бы Чака не отпустила. Блэр уткнулась ему в плечо, улыбаясь про себя. Может, то гадание не такая уж и глупость?
Чак перебирал пальцами каштановые локоны, слушая размеренное дыхание Блэр, и чувствовал себя как никогда умиротворенным. Теперь к прошлой жизни вернуться будет ой как непросто, каждую он подсознательно будет сравнивать с Блэр и каждая будет ей проигрывать. Недостаточно красива, не настолько остроумна, не слишком стервозна, не тот голос, запах… Блэр уникальна, может быть, даже случилось невозможное и она была создана специально для него.
Закрыв глаза, он заскрипел зубами от сожаления. Здесь, в Англии, вдали от радаров Сплетницы, вездесущих глаз и ушей, они были по-настоящему свободны. Как жаль, что завтра эта свобода закончится.


 
CandleДата: Четверг, 17.09.2009, 13:37 | Сообщение # 15
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Иллюстрации к главе.

1. Блэр в школьном дворе.

2. Салон самолета "Басс Индастриз".

3. Домик, в котором ночевали Чак и Блэр.

4. Их спальня.

5. Дом-музей Джейн Остин.

http://www.mainhighway.com/jah/house_tour1.htm - тур по дому.


 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Зависимость (Внимание! NC-17!)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: