Четверг, 17.10.2019, 15:11
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Жгучее желание (история одной одержимости)
Жгучее желание
CandleДата: Суббота, 11.07.2009, 16:26 | Сообщение # 1
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Название: Жгучее желание.
Автор: Candle.
Рейтинг: PG-13.
Пейринг: Блэр/Чак, Сирена/Дэн, Ванесса/Нейт.
Размещение: за рамками сайта по разрешению автора.
Ссылка на обсуждение: http://gossip.ucoz.ru/forum/42-698-1

Добавлено (10.07.2009, 23:40)
---------------------------------------------

Глава первая.

Жертва.

Как живут представители “золотой молодежи”? В ответ на этот вопрос Чак бы ухмыльнулся, а про себя подумал бы, что шоколадно живут. Есть, правда, небольшие проблемы с родителями, но это легко решаемо. В конце концов, отсутствие родителей компенсируется энной суммой денег, а острое желание их присутствия исчезает от нескольких стаканов виски.
Но порой случается страшное. Круговерть тусовок начинает надоедать, а затем предсказуемость приводит к скуке. Она въедается под кожу, лезет изо всех щелей, приходит в образе официантки, терпеливо выполняющей все изысканные (зачастую сумасшедшие) требования, или горничной, убирающей последствия ночного безумия. От нее никуда не деться и спасения нет.
Первый раз это случилось с Чаком в четырнадцать. Джорджина, верный товарищ по загулам в клубах Нью-Йорка, уехала. Она бросила их с Сиреной на Рождество, прислав две трогательные открыточки. Чак сжег свою сразу же после прочтения. Джорджи называла его “своей неудавшейся попыткой нежности” и посоветовала ему особенно не расстраиваться по поводу ее отъезда. Она была его первой, задела в душе такие струны, о которых Чак сам не подозревал. Тогда он дал себе зарок никогда больше не подпускать представительниц женского пола к себе настолько близко. Когда Джорджина вернулась через год, Чак не пожелал участвовать в ее авантюрах. Этот урок он заучил твердо: Джорджина приедет и уедет, не оглянувшись, поэтому, чтобы не загибаться со скуки после ее отъезда, нужно учиться веселиться самому.
И вот это случилось снова. Второй этаж клуба, в который, как водится, допускаются только свои, столики, полупустой зал… Чак вертел в пальцах стакан с виски, наблюдая за Нейтом, тающим в объятиях девушки в коротком платье. К плечу Чака прижималась блондинка с ногами, которые можно было завязать в морской узел. В отличие от представительниц сей славной категории у нее не было кукольной внешности, она не смотрела на мир широко распахнутыми голубыми глазами и не надувала розовые губы, похожие на лепестки роз. Наоборот, она окидывала Чака расчетливым взглядом, явно размышляя сколько с него можно стряхнуть. В их среде охотницы за деньгами встречались так же часто, как наркоманы. Чак научился просчитывать их ходы, и поначалу это было даже интересно. Теперь, когда он знал, каким будет ее следующее действие, ему стало скучно.
Нужно придумать развлечение. А так как настроение у него было премерзким из-за всем известной особы, то оно будет жестоким. И в нем будет присутствовать девушка, ведь он Чак Басс. И глядя на Нейта, Чак понимал, кто будет его жертвой.

***

Не подозревавшая об опасности будущая жертва развлечения Чака ворочалась в постели, неспособная уснуть. В последнее время у Блэр Уолдорф появились проблемы со сном. После возвращения Чака и Нейта из Монако девушку начала заедать совесть.
Во-первых, она боялась, что Чак все расскажет Нейту. Хотя это было маловероятно, ведь тогда Чак потеряет своего единственного друга. Однако как знать, Чак Басс – система самодостаточная, ему друзья не очень-то нужны. Со своими проблемами он с детства справляется сам, а знакомых, готовых поддержать благородное начинание Чака по разгрому очередного клуба, хоть отбавляй. Блэр не могла просчитать его дальнейшее действие, она привыкла иметь дело со стервами “Констанс Биллар”, чью стратегию она знала до мелочей. Чак был слишком непредсказуем и имел гораздо больший опыт в интригах, чем она. Плюс, у Блэр было гаденькое подозрение, что он видит ее насквозь, а значит, в этой игре кукловодом будет он.
Ну а во-вторых, Нейту ведь не объяснишь, что Блэр было так одиноко, так плохо, что она кинулась в объятия Чака. Про то, что он на самом деле ей нравится, лучше молчать, причем даже сейчас, когда в спальне, кроме нее, никого. Вот только Чак Басс оказался слабым и не стал бороться за нее, как подобает мужчине. Пусть путем примитивной драки, но во все времена девушки таяли, когда кто-то получал из-за них боевые раны. Несмотря на то, что Блэр ратовала за то, чтобы об их отношениях никто не узнал, она все-таки надеялась в глубине души, что Чак оборвет ее и скажет: “А плевать на мнение общества, пойдем на дебют вместе!”. Но он промолчал. Более того, он использовал лучшего друга, который ни о чем не подозревал. И Блэр хотелось просто утешить Нейта, которого так цинично использовали. И теперь ее мучила совесть из-за того, что она предала Нейта, а потом предала Чака. Ведь эти несколько недель… разум может сколько угодно твердить, что это был только секс, но сердце говорило обратное.
Смирившись с невозможностью уснуть, Блэр перевернулась на спину и с тяжелым вздохом сняла маску. Она потянулась за мобильным телефоном, решив еще раз попросить Чака ничего не говорить Нейту. Они ведь помирятся потом, мужская дружба – святое, а вот ее репутация будет безнадежно разрушена. Опять же, она еще надеялась на продолжение отношений с Нейтом, только почему-то с меньшим энтузиазмом, чем раньше.
Девушка быстро набрала сообщение. “Чак, пожалуйста, не говори Нейту сам-знаешь-о-чем. Ни тебе, ни мне это не выгодно”. Ответ не заставил себя ждать. Блэр села в кровати, ошеломленно уставившись на экранчик своего мобильного. “Если ты будешь держаться от него подальше, я ему ничего не скажу”.
Господи, он ведь несерьезно, правда?

***

Двор был залит утренним светом. Ученики “Сент Джуда” младше девятого класса по старой доброй традиции, заведенной одним обожающим девушек субъектом, кучковались у лестницы. Тогда больше шансов увидеть ножки старшеклассниц, выглядывающих из-под фирменных юбок. А если повезет, то еще и трусики. До сих пор еще по школе ходила легенда про Джорджину Спаркс, которая и вовсе не носила нижнего белья. Нынешние девочки, конечно, потрусливее будут, но вдруг?.. Естественно, в фаворе были ученицы “Констанс Биллар” старше девятого класса. Те же, в свою очередь, старались пройти так, чтобы похотливые юнцы ничего не увидели.
Ученики же старше девятого класса, уже овладевшие собственными гормонами (хотя некоторые еще не до конца), разбрелись по школьному двору. Однако и они не возражали, чтобы юбочку какой-нибудь красотки приподняло ветром.
Представительницы “Констанс Биллар” презрительно окидывали взглядами мальчишек, которым нужно только одно, при этом втайне мечтая, чтобы хоть кто-нибудь подкатил с предложением свидания. Ну а там и до свадьбы недалеко.
Только что вошедшая во двор в сопровождении свиты Королева “Констанс Биллар” уже не думала о свадьбе и двух детях. Блэр серьезно беспокоило сообщение Чака, кроме того, она начала замечать странные взгляды Пенелопы и Хейзел. Эти двое только и ждут, что она оступится, чтобы занять ее место. Если Чак всем расскажет о том, что было между ними, это будет для них подарком судьбы.
Она прошла по двору, посмотрев на младшеклассников так, что те, стушевавшись, опустили головы. Надо срочно поговорить с Чаком и все выяснить. Это сообщение было написано в пьяном угаре или же он был серьезен? Блэр не хотела думать, что будет делать, если Чак был серьезен. Но подумать придется, сдаваться без боя она не собиралась.
Сирена ждала ее на верху лестницы. На завтрак на ступенях она, увы, опоздала, поэтому приехала сразу в школу. Блэр сейчас это было на руку, она вполне могла видеть Чака.
- Блэр, прости, мы с Дэном проспали, а ты же знаешь, Бруклин…
- Не знаю и, честно говоря, не горю желанием узнать, - нетерпеливо оборвала ее Блэр и понизила голос. – Ты Чака не видела?
- Я думала, после испорченного дебюта ты не захочешь его видеть, - Сирена наклонила голову вбок, испытующе глядя на подругу.
- С удовольствием, да вот только память ему стереть я, к сожалению, не могу. Или язык отрезать, на худой конец.
- Ты сегодня кровожадная.
- В преддверии опасности я всегда такой становлюсь. Так ты его видела или нет?
- Нет, по-моему, он вообще не собирается являться в школу. Посмотри, на часах уже 8:20, а его до сих пор нет.
- Да, обычно в это время он уже здесь, - Блэр с досадой оглянулась. Почему Чака никогда нет, когда он нужен?
Однако этим утром Чак все-таки умудрился испортить ей настроение вконец. Еще не отзвучала трель первого утреннего звонка, как ей пришло сообщение. Под текстом “Ему без тебя хорошо” красовалась фотография Нейта с какой-то рыжей. Блэр быстро захлопнула мобильный, боясь, что это увидит кто-нибудь еще. Сердце сжалось. Ладно Чак, с его-то ветреной натурой ничего удивительного, что он забывается в объятиях очередной девицы. Но Нейт как мог так поступить, променять ее на какую-то шлюшку? Неужели то, что было между ними, для него ничего не значило?
Оставь Нейта в покое, ты на него плохо влияешь”. Блэр зло надавила на кнопку “Отправить” и взглядом посоветовала Кати заткнуться. Только вещания об открытии нового клуба сейчас не хватало. Ответ Чака застиг ее на пути в кабинет английского.
Нет, это ты оставь его в покое, ты ему не пара”. Да он совсем обезумел, как смеет решать за них? Блэр лучше знает, кто нужен Нейту. И как он смеет утверждать, что она Нейту не пара?
Не смей решать за него!”. Блэр, кипя от злости, тем не менее аккуратно поставила на свою парту сумку с вещами. Еще не хватало, чтобы весь серпентарий узнал, что Королева вне себя от бешенства. “Ты не сможешь сделать его счастливым”. Ага, Чак сможет. Нейт под его чутким руководством только нахватает венерических болезней.
Гипнотизируя злым взглядом доску, Блэр не сразу услышала шепот Сирены. Подруга толкнула ее локтем, заметив, что Блэр впала в некое подобие анабиоза.
- Что? – раздраженно прошептала Блэр, стараясь не привлечь к себе такое ненужное сейчас внимание миссис Паркер.
- Я говорила о вечеринке, - Сирена заправила локон за ухо, изо всех сил делая вид, что внимательно слушает худосочную мегеру.
- Какой вечеринке? – Блэр чуть нахмурилась. Та-ак, есть что-то, чего она не знает и о чем ей до сих пор не сообщили. Прелестные змейки забыли о своих обязанностях?
- Я хочу устроить вечеринку, как раньше, - пояснила Сирена.
- Э-э, а ты уверена, что Хамфри выдержит вид пьяной Сирены Ван дер Вудсен? Помнится, это было не самое лучшее твое обличье.
- Я имела в виду, что как раньше – это в таком месте, в котором в жизни никто не проводил вечеринок, - обиженно надулась Сирена. – А не с неуемным потреблением алкоголя.
- И где же ты найдешь такое место? По-моему, во всех мало-мальски приличных клубах Нью-Йорка уже проводились вечеринки, - увидев, что Сирена открыла рот, Блэр торопливо продолжила: - Я сказала, приличных, и думать забудь о Бруклине.
- Я не понимаю твоей антипатии к Бруклину. Это вполне приличный район с развитой инфраструктурой и приличными людьми…
- Мне уговорить маму продать пентхаус и переселиться в Бруклин?
- Ну что ты, такого подвига с твоей стороны я не жду.
- А насчет вечеринки, - Блэр задумчиво прикусила губу. Раньше они с Сиреной только и делали, что задавали тон, устраивая вечеринки в только что открывшихся клубах. Она скучала по той старой Сирене, которая не заморачивалась на проблеме сексуальных отношений с Хамфри. Взгляд упал на бутылочку воды на столе учительницы. Вода, вода… школьный бассейн! – В нашем бассейне еще ни разу не проходили вечеринки.
- В бассейне? – Сирена наморщила лобик. – Он сейчас закрыт.
- Помнится, герой твоего пятидневного романа Лафферти преподнес тебе ключ от него в качестве романтического подарка.
- Блэр, я даже не помню, где он.
- В твоих интересах его найти. Других идей у меня нет.
- Тогда сегодня надо устроить набег на магазин нижнего белья и подобрать приличные купальники.
Блэр не стала напоминать о том, что Сирена еще не нашла ключ от бассейна. Объявление в “Сплетницу” о вечеринке они отправят позже, когда будет точно известно, что вечеринка пройдет именно в бассейне. А купальник никогда не помешает, такая вещь никогда не бывает лишней.

***

“Victoria’s Secret” был именно тот бутик, где девушки с Верхнего Ист-Сайда подбирали себе нижнее белье, так сказать, повседневной носки и для особых случаев. Помимо невероятно красивых комплектов, здесь была еще и эксклюзивная коллекция купальников, что только и нужно было Блэр и Сирене.
Сирена бродила среди рядов с бикини, подпевая радио. Она могла себе позволить любой купальник, что закрытый, что раздельный. В жизни не испытывавшая комплексов по поводу фигуры, Сирена неизменно предпочитала бикини. Зато у Блэр таких комплексов было хоть отбавляй и, естественно, она отправилась к вешалкам с закрытыми купальниками.
- Блэр, ну попробуй хотя бы раз померить бикини. Вот увидишь, он будет смотреться на тебе идеально.
- Не думаю, - Блэр остановилась перед черным купальником. Нет, чересчур смелый вырез, а у нее не та грудь, чтобы носить такой купальник.
- А давай возьмем одинаковые купальники, только разных цветов. Смотри, я надену зеленый, а ты белый. Будет прикольно.
Сирена вытащила откуда-то из середины ряда две вешалки. В левой руке у нее красовался нежно-зеленый купальник, разукрашенный золотыми звездами. В правой же покачивался тот, что явно предназначался Блэр, белоснежный, с такими же звездами.
- Сирена, я померяю его только ради смеха. Даже не думай, что я его куплю.
- Би, мы обе знаем, что у тебя сногсшибательная фигура, прятать которую страшный грех.
Блэр забрала у нее вешалку и ушла в примерочную. Надеть купальники одинаковых фасонов, может, и прикольно, но Блэр в жизни не допустит, чтобы над ней смеялись. А смеяться определенно будут, стоит им только увидеть не идеальную талию и те еще бедра.
По выходу из примерочной кабинки ее ожидал весьма неприятный сюрприз. Сирена с кислым лицом следила за вальяжно прохаживавшимся между рядов… Чаком.
- Басс! – Блэр напрочь забыла, что на ней бикини. Когда вспомнила, было поздно, он обернулся.
Чак внимательно оглядел ее с ног до головы, отчего Блэр стало жарко. Вот сейчас он засмеется и скажет, чтобы она немедленно сняла это безобразие и надела что-нибудь закрытое. Вот, он уже открыл рот…
- Уолдорф, а он на тебе весьма недурно сидит, - лениво протянул Чак, приближаясь к ней. – Белый, цвет невинности…
Блэр дернулась. Слово “невинность” из уст Чака, с которым у нее была маленькая тайна… хорошо, большая, звучало как-то… двусмысленно, что ли. Сирена нахмурилась и двинулась к ним, угрожающе подняв вешалку с купальником.
- Что ты здесь делаешь?
- Если я скажу, что просто проходил мимо, ты, конечно, мне не поверишь. Поэтому…
- Откуда ты вообще узнал, что мы здесь? – перебила его Блэр. О вечеринке в бассейне они еще никому не сообщали, вероятность, что Чак мог подслушать их с Сиреной на уроке английского, ничтожно мала, его вообще в школе не было, да и учится он в другом корпусе.
- У меня свои источники, - Чак так и сиял. – Так вот, бикини определенно твой тип купальника, но эти звезды смотрятся пошловато.
- Эй, - возмутилась Сирена. Ей, например, они нравились.
- Я не нуждаюсь в твоих советах, мерзкий шантажист, - Блэр повернулась на каблуках и направилась в кабинку, ругаясь на чем свет стоит.
- От мерзкой шантажистки слышу, - ухмыльнулся Чак, подмигнув Сирене и направившись в сторону бикини. – Я бы посоветовал тебе выбрать что-нибудь вроде этого, если уж тебе непременно хочется белый.
Он достал шоколадно-белый купальник в горошек. Верх был достаточно закрытым, чтобы удовлетворить комплексы Блэр по поводу груди, по мнению Чака, все ее переживания были надуманы. Ну и низ был закрыт сзади, Чак, конечно, предпочел бы стринги.
Пока он еще не приступил к веселью в полной мере. Несколько сообщений не в счет, хоть он и представил, как злится Блэр, читая их. Судя по ее пылающему злостью взгляду, он добился своего, она вне себя от ярости. Чаку было интересно, станет ли она его слушаться и не подходить больше к Нейту или же в ней взыграет дух противоречия и Блэр кинется к Натаниелю на шею.
Выбирать ей купальник, конечно, не ахти какое развлечение, но хоть что-то. Господь, благослови Дороту, совершенно случайно проболтавшуюся, что мисс Блэр с мисс Сиреной отправились в магазин нижнего белья. Даже Сплетница пока не в курсе, где ее любимые Королева Би и Ангел Эс. По крайней мере, Чак избавлен от стонов Нейта, мучавшегося похмельем с самого утра.
- Ну а если тебе понравится такой фасон и узор в горошек, то можно попробовать еще и этот, - Чак приметил вешалку с ярко-красным купальником в белый горошек.
- Может, ты еще и мне подберешь? – язвительно поинтересовалась Сирена.
- Ты еще не померила свои звездочки? В таком случае отнеси Блэр эти два.
- Чак, ты…
- Могу отнести я, - прервал яростную тираду юноша, - но в таком случае пол бутика окропится кровью.
- Исключительно из жалости к твоему отцу и нежелания, чтобы моя лучшая подруга села в тюрьму из-за испорченного, эгоистичного…
- Дальше не продолжай, смысл я уловил, - Чак ухмыльнулся, углубившись в ряды вешалок.
Возмущенный вопль Блэр взорвал тишину бутика. Чак, хихикая и перебирая купальники, слушал заверения Сирены, что он сейчас уйдет. Уходить Чак не собирался, это определенно становится все веселее.
Блэр вылетела из кабинки, едва не сорвав занавеску. Сначала этот гаденыш портит ей все утро своим порывом поиграть во всеведущего Господа, теперь он делает вид, что ничего не произошло, и нагло лезет со своей помощью. Как будто Блэр без него обойтись не могла.
Но шоколадно-белый купальник вроде ничего. Что-что, а вкус у Чака был. Вообще-то Блэр терпеть не могла узор в горошек, таких вещей у нее в гардеробе было не больше двух. Но этот купальник узор в горошек ничуть не портил. Вот только заниженная талия трусиков… Зато они скрывают полноватые бедра.
- Уже лучше, - Чак критическим взглядом осмотрел ее, кивнув. – Можешь отложить.
- Стилист доморощенный, - Блэр закипела. – Если ты…
- В цветочек не хочешь? – Чак с невинным видом вытащил вешалку с бикини, разукрашенным мелким цветочком. – Хотя дитя цветов из тебя, уж не обижайся, не очень. И эта юбочка… А вот зелено-белый очень даже ничего.
- Повесь и шагай отсюда, - прошипела Блэр, прищурившись. – Заняться тебе нечем, да?
- На данный момент ничего важнее тебя нет. И вот этот бело-фиолетовый тоже примерь.
- Сначала ты угрожаешь мне, а потом, как ни в чем не бывало, суешь купальники. Это…
- Об этом мы поговорим позже, - посерьезневший Чак сунул ей еще две вешалки.
- Я не надену их, они слишком откровенные.
- Би, они будут прекрасно на тебе смотреться, - Сирена вышла из кабинки с вешалкой в руках.
- Да, Блэр, все твои комплексы надуманы. Сирена, повесь ты это, ради Бога.
Блэр пошла назад, хмурясь и рассматривая выбранные Чаком купальники. Ну как же Чак не понимает, такой тип верха не для нее. У нее слишком маленькая грудь. Да и низ тоже… Открываются и талия, и бедра, хорошо хоть ягодицы немного прикрыты. Но можно ведь примерить, только ему не показывать.
Красный купальник в белый горошек сидел идеально, в чем Блэр и не сомневалась. Достаточно закрытые верх и низ, скрывающие недостатки. Уже предвидя неудачу, она примерила бело-фиолетовый. На лифе были вышиты не то цветочки, не то бабочки, но купальник это не портило. И смотрелся он на ней довольно-таки неплохо. Может быть, Блэр и наденет его где-нибудь далеко-далеко, где ее никто не знает. Да и зелено-белый тоже ничего. На белоснежных чашечках было вышито нечто в ценнике значившееся как “тропический узор”. Ну а трусики, как и у предыдущей модели, были однотонные, только зеленого цвета.
Черт с ним. Но по поводу Нейта они еще поговорят, Блэр покажет ему, как ее шантажировать.
- Ты еще закрытый возьми и будешь похожа на спасательницу Малибу. Нет, не то чтобы я возражал, они подарили мне немало сексуальных фантазий…
- Заткнись, Басс.
Взгляду Блэр открылась Сирена, раздраженно вешающая ярко-красный купальник на место, и усмехающийся Чак, протягивающий ей белоснежное бикини.
- Если уж хочешь однотонный, то лучше белый. Блэр, душа моя, тебе еще что-нибудь подобрать?
- Только попробуй, и вешалка полетит тебе в голову.
- Ты все еще злишься. Я думал, покупки здорово поднимут тебе настроение.
- Увы, оно опускается все ниже и ниже. Ведь ты почему-то не уходишь.
Блэр пошла к кассе, но неугомонный Басс направился и туда. Он словно бы задался целью достать ее окончательно. Свирепые взгляды Блэр, похоже, здорово его веселили.
- Восемнадцать тысяч пятьсот пятьдесят долларов, - озвучила девушка за кассой итоговую сумму, складывая купальники в фирменный пакет.
- Позвольте мне, - Чак протянул ей кредитку, не успела Блэр и рта открыть.
- Басс, я тебя предупреждаю…
- Не злись, моя радость, - Чак обезоруживающе ей улыбнулся. – Тебе не идет.
Гневно фыркнув, Блэр ушла в глубь бутика, дожидаясь Сирену. Хочет заплатить, пусть платит. Если он еще и скажет, что Блэр ему должна после этого некоторую услугу, она засунет эти купальники ему в… Блэр никогда не произносила этого слова, но намерение ее было ясно.
После того, как Чак оплатил еще и покупки Сирены, он повел их в ресторан. Сирена уже вполне примирилась с его присутствием, он, конечно, испортился с годами, но где-то в глубине еще можно было разглядеть того милого Чака, который раскачивал их с Блэр на качелях и приносил им цветы. Блэр на время решила оставить попытки вывести его на разговор о Нейте, при Сирене не хотелось говорить о его сообщениях. Она подхватила его инициативу поговорить на отвлеченные темы. Расслабившись, девушка еще не подозревала, что стала жертвой преследования.




Сообщение отредактировал Candle - Суббота, 11.07.2009, 17:54
 
CandleДата: Воскресенье, 12.07.2009, 02:03 | Сообщение # 2
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава вторая.

Преследователь.

Чак не был белым и пушистым. Когда ему было нужно, он мог очаровать и влюбить в себя на раз-два-три, он был галантным, вежливым, мило улыбался, шутил, просчитывая про себя, а так ли уж ему надо это знакомство. Не одна девушка пала жертвой его темного обаяния, которое, по убеждению Чака, было куда лучше, чем сияние золотого мальчика. Как известно, к отрицательному всегда тянет сильнее, ведь запретный плод сладок.
Некоторые особенно наивные барышни искренне полагали, что смогут его перевоспитать. Чак решительно пресекал эти попытки, ему слишком нравилась та жизнь, которую он вел. Связать себя какими-то отношениями, брать на себя ответственность, увольте. Он свободен и таковым хочет остаться.
Вчера он мастерски усыпил бдительность Блэр. Девушка мало-помалу расслабилась, он это видел. А сегодня утром Чак напомнил ей о своей сущности, еще раз потребовав не подходить к Нейту. Блэр тут же перезвонила с аналогичным требованием. Чак, усмехаясь про себя, аргументировано объяснил ей, почему он не хочет, чтобы она была рядом с Нейтом. В конце концов, он заботился о счастье друга, Нейт ценил верность в отношениях, хоть и сам не мог похвастаться сей добродетелью. Блэр, которая через несколько часов после расставания с ним, бросилась в объятия его лучшего друга, идеальной парой для Нейта не была.
Но была и еще одна причина, о которой Чак старался не думать. Ему было больно видеть их вместе. Чак не знал, чем Блэр умудрилась зацепить его, он никогда не рассматривал ее, как девушку. Дело было не в ее красоте, он видел таких же красивых девушек, но они ничего не затронули в его душе. Ум, остроумие, хитрость тут тоже были не при чем, хоть этого у Блэр было в избытке. Дело было в чем-то другом, без нее он чувствовал себя словно… неполным, что ли.
Но эти чувства он старался душить. Она просила его убить своих бабочек, это трудно, это больно, но это возможно. И он сможет это сделать.
Сейчас, сидя на высоком стуле перед бассейном, Чак следил за игрой. Ну как игрой, так перекидывали мячик с одного конца бассейна в другой. На самом деле его глаза были прикованы к темноволосой девушке в красном бикини в белый горошек. Его отвлекла какой-то пустяковой просьбой Сирена, и Чак упустил из виду, что к объекту его пристального внимания приближается его лучший друг.
Когда он снова повернулся к бассейну, то не поверил своим глазам. Блэр, несмотря на все его предупреждения, страстно целовала Нейта. Чак едва не выронил свисток изо рта. Она что, думает, что он шутит?
А где-то в глубине души взревело какое-то чудовище, о котором Чак раньше не подозревал. Оно проснулось в ту ночь дебюта и с тех пор не засыпало. Уже третий раз оно подстрекало ударить лучшего друга.
Блэр точно почувствовала на себе его пылающий взгляд. Она спешно оттолкнула ничего не понимающего Нейта и поплыла к краю бассейна. Чак уже точно знал, к кому она направляется и был готов встретить ее во всеоружии, но тут рядом раздалось щебетанье некой Руфи. Или Марии. В общем, что-то библейское. Чак выдавил улыбку, отвечая на ее вопросы, не прошло и минуты, как он почувствовал сильный шлепок по ноге.
- Хватит меня шантажировать! – Блэр явно в ярости. Обычно, когда она в таком состоянии, лучше спешно ретироваться. Но Чак и сам сейчас не в самом добром расположении духа. – Я не могу избегать Нейта вечно!
Чак извинился перед библейским созданием и повернулся к Блэр. Возможности человека безграничны. Разумеется, когда он чего-то боится.
- Я мог бы сказать, что тебе всего лишь стоит подождать, пока мне не надоест играть в эту игру, но так уж случилось, что меня волнует лучший друг. Поэтому ты будешь избегать его вечно, и, может быть, я разрешу остаться его другом.
- Не смей мне указывать!
Интересно, древнегреческая богиня ярости Фурия выглядела именно так?
- Неправильный ответ, душа моя, - ухмыльнулся Чак. – Если не хочешь, чтобы Нейт узнал о нашем маленьком приключении в лимузине, рекомендую меня не злить и быть паинькой.
- Ты можешь мучить кого-то другого? – процедила сквозь зубы Блэр.
Чак довольно улыбнулся. Мучить кого-то другого далеко не так весело.
- Могу. Но я тебя выбрал, - он слез со стула и поправил ей лямочку купальника. – И помни, я не свожу с тебя глаз.
Чак двинулся к Нейту, уже вылезшему из бассейна, и Тоби, крутившему косячок, оставив онемевшую Блэр позади. По дороге ему попалась на глаза Сирена в черном закрытом купальнике, который она выбрала вчера. Еще одна жертва, только стоит встать подальше, а то очки могут впечататься в переносицу.
- Почему бы без купальника не обойтись?
Сирена положила руки на бедра, повернувшись к нему. Ой, ну подумаешь, назвал вчера Хамфри неотесанной деревенщиной.
- У меня нет желания с тобой разговаривать.
- Учти, если твоя мама и мой папа все-таки объявят о своей помолвке, мы станем родственниками, - Чак повертел в пальцах бокал мартини. Против помолвки Лили и Барта он лично не имел ничего, а вот судя по выражению лица Сирены, ей была отвратительна эта мысль. – Так что нам стоит держаться вместе.
- Инцест, - протянула Сирена, притворно-задумчиво приложив палец к губам. – Универсальное табу. Одно из немногих, которые ты не нарушил.
Чак приподнял брови. Он несколько не то имел в виду.
- Я вообще-то не о том. Заметь, в моих словах не было никакого сексуального подтекста. Так что не стоит намекать на мою испорченность.
- Об этом и так все знают, - попыталась съязвить Сирена.
Повернувшись, девушка отправилась искать Блэр. Чак, усмехнувшись, продолжил путь. Увы, Сирена перестала привлекать его к себе с тех пор, как связалась с Хамфри. А он бы с удовольствием отвлекся от Блэр.
Веселье шло своим чередом. В бассейне, на надувном подносике плавали бокалы с мартини и шампанским, периодически подносик переворачивался и содержимое бокалов смешивалось с водой. Кто-то страстно целовался, девушки, на которых указывал всемогущий перст Чака, снимали верх купальника, кто-то танцевал на краю бассейна, рискуя туда упасть… Чак все время искал глазами Блэр, она смеялась в окружении Кати, Из и Хейзел и еще пятерых парней, которые не учились в “Сент Джуде”. Один из них положил руку на плечи Блэр, и Чак, вспыхнув от ярости, уже хотел было подозвать Леона, чтобы выведать, что это за самоубийца, который позволяет себе такие жесты с его девушкой. В следующую секунду он едва не подавился свистком и на всякий случай вытащил его изо рта. Его девушкой, подумается же такое… Чаку для полного счастья только девушки не хватало. Но узнать имя этого придурка стоит, где Леон в очередной раз?
В поисках Леона Чак наткнулся глазами на Сирену, повисшую на шее Хамфри, рядом с ними с камерой вертелась какая-то девчонка. Чак видел ее всего один раз на дне рождения Блэр, кажется, ее зовут Ванесса. Ничего, симпатичная, но не во вкусе Чака. Какая-то она грубоватая, не то, чтобы фарфоровая кукла Блэр. Блэр, Блэр, опять Блэр, почему в его мыслях одна только Блэр?
В этот момент с другого конца зала раздался мужской крик. Чак и только что подошедший к нему Нейт повернули головы туда. Парень, совсем недавно обнимавший Блэр, уже плавал в бассейне лицом вниз, а вокруг его головы вода окрасилась красным.
Нейт прыгнул в бассейн, кинувшись на помощь. Чак остался стоять на месте, спасать он может только Нейта и Блэр, он не Чип и не Дейл. Почему к Нейту сейчас добавилась Блэр непонятно, но судя по ее перепуганному личику, спасать ее придется.
Чак не знал, кто устроил эту вечеринку, как и все здесь присутствующие. Но подозрения на этот счет у него были. Только как Блэр удалось выкрасть ключ от бассейна, он понятия не имел. Девушка быстро переглянулась с такой же испуганной Сиреной, и это не укрылось от Чака. А, его очаровательная будущая сводная сестрица тоже тут замешана.
Парня оперативно вытащили из бассейна. Хамфри громогласно призывал всех вызвать “скорую”, и Сирена вняла его гласу. Еще недавно веселившаяся в бассейне молодежь спешно начала вылезать. Девчонки визжали, парни обеспокоенно переглядывались между собой… И никто из этой толпы не заметил лежавший на столике ключ.
Услышав сирену “скорой”, все быстро принялись собирать свои вещи. Чак оглянуться не успел, как в бассейне остались только он, Нейт, делающий парню искусственное дыхание, Сирена со своим ненаглядным, эта Ванесса и Блэр. Даже подружки Блэр поспешили ретироваться.
Он подошел к столику и взял в руки ключ. Если это дело рук Блэр, ее непременно исключат, если не хуже. Хотя куда уж хуже… В общем, проблем у нее будет куча, а вот если ключ найдут у Чака… Очередное пожертвование отца, и проблема решена. Чего еще ожидать от Плохиша вроде него?
Обычно Чак просчитывал все. Но в этот раз он упустил одну деталь. Один из парней забыл фотоаппарат, где было достаточно большое количество снимков. Именно этот фотоаппарат сыграл по-своему роковую роль.

***

Актовый зал был полон. Ученики “Констанс Биллар” и ”Сент Джуд” любовались на свои личики на экране, вспоминая тихим добрым словом растяпу, забывшего фотоаппарат. Чак, поджав губы, следил за меняющимися снимками. Вчера им удалось улизнуть из школы до приезда полиции, только парня “скорой” передали. При этом у Чака было чувство, что что-то важное они там забыли. Вот и выяснилось что.
Ксандер вчера достал всех просьбами попозировать. Вот итог, на снимках были они все. Вот Блэр, чокающаяся с Хейзел, Кати и Изабель, вот Пенелопа и Хейзел, заклятые подружки, вот они сами с Нейтом… Рука Нейта лежит у него на плече, то ли он показывал котика, то ли пытался что-то наколдовать. У самого Чака каменное лицо, он никогда не улыбался на фотографиях, так у него получался глупый вид. Леон обнимает свою девушку, Мишель, рядом с ними Томас. Волейбол верхом на парнях, девушки репетируют свой будущий образ жизни, на шее мужчины и ножки вниз…
- К счастью, с мистером Горнизом все будет в порядке, - невысокий сухопарый мужчина в очках обвел сидящую перед ним молодежь злым взглядом. Чаку он никогда не нравился. – К несчастью, кто-то должен понести ответственность.
Он обратился к незнакомой женщине, сидящей за столом. Чак содрогнулся, когда металлический взгляд скользнул по нему. Чудя по тому, что она “мисс”, либо никогда не была замужем, либо разведенка. И в том, и в другом случае ненавидит мужчин. Ой, какой она взгляд на Пенелопу с Изабель бросила. Что, и женщин тоже?
- Здравствуйте, я мисс Квеллер, новая директор школы.
Чак исподтишка посмотрел на Блэр. Девушка сидела с прямой спиной и бесстрастным лицом. Конечно, он не собирается ее сдавать, но это такой шикарный повод для шантажа… Чак может отомстить ей за Нейта.
- Очень жаль, что мы встречаемся в подобных обстоятельствах, но я хочу познакомиться с каждым из вас. Я уже побеседовала с родителями, до которых смогла дозвониться, и хотела бы прочитать ваши сочинения в 10 000 слов о том, как вы пришли в школу после занятий, захватив с собой наркотики и алкоголь, а потом один из учеников чуть не умер.
Если выразиться по иному, как вы дошли до жизни такой. Чак закатил глаза. С планами на сегодняшний день можно распрощаться. Не то, чтобы он всегда вовремя сдавал все сочинения, но на этот раз фраза “Я Чак Басс”, сказанная с многозначительным видом, его не спасет. Чего доброго, эта дамочка заставит при ней писать сочинение.
- Другими словами, что с вами происходит.
Ей отчет от психоаналитика принести? Так Чак может наплести, что у него маниакально-депрессивный психоз и он любит есть эклеры в полнолуние в Центральном парке.
- Я буду проводить личные беседы до тех пор, пока не узнаю, кто проник в бассейн и организовал вечеринку.
О, обещание пыток. Лампа в лицо, иголки под ногти, плети из проводов… Дамочка прямиком из гестапо?
- Он будет исключен. Если я не узнаю кто он, все вы будете исключены.
А вот это неправда. Два класса она исключить не может. Кого же она будет мучить тогда?
Снова взгляд на Блэр. Бледная девушка переглядывается с Сиреной. Неужели поверила? Да она же блефует, не может быть, чтобы новая директриса исключила всех до единого.
Они встретились на ступенях школы. Чак прислонился к перилам, стоя напротив Блэр. Он настойчиво пытался заглянуть ей в глаза, дать понять, что он все знает. Блэр так же упорно избегала его взгляда, вместо этого глядя на Нейта, стоящего рядом с Сиреной.
- Вы знаете, как это работает, - Сирена поочередно обвела всех взглядом.
О, они знали. Не впервой Несудящему клубу “Завтрак” покрывать друг друга. Порой они прикрывали друг друга даже от других членов сего славного объединения.
- Молчишь, и нет неприятностей, - пожал плечами Чак.
- Я вообще под конец пришел, - сообщил всем Нейт, дав понять, что он тут вообще не при чем.
- Кажется, не придется волноваться, что Нейт расколется, - Чак ухмыльнулся. Порой Натаниель был трусоват.
- Так все согласны? – прервала его Блэр.
Сирена обернулась к стоящему за ее спиной Хамфри. Вот она, главная угроза. Но кажется, этот товарищ ничего не знает, значит, и сказать ничего не сможет. А вот Чак все знает, это тебе к сведению, Блэр.
- Согласны, - подытожила Сирена.
Блэр слабо улыбнулась. На другой ответ она и не рассчитывала.
- Блэр, ты, конечно, хочешь учиться в Йеле, но это уже слишком, - подал голос Хамфри.
- Может быть, - Блэр ласково ему улыбнулась. О, это улыбка, она Блэр так идет. – Но всякий раз это работает.
Она многозначительно посмотрела на Чака, намекая на их общую тайну. Чак ухмыльнулся в ответ, бойся, дорогая моя, бойся.
Блэр пошла в корпус, кажется, у нее сейчас история. Нейт спустился со ступеней, Чак последовал за ним. Им предстоит встреча с учителем биологии. Хотя… Чак сказал Нейту, что забыл учебник по математике, повернулся и пошел обратно в корпус, незаметно свернув на женскую половину. Немножко помучить Блэр вполне можно.
Она стояла возле кабинета истории, вместе с Изабель и Кати. Пенелопы и Хейзел с ними не было, как и Сирены, что-то объяснявшей младшей Хамфри в углу. Должно быть, малышка Джей предъявила ей претензии за то, что она втянула ее братишку в такую мерзкую историю.
Но не они интересовали Чака. Блэр стояла к нему спиной и, чтобы привлечь ее внимание, он провел рукой по ее талии. Она резко обернулась, и Чак тут же прочитал в ее глазах все, что она думает о его столь недружественном жесте при посторонних.
- Отойдем на минутку, душа моя, - тихо проговорил он, наклонившись к ее уху.
- Басс, совсем разум потерял? Посреди коридора, на глазах у этих…
- Кажется, я догадался, кто организовал вчерашнюю вакханалию.
Блэр забыла про свою гневную тираду и, закрыв рот, внимательно вгляделась в Чака. Тот с невозмутимым видом засунул руки в карманы. Блэр пытается понять, блефует он или нет.
- И мы оба знаем кто это, - подлил масла в огонь ее подозрений Чак.
- И кто? – Блэр слегка нахмурилась.
- Душа моя, теперь все зависит от тебя. Может, я расскажу директрисе, что это ты, а может, и нет.
Девушка отступила на шаг. Она явно не в восторге от того факта, что попала в зависимость к Чаку еще и по этому поводу.
- Ты не скажешь ей, - покачала она головой. – Ты, конечно, гад, но не до такой степени.
- Попробуем? – Чак насмешливо наклонил голову, изучая ее. – Ты будешь меня слушаться, а я буду молчать.
- Я и так ничего особенного не сделала.
- А тот поцелуй? Мне это не понравилось.
Блэр смерила его яростным взглядом. Он чувствовал злость, исходящую от нее волнами. Всю свою недолгую жизнь Блэр была независимой, принимала решения самостоятельно и, хоть и следила за своим поведением, но делала это исключительно по собственной инициативе. Теперь она была вынуждена подстраиваться под желания Чака и делать то, чего она не хотела. Ясное дело, она была от этого не в восторге.
- Не хочу тебя обидеть, но это не твое дело.
- Не думаю. Я уже говорил, что волнуюсь за лучшего друга?
- Ни за что в это не поверю. Наверно, тебе просто больно на нас смотреть, - Блэр сделала к нему шаг и невзначай пробежалась пальчиками по лацкану его пиджака. – Гордость не выдерживает, что ты был просто запасным аэродромом.
- Уолдорф, - процедил Чак, - в твоих интересах меня не злить. И, кстати, я приду сегодня на твое суаре.
- Ты не…
- Уже приглашен, - прервал ее юноша и кивнул на дверь класса. – Кажется, вот-вот будет звонок.
Блэр вспыхнула еще больше. Прищурившись, она поджала губы и, развернувшись, пошла к классу. Чак проводил ее взглядом, чувствуя в груди неприятное жжение. Она права, именно этого он и не мог пережить. Запасной аэродром, промежуточный пункт… И это он, Чак Басс, без зазрения совести использующий всех вокруг для достижения своих целей? Ну что ж, на суаре стоит захватить ключик от бассейна.
Выйдя во двор после урока, Чак увидел Нейта, покрывающего чистый белый лист письменами. Нейт прогулял биологию, и теперь Чак видел результат его прогула.
- Ты воспринял слова этой мужененавистницы всерьез? – Чак опустился рядом с другом.
- Нет, это письмо Блэр, - пояснил Нейт, покусывая губу.
- Любовное письмо? – Чак подобрался. – Кто тебя кастрировал? Она же не хочет тебя видеть с тех пор, как ты вернулся из Монако.
- Но когда она целовала меня в бассейне, это так не выглядело.
- Целовала, - фыркнул Чак. Нейт тут же подозрительно посмотрел на него.
- Ну да. Вообще-то это я поцеловал ее, а она ответила да так…
- Я видел, - перебил его Чак. Не хотелось выслушивать, как его Блэр целовала его лучшего друга.
- Наверно, она хочет, чтобы я еще пострадал, чтобы уравнять счет.
Чак кисло улыбнулся на улыбку друга. Он не может контролировать поведение Нейта, но вот поведение Блэр… Аргумент “я расскажу все Нейту” был слабоват, Блэр могла сорваться и посоветовать ему это сделать, дескать, она выкрутится. Или рассказать Нейту все сама, представив Чака в наиболее невыгодном свете. И самый невероятный вариант: она могла смириться с потерей Нейта и жить дальше. Зато аргумент “я расскажу все директрисе” повесомей будет, Блэр боялась вылететь из школы.
- Это того стоит, поверь мне, - доверительно сообщил ему Нейт.
О, Чак знал. Просто удивительно, Чак не находил этому разумного объяснения. Блэр не знала толком как и что нужно делать в постели, у него были партнерши гораздо опытнее, но почему-то ему не хотелось видеть их в постели с собой. Чем она его так зацепила, что заняла все его мысли, чувства и сны? Почему он не может забыть о ней, как об очередном приключении? Почему ради нее он нарушил свой зарок никогда не спать с одной женщиной дважды? И почему сейчас, глядя на Нейта, он безумно хочет узнать, а делала ли она с ним то, чему научил ее Чак?
Чак не знал ответа ни на один вопрос. И за это еще больше ненавидел Блэр. Он ни разу в жизни не чувствовал себя таким… запутавшимся. Блэр усложнила его жизнь до предела, заставив впервые почувствовать себя ничтожеством, предавшим друга. А самое поганое, Чак не мог сделать выбор между ней и Нейтом, как бы не ненавидел ее.

***

Суаре у Блэр Уолдорф считались одними из самых престижных вечеринок сезона. Если вы попали к Блэр на суаре, значит, вы имеете вес в обществе.
Блэр всегда придирчиво отбирала гостей. Сюда нельзя было прийти без приглашения, и Сирене пришлось долго уговаривать ее, чтобы она позволила Хамфри появиться на своем суаре. Хамфри, вместо того, чтобы обалдевать от своего везения, притащил с собой эту Ванессу. Кажется, от вызова охраны Блэр удержал только молящий взгляд Сирены.
Чак умышленно занял такую позицию, чтобы ему хорошо было видно и Блэр, и Нейта. Нейт пока не делал попыток передать свой любовный опус, ведь Блэр почему-то все время оказывалась на другом конце комнаты. Конечно, стоило ей с подносом коктейлей сделать шаг к дивану, как ее тут же останавливал угрожающий взгляд Чака.
Ему прекрасно было видно и Хамфри с каким-то рюкзаком в руках, и Ванессу с этой своей камерой. Он пока не знал, что уже засветился на ее пленке. Сирена кинулась к Хамфри на шею, Блэр остановилась возле них с коктейлями. Она что-то бросила Ванессе, и та тут же отошла от нее со своей камерой. Затем Блэр отвела в сторону Сирену и, закатив глаза, пошла дальше раздавать коктейли. Чак следил за каждым ее движением и она это чувствовала.
Что она сказала утром? Запасной аэродром? Ну что ж, сейчас ты получишь выброс адреналина в кровь.
Чак небрежным движением вытащил из кармана ключ. Со скучающим видом он принялся поигрывать им, изучая все его завитушки. А красивая вещица, таким Алиса могла бы открыть любую из дверей в Стране Чудес. О, Блэр заметила. Легкая бледность на щеках, чуть расширенные глаза…
- Я не верю, что ты принес это сюда, - прошептала она, отнимая у Чака ключ. – Это улика, дай это мне.
Чак не сопротивлялся, глядя на нее тяжелым взглядом. Он еще помнил улыбку Нейта ранее, знал, какими воспоминаниями она была вызвана. И не мог простить за это Блэр.
Но лицо у нее было забавным. Чак вдруг представил, как она будет ругать их сына, принесшего, допустим, лягушку на светский раут… Он резко сел и поставил коктейль на столик. Блэр надо добавлять туда меньше алкоголя, в голову лезут странные мысли.
Пытающийся понять, с чего он сейчас вообразил, что у них с Блэр будет сын, Чак упустил из виду, что Нейт пошел передавать предполагаемой матери его ребенка свой шедевр любовной лирики. Средство устрашения обернулось против него, но Чак поймет это позже. Пока он искал глазами друга, холодея. Мало ли что решит сделать Блэр, прочитав результат стараний Нейта?
Господь решил покарать его еще одним жутким видением. К нему приближался Хамфри. Чак закатил глаза и попытался притвориться кушеткой.
- Чак, ты должен сказать правду.
Что Чак должен сделать? Ага, уже пошел рассказывать.
- Забыл, что нельзя говорить, пока тебя не спрашивают?
- Я видел тебя с ключом, - стоял на своем Хамфри. – Я знаю, что на вечеринке ключ был у тебя.
А погоду на завтра ты не знаешь?
- Бедный маленький Хамфри-Дамфри. Похоже, тебе надо кое-что разъяснить, - Чак сел поудобнее. – Неважно, с кем ты теперь спишь, и спишь ли, мы принадлежим к разным мирам. Если передо мной встанет угроза исключения, школе будет сделано солидное пожертвование.
- Такой мир выглядит интересно, но не идеально, - протянул Хамфри.
- Но, несомненно, он защищен. Моя семья обо мне позаботиться может. А что могут предложить Хамфри?
Ой-ой, на лице у этого несчастья появилось выражение “я сейчас кого-нибудь убью”. Ну и ладно, если Чак получит еще один синяк, Блэр вызовет охрану, и его отсюда вышвырнут. Если, конечно, Блэр не поставит ему синяк лично от себя.
- Использованные билеты на поезд? Сольник твоего отца? – Чак встал, чтобы быть на одном уровне с ним. Все равно Нейта идти искать. – И если тебе интересно, господин полицейский, я украл ключ, чтобы спрятать его, дабы потом никого не обвиняли. Включая тебя.
Он обошел юношу, серьезно задумавшегося над судьбами мира. Нейт определенно пошел в комнату к Блэр. Что стало с твоей хваткой, Чак? Раньше мимо тебя муха незамеченной пролететь не могла. Блэр совершенно точно переборщила с алкоголем в этих коктейлях. Та-ак, а вот и Блэр.
Он схватил ее за локоть и развернул лицом к себе.
- Отстань, Басс! – Блэр вырвала локоть.
- Ты когда-нибудь излечишься от своей арчибальдовской привычки?
- Сейчас-то что не так?
- Ты была с ним одна в комнате.
- Всего несколько секунд. И я сразу ушла, - Блэр нахмурилась. – А почему я должна перед тобой оправдываться?
- А потому, душа моя, что еще один подобный инцидент, и я иду прямиком к директрисе. И то письмо ты сожжешь, не открывая.
- Я не могу отвечать за Нейта. И в первом, и во втором случае инициатором был он, - возмутилась девушка. – Могу посоветовать тебе только одно: найди рычаги давления и на своего лучшего друга, и шантажируй и его тоже. Тогда ты сможешь спать спокойно. Что до письма, я сейчас прочитаю его при тебе.
- Не смей, или Нейт узнает, что ты сначала переспала со мной, а потом сымитировала девственность.
- И тогда ты останешься один.
- Не думаю.
- Почему?
- Мужская дружба не стоит того, чтобы разрушать ее из-за…
Он посмотрел в сторону и осекся. Перед ними с невозмутимым видом стояла Ванесса и снимала их беседу. Вот только этого не хватало!
- Хорошая работа, девочка, а сейчас дай мне кассету, - Чак протянул руку.
- Ты что, знал, что она снимает? – возмутилась Блэр и решительно двинулась к этому существу. – Это мой дом, следовательно, кассета принадлежит мне.
- Это моя пленка, - девушка обошла Блэр и пошла в гостиную. – Благодаря вам я получила новый взгляд на мою тему.
Со стороны дальней комнаты появился Хамфри.
- Ванесса, мы уходим!
Чак попытался схватить девицу за локоть. Ему совсем не улыбалось быть записанным на пленку. Одно дело, когда он шантажирует этим Блэр, он ведь на самом деле не собирался ничего рассказывать, и совсем другое, когда все это увидит Нейт.
- Даже не думай, что я позволю тебе уйти с этой записью.
Ванесса попыталась вырваться. На Чака тут же налетел защитник униженных и оскорбленных Хамфри.
- Я должен тебе “фонарь” под глазом, поэтому если не хочешь его получить, лучше отойди от нее.
- А по-моему, это я кое-что тебе должен, - Чак придвинулся к наглецу, но почувствовал на запястье теплые пальчики.
- Оставь их, - тихо сказала Блэр. – Учти, Абрамс, если это где-нибудь появится, тебе сильно не поздоровится.
Ага, Абрамс, значит. Надо сообщить отцовскому детективу, может, накопает на эту стерву что-нибудь интересненькое.
Абрамс с довольным видом зашла в лифт, за ней последовал Хамфри. Блэр проводила их тяжелым взглядом.
- Что будем делать? – тихо спросила она.
- Я все улажу, - пообещал ей Чак.
- Я знаю, - девушка слабо улыбнулась и двинулась в гостиную.
Это был парадокс их отношений. От легкости они могли перейти к обвинению друг друга во всех смертных грехах, и от ненависти незаметно для них обоих переходили к заботе друг о друге. Чак, как мужчина, принял решение проблемы на себя, Блэр ему доверилась. Не в первый и не в последний раз.

***

Следующим утром Чак отпустил лимузин, подъехав к дому Блэр. Он решил прогуляться пешком, погода чудесная, и Блэр, наверно, не обрадуется его присутствию. Блэр действительно была не рада. Она пошла к музею, сделав вид, что не замечает Чака, следующего за ней по пятам. Девушка ела йогурт в окружении фрейлин, а Чак грелся на солнышке на верхней ступеньке, наблюдая за ней. Блэр уже тихо ненавидела его, едва сдерживаясь, чтобы не засунуть ложку с йогуртом ему в нос, Чак же развлекался, воочию наблюдая, как ее настроение опускается все ниже.
В школьном дворе они увидели Абрамс, устанавливающую камеру. Чак уже снял незначительную сумму со счета, разумеется, незначительную для него. Для Абрамс же это будут огромные деньги. Он поговорит с ней позже, а пока к ней пошла Блэр.
Она отошла от Абрамс через пять минут. По неестественно прямой спине Чак догадался, что Блэр впервые в жизни дали отпор, даже Джорджина предпочитала с ней не связываться. За это Чак еще больше возненавидел Абрамс. Никто еще не обижал его девочку безнаказанно. Опять это, “моя девочка”, ”моя девочка”…
Чак подошел к девице и похлопал ее по плечу. С ней он не будет джентльменом. Он молча показал ей тугую пачку денег.
- И что это? – Абрамс засунула руки в карманы. – Деньги на карманные расходы?
- Десять тысяч долларов за кассету, - озвучил деловое предложение Чак.
- И ты думаешь, я возьму твои деньги? – в глазах девушки блеснул алчный огонек. Ага, решила поиграть в гордую.
- Да, я знаком с подобными тебе. Вам деньги нужны.
- А я-то считала, что Блэр манипулятор.
- Блэр любительница, - сообщил ей правду Чак. – Она думает, что ты такая же, как она. Десять тысяч – это пара туфлей от “Маноло” или сумочка для нее. Для тебя - это квартира.
Абрамс протянула ему кассету. Чак довольно ухмыльнулся. Так и знал.
- Ты больной.
- Не за что.
Он проводил взглядом уходящую со двора девушку. Абрамс будет первой и последней, кто обманет его, но пока Чак с чувством выполненного долга писал сообщение Блэр о том, что он все уладил.
На собрании он показал Блэр кассету в доказательство своих слов. Переживающий момент своего триумфа, он не заметил мрачного взгляда друга. Нейт сидел, сгорбившись, на стуле, несчастными глазами глядя на директрису.
- Вчера я предупредила вас о последствиях вашего позорного поступка и, кажется, вы не придали этому значения, но кое-кто признался.
Не может быть! Как же шантаж Блэр? Чак выпрямился. Все веселье летит к черту. Только не это.
- Признался в преступлении, которого не совершал. И, несмотря на то, что я ценю его самопожертвование, я не выношу лжи. И вам всем пришло время узнать, насколько я говорила серьезно. Натаниель Арчибальд отстраняется от занятий в “Сент Джуд”! Это будет записано в твоем личном деле и вступит в действие немедленно.
Чак, приоткрыв рот, повернулся к другу. Какого черта он поперся к директрисе, если так боялся исключения?
- Мистер Арчибальд, вы знаете, где выход.
Нейт поднялся, взяв рюкзак, и поплелся к выходу. Блэр, чуть нахмурившись, провожала его взглядом, полным понимания. Так это он ее покрывал? Увидел у нее ключ и решил, что это она? Решил-то, в принципе, правильно, но… До Чака только сейчас дошло, что он натворил. Стремясь сделать так, чтобы Блэр держалась подальше от Нейта, он пытался привязать ее к себе. Пусть запугиванием, шантажом, но пытался. Вместо этого он подтолкнул ее к Нейту.
- Ученики, посмотрите, как он уходит. Кто хочет быть следующим? Пока один из вас не признается, вы все будете выходить через эту дверь.
Чаку было наплевать на ее угрозы. После собрания он поспешил за Нейтом, но Блэр его опередила. Через стеклянные двери он наблюдал, как они разговаривают, как лицо Блэр начинает сиять… Хотел бы он, чтобы она ему так улыбнулась, хотя бы разочек. Но она ему что-то сказала, и Нейт побрел к воротам, убитый окончательно. Похоже, его жертва оказалась напрасной.
Он решил пригрозить Блэр еще раз, на всякий случай. Но Блэр вылетела на него с таким видом, словно сама его искала.
- Я ненавижу тебя, Басс! Ты отвратителен!
- Уверен, что ненавидишь, особенно, если учесть, что я знаю, - Чак ухмыльнулся.
- Вот в этом разница между вами. Ты способен только шантажировать да запугивать, а он готов пожертвовать для меня будущим! Ты бы смог сделать ради меня то, что сделал он?
- А я и делал! – вышел из себя Чак. – Прятал этот чертов ключ, лишь бы только…
- И принес на мое суаре, чтобы все им полюбовались! – перебила его Блэр. – Ты и понятия не имеешь, что такое любить.
Она побежала по лестнице, не оглядываясь. Чак чертыхнулся. В чем-то она была права, он действительно не знает, что такое любовь. Он просто никогда этого не видел, так разве ж в этом есть его вина? Будь неладна Блэр Уолдорф, почему она с каждой секундой заставляет его чувствовать себя все отвратительнее?
Еще одно разочарование поджидало его дома. Эта стерва отдала ему пустую кассету. Чак вскочил и заметался по номеру. Его обманули. Его обманули!
Он схватил телефон и позвонил Нейту. Ему надо напиться.

***

Напиться не получилось. Барт потребовал, чтобы Чак был дома. Чак послушался исключительно из интереса, что будет. А было объявление о помолвке Барта Басса и Лили Ван дер Вудсен.
Чак, слабо улыбаясь, слушал речь отца, а сам пытался представить про себя, как теперь изменится его жизнь. У него будет семья! Будет мачеха, замена матери, которой у него никогда не было, и будут сестра с младшим братом. Он никогда в этом не признавался даже себе, но он безумно завидовал Нейту, Блэр и Сирене. У них были родители. И пусть у Сирены постоянно менялись отцы, но у нее была мать. Они отмечали праздники, как нормальные люди, в окружении тех, кому они небезразличны, возвращались домой, зная, что их там ждут… Может, в этой жизни повезет и ему, и у него тоже будет семья?
У Чака обычно это слово ассоциировалось с Рождеством. Традиционно семейный праздник в Штатах. Ему восемь, и он, услышав от няни историю про Санта-Клауса, в одной пижамке тихонько спустился в канун Рождества в гостиную в надежде его увидеть.
Вместо этого он увидел уезжающего отца, спешно кладущего под елку подарки. Чак притих на лестнице, думая про себя, что папа еще утром обещал провести с ним Рождество. Чак ждал этого три месяца, а теперь смотрел в спину удаляющегося отца, понимая, что вновь остался один.
Он спустился к елке и без интереса посмотрел на яркие свертки. Чак сел перед камином, глотая слезы. Мало того, что няня врала, так еще и папа уехал. Недолюбленный ребенок, он повзрослел в одночасье. Тогда, сидя перед камином, он дал себе одно важное обещание. Его сын или дочь никогда не испытают этого одиночества.
Сейчас, девять лет спустя, у него появился шанс на дом. И Чак не хотел его упустить. Ну еще чуть-чуть поиздеваться над Сиреной, и все.
- Рада видеть нашу большую семью, сестренка? – он невзначай обнял ее за плечи.
- Назовешь меня так еще раз и больше не сможешь сказать ни слова, Чак, - отчеканила Сирена, сбрасывая его руку.
- О, здорово, первая ссора. Надеюсь, ты восполнишь недостающие детские воспоминания, - Чак окинул ее насмешливым взглядом. – Например, совместные купания.
Сирена демонстративно от него отвернулась. Эх, Блэр бы сейчас такую тираду выдала… Кстати, о Блэр, он не писал ей уже час. О, сообщение.
Она отдала мне кассету, а на твои деньги открыла фонд помощи подросткам с генитальным герпесом твоего имени”. Чак сглотнул, не надо телефон разбивать, телефон ни в чем не виноват. С этой секунды он ненавидит Абрамс. “И еще, я собираюсь сказать Нейту “да” и мне все равно, что ты на это скажешь”. Теперь он ненавидит еще и Блэр.
В таком случае я отошлю в “Сплетницу” описание нашей ночи в лимузине. Восстанавливай репутацию потом, как хочешь”. Чак залпом допил шампанское. Ну что ж, теперь он будет появляться везде, где будет Блэр. Пора закрутить гайки до предела.
После ухода Сирены Чак поднялся к себе. И все-таки день закончился паршиво.




Сообщение отредактировал Candle - Воскресенье, 12.07.2009, 02:04
 
CandleДата: Воскресенье, 12.07.2009, 13:02 | Сообщение # 3
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава третья.

Охота.

Чак Басс известен тем, что всегда держит свое слово. Он действительно начал преследовать Блэр, появляясь везде, куда она приходила. Утром он встречал ее у дома и провожал до музея, терпеливо высиживал весь завтрак и шел с ней в школу. После уроков он провожал ее до дома, где его ждал лимузин. Ну а вечером следил за ней на вечеринках, или, если таковых не было, пытался пообщаться с ней в ICQ или по телефону. Пытался потому, что Блэр перестала его замечать. Она не разговаривала с ним, не здоровалась, не отвечала на сообщения и не брала трубку.
Он мог бы бросить все это, тем более что это было уже не так весело. Но странным образом Чак не мог. Он не мог теперь смотреть на других девушек, всякий раз он сравнивал их с Блэр и сравнение было не в их пользу. Чак все время думал о ней, ему стало жизненно важно видеть ее с собой рядом.
Зачем она ему? Он не мог дать внятного ответа на этот вопрос. Чак и был бы рад вернуться к прежней беззаботной жизни, но чувствовал: такого уже не будет. Она изменила его, заставив почувствовать себя самым лучшим мужчиной на свете, а потом ничтожеством. Чак не хотел быть ничтожеством, он хотел быть для нее самым-самым. Но для того, чтобы быть таковым, рядом должна быть Блэр.
Дело было уже не в уязвленной гордости, ведь Нейту она так и не сказала “да”. Блэр выбрала третий вариант событий, который Чаку казался совершенно невозможным: она оставила Нейта. И теперь она была официально свободна. Раньше Чак думал, что отношения не для него, сейчас он пересмотрел свое мнение. Он созрел для отношений, но с одной оговоркой. Он готов был встречаться только с Блэр Уолдорф.
Сейчас Чак просматривал сайт нижнего белья, выбирая, в каком бы хотел видеть Блэр в их ночь воссоединения. Он давно уже начал говорить об их отношениях, как о чем-то, что абсолютно точно свершится в будущем. Принцип шантажа изменился, теперь, если Блэр не будет с ним встречаться, он всем расскажет о том, что она сменила двух парней за неделю.
Прозрачная черная сорочка от Stella McCartney… Нет, Блэр не любит прозрачное белье. Черное боди от того же модельера… Вот это уже что-то, ассоциации с “Мулен Руж”. Красный комплект от La Perla… нет, эта бахрома, кошмар. Розовый Блэр и предлагать не стоит, этот поросячий оттенок ей точно не понравится. А вот этот серо-голубой комплект ничего. На смугловатом теле Блэр будет смотреться просто божественно. И его отметим.
Это было изысканным удовольствием, представлять Блэр в этих комплектах. Оно не имело ничего общего с сексом, скорее, это была чувственная эротика. Как тогда в бутике нижнего белья, когда он подбирал Блэр купальники. Чак ведь не хотел грубо отыметь ее прямо в кабинке, нет, он хотел сделать ей приятное. А для секса были более удобные места, тот же лимузин, например.
Линия Black Label от La Perla… Вроде Блэр в черном неплохо смотрится, попробуем. Вот этот комплект из корсета и трусиков ей точно понравится. А вот этот она будет надевать только для него, он откровенный.
Он уже смирился с собственными мыслями вроде “моя Блэр” или “будет только со мной”. Стоило всего один раз подумать об этом не как о сумасшествии, а как о будущем факте, и мысль сразу перестала казаться такой абсурдной. Чак Басс ценил свободу, но ведь в отношениях тоже можно быть свободным. Был же он свободен, когда они прятались от Нейта. А теперь они не будут ни от кого прятаться.
Он сохранил картинки выбранных комплектов и отправил их Блэр по e-mail с подписью: “Я хочу, чтобы в нашу первую ночь ты была в одном из них. Выбирай”. Чак потянулся, довольно глядя на монитор. “Ваше письмо доставлено bwald@hotmail.com ”.
Ну что ж, что там еще в новинках? Чак щелкнул на коллекции La Perla Studio, и тут имел возможность лицезреть перед собой Сирену. Она бесцеремонно ворвалась к нему в комнату с маленькой подушкой в руках.
Лили, Сирена и Эрик переехали в пентхаус Барта несколько дней назад. Затем туда же въехал Чак. Комнаты Чака и Сирены были самыми дальними по коридору и располагались напротив друг друга. Эрик занял спальню рядом с комнатой Сирены, ну а супружеская опочивальня находилась в самом начале коридора. Чаку нравился свой уголок, достаточно уютная комната. Разве что дизайн неплохо бы поменять, ну да отец собирался делать ремонт после свадьбы.
Пока семья устраивалась и притиралась друг к другу. С наличием отдельных санузлов и горничных с кухарками они были почти лишены обычных бытовых проблем. Вот только Чак и Сирена порой устраивали маленькие скандальчики, но, как полагал Чак, будущая сестренка закатывает скандалы просто из вредности. Сначала ей понадобилось занять именно эту комнату, которую облюбовал Чак, ведь ее комната выходит окнами на восток, а значит, солнце ее постоянно будит. Но в первую же ночь оказалось, что как раз на той улице, куда выходят окна Чака, идет ремонт, и Сирену разбудили перфораторы. Поэтому Сирена выселила Чака второй раз, обвинив его в том, что он специально не сказал ей про этот небольшой будильник. Чак только ухмыльнулся, зачем расстраивать ее, ведь рабочие уехали на следующий день, по-видимому, закончив все свои дела.
Второй проблемой для Сирены стала подушка. Она никак не могла найти себе подушку по голове и все время норовила стащить подушку у Чака. Чак хихикал, представляя ее про себя белочкой из “Ледникового периода”, та все время пыталась найти желудь, а Сирене не дает покоя подушка.
Вот и сейчас она по-прежнему пыталась решить эту проблему. Чак уже перестал предлагать ей остаться на ночь, один раз она уже наказала его за это, унеся с собой сразу две подушки.
- И что на этот раз? – лениво протянул Чак, щелкая по бежевому комплекту. – Подушка слишком маленькая?
Прошлую она вернула с претензией “она слишком большая”.
- Нет, слишком твердая, - Сирена откинула одеяло и схватила подушку средних размеров, на которой обычно Чак и спал.
- Слушай, я, конечно, понимаю, что ты не можешь устоять против аромата моих волос, но объясни, почему ты ищешь подушки именно в моей комнате? – Чак повернулся к ней.
Сирена поморщилась от отвращения.
- Фу, я меняю наволочки. А где еще ты предлагаешь мне их искать?
- У Эрика.
- Эрик спит на плоских подушках, у меня после них голова болит.
- Ах, ну да, тебе же нельзя. Хамфри расстроится.
- Мои отношения с Дэном тебя касаются меньше всех, - прошипела Сирена, сузив глаза. Ее взгляд упал на монитор Чака. – Ой, Чак, мне тебя теперь называть Шарлоттой?
- Ты же прекрасно знаешь, что это не для меня, - фыркнул Чак на ее слабенькую попытку пошутить.
- Дай угадаю, - Сирена сделала вид, что задумалась. – Для Блэр?
- Ты слишком догадлива для блондинки.
- Чак, это уже ненормально, - Сирена села на его кровать. – Ты все время ходишь за ней, звонишь, пишешь сообщения, говоришь, что вы будете вместе… Ты как будто одержим.
- Не переживай, сестренка, я не маньяк.
- Я вижу доказательство обратного.
- Что ты видишь? – Чак раздраженно закрыл страницу. – Ты видишь нижнее белье, а не набор ножей или огнестрельное оружие.
- Зачем она тебе? Я не припомню, чтобы ты вел себя так с другими девушками.
- Блэр не такая, как они, ясно? Зачем она мне? Я ее хочу. А я всегда добиваюсь того, чего хочу.
- А ты не хочешь ее спросить, хочет ли она быть с тобой?
- Хочет. Только почему-то сопротивляется этому.
- Не думал, что можешь ошибаться?
- Я ее прекрасно знаю. Что бы она тебе не говорила, она хочет быть со мной. И она будет со мной, ясно?
Сирена встала, грустно глядя на него. Таким она Чака видела впервые. Похоже, он и правда хочет встречаться с Блэр. Но еще днем Блэр расплакалась, получив очередное его сообщение, твердя, что снова хочет быть свободной, что хочет освободиться от его настойчивого внимания.
- Как бы тебе не пришлось разочароваться, - она пошла к двери.
Чак проводил ее взглядом. Он не разочаруется. Шантажом ли, подарками ли, но Блэр будет с ним. И он никогда не будет вести себя как Натаниель. Натаниелю все досталось на блюдечке, Чак же уже приложил огромное количество усилий, и конца-края им не видно, а Блэр все никак не сдается. Но это того стоит, ему ли не знать.

***

По традиции он встретил Блэр возле дома. Девушка прошла мимо, отвернувшись. Чак чуть пожав плечами, двинулся за ней.
- Басс, тебе это не надоело? – она остановилась, поджидая, пока он ее нагонит.
- О, ты решила со мной пообщаться.
- Просто спросить, когда же ты, наконец, оставишь меня в покое.
- По-моему, мы уже об этом разговаривали. И я озвучил свою точку зрения.
- А я ясно выразилась, что это невозможно.
- На свете нет ничего невозможного, Уолдорф.
- Басс, - Блэр повернулась к нему. – Ты мне отвратителен. Я ни за что в жизни больше не приду к тебе, мне противно с тобой целоваться и я не хочу видеть тебя рядом с собой.
- Не верю ни одному твоему слову, - покачал головой Чак. – Никогда не говори “никогда”, Уолдорф.
- Да ты Нейту и в подметки не годишься. С чего ты вообще взял, что я соглашусь с тобой встречаться?
- В те несколько дней ты была совсем иного мнения.
- Ты никогда не сможешь сделать для меня то, что сделал он.
- Ты о самопожертвовании? – Чак насмешливо фыркнул.
- Это было романтично.
- Это было глупо, и в глубине души ты это знаешь, - он неожиданно посерьезнел. – В этой ситуации, уж прости, но я слишком рационален для такого поступка. Но если бы речь шла о твоей жизни, мне бы и в голову не пришло сомневаться.
- Почему? – Блэр заглянула ему в глаза.
- Приятного дня, Уолдорф, - Чак снова надел непроницаемую маску и поспешил перейти через дорогу. Он и так сказал слишком много.
Этим утром Блэр завтракала на ступенях музея одна. Конечно, ее окружали фрейлины, но без его взгляда, следящего за каждым ее движением, она чувствовала себя одиноко. Это было странно, она очень хотела освободиться от навязчивого преследования Чака, но вдруг поняла, что без этого ей чего-то будет не хватать.
Чак же маялся в школьном дворе, размышляя над своими словами. Он не сказал ничего, кроме правды, и чувствовал себя странно уязвимым теперь. Чак никогда не выражал свои чувства вслух, разве что Нейту иногда, но Нейт друг. Блэр же заняла пока неизвестную позицию, уже не друг, но вроде пока не враг. Впервые в жизни Чак не знал, что делать, как себя вести. Он пытался привязать ее к себе страхом, вместо этого еще больше отталкивая. Но смени он сейчас тактику, она же моментально исчезнет из его жизни. А этого Чак не хотел.
Он не видел ее в школе целый день, но после уроков, привычно соврав Нейту, занял позицию у ворот. Натаниелю и в голову не приходило, что его лучший друг преследует его бывшую девушку. Чак был все время с ним, разве что начал исчезать куда-то по утрам и все время что-то забывал в школе. Свою рассеянность Чак объяснял чрезмерным употреблением алкоголя, но Нейт знал лучше. У Чака Басса появился предмет для воздыхания. Чтобы не смущать друга, Нейт делал вид, что верит ему, хотя ему было до смерти любопытно, кто же она.
На этот вопрос могли бы ответить Блэр и Сирена, но первая слишком боялась теперь подойти к Нейту, а вторая считала своим долгом пока не вмешиваться, тем более что Блэр сама просила об этом. Она верила, что Чаку наскучит ее доставать, у Блэр и в мыслях не было, что она имеет дело с чувствами. Чак Басс и чувства, не смешите.
Но чувства были, и Чак ничего не мог с этим поделать. Причудливая смесь любви и ненависти, нежности и боли, восхищения и ревности жгла грудь, сводила с ума, заставляла раз за разом приходить к ее дому по утрам и следить за ней по вечерам. Блэр злилась, пытаясь взять ситуацию под контроль, но контролировать Чака Басса можно было только в мечтах.
Сейчас Чак снова стоял у ворот, на этот раз его просила помочь библиотекарша. И конечно, он, как настоящий джентльмен, не мог ей отказать. Чак сам чувствовал, что отмазка глупая, так же, как и предыдущие, но придумать что-нибудь более оригинальное он не мог, думая только о Блэр. Сирена отчасти была права, это было похоже на одержимость.
Блэр вышла из школы и, спускаясь по лестнице, увидела Чака на привычном месте. Закатив глаза, девушка пошла к воротам. Снова он тут.
Они молча шли к дому Блэр. Ее так и подмывало продолжить утренний разговор, но по выражению лица Чака она понимала, что это бесполезно. Чак действительно не горел желанием объяснять свои слова. Скорее, он хотел узнать ее планы на вечер.
- Пенелопа устраивает вечеринку. Надеюсь, я смогу лицезреть тебя на ней сегодня.
- Басс, по-твоему, я тебе об этом скажу?
- Я уже знаю, что ты приготовила платье, - Чак прищурился на октябрьском солнце. – Порой совместное проживание с небезызвестной нам мисс Ван дер Вудсен имеет свои плюсы.
- Ты подслушивал наш разговор с Сиреной? – возмутилась Блэр.
- Душа моя, судьба распорядилась так, что наши комнаты напротив. Поэтому, когда я шел к себе, то услышал восторженный писк Сирены по поводу твоего сногсшибательного платья. Мне уже не терпится его увидеть.
Блэр ускорила шаг. Он невыносим. Шел к себе, ну да, она так и поверила. Правда, представить Басса, скрючившегося у двери Сирены, она не могла. А еще ей не нравилось, что он слышал именно часть про платье. Когда Блэр выбирала его, она почему-то подумала о Бассе, а не о Нейте. И это Блэр не нравилось.
Чак не стал ее нагонять. Все равно она сейчас будет делать вид, что его не существует, а самому с собой разговаривать ему не хотелось. Блэр зашла в дом, а Чак двинулся к стоящему возле ее дома лимузину. Может, заехать за ней, чтобы отвезти на вечеринку или лучше не рисковать жизнью?

***

Вечеринки Пенелопы не пользовались таким успехом, как вечеринки Блэр. Увы, Пенелопа не обладала достаточным вкусом, поэтому чего-то было иногда чересчур, а чего-то недостаточно. Кроме того, порой ей приходили в голову странные идеи, например, на день Святого Валентина она заставила подвесить к потолку нескольких официантов в костюмах ангелочков, они осыпали гостей конфетти в виде сердечек. Единственной причиной, почему на вечеринки Пенелопы кто-то приходил, было появление там Блэр и Сирены. Правда, они пытались сбежать при первой же возможности.
Этот раз был не исключением. По случаю своего дня рождения Пенелопа закатила шикарную вечеринку. Клуб был оформлен в ярко-красных и черных тонах. Пенелопа считала себя роковой женщиной и полагала, что ее темпераменту больше всего соответствует Испания. Может, и были в ее роду какие-то испанские корни, мало ли что.
Хозяйка вечера в ярко-красном платье и с розой в волосах терялась на фоне стены на один оттенок темнее ее платья. Пожалуй, из всех подружек Блэр она не нравилась Чаку больше всего. Пенелопа была первой претенденткой на трон, и она была достаточно миловидна и обладала зачатками ума, по крайней мере, провернуть нехитрую интригу могла. Но на этом ее таланты кончались. Элементарно продумать, как бы сделать так, чтобы не сливаться со стенами, она оказалась не в состоянии.
Официанты в костюмах испанских тореро сновали по залу, разнося коктейли, сделанные по испанским рецептам, и обычный алкоголь, вроде водки, вина или виски. Чак, небрежно облокотившись о стойку бара, следил за Блэр, сидевшей за столиком вместе с Кати, Изабель и Сиреной.
Платье ему действительно безумно понравилось. Темно-синее, оно достаточно выгодно смотрелось на фоне ярко-красных стен. Роль темпераментной испанки шла Блэр больше, чем Пенелопе.
Нейт до сих пор не мог освободиться от Пенелопы, поэтому Чак пока беспрепятственно мог наблюдать за тем, как Блэр потягивает “Кармен”. То, что Нейт нравится Пенелопе, было понятно абсолютно всем, даже Хейзел умела скрывать свои сердечные привязанности. Сейчас, когда Нейт оказался свободен, Пенелопа вовсю пыталась его заарканить. Стандартную процедуру приветствия и поздравления она затянула уже до невозможности. Если Чак ограничился поцелуем руки, то Нейт решил поцеловать девушку в щеку. Вот это его и подвело.
Чак отвлекся, чтобы заказать “Сангрию” (этот коктейль он полюбил еще с отдыха в Испании, несмотря на дешевое красное вино, использующееся в его приготовлении), а когда повернулся, увидел рядом с Блэр вместо Сирены… Кристиана. Сирена направлялась на танц-пол, она никогда была не против потанцевать, в отличие от Блэр, предпочитавшей на вечеринках общаться. Кристиан вообще считался воздыхателем Изабель, но вот сейчас с ним флиртовала Блэр, и Изабель вполне спокойно на это смотрела.
Он понимал, чего она добивается. Блэр пыталась заставить его ревновать, прием классический и дешевый, но, черт побери, действенный. По крайней мере, Чак уже сходил с ума от злости, глядя, как Блэр наклонилась к уху Кристиана. Еще она могла пытаться показать, что ей наплевать на все его угрозы. Ну что ж, сама напросилась.
Немедленно перестань!” Чак нажал на кнопку “отправить”, кивком поприветствовав Нейта, наконец-то освободившегося от Пенелопы. Телефон Блэр замигал, она прочитала сообщение и, ухмыльнувшись, положила руку Кристиану на плечо. Чак сжал стакан.
- Водки, - бросил Нейт бармену. – Чак, что мне делать? Пенелопа пообещала провести со мной весь вечер.
- У нее сегодня день рождения, сделай ей подарок, - Чак начал набирать новое сообщение.
- Я уже, - вздохнул Нейт. Чак чуть не выронил телефон.
- Когда? Ты переспал с Пенелопой?
- Нет, ты что, - Нейт опрокинул в рот стопку. – А почему я должен с ней спать?
- Потому, что под подарком она подразумевает именно это, судя по тем плотоядным взглядам, которые она на тебя бросает. Так как в каннибализме Пенелопа была не замечена, то смею предположить…
- Ох, я надеялся, что буду просто с ней болтать.
- Я понимал бы твой ужас, если бы это была Нелли Юки, хотя азиатки в постели – это что-то. Но Пенелопа вроде ничего.
- Ты с ней спал?
- Было дело, - Чак отправил сообщение с последним предупреждением.
Блэр прочла сообщение и ангельски улыбнулась Кристиану. Она подвинулась к нему ближе и положила ногу на ногу, Кристиан не сводил глаз с ее колена. Он явно не знал каких богов благодарить за то, что на него обратила свое царственное внимание Блэр Уолдорф.
Ладно же. Не понимаешь по-хорошему, будем по-плохому. Чак двинулся к стене, на которой извивалась танцовщица фламенко. Блэр проводила его настороженным взглядом, тут же отодвинувшись от Кристиана.
Дождавшись, пока танцовщица в последний раз щелкнет кастаньетами, Чак поднялся на сцену. Музыка тут же стихла и яркий луч прожектора упал на него. Прищурившись от света, бьющегося в глаза, Чак нашел глазами напрягшуюся Блэр.
- Я хотел бы выпить за девушку, которая всем нам здесь небезразлична, - начал он в микрофон. Пенелопа, думая, что это он о ней, выпрямилась на стуле, сияя. – Она лучшая из девушек, которых я знаю, неповторима, уникальна. Глядя на нее, я вспоминаю легенды о средневековых ведьмах, которые сводили мужчин с ума одним взглядом. И… это не ты, Пенелопа, прости.
Это был неслыханный скандал. На днях рождения полагалось поднимать тосты только в честь именинника, его родителей и родственников. Можно, конечно, упомянуть друзей, но именно что упомянуть. Произносить же на дне рождения Пенелопы тост в честь ее заклятой подруги Блэр… это нарушение правил. Но что такое правила для Чака Басса?
- Она заставила меня ее уважать, демонстрируя поведение для девушки не типичное. Но иногда она все же ведет себя как все остальные представительницы прекрасной половины человечества. И все же я горжусь тем, что она – мой друг. За Блэр Уолдорф!
Он сделал несколько глотков из бокала. В зале воцарилась тишина, все оглядывались на Пенелопу, которая, по-видимому, выпила лимонный сок в чистом виде. Но вот Нейт поднял бокал, за ним потянулись все остальные. Блэр, не сводя с него глаз, поставила свой бокал на столик. Она слабо улыбнулась, когда Чак спустился со сцены.
Увидев идущего к сцене Чака, Блэр похолодела. Она хотела проверить серьезность его угроз, намеренно провоцируя. И когда Чак двинулся к сцене, девушка сразу поняла, зачем он туда идет. Объявление в микрофон о том, что она сначала потеряла девственность с ним, а затем сымитировала ее с его лучшим другом, своим предполагаемым мужем, перед практически всем обществом (разве что представителей старшего поколения здесь не хватало) наделало бы шуму побольше, чем в “Сплетнице”. Но он произнес тост в ее честь, что по идее было нарушением этикета. Причем весьма и весьма неплохой тост, даже та шпилька в конце его не портила. На Блэр волной накатило облегчение, и она даже улыбнулась Чаку, занявшему место рядом с Нейтом.
Пенелопа кисло принимала поздравления, время от времени зло стреляя глазками в Блэр. Блэр на эти взгляды не обращала внимания, как делала бы настоящая, уверенная в себе Королева. Она еще не знала, что совсем скоро Пенелопе представится случай расквитаться за испорченный день рождения. И предоставит его тот же человек, который сейчас вознес Блэр до небес.
Чак же с честью выдержал взгляды Нейта, полные легкого подозрения. На секунду Нейту показалось, что та девушка, что завладела сердцем Чака, это Блэр, но он тут же с улыбкой выбросил эту мысль из головы. Чак и Блэр, Блэр и Чак… вечно все планирующая Блэр и ненавидящий предсказуемость Чак. Смешно же. Ему бы поразмыслить о том, что ради любимого человека можно измениться, да и у Блэр с Чаком гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Или просто рядом с ним была ненастоящая Блэр Уолдорф, а Блэр, заставляющая себя быть идеальной и забывающая о своем настоящем “я”. С Чаком же она была настоящей, не подделкой, что действительно украшало ее. Но Нейту казался немыслимым этот союз, он не подозревал, как близок к правде.
Его лучший друг праздновал сейчас небольшой триумф. Он снова пытался запугать Блэр, но вместо этого, кажется, добился того, что лед тронулся. Во взгляде Блэр уже не было злости или раздражения. Чак про себя отметил, что всего несколько слов могут сделать больше, чем долгая охота. Добиваться девушки ему пришлось впервые. Раньше девушки вешались на него сами, с такой ситуацией он не сталкивался. Так что Чак, можно сказать, открывал для себя новые грани отношений мужчины и женщины.
Вот только одну грань он пока не смог понять. Блэр, попавшая в сложную ситуацию, будет ждать от него совсем не тех действий, чем те, которые предпринял он.


 
CandleДата: Воскресенье, 12.07.2009, 21:43 | Сообщение # 4
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава четвертая.

Опасность.

(часть первая)

Беременность – палка о двух концах. С одной стороны, это безумная радость для тех, кто действительно хотел ребенка и осознавал какая это ответственность. С другой же, это трагедия, особенно, если обстоятельства не располагают к появлению малыша. Естественно, беременность старшеклассницы относится ко второй варианту.
Блэр который день пребывала в состоянии паники. Задержка была уже пять дней и признаков скорого наступления ежемесячного недомогания она за собой не замечала. Беременность будет катастрофой в ее случае.
Личность отца она, конечно, знала. В ту ночь с Нейтом они использовали презерватив, и он не порвался. Зато в лимузине случилась эта маленькая неприятность, аукнувшаяся сейчас большой проблемой. То, что Чак сделает вид, что он тут не при чем, ясно, как божий день. Слишком дорога ему свобода, чтобы менять ее на орущее существо в кроватке. О свадьбе Блэр вообще не думала, Чак Басс и обручальное кольцо – это фантастика.
Прийти к Нейту и сказать, что беременна его ребенком, ей и в голову не приходило. Слишком она уважала Нейта, который не откажется понести ответственность, чтобы так его обманывать.
О реакции родителей она предпочитала не думать. Оба были уверены, что их девочка еще не перешла ту грань, за которой лежит вступление во взрослую жизнь. У Блэр были не те отношения с матерью, чтобы она могла ей рассказать о том, что девственности ее лишил один, а потом она сымитировала ее с другим. Отцу же и подавно такое знать не стоит. Но все-таки на этот счет она волновалась меньше всего. Родители придут в ужас, покричат, но в помощи не откажут.
Ее беспокоило другое. И дело было не в реакции школьных змей и потере трона, хоть она и отправила сейчас Сирену за тестом на беременность. Готова ли она стать матерью? То, что избавляться от ребенка Блэр не будет, было совершенно ясно. Раньше к абортам она относилась нейтрально, вполне допуская такую мысль, что может быть, когда-нибудь… Сегодня утром она посмотрела на себя в зеркало и честно сказала себе, нет, она не готова убить своего ребенка. Решение было принято окончательно и бесповоротно, и Блэр исходила сомнениями. Какой она будет матерью? Будет ли она похожа на Элеонор, приезжать и уезжать, теряя драгоценное время взросления своего ребенка? Или она превратится в наседку, круглые сутки кудахтающую над своим чадом? Блэр хотелось бы золотой середины, но уже второй раз жизнь заставляла ее понять, что как бы тебе чего-то не хотелось, все может быть по-другому.
Беременность усложняла ее простую и идеальную жизнь до предела, и это Блэр не нравилось. И хоть она уже смирилась с положительным результатом еще несделанного теста, Блэр все-таки предпочла бы отрицательный.
За более глобальными проблемами Блэр и не подумала о том, что Сирену, набравшую целых шесть тестов на беременность, могут застигнуть папарацци. Утренний скандал в “Сплетнице” прошел мимо нее. Она как раз решала очень важный вопрос: делать или не делать тест?
Результаты тестов на беременность были весьма зыбкими. Желательно, конечно, после результата еще и показаться врачу для надежности. Но Блэр панически боялась узнать точный ответ, хоть и всячески успокаивала себя.
Блэр сидела на ступенях “Метрополитена”, изо всех сил разыгрывая старую себя. Девочки делали вид, что не замечают ее увеличившейся стервозности, усиленной неопределенностью и страхом. Сама же Блэр списывала все это на беременность и бесилась еще больше.
Она уже успела унизить младшую Хамфри, которую, так и быть, допустила после дебюта в круг. На несколько секунд Блэр почувствовала себя лучше, но всего на несколько секунд. Наверно, именно это унижение стало последней каплей в чаше терпения Дженни и в изменившихся позднее обстоятельствах она предпочла не Блэр. Но пока все было безупречно, если не считать того, что у Блэр внутри мог расти, или не расти, ребенок.
К ним подошла Сирена и тут же повисло неловкое молчание. Девочки, в отличие от Блэр, не пропустили новостей от Сплетницы.
- Я не беременна, - ответила Сирена на их невысказанные вопросы.
Со всех сторон послышалось: “Поздравляю!”, Хейзел пообещала праздничный ужин и выпивку, а Блэр изнывала от нетерпения получить тесты на беременность.
- Блэр, можно с тобой поговорить?
- Конечно, - Блэр кивнула.
Они спустились на несколько ступенек вниз.
- Ты получила мое сообщение? – Сирена поправила сумочку.
- Получила. Ты их купила?
- Мне сказали, что это самые лучшие. Знаешь, за это утро я начала прекрасно разбираться в тестах на беременность.
- Тогда я знаю, к кому обращаться по этому вопросу, - Блэр попыталась улыбнуться, пихая тесты в сумку так, чтобы этого никто не увидел.
- Не надо, я и так сегодня чудом спаслась, - Сирена усмехнулась, глядя на подругу. – А ты больше не играешь в ту старую игру.
- Какую? – Блэр раздраженно отбросила локон с лица.
- Обычно, когда происходило что-то внеплановое, ты старалась этого не замечать. Как будто смотрела фильм о своей идеальной жизни. А теперь собираешься встретиться с проблемой лицом к лицу.
- У меня, может быть, будет ребенок, Эс, - серьезно произнесла Блэр, привыкая к этой фразе. – И так уж сложилось, что у него буду только я, так как его папаша ни на что не годный эгоист.
- Все-таки это Чак?
- Как не больно мне это осознавать, но это он. Я точно знаю.
- Собираешься сказать ему?
- Он и так все узнает. Но ты права, я должна быть взрослой до конца, и пусть он узнает это от меня. Хоть я и боюсь его реакции.
- Я горжусь тобой, Би, - Сирена сжала ее руку.
- Я сама собой горжусь, - Блэр слабо улыбнулась.
За всеми этими перипетиями она, честно говоря, напрочь забыла о Нейте. А когда вспомнила, наткнувшись на него взглядом в школьном дворе, безмерно удивилась. Парень ее мечты, будущий муж, отец двух детей, а она ни разу о нем не подумала. Сейчас Блэр было даже смешно думать о тех детских мечтах. Взрослая жизнь часто ставит нас в такие условия, когда то, о чем ты мечтал в детстве, становится невозможно. Например, отец ребенка Блэр не Нейт, и вполне вероятно, что она будет матерью-одиночкой.
Нейт же не подозревал, что их отношения боле невозможны, он все еще наивно надеялся на их возобновление. Он подозвал Блэр, чтобы попросить о маленьком одолжении, надеясь, что эта маленькая услуга станет началом большого романа. Нейт и Блэр, дубль два.
- Блэр, можешь сделать мне одолжение? Пойдешь со мной сегодня навестить отца в центре?
- Пойдем, - Блэр улыбнулась. Совершенно случайно ее взгляд упал на Чака, наблюдающего за ними из-за угла. Она снова посмотрела на Нейта, решив больше не смотреть на этого субъекта.
После дня рождения Пенелопы Блэр решила дать ему шанс. Ну как шанс, шансик, просто посмотреть, что получится и получится ли. Но потом в положенное время трусики остались чистыми, и Блэр еще больше разозлилась на Чака. Ведь кто в этом виноват, если не он?
Чак же просто не понимал, что происходит. Она снова начала разговаривать с ним, он уже собирался ей что-нибудь подарить и пригласить ее на свидание (уму непостижимо, что с ним стало?), но тут Блэр снова как будто замерзла. Все вернулось на круги своя.
Сейчас она снова разговаривает с Нейтом. И хоть она стоит от него на достаточном расстоянии, но, зная, что Блэр к нему неравнодушна, Чак все равно беспокоился. Самое обидное, что он даже не знал, что такого сказал или не сделал.
Чак уже был готов бросить все это. Он помучается несколько месяцев, но потом Чак Басс, ловелас и прожигатель денег, вернется. Только теперь это стало уже дело чести.
- Я чувствую себя с ним неудобно один, мне не о чем ему больше рассказывать. А тебя он так любит, ты всегда его смешишь.
Блэр усмехнулась про себя. Последняя ее шутка с мистером Арчибальдом не прокатила.
- Нейт, ты никогда у меня ничего не просил. Хорошо, я постараюсь рассмешить твоего отца.
- Спасибо, ты не представляешь, что это для меня значит.
Блэр снова отвлеклась от солнечной улыбки Нейта на мрачную мину Чака. Подождите, мистер Басс, завтра утром вас ждут еще более ужасные новости.

***

Какой бы взрослой и ответственной не считала себя Блэр, увы, этого не хватало. Еще этим утром она чувствовала себя готовой свернуть горы, но чем ближе подступал час Х, тем больше она понимала, что не может этого сделать. В случае положительного результата ей придется сказать Чаку, а его реакции она боялась, как огня. Что он сделает? Рассмеется ей в лицо и скажет, чтобы она катилась к черту? Ославит на всю школу? Или потребует, чтобы она сделала аборт?
А где-то в глубине души теплилась отчаянная надежда на то, что он поступит как мужчина. Во время разговора с родителями он будет рядом, женится на ней, во время беременности будет класть руку ей на живот и чувствовать толчки их малыша, при родах будет держать ее за руку, а потом первый возьмет ребенка на руки. И, конечно, даст малышу свою фамилию, и они будут воспитывать его вместе.
Она писала доклад, лежа на кровати, а мысли были заняты только предстоящим разговором с Чаком. И Блэр понимала, что боится этого до дрожи в коленках.
Сирена ворвалась в ее комнату, как сноп солнечных лучей. Вот только лицо у нее было чересчур серьезным.
- Привет, Би. Я была неподалеку, поговорим?
- Я пока не делала тест, если ты об этом. В инструкции написано, что его нужно делать утром. Но я… боюсь.
- Блэр, ты же не хуже меня понимаешь, что это надо сделать, - Сирена села на кровать.
- Я понимаю и я его сделаю, только… я боюсь разговора с Чаком.
- Впервые на моей памяти ты чего-то боишься.
- Раньше передо мной не вставала перспектива прийти к Чаку и сказать: “Знаешь, у меня будет твой ребенок, что ты намерен сделать?”
- Ты уверена, что это его ребенок? Может, все-таки Нейта?
- Когда мы занимались любовью с Нейтом и это было всего один раз, презерватив не порвался. А вот во время нескольких раз с Чаком презерватив порвался. И он это тоже помнит. Если бы это был ребенок Нейта, я бы сейчас безумно радовалась. Нейт – настоящий мужчина, в отличие от Басса.
- А вдруг ты сейчас несправедлива к нему?
- Я? Несправедлива? Эс, мы говорим об одном и том же человеке?
- Хочешь, я ему скажу?
- Не знаю, Эс. Я уже не знаю, чего я хочу и чего не хочу, - Блэр закрыла лицо руками. – Единственное, что я знаю точно, так это то, что я боюсь разговаривать с Чаком.
Сирена сочувственно погладила подругу по плечу. Она решила облегчить ее нелегкое положение хотя бы в чем-то. Девушка еще не знала, что уже этим вечером окончательно ее утопит. Сначала Дженни из разговора Сирены с Дэном узнает про отношения Блэр и Чака и сообщит об этом Нейту. А потом Сирена, пытаясь помочь Блэр хоть как-то, придет к Чаку, вызвав у того совсем не ту реакцию, на которую они обе рассчитывали.

***

Чак паковал в своем номере оставшиеся вещи. Он уговорил отца так и оставить легендарный 1812 за ним, хоть и надеялся, что он ему будет нужен исключительно постольку-поскольку.
Настроение было не фонтан. Блэр так и не вышла на связь, хотя в ICQ стоял статус “в сети”. Чак всего лишь хотел узнать, чем вызвано ее решение сопровождать Нейта в центр реабилитации. Проще говоря, он хотел услышать от нее подтверждение того, что они всего лишь друзья. Но Блэр молчала, более того, занесла его в список игнорируемых. Чак попытался ей дозвониться, но она выключила телефон. Он злился, не понимая, в чем его проступок.
На пороге его номера появился человек, способный пролить свет на эту ситуацию. Чак не хотел сам идти к Сирене за разъяснениями, но уже смирился с тем, что это сделать придется. И вот, она пришла сама.
- Привет, Чак.
- Зови меня братишкой, - посоветовал ей Чак, ухмыльнувшись.
- Мне нужно поговорить с тобой, - Сирена на подколку не отреагировала.
- Проходи, - Чак сделал приглашающий жест рукой. – Должен сказать, я догадываюсь о теме нашего с тобой разговора.
Сирена села у барной стойки, выпрямившись, как на исповеди. По-видимому, она до сих пор не решила, правильно ли поступила, что пришла к нему. Из чего Чак мог сделать вывод, что тема деликатная и Блэр не нашла в себе смелости сказать ему об этом лично. Радости это открытие не добавило.
- Я должна тебе довериться и надеюсь, что ты поступишь, как мужчина.
- Ты пришла из-за Блэр, - Чак открыл бутылку минералки и повернулся к ней. – Послушай, я никогда не отступал и не собираюсь делать этого сейчас. Ее сопротивление…
- Блэр, кажется, беременна, - прервала его Сирена.
- Что? – выдавил Чак.
- Она готова сделать тест и, если она беременна… - Сирена многозначительно замолчала.
Теперь их разговор с Натаниелем начал обретать смысл. Блэр беременна от него и хочет возобновить с ним отношения. Разумеется, Чак теперь вынужден отступить. В груди стало холодно и пусто.
- А при чем тут я? Я использовал во всех случаях презерватив. А Нейт…
- И Нейт тоже. Вот только у него презерватив не порвался, - припечатала его Сирена.
А вот это совершенно новый поворот событий. Теперь Чак вспомнил. Тогда они не придали этому значения, наутро у него появились сомнения, но они быстро исчезли, заслоненные другими событиями. О ночи Нейта и Блэр он никогда не расспрашивал и не знал, предохранялся ли Нейт или нет. Так значит Блэр беременна от него и не нашла в себе моральных сил сообщить ему об этом лично? Раз так, он умывает руки.
Это поспешное решение потом весьма неприятно аукнется им обоим. Обида затопила разум, Чак, так гордившийся своей железной выдержкой, на этот раз оказался неспособен подумать логически.
- Как я уже сказал, я тут не при чем.
- Чак! – возмутилась Сирена.
- Блэр может принимать какое угодно решение. Мне все равно.
- Она решила рожать.
- Рад за нее. Поздравь от меня будущую маму.
- Какая же ты сволочь! – Сирена вылетела из номера, громко хлопнув дверью.
Чак не спал всю ночь, обдумывая этот новооткрывшийся факт. Он всегда знал, что у него будут дети, но предполагал их появление в далеком и туманном будущем, никак не в семнадцать лет. Чак не знал, каким будет отцом, но он точно знал, что Барт – плохой пример для подражания. Судьба поставила его перед фактом, очень скоро придется проверить, есть ли у него отцовский инстинкт.
Сирена права, в этой ситуации он должен был поступить как мужчина. Блэр и так, наверно, несладко сейчас приходится, а он еще и оставил ее один на один с этой проблемой. Тем более что это, кажется, тот самый шанс, которого он так жаждал. Он, конечно, никогда не рассматривал Блэр, как свою жену и мать своих детей (ну разве что пару-тройку раз), но раз уж жизнь так повернулась… И вообще, а может, все это было предопределено и им суждено быть вместе?
Наутро Чак принял действительно мужское решение. Он не откажется от этого ребенка и разделит с Блэр все испытания, как и подобает взрослому мужчине.
Вот только Сирена уже позвонила Блэр, сообщив ей о реакции Чака. Они поплакали вместе, а потом Блэр проплакала всю ночь, обещая малышу, что обязательно найдет ему папу. Под утро она, в свою очередь, решила больше никогда не приближаться к Чаку и на километр.
Вот так стремление Сирены помочь и спровоцировало ту опасность, что нависла над Блэр. А самое главное, Сирена ведь не хотела ничего плохого.

***

Утром Сирена пришла к Блэр, чтобы первой узнать радостную или не очень новость. Блэр сидела в гостиной и жевала круассан, почти не чувствуя вкуса. Она лучше бы сдала десять тестов по химии, чем один тест на беременность.
- Доброе утро, - Сирена отметила про себя бледность и припухшие глаза Блэр.
- Доброе утро, мисс Сирена, - Дорота приветливо улыбнулась ей, с тревогой поглядывая на Блэр.
- Вы заметили, какая на улице погода? Небо просто потрясающего голубого оттенка, - Сирена попыталась поддержать подругу.
- Дорота, ты свободна, - сообщила Блэр женщине.
- Ты ей не сказала? – прошептала Сирена, дождавшись ее ухода.
- Что я должна сказать? Что понятия не имею, беременна ли я, а предполагаемый отец ребенка сбежал в кусты? Просто прекрасные новости, - Блэр поднялась. – Пойдем уже, сделаем это, не могу больше терпеть неопределенность.
- Би, все будет хорошо. Тест будет отрицательным, - попыталась подбодрить ее Сирена.
- Даже мама уже заметила, что со мной что-то не так. А у меня не хватило духу сказать ей, что на самом деле со мной происходит. Она слышала шум воды в моей ванной и решила, что это снова булимия. А это токсикоз.
- Я слышала, что когда женщина думает, что беременна, у нее могут проявляться все признаки. Вот только при этом она не беременна.
- Это называется “ложная беременность”, я уже читала об этом в Интернете, - Блэр плотно закрыла дверь в свою комнату. – Есть только один способ узнать, беременна я или нет.
Все пять минут Блэр сходила с ума. Так сказать, момент истины. Отныне ее жизнь будет разделена на “до” и “после”. Что она сможет дать этому ребенку? Возможно, ей придется расти вместе с ним. И, если это будет девочка, Блэр сделает все, чтобы на ее пути не попался подобный Бассу.
- Ну что там, Блэр? – нетерпеливо откликнулась Сирена из комнаты.
- Я не беременна, - Блэр попыталась улыбнуться.
Радостно визжащая Сирена влетела в ванную и прижала ее к себе. Странно, Блэр должна бы чувствовать радость.
- Ты не рада, Би?
- Я… я… не знаю, - Блэр неожиданно для себя самой расплакалась. – Знаешь, я ведь уже захотела этого ребенка. Ведь это ужасно, когда ребенок нежеланный. Я бы дала ему все на свете, но вот теперь… его не будет.
- Ты хотела ребенка от Чака? – опешила Сирена.
- Нет, я не про то. Это был бы только мой ребенок, понимаешь? Мы бы никогда не вспоминали о Бассе.
- Блэр, у тебя обязательно будут дети от самого лучшего человека в мире. Басс недостоин быть отцом твоих малышей.
Если бы Блэр, переживающая сейчас крушение надежд на материнство, было дано заглянуть в будущее, она бы одновременно обрадовалась и расстроилась. Обрадовалась тому, что ребенок у нее все-таки будет и даже не один, это будут запланированные и желанные дети. Ну а повод для расстройства заключался в том, что их отцом будет как раз сей недостойный юноша, на которого Блэр злилась сейчас до потемнения в глазах.
Успокоившись, Блэр вняла словам Сирены, Бог и вправду дал ей шанс начать с чистого листа. И конечно же, ее избранником будет Нейт, эта незапланированная проверка выявила разницу между Чаком и Нейтом. И пусть Чак подавится своими угрозами, он сам не меньше ее боится того, что правда откроется.
Сирена убежала на встречу с Дэном, они вместе придут в школу. Ну а Блэр тщательно подготовилась к новому дню. Сегодня она даст свой ответ Нейту, и она должна быть просто сногсшибательна красива.

***

Сигареты всегда успокаивают нервы. Какого же черта они сейчас-то не помогают? Чак смолил одну за другой, готовясь к самому важному разговору в жизни. Отец прав, пора научиться брать на себя ответственность. Чак сам себя уважать не будет, если сейчас бросит Блэр на произвол судьбы.
Он с нетерпением выглядывал ее, стоя у ворот школы. Каждый раз, завидев темные волосы в толпе, он напрягался, готовый броситься наперерез. Но всякий раз это оказывалась не она, и Чак смеривал обладательницу такой же прически презрительным взглядом.
Блэр появилась так неожиданно, что он почти пропустил ее. Девушка быстро прошла мимо, светясь каким-то внутренним светом. Чак поспешно бросил сигарету и кинулся за ней.
- Не бросай из-за меня, - не оборачиваясь, бросила Блэр.
- Я должен. Будущей матери вредно пассивное курение, - Чак тронул Блэр за локоть, и она резко обернулась. – Слушай, мы оба знаем, что это мой ребенок, и я готов во всем тебе помочь.
Затуманенный обидой разум не воспринял этих слов. Блэр не обратила на них внимания сейчас, за что и поплатилась троном. Она подумает о них потом, вечером, прокручивая в памяти еще раз этот разговор.
- Я не беременна, - зло выплюнула она.
- Нет? – на лице Чака промелькнула тень разочарования. Он-то уже настроился на будущее отцовство, уже представляя, что будет делать, чтобы избежать ошибок своего отца.
- Поэтому прощай, ошибка из прошлого, которую я почти не помню.
- Смеешься? – Чак шагнул к ней и протянул руку, пытаясь дотронуться до животика. Блэр отшатнулась, шлепнув его по руке.
- Не трогай меня. Как ты вообще смеешь со мной разговаривать после вчерашнего? Ты не мужчина, Басс, ты ничтожество.
- Слушай, я признаю, что вчера был…
- Ты даже ребенка сделать не в состоянии! – перебила его Блэр, стремясь высказать все, что накипело. – Ты годишься только на шантаж да угрозы, больше ни на что. Ты сам дал ответ на вопрос, с кем я должна быть.
- Да подожди же, Блэр…
- Нет! Ты для меня больше не существуешь! Игра окончена, Басс.
- Не окончена, пока я этого не скажу, - процедил Чак.
- Тогда развлекайся сам с собой, - Блэр повернулась и начала подниматься по лестнице.
Чак смотрел ей вслед, а в груди поднималась волна бешенства. Она даже не дала ему возможности оправдаться, даже не выслушала! И это при том, что Чак никогда и ни перед кем не оправдывался. Он был готов проглотить свою гордость, поступиться свободой ради нее, она швырнула ему это в лицо.
Значит, он ошибка из прошлого? Он ничтожество? Он не мужчина? И это говорит Блэр, которая, как обезумевшая самка, кинулась ему на шею, готовая подарить всю себя. Он всю ночь сходил с ума от жалости к ней и отвращения к самому себе, тоже мне, ловелас с рваным презервативом. Чак даже не подумал, что прежде, чем раздвигать ноги, Блэр могла бы подумать о последствиях. Нет, он винил во всем себя, потому, что с давних времен ответственность за беременность женщины лежит на мужчине. И вот, когда он был готов поступить по-мужски и протянуть руку помощи, Блэр презрительно ее оттолкнула.
Ну что ж, значит, она справится и с этим. Достав телефон, Чак набрал то роковое сообщение, отдавая себе отчет в своих действиях. Сплетница не обойдет эту тему стороной, шутка ли, Королева Би оказалась примитивной шлюшкой.
Скандал разразился не просто громкий, скандал был грандиозным. Блэр как раз спускалась по лестнице после уроков в надежде найти Нейта, как вокруг затрезвонили мобильники. Потрясенные взгляды, перешептывания, открытые рты… Открывая сообщение, Блэр уже знала, что там. Мир ушел из-под ног, рассыпался осколками вокруг.
Чак сделал свой последний ход и сбылся самый худший кошмар Блэр. Пока она не обратила внимания на презрительные взгляды своих подруг, уверенная, что они ее слишком боятся. Блэр не подумала о прописной истине, что один в поле не воин, и большинство может сломать своего недавнего кумира.
- Вы видели Нейта? – потерянно спросила она у Кати и Из.
- Нет, - Кати замотала головой, словно перед ней была прокаженная.
Из Королевы можно в одночасье превратиться в парию. Блэр оглянулась, с ужасом видя вокруг злорадно хихикающие лица. Те, кто еще утром восхищался ею и преданно заглядывал в глаза, теперь с удовольствием перемалывал ей косточки.
Она выскочила за ворота, не в силах больше находиться среди них. Блэр кинулась к Нейту домой в надежде подождать его там и все объяснить. Она еще не знала, что через несколько минут Нейт столкнется на лестнице с малышкой Дженни и попросит у нее разъяснений. И Дженни не станет молчать, желая отплатить Блэр за унижения.




Сообщение отредактировал Candle - Воскресенье, 12.07.2009, 21:45
 
CandleДата: Понедельник, 13.07.2009, 23:34 | Сообщение # 5
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава четвертая.

Опасность.

(часть вторая)

Чак намеренно не упомянул в сообщении о себе, им двигало желание создать проблему Блэр, но не себе самому. Он тоже не принял в расчет малышку Джей, да и кто бы принял? Откуда бруклинской дешевке, рвущейся в мир элиты, знать об их отношениях с Блэр? Пока он еще не знал о цепочке Сирена-Дэн-Дженни, но впоследствии он не допустит той же самой ошибки.
Он беспечно что-то рассказывал Тоби у ворот школы, как его резко развернул к себе Нейт. Одного взгляда на лицо друга было достаточно, чтобы понять, Натаниель в крайней степени бешенства. И впервые это бешенство направлено на него.
Схватив Чака за грудки, Нейт уложил его на багажник лимузина и сдавил его шею. Чак даже не сопротивлялся, пытаясь понять, откуда Нейт узнал, что это именно он.
- Ты спал с ней? – процедил сквозь зубы Нейт. Чак молчал, сокрушенно прикрыв глаза. Где он допустил роковой просчет? – Я убью тебя, сукин сын!
- А можно меня не душить? – выдавил он, понимая, что не сможет ударить человека, который был ему другом на протяжении восьми лет.
- Получил то, что хотел, как и остальных? – Нейт брезгливо отскочил от него.
Чак резко сел. Им никому не понять, что Блэр значила для него намного больше, чем все остальные. Поэтому он преследовал ее, пытался запугать и привязать к себе, понимая, что неспособен переключиться. Нейт, как и многие, подумал, что единственным приобретением Чака была галочка в донжуанском списке.
- Да, Натаниель, я взял то, что она предлагала тебе и что ты швырнул ей в лицо!
- Ты трахнул ее из спортивного интереса?!
- Неправда! Ей был нужен кто-то рядом и по случайности это оказался я.
- Ах, так ты о ней заботился!
- Вы расстались!
- Насколько?! На неделю, на час?! – Нейт заметался перед воротами, неспособный поверить в такое предательство. – Теперь я понимаю, почему ты все время оставался в школе! И куда исчезал по утрам! Трахнешь ее и на уроки с чувством выполненного долга?
- Натаниель, ты и понятия не имеешь о чем говоришь!
- И тот тост… Ты гордишься, что она – твой друг, так это у вас дружеские перепихи?!
- Хватит!
Оба тяжело дышали. Нейт повернулся и пошел к школе. Чак смотрел в его удаляющуюся спину и понимал, что остается один.
- Слушай, прости. Мы не один год были близкими друзьями…
- Не подходи ко мне больше, Чак.
Единственный друг, который принимал его таким, какой он есть. Друг, готовый пожертвовать ради него всем, уходил, не оглядываясь. В глубине души Чак этого и боялся, поэтому и стремился оставить все в тайне от Нейта. Он надеялся, что между ним и Блэр все утрясется, и Чак получит возможность завести с ней отношения. Нейт в жизни не должен был узнать, что он был не первым мужчиной у Блэр. Достаточно того, что это знал Чак.
Дженни сломала все: и планы Чака, и надежды Блэр. Разбилась крепкая восьмилетняя дружба и больше уже не возобновятся трехлетние отношения.

***


Блэр еще не знала того, что знал Чак. Она надеялась, что сможет объяснить все Нейту. В конце концов, Нейт разумный человек, он не поверит Сплетнице.
Она сидела у него дома, всерьез решая вопрос, не остаться ли у него ночевать. На улицу она была выйти просто не в силах. Окружающие смеялись за ее спиной и тыкали в нее пальцами. Блэр и помыслить такого раньше не могла. Недоброжелателей у нее просто не было, вдоволь наглотавшись унижений, они вели себя тише воды ниже травы. Теперь против нее ополчилась вся школа.
Она резко обернулась, услышав хлопок двери. Сейчас Нейт войдет, обнимет ее и скажет, что все будет хорошо, что он ей верит. И Блэр положит голову ему на плечо, черпая силы для борьбы. Увы, едва увидев лицо юноши, она поняла, что надеждам сбыться не суждено.
Нейт явно не ожидал увидеть ее здесь. Он хотел как можно скорее плюхнуться на диван и включить ай-под погромче в надежде забыть о том, что все друзья – подонки недобитые, а девушки – лживые твари. Но одна из представительниц сего бесславного племени поджидала его дома.
- Что ты здесь делаешь? – голос Нейта был резок, никогда он еще не обращался с подобной интонацией к ней.
- Твоя мама впустила меня, - Блэр сжалась, понимая, что теперь не будет не только их отношений, но еще и дружбы.
- Я спрашивал не как ты вошла, а зачем.
Глаза защипало. Нет, Блэр будет плакать дома, должны же у нее быть хоть остатки гордости.
- Чтобы поговорить. О нас.
- Мы уже не будем вместе, Блэр.
- Нейт, у нас появилась возможность начать все сначала, - она попыталась подойти к нему, но Нейт тут же встал по другую сторону дивана.
- Все это время я мучился из-за того, что сделал, даже не подозревая, что ты поступила еще хуже.
- Ты разбил мне сердце! Я не осознавала, что делала.
Внезапно Блэр остановилась. Она поступила еще хуже? Когда Нейт трахал Сирену, это было нормально, когда он метался между ней и Сиреной, признавался в любви Сирене на маскараде, все это было нормально? Стоило Блэр поступить так же, как выясняется, что она совершила преступление. Зачем она сейчас оправдывается? Если Нейт неспособен простить ее за то, за что простила его она, зачем он ей нужен?
- А сейчас хорошо все осознаешь?
- Да. И знаешь что? Ты прав. Мы действительно больше не будем вместе. А знаешь почему? Потому, что я сглупила, простив тебя тогда. Надо было все прекратить. Не тебе говорить о предательстве, Натаниель Арчибальд, ты предал меня первый.
Схватив сумочку, она пошла к выходу с прямой спиной. В детстве она выбрала не того кандидата на роль будущего мужа, надо было всего-то подождать.
- Так значит это я во всем виноват? – опешил Нейт.
- Именно. И чем скорее ты это поймешь, тем для тебя будет лучше. Не повторишь тех же ошибок с другой. Всего хорошего, Нейт.
Блэр закрывала дверь его дома, понимая, что закрывает дверь в детскую мечту. Сейчас она окончательно прощалась с ней, мечта давно умерла в агонии. Блэр, может, и была стервой, но благородство ей было не чуждо. Нейту оно тоже было присуще, но ему нужно было несколько дней на то, чтобы все в себе переварить.
Она еще не знала виновницу всех своих несчастий. Виновница признается в этом сама, но это будет позднее. Блэр была даже несколько благодарна такому повороту событий. Теперь она чувствовала себя свободной и могла двигаться дальше.

***

Сирена разрывалась между Блэр и Дэном. Блэр она, ясное дело, была нужнее, но на очередную битву Блэр направилась одна. Она отпустила Сирену, уверенная, что все будет легко, но все и вполовину оказалось не так радужно.
Увидев стоящую рядом с фрейлинами Дженни, Блэр поняла, вот она, жертва, на которой можно показать, насколько все еще сильна ее власть.
- Что ты здесь делаешь? – резко спросила она.
Дженни тут же замялась. От взгляда Блэр захотелось испариться. Но помощь пришла с совсем неожиданной стороны.
- Я уже ухожу, - пискнула она.
- Нет, останься, - позвала Пенелопа. Вот сейчас и можно расквитаться с Блэр за испорченный день рождения, за то, что она красивее, умнее и влиятельнее. – Блэр, ты никак не можешь разобраться с беспорядком в собственной жизни. Тебе ли указывать кому-либо, где ему есть или не есть?
Блэр пораженно посмотрела на нее. У девочки со ступенек появилось собственное мнение?
- Забыла, с кем разговариваешь?
- С самодовольной сукой, смотрящей на все сверху вниз? – подняла брови Хейзел.
- Маленькая беременная лицемерка, - бросила Пенелопа.
- Это, конечно, не твое дело, но я не беременна.
- Нейт, разумеется, счастлив, - ехидно улыбнулась Хейзел.
- И Чак тоже, - добавила Пенелопа.
Блэр растерялась. Откуда они знают эти подробности? В сообщении Сплетницы не было ни слова о том, что это Нейт и Чак.
- О чем это вы?
- Все видели, как они дрались из-за тебя, - пояснила Хейзел.
- Парень и лучший друг, - протянула Пенелопа.
- Шикарно, - Хейзел повернулась первая.
- Ты развенчана, Королева Би, свергнута с престола, - с мстительным удовольствием произнесла Пенелопа.
Блэр прищурилась.
- Может быть, и так, но это всего на несколько дней, и все вы это знаете. Я смотрю на вас сверху вниз потому, что иного вы не заслуживаете. Ни у одной из вас в жизни не хватит хитрости и ума стать Королевой. И когда я вернусь, вы горько пожалеете о своих словах, и это вы тоже знаете.
Девочки начали переглядываться, Блэр сказала правду. Они прекрасно знали, что она снова будет Королевой. Но эти несколько дней свободы… Ах, какими сладкими были эти минуты.
- Блэр, это я сказала Нейту про вас с Чаком, - опустив глаза, тихо призналась Дженни. – Я случайно услышала об этом из разговора Сирены и Дэна.
- Зачем ты мне это говоришь? Думаешь, я не смогу тебя уничтожить?
Дженни вскинула голову и обиженно сверкнула глазами. Она совсем не то имела в виду. Дженни мучилась совестью целый день, узнав о ссоре Нейта и Чака. Теперь ее мучения усугубились, когда она увидела унижение своего кумира. Но она попалась под горячую руку со своим признанием, Блэр не нужна была ее жалость. Она хотела драться.
- Попробуй, - Дженни презрительно фыркнула и демонстративно села рядом с Кати.
Блэр отвернулась и быстро пошла вниз по улице. Она знала, что вернется, и Пенелопа с Хейзел дорого заплатят за то, что посмели открыть рот. И демонстративное поведение Дженни ее не задело, из всех фрейлин Дженни была последней, кого Блэр попросила бы остаться рядом. Она еще ответит за то, что пошла к Нейту, и ответит за каждое слово.
Она думала о другом. Если Чак и Нейт поссорились, Чаку, вероятно, сейчас так же плохо, как и ей. Возможно, вчера Блэр погорячилась, ведь Чак был готов ей помочь. Конечно, то, что он сделал, непростительно, но Блэр будет не Блэр, если он не извинится за это.
А еще он отчаянно был ей нужен сейчас. Его любующийся взгляд, благодаря которому она чувствовала себя самой красивой на свете, его спокойный и уверенный в себе голос… Блэр не хватало человеческого тепла, Сирена была занята Хамфри.
Почему она решила ответить Чаку взаимностью сейчас, после того, как столько дней его избегала? После того, как стремилась избавиться от его настойчивого внимания? Чак был прав в самом главном, она действительно хотела попробовать отношения с ним. И Блэр пришлось тряхнуть таким жестоким способом, чтобы она это, наконец, поняла.
Блэр прекрасно знала бар, в котором Чак любил бывать. Он и сейчас был там, цедил виски, напряженно глядя перед собой. Блэр села рядом, слабо улыбнувшись. Возможно, это самый важный разговор в ее жизни.
Бармен сделал попытку предложить ей что-нибудь, но Блэр остановила его жестом. Чак мрачно смотрел, он не был рад ее появлению. Он был влюблен в нее, пока еще не любил, но был влюблен, а сейчас ненавидел. Если бы Блэр не была столь упряма, не было бы никакой ссоры с Нейтом.
- Я пришла поздравить тебя лично, - начала Блэр, храбро подняв на него глаза. – Ты разрушил мои отношения с Нейтом, со всеми моими подругами, даже это ничтожество Дженни думает, что слишком хороша для меня.
Чак закатил глаза, отпивая виски. Она пришла к нему потому, что у нее больше никого нет?
- Браво, это именно то, чего ты хотел. Но я пришла не из-за этого, с этим я справлюсь сама, ты же знаешь. Пройдет несколько дней, и я снова стану Королевой.
- Мне все равно, Блэр. Я перегорел. Я больше не хочу тебя и уже переключился на другую девушку, - Чак стиснул зубы. Нет, он сохранит остатки гордости, пусть даже для этого пришлось богохульствовать. – В тебе было определенное очарование, когда ты была красивой, нежной и недосягаемой. Но сейчас ты так… одна из арабских кобыл, которые были у моего отца, заезженная и в плохом состоянии. Я тебя больше не хочу. И не понимаю, почему захочет кто-то другой.
Он залпом допил виски, силясь унять жгучую боль в груди на месте сердца. Блэр сейчас уйдет из этого бара, из его жизни навсегда, и он сможет жить дальше. Все будет как раньше, вечеринки, алкоголь, девушки, травка, они помирятся с Нейтом… Только ему больше нельзя влюбляться, от этого получаются одни страдания.
Чак отвернулся, стараясь не видеть, как Блэр уходит. Этого зрелища он не выдержит.
- Ты всегда умел хорошо врать, Чак, - Блэр слабо улыбнулась. Неужели он думал, она в это поверит? – Только я тебе не верю.
Чак резко повернулся. Блэр сидела, скрестив руки перед собой и насмешливо глядя на него. Он открыл рот, но девушка быстро подняла руку.
- Подожди. Я не верю тебе потому, что сама на твоем месте сказала бы то же самое. Я знаю, что ты думаешь сейчас, ты полагаешь, что мне больше не к кому обратиться. Но даже если бы против меня был целый свет, я бы все равно боролась, пусть даже одна. Я пришла потому, что действительно хочу попробовать отношения с тобой.
- Еще сегодня утром ты с тем же рвением стремилась к Нейту.
- Нейт оказался не тем человеком и я рада, что поняла это. Видимо, мне надо было вот так дать по голове, чтобы пелена с глаз наконец-то упала.
- Рад за тебя, душа моя, - Чак снова отвернулся. Стало еще больнее. Он боялся поверить и сделать боль еще невыносимее.
- Не притворяйся равнодушным, Чак, - попросила Блэр. – Я не поверю тебе, как бы ты не пытался. В наших отношениях есть все, кроме одного: равнодушия. Выбирай: или мы пробуем что-то построить, или я сейчас уйду, а тебе предстоит долгая агония.
- И ты простишь меня за то, что я отправил сообщение в “Сплетницу”?
- Тебе долго придется заглаживать свою вину, - Блэр улыбнулась по-настоящему.
Чак протянул ей руку. Может, он и пожалеет об этом, но, как говорится, лучше жалеть о сделанном, чем несделанном. С Блэр нельзя брать время на раздумье или тянуть с ответом. Сейчас ему дается тот единственный шанс, упустив который, он бы всю жизнь жалел.
Блэр вложила в его руку прохладные пальчики. Они не знали, что ждет их в будущем, да и не думали об этом сейчас, честно говоря. Они давали друг другу возможность исправить собственные ошибки. И эта возможность была слишком дорогой, чтобы от нее отказываться.


 
CandleДата: Понедельник, 13.07.2009, 23:36 | Сообщение # 6
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава пятая.

Мир.

Их отношения никогда не были простыми, но оба стремились их сохранить. Для Чака это было впервые, он многое знал о женщинах, и почти ничего об отношениях. А Блэр уже почти забыла каково это, чувствовать ответ на свои усилия. Чаку казалось, что отношения это не для него, он не представлял себя держащим девушку за руку, смотрящим с ней романтический фильм или гуляющим с ней по парку.
Но стоило один раз попробовать и это сразу перестало казаться таким уж странным, немного непривычно, да, но не странно. Он боялся, что окружающие сочтут его подкаблучником, но потом, поразмыслив, пришел к выводу, что ему все равно, что думают о нем окружающие. В конце концов, впервые в жизни он был… счастлив.
Блэр не позволила ему помочь вернуть ее влияние. Она справилась с этим сама, как, в принципе, он и ожидал. Разумеется, никто не был забыт и ничто не забыто. Дженни сдалась после нескольких раундов, там, где Блэр боролась бы, она опустила руки. Пенелопа неделю не выходила из дома после того, как все узнали, что она заразила партнера своего отца гонореей (домработницы бывают иногда так болтливы). Ну а Хейзел за самодовольную суку поплатилась тем, что на несколько недель стала девочкой на побегушках, которой помыкала даже Элис. С тех пор они боялись в присутствии Блэр рот открыть.
Когда Сирене стали присылать компрометирующие посылки и она обвинила в этом Чака, Блэр единственная встала на его защиту. Она поверила ему, и Чаку это было важно. Сирена, естественно, предпочла бы, чтобы это были всего лишь шутки будущего брата, но реальность оказалась страшнее. В Нью-Йорк вернулась Джорджи, готовая к новым подвигам и, как ребенок, требующий вернуть игрушку, настаивала, чтобы старая Сирена вернулась. Она не учла, что ее “попытка нежности” уже против нее. Чак, много нового узнавший про будущую сестру, помог Блэр разработать план по уничтожению Джорджины, но вот лично поприсутствовать на операции не смог. Сегодня Барт должен был сказать свое весомое “да” перед алтарем, и Чаку нужно было явиться на последний прогон.
Пока Блэр занималась одним из своих любимых дел, Чак стоял рядом с отцом, маясь от скуки. Насмотревшись на все эти хлопоты, он с ужасом думал, что все это его ждет. Свадьба смотрится романтично и трогательно только в том случае, если вы сидите среди гостей. А вот когда вы непосредственный участник сего действа это, скорее, утомительно и до нытья в зубах скучно. Конечно, львиную долю хлопот берут на себя женщины, но Чак почему-то был уверен, что Блэр попытается и его привлечь к организации вопросами: “Какого цвета должны быть салфетки на столах?” и “Какими цветами оформить алтарь?”. Другой девушки в качестве своей жены он не представлял.
Свадьба должна была состояться через несколько часов, а речь шафера до сих пор не была написана. Чак не был писателем и уж тем более поэтом. Он вообще почти не произносил тосты, они получались у него в результате наития. Чак промучился два часа прежде, чем написал более-менее сносный вариант с витиеватыми пожеланиями счастья, долгих лет брака и здоровья жениху и невесте. Про здоровье, кажется, было лишним, но на всякий случай Чак решил оставить эти пожелания.
Эрик долго хихикал, когда Чак зачитал ему итоговый вариант. Чак посчитал его дитем, которое ничего не понимает в шедеврах, и пообещал уступить роль шафера ему, если тот не перестанет хихикать. Эрик рьяно принялся восхищаться речью, и Чак, вздохнув, решил оставить все, как есть.
Он в последний раз просматривал то, что должен будет сказать на ужине, когда почувствовал, что пришла Она. Шаги Блэр Чак узнавал с легкостью, изящные, тихие, как будто ступает лесной эльф. А еще в воздухе, кроме аромата роз, появился легкий запах сирени.
- Речь шафера настолько удачна? – Блэр лукаво улыбнулась.
- Поверь, все будут плакать, - Чак убрал листочки в карман и обнял ее за талию. – Как дела с Джорджиной?
- Там тоже все плакали, - девушка засияла, значит, операция прошла более чем успешно.
- Рад слышать, что никто не заметил моего отсутствия, - он притянул ее ближе и поцеловал.
- Дэн Хамфри мне помог, приятно было увидеть, как он пачкает руки, - оторвавшись от его губ, сообщила Блэр. – Но, кажется, ему понравилось, хотя первый раз не нравится никому.
- За исключением тебя, - прошептал ей на ушко Чак, слегка прикусив мочку.
- Я просто мудро об этом молчу, - Блэр, усмехнувшись, отстранилась. – Где я сижу?
- На самом лучшем месте, видно будет все, - Чак провел девушку к первому ряду.
- Учти, Басс, я накрасилась не водостойкой тушью, и ты заплатишь за каждый потек на моем лице.
- Хоть сейчас, - Чак снова потянулся к ней, но Блэр отступила.
- Нет, мой хороший, это будет не перед прибывающими гостями, а в тихом уютном номере, - прошептала она, на секунду прижавшись к нему.
- Я даже знаю в каком, - Чак с сожалением отстранился, надо было идти встречать гостей к воротам. – Сирена еще не выходила, она с утра как в воду опущенная. Думаю, рассказ о Джорджи в военной школе ее развеселит.
Блэр, последний раз ему улыбнувшись, поспешила на помощь подруге. Чак поплелся к воротам, Эрика остановили друзья отца, жаждущие познакомиться с будущим пасынком Барта Басса. Чак снова вынул речь, но тут его настиг Говард Арчибальд.
- Шаферу есть чем порадовать отца?
Чак радушно улыбнулся и пожал ему руку. Нейту, мрачно отводящему глаза в сторону, и руку протягивать не стоит, после того памятного дня он не разговаривает ни с Чаком, ни с Блэр.
- Капитан, как приятно вас видеть. Нейт.
Нейт кивнул, прожигая бывшего друга презрительным взглядом. Он никак не мог свыкнуться с мыслью, что Блэр и Чак встречаются. Ситуация житейская, она ушла от него к его лучшему другу, и теперь они счастливы. Блэр была такой же счастливой, как и в ту неделю перед дебютом. Несмотря на то, что Нейт теперь встречался с Ванессой, его жег тот факт, что он не смог сделать счастливой Блэр. Плюс в памяти все время крутились ее слова. Нейт не понимал, что в Чаке такого, чего нет в нем, но все было очевидно: с Чаком Блэр куда лучше, чем было с Нейтом.
- Так, я что-то пропустил? – Говард не мог заметить холодного отчуждения двух закадычных друзей. – Хотите маленький совет? Вы были добрыми друзьями и ни одна женщина этого не стоит.
- Нет, - прервал его Чак. – Эта стоит.
Нейт молча прошел мимо, едва не задев Чака плечом. Чак улыбнулся Говарду, приглашая его внутрь. Говард смотрел на них с легкой завистью. Они еще так юны, поссорились из-за девушки. Ни Нейт, ни Чак и не подозревали пока о таких проблемах, как мошенничество, кража и прочие беды, в результате которых ему приходилось бежать за границу, оставляя сына и жену. Для них самой большой бедой было то, что девушка предпочла Чака, не Нейта.
Чак пробыл у ворот достаточно времени, чтобы увидеть встречу Говарда с подозрительным мужчиной. Говард был безумно раздражен и что-то втолковывал мужчине, который оглядывался по сторонам. Учитывая недавние проблемы Говарда с наркотиками, вывод тут мог быть только один. Подозрения Чака подтвердились, когда мужчины оправили пиджаки и спешно разошлись в разные стороны. Говард только что вышел из реабилитации и снова пошел по скользкой тропинке наркотиков?
Он подозвал к себе одного из охранников. Нейт имеет право знать, что происходит с его отцом, даже если их с другом отношения сейчас далеки от идеальных.
- Сделайте одолжение, проследите за мистером Арчибальдом.
Мужчина кивнул и тут же приступил к заданию. Барт привык, чтобы все было по высшему разряду, и обычные охранные агентства его не устраивали. На приемах Барта Басса всегда работали бывшие военные. Чак даже один раз встретил всамделишного шпиона, которого выгнали из органов за пьянство. Почему он был до сих пор еще жив, Чак не знал, ему казалось, что из разведки не увольняют, а выносят вперед ногами. Но шпион скрасил десятилетним мальчикам прием, Чак с Нейтом даже решили стать шпионами. Со временем решение забылось, но, с другой стороны, еще не поздно.
Он бросил взгляд на часы, до начала церемонии пятнадцать минут. Все, кто должен был приехать, уже приехали. Гости уже расселись по местам, Чак поискал глазами знакомые лица. Рядом с Нейтом Абрамс, конечно, Чак слышал об этом досадном заболевании друга. Он тихо ненавидел ее за тот фонд и не имел никакого желания с ней разговаривать. Сначала Чак хотел вообще его уничтожить, но Блэр пожалела бедных подростков и велела переименовать его в “имени Ванессы Абрамс”. Абрамс, конечно, об этом не знала, иначе бы уже примчалась с обвинениями. Чак едва сдержал усмешку, в оранжевом платье она напоминала тыкву.
Здесь были все его одноклассники с родителями. Девочек со ступеней нарочно усадили в самые последние ряды, это было пожеланием до сих пор не простившей их Блэр. Тут был даже Хамфри, вот уж кого не ожидал увидеть. По последним сводкам они с Сиреной поругались из-за того, что Хамфри переспал с Джорджиной.
И напоследок самое любимое лицо. Блэр улыбнулась ему, и Чак ответил своей знаменитой улыбкой змея-искусителя. Они не торопились переходить к более близким отношениям, смакуя каждый момент. Но Блэр уже пообещала, что эта ночь будет особенной. Должна же она вознаградить его за прошлую, когда Чак лежал на полу, а она была так близко, но Чак не мог до нее дотронуться.
Они улыбались друг другу, напрочь забыв и про гостей, и про то, ради чего здесь все собрались. Внезапно уха Чака достигли чьи-то недовольные слова. Он с неохотой повернул голову, о, Эрик возмущается. Почему он возмущается? А, музыканты играют, а невесты все нет. Лили и правда передумала выходить замуж?
- Пунктуальность никогда не была сильной стороной твоей мамы, - с другой стороны проворчал отец.
Вот на дорожке показалась Сирена. Чак, похоже, что-то пропустил, пока встречал гостей, девушка была еще больше убитой. Они успели пересечься с Хамфри и тот ей в красках расписал, что он делал с Джорджиной? Или что Джорджина делала с ним?
О, и невеста подоспела. Чак сглотнул, руки внезапно вспотели. Появилось гаденькое ощущение, что женится он, а не отец. У него появится мачеха, пусть ненастоящая, но все же мать. Чак, конечно, уже вышел из того возраста, когда ребенку нужна материнская ласка и забота, но ему все равно хотелось, чтобы однажды его обняла женщина и прошептала: “Я горжусь тобой, сынок”. Интересно, Лили сделает так, когда он будет оканчивать школу?
Чак ободряюще сжал локоть отца и тот благодарно кивнул. Он улыбнулся будущей мачехе и снова посмотрел на Блэр. Девушка не сводила с него глаз, улыбаясь той самой улыбкой, которая заставляла Чака парить над землей.
Он вполуха слушал священника, точно догадываясь, о чем думает Блэр. Наверно, на месте Лили она представляет себя, в красивом белом платье, сшитом ее мамой, непременно с фатой… А вот рядом с ней, Чак хотел на это надеяться, стоит он. Кого еще Блэр могла видеть в своих фантазиях?
Два самых главных вопроса, на которые оба дали утвердительные ответы. Мистер и миссис Бартоломью Басс обменялись кольцами, поцеловались и уже, как муж и жена, повернулись к гостям, взорвавшимся аплодисментами.
Первой их поздравила Сирена. Она обняла Барта, поцеловала в щеку мать и снова заняла свое место. Не один Чак не сводил глаз с гостей, Сирена тоже едва ли слышала священника. Чаку внезапно стало ее жаль, Хамфри испортил ей весь праздник.
Дождавшись, пока от молодых отойдет Эрик, Чак искренне поздравил их. Вот она, его семья. Даже несмотря на то, что сестра, кстати, младшая, его терпеть не может, они должны стать настоящей семьей.
Блэр еще робела в присутствии Барта, хоть он и смотрел на девушку благосклонно. Она ему нравилась, именно такая Чаку и нужна. Чтобы сжала его в кулаке, прекратив все эти истории, из-за которых у Чака уже сложилась не лучшая репутация. Он даже поцеловал девушку в щеку, отчего Блэр зарделась, тут же упорхнув к Чаку.
Действо перемещалось в банкетный зал. Лили и Барт шли впереди всех, по пути принимая поздравления. За ними шли Сирена и Эрик, Эрик вовсю пытался утешить сестру. Чак предложил Блэр руку, и она, сияя от радости, ее приняла. Блэр и сидела с ними за столом, хотя там должны сидеть только члены семьи. Чак словно бы говорил всему свету, что их отношения - это всерьез и надолго.
Блэр как раз отошла вместе с Сиреной на воздух. Сирена так и не притронулась к еде и вообще, кажется, едва сдерживала слезы. Чак и Эрик даже предложили вышвырнуть отсюда Хамфри, Сирена поблагодарила их за заботу, но отказалась. Хамфри и сам был не в своей тарелке, но Чака гораздо больше волновала Сирена.
Он поставил бокал с шампанским на стол, как услышал над ухом тихий шепот того самого охранника. Говард Арчибальд позорно сбегал с приема. Видимо, дело тут не только в наркотиках.
Сообщив отцу, что он сейчас вернется, Чак отправился на поиски Нейта. Нейт безбожно поил Абрамс шампанским, та, ясное дело, в жизни не пробовала такого вкусного напитка. Придется прервать их идиллию.
- Мне нужно с тобой поговорить, - Чак наклонился к Нейту поближе. Не подумайте ничего плохого, миссис Эванс – милейшая женщина, знает все и обо всех в мельчайших подробностях, которые нередко придумывает от себя. – Твой отец уходит.
Нейт с равнодушным лицом отвернулся.
- Он пошел звонить моей маме.
- Все в порядке? – Абрамс ну очень хотелось вернуться к шампанскому.
- Да, - сообщил ей Нейт.
- Нет, - Чак тронул его за плечо. Нейт тут же встал, готовый поставить Чаку синяк под глазом на глазах у всех честных гостей. – Он попросил подогнать его машину.
- Наверно, он забыл в ней мобильник, - пожал плечами юноша.
- Днем я видел его с каким-то подозрительным парнем. Мне показалось, он покупает наркотики.
- Мой отец чист, Чак. Ты что, за ним следил?
- Я знаю, что ты меня ненавидишь. Я… влюблен в Блэр и прошу прощения. Ругаться времени нет.
Одарив его еще одним свирепым взглядом, Нейт устремился к двери. Чак проводил его взглядом и, коротко посмотрев еще раз на Абрамс, двинулся за ним. В аниматоры к этой девице он не нанимался.
Он вышел к воротам как раз в тот момент, когда из черного лимузина появился Говард Арчибальд. До Чака донесся обрывок возмущенной фразы Нейта, он явно не ожидал такого от отца.
- Что я прошу прощения, - отец Нейта действительно выглядел виноватым.
- За что? – потрясенно выдохнул Нейт.
Дальше Чак уже не слушал. Это было дело Нейта, так сказать, частные семейные разборки. Его самого гораздо больше интересовало, где Блэр с Сиреной. К вечеру становилось прохладно, и Блэр вполне могла замерзнуть. Сирена сейчас вряд ли чувствует холод.
Он как раз собирался пойти во двор и поискать их там, как случилось неожиданное. Нейт пошел было к воротам, но Говард развернул его к себе за плечо. И тут же получил чувствительный удар по лицу. Чак вздрогнул, потрясенно глядя на разворачивающуюся перед ним сцену.
- За маму, - бросил Нейт и пошел к Чаку. Говард поспешно поднялся и, зажимая рукой кровоточащий нос, скрылся в лимузине.
Они переглянулись, после чего Нейт скрылся за воротами, горько качая головой. Лимузин отъехал, неизвестно куда увозя Говарда Арчибальда. Чак, тяжело вздохнув, пошел к воротам. Он не знал, правильно ли поступил, сообщив Нейту об отце, может быть, стоило не вмешиваться. Но ведь Нейт имеет право знать правду.
Охранники сообщили, что девушка в розовом платье и девушка в желтом пять минут назад зашли в здание. Возле входа маялся Нейт, и Чак решил подойти к нему, не догадываясь, что в зале его разыскивает Эрик.
- Спасибо, - Нейт тяжело вздохнул.
- Это твой отец, - Чак чуть заметно пожал плечами. – Это важнее всего остального.
- Он уезжает в Доминикану, представляешь? Врал мне, что все будет хорошо, что мы выиграем суд… А он на самом деле виновен. И мама оплачивает ему частный самолет. Сумасшедшая семья.
- Думаю, про мою я могу сказать теперь тоже самое, - усмехнулся Чак.
- Прости меня. За все.
Нейт протянул ему руку, и Чак ответил на рукопожатие. В конце концов, они дружили восемь лет, и эта дружба была слишком дорога Чаку, чтобы от нее отказываться.
- И ты меня.
Последовала небольшая пауза.
- Ты сказал, что влюблен в нее, - Нейт улыбнулся.
- Да, сия болезнь настигла и меня, как бы не отрицал я ее существование.
- Надо же, я никогда не слышал, чтобы ты говорил такое ни об одной девушке.
- Она отличается от других девушек, - Чак кашлянул, удивившись тому, что смутился. – Хочешь вернуться внутрь?
- Мне не кажется, что я вернусь, - покачал головой Нейт. – Просто скажи Ванессе…
- Сказать Ванессе что? – раздался рядом с ними чуть грубоватый голос. Она спустилась и посмотрела на Чака. – Тебе там все ищут.
Чак бросил взгляд на друга, тот едва заметно кивнул. Напоследок подмигнув, Чак пошел в отель. Пора озвучить свой шедевр.
Эрик не привлекал большого внимания к его поиску, поэтому вместо разочарованного взгляда отец встретил его улыбкой. Он вообще пребывал сегодня в благодушном настроении и даже несколько раз пошутил. Лили улыбалась, но в улыбке явно сквозила усталость. Сирена и вовсе медленно умирала, общение с Хамфри не идет ей на пользу. Блэр сжимала ее руку, обеспокоенно глядя на нее. Тем не менее, при появлении Чака она засияла улыбкой.
Чак постучал вилкой по бокалу, набирая воздуха в грудь. Надо же такому случится, что именно в этот момент ему напрочь разонравилась вся речь.
- Я хочу предложить тост, - кашлянув, он начал. – Мой отец всегда добивается того, чего хочет, и Лили Ван дер Вудсен не стала исключением. Как всегда у Бассов, ухаживание было прямолинейным и не всегда изящным, - и тут его взгляд упал на Блэр. А ведь вся его речь как нельзя лучше подходит к ним. Чак отложил бумажки. – Но отец показал мне насколько важно упорство. От настоящей любви не отказываются, даже если любимая просит вас об этом. А Лили научила меня тому, что важно не быть злопамятным. Она дала моему отцу второй шанс, и я увидел, как он становится человеком, который заслуживает его. И, к счастью, я встретил девушку, которая сделала для меня тоже самое, - он поднял бокал. – За здоровье новобрачных!
Этой речью он подвел итог трем неделям упорного преследования, шантажа, запугивания и отчаянных надежд. В ухаживании он действительно провалился и старался восполнить это сейчас. Блэр умоляла, требовала, кричала, чтобы он отступил, но Чак готов был идти до конца. И хоть в конце он все испортил, она дала ему возможность все исправить. И теперь Чак, замирая от доселе неведомых чувств, любовался раскрасневшейся от смущения девушкой в свете свечей.
Молодожены вышли на танц-пол под всеобщие аплодисменты, и Чак жестом пригласил Блэр последовать их примеру. Сирена слабо кивнула, и Блэр встала, улыбаясь.
- Ничего себе речь. Все твои усилия того стоили.
- Я знаю. С самого начала знал, что это того стоит.
- Ты про те три недели?
- И про твое упорное сопротивление. Нейт тебе не подходит. Никогда не подходил и не будет. Потому, что ты только моя.
- А ты мой. Тебе никто не подходит, кроме меня.
Чак накрыл ее губы своими, наплевав и на этикет, и на несколько сотен гостей вокруг. Они страстно целовались посреди танц-пола, действиями подтверждая свои слова.
- И кто бы мог представить, что Чак Басс романтик? – Блэр оторвалась от его губ на несколько секунд, чтобы вдохнуть.
- Ты это уже знаешь. А больше мне ничего не важно.

Любовь меняет человека, и Чак не стал исключением. Блэр под его влиянием стала немного вульгарной, как она сама говорила, но на самом деле, она просто раскрепостилась. Чак же… повзрослел. Все начиналось как каприз, а закончилось тем, что он научился ценить каждое мгновение. И хоть сарказм, едкие комментарии и любовь к риску остались на месте, мальчишество и волокитство ушли. Он не испугался измениться ради нее, не испугался принять на себя ответственность за их отношения и научиться думать не только о себе. И новый Чак Басс знал точно: по старому Чаку он скучать не станет.

-------------
Сиквел


 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Жгучее желание (история одной одержимости)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: