Кожного разу коли вони зустрічалися [Останься] - Страница 4 - Форум сайта gossipgirlonline.ru
Понедельник, 05.12.2016, 23:33
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 4«1234
Модератор форума: gagoshka, LiluMoretti 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Ролевая игра » FlashForward » Кожного разу коли вони зустрічалися [Останься] (нам из этой близости не вырасти)
Кожного разу коли вони зустрічалися [Останься]
LiluMorettiДата: Понедельник, 10.11.2014, 23:54 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline

Название: Кожного разу коли вони зустрічалися
Участники: DshD, LiluMoretti
Место действия:
Описание: І кожного разу, коли їх відспівували, відстрілювали і хором підспівували, ніби життя кримінальних ангелів вичитували з церковних євангеліїв, переповідали їхню історію, темну, спотворену і нескорену, переписану, недоговорену, ними самими вкотре повторену.
Последняя встреча Картера и Николь. Сюр в чистом виде и передозировка безумием, бэд-трип длиною в жизнь и окостенелая сансара, из которой, казалось, никогда не выбраться. Будде плевать, нирвана не ждет. Какими будут ваши последние слова?


 
DshDДата: Среда, 21.01.2015, 00:54 | Сообщение # 46
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Я... У меня был заказ. Реставрация сквота, У меня был заказ. Реставрация сквота, он разваливается,
Я вижу его замешательство и мне кажется, будто бы у меня вот-вот треснет черепная коробка. Мозг не выдерживает. крошиться под натиском этого сюра, от того, что я понимаю, что он не помнит, он не помнит даже этого. Пытаясь разобраться я прямо смотрю в его глаза, подавляя желание обнять его лицо руками, заставить посмотреть на себя, чтобы вспомнил, чтобы бы больше не смел забывать.
Моё внимание привлекает дом напротив. Его контуры нечеткие, больше не четкие, а может и не были таковыми. Может, черт возьми, мы просто слишком мало внимания уделяем именно таким мелочам. Все вокруг словно покрывается бликами, мир растекается, словно под самым качественным приходом. Я бросаю взгляд за своё плечо. Позади все оставалось, как раньше. Резко выдохнув, я возвращаю взгляд к Картеру.
Заказ. Сквот, Твою мать.
Сглотнув, я бросаю новый взгляд за его спину.
Да. Твою мать подходило, как никогда кстати.
Дикость происходящего пугала, по настоящему, издевательски запугивала меня своей чертовой пародией на реальность, потому что так или иначе, я чувствовала себя не гребаной эктоплазмой застрявшей между мирами. Я была собой, а парень напротив был Картером Бейзеном.
Молча схватив Картера за руку, я почти что бегу вперед, заворачивая за здание. Где-то здесь должен быть выход из клуба. Я на секунду задаюсь вопросом, откуда я знаю это и тогда асфальт под моими ногами исчезает и мне кажется, будто я упаду, но я делаю следующий шаг и нас едва не сбивает фургон.
Отшатнувшись, я смотрю на лицо Картера, все такое же четкое. Тяжело дыша, я пытаюсь услышать собственные мысли, но бесполезно. Слишком шумно. Мне вспоминается, как мы шли, привязанные друг к другу спиной, вслепую по автостраде.
Слева от меня поднимается клуб дорожной пыли и я разворачиваюсь, на секунду замирая.
Сука. - шепотом произошу я.
Вокруг не улица, не переулок и даже не долбаный пустырь. Автострада, как в чертовых фильмах о будущем в несколько рядом вверх и вниз уходит в никуда и мы стоим между двух полос, пока мимо несутся машины.
Сделав шаг назад, я упираюсь спиной в грудь Картера, слыша, как колотится моё сердце. Страх перед машинами заставлял мои руки дрожать и я едва не ухватилась одной из них за ладонь Бейзена. Вовремя остановив себя, я опускаю взгляд на наши ладони, находящиеся в сантиметрах друг от друга. Какое же дерьмо.


 
LiluMorettiДата: Среда, 21.01.2015, 14:38 | Сообщение # 47
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Картина реальности рябит, плывёт. Отдельные углы искажаются, размерность деформируется, а Николь просто берет меня за руку, куда-то ведя. Остаточные мысли об Агнес, об отце, о том, как я добрался до этого клуба суматошно бьются в черепной коробке, весело агонизируя. Мозг кипит, отдельные его участки ощущаются пылающими, похабно вскрывающимися по желанию матрицы этого мира. Я не уверен в том, кто я - само понятия "я" пропадает, и эти мгновения кажутся мне вечностью, за которую я успеваю исследовать всю вселенную. Она пуста. Пуста, и только лишь мы наполняем её выдуманными фактами, на которые ей плевать.
Вокруг меня не сигаретный дым, а автострадный смог, от которого хочется кашлять кровью. То, что так трезво осознавалось недавно, кажется сном, только вот я, кажется, еще не проснулся. Тысячи машин несутся навстречу друг другу, и эта многослойность замыкает меня порочным кругом. Вверху, внизу, сбоку - футуристические авто, сумасшедшие, прекрасные, великолепные в своем технологическом совершенстве. Я начинаю смеяться, потому что сейчас есть лишь только эта картинка из мечтаний футурологов, а внутри меня нет ничего.
Девушка делает шаг назад, упираясь своим телом в мое, и я обхватываю её руками, упираясь подбородком в её рыжую макушку. Слова сами стремятся выйти из меня.
- Николь Каваллини... Мы уже когда-то стояли так, помнишь? - Я усмехаюсь, пока сознание податливо впитывает в себя чужеродные и одновременно родные воспоминания. Моя биография строится заново. Весь этот сюр начинает меня забавлять.


 
DshDДата: Среда, 21.01.2015, 19:18 | Сообщение # 48
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Его ладонь резко поднимается и мне кажется, будто бы он может оттолкнуть меня, бросить под чертову машину, чтобы я увернулась и хохотала, словно камикадзе. Это могло бы быть красиво, когда вокруг нас столько смога, что им можно удавиться сделав неаккуратный вдох. Это могло бы быть феерично и нескучно, а мы именно так всегда мечтали умереть. Сознание услужливо напоминает о рехэбе в существовании которого я, кажется, уверена, но когда руки Картера обвиваются вокруг моих плеч мысли молниеносно меняют свое направление. Я сглатываю, пытаясь понять, что происходит, когда его подбородок ложится на мою голову и грудину едва уловимо сводит от знакомости этого жеста.
Николь Каваллини... Мы уже когда-то стояли так, помнишь?
Я чувствую, как мои губы растягиваются в широкой, почти ребяческой улыбке.
Меня, корчившуюся в рехэбе один год, всю свою жизнь мотавшуюся по свету в попытках убежать в начале от себя, после от Бейзена, наполняет радостью под отвязку, что идет в разрез со всей херней, происходящей вокруг. Пока мы стоим на этой полосе, машины объезжают нас, вздымая мои волосы, но не задевая наших тел.
Подняв ладонь, я обхватываю ей запястье Бейзена, будто бы лишний раз убеждаясь, что это он. Большим пальцем, я глажу его кожу, чувствуя выступающую вену, которая всегда была там и ритм сердца немного затихает.
Что еще ты помнишь?
Громко проговариваю каждое слово, чтобы перекричать чертовы машины. Свет фар заставляет меня прищуриться, а мы стоим так, как всегда стояли - пока весь долбаный мир в спешке носился по кругу, мы ловили чертовы секунды, выжимая из них все до остатка.
Опустив его руку со своего плеча, я поворачиваюсь к нему, все еще держа его запястье в ладони.
Мои глаза неаккуратным взглядом очерчивают его лицо, когда я облегченно выдыхаю.
Твою мать, Картер, не мог ли ты быть так любезен вспомнить всё немного раньше?


 
LiluMorettiДата: Среда, 21.01.2015, 19:58 | Сообщение # 49
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
- Что еще ты помнишь?
Это странно - наполняться знаниями. Резко, быстро. И понимать, что ни черта они не новые, они были всегда. Тяжелее всего выдерживать груз нескольких реальностей. Я отчетливо помню реабилитационную клинику, помню сад и вечеринку семьи Каваллини, помню даже обрывки жизни с Агнес. Помню свою первую личину. Первую линию судьбы. Или, черт возьми, какая она по счету?
- Даже больше, чем нужно, - негромко проговариваю я, не пытаясь перекричать гул машин. Я смотрю на свою жизнь будто бы со стороны. Сотни городов, передозы, ломки, убийства. Бессмысленные убийства, не наполненные ни каплей идеи. Кровь - в которой я купался как эта гребаная королева, любительница девственниц. И была Николь. Николь, Ни-коль, мягкое, нежное имя, такое приторное и сладкое, совсем ей не подходящее; была Николь, с которой эта бессмысленность становилась лучшим из миров.
- Твою мать, Картер, не мог ли ты быть так любезен вспомнить всё немного раньше?
Я сухо усмехаюсь, всматриваясь в её лицо - родное, любимое. Не кажется ли тебе, что вопрос несколько абсурден, дорогая? Мы только что растворились в сумраке ночи и очнулись на автостраде долбаного будущего. А совсем недавно ты даже не знала меня, пребывая в счастливом неведении с живыми родителями.
- Извини, красавица, не я руковожу этой неведомой хренью, - мимо нас пролетает очередная машина, едва не снося с дороги. - Нам надо валить к чертовой матери отсюда. Это, блять, какое-то безумие.
Неожиданно сверху в направлении нас планирует какое-то авто, но не успевает нас задеть благодаря тому, что я отталкиваю нас с Каваллини в сторону и мы валимся на подобие тротуара. Окно машины открывается и оттуда начинают безудержно палить, мы скатываемся в сторону, уворачиваясь от пуль, и падаем вниз, в пространство, и от земли нас отделяют тысячи машин...
Я чувствую удар тела о землю и, открыв глаза, онаруживаю, что мы находимся на какой-то полузаброшенной автостоянке. - Блять, мне это конечно нравится и безумно интересно, но какого хрена я не учил в школе физику? Может быть она пролила бы свет на это дерьмо.


 
DshDДата: Среда, 21.01.2015, 23:40 | Сообщение # 50
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Извини, красавица, не я руковожу этой неведомой хренью,
Мне хочется рассмеяться, но я только усмехаюсь.
Проносящееся мимо авто едва ли не сбивает нас и я свожу брови на переносице, наконец давая себе пару минут на то, чтобы рассмотреть происходящее вокруг. Долбане машины не заканчивались. Вам когда-нибудь казалось, будто бы вы находитесь в дрянной видео игре для тех, кому нечем заняться одинокими ночами? Это был примерно тот случай. Оглушительный рев шин буквально взрывал барабанные перепонки, заставляя моё сердце стучать быстрее.
Гребаный страх не ушел даже к тридцати или сколько мне, черт возьми, сейчас лет.
Нам надо валить к чертовой матери отсюда. Это, блять, какое-то безумие.
Я едва ли успеваю разобрать его слова, когда он толкает меня и мы валимся на землю. Плечо на секунду взрывается фейерверком боли, но я не придаю этому значения. Будто бы у нас когда-либо было на это время. Будто бы чертовы побои имели хотя бы частицу власти над тобой, когда ты научился хохотать в лицо нападающему. Жестко усмехнувшись, я позволяю себе короткую мысль о том, что наша молодость была по своему шикарна и внезапно начинается стрельба.
Перекатившись, мы скатываемся и пространство окончательно исчезает, когда мы проваливаемся в щель между рядами машин.
Еще один удар и я резко сажусь, оглядываясь и слыша вечно скучающий тон Картера за своей спиной.
Блять, мне это конечно нравится и безумно интересно, но какого хрена я не учил в школе физику? Может быть она пролила бы свет на это дерьмо.
Его слова отдаются эхом по полупустой парковке. Поднявшись на ноги, я рассматриваю локации этой дрянной постановки в стиле самых трэшовых фильмов.
Я.. - замявшись, я хмурюсь, замечая табличку висящую на противоположной стене. Тихо ступая по холодному асфальту, я подхожу к ней. Казалось, будто бы я снова там, откуда только что вырвалась. Бейзен все помнил, но я снова была сумасшедшей. Мерзкое чувство, будто бы ты не можешь вспомнить, будто не можешь поймать надоедливую мысль в своей голове раздражало меня больше, чем всё, о чем я могла вспомнить прямо сейчас. Наконец достигнув стены, я упираюсь взглядом в кирилицу. - Русский. - Вслух констатирую я и меня прошибает. Русский. Москва. Гребаная парковка. Беззвучно прошипев хлесткое "сука", я разворачиваюсь к Картеру. нервозно бросая. - Москва. Ивашковы. Ставлю сотню это они стреляли из машины.
Возвращаясь к Картеру, я пожимаю плечами, и прежде, чем я успеваю подумать с языка срывается фамильярное и забытое на два года: "Мы в дерьме, любовь моя. В этот раз у нет оружия."
закусив изнутри губу, я отвожу взгляд. Перед глазами навязчивой пленкой пролетает произошедшее в рехэбе.


 
LiluMorettiДата: Пятница, 23.01.2015, 01:22 | Сообщение # 51
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Встаю, осматриваясь по сторонам.
Традиционная, типичная автостоянка под каким-нибудь торговым центром, судя по состоянию машин и загрязненности - давно заброшенного. Стены исполосованы граффити, большинство не имеет смысловой нагрузки, некоторые из них являют собой творчество антиполитической пропаганды. Клише, затесавшиеся в мозгах у каждого, кому с подросткового возраста впаривают, что офисная жизнь для мудаков: "Fuck the system", "A.C.A.B.", карикатуры на известные политические фигуры и строчки известных песен. Некоторые надписи, похоже, сделаны кириллицей. Николь подтверждает мою догадку после исследования этого места.
Слова Николь заставляют меня засмеяться. Во мне нет паники, уже нет удивление, лишь сытое смирение и желание положить на происходящее. Это не сон, не реальность, не параллельный мир. Это долбаная компьютерная игра. Несколько секунд назад мы были в живом воплощении фантазий Люка Бессона. Сейчас мы в реконструкции наших воспоминаний. Или мы просто убегали от Ивашкова и, прячась от пальбы, грохнулись на бетон, придумав новые жизни? И единственное настоящее - это сейчас.
Николь говорит так, как бы она говорила со мной если бы мы были вместе. Мы, блять, были вместе, не знаю где и когда, и были лучшей командой. А сейчас что? Нам по 18? Мы и не думаем о любви и подобной швали. Нам сейчас 18, а в 28 мы расстались после того, как потеряли ребенка, и не виделись два года. Все эти "любовь моя" в любом случае должны казаться мне неправильными, но какая к черту разница, если здесь ничего этого не было и не могло быть?
Я делаю шаг к Николь и обнимаю её, прикрыв глаза. Не хотелось не поцелуев, ни выяснений, ни признаний, всё это бессмысленно в итоге. Всё, что я мог сейчас - просто обнимать её, как самое любимое и дорогое, что у меня было. Впрочем, забудьте об этом "как".
Глубоко вдохнув, я упираясь щекой в её макушку, осматривая пространство парковки. Неспешно из-за дальней стены выезжает черная, как и должно по меркам Голливуда, машина. Она направляется к нам. Я хмурюсь, делая шаг назад и беря Николь за руку, чтобы спешно завернуть за широкую колонну.
- Если нет оружия, над бежать. Видишь варианты? - Я верчу головой, продумывая стратегии побега. Я воспринимал происходящее с убийственным спокойствием. Где же драйв, мать вашу? Где, блять?


 
DshDДата: Пятница, 06.02.2015, 14:21 | Сообщение # 52
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Мой взгляд мечется туда и обратно, пока я пытаюсь отделаться от этого поганого ощущения: когда вроде бы всё встало на свои места и смотрите, вот мы, Картер и Николь, Николь и Картер, стоим посреди парковки в Москве, в бреду, прекрасные и проклятые, только ничего уже не будет как раньше. Будто бы у тебя разом пропали права на всё, что было у тебя до этого, на то, от чего ты тащился, от чего ловил кайф покрепче приходов. Хочется сеть на пол и качаться, словно обезумевшая, как я делала до этого в белых стенах. А делала ли?
А теперь мы стоим здесь. Он напротив - знающий меня наизусть, цитирующий тех, кого цитировала я, моя семя, если позволите, мой чертов боевой товарищ и мужчина, которого я люблю, но на которого у меня абсолютно точно не осталось никаких прав. Картер делает шаг вперед и в следующую секунду я крепко прижата к его телу, зарываясь лицом в его плечо. Какая невероятная сказка, какая прелестная история любви для бульварных романов о проститутках и наркобаронах, только там они обычно не теряют детей, а скрываются в закате, соря деньгами из окон своих тачек.
Мягкий, вкрадчивый звук двигателя врезается в тесное пространство парковки и я поднимаю взгляд, успевая заметить черную машину прежде, чем Картер прячет нас за колону.
Я почти что вжата в холодный камень за своей стеной, напряженно оглядывая возможные пути отступления.
Если нет оружия, надо бежать. Видишь варианты?
Вернув взгляд к его лицу, я свожу брови на переносице, чувствуя, как тело отзывается легкой дрожью от колючего холода колоны, к которой прижаты мои лопатки. Самая, пожалуй, дерьмовая часть была ёмко сконцентрирована в первом предложении Картера - у нас не было оружия. И как вашу мать, бежать по открытому помещению, где только и есть где спрятаться так это за колонами, когда тебе нечем ответить на чертовы пули.
Хотелось понять, как работает вся эта восхитительная хуйня, потому что в этой реальности не было ничего, что казалось бы мне абсурдным. И может именно поэтому мне абсолютно точно не хотелось здесь подохнуть.
Мы и не из такого дерьма выбирались живыми. - Усмехнувшись, я спешно перевожу взгляд на то, что кажется мне ближайшим выходом. Шум двигателя вдруг затихает и я проговариваю одними губами: - Да, нужно бежать. Если добраться до третьей колоны, оттуда будет проще.


 
LiluMorettiДата: Пятница, 06.02.2015, 18:53 | Сообщение # 53
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Стратегии. Планы. Продуманные шаги. Вся эта невероятно полезная чушь никогда не выходила у меня и вряд ли выйдет сейчас. Реальность слишком банальна, слишком проста и очевидна, и она впитывается в мое тело вместе с затхлым запахом парковки как самое простое дважды два. Меня не удивляет ни погоня, ни черное авто, ни прошлые трипы, которые наслоились один на другой. Об этом уже сняли фильм, шарите? И главный герой, которого тащило по закоулкам последнего прихода, сумасшедшего, как Токио, Бангкок и Мехико вместе взятые, сдох в самом начале, проецируя отсвет пресловутого тоннеля на финальные, сюрреалистические воспоминания.
Может, и я уже где-то подыхаю, пристреленный, как загнанная лошадь? Может, меня пристрелили копы за хранение наркоты или я ввязался в уличную драку где-нибудь в Альбукерке? Или пуля, наконец, выиграла у меня в русской рулетке?
Становится тихо, а я ненавижу тишину. Мне нравится шум, я тащусь от дебошей и паники, я чувствую себя на своем месте, когда все вокруг пищит, визжит, орёт, стонет, и это непременно праздно, весело и безумно пусто.
Да, наверное, третья колонна. Только вот от кого мы прячемся? Ивашков? Да сколько было их, этих безымянных людей, которых я убивал, которым испоганил жизнь, разрушил без гарантии на восстановление?
Слишком много вопросов, Бэйзен, кончай ублажать потребность в рефлексии.
Мы снова куда-то перебегаем. Прячемся между колонн, за машинами, за мусорными баками. Мы бежим, как и делали это всегда. Да мы родились, блять, чтобы бежать. Ото всех, от каждого мимо проходящего, потому что ненавидели их и боялись.
Мне хочется радостно смеяться из-за сумасшедшего ощущения, будто бы за пределами парковки нет совершенно ничего. Что это долбаное, паршивое место - всего-лишь наша личная "Желтая стрела".
И знаете что? Знаете, блять, что? Это самая прекрасная сказка. Нет ничего вокруг. Нет прошлого. И, вероятно, будущего. А настоящее агонизирует, потому что мы в него не слишком-то и верим.
Есть я и она, были и будем, в каждой из реинкарнаций, в каждом из перевоплощений.
Задыхаясь от беготни, мы прячемся за какой-то высокой перегородкой, находясь в окружении старых машин и перевернутых мусорных баков. Я смотрю на Николь, и мне кажется, будто бы я знал это лицо тысячи лет назад. Это лицо, эти рыжие волосы, эти веснушки, я знал их во времена тотемизма танцуя под шаманскую музыку, знал его во все эпохи, сражаясь за басков, против шотландцев, пируя на казнях и вместе сгорая на кострах. Стало легко, как никогда в этой жизни - в той жизни, в которой меня считали Картером Бэйзеном, в которой меня вечно давило к земле мертвым грузом. Стало легко, потому что я знал это лицо и буду знать его еще тысячи лет.

Я тебя люблю, жаль нельзя сказать короче.

- Когда мы сбежим отсюда, давай уедем куда-то в Брюссель? Да плевать, на самом деле. Мы все равно соучастники, понимаешь, да? Эти два года были идиотской выходкой, как будто мы блять не знали, на что способны. И это не имеет значения, - быстро проговариваю я, чувствуя, как в груди пенятся хрипы. Я поправляю волосы Николь, кладу ладони на её плечи и целую в лоб, щеку, губы. - Или не Брюссель. Можно, наконец в Брюгге, - рассмеявшись, я в спешке выглядываю из-за стены, и, не заметив машины, вновь возвращаюсь в прежнее положение, смотря на Каваллини сверху вниз. Улыбнувшись, я хочу снова провести рукой по её волосам, как вдруг чувствую резкий толчок в спине, а следом еще один. Меня словно пинают вперед и я практически падаю на Николь и обнимаю железной хваткой. Ноги подкашиваются и я тупо смотрю в стену перед собой, медленно ощущая нарастающую, невыносимую боль. Каваллини не выдерживает меня под моим весом и я соскальзываю на пол, валясь на спину и морщась от удара. Странно. Странное ощущение, когда боль нарастает, как панический мотив у какого-то Вивальди.


 
DshDДата: Пятница, 06.02.2015, 21:24 | Сообщение # 54
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Мы перебегаем куда-то и я оглядываюсь по сторонам. Там пусто, тихо. Нет никаких машин, людей, ничего нет и мне кажется, будто бы мы сделаем еще шаг и провалимся.
Точно так же, как свалились с автострады, как феерично падали на дно каждый гребаный раз, каждую чертову вечеринку мы умирали, да, Картер?
За очередной колонной, я поворачиваю лицо к Бейзену и что-то в его взгляде заставляет меня воздержаться от любых комментариев. Глаза, к которым я привыкла, которые когда-то называла пустыми, которые насмехались надо мной, которые кричали мне в вдогонку, которые заставляли меня остаться. Сейчас мне казалось, будто бы они приказывали мне молчать и слушать.
Моё дыхание становится глубже, когда я осознаю, что мы одни здесь, что я хочу сейчас тряхнуть его и крикнуть, чтобы прекратил смотреть на меня вот так. Это же, как старые правила, Бейзен, нельзя смотреть так осмысленно.
Когда мы сбежим отсюда, давай уедем куда-то в Брюссель? Да плевать, на самом деле. Мы все равно соучастники, понимаешь, да? Эти два года были идиотской выходкой, как будто мы блять не знали, на что способны. И это не имеет значения
Я словно законченная идиотка непонимающе смотрю на него, скашивая взгляд на ладонь, ложащуюся ко мне на плечо, будто бы она всегда и была там, будто бы эти болезненно горячие руки были самым правильным, что могло касаться моих веснушек. И когда его губы начинают касаться моего лица, меня накрывает.
Позвоночник становится слабее и мне хочется ухватиться за него, чтобы устоять.
Ну что же ты, Картер, ведь тебе стоит ненавидеть меня. Мы ведь так упрямо молчали два года, если даже это и было идиотской выходкой.
Его губы касаются моих и я послушно тянусь за ними, когда они отстраняются.
Или не Брюссель. Можно, наконец в Брюгге
Махнув головой, я пытаюсь осмыслить его слова. Мне нравится это - все эти слова, которыми он укутывает меня, вся эта затея, потому что я устала быть без него, потому что черт возьми, даже неделя раньше казалась мне бесконечной. Я смотрю на его профиль. Я люблю его, не смотря на все наши усердный попытки свести друг друга с ума, извести до исступления и заставить другого сдаться. Не смотря на череду городов и попытку сбежать, не смотря на то, что любить его было чертовски эгоистично сейчас. Мне казалось, что он тоже хочет переступить наконец эту чертову линию, которую мы простелили этими годами.
Когда я хочу сказать ему об этом, мои пальцы вытягиваются к его ладони и я почти успеваю поймать её, но глухой выстрел где-то позади заставляет Картера пошатнуться.
Трусливое сердце затихает и в ушах поднимается гул. Мне кажется, что это длится около получаса - Картер движется медленно и его взгляд становится стеклянным. Мой собственный напоняется страхом, когда разум делает осторожное предположение, раскладывая единственный возможный вариант.
Следующий выстрел бросает Картера на меня и я по инерции обхватываю его руками, тут же чувствуя что-то вязкое на своих пальцах. Окаменевшее лицо поднимает подбородок и человек напротив держит пистолет, не имея лица, а может я не вижу его, может просто не могу рассмотреть. Тело Картера повисает по мне и я не могу выдержать его, когда он падает на пол, а я отупевше смотрю на него, не заботясь о том, что следующая пуля может прийтись мне в голову.
Я чувствую какие-то вибрации и понимаю, что у меня трясутся руки.
Секунды снова растягиваются в часы и я опускаюсь на колени быстрее, чем успеваю подумать. Руки ломано обнимают лицо Картера. Нет, нет, нет, твою мать. Черт возьми, нет, только не это.
К-картер, - мне хочется нервно рассмеяться, слыша свой голос. - Нет, нет, Бейзен, прекрати, не смей.
Я мечусь загнанным взглядом по его телу, которое дергается от болевого шока. В голове становится тихо. Это мать вашу, не шутка, не гребаная игра, в его спине две пули, под ним столько крови, что я не вижу асфальта, его лицо слишком бледное. Он не может умереть. Просто не может, сколько раз мы играли, а? Сколько гребаных раз и всегда выигрывали! Всегда, черт вас подери!
Я подвигаюсь к нему, склоняя своё лицо к его собственному и одержимо выискивая признаки белого шума хоть в одной детали.
Ты не можешь! - взрываюсь я, едва не рыча, пытаясь стереть с его лица эту предсмертную белизну. Хочется выть, кричать, только кому, вашу мать? - Картер, плевать на два года, поехали, пожалуйста. Сладкий, ты не можешь так бросать свою куколку, слышишь?
Мои волосы прилипают к земле, пропитанной кровью и я остервенело трясу головой, обнимая его лицо и склоняясь к нему.
Я люблю тебя, Бейзен, пожалуйста, только не ты тоже.
Склонившись я крепко целую его, пытаясь доказать себе, что это очередная игра, что сейчас все рухнет, рассыплется и я снова окажусь где-нибудь в очередном сюре, только не здесь, только не там, где Картер умирает, потому что это было в разы хуже, чем сдохнуть самой.
Выровняв спину, я беру контроль над руками, обласкивая его тело прикосновениями ладоней, пытаясь выискать способ, как вытащить его отсюда.
Что ты удумала, Каваллини? Вытащить подстреленного на дорогу и что тогда? Залечить его раны чем, чем ты мать твою, собираешься ему помочь?!
И вся хуйня заключалась в том, что тешить себя иллюзиями становилось сложнее с каждым болезненным хрипом Картера.


 
LiluMorettiДата: Воскресенье, 08.02.2015, 00:48 | Сообщение # 55
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Потолок... потолкам еще никогда не пели оды, а стоило бы. Мой был грязный и замасленный. А где же звезды, блять, гвозди - снимите их, и небо рухнет? Голос Николь прорывался сквозь пелену, плаценту, толщу воды, и, казалось, пройдут тысячи световых лет, прежде чем я услышу то, что она говорила. Я смотрю в потолок, и эта секунда - словно приход, потому что я вижу обычный долбаный серый бетон, но он завораживает, словно созвездие, словно созвездие веснушек. Проходит, наверное, час, пока я не осознаю, что мое тело помимо моей воли танцует истеричный вальс - но такой, знаете, мелкий, жалкий, он бы не взял ни одного приза, не занял бы и третьего места. Я дергаюсь, или нет, не так - дергается какая-то часть меня, а конечности, руки, ноги, неподвижны и парализованы. Я чувствую ладонью что-то вязкое и теплое. "Кровь" - вспыхивает в сознании. Много крови. Мне тепло - не жарко, не холодно - мне тепло в моей же крови, в моей колыбельной. Лицо Николь нависает надо мной, и я думаю - как у неё много гримас, какая живая мимика... Ты бы могла стать актрисой, я говорил?
Мысли скачут с одной темы на другую, я забываю о том, о чем думал секунду назад, и так и не могу разобрать слов Николь. Её лицо - теперь всё, что есть передо мной. И серые глаза, дымчатые, мутные, яркие, я пытаюсь высмотреть в них себя, потому что ни хрена не осознаю себя, и мне кажется, если я себя увижу, то существую. Блядская философия, не так ли? В какой-то момент боль прорывается, словно сквозь плотину, словно разрушая берлинскую стену бесчувственности, и я понимаю, что меня ранили, только думать о том, что надо делать, становится все тяжелее... Каждое слово внутри меня лениво тащится, подыхает, падает. Я кашляю, прикрыв глаза - их сложно держать открытыми, слишком хочется спать. Приоткрываю веки, видя лишь расплывшееся рыжее пятно. Смутно улыбаюсь - рыжий, оранжевый, красный - цвет жизни. Цвет страсти. Цвет импульса. Николь, Николь, Николь, Николь - вот оно, вот оно, лови, слышишь, блять? На мгновение я полностью осознаю ситуацию, четко вижу родные черты перед собой, слышу её судорожный шепот, понимаю, что рискую умереть, а потом вновь падаю в воду, звуки приглушенные, очертания неясные, рецепторы угасают, а мысли мечутся, как загнанные лисы, которых выкуривают из норы. Это странно - я чувствую её пульсацию, я хочу ухватиться за неё, потому что никогда Николь не ощущалась столь живой, какой она была сейчас... Николь, Николь, Николь, это слово постоянно повторялось во мне, и я сходил с ума от этого четкого бита: "Николь, Николь, Николь". Поднимаю руку - она тяжелее чем когда бы то ни было - и, кажется, обнимаю ею Николь. Беги, они где-то рядом! Беги со всех ног, малыш! Не стой здесь, беги, ты же умеешь это. Встретимся в Брюгге... Брюсселе... Атлантиде... черт побери, встретимся где-нибудь, только беги. Но я только хриплю и падаю, голова в невесомости, хочется спать. Мне видятся взмахи, вспышки рыжих волос, их настолько много, что ни для чего другого не остается места. Я откашливаюсь, чувствуя нарастающую боль, и хочется истошно орать, но я хриплю. Твою мать, но где же ваша бесконечность?


 
DshDДата: Воскресенье, 08.02.2015, 18:06 | Сообщение # 56
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Это было хуже всего. Хуже этих ваших жизненных трагедий, несчастных историй любви и разборок в семьях. Смотреть как кто-то - человек, который всё, что у тебя есть и всё, что у тебя было - хрипит, болезненно захлебываясь собственным внутренним кровотечением.
Нервно шаря руками по его телу, я чувствовала, как дрожит мой подбородок, когда я матерюсь себе под нос, словно долбаный подбородок. Картер, Картер, твою мать, Картер не смел умирать. Не сейчас, когда мы два года не были вместе, когда у меня не было его прикосновений, когда не было его присутствия, его история, моих бахвальств, когда не было Антиб, когда нас не было долбаных два года.
- Ты не можешь умереть, когда мы так по-идиотски потратили два года, Бейзен!
Я шиплю это, пытаясь разорвать его футболку, чтобы хоть как-то добраться до его ран. У меня не было долбаного плана, не было ничего, кроме дрожащих рук и осознания того, что он на самом деле рискует сейчас умереть, а я не продумывала такого расклада не под одним из своих приходов. Когда я наконец расправляюсь с тканью, я краем глаза замечаю легкое движение его руки, будто бы его пальцы пытаются дотянуться до моего лица и я замираю, напряженно смотря на его лицо. Оно бледное, болезненное и я вижу каждую вену, виднеющуюся под тонкой кожей. И тогда мне кажется, что сейчас, вот сейчас я сорвусь, сейчас зарыдаю, как во всех этих идиотских фильмах, когда беспомощность кажется такой красивой и романтичной, на деле же это было жалко.
Я вспоминаю, как он разбился на машине, как слетел в обочину, в чертову обочину и выжил, даже тогда мы обманули чертовку фортуну, Картер, ну пожалуйста, давай без таких поворотов.
Руки дрожат и мне кажется еще немного и я сама мирно сдохну в приступе астмы.
- Картер, не смей закрывать глаза! - из меня вдруг диким потоком начинает вырываться истерические нотки. И мне наплевать на всё, куда делся этот гребаный джип, почему так жарко и сложно дышать, я только остервенело ору, пытаясь смахнуть пол с лица Бейзена. - После всего, Бейзен, после всего ты просто не имеешь права закрывать глаза! Я расскажу тебе про мальчика из Амстердама, хочешь? Как я думала о тебе каждый день, пока придумывала себе любовь с Лутором, хочешь я спою тебе, ты же любишь? Только не смей спать!
На последнем слове мой голос ломается и я чувствую, как по щекам быстрым потоком скатились первые слёзы, обворачивая всё вокруг тугой пленкой. Я слышу свои крики о помощи в перемешку с ругательствами, я слышу своё тяжелое дыхание и хриплые выдохи Картера. И наряду с этим я слышу, как медленно схожу с ума, возвращаясь в рехеб, возвращаясь к долбаным истерическим припадкам. Обезумевше уставившись в тусклые глаза Картера, я обнимаю его лицо руками. Нет ничего дерьмовее того, что я осознаю ситуацию, что понимаю то, что у меня нет долбаных подручных предметов, чтобы извлечь пули, что я даже не могу оставить его на секунду, чтобы оглядеться, есть ли где-то госпиталь. Потому что здесь ни черта не было и по весьма дрянной шутке фортуны именно в этой реальности я чувствовала себя живее всего.
- Смотри на меня, Картер, смотри я сказала! Я люблю тебя, понимаешь? Мне плевать на всё, только не закрывай глаза!


 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Ролевая игра » FlashForward » Кожного разу коли вони зустрічалися [Останься] (нам из этой близости не вырасти)
Страница 4 из 4«1234
Поиск: