Кожного разу коли вони зустрічалися [Останься] - Страница 2 - Форум сайта gossipgirlonline.ru
Понедельник, 05.12.2016, 23:35
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: gagoshka, LiluMoretti 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Ролевая игра » FlashForward » Кожного разу коли вони зустрічалися [Останься] (нам из этой близости не вырасти)
Кожного разу коли вони зустрічалися [Останься]
LiluMorettiДата: Понедельник, 10.11.2014, 23:54 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline

Название: Кожного разу коли вони зустрічалися
Участники: DshD, LiluMoretti
Место действия:
Описание: І кожного разу, коли їх відспівували, відстрілювали і хором підспівували, ніби життя кримінальних ангелів вичитували з церковних євангеліїв, переповідали їхню історію, темну, спотворену і нескорену, переписану, недоговорену, ними самими вкотре повторену.
Последняя встреча Картера и Николь. Сюр в чистом виде и передозировка безумием, бэд-трип длиною в жизнь и окостенелая сансара, из которой, казалось, никогда не выбраться. Будде плевать, нирвана не ждет. Какими будут ваши последние слова?


 
DshDДата: Четверг, 15.01.2015, 01:38 | Сообщение # 16
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Я жду его реакции, чувствуя только запах сигареты. Моё дыхание. Рваное, неосторожное. Я напрягаю руки, которыми упираюсь в пол и меня трясет.
Картер должен уйти, а я должна остаться. Я уже долго здесь. Мне некуда больше идти.
Да если и уйти что тогда, Бейзен? Притворимся, что ничего и не было и снова поколесим по миру? тогда я сдохну не здесь, а где-нибудь посреди концерта Металлики от остановки сердца. Не из-за гребаных наркотиков, а просто в очередном припадке социопатии я зайду слишком далеко и взвыв рухну на пол. Какой авангард, какая трагедия. Люди вокруг врядли даже заметят. Потому что здесь я поняла, поняла, Бейзен, что великой Николь Каваллини, я кажется, была только для тебя.
Слышу шорох, но не выравниваюсь, грузный запах Бейзена гуще обволакивает моё тело.
В своем сознании я ошалело шиплю ему:"Уходи".
Я, на самом деле... Я хотел увидеть тебя, чтобы просто сказать,
Медленно выровняв спину, я непонимающе смотрю на него, словно на умалишенного. Ты что идиот, как можно было хотеть меня увидеть?
Мне хочется тряхнуть его, вопя, чтобы вспомнил, что мы сделали друг с другом два года назад, что могли бы еще сделать, останься мы в месте.
Я не знаю, нужно ли тебе это. И ты... всё равно подумай, может тебя забрать? я договорюсь с врачами. В общем, Николь, я просто хотел извиниться - хоть это сейчас и неважно - но это надо было сделать. Я не хотел делать это два года назад. Но. В общем. Извини.
Мои глаза лихорадочно бегали по его лицу, ища подсказку. Где твой долбаный бубновый туз, где флеш рояль, что ты прячешь, что я не хочу находить, как мне заставить тебя уйти? Вопросы непослушным роем жужжат в моей голове, создавая шум, от которого сложно было дышать. Грудино сводит в тянущей боли, когда до меня доходит смысл его слов. Какого черта, Картер. Какого гребаного черта.
Резко подавшись вперед я прижимаюсь к его губам своими в поцелуе, коротком, поверхностном и быстром. Нервные окончания дергаются, словно от резкой боли или электричества и я отстраняюсь, прижимаясь своим лбом к его собственному и накрывая пальцами его скулы. Дыхание сбивчиво дрожит в моей глотке, а мне кажется, что теперь я еще большая сумасшедшая чем была. Мне кажется, он сейчас швырнет меня, словно ненужную тряпку в сторону и наконец уйдет, но я не отстраняюсь.
Не говори так. Не извиняйся. Картер, мне нельзя уходить. И что тогда, скажи? Что там, куда я уйду? Там ничего, понимаешь? Я все равно умру, просто не здесь. Нет разницы, уходи. Ты же помнишь, что мы сделали


 
LiluMorettiДата: Четверг, 15.01.2015, 02:09 | Сообщение # 17
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Губы Николь накрывают мои - резкий, короткий поцелуй. Он чувствуется оплеухой, такой же сумбурный и неожиданный. Отрезвляет. А потом заботливо заводит в гущу тех эмоций, которые ты ненавидишь испытывать. Она рядом - родная, близкая, сумасшедшая и больная - её глаза кажутся огромными как кислотные вселенные. Мы сидим друг перед другом, выпотрошенные и голые - потому что на нас ничего не осталось, мы сами содрали кожу. Мне вспоминаются все те разы, когда мы сидели вот так, как бездумные дети, соприкасаясь лбами, и пытались выкарабкаться из того, что нас окружало. Будто бы вместе мы могли это сделать. Забыть о том, что было. Мы могли долго так сидеть и трогать друг друга, и в этом было так много извращенной нежности, что хотелось лишь болезненно улыбаться, словно любимейшему из приходов. Вся эта трепетность, ласка, все эти проявления зависимости были больны и извращены, хуже чем у главных героев Дискосвиней. Может, Николь стоило поступить так же? Сделать для нас ту же концовку?
Я мысленно ухмыляюсь. Мне совсем не смешно.
- Не говори так. Не извиняйся. Картер, мне нельзя уходить. И что тогда, скажи? Что там, куда я уйду? Там ничего, понимаешь? Я все равно умру, просто не здесь. Нет разницы, уходи. Ты же помнишь, что мы сделали
Я поднимаю взгляд куда-то поверх её глаз, поднимая руки и проводя обеими ладонями по её волосам. В них было спокойствие. Бесконечность. Все эти пряди можно было накручивать на пальцы, нанизывать, как кольца, гладить, нюхать, пробовать на вкус, и становилось легче. Ты запутывался в них - и забывал о том, что нужно искать выход из самого себя.
Я заключил Николь в тяжелые объятия, едва успев остановить себя на том, чтобы не повиснуть на ней мёртвым грузом. Пора заканчивать. Пора заканчивать эту рефлексию.
- Помню. Мы сделали это вместе. Значит и закончить должны вместе, - я косо усмехнулся, смотря перед собой и продолжая сдерживать Николь своими руками.
Мне было мерзко от того, что мы делали. Да. Определенно, мерзко. Два года назад мы - как там говорят? - перешли черту. Заблевали финишную прямую, как только пересекли. - Успокойся. Нет смысла здесь торчать. Или тебе нравится медленно дохнуть? - Я прикрыл глаза, касаясь губами её волос. - Там хотя бы это можно сделать быстро и с блеском.
Я негромко рассмеялся.
- Серьезно. Давай валить отсюда прямо сейчас.


 
DshDДата: Суббота, 17.01.2015, 22:32 | Сообщение # 18
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Мне страшно.
Мысли путаются в тугой узел, сковывают мои движения и я уже не понимаю, что происходит. Я знаю только, что всё, что было до сегодня нельзя просто так забыть, это не стирается, как бы долго и упорно мы не старались, такое не проходит бесследно даже для таких мразей. Я крепко обхватываю одной ладонью другую и они трясутся меньше. Мне страшно от того, как Картер смотрит на меня, но я не могу отвести взгляда. А что мне делать? Бежать, пытаться выдрать из своего сознания то, что произошло? Пытаться не запивать долбаными таблетками то, что мы сдались? Гребаное чувство возвращалось снова - чувство, будто не было никакой долбаной особенности в наших отношениях, будто ни хрена не значила эта наша любовь, потому что мы быстро сдались, поливая друг друга грязью и раскатывая остатки личности по грязному асфальту.
Картер резко обнимает меня и я хмурюсь, сознание визжит и царапается, вопит и воет, как загнанный зверь, потому что я не понимаю, что чувствую прямо сейчас. Потому что я не знаю нужны ли ему те чувства, которые прямо сейчас бьют по моей черепной коробке.
Помню. Мы сделали это вместе. Значит и закончить должны вместе,Успокойся. Нет смысла здесь торчать. Или тебе нравится медленно дохнуть? Там хотя бы это можно сделать быстро и с блеском.
Лихорадочно вдыхая запах его кожи, я скольжу взглядом по стене и кровати. Мне осточертели эти стены, но за их пределами не было уже ни черта. Мне нравилось, что Картер меня обнимает, но кому это нужно, если это просто гнилые остатки того, что у нас было. Резко выдохнув, я обнимаю его, вцепляясь ладонями в его спину. Дрожь в груди продолжала усиливаться, а я не хотела, чтобы он видел меня, когда действие антидепрессантов сойдет на нет.
Серьезно. Давай валить отсюда прямо сейчас.
Прикрыв глаза, я думаю об этом, судорожно сжимая челюсть.
Что мне, блять, оставалось?
Дохнуть здесь, спокойно, размеренно или попробовать выйти? Рискнуть всем блядским годом самобичевания и умереть в первом же приступе панической атаки, когда я вскрою себе вены, потому что мне будет казаться, будто машины вокруг все грузовики, а все беременные женщины - я? Им всем будет хотеться убить меня, а я не могу допустить для них такой роскоши.
Повернув лицо, я зарываюсь им в шею Картера. Он пах так, как и всегда. Дорогой и пылью. Тяжелым, невыносимым для меня запахом, потому что я чувствовала себя слабее его. Едва ли осознавая, что я делаю, я прижалась губами к его грубоватой коже.
Не хочу, чтобы ты уходил. - сглотнув, я оставляю на его коже еще один поцелуй и меня стягивает в узел, будто бы его шею под моими прикосновениями. Тело вспыхивает, будто вспоминая его вкус и это неправильно, это, вашу мать, аморально, чувствовать такое, когда между нами два года и смерть. - А я не смогу уйти с тобой. - еще один поцелуй, которым я поднимаюсь вверх к его уху, - Не могу, понимаешь. - оставляю поцелуй за ухом, шепча. - Мне страшно.


 
LiluMorettiДата: Воскресенье, 18.01.2015, 01:53 | Сообщение # 19
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
- Не хочу, чтобы ты уходил. А я не смогу уйти с тобой. Не могу, понимаешь. Мне страшно.
Несвязное бормотание сочетается россыпью невесомых поцелуев.
Раз. Два. Три. Четыре. Как будто последний отчёт. Кожа, отвыкшая от ласки, отзывается едва уловимой дрожью, которая ощущается тремором перед приходом. Я тяжело выдыхаю, прикрываю глаза и сжимаю волосы, запутавшиеся в рыжих волосах, в кулак. Это всегда будет происходить - несмотря на количество смертей, предательств, измен, обид. Я всегда буду хотеть её, любить её; вместе с этим желая всей падали, созданной нами, упиваясь ею и наедаясь до омерзительной сытости, после которой тошнит, а ты всё продолжаешь запихивать это в себя.
Я кривлю губы в злой ухмылке, наверняка беспардонно смотрящейся в этой грузной тесноте, в этой давке, панике, которой самозабвенно предается каждый предмет мебели в комнате, каждая пустая пачка таблеток, каждый лист засохших фиалок на подоконнике. Мессия, да, Бэйзен? Ты - долбаный Христос, который спасет маленькую девочку на грани срыва в пустоту? Чем ты будешь её лечить: своими трепетными ломками, своими нежными болезнями, податливыми хрипами, отсутствием денег на приличную пачку сигарет? И вы будете вариться, кипеть в этом котле, в котором заботливо будете толочь зелье из своих яростных воспоминаний и поступков, которые даже замаливать стыдно. Или притворяться, будто бы ничего не происходило. Ничего не происходило вот уже 12 лет.
"К черту" - единственная мысль, трусливая и наглая, рвётся наружу, как дикий зверь, который полжизни сидел на цепи и, наконец, сбежал.
Я немного отстраняюсь, беря лицо Николь в свои ладони - шершавые, грубые, пропитанные табаком и кровью бывших врагов.
Тебе страшно. И я не смогу тебе помочь.
Всё, что я могу - бессмысленно и жадно целовать тебя, эгоистично, бесстыдно, аморально.
- Значит, я останусь здесь, - я косо улыбаюсь, театрально рассматривая комнату, будто бы разыгрывая перед ребёнком спектакль. - Будем лечиться вместе. Тут есть какие-то веселые таблетки? Я обожаю "аптечку". Она вставляет как ничто другое, - я глухо смеюсь, на мгновение останавливаясь прямым взглядом на её глазах.
Чтобы в следующую секунду буквально впиться в губы Николь. Мои руки крепко смыкаются на талии девушки. В моей голове счастливая, глупая пустота. Плевать на мёртвых детей. Плевать на попытки сдохнуть. Плевать на встречи, расставания и прочую дрянь. Я здесь. Я целую её. Я счастлив - и пусть, что это счастье похоже на высшую точку героинового прихода, который мало того, что замутнен и грязен, так и обычно предшествует тошноте или смерти.
Я целую её, и, мне кажется, проходит вечность. Она такая же: тот же запах, та же манера поцелуя, тот же ритм дыхания...
Оторвавшись, я сбивчиво хриплю: - Сейчас, погоди. Сиди здесь. А лучше на кровати - на полу простынешь. Я поговорю с Марией.
Я резко встаю, не оставляя себе соблазнов задержаться, и стремительно иду к двери с намерением встретиться с Марией и обсудить возможные варианты касаемые Николь. Шагнув за порог, я захлопываю за собой деревянную дверь и резко останавливаюсь, чувствуя, как дыхание учащается.

Вокруг меня не коридор.
Вокруг меня долбаная лужайка какого-то поместья. Зеленая, ухоженная, утопичная. Мир кажется мутным, словно в дымке - но это проходит через несколько секунд. Пространство вокруг кажется деформированным, но я не понимаю, к чему придраться, где доказательство, что это - нереально.
Делаю несколько шагов вперед. Посреди дворика - шатёр, внутри которого расставлены идиллические круглые столики. На танцплощадке танцуют парочки под какой-то итальянский блюз. Я непонимающе иду вперед, то и дело оборачиваясь на наряженных, с лоском одетых людей. Они косятся на меня - как это бывало всегда при моих появлениях на подобных раутах.
Откуда я знаю - что это за раут?
То, что происходило несколько минут назад - все еще видится ясным, однако я чувствую, что если я не напрягусь, то все воспоминания исчезнут, как всегда бывает после снов, какими бы отчетливыми они ни были.
Сглатывая, я захожу внутрь шатра. Музыка всё громче. Поворачиваю голову - и вижу Николь. Какого, мать вашу, черта? Ухоженная, причесанная, с романтичными локонами по плечам, она стоит рядом с какой-то парой в неподобающе приличном зеленом платье. Я быстро шагаю к ней, дергано смотря по сторонам, и, настигнув, хватаю за запястье и требовательно спрашиваю: - Какого хрена?


 
DshDДата: Воскресенье, 18.01.2015, 02:30 | Сообщение # 20
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Надо признать такие сборища нагоняли на меня тоску.
Всё мерно ходило по кругу, который я знала наизусть. Гости собирались, сетовали на тему того, как я выросла, мужчины окидывали меня взглядами, которые моему отцу определенно нужно было не замечать, я играла на фортепиано, все хлопали, мама улыбалась во всю свою гллливудскую улыбку и кивала в сторону Тео. Друг детства, какая замыленная история. Но как известно матерям положено заниматься поисками подходящей пары. В моем случае сама я никогда не была той девушкой, которой нравились парни, слушающие Баха.
Тихо усмехнувшись себе под нос, я откидываю длинную прядь волос за спину.
Делаю глоток вина, окидывая взглядом смеющуюся маму. На самом деле она бы никогда не хотела для меня скучной жизни, просто парни, от которых несло табаком и алкоголем вызывали у неё...недоверие. Расхаживая по шатру, я пытаюсь увильнуть от любых возможных разговоров о моем детстве и будущем статусе. Отец стоит в самом углу, слушая рассказ пристарелого миллиардера, имя которого я забыла через секунду послезнакомства, заметив меня, папа едва заметно закатывает глаза, улыбаясь. Отвернувшись, я рассмеялась, едва ли не врезаясь в Тео. Не слишком ли странным было понять, что это он, не отрывая взгляда от его белой рубашки, на уровне которой были мои глаза.
Я вижу ты не так и скучаешь.
Низкий смех друга сопровождается его излюбленным движением, которое страшно раздражает меня. Тео поддевает кончик моего носа пальцем и я морщусь, поднимая на него укоризненный взгляд. Он был чем-то важным в моей жизни, но никогда не был тем, что я хотела бы привязать к себе, впитать подкожно и разгадывать каждый день. Он был обычным и я знала его наизусть.
Тихий кашель разрывает наш беззвучный разговор, его сестра всегда такая тихая и робкая смотрит на меня из под приопущенных ресниц. Я делаю глубокий вдох, расплываясь в улыбке. Сегодня всё это казалось мне неправильным, каждая часть этого дня и вечера, все должно было быть не так, но я не понимала что. Мы перекидываемся парой ненужных фраз, я хохочу над дурацкими воспоминаниями из детства, которыми видимо Тео мечтает затащить меня в постель. Эта мысль заставляет меня умилительно склонять голову и смеяться. О, нет, увольте, секс с ним я приравнивала к полнейшему самоунижению. В конце-концов Тео отходит и его место занимает парень его сестры, кажется Джексон. Я перестаю слушать их разговор, рассматривая толпу и допивая вино. Мне было скучно и ощущение, будто бы всё сегодня было не на своих местах никуда не пропадало. Вино не помогало. Видимо мои вылазки с байкерами не прошли мимо, я медленно вырабатывала иммунитет к алкоголю, так прелестно.
Внезапно на моей руке смыкается чья-то хватка и я разворачиваюсь, буквально врезаясь взглядом в незнакомое мне мужское лицо.
Какого хрена?
Непонимающе вскинув брови, я слышу, как с моих губ срывается смешок.
Извините, но кажется, это был мой вопрос. - его хватка на моей руке начинает гореть, словно от жгута и я опускаю на неё взгляд, изгибая одну бровь. Окинув парня быстрым взглядом, я не понимаю, что он делает здесь. Он не из этого общества, он был похож на друзей моей знакомой, они зависали в андерграундных клубах и не имели собственных квартир. Если ничего нет, у тебя ничего не отнимут. Надо сказать эти строки крепко въелись в мой мозг когда-то и люди с подобным кладом ума казались мне чертовски привлекательными. Чуть наклонившись вперед, я поднимаю прямо взгляд к мужским глазам, которые оказываются синими. - Варианта два. Ты здесь или по ошибке, или наша охрана чертовски плохо работает.


 
LiluMorettiДата: Воскресенье, 18.01.2015, 03:01 | Сообщение # 21
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
- Извините, но кажется, это был мой вопрос.
У вас когда-нибудь бывал бэд-трип? Думали ли вы о том, что сошли с ума, у вас передоз кислотой, ваш мозг не выдержит, а душа вот-вот обосрётся? У меня бывало много бэдов, из которых, казалось, не было выхода. Мгновенно стареющие лица знакомых, невозможность раскрыть глаза и шевельнуться, жизнь в качестве атома внутри колеса поезда, который непрестанно бьется о рельсы. Всё это было - от сальвии, от грибов, мескалина, кислоты. Ужас ирреальности выжимал все соки и я казался себе ссохшейся тряпкой. А потом ты привыкал. Учился находить прелесть в том, что тебя ебошит.
Но сейчас я не понимал ни черта.
Ответ Николь - и в то же время совсем не Николь - не такой, какой должен быть. Он ироничен, но в нём нет извращенной злобы; она невозмутима, но не потому что цинична и ни за что не покажет искренних эмоций. Моё сердце пускается в пляс, гонку, сумасшедший забег; взгляд бегает по девушке, которая еще пять минут назад скомканно сидела на полу рехэба, лелея своих демонов и заботливо подкармливая их. Здесь она была моложе; мимолётный взгляд на руку, которую я крепко сжимал - и я понимаю, что на её ладони нет шрама. Нет долбаного шрама от пули.
Пространство вокруг меня сжимается, чтобы после оглушить волной взрыва.
А Каваллини спокойно стоит напротив меня, внимательно изучая. Будто бы видит в первый раз.
- Варианта два. Ты здесь или по ошибке, или наша охрана чертовски плохо работает.
Я стискиваю челюсть. Ваша охрана? Не отпуская запястья девушки, я поворачиваю голову в бок, встречаясь взглядами с немолодой парой, напряженно всматривающихся в меня. Рыжеволосая женщина что-то шепчет мужчине в дорогом костюме.
Придя в себя, я отпускаю руку Николь, вновь возвращая к ней взгляд. Она кажется такой... удовлетворённой? Нормальной? Здоровой? Я жадно осматриваю её, её ноги, лодыжки, плечи, волосы, черты лица. Сгибы локтей. Отсутствие точек от инъекций, старых ран и свидетельств драк в пабах. Изящное украшение, подчеркивающее изгиб ключиц.
Мне кажется, что-то фонит. Белый шум. Как будто заела пленка.
Я судорожно пытаюсь отыскать сбой в матрице. Воспоминания уплывают от меня, я отчаянно пытаюсь за них ухватиться. Николь. Рехэб. Мария. Честерфилд. Антибы, Прага, Амстердам. Постреляем воробьев? Столько имен и какое твое? Стихи, Нью-Йорк, Сплетница...
Все спутывается и я не могу вычленить то, что мне поможет.
- Я просто зашел подкурить, - медленно процеживаю я, с прищуром смотря на Николь и доставая из кармана пачку Честера. Она на месте. - Потерял зажигалку, - я коротко усмехаюсь, тут же стирая ухмылку с лица и, придвинувшись к Николь, негромко и сбивчиво хрипя: - Мы сейчас под сальвией, да? Или слишком много грибов? - Я глухо рассмеялся, упираясь взглядом в её скулу. - Что здесь настоящее? Только пачка Честера? Я не помню, где мы уделались и какого хрена нас так долбит. Достали в Рехэбе? Или, может, это московская кислота? - Я задумчиво прикусываю нижнюю губу. Москва. Откуда я знаю про это? Про то, что как-то мы упарывались там по самое не хочу? При чем здесь долбаный рехэб? - Скажи, Каваллини. Выведи меня из бэда.


 
DshDДата: Воскресенье, 18.01.2015, 03:31 | Сообщение # 22
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Я непонимающе осматриваю мужчину. Он старше, ему около тридцати. На нем стертые джинсы и вокруг него будто бы густым облаком висит запах, который кажется мне знакомым. Какая-то удушливая смесь жизни и смерти, знаете, как если бы у него и первого и второго было больше, чем нужно. У него дикие синие глаза, которыми он буквально смотрит насквозь, а я не могу унять своего интереса, наблюдая за его мимикой. Слишком жесткой и явной для кого-то из круга общения моей семьи, слишком хлесткой и надменной, чтобы быть итальянцем.
Я просто зашел подкурить, Потерял зажигалку
Выпрямив спину, я отставляю бокал с вином. Бросив взгляд в сторону я киваю маме, мол, все хорошо. Возвращая взгляд к мужчине, я снова измазываю его своим взглядом, не испытывая ни доли смущения. Он был красивым. Не слащавым, не чрезмерно сладким. Он был красивым, но уставшим, словно ему в лицо выкинули весь чертов ящик Пандоры.
Мы сейчас под сальвией, да? Или слишком много грибов? Что здесь настоящее? Только пачка Честера? Я не помню, где мы уделались и какого хрена нас так долбит. Достали в Рехэбе? Или, может, это московская кислота?
Я сдвигаю брови на переносице, смотря на него и пытаясь осмыслить тот поток сумбурных мыслей, что срывались с его губ. Набор терминов среднестатистического торчка, один абсурд на другом. Начните с того, что он говорил со мной, будто со знакомой и закончите веществами, которые я никогда не пробовала. И я почти готова рассмеяться ему в лицо и сказать что-то в духе "хорошего вечера и чао", когда его хлесткое окончание фразы, будто дает мне оплеуху.
Скажи, Каваллини. Выведи меня из бэда.
Я хмурюсь еще сильнее. Он знает моё имя. Фамилию, если быть точной, но какая к черту разницу. Тело напрягается, будто сопротивляясь чему-то слишком мощному, а я перестаю понимать, что нахрен не так с этим мужчиной и почему он так одержимо смотрит мне в лицо. Сглотнув, я приподнимаю подбородок, чувствуя, как моё лицо все также напряжено, когда я отвечаю:
Мне жаль конечно, но я понятия не имею о чем ты и откуда тебе известно моё имя. Мы кажется не знакомы.
Покосившись на родителей, я с облегчением вздохнула, замечая, что они заняты разговором. Сцепив руки на груди, я нервно перевела взгляд обратно к мужскому лицу. Мои глаза ошалело метались по его чертам, пытаясь понять, когда мы могли познакомиться, когда черт возьми, и почему я упустила это из памяти. Сердце колотится, словно накачанное наркотиками и я не понимаю почему. Нервно облизнув губы, я отвожу взгляд.
Я правда не понимаю о чем ты. Прости.


 
LiluMorettiДата: Воскресенье, 18.01.2015, 03:57 | Сообщение # 23
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
- Мне жаль конечно, но я понятия не имею о чем ты и откуда тебе известно моё имя. Мы кажется не знакомы.
Николь не справляется. Проваливает задание, вгоняет меня в бэд, не вывозит. Не справляется. Сука издевается надо мной. Я оскаливаюсь практически ощущая скрип зубов. Да ладно, малышка, ты мстишь мне? Маленькая подлая шлюха. Маленькая, непослушная, сумасшедшая итальянка. Я почти с радостью жду последствий её слов - раздвоения силуэтов, резкой смены звуков вокруг - от низкой до высочайшей тональности и наоборот; я жду инверсии жизни, жду пока зеленый станет красным, я окажусь не у правой стороны шатра, а у левой; я жду, когда люди вокруг станут казаться пластилиновыми уродами, глупыми аутистами, смеющихся как психопаты.
Но с каждой секундой уверенность в том, что единственный психопат здесь - я, лишь укрепляется.
Сад так же мил. Так же выписан по прозе Чехова. Блюз не менее очарователен и не заставляет биться в припадке на земле. Лицо Николь не искажено - лишь выражает определенную степень беспокойства.
Всё слишком нормально, чтобы я принял это за приход.
- Я правда не понимаю о чем ты. Прости.
Я пораженно усмехаюсь. Вставляю в губы сигарету. Нахожу зажигалку в полупусто пачке. Дым не успокаивает. Курение создает видимость действия.
- Да ладно, Ники.
Я испытующе смотрю на неё. Неприлично, неэтично. Николь, это я, Бэйзен. Николь, приём. Или ты сейчас какая-нибудь Николетт? Мадемуазель, сеньорита Каваллини? Где ты, блядь, когда ты так нужна?!
Приобняв Николь за спину, я веду её в сторону - подальше от шатра, танцпола, беспокойных взглядов, шепота, аромата скандала. Слишком много звуков. Слишком зеленая трава. Слишком синее небо. Такого не бывает.
Бывает, Бэйзен.
Мысли уходят, мне нужно о них рассказать - пока я помню, кто я, пока я знаю, какие сигареты я курю и какую женщину я любил. Пытаюсь словить за хвост какую-то вспышку, но она ускользает, так и не дав ответа на незаданный вопрос.
Мы идем куда-то вперед, а я быстро говорю: - Николь... Малыш, мы оба знаем, что ты... Ладно, окей, но даже в моем сне ты бы меня знала. Кончай, красавица. Я всегда играл лучше тебя.
Бысмысленный поток, который рвется наружу без моей воли. Во что играл? В театре?
Мы останавливается у какого-то дерева и я резко впечатываю Каваллини в ствол, держа ладонь на её животе и одержимо смотря в её глаза. Серые. Серые с зеленой каймой. Ты - моя Николь. Моя, блять, Николь.
- Не понимаешь, о чем я? - Я смеюсь. - Николь. Картер. Русская рулетка в Амстердаме, а? А помнишь представление в Праге? - Я склоняюсь к её уху, прикрывая глаза и касаясь лбом участка над ним. Ладонь медленно скользит вниз. Усмехаюсь. - Или, может, ты забыла? О том, как я тебя трахал? Нет. Не так. Как мы занимались любовью. Все передозы. Где твой шрам, а, малыш? На руке? А помнишь эту ночь в Нью-Йорке, когда мы оба изменили? Или Барселону, нашу свадьбу? - Я отрывисто, тихо смеюсь, шепча: - Да ладно, Николь. Ты же все это помнишь. Просто мы сейчас спим. Может, под героином. Не помню. Помню.. я где-то был... я пришел отсюда... там пахло медикаментами, - я сглатываю, чувствуя отлив энергии.


 
DshDДата: Воскресенье, 18.01.2015, 14:13 | Сообщение # 24
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Да ладно, Ники.
Я возвращаю взгляд к мужчине, он закуривает и я чувствую, как моё организм дергается, словно в приступе ломки по никотину. Да, я курила. Редко, но в последнее время зависимость немного возрастала.
Мне кажется, будто мужчина напротив сумасшедший или считает меня таковой. Фамильярное "Ники" все еще режет мой слух, эхом раздаваясь в голове. Я ненавидела это склонение. Словно имя для бестолковой собачки, слишком короткое и броское. Это прозвище было всем тем, чем я не являлась. Ники Каваллини звучало как минимум бездарно. Он направляет меня куда то в сторону и я послушно иду, не оглядываясь на гостей, от которых я устала, родители едва ли станут переживать, я в состоянии позаботиться о себе и здесь чертова куча охраны. Мы идем куда-то вглубь сада, теряя в деревьях и я слышу его отрывистое, будто бы пьяное бормотание. Что за хрень он несет? Мне хочется развернуться и уйти, потому что его судорожный полушепот пугает меня. Мне хочется ему помочь, возможно оказаться той Николь, о которой он говорит, но я не она. Я не знаю о каких играх он говорит, меня никто не называл "малыш".
Внезапно он резко разворачивает меня и я не успеваю издать ни звука, когда его ладонь упирается в мой живот, крепко вжимая меня в ствол высокого дерева. Я сдвигаю брови, напряженно смотря на него.
Синие глаза без стыда, без стеснения, без чертовой неловкости смотрели прямо в мои с высоты его роста. Это что-то напоминает мне и кажется, я начинаю сходить с ума вместе с его одержимым взглядом, под которым я не могу шевельнуться.
Не понимаешь, о чем я? Николь. Картер. Русская рулетка в Амстердаме, а? А помнишь представление в Праге?
Мои глаза округляются и непонимающе смотрю прямо перед собой на противоположное дерево. Его рука соскальзывает вниз и я слышу, как его голос воспаленно орошает своими словами мою шею и ухо.
Или, может, ты забыла? О том, как я тебя трахал? Нет. Не так. Как мы занимались любовью. Все передозы. Где твой шрам, а, малыш? На руке? А помнишь эту ночь в Нью-Йорке, когда мы оба изменили? Или Барселону, нашу свадьбу? Да ладно, Николь. Ты же все это помнишь. Просто мы сейчас спим. Может, под героином. Не помню. Помню.. я где-то был... я пришел отсюда... там пахло медикаментами
К концу его речи, я раздражена. Какого хрена он считает нормальным нести всю эту чушь и стоять так близко? Какого черта, вашу мать, он, Картер или как там, считает нормальным говорить мне поток этой несвязной ереси? Какая Барселона, свадьба, какой Нью-Йорк и героин, когда я никогда в жизни не пробовала ничего тяжелее марок?
Резко вскинув руку, я прижимаю ладонь к его груди, отодвигая его и упираясь прямым взглядом в его глаза. Сделав глубокий вдох, я наконец отвечаю.
Не знаю, что за хрень ты несешь, но я уверена, что вижу твоё лицо в первый раз.- пожав плечами, я немного вскидываю подбородок, чувствуя потребность закончить этот разговор как можно быстрее, потому что с каждым его новым словом, мне казалось, будто сумасшедшая здесь я. - И, пожалуйста, пойми это сейчас, потому что твои речи выглядят жалко. Кто бы не была эта твоя Николь, она врядли бы оценила.




Сообщение отредактировал DshD - Воскресенье, 18.01.2015, 14:14
 
LiluMorettiДата: Воскресенье, 18.01.2015, 14:46 | Сообщение # 25
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Николь отстраняет меня, и я послушно делаю шаг назад, смотря на неё тяжёлым взглядом. Теперь уже задорная, ритмичная музыка, доносящаяся из шатра, нарастает, становится всё громче, абсурднее, сюрреалистичнее. Эта странная проза жизни, как в "Госпоже Бовари" - когда эта маленькая шлюха умирала, вокруг бесновалась райская мелодия, весёлая и сумасбродная...
- Не знаю, что за хрень ты несешь, но я уверена, что вижу твоё лицо в первый раз. И, пожалуйста, пойми это сейчас, потому что твои речи выглядят жалко. Кто бы не была эта твоя Николь, она врядли бы оценила.
Я качаю головой, усмехаясь. Шепчу: - Сука.
Мне хочется смотреть на неё - не отводя взгляд, не прерываясь на вздохи, фразы, затяжки. Николь Каваллини - молодая, цветущая... счастливая? Откуда я её знаю? Не помню... Помню, что - люблю. Это странное чувство, такое случается перед тем как ты засыпаешь - вспышки коротких снов, другой жизни, - но резко пробуждаешься, и пытаешься уловить эту другую реальность, где у тебя другая биография, другие мотивы, принципы, идеи. Но не можешь вспомнить ничего.
Я на грани, на периферии, меня штормит.
Негромко смеюсь, вспоминая про сигарету и затягиваясь. Медленно, отпуская истерику, психопатию, тревогу. Нарочито медленно. Плавно. Наслаждаясь.
Выдыхаю - облегченно, с наслаждением.
- Хорошо. Окей, - дым сквозь зубы, - расскажи, кем ты себя считаешь. Кто ты, что здесь делаешь. Мне даже интересно.
Когда-то эта девушка сидела на крэке. Где это было? Помню, как мы вместе бежали по Лувру. Лувр в Париже, так? Она была шлюхой и продавала себя за триста долларов. Я играл в покер. Много играл, чаще - проигрывал. У меня была сестра... Как её звали? Такое мягкое имя, совсем ей не подходящее... Алиса в стране чудес...
Осознание искалеченной, уродливой реальности судорожно пытается пробиться ко мне. Но весь этот сад, все слова Каваллини, весь этт фарс - это всего-лишь инвалидный карлик в цирке уродов. Это мерзко, это пугающе забавляет, это заставляет желать поскорее проснуться.
Николь меня не помнит. Я вообще не знаю, помнит ли меня вообще кто-то в этом мире.
- Где мы? Это же не Италия, да? Ты переехала в Америку... Родители разбились, когда тебе было пять. Грузовик, помнишь? Конечно же, нет, - я смотрю в сторону, чувствуя приближение долбаной панической атаки.


 
DshDДата: Воскресенье, 18.01.2015, 15:10 | Сообщение # 26
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Сука
Это высказывание почти заставляет меня улыбнуться. Я смотрю на его ухмылку и внутри меня сатанистким балом взрывается сомнение, оседая на всех жизненоважных органах. Мне кажется, будто я уже видела его. Где? Я не помню, может я просто схожу с ума под влиянием его речей. Я почему-то еще не ушла, загнанная каким то обезумевшим кретином, который думает что спал со мной, был женат на мне и обдалбывался со мной. Он смотрит на меня, высокий, красивый, такой порепанный чем-то, о чем я не знаю и это заставляет меня остаться, чтобы узнать насколько он сумасшедший. Насколько я сошла с ума.
Хорошо. Окей, расскажи, кем ты себя считаешь. Кто ты, что здесь делаешь. Мне даже интересно.
Его слова отвлекают меня от мыслей и я вскидываю брови. Он только что, распинался о том, что знаешь кто я и сколько передозов пережила в своей жизни, а теперь предлагает рассказать о себе? Окончательно запутавшись во всей этой сюрреалистичной сказке, я раздраженно вздохнула, отведя взгляд.
Где мы? Это же не Италия, да? Ты переехала в Америку... Родители разбились, когда тебе было пять. Грузовик, помнишь? Конечно же, нет
Я чувствую, как расширились мои глаза, когда я повернулась к нему. Всё это начинало напоминать мне серии "Доктора Кто" со всеми этими история о путешественниках во времени и фантастикой, в которую нравилось. С одной лишь поправкой, мне уже давно не пять и мои родители распивают бутылку вина, выдержкой в количество лет, которым не могла похвастаться я.
Мужчина, Картер, смотрит в сторону и теперь мне кажется, я уверена, что он сошел с ума и ему страшно, но не могу подавить раздражения в своей голосе.
Николь Каваллини. 23 года, студентка Академии искусств, мы живем в Америке уже 4 года, переехали. - усмехнувшись, я качаю головой. - Зачем я вообще рассказываю тебе это? - нервно рассмеявшись, я хватаю его за руку, ведя обратно, немного ближе к шатру и скольжу взглядом по толпе наконец указывая на стоящих родителей. - Вот. Прошу. Смотри. Моя мама. Рыжие волосы, черное платье, отец рядом, у меня его цвет глаз. Живы, видишь? Никто не разбился.
Развернувшись к нему, я резко отпрянула, когда наши лица практически коснулись друг друга. И я не знаю для чего я рассказала ему всё это. Сейчас мне казалось, будто я уверяла саму себя, будто бы я настоящая, будто бы всё, как раньше.


 
LiluMorettiДата: Воскресенье, 18.01.2015, 15:53 | Сообщение # 27
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
- Николь Каваллини. 23 года, студентка Академии искусств, мы живем в Америке уже 4 года, переехали. Зачем я вообще рассказываю тебе это?
Я широко улыбаюсь, запуская пальцы в волосы. Это безумие, это сумасшествие. Это хуже всех моих кошмаров и бэд-трипов. Живое воплощение всех моих размышлений в 17 лет. Когда-то мне было семнадцать, а теперь мне... Сколько, черт подери? Я чувствую себя стариком, прожившим тысячу жизней. Может, в одной из них я таки сдох и теперь я здесь? Как отличить реальность от сна или прихода? Как при этом остаться в живых? Раньше я думал, что всё вокруг - нереально. Лишь плод моих фантазий. Каждое понятие, каждая вещь - придумана, названа мной, поэтому в них нет смысла. Какой может быть смысл, когда я легко могу его отнять? Я продолжаю тихо смеяться. Не важно. Николь Каваллини, студентка, академия искусств. Конечно. В каком-то из миров всё сложилось ы именно так. Ты бы стала пианисткой или поэтессой. В перерывах между лекциями покуривала косяк, предпочитала жёсткий секс, в меру любила своих парней и никогда бы не хотела стесать запястье об острые лезвия... Это был бы твой лучший из миров.
Девушка снова отводит меня в сторону шатра, продолжая свой короткий рассказ: - Вот. Прошу. Смотри. Моя мама. Рыжие волосы, черное платье, отец рядом, у меня его цвет глаз. Живы, видишь? Никто не разбился.
Я киваю, жадно высматривая их. Они те же... я помню, но откуда? Откуда я знаю их лица? Откуда я помню слова Каваллини о том, что её мать была такой же рыжей? Они живы. Счастливы. Ты о таком и не мечтала когда-то, да, малыш? Как ты умудрилась выпросить это у космической энергии и что ты пообещала взамен? Как всё вокруг вообще возможно?
Николь слишком близко, мы почти касаемся друг друга. Я протягиваю ладонь для рукопожатия, не отрываясь от её глаз. - Картер Бэйзен, - я пытаюсь выискать в её взгляде мимолетную вспышку. Будто бы она узнала. Но нет. Внутренности словно закутываются в холод. Кровь сворачивается. Она меня не помнит, не знает. - Иногда мне кажется, что я никогда не жил здесь, - я начинаю говорить, будто бы эта девочка - да, сейчас она мне казалась именно девочкой, не знающей ни хрена о том, что такое боль и как ею можно наслаждаться. На, Бэйзен. Лови кайф от своей боли. Она самая грандиозная в твоей жизни. - Я сбежал из дома... 16 лет назад. Я люблю Вену и долбиться по ней героином. Я знал тебя. Родинка под правой лопаткой и на бедре - всё в таком духе... - Я безэмоционально усмехаюсь, пытаясь найти варианты в своем мозгу. Варианты выхода. Выхода в пустоту. Что можно найти на этом рауте? Ножи, вилки? Я всегда предпочитал настоящее оружие холодному. - Ты не поймешь. Не здесь. Там бы ты всё поняла.
Я делаю шаг к ней, поднимаю руку, заправляю прядь рыжих волос за ухо, нежно проводя пальцами по её скуле и спускаясь к подбородку. - Я и забыл, какая ты была в 23. Но там ты выглядела по-другому... Ты счастлива здесь?


 
DshDДата: Воскресенье, 18.01.2015, 16:34 | Сообщение # 28
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Картер Бэйзен,
Мне кажется, будто бы ему сложно дается всё это. Это черта ситуация, вся эта несвязанная хрень, в которую он верит. Хочется сказать, что да, именно, я помню, знаю о чем ты говоришь. Но я чертовски не люблю лгать.
Он протягивает руку, я пожимаю её. Картер Бейзен. Привкус кажется мне знакомым, но не более. Мы никогда не встречались, я никогда не говорила с ним, не слышала голоса и не наблюдала мимики, изучая её так, как я делаю это сейчас. Он продолжает, а я понимаю, что немного дольше держала его руку, чем мне следовало.
Иногда мне кажется, что я никогда не жил здесь,Я сбежал из дома... 16 лет назад. Я люблю Вену и долбиться по ней героином. Я знал тебя. Родинка под правой лопаткой и на бедре - всё в таком духе...
Последняя фраза громкой оплеухой бьет меня по лицу. Под правой лопаткой и на бедре. Он угадал? Сглотнув, я понимаю, что мысли путаются, и я судорожно копошусь в своих воспоминаниях, пытаясь выискать хотя бы одно, в котором я найду его лицу и пойму наконец что, черт возьми, здесь происходит. По моему позвоночнику пробегают мурашки и я хмурю брови.
Кто ты, черт возьми, и почему знаешь обо мне такие мелочи?
Ты не поймешь. Не здесь. Там бы ты всё поняла.
Все становится запутаннее и мне хочется тряхнуть головой, чтобы забыть эту встречу. Его слова казались мне настоящими, будто бы в них есть смысл, а его не было. В моих собственных воспоминаниях будто бы начинались помехи и я ставила под сомнение всю свою жизнь. Детские воспоминания, в которых я строила шалаши из шеловых простыней, играла на коленях у папы, целовала Тео, просто чтобы понять, что же в этом такого и почему взрослые постоянно делают это, первое прослушивание в Академию, ночные вылазки с друзьями Ариэль, первые безумия, на которые меня подтолкнули друзья. Все это всего на мгновение стало нереальным.
Его прикосновение заставляет меня замереть, будто бы посылая вниз по телу сигнал, значение которого я не знала.
Я и забыл, какая ты была в 23. Но там ты выглядела по-другому... Ты счастлива здесь?
Мне внезапно становится интересно и я слабо и потеряно усмехаюсь, вскидывая бровь и протягивая:
Надеюсь я выглядела не хуже.
Беря паузу, я прямо встречаю его взгляд.
Счастлива? Да, наверное, да.
И меня накрывает. Я не понимаю, что это, но мне хочется поцеловать его, мне хочется понять, о чем он говорит, вспомнить то, чего никогда не было, потому что это казалось мне невероятным. Но я не могла знать его и не могла хотеть того, чего хотела прямо сейчас. Это неправильно, это странно, это дико.
Я обхватываю пальцами его запястье опуская его руку от своего лица, прослеживая за ней взглядом.
Я.. мне жаль правда, что я не знаю о чем ты говоришь. Звучит впечатляюще.
Улыбнувшись, я снова возвращаюсь взглядом к его лицу и даю себе разрешение попробовать.
Сглотнув, я поднимаю пальцы, прикасаясь к его скуле, будто бы изучая его кожу кончиками пальцев и резко отстраняя их, словно опешив от собственного действия.


 
LiluMorettiДата: Воскресенье, 18.01.2015, 17:21 | Сообщение # 29
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
- Надеюсь я выглядела не хуже. Счастлива? Да, наверное, да.
Я киваю. Это хорошо. Там ты была несчастна. Где? Не помню. Я, кажется, начинаю окончательно забывать. Ты когда-то говорила мне о чём-то - у тебя было так чертовски много историй и ты показывала их в лицах, но сейчас я бы не смог пересказать ни одной.
- Я.. мне жаль правда, что я не знаю о чем ты говоришь. Звучит впечатляюще.
Она касается меня - на мгновение - но это так похоже на всё, что было раньше. Или не раньше, а сейчас, только в другом месте. Время сходит с ума вместе со мной. Голова начинает раскалываться, переполняться воспоминаниями. Это происходит резко, неожиданно. Тот мир, на который я опирался, вдруг возвращается ко мне, но я отчего-то знаю, что это лишь последняя подачка перед тем, как убраться восвояси навсегда. Я смотрю в серые глаза Николь, и вспоминаю всё: её поцелуи, наши отрицания, драки, кровь, убийства, тюрьмы. Квартиру в Антибах, увешанную ловцами снов, которые никогда не помогали. Ощущение непобедимости - конечно, мы же вместе. Смерть ребенка, выкидыш. Срывы и ломки. Помню, как нас тошнило вместе после какого-то клуба в Хорватии, и мы вместе лежали в этих лужах, держась за руки. Я вспоминаю Мелиссу, её вечную заботу, свою первую игру в покер, первый секс, даже первый поцелуй. Красные Честер, сынок. Я люблю тебя, Картер. Ненавижу тебя, Бэйзен. Все мои рисунки и каждый сон - до мельчайшей детали. От этой кристальной ясности можно сойти с ума. Я уже сошел.
- Впечатляюще. Об этом бы сняли фильм, - хриплю я. - Тебе бы понравилось. Ты же наверняка любишь Тарантино, да?
Прошлое выходит из меня. Нет, его словно вытаскивают щипцами. Неестественным, хирургическим путём. Мне хочется рассказать ей всё, что я знал, но я не успеваю и начать фразы, как прикрепленное к ней воспоминание исчезает. Тут и русская рулетка не нужна. Я сам скоро проснусь.
Я почти расслабленно выдыхаю и медленно склоняюсь к её лицу, ссутуливаясь. Замираю. Улыбаюсь - почти не болезненно.
- А я ведь всё равно тебя встретил. Даже здесь. Понимаешь? - Я смеюсь и накрываю её губы своими, это грубый, короткий поцелуй. Он длится две секунды, за которые я забываю всё, и последняя мысль задерживается на мгновение. Дребезжит.
И тут же пропадает.


 
DshDДата: Воскресенье, 18.01.2015, 17:51 | Сообщение # 30
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Впечатляюще. Об этом бы сняли фильм, Тебе бы понравилось. Ты же наверняка любишь Тарантино, да?
Меня бросает у дрожь от его хриплого голоса и очередного факта обо мне, который он бросает, будто невпопад. Тарантино. Откуда он черт возьми, знает о моих вкусах? Откуда, когда об этом я не говорила даже некоторым друзьям? Мне снова становится страшно и я изучаю те участки его тела, которые открыты для меня. Лицо, шея, руки - покрыты шрамами и кожа, будто бы тоже устала от жизни, будто бы весь он - воплощение потрепанности и дороги.
Он склоняется к моему лицу, а я не двигаюсь, словно чертова идиотка, непонимающе моргая. Что ты хочешь? мне хотелось заорать, чтобы он уходил. Чтобы он прекратил ставить меня в угол своими словами и пугать действиями, он кажется мне безумным, но самым настоящим из всего, что я встречала.
А я ведь всё равно тебя встретил. Даже здесь. Понимаешь?
Не понимаю.
Прежде, чем я успеваю сказать что либо он целует меня и я замираю, парализованная его вкусом, который просачивается куда-то в нейроны моего мозга. Мне снова кажется, будто сумасшедшая здесь я, будто бы я упускаю какую-то важную деталь. Когда я собираюсь оттолкнуть его, ощущение мужских губ пропадает и я открываю глаза.
Никого.
Испуганно дернувшись, я оглядываюсь по сторонам, но его нет. Никого нет, на улице потемнело и на моих губах все еще вкус крепкой сигареты. Чувствуя, как дрожат от страха мои руки, я трясу головой, желая проснуться. Что за черт?
Еще несколько минут я пытаюсь осознать случившееся, но ни черта не выходит и я возвращаюсь к гостям. Вечер тянется, а я все пытаюсь разглядеть лицо в толпе. Он не мог просто исчезнуть, люди не растворяются, не пропадают.
Когда я собираюсь лечь спать, я стою напротив зеркала, заплетая волосы в небрежную косу, на мне растянутая майка с надписью Muse, на моих глазах всё еще несмытый макияж, подчеркивающий глаза. Я снимаю серьги, хмурясь и открывая шкатулку. Бережно кладу их в одно из отделений и цепляю ногтями что-то, чего раньше не видела. Подцепив кончиками пальцев, как оказалось браслет, я смотрю на него и мой разум будто бы начинает давать сбой. Это кожаный шнурок, на нем самые разные безделушки от ножей до масонского глаза. Мне кажется, будто бы я знаю эту вещь и одеваю её на тонкое запястье. Дыхание начинает дрожать и наверное, именно так чувствуют себя люди в панических атаках.
Возвращаю взгляд к зеркалу и всего за секунду вокруг все темнеет. Мозг останавливается, не функционирует.
Табула раса.
Я напряженно сглатываю, когда все затихает. И будто нет времени, будто бы оно поглотило все вокруг и всё, что я вижу - своей отражение. Все что я знаю- своё имя.
Яркая вспышка заставляет меня зажмуриться и мысли со скрежетом начинают роиться в моей голове. Воспоминания.
Амстердам, Вена, Дрезден, Париж, Нью-Йорк, Филиппины, мы влюблены, Картер, Бейзен, сладкий, он любит меня, я люблю его, у нас всё есть, революции, повстания, наркотики, у нас есть всё и ничего, у нас нечего отнять, кроме друг друга. Меня трясет будто в эпилептическом припадке. Я дышу равно и дико. Я сирота, мой отец гнил на переднем сидении, пока я плакала и пыталась оживить его. У меня астма.
Мне хочется кричать, плакать, что нибудь.
Выкидыш, рехеб, все это было. Картер был здесь, а я не узнала его. Мои родители живы, кажется, я окончательно сошла с ума или долбаный рехеб все же сделал свое и сейчас я дохну в параллельном измерении, захлебываясь собственной блевотой и страхом.
Мне хочется проверить, увидеть своих родителей, я срываюсь с места и открываю двери.

Передо мной не коридор, позади меня не моя комната.
Я в клубе, вокруг слышится немецкая речь. Люди беснуются и свет привычно моргает своими переливами.
Ничего не понимая, я делаю шаг вперед, погружаясь в эту долбаную преисподню, из которой нет выхода. Я больна, но таких приступов не было уже давно. Почему, мать вашу, я здесь и что лучилось до этого?


 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Ролевая игра » FlashForward » Кожного разу коли вони зустрічалися [Останься] (нам из этой близости не вырасти)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск: