Пятница, 17.08.2018, 12:31
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от клуба МиМи (творчество mio-mio и Minimina)
Мини от клуба МиМи
mio-mioДата: Воскресенье, 11.09.2011, 18:48 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
В данной теме творчество mio-mio и Minimina, а проще - клуб МиМи

отдельные темы авторов:

mio-mio
Минимина

 
mio-mioДата: Четверг, 29.12.2011, 00:25 | Сообщение # 2
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Название: Сценарий
Автор: Минимина, мио-мио

Бета: мио-мио (для Минимины), Минимина (для мио-мио)
Пейринг: Чак/Блэр
Рейтинг: PG-15

Жанр: Авторы развлекаются, также известный как Американские горки (т.е. в основном пародия, местами стеб, местами Romantic (не который Романтика, а который Розовые сопли), в финале - театр абсурда)

От авторов: прежде чем читать фанф, убедитесь в том, что вы

1. не начинающий автор, не сценарист пятого сезона, не вечно-NC-озабоченный-райтер и не (свят-свят-свят) Романтично Настроенная Барышня. Если так получилось, что вы все-таки кто-то из этого списка - авторы не советуют вам читать фанф

2. Если вы благополучно прошли первый пункт (или НЕ прошли, но решили не следовать рекомендации покинуть темку) то убедитесь, что вы

2.1. нормально относитесь к издевательствам над любимыми героями

Вопрос для проверки - Вы еще смотрите «Сплетницу»?

Варианты ответа:

Да - читать фанф можно

Нет, сериал давно испортили - читать фанф низзя

2.2. обладаете ЧЮ

Вопрос для проверки - Спойлер: в финале «Сплетницы» Дэн жениться на Сесе

Варианты ответа:

Серьезно? Я прекращаю смотреть! - читать фанф низзя

Серьезно? Схожу за попкорном и ведром для слез от смеха - читать фанф можно

Итак, все, кто благополучно прошел «полосу препятствий», усаживаемся поудобнее, жуем взятый в п. 2.2 попкорн и... зверски убиваем следующие пять минут вашей жизни)))
 
mio-mioДата: Четверг, 29.12.2011, 00:29 | Сообщение # 3
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Оригинал:


Вокзал. Мостик на железнодорожными путями.

Стоит Чак с билетами в руке.

К нему подходит Блэр.

- То, что ты плохо одет, еще не значит, что ты не Чак Басс.

- Почему я должен хотеть быть им?

- Ты должен был сказать мне что в тебя стреляли.

- Я удивлен, что ты не выстрелила в меня сама.

- Стреляла. Много раз. В моих мечтах. Тех, что о хорошем. Но если тебе было по-настоящему плохо, я хотела бы об этом знать.

- Когда я очнулся, при мне не было документов. Никто не знал кто я, никто не искал меня. И я понял, что я может и выжил, но Чак Басс - не обязан.

- Изменив имя, не изменишь себя.

- Это хорошее начало. Шанс жить проще, заслужить уважение людей. Возможность стать человеком, которого можно любить.

- Тебя любят. И ради нее, и всех кого ты оставляешь позади, ты не должен бежать. А ты именно это сейчас делаешь. Я не думаю, что тот великий человек, которым ты, как говоришь, хочешь стать - всего лишь трус. Я думаю, он должен принять то, что сделал.

- Я разрушил единственное, что любил.

- Я больше не люблю тебя. Оказалось, даже тебя не достаточно, чтобы уничтожить Блэр Уолдорф.

- Твой мир будет проще, если я не вернусь.

- Это правда. Но без тебя это уже будет не мой мир.


Как бы написала эту историю Романтично Настроенная Барышня.


На нее оглядывались. На высоких каблуках было неудобно бежать, подол ее шикарного платья собирал вокзальную грязь, но ей было все равно.

"Только бы успеть!" - билось в голове у Блэр.

Она добежала до перехода через платформы. Навстречу ей шел тот, кого она искала.

Увидев Чака, Блэр остановилась не в силах сделать еще один, последний шаг. Он, опустив глаза, держал в руках билеты.

Только сейчас Блэр заметила, то, что ускользнуло от ее внимания вчера - трость, похудевшее тело, осунувшееся лицо, ужасная дешевая рубашка. Ее сердце сжалось от боли, Чак Басс не должен быть таким, он сильный, самоуверенный, бесстыдно красивый. ЕЕ Чак.

Он поднял глаза и, вздохнув, девушка сделала несколько шагов навстречу. Внутри все переворачивалось, и она была на грани слез, но Блэр заставила себя сказать спокойно:

- То, что ты одет бедно, еще не значит, что ты не Чак Басс.

- Я не хочу больше быть им, - сказал он горько.

- Почему ты никому не сообщил, что в тебя стреляли?

- Я... - он опустил голову, но глубоко вздохнув, вновь посмотрел ей в глаза - Мне было так стыдно, Блэр, я предал твою любовь, сам все разрушил.

- Это правда, - вздохнула она. - Но убегая, ничего не изменишь.

- Меня больше ничего не держит, - в его голосе было столько горечи.

Блэр не выдержала.

- Я нашла кольцо, - выдохнула она, протягивая ему маленькую коробочку.

На его лице был шок.

- Но как? - спросил он.

- Не важно, - улыбнулась она. - Ты боролся за него, Чак. Боролся не на жизнь, а на смерть. Неужели даже после того, как я уехала, ты верил в нас?

- Нет, я знал, что ты меня ненавидишь и никогда не простишь, - горько усмехнулся Чак. - Но просто... Я не мог потерять еще и его, это все что у меня осталось.

Блэр смахнула со щеки слезу и посмотрела в такое родное лицо. Он думает, что она его ненавидит, но правда в том, что это не так, да и, наверное, никогда не было так. Невозможно любить и ненавидеть кого-то одновременно, всегда какое-то чувство оказывается сильнее. В ее случае, всегда побеждала любовь.

Вот и сейчас, она решила забыть про свою гордость, обиды, Дженни Хамфри, и сказала:

- Да, я ненавидела тебя. - Чак опустил голову. - И вчера, когда мы столкнулись на улице, все мои обиды всплыли вновь, но затем кое-что произошло...

- Что? - спросил он, снова глядя ей в глаза, теперь в его взгляде была надежда.

- Сирена рассказала мне, - тихим голосом продолжила Блэр, - что ездила опознавать тело, которое нашли в Темзе с твоими документами. И... - она пыталась подобрать слова, - в тот момент я поняла, что не важно, как сильно ты меня обидел, я все равно хочу, чтобы у тебя было все хорошо, чтобы ты жил.

- Уже никогда не будет хорошо, - горько усмехнулся Чак.

Видя сколько боли в его лице, Блэр не смогла удержаться и провела ладошкой по его щеке.

- Необязательно - мягко сказала она.

- Но я так обид... - он не успел договорить, миниатюрная ручка накрыла его губы.

- Ш-ш-ш, - сказала Блэр и, вздохнув для уверенности, добавила. - Ответь мне на один вопрос. Если бы я тогда пришла, ты бы сделал мне предложение?

- Да.

- Но ведь было слишком рано, мы еще так молоды, мы не готовы...

- Не важно, - перебил ее Чак. - Есть вещи, которые не меняются со временем, в ту ночь в «Виктроле», в моей жизни появилась такая вещь.

Блэр забыла, как дышать.

Чак сейчас был таким...

Она никогда не видела его таким: открытым, искренним, сожалеющим. Сейчас она его любила даже больше, чем всегда.

- Так может парижский вокзал ничем не хуже Эмпайр-стейт-билдинг? - спросила она прежде, чем успела подумать.

- Блэр... - Чак не мог поверить, что она только что сказала, ведь получается что... - Ты простила меня?

Глядя на его растерянное, полное надежды лицо, Блэр могла бы гордиться собой, никто не мог добиться от него таких эмоций. Но вместо гордости ее переполняла нежность.

- Чак Басс, - сказала она, подходя к нему вплотную и глядя ему прямо в глаза. - Если ты сделаешь мне сейчас предложение, - на его лице появилась надежда и радость, - я обещаю подумать, - кокетливо закончила она.

- Нет - ответил он, улыбаясь.

- Что?!

- Когда я сделаю это, - мягко сказал Чак, беря ее за руку, - а я планирую сделать это в ближайшее время, я сделаю это как подобает, как того достойна Блэр Уолдорф.

Она уже не сдерживала слез, когда такие родные, и так часто снившиеся ей этим летом, губы прижались к ней в неистовом поцелуе.

- Я так по тебе скучал, - пробормотал он, оторвавшись от нее на мгновение.

- Я по тебе тоже, - ответила Блэр, возвращая поцелуй.

Мимо них проходили люди, где-то внизу шумел поезд, что-то объявляли по радио, но весь мир словно исчез для них.

- Давай выбираться отсюда, - Чак первый пришел в себя.

Взяв его за руку, Блэр увидела все еще зажатые в его ладони билеты и, горько усмехнувшись, покачала головой.

- Что такое? - обеспокоенно спросил он.

- Просто, получается, что я краду твою любовь, тебя, у той девушки.

- Нет. Это не так. - Блэр непонимающе посмотрела на парня. – Невозможно, - Чак взял ее за вторую руку и, оставив на ее губах еще один горячий поцелуй, сказал, - Невозможно украсть то, что всегда принадлежало только тебе.

Взявшись за руки, они пошли искать Сирену, чтобы поехать домой.
 
mio-mioДата: Четверг, 29.12.2011, 00:30 | Сообщение # 4
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Как бы написал эту историю начинающий фикрайтер, уверенная, что ей не нужна бета.



От автора:
я посмотрела серию, и на меня,к ак говориться, накатило. Очень хотелось все исправить и я написала вот этот фик. Безумно извиняюсь за ошибки. Мне так хотелось, чтобы все было именно так, а не так, как нам показали в серии.

Блэр Уолдорф злилась. Очень сильно. Наверное, так сильно, она не злилась еще никогда. Это странное осчущение - когда негативная эмоция так сильна, она теряет окраску, перестает быть негативной или плохой или хорошей, это просто состаяние. Вот и Блэр сейчас не смогла сказать, плохо ей или хорошо, ей просто нужно было разобраться с тем, что происходило сейчас в ее душе. Только так можно перестать злиться. Кто был причиной такого состояния Блэр? Я вам подскажу. Манхеттен маленький остров. А если твои дорожки тесно переплелись с Чаком Бассом, вариантов остается не так много...

Девушка покинула такси пять минут назад, за это время она успела получить очередное подтверждение того, что Чак Басс манипулятор и мерзавец, который не останавливаеться не перед чем. На этот раз Чак перешел все границы. За последние двадцать четыре часа Блэр узнала много нового. В начале лета Чак исчез и никто не знал где он, и жив ли он, и вот вчера она случайно встретила Чака на парижской улочке. Придя домой она услышала от своей лучшей подруги Сирены жуткую историю, о том, что в него стреляли, что теперь он не хочет быть Бассом и уезжает куда-то с девушкой по имени Ева. Серена угаваривала Блэр помочь Чаку и помешать его отъезду и она почти согласилась, но потом произошло следущее... Зайдя в кафе выпить кофе, она встретила Сема, вечного телохранителя Чака, который, не без нажима, конечно, но кто же смодет устоять перед Блэр Уоолдорф, Блэр всегда получает то, что хочет, поведал ей весьма и весьма занятную историю. План Басса был безупречен, даже злясь на него, Блэр не могла не признать это. Как по нотам было разыграно сегодня появление кольца. И вот теперь, пражская проститутка, нанятая им чтобы изображать его девушку подтвердила все догадки Блэр. Чак Басс предумал идеальный план ее возвращения. Ему всегда было недостаточно заставить ее придти, он всегда заставлял ее хотеть придти.

Увидев знакомую фигуру, она задохнулась от возмущения. На мерзавце была отвратительная дешовая рубашка. Ну что сказать, это был очень продуманный план, ведь они оба знают, как он ненавидит некачественные вещи.

Придав лицу нужное выражение растерянности Блэр шагнула навстречу ему навстречу и с полуулыбкой сказала:

-То, что ты плохо одет еще не значит, что ты не Чак Басс.

- А зачем мне хотеть быть им - ублюдок делал такое несчастное лицо, что не знай Блэр правды, обязательно бы поверила.

- Тебе не кажется, что это немного слишком, отписать все Лили и изчезнуть в неизвестном направление, только потому, что что-то пошло не так?

- Все не просто пошло не так, я разрушил все, что я когда либо любил - в его голосе было столько горечи, и Блер не знала, что причиняет ей больше боли, то, что он в общем-то говорит правду или то, что он делает это с умыслом. Она не выдержала.

- Я все знаю Басс, хватит ломать комедию.

- Что? О чем ты? - на его лице был не под дельный шок. Чак Басс всегда считал себя умнее других, часто это так и было, но не теперь.

- Тебя ограбили и ранили в начале лета, кое как ты выжил, но по каким то причинам не вернулся домой, очень надеюсь, хоть наверное и напрасно что причиной были муки совести - пораженный ее осведомленностью, Чак даже не пытался возражать, он просто слушал, прищурив хищно глаза, в которых сквозило, что-то очень похожее на восхищение - Ты решил вернуть меня, разыграл наше случайное столкновение на улице, подкинул Эс зацепки где тебя найти, а Ева проститутка из Праги которую ты нанял сыграть твою девушку. Ну что сказать - браво.

- Как ты догадалась? На чем падловила?

- Нет план был безупречен. Просто есть кое что не можешь контролировать даже ты. - видя непонимание в его глазах, она прояснила - Случайности. Вчера я встретила Сэмюеля.

- Черт. Я же сказал ему...

- Не смей его ругать! Ты везучий ублюдок и тебя любят люди, любви которых ты не достоин. Он корит себя. что не ослушался и не полетел с тобой в Прагу и в тебя выстрелили. Он обещал Барту, клялся, что будет защищать тебя и он действительно переживает за тебя.

- Барту стоило оставить его гнить в той тюрьме.

- А мне, не стоила просить Джека, чтобы он разыскал тебя в Таиланде. Мы все совершаем ошибки, знаешь ли. Не смей винить Сема, он мне почти ничего не рассказал, кроме маршрута твоих передвижений по Европе, и даты твоего появления в Париже. Так что ни он причина провала, твоего извращенного плана.

- Он не был провальным до вчерашнего дня - усмехнулся Чак нагло намекая, что если бы не Сэм, все бы сработало и она бы сейчас умоляла его остаться.

Блэр, в который раз поразившись вероломности Басса, покачала головой и сказала:

- Поверить не могу что ты использовал свое ранение чтобы снова обмануть меня.

- Ты же меня знаешь, я использую те карты, что есть на руках. И вообще, если ты вчера узнала, как дела обстоят на самом деле, почему ты здесь, а не на свидании с принцем?

- Я решила придти сюда чтобы сказать тебе что все кончено. - гневно сказала она, на что Чак усмехнулся то й самой усмешкой, которую она так любила- Но когда я ехала в такси сюда, я вдруг асознала, что все, - это тупик. Даже зная, что это одна из твоих схем, я убегаю от идеального свидания с идеальным принцем к тебе чтобы сказать то, что ты и сам прекрасно знаешь. - Блер вздохнула -Это тупик, Чак, моя жизнь разваливается на части с тех пор, как я переспала с тобой.

она протянула ему его кольцо, которое ей сегодня подсунули у Гарри Уинстона. Он взял его и в его глазах плясали нежные искорки, так хорошо знакомые ей.

И она решила спросить то, что все еще волновало ее, несмотря на злость и обиды.

- Почему ты не отдал его? - тихо спросила она, глядя ему прямо в глаза.

- Что? - сделал вид, что не понимает о чем речь подонко-басс.

- Почему ты не отдал нападавшим кольцо? Почему предпочел получить пулю?

- Я не знаю, я был пьян. - попытался уйти от ответа Басс, опуская глаза.

- И это все?

- Нет. - он снова посмотрел ей в глаза и кажется впервые за этот вечер говорил абсолютно искренне - Еще, это было твое кольцо. Я не мог его отпустить.

- Почему? - дрожащим голосом спросила Блер - Ты ведь понимал, что после того, что произошло, я тебя не прощу?

- Да, но знаешь, не так легко расставаться с мечтой.

Блер горько усмехнулась, осознавая, что точно знает, что это за чувство.

- С мечтой? - спросила она глядя в его глаза.

- Ты. Ты всегда была единственной кого я хотел. Ты моя мечта Уолдорф. Ты же знаешь, я готов пойти на обман, предательство, только чтобы получить тебя. Даже, если, это обман и предательство тебя.

Девушка внимательно изучала до боли знакомое лицо, выискивая скрытые мотивы. Прошла бесконечная минута, в течение которой весь мир, казалось, сжался до нескольких квадратных сантиметров его глаз.

Девушка кивнула и сказала:

- Тогда женись на мне.

- Что?! - наверное, сейчас ей удалось второй раз в жизни по-настоящему удивить Чака Басса. Первый раз Блэр удивила его, скинув одежду на сцене Викторолы.

- Да. Вот мои условия Басс. Ровно через неделю, в восемь вечера я приду на крышу Импайер Стейт билдинг. И тебе к этому времени лучше быть там. В своем лучшем костюме, с самым красивым букетом пионов что можно найти в Нью-Йорке и с вот этим самым кольцом. - она кивнула на кольцо. - потом я скажу да, устрою самую красивую свадьбу века, ты женишься на мне и я превращу твою жизнь в ад.

- Ты требуешь чтобы я сделал тебе предложение? - удивленно спросил Чак, - После всего что было?

- Да. И если ты, не появишься там я превращу твою жизнь в ад. Я найду способ разрушить твою жизнь, так же, как ты оставил в руинах мою. Так что, Через неделю на крыше.

- Ты серьезно? - взволновано спросил Чак - То есть, после всего, мы просто станем мистер и миссис Басс?

- Да. Не могу дождаться нашей семейной жизни, милый. - растянула губы, в приторно сладкой улыбки она - Ты заплатишь мне за все, что ты мне сделал. Плюс, я не подпишу брачный контракт и если ты мне изменишь, отсужу у тебя половину всего твоего имусчества при разводе.

Это была их знакомая территория. Игра. Расстановка условий. Правила, которые не возможно не нарушить.

- То есть получается - вступил в игру Чак - Что если я не приду на крышу ты превратишь мою жизнь в ад, и если приду, будет то же самое, в чем выгода Уолдорф? - прищурился он.

- Выгода? -Блэр подошла ближе, почти касаясь пышным подолом его одежды - Ты получишь меня, ведь именно этого ты всегда хотел.

На секунду воцарилось молчание. Поединок взглядов окончился перемирием. До следующей дуэли. Блэр прижалась губами к человеку, которого еще утром клялась ненавидеть, в сладком, почти невесомом поцелуи, отстранившись она сказала застывшему в изумлении парню:

- До встречи Басс.

- До встречи Блер - восхищенно глядя, в след уходящей девушке в алом платье он довольно улыбался. Его план сработал. Он знал, что единственный способ обыграть Блер Уолдорф, это выдать ей все козыри и позволить ей диктовать свои правила. Именно те, что нужны ему для его выигрыша.
 
mio-mioДата: Четверг, 29.12.2011, 00:31 | Сообщение # 5
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Как бы написал эту сцену вечно-ЭнЦе-озабоченный райтер.


Мостик над железнодорожными путями вокзала был на удивление пуст. Грохот отходящих поездов, объявления механического голоса, шум толпы тонул в полутьме раскаленного воздуха между двумя людьми, стоящими над всем этим миром.

Блэр сглотнула. В горле стоял комок.

Она знала, что должна подобрать какие-то слова, что-то сказать, чтобы уговорить Чака не пользоваться билетами, уже зажатыми в его руке. Но в голову ничего не приходило. Они стояли друг перед другом и молчали.

Потом Блэр мысленно послала все к черту, и, шагнув к Чаку, обняла за шею и прижалась губами к его губам.

Он замер.

Потом обнял ее двумя руками. Дорогая ткань красного платья заскользила по огрубевшей коже его ладоней. Чак развернул Блэр спиной к не обращающим на них никакого внимания людям на платформах и прижал ее попкой к металлическим перилам ограждения.

- Чак, - выдохнула она, думая, что сейчас самое время напомнить ему и, главное, себе о том, что они расстались.

Его руки и губы сводили ее с ума.

«Перестань», - хотела сказать она.

- Я хочу тебя, - почему-то получилось вместо этого.

Чак прижался к ней еще теснее. Его рука утонула в красных волнах ее подола. Блэр, думая, что она ненормальная, подняла ногу и обняла ею бедра Чака. Он хрипло застонал в ее кожу, потом поднял голову и быстро огляделся.

Она пыталась восстановить дыхание, уже не думая ни о чем. Все, что она слышала - собственный пульс в ушах. Все, что она помнила - что любит этого человека. Все, что она хотела - чувствовать его в себе.

- Что ты делаешь? - прохрипела она, чувствуя его руки на коже своих бедер.

- Постарайся быть потише, - шепнул он.

Все, что Блэр успела осознать до того, как упала в океан обжигающего удовольствия - его пальцы, отодвигающие краешек ее трусиков.

Блэр тяжело дышала в дешевую ткань светлой рубашки. Ноги едва держали ее. Единственной причиной, почему она еще не сползла на каменный пол, была крепко обнимающая ее за талию надежная мужская рука.

Мимо них прошла пара с множеством чемоданов. Девушка с дорожной сумкой на плече оценивающим взглядом скользнула по длинному шлейфу платья, нарочито небрежно обернутому вокруг мужской руки, утопающей где-то в красном море складок и заломов. Парень в синей бейсболке с сомнением посмотрел на неустойчиво опирающегося на трость человека, обнимающего брюнетку с пылающими щеками. Оба выглядели так, словно никак не могут расстаться.

Блэр спрятала лицо на груди Чака, медленно осознавая, что только что практически занималась сексом на глазах нескольких сотен людей.

- Ты как? - услышала она у своего уха.

Она подняла глаза. Сил хватило только на то, чтобы сделать судорожный вдох.

Чак удовлетворенно кивнул и отодвинулся от нее на несколько сантиметров. Упал на голые колени смятый подол платья.

- Чак, - удивленно позвала Блэр, когда он взял ее за руку и куда-то повел.

- Не будь эгоисткой, - ответил он, умело, несмотря на трость и балласт в красном платье за спиной, лавируя среди спешащих людей, - сейчас моя очередь.

Девушка задохнулась то ли от возмущения, то ли от предвкушения, когда Чак свернул в безлюдный коридор с серыми стенами, толкнул неприметную дверь с табличкой «Служебное помещение» и затащил девушку внутрь.

Все, о чем Блэр думала следующие полчаса - заглушает ли шум поездов и говор толпы ее совершенно недвусмысленные крики.

Держась за руки, они вышли из подсобки.

- Это был один из самых ужасных поступков в наших жизнях, - заметила Блэр, стараясь незаметно поправить белье под длинным подолом.

Чак молча согласился, но не выпустил ее ладонь. Они прошли еще несколько ручейков из спешащих глаз и сжимающих ручки багажа ладоней.

У входа в огромный зал ожидания двое остановились.

Перед ними кипело море людей.

Где-то в нем терпеливо дожидалась своего парня девушка-блондинка. Чак вспомнил, что выронил билеты еще на мостике.

Где-то за краем человеческого моря терпеливо дожидался свою девушку титулованный принц. Блэр вспомнила, что даже не позвонила ему.

Двое повернули головы и посмотрели друг другу в глаза.

Потом Чак настойчиво потянул девушку за собой. Она с удивлением шагнула в какой-то полутемный пустой цех.

- Что это? Где мы? - спросила она, на шпильках перепрыгивая полоски шпал.

- Что-то типа гаража, - как нечто само собой разумеющееся, ответил Чак.

Он завел девушку в пустой вагон и толкнул на сидение, обитое кожзаменителем.

- Ты сумасшедший, - выдохнула она в его губы.

- Как и ты, - сказал он, снимая рубашку и бросая ее на пол.

Служащий вокзала, срезающий угол между центральным зданием и запасными путями, подумал, что ему почудилось, когда он увидел, как один из совершенно однозначно пустых вагонов, стоящий на ремонте с почему-то запотевшими стеклами, едва заметно раскачивается.

У входа в зал ожидания остановились парень и девушка. Они держались за руки. Они тяжело дышали.

Парень опирался на трость, его рубашка была порвана и местами темнела от пятен пота, волосы в совершеннейшем беспорядке топорщились в разные стороны, а на губах блуждала откровенно счастливая улыбка.

Девушка, стоящая рядом с ним, стыдливо придерживала съезжающий лиф дорогого платья, от ее элегантной прически не осталось и следа, губы с остатками красной помады горели и выглядели так, словно их безостановочно целовали несколько часов подряд.

- Чак, - подошла к ним невзрачная блондинка.

Щеки брюнетки вспыхнули. Парень виновато опустил глаза.

- Мне стоило догадаться, - словно про себя заметила девушка и, подхватив свою дорожную сумку, нырнула в нескончаемый людской поток.

- Кажется, - неуверенно начала Блэр, - в кои то веки Я разрушаю ТВОИ отношения, Чак Басс.

Он посмотрел на нее.

- Ничего не имею против, Уолдорф.

Таксисту, отвозящему их в ближайший отель, пришлось дать 100 евро сверх счетчика, чтобы по пути он смотрел строго на дорогу и не возмущался по поводу возможного штрафа за аморальное поведение в его машине.
 
mio-mioДата: Четверг, 29.12.2011, 00:31 | Сообщение # 6
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Как написали бы эту сцену сценаристы 5го сезона.


- То, что ты бедно одет, не значит, что ты не Чак Басс.

Раздается грохот.

Мимо пары марширует, играя марш, военный оркестр во главе с клоуном МакДональдом. Чак и Блэр немного удивленно смотрят им вслед. Потом пытаются продолжить разговор.

- Почему я должен хотеть...?

Раздается странный ритмичный стук. На площадку въезжает Принц на Белом коне. Белый конь заметно нервничает. Принц машет картонной шпагой.

- Девушка! Я Принц. Я приехал на тебе жениться.

- Принц? - недоверчиво уточняет Блэр.

Он молча протягивает ей кольцо. Она несколько минут рассматривает его, потом надевает на палец.

Чак, видя это, хватается за сердце.

- Блэр, нет!

- Он принц, - возражает она и, подобрав подол, начинает вскарабкиваться на лошадь.

Когда она садится позади Принца, снимает с его головы корону из оберточной бумаги и надевает на себя, Чак падает на пол и впадает в кому.

Блэр с минуту смотрит на него, потом поворачивается к Принцу.

- Меня, кстати, Блэр зовут.

- Меня - Луи.

- Приятно познакомится.

Входит Дэн Хамфри. По его виду сразу видно, что добирался он до Парижа сначала пешком, а потом вплавь. На ухе водоросли, на ботинках грязь, на коленке дыра, в глазах решимость.

- Блэр! - кричит он и, перешагнув через лежащего в коме Чака, бросается к лошади. - Не выходи за него. Твоя судьба - я!

Входит Элеанор.

- Но вы не можете быть вместе!

- Почему? - удивляется Дэн.

- Потому что Блэр, - она замолкает, беря эффектную паузу, - Блэр - твоя сестра. А я - твоя мать. Нас разлучили 20 лет назад.

Раздается грохот. Мимо участников сцены снова, уже в другую сторону, проходит военный оркестр, в этот раз во главе с Леди Гагой.

Белый конь пугается шума и встает на дыбы. Блэр не успевает схватиться за Принца и падает. Ударившись головой о бетонный пол, она теряет память.

Входит Айви.

Перешагнув через лежащих рядом Чака в коме и Блэр в обмороке и без памяти, она подходит к Дэну.

- Но я-то тебе не сестра, - говорит она, раскрывая объятия и бросаясь ему на грудь. - Я вообще никому не сестра. И я люблю тебя.

Дэн удивленно на нее смотрит. Элеанор снова берет эффектную паузу.

В тишине раздается тихий разочарованный вздох.

Все оборачиваются на нервно притоптывающего Белого коня.

Принц, кряхтя, слезает с лошади и снимает с пальца Блэр кольцо.

- Вот, блин, незадача, - снова вздыхает он и оглядывается. - Девушка, - говорит он Айви. - Я Принц.

- Я Айви, - отвечает она.

- Выходи за меня.

Айви смотрит на Дэна. Потом на принца. Потом на кольцо. Потом снова на Дэна.

- Так я ж Дэна люблю, - неуверенно отвечает она Принцу.

- Эт ничего, - равнодушно машет рукой тот.

- Я тож не против, - кивает Дэн.

- Ну тогда ладно, - соглашается Айви и протягивает руку.

Принц надевает ей на палец кольцо, пара взбирается на испуганного Белого коня с выпученными глазами и уезжает. Конь покидает сцену с заметным облегчением.

- Мама? - неуверенно переспрашивает Дэн.

- Да, - раскрыв объятия, Элеанор бросается ему на грудь. - Нам о стольком надо поговорить, сынок.

В обнимку они уходят.

Мимо лежащих на мостике Чака и Блэр снова проходит военный оркестр.

Если Вы дочитали до конца и Вам есть что сказать, велком в обсуждение к первому или второму автору
 
mio-mioДата: Понедельник, 13.02.2012, 18:47 | Сообщение # 7
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline


Название:Идеальный подарок.

Автор: mio-mio, Minimina.

Пейринг: Chair

Рейтинг: PG-15

Размер: мини

Жанр: флафф

Таймлайн: 02х24.

Обсуждение: тут

От автора: Идеальный выпускной Блэр. Версия клуба МиМи.

Приятного чтения.


***


- У тебя есть платок? – спросила, шмыгнув носом, Блэр.

- У Блер Уолдорф нет с собой платка? - Серена сделала удивленные глаза, пытаясь развеселить подругу. – И как такое могло случится?

- Ну, я вообще-то думала, что этот вечер будет идеальным, - горько усмехнулась та. - И уж точно не собиралась сегодня плакать.

Блондинка протянула подруге платок. На дне сумочки блеснул ключ, который ей дал Чак.

- А как заканчивался выпускной твоей мечты? - спросила Сирена, прекрасно зная ответ.

- Пентхаус, свечи, шампанское и клубника, - как по писанному отрапортовала Блэр, отрешенно глядя на проезжающие мимо машины.

Она сидела на ступеньках отеля уже минут десять, но не чувствовала не бодрящего весеннего воздуха, ни холодного мрамора ступеней.

Блондинка усмехнулась.

- И как ты это помнишь? Тебе же было лет десять, когда ты придумала себе идеальный выпускной.

- Девять, - поправила Блэр. - Поэтому все мои представления о романтики были взяты из фильмов. И уж конечно я не знала, что шампанскому и клубнике можно найти много других применений, а вместо воска лучше использовать горячую карамель.

- Почему? - на автомате спросила Серена.

- Она лучше смывается, и она съедобная

- Фу, Би, - воскликнула Серена через секунду. - Ты говоришь о...? Фу! Я не хочу слышать подробности твоих свиданий с Чаком. - Она не переставала удивляться подруге, та, за короткую интрижку с Бассом, сумела зайти дальше, чем Серена со всеми своими парнями вместе взятыми. Горячая карамель, это ж надо до такого додуматься.

- Это было не свидание - горько усмехнулась Блэр. - И потом, сегодня ты официально, больше не школьница, а значит можешь обсуждать со мной секс.

- Я могу обсуждать с тобой секс, я не могу обсуждать с тобой секс с Бассом.

- Ну тогда никаких проблем, у нас с Бассом все конечно.

- Би...

Серена села к подруге поближе и обняла за плечи.

- Никогда не думала, - заметила та, кладя голову в тиаре на надежное плечо, - Что закончу свой выпускной на холодных ступеньках рядом с подругой, которая еще несколько часов назад была в тюрьме. Но сейчас, это кажется правильней всего.
Серена затихла, раздумывая, как поступить дальше. Расстраивать Блэр еще больше категорически не хотелось.

- Знаешь, а у меня есть идея. Давай устроим девичник, вставай, хватит мерзнуть - блондинка потянула подругу за руку, заставляя встать.

- Эс, я не хочу ехать домой. Не хочу отвечать на вопросы мамы о Нейте, и объяснять Сайрусу, почему я так рано вернулась.

- Я тоже не хочу домой, поэтому мы поедем совсем в другое место - загадочно сказала Серена едва ли не силой стаскивая ее со ступенек к тротуару.

- Эс! Эс, прекрати! Что ты делаешь?

- Пытаюсь изменить этот вечер, - сказала Серена поднимая руку и открывая дверцу почти сразу же остановившегося рядом с ней такси. - Садись.

- И куда мы поедем? - недоверчиво спросила Блэр, сгребая в охапку пышную юбку и освобождая место для нырнувшей следом за ней подруги.

- Отель Plaza, пожалуйста, - сказала та водителю.

- Что? - воскликнула Блэр. - Остановитесь! Сейчас же! Эс, я не поеду в Plaza!

Таксист, уже почти вывернувший на дорогу, резко нажал на тормоза. Авто качнулось.

- Ну же, Би! - Сирена была похожа на ребенка, который просится в зоопарк. - Будет весело! Ты, я , шампанское, Одри, шикарный люкс. Я еще никогда не бывала в люксах для молодоженов.

- Я в шоке, - пробормотала Блер.

- Бииии! - заканючила Серена - Ну же!

- Так мне ехать? - спросил таксист.

- Конечно! - заявила девушка в тиаре. - Я вообще не понимаю, почему мы остановились.

***


- Он еще за это заплатит! - проворчала Блэр, когда швейцар распахнул перед подругами дверь.

Влетая в переливающийся всеми оттенками золота, холл отеля, Блер напоминала ракету перед пуском, по дороге она вытянула из подруги мельчайшие детали того, откуда у той ключ. И сейчас Блэр была готова убить всех брюнетов города. Мало того, что Басс на прошлой неделе заявил ей, что все, что было между ними это всего лишь игра, так он еще решил показать ей, что его вообще не волнует, что они не вместе, - подарив им с Нейтом номер для молодоженов. Номер для молодоженов! Ей и Нейту.

- Да кем он вообще себя возомнил, феей крестной?! - ворчала она ринувшись с ключом к портье, собираясь потребовать чтобы их проводили в люкс.

- Добрый вечер, мисс Уолдорф, - вежливо кивнул ей портье за стойкой, глядя на пышущую негодованием девушку. - Добро пожаловать в Plaza.

- Здрасьте, - буркнула Блэр. - Вы меня знаете?

- У Вас в руке наш золотой ключ, а джентльмен, который заказывал номер, описал Вас очень точно - учтиво произнес портье.

- Да? - скрестила руки на груди она. - И что же сказал этот ... хм... джентльмен?

- Джентльмен сказал - с озорной, улыбкой начал портье - Что хозяйкой пентхауса на сегодня будет молодая леди с идеальной прической и скорей всего тиарой на голове. Он так же упомянул, что с вами будет молодой человек, похожий на принца, - портье коротко скользнул взглядом по Серене, которая набирала что-то в своем телефоне усевшись на небольшой диванчик, - Ну, тут он видимо, с полом ошибся. Хотя цвет волос угадал. В любом случае, джентльмен оставил распоряжение сделать Ваше пребывание здесь максимально комфортным. Так что, - мужчина вышел из-за стойки, - Если Вам что-то понадобится, просто наберите 111. Прошу Вас, - широким жестом он пригласил девушек к лифту.

- Би, - тихо пропищала Серена в лифте, кося глаза на телефон, в котором явно что-то происходило, - Ну Чак ведь не со зла. Честно, Би... Не злись. Ну, пожалуйста.

Та молча прищурилась и вышла из лифта.

Портье услужливо распахнул пред ними створки белой двери.

- Прошу вас, леди.

Блэр остановилась на пороге и повернулась к мужчине.

- Так... эм...

- Патрик.

- Патрик. Нам нужна коллекция фильмов Одри Херберн, вся линейка «INDIA» от OPI и последние выпуски Hello и ОК!, по пять штук каждого.

- Через пятнадцать минут у Вас все это будет, - склонил тот голову.

Девушки шагнули в номер.


***


- Посмотри на эти пионы! - Серена, только зайдя в номер, пришла в полный восторг и теперь была словно пятилетний ребенок в магазине игрушек - у нее горели глаза, и ей нравилось абсолютно все.

Блэр же наоборот становилась все мрачней.

Она прошлась по номеру и теперь угрюмо сидела на диване, злясь на Чака еще больше.

Там на ступеньках она сказала Серене правду, у нее не было свиданий с Чаком Бассом, да они и не встречались толком. У них был только секс.

И любовь.

Которую, как выяснилось буквально на днях, испытывала только она. Но... Черт возьми! Сделать ей ТАКОЙ подарок!

Блэр даже не подозревала, что Чак способен на такую романтику. Она снова осмотрела номер с прыгающей по нему Сиреной и стала вообще мрачнее тучи.

Здесь все было идеально. До тошноты идеально. Совсем как в ее мечтах. И пионы, и шампанское, и клубника, и даже раздражающие своим колыханием шторы, были нужного оттенка. Чем больше деталей замечала девушка, тем сильнее злилась.

- Засранец Басс, - прошептала девушка.

Он приготовил этот номер для нее и другого мужчины. Другого! Не себя!

- Давай выпьем, - Сирена, накружившись по номеру, схватила бутылку шампанского со столика, и упав на диван рядом с подругой скинула туфли.

- Вызови официанта, и закажи нам что-нибудь поесть. - сказала Блэр, вставая.

- Хорошо, Би, - путаясь в длинных ногах и подоле, Сирена перегнулась через подлокотник и подняла трубку телефона. - Есть какие-то пожелания?

- Только не фаст-фуд, умоляю.

Девушка заливисто расхохоталась. Блэр изо всех сил пыталась выдавить из себя хотя бы подобие улыбки, пока выгибалась, чтобы расстегнуть платье.

- Хочешь переодеться? - уточнила блондинка.

- Хочу в душ, - буркнула Блэр, перешагивая через сползшую, наконец, золотисто-шоколадную парчу, - Я устала от этого наряда.

***


Выйдя из ванной на ходу расчесывая влажные волосы, Блэр наткнулась на странный взгляд подруги.

- Что? Нам принесли не «INDIA», а «Holiday in Hollywood»? - нахмурилась она и окинула взглядом все еще пустой столик перед диваном.

- Просто, - блондинка почти испуганно посмотрела куда-то к входной двери.

Блэр проследила взглядом за подругой. Через секунду она увидела посередь номера причину ее сегодняшних несчастий.

Чак Басс собственной персоной подошел к дивану и оперся на спинку бедром, глядя на девушку у двери в спальню с какой-то странной улыбкой.

- Что ты здесь делаешь?!

- И тебе привет, Уолдорф, - сказал Чак.

Серена со страхом смотрела на закипающую по второму кругу подругу. По виду блондинки можно было с уверенностью сказать, что больше всего на свете ей сейчас хочется залезть под диван и прикрыть голову руками.

- Эгоистичный ублюдок! - Блер запустила в вошедшего рассечкой, Чак едва смог увернуться.

- Ты что творишь, Уолдорф!?

- Что ты здесь делаешь? - повторила она свой вопрос Блэр, видя в ответ лишь усмешку на все еще желанных губах она переключилась на подругу - Это ты его позвала, Эс?!

- Нет! - возмутилась та - Чак скажи, что это не так.

- Это не так - подтвердил парень.

- Тогда какого черта, скотина? - швырнув полотенце на ближайшее кресло, Блэр начала угрожающе надвигаться.

Выглядело это не очень впечатляюще, с учетом босых ног с красными ноготками, свисающих по умытому лицу волос и слишком большого для нее халата. Хотя огонь в глазах девушки доказывал, что придушить она сейчас может и махровым поясом.

- Я встретил пьяного Арчибальда в баре Palace, - пояснил Басс, на всякий случай, отходя к краю дивана. - Он сказал, что вы расстались.

- И Чак отправил мне sms, - продолжила Серена, подбирая ноги и все еще испугано глядя на подругу. - Спросил, все ли с тобой в порядке.

- Серьезно, Басс? - фыркнула Блэр. - Все ли со мной в порядке? Ты снял для нас Арчибальдом номер для молодоженов! Как со мной должно...?!

- Я ответила, что у нас все хорошо и попросила его не приезжать - блондинка предприняла попытку сменить тему но две темные головы даже не развернулись к ней, продолжая буравить друг друга взглядами. - Сказала, что у нас девичник и... А давайте выпьем!

- Простого, "спасибо Чак", было бы достаточно - издевательски произнес Басс.

- "Спасибо Чак"?! За что спасибо?! Ты сказал что я для тебя ничего не значу, потом устроил мне выпускной моей мечты, а потом почти заставил заняться сексом с Арчибальдом!

- Что?! Би!! - в один голос сказали сводные брат и сестра, один зло, другая испуганно.

- А как ты себе это представлял? - сверкнула глазами брюнетка. - Что приготовишь для нас этот номер, мы с Нейтом придем, почитаем газету и ляжем спать, как давно женатая пара?!

- Может, поиграем? - снова встряла Серена, все еще пытаясь не допустить ссоры. - В Города, например.

- Сестренка, - обернулся к ней Чак. - Думаю, тебе стоит поехать домой, нам с Блэр есть что обсудить.

- Мне нечего с тобой обсуждать Басс! - отрезала та, уперев руки в бока под мягкой тканью.

- Нет. Мы поговорим, - повторил Чак. - Ты должна вернуться к Натаниэлю.

- Что?! - в два голоса вскрикнули подруги.

- Вы подходите друг другу, на этот раз у вас все будет хорошо.

- Хорошо? - задохнулась Блэр, ее взгляд заметался по номеру видимо в поисках чем бы в него кинуть еще.

- Чак не надо - с ужасом глядя на сводного брата сказала Серена, он даже не посмотрел на нее.

- Я не буду больше вам мешать, Уолдорф, - уточник Чак внимательно следя за Блэр, которая кажется была на грани того чтобы накинуться на него. - У вас все наладится, только тебе нужно ему позвонить прямо сейчас, а то он напивается в баре.

- Чак! - воскликнула Сирена уже от возмущения и привстала на диване. - Как ты можешь такое говорить! Ты же любишь ее, а ведешь себя так, словно...

- Я ее не люблю!

- Любишь! Ты сам мне сказал!

Только договорив фразу, Сирена поняла, что натворила. Она сглотнула. Взгляд Блэр жег ее макушку, в глазах Чака она отчетливо, как в кинотеатре, видела, что сейчас ее будут долго и мучительно убивать.

- Что? - уточнила Блэр.

- Ничего! - повернулся к ней Чак. - Не слушай ее, она неправильно расслышала!

Воспользовавшись секундой, когда эти двое занялись друг другом, Серена осторожно сползла с дивана и окружными путями начала пробираться к выходу.

- Все я правильно расслышала, - крикнула она с безопасного расстояния, - Би, он тебя любит!

- Неправда!

- Правда! - добравшись по стеночке до входной двери, Серена облегченно вздохнула и осмелела. - А ты, Блэр, любишь его! - крикнула она, почти сразу после этого на лету подхватывая запущенную в нее подругой туфлю. - И сумочку, если можно... Ай! Ладно, не надо, - прижав к груди свои шпильки, Серена открыла дверь.

- Эс, не оставляй меня с ним одну!

- Смотреть на вашу прелюдию у меня уже сил нет.

- Это не прелюдия! - возмутился Басс. - Ей надо сейчас же позвонить Нейту и позвать сюда.

- Перестань указывать мне, что делать! Ты думаешь, можешь распоряжаться мной!

- Вот именно, - поддакнула из коридора Серена. - Разберитесь уже с этим, наконец!

- Эс!

Отчаянный крик Блэр ударился в захлопнутую дверь.

***


- Ну и какого черта, Басс?

Блэр снова уперла кулаки в бока.

- Позвони Натаниэлю, - упрямо повторил он. - Я не буду больше вам мешать, Уолдорф, - Чак внимательно следил за Блэр, чей принцип «не драться, потому что это некрасиво» вот-вот, кажется, готов был сказать хозяйке: «Пока». - У вас все наладится...

- Чак! Прекрати об этом говорить! Как тебе вообще в голову это пришло!

- То есть ты к нему не вернешься?

- Нет!!! - возмущенно крикнула Блэр - И ты просто долбанный идиот, Басс! Я устала от твоих игр и...

- Тогда больше никаких игр, - кивнул он, перебивая. - Люблю тебя. Раздевайся.

- Что!?

- А, ну да, - он опустил взгляд на белый халат, - Ты же уже. Предусмотрительно.

Блэр задохнулась от возмущения и, плюнув на все, ринулась через номер к ненавистному брюнету. Он увернулся от ее ногтей, перехватив тонкие запястья, и прежде чем девушка успела хоть что-то понять, повалил ее на диван, приземляясь следом.

- Слезь с меня! - закричала Блэр, пытаясь вывернуться.

- Да перестань ты лягаться! Больно же!

- Продолжаешь указывать, что мне делать?

- И буду указывать, - он наконец-то как-то совладал с острыми коленками и приподнялся над девушкой, надежно придерживая ее руки, - Потому что ты моя!

- Ха! С каких это пор?! - сверкнула она глазами.

- С тех пор как ты скинула передо мной платье в «Виктроле», - бархатный голос растекался по номеру, мешая Блэр сосредоточиться на своем гневе и заставляя девушку дрожать, - После этого ты только моя!

- Да неужели? - изо всех сил цеплялась она за ускользающую ненависть. - Есть пара мужчин в этом городе, которые могут оспорить это утверждение, - Чак наклонился к шее в распахнувшемся белом хлопке, закутывая девушку в облако родного запаха: виски, обивка лимузина, его шампунь.

- Неважно, - сказал он, целуя горячую кожу. Блэр задрожала, закрывая глаза. - Главное что ты подтверждаешь мои слова. Всегда.

- Да как ты смеешь, - она попыталась оттолкнуть его, но он лишь хмыкнул в ямочку у ключицы.

- Я ведь едва прикоснулся к тебе, - шепнул он, обнимая ее дыханием, - А ты уже вся дрожишь...

Нежность и неподдельное восхищение в его голосе заставили Блэр открыть глаза и обреченно посмотреть в потолок. Отступать было некуда. Лгать было поздно. Ее предательское тело уже выдало ее с головой.

Чак продолжал сводить ее с ума пьянящими поцелуями.

- Я тебя ненавижу, - сказала она далеко не так злобно, как хотелось бы.

- Правда?

Он кончиками пальцев провел по изгибу ее скулы. Потом приподнял маленький подбородок и наклонился к приоткрытым губам. Блэр насупилась и отдернула лицо.

- Чак, - уже почти умоляюще простонала она, - Это нечестно.

- Ты права, - кивнул он, - Я тебя люблю, ты меня ненавидишь, какая уж тут честность.

- Что? - удивленно посмотрела на него Блэр. – Так ты правда ...

- Заткнись и поцелуй меня, Уолдорф.

Не дожидаясь ее ответа он захватил в сладкий плен мягкие губы, вытряхивая остатки злости из головы Блэр.

- То что ты сказал… - оторвавшись от него на секунду проговорила Блэр.

- Что? - спросил он чуть отстраняясь от нее и пытаясь выровнять дыхание.

- Чак, ты сказал что любишь меня? - Блэр с недоверием смотрела на лицо нависшего над ней парня.

- Блэр, - вздохнул он - Ты так говоришь, как будто это для тебя новость.

- Представь себе, да. - она стукнула его кулачком по груди. - Ты похоже уже оповестил половину Нью-Йорка об этом. Всех, кроме меня.

- Блэр... - Чак явно не знал, что ей сказать сейчас, да и манящее тело в распахнувшемся от борьбы халате, явно не способствовало концентрации мыслей.

- Почему ты хоть раз, не можешь сделать что-то, как нормальные люди - спросила Блэр обиженно, пытаясь запахнуть халат.

- Да ты права, - сказал он и быстро поцеловав, встал с дивана и подхватил ее на руки.

- Чак, что ты делаешь?!

- Делаю что-то, как нормальные люди - усмехнулся он, направляясь в сторону спальни.

- Поставь меня на пол Басс, - возмущенно вскрикнула Блэр, ударив его по плечу - Я не буду с тобой спасть, пока ты не скажешь все, как полагается.

- Как ты хочешь, чтобы это было? - приподнял бровь Чак опуская ее на пол. - При свидетелях?

- Басс! Я серьезно. - в подтверждение своих слов она сложила руки на груди и топнула ногой.

Видя что девушка не шутит, Чак вздохнул, и пытаясь игнорировать, неожиданно испуганно забившееся сердце, глядя прямо в глаза насупившейся Блэр, сказал:

- Я люблю тебя, Блэр Корнелия Уолдорф, - видя как засветились счастьем ее глаза, он приободрился и продолжил - Люблю уже давно. Прости, что не говори…

Договорить он не успел потому, что девушка накинулась на него обхватив за шею и заглушая слова поцелуем.

- Боже, как же я скучал по тебе - оторвавшись на мгновение, чтобы удобней подхватить ее, сказал Чак.

- Быстрее - скомандовала она пытаясь расстегнуть верхние пуговицы рубашки.

- Я надеялся что ты это скажешь - усмехнулся Чак и понес ее в сторону спальни.

***


- Нет, Басс, - нахмурилась Блэр, натягивая на грудь смятую простынь. – Так не пойдет.

Абсолютно голый парень удивленно посмотрел на нее.

- Тебе что-то не понравилось? – усмехнулся он. – Мне показалось, твои крики говорили…

- Месяц, - перебила Блэр, пытаясь увернуться от его рук.

- Что месяц? - спросил Чак. Блер заставила себя игнорировать его взъерошенные волосы, которые так хотелось потрогать и свое желание наплевать на принципы и просто наслаждаться тем, что есть.

- Натаниэль ухаживал за мной месяц, - начала рассуждать Блер, на что Чак поднялся на локте чтобы лучше видеть ее лицо - Прежде чем я стала его официальной девушкой.

- Во-первых, - нахмурился парень - Воздержись упоминать имя моего друга, когда мы в постели, и вообще имена всех мужчин на этой земле. А во-вторых, - он убрал прядку волос от ее лица и погладил по щеке - Не хочу никого обидеть, но мы оба знаем к чему это привело.

- Не важно, чем это закончилось, - возразила Блэр, сев и скрестив руки на груди - Важно, как начиналось, - это было правильно, красиво, и именно так, как я хотела.

- Ты хочешь чтобы я ухаживал за тобой целый месяц? - казалось Чак был на самом деле удивлен такому предложению
- И только тогда ты станешь моей официальной девушкой? В чем смысл Уолдорф?

- Смысл в том, что мы будем встречаться целый месяц, узнавать друг друга, делать то что делают обычные пары...

- Все? - лукаво приподнял брови Чак.

- Ну, кроме секса. - сказала, не успев продумать все нюансы этого условия, Блэр.

- Что? - теперь сел Басс - Ты хочешь чтобы мы были вместе целый месяц без секса?!

- Да, Басс. - видя, как он отреагировал, она решила, что будет настаивать на этом условии - Мне нужны доказательства, что для тебя это все серьезно, а не только из-за секса.

- То есть месяц без него, тебе докажет что я тебя люблю? - Чак сейчас и правда не понимал хитросплетений женской логики, что ясно отражалось на его лице.

- Да.

- И как я должен за тобой ухаживать, мы что будем ходить в кино и кафе?

- Ну мы же не из Бруклина. - фыркнула Блер - Мы можем пойти в оперу.

- Оперу?!

- Да, Басс, оперу.

- Хорошо - вздохнул Чак, придвигаясь ближе к закутанной в кокон простыни девушке - Опера, что еще?

- Мы могли бы съездить в Новый Орлеан навестить мою бабушку.

- Бабушку?

- Перестань повторять за мной, как попугай. Да, Басс, бабушку. Мать Элеонор, чудесная женщина - видя как усмехнулся Чак она стукнула его по плечу - Не смей смеяться, говорят я очень на нее похожа.

- О, ну тогда она мне понравится. - усмехнулся Чак, расположившись так, чтобы положить голову ей на колени - Что-нибудь еще?

- Я что должна придумывать все сама?! - решила начать дуться Блэр - Предполагается что это ты будешь меня завоевывать. - сказала она, запуская руку в его волосы, взъерошивая их еще сильнее.

- Тогда неделя.

- Что неделя?

- Мне хватит недели чтобы тебя завоевать. - объяснил Чак просто.

- Ты торгуешься Басс? - приподняла брови Блэр - Тебе не кажется, что ты не в том положении, чтобы диктовать условия - она царапнула ноготками по его груди.

- Всегда можно найти веские доводы - схватив ее за руки он перерекатил их, так что теперь он нависал над Блэр. - И я силен в переговорах - лукаво пробормотал он прежде чем начать сводить ее с ума поцелуем.

- Две недели - пробормотала Блэр оторвавшись от него на мгновение - Но ты не будешь пить.

- Что? - нависло над ней непонимающее лицо парня.

- Ты не будешь пить, Чак, мне не нравится что ты налегаешь на виски.

- То есть мало того, что у нас не будет секса, так мне еще и пить нельзя - приподнял брови Чак - Ты жестокая, Уолдорф.

В ответ она притянула его к себе и поцеловав пробормотала касаясь его уха своими припухшими от поцелуев губами.

- Две недели, пять идеальных свиданий, один скотч в день и я подарю тебе приватный танец в доме бабушки Уолдорф в награду за твое терпение и понимание.

- Что?! - Чак отстранился, и теперь шокировано смотрел на довольную произведенным эффектом девушку.

- Она живет в особняке начала 19 века - начала рассказывать Блэр чертя пальчиком по его груди какие-то знаки и не отрываясь смотря ему прямо в глаза - С колоннами, мраморными полами и антикварной мебелью. - Ее тон был такой, что она могла начать рассказывать о периодах полураспада радиоактивных элементов его бы это все равно это возбуждало - У нее есть диван на котором сидел сам Линкольн. Так вот я заведу тебя в голубую гостиную бабушки, усажу на этот диван и разденусь для те...

Она не успела договорить потому что Чак впился в ее губы поцелуем. Отвечая с не меньшей страстью она заставила его улечься на спину и гордо усевшись на нем спросила:

- Согласен?

- Да - хрипло ответил Чак, с восхищением глядя на свою будущую девушку.

- Ну вот и хорошо. - перегнувшись через него, так, что ее грудь оказалась прямо перед его глазами она взяла халат и накинув его на себя начала вставать.

- Куда ты? - спросил Чак удерживая ее бедра и притягивая ближе к себе.

- В душ и домой, - буднично сказала Блер, скидывая его руки и вставая с кровати. - Завтра вручение аттестатов.

- Тебе не кажется, что мы не закончили? - возмущенно спросил Чак приподнявшись с подушки.

- О, я конечно вижу, как тебя вдохновил рассказ о диване который повидал задницу Линкольна, - усмехнулась Блер. - Но ты же знаешь, что меня никогда не возбуждает, так это вероятность опоздать на важное мероприятие и перспектива придти туда помятой.

- Я не буду оставлять следов. - заверил ее Чак - Обещаю никаких зубов и рук.

- Тогда в чем смысл, Басс? - лукаво изогнула Бровь и повернулась в сторону ванной. - К тому же наши две недели уже начались - сказала она прежде чем захлопнуть дверь. Громкий разочарованный стон Чака, заставил ее довольно рассмеяться.

Есть что сказать велком сюда, а Минимине - в репутацию)
 
mio-mioДата: Четверг, 23.02.2012, 15:25 | Сообщение # 8
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline


Название:Успеть за 10 минут
Автор: Minimina\mio-mio
Пейринг: Chair
Рейтинг: PG-15
Размер: мини
Жанр: флафф
Таймлайн: ДО 01х07
Примечание авторов: Небольшое хулиганство от клуба МиМи, продолжение истории "Успеть за 60 минут"
Фик написан Миниминой, mio-mio была вдохновителем, пинателем biggrin и бетой.


- Снимай штаны, Басс.
Чак напряженно замер, глядя, как явно нетрезвая девушка опирается рукой на стену и делает к нему очередной шаг.
- Раздевайся, - повторила она и приложила к губам зеленое горлышко бутылки.
Чак молча отсчитал три движения мышц на тонкой шее, потом сам сглотнул. Ситуация нравилась ему все меньше.
- Уолдорф, да ты пьяная.
В ответ она икнула и, все так же по стеночке, прошла в его номер.
Поставив на столик полупустую бутылку, Блэр начала снимать с плеча сумочку на длинном ремешке. Запутавшись в золотистой цепочке, она раздраженно чертыхнулась и начала заваливаться на диван.
- Черт, - буркнула она, падая в руки Чака, быстро подскочившего к дивану. - Это сумка, - подняла она не него карий пьяный взгляд.
- Да уж, все дело именно в ней, - согласился Чак и усадил Блэр на светлые подушки.
Она сразу же потянулась за своим шампанским, но парень успел схватить обтянутое золотистой фольгой горлышко.
- Э, нет, Уолдорф, тебе хватит.
- Ну.
- Я вызову тебе такси.
- Я никуда не уеду, - решительно тряхнула она головой и снова икнула. - А впрочем, вызывай. Только скажи, чтоб через 10 минут приехали.
Блэр потянулась к его штанам. Чак шагнул назад. Потерявшая равновесие девушка сползла на пол, и громко вскрикнула, приземляясь на ладони и коленки и почти сразу закатываясь под столик.
- Басс, засранец! - крикнула он из-под стеклянной поверхности. - Снимай штаны!
Чак молча прошел к бару и выбросил открытую бутылку в корзину для мусора. Потом с сомнением посмотрел на упрямо взбирающуюся на диван девушку.
С одной стороны, не воспользоваться сейчас ее состоянием было, честно-то говоря, грех. С другой, с момента, как он увидел ее на своем пороге, он уже знал, что не сделает этого.
В причинах решения копаться не хотелось, Чак прекрасно понимал, что может вырыть что-то типа «Она мой друг», «Это же Блэр» или что-то еще столь же невообразимое, вплоть до совершенно невозможного - «Она мне нравится».
Даже мысленно произнеся последнюю фразу, Чак поморщился.
- Уолдорф, ты ничего мне не должна.
- Должна! - решительно ответила та и фыркнула, сдувая с лица прядь волос.
Чак вышел из-за стойки. Блэр напряглась, тщательно фокусируя взгляд на его талии. Парень замер, понимая, что она готовится к броску.
- Блэр, - снова попытался он воззвать к погребенному под алкоголем разуму, - тебе нужно как минимум выпить много кофе, чтобы понять, чего ты хочешь...
- Я знаю, чего я хочу! Я хочу отдать долг!
Чак осторожно подошел, отслеживая, чтобы его штаны находились на безопасном от ее рук расстоянии.
- Ты мне ничего не должна, - в который раз повторил он. - Блэр, езжай домой.
- Нет!
- Хорошо, - кивнул он, - Оставайся, но обещай не приставать ко мне.
- Басс, - поморщилась Блэр, - Это вообще ты?
- Знаю, сам не верю, что сказал это. Я закажу тебе кофе.
- А шампанского больше нет?
- Для тебя в меню только минеральная вода. И кофе. Могу предложить сок, но...
- Хочу шампанского.
- Нет.
- Тогда снимай штаны.
- Снова нет.
- Хозяин хренов. Где твое гостеприимство?
- Испуганно забилось в чулан. Тебе черный без сахара?
Блэр встала и топнула ногой.
- Ну и ладно, - заявила она и попыталась эффектно развернуться, тряхнув волосами. Вестибулярный аппарат, заправленный золотистым топливом с пузырьками, не совсем понял намерений хозяйки. Ойкнув, девушка сначала споткнулась о столик, потом зацепилась коленкой за угол дивана. К моменту, когда Чак подскочил к ней, она уже капризно хныкала на полу, потирая ушибленное в очередном падении плечо.
Чак попытался поставить несчастную на ноги, но Блэр капризно надула губы и начала из вредности скидывать с себя его ладони, явно не осознавая, что это сейчас единственная для нее точка опоры.
- Уолдорф! - прикрикнул на нее Чак.
Та от удивления замерла и попыталась найти в окружающей действительности лицо возмутившего ее парня. Пока она озадаченно крутила головой, Чак поднял пьяное тело на руки и усадил диван.
- Так, - строго сказал он, - сиди здесь.
- Бу, - ответила она, глядя на него снизу вверх и снова протягивая руки к его штанам.
Чак отошел к бару и налил большой стакан минеральной воды. На ходу доставая из кармана телефон и набирая номер, он подошел к девушке, следя, чтобы нижняя часть его тела была надежно скрыта от шаловливых ручонок спинкой дивана.
- Чак? - удивленно спросила девушка в трубке, словно не веря определителю номера. - Это ты?
- Привет, да, Эс, это я, - подтвердил он ее догадки. - Мне нужна твоя помощь.
- Я не приеду к тебе, не буду давать тебе номера своих подруг, и не стану рассказывать как завести женщину, не...
- Вообще-то совет нужен прямо противоположный, - перебил ее Чак, отпрыгивая от снова потянувшейся к нему через диван Блэр. - Как уложить спать девушку, которая этого не хочет?
- Ты отвратителен, Басс. Я кладу трубку.
- Да подожди ты, - поморщился он от того, что опять приходится повышать голос. - Говоря «спать», я имею в виду действительно «спать».
Он зашел за стойку и сел на пол, скрываясь с глаз Блэр и надеясь, что это хоть на немного ее озадачит.
В трубке с той стороны повисло минутное молчание.
- Ну вот допустим, - продолжил Чак, осторожно выглядывая из укрытия, Блэр стояла посреди его номера и озадаченно вертела головой, - ты привезла из клуба пьяную... Уолдорф. Для примера. Она требует продолжения веселья. Как бы ты поступила?
- Позволила ей продолжить.
- Эм... А если... Другие варианты есть?
- С Блэр? Нет. Вряд ли. Чак, что происходит?
- Ничего. Нужен совет. Думал, ты сможешь помочь.
- Девушка в твоем номере отказывается уходить?
- Да. Но я и не особенно хочу ее отпускать. Ее состояние... В общем, есть какая-то возможность заставить Уолдорф забыть о вечеринке и лечь спать?
- Уолдорф?
- Ну, для примера, - мысленно чертыхнувшись, поправился Чак. - Ты же понимаешь, что...
- Ну да, - хмыкнула с той стороны Сирена. - Би в твоем номере... ну и фантазии у тебя, Басс.
- Ага! - радостно вскрикнула Блэр, заглядывая за стойку. - Вот ты где! Снимай штаны, мерзавец!
- Что это? - уточнила блондинка из трубки.
- Ничего. Телевизор, - Чак вскочил на ноги и отбежал к дивану. Опираясь то на стулья, то на кресло брюнетка продолжила преследование. - Так что бы ты посоветовала?
- Ну, я бы попыталась заставить ее умыться и переодеться. Никто не пойдет на вечеринку не накрашенной. Потом уложила бы ее в постель, ну, фильм посмотреть или, там, поболтать. Иногда срабатывает.
- То есть надо заставить ее лечь? - переспросил Чак, бегая по номеру. - Дальше должна сработать ассоциативная память - Я в кровати, надо спать? Так?
- Ну, примерно, - подтвердила Эс. - Чак, что у тебя там проис...?
- Спасибо за помощь, - перебил ее парень, видя, что его темноволосое проклятие спотыкается об такой незаметный диван посередине номера и в очередной раз заваливается на пол.
Он бросил телефон в светлые подушки и поймал цепляющуюся за все что ни попадя упрямицу почти у пола.
- Так, Уолдорф, ты победила, - сказал он, поднимая девушку на руки и относя к кровати.
- В постель? - радостно предположила Блэр, неловко обхватывая мужскую шею.
- Да.
- Ага - победно вскликнула девушка.
- Спать!
- Нет.
Чак небрежно кинул свой упрямый груз на простыни. Блэр вскрикнула от невежливого обращения.
- Только не вздумай раздеваться, пьянчужка, - строго сказал он.- И я запрещаю тебе надевать пижаму. Слышишь меня?
- Да.
- Никаких пижам, - повторил Чак и отошел к комоду, - особенно, - добавил он, возвращаясь к кровати с ворохом темно-фиолетового шелка, - не смей надевать эту. Ты поняла меня, Уолдорф?
Вместо ответа она села на кровати, подогнув под себя ноги, и показала ему язык.
Чак удовлетворенно кивнул и вернулся к бару. Отвернувшись от кровати, налил себе довольно щедрую порцию виски и закрыл глаза, чтобы ненароком не посмотреть в отражающее ползающую по его постели девушку зеркало. Судя по звукам, та боролась с застежками на платье, причем застежки явно побеждали.
- Не смей переодеваться, - снова крикнул он. - Ты будешь спать в туфлях, Уолдорф!
- Конечно, конечно, - ответила она, добавив чертыхание и капризный всхлип.
Чак обернулся. Девушка явно только что не рассчитала размеров его кровати, сползла с нее и сейчас свисала, старательно пытаясь выпутать голые ноги из заломов стащенного в падении одеяла.
То что при этом она упиралась лопатками в пол, а бедрами - в край матраца успеху мероприятия не способствовало.
Чак задумался, не подойти ли и не помочь этой каре небесной разобраться с тем, что должно быть выше - голова или попа, но решительно отогнал эту мысль. Пусть сначала оденется.
- Ты в порядке? - на всякий случай уточнил он.
Бедра Блэр шлепнулись на пол. Чак отметил, что девушка вряд ли заработала себе еще один синяк, уже почти полностью лежащее на полу одеяло смягчило удар.
- А ты уже разделся? - ответила Блэр, сориентировавшись наконец в собственных конечностях.
Чак вздохнул и снова отвернулся.
- Главное, чтобы ты осталась в платье и туфлях, - громко сказал он, наблюдая в зеркале, как Блэр сидит на полу и старательно, едва не высунув язык от усердия, засовывает руки в рукава его пижамной рубашки. - Я запрещаю тебе переодеваться. И умываться тоже нельзя!
- Конечно, Басс. Ик!
- Особенно - умываться! - повторил Чак. - Поняла меня, алкоголичка? Не смей смывать косметику!
Вместо ответа он услышал топот босых ног, потом хлопнула дверь ванной.
Чак задумался, не подсыпать ли в недопитую воду Блэр снотворного, но решил положиться на совет Сирены. С ее опытом можно надеяться, что незваная гостья и так отключится, едва примет горизонтальное положение. Надо только как-то заставить ее принять это положение.
Чак подошел к кровати и поднял с пола одеяло. Потом взял одну подушку и развернулся, чтобы отнести ее на диван, но дверь ванной открылась и в спальню вошла Блэр. Мокрые от умывания волосы у лица, ни грамма косметики и криво застегнутая рубашка, которая смешно топорщилась и сползала с узких плеч, а манжеты ее рукавов болтались где-то у коленок, но девушка едва ли это замечала - такой Блер Уолдорф, он еще не видел.
Она попыталась шагнуть к нему, но споткнулась о туфлю валявшуюся на ковре и снова начала падать.
Чак в очередной раз за сегодня поймал падающую девушку и снова отнес ее на кровать.
- Твою мать, Уолдорф, - буркнул он, снова кидая ее на простыни, - мне начинает это надоедать.
Она подпрыгнула на упругом матрасе, едва не на лету потянувшись к его штанам.
- Нет, - отвел он настойчивые ладошки.
- Да!
Чак вздохнул и встал на кровать одним коленом, пытаясь уложить девушку на спину. Та призывно протянула к нему руки и обхватила за шею.
- Муррр, - улыбнулась она, подтягивая к себе напряженное лицо.
Чак на секунду задумался.
Потом вспомнил, что гарантированно помогает заснуть ему.
Он вытянулся на кровати рядом с девушкой и провел кончиками пальцев по ее щеке.
Она довольно прищурилась.
- Поцелуй меня, - попросила Блэр.
Чак замер. Ее чистое лицо без маски косметики и самоконтроля было так близко.
Решив, что от одного поцелуя ничего страшного не случится, он приподнялся на локте и прикоснулся губами к приоткрытым, пахнущим шампанским и его мылом губам.
Блэр ответила на поцелуй, выгнувшись рядом ним и еще теснее обняв за шею. Чак пытался контролировать ситуацию, когда ее язык скользил по коже его нижней губы. Он все еще был уверен в себе, когда девушка перевернула его на спину и легла сверху. И когда она закинула на него ногу, сев верхом, он все еще точно знал, что сможет контролировать девушку. Когда она провела ладонями по его рукам, заставляя его закинуть их за голову, Чак не разорвал поцелуя, уверенный, что все под контролем.
Блэр чуть приподнялась и улыбнулась ему. Ее ладони замерли на его запястьях.
- Хорошо, - сказала девушка и снова поцеловала его.
Чак подумал, что пора заканчивать.
Вместо расслабления девушка явно заводилась. А это вряд ли поспособствует спокойному сну.
- Уолдорф, - он попытался отстраниться, но с удивлением отметил, что его руки словно что-то сковывает.
Что-то, слишком прочное для хватки пьяной несовершеннолетней девушки с весом кролика.
Он запрокинул голову, чтобы посмотреть, что его держит.
Блэр в это время как раз заканчивала затягивать узел на длинном шелковом поясе его пижамы, надежно привязывая Чака к кровати.
- Так, - удовлетворенно кивнула она и села на пятки.
- Ты чертова идиотка, отвяжи меня сейчас же!
Не обратив на судорожные рывки парня на кровати никакого внимания, Блэр встала и, пошатываясь, пошла к дивану.
- Уолдорф! - крикнул Чак. - Я серьезно. Развяжи меня.
- Нет.
- Блэр, ты ничего мне не должна. А даже если и должна, давай обсудим.
- Нет.
С трудом найдя в подушках дивана свою сумочку, девушка достала из нее несколько сложенных листов и вернулась к постели.
- Блэр, - тихо сказал он, думая, что вежливость, возможно, заставит ее потерять бдительность. - Пожалуйста. Мы сможем решить все без крайних мер. Развяжи меня.
Она чихнула. Икнула. Тряхнула головой, словно вспоминая, где находится. Потом методично, как хирург перед операцией, закатала рукава и деловито начала расстегивать пуговицы его рубашки.
- Блэр...
Чак попытался испуганно отползти от сосредоточия упрямства и уверенности, сидящего на его постели, но девушка с силой хлопнула его ладонью по животу, подтянула напрягшиеся ноги ближе к себе и снова села на парня верхом.
- Басс, ну не ерзай, - почти попросила она, - мне это ни капельки не помогает.
- Я могу помочь. Хочешь? Развяжи меня. Обещаю, Блэр, после этого я сам научу тебя всему. Честно.
Она посмотрела в его глаза. Сфокусировала взгляд. Задумалась.
- Пожалуйста, - подтолкнул пьяное решение Чак, - я сам тебе помогу, честно.
Блэр наклонила голову, потом посмотрела на листы рядом с собой. Потом снова на парня.
- Нет!
Парень с силой дернул бедрами, пытаясь столкнуть с себя нетяжелый груз.
- Слезь с меня, пьяная сучка!
- Чак!
- Сейчас же развяжи меня!
- Если ты не прекратишь, я засуну тебе кляп!
- Ты сумасшед... - Блэр огляделась в поисках чего-то, Чак замер. - Ты ведь несерьезно?
- Я более чем серьезна, - заверила она. - Если не прекратишь меня отвлекать, я заткну тебе рот.
Чак замолчал.
Девушка поерзала, удобнее усаживаясь на его бедрах, потом подняла смятые листы и углубилась в чтение.
- Что это? - уточнил Чак, и так предугадывая ее ответ.
- Инструкции, - не разочаровала его Блэр.
- Откуда?
- Из интернета. Так, - сказала она, одной рукой придерживая текст, другой проводя по его груди. – Сверху вниз, кончиками пальцев, потом губами. Ага...
Она наклонилась и поцеловала кожу с короткой темной порослью.
Чак закрыл глаза, чувствуя, как его накрыл шелковый водопад ее волос. Прикосновение начало съезжать ниже. Скоро Блэр уже целовала его живот, не забывая поглаживать тяжело вздымающуюся грудь кончиками пальцев.
Чак почувствовал, как девушка расстегивает его брюки, высвобождая для своих экспериментов все больше не желающего продолжения тела.
Он попытался напрячь бедра, чтобы не позволить ей раздеть себя, но она гневно на него прикрикнула. Чак обреченно выдохнул, когда Блэр стащила с него штаны вместе с бельем. Она недовольно поерзала на получившемся валике из ткани, потом слезла с парня и спустила его одежду почти до колен.
Блэр наклонила голову и посмотрела на низ его живота.
- Не смотри так, - сказал Чак. - Я чувствую себя животным в зоопарке.
- Я тоже не в восторге, знаешь ли, - ответила Блэр. - Почему ты упрямишься? Эй! - крикнула она его члену. - Подъем!
- Прекрати!
- Сам прекрати. Чак, это глупости. Я хочу доставить тебе удовольствие, а ты...
- Глупости? - взорвался он. - Глупость - это наша ставка, бред - это твой приход сюда, абсурд - это то, что ты меня связала, а то, что происходит сейчас - названий этому не существует! Ни в одном языке мира. Развяжи меня, чокнутая дура!
- Я не дура, - возразила Блэр и снова взяла в руки листки с текстом.
Чак взвыл.
- Мать твою, Уолдорф! Не смей ублажать меня по инструкции!
- Думаешь, мне приятно, - возмутилась в ответ Блэр. - Я хотела обойтись без них, но кое-кто хочет показать свой отвратительный характер.
- Я не хочу тебе НИЧЕГО показывать.
- Тогда в чем дело?
- В том, что ты пьяна, зла и понятия не имеешь, что делаешь. Последнее - во всех смыслах.
- И что?
- И это страшно!!! Ему - так особенно! Развяжи меня, дрянь!
- Не отвлекай, - тряхнула она головой, прекращая спор и снова внимательно рассматривая парня под собой. – Так, - задумчиво протянула она, - здесь что-то было на этот случай…
Пошебуршав бумагой и найдя нужный листок, девушка углубилась в чтение.
- Блэр, - осторожно позвал Чак. - Блэр. Мы справимся без дурацких советов. Просто позволь мне...
- Замолчи. Так...
Она снова опустила голову к его животу.
Чак посмотрел на свои связанные руки.
Оковы выглядели не такими уж и крепкими. Похоже Блэр заранее сделала на поясе петлю, которую потом накинула на мужское запястье, второе было привязано к кровати витиеватыми узлами. Шелк стянулся от попыток вырваться, и сейчас бессильно сжатые в кулаки руки уже покраснели и начали опухать.
Чак непроизвольно выдохнул, чувствуя, как неумелые, но настойчивые губы Блэр все-таки потихоньку добиваются своего.
Он снова пошевелил кистями. Посмотрел на полоски ткани. Зацепившись за край кровати, он немного подтянулся вверх. Блэр у его паха недовольно уркнула.
Парень замер, но убедившись, что кареглазый ночной кошмар отвлекся всего на какую-то секунду, снова запрокинул голову и внимательнее рассмотрел перекрученные шелковые ленты. Потом осторожно, чтобы не отвлечь девушку, вывернул одну руку. Полоска ткани, издалека казавшаяся петлей, оказалась просто несколько раз обернутой вокруг его кисти лентой. Не особо надежно закрепленный пьяными пальцами наручник, соскользнул с кожи.
Чак скосил глаза вниз. Блэр методично покрывала его плоть поцелуйчиками, иногда добавляя движения кончиком языка.
Он снова посмотрел на путы. В близи узлы уже не казались такими прочными, похоже Блэр завязала пояс на бантик. Парень осторожно потянул за фиолетовую ленту.
- Так, - приподнялась Блэр, глядя на дело губ своих. – Это сделали. Дальше.
Она снова сверилась с инструкцией. Чак начал распутывать нагромождение гладких полосок ткани, стараясь делать это как можно быстрее и незаметнее.
Девушка тем временем деловито собрала одной рукой волосы и, скрутив в жгут, перекинула темный хвост за спину.
Когда она уже, все так же держа перед глазами листок, наклонилась, чтобы обхватить привставшую плоть губами, Чак резко сел и одним движением скинул с себя ненормальную упрямицу.
- Ай!
- К черту, Уолдорф! - прорычал он, выгибаясь на кровати и натягивая на себя штаны со скрученным где-то в их недрах бельем. - Ты сейчас же уходишь!
- Нееет!
Чак вскочил с кровати, подхватил девушку под руку и волоком потащил к двери.
- Не смей, Басс! Что ты...! Ай! Пусти!
Она пыталась зацепиться за мебель и стены, но парень, не обратив на пьяные попытки никакого внимания, молча вытолкал Блэр за порог и захлопнул дверь.
Прижавшись спиной в светлому дереву, он облегченно вздохнул.
- Чак...
- Иди к черту, ненормальная.
- Чааак... Впусти меня...
- Нет!
Из коридора раздалось жалобное всхлипывание, и парень изо всех сил сжал зубы и кулаки, чтобы не поверить в спектакль.
- Я не куплюсь на это, Уолдорф, - крикнул он. - Уходи.
За его спиной раздался какой-то странный звук. Чак наклонил голову, прислушиваясь.
Казалось, в дверь кто-то скребется.
- Уолдорф?
- Чааак... ну пожалуйста...
Девушка снова всхлипнула.
- Зачем?
Она громко шмыгнула носом.
- Не дави на жалость, - прикрикнул он. - Со мной не работает.
- Я знаааю...
Она снова, судя по звукам, заскребла ногтями по дереву.
- Чааак... пусти меня... - жалобный голосок мог бы растопить и камень, Чак усилием воли вспомнил, что там стоит Блэр Уолдорф. Помогло не сильно. - Ну Чааак... тут люди ходят, - снова всхлипнула девушка. - А я босиком... в одной рубашке... без денег...
- Черт, - вспомнил парень, глядя на диван, в чьих недрах осталась ее сумочка. - Стой там, - приказал он.
Обойдя по периметру номер, забрав с дивана девчачью сумку, с прикроватной тумбочки лифчик, из-под подушки - платье, на выходе из ванной одну туфлю, он остановился и задумался. Вспомнив ползающую по его простыням Блэр, наклонился и удовлетворенно хмыкнул. Второй туфель прятался под кроватью.
Чак открыл дверь.
Блэр сидела в коридоре, обхватив коленки руками, и шмыгала носом. Парень выдохнул, почувствовав себя полным подлецом и пустым воздушным шариком одновременно.
Он вышел из номера и опустился рядом с соблазнительницей неудачницей.
- Я не подумал, - извинился он и положил на пол ворох ее вещей.
Блэр горько всхлипнула в ответ.
- Это я не подумала. Дура!
- О чем ты?
Она опустила голову, спрятав лицо в коленках, ее плечи затряслись.
Чак поморщился.
Плачущих девушек он обычно успокаивал выпивкой и сексом, и что делать сейчас не имел никакого понятия вообще.
- Это... Блэр…
Он придвинулся ближе и приподнял руку, словно хотел обнять комочек горя рядом с собой за трясущиеся плечи. Так и не коснувшись тела под фиолетовым шелком, он неуверенно замер.
- Ну… это... перестань, Блэр... ты... успокойся, там и все такое... ну... черт! Уолдорф!
- Не кричи на меня!
- Тогда перестань реветь!
- Я не реву!
- Ревешь!
- Ничего подобного. И вообще, это ты виноват!
- В чем это? – возмутился Чак, едва не подпрыгнув на полу. – Это ты пришла ко мне на ночь глядя, пьяная и решительная.
- Ты должен был дать мне закончить! То есть… дать себе ко…
- Вот уж еще чего! Ты искала подсказки в Интернете, откуда я знаю, что ты там накопала. Может там совет облить меня ртутью, а потом обсыпать льдом.
- Про лед что-то было, - задумчиво нахмурилась Блэр, - но я не стала распечатывать.
- И на том спасибо. Кроме того, я видел, что ты пьяна, и помню, что эскимо ты всегда предпочитала кусать, а не лизать.
- Я последний раз ела эскимо в девять лет!
- А вдруг по пьяни забудешься! Нет уж! Я не могу так рисковать.
- Знаешь что, Басс, - Блэр попыталась вскочить на ноги, но вестибулярный аппарат снова не успел за намерениями хозяйки. – Иди ты… Ай!
Чак уже почти привычным движением поймал ее на руки и осторожно встал, придерживая драгоценную ношу.
- Не трогай меня!
- Пару минут назад ты этого хотела.
- Иди к черту!
- Ладно.
- Что?
- Подбирай вещи и заходи.
Чак отпустил ее, убедившись, что Блэр достаточно уверенно подпирает стену коридора и широко раскрыл дверь своего номера.
- Только, - предупредил он, - пообещай, что оставишь уже свои глупые затеи. Договорились?
Блэр насупилась, как обиженный ребенок. Двумя руками она прижимала к груди свои вещи. Рукава поверх смятой ткани платья топорщились волнами, пара пуговиц на рубашке расстегнулись, обнажив животик, слипшиеся от воды прядки волос свисали на пылающие щеки.
Чак подумал, что решению не прикасаться к ней просто жизненно необходимо сейчас, чтобы он усадил ее в такси и отправил на другой край Земли. В Китай, например.
Блэр снова всхлипнула и прошла в его номер.
Подумав, что он делает большую глупость, Чак вошел следом и закрыл за собой дверь.
- Я вызову тебе такси, - сказал он, вспоминая, куда бросил телефон.
Блэр тем временем бросила одежду на диван и сладко зевнула.
- Ладно, - согласилась она, по-детски потирая глаза.
Потом наклонилась и надела одну туфлю.
Среди разбросанных по дивану вещей Блер Чак увидел темный прямоугольник своей Моторолы. Он сел на диван и потянулся за телефоном.
Блэр снова зевнула.
- Ой, прости, - она надела вторую туфлю, и сейчас задумчиво рассматривала свои ноги пытаясь выяснить чего не хватает. – Я просто вчера полночи в Интернееееее… Ой, прости еще раз.
Девушка снова наклонилась и руками стащила с себя туфли.
- Я переоденусь в ваааанной. Да что ж такое!
- Алкоголь и недосып, - ответил Чак, - вот что с тобой такое. Ну и никому не интересный факт, что времени третий час ночи.
- Сколько?
Чак вздохнул и послал здравый смысл к черту.
- Оставайся.
Блэр удивленно моргнула.
- Ты спишь на ходу, - пояснил он. – Так что можно надеяться, что ты просто вырубишься, и я смогу пару часов не переживать за свою половую неприкосновенность…
- То же мне, Чак Басс, - девушка презрительно фыркнула, разворачиваясь и делая шаг к кровати. - Ой! – вскрикнула она, тут же запнувшись за многострадальный диван.
- Уолдорф, ну ты и пьяньчужка! – заявил Чак и в очередной раз за сегодня поднял девушку на руки. – Держись за меня, малолетняя алкоголичка. А то судя по твоим акробатическим этюдам сегодня, ты и на ровном месте можешь кувырнуться.
- Знаешь что, Басс, - возмутилась было Блэр, но он уже снова, третий раз за сегодня швырнул ее на кровать, - Эй! Поосторожнее.
- Тебе не привыкать.
- Бу, - она показала ему язык и начала забираться под одеяло, смешно и бестолково дергая ногами и руками.
«Похожа на олененка, - про себя заметил Чак. – Новорожденного. Который еще только пытается понять, где у него ноги, а где голова»
Блэр, наконец-то совладала с одеялом и обняла двумя руками подушку.
Чак наклонился и поднял с пола вторую.
- А ты… - Блэр снова зевнула, - ты не здесь…?
- Лягу на диване.
- Ааа…
Чак посмотрел на девушку.
Кажется, Сирена была права. Уолдорф отключилась, едва приняла горизонтальное положение.
Он недоверчиво наклонился. Ровное сопение и абсолютно расслабленное лицо не показались ему наигранными. Он довольно кивнул самому себе, отбросил подушку на кровать, и отправился в душ.
Когда Чак, одетый в пижамные штаны, которые так и не стала одевать Блер, вышел из ванной, Уолдорф лежала в той же самой позе. Казалось, она и правда не заснула, а просто выключилась.
Чак вспомнил бутылку с плещущимся на донышке шампанским.
- Неудивительно, - вслух сказал он и наклонился за оставленной подушкой.
Блэр тихо причмокнула. Чак замер. Посмотрел на нее. Огляделся. Снова посмотрел на спящую девушку.
- Да какого черта я должен ползти на диван, - тихо буркнул он и, откинув одеяло, улегся рядом с своим сегодняшним ночным кошмаром.
Немного поерзав и поприслушавшись к тихому сопению девушки, он начал проваливаться в сон.

Рассказать, как любите Минимину велком к ней в рупутацию, обсуждаем фик здесь
 
mio-mioДата: Пятница, 06.07.2012, 18:30 | Сообщение # 9
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Обсуждение тут
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:17 | Сообщение # 10
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Название:Их правила

Автор: клуб МиМи

Пейринг: Чак/Блэр

Рейтинг: NC-17

Размер: миДи

Каноничность: небольшое AU, но в целом старались писать канон

Таймлайн:
01х09, потом уходим на перерывчик и возвращаемся в 01х15-01х16

Примечания mio-mio: Данный фик написан Миниминой.
Первая часть - т.е. "Ее правила", это версия Игра для королевы, написанная Миниминой, ну это на случай если вы сидите в недоумении и четко помните что где-то уже читали такое biggrin

Фик перенесен сюда в связи с официальным переездом клуба МиМи в отдельную тему


Пролог.

У Чака Басса было не так много правил.

Никакого секса в лимузинах - гласило одно из них.

Никакого секса с девушками лучших друзей - утверждало другое.

Никакого секса с девушкой, с которой ты уже спал – категорично заявляло третье.

До появления Блэр в «Виктроле» эти правила не нарушались.

Чаку Басу много лет казалось довольно глупым заниматься сексом в машине, когда есть комфортный номер в Palace или в любом другом отеле.

Ему казалось невозможной ситуация, когда желание трахнуть какую-то девчонку перекроет годы отношений с лучшим другом.

И до многократно проклятой им Блэр Уолдорф ему не попадались девушки, с которыми бы ему так страстно хотелось встретиться вновь.

Часть I. Ее правила.

22 ноября 2007 года
Вашингтон-стрит, Бруклин
15:45


Блэр вышла из низкопробной забегаловки, где оставила семейство Ван дер Вудсен в почти полном составе. Дэн услужливо придержал дверь, Дженни вежливо пропустила ее вперед, но брюнетка просто проигнорировала и то, и другое.

Трое подростков прошлись по тротуару. Неловкое молчание повисло между ними как полоски липкой ленты для мух.

- Эм, - промямлил Дэн. – Ну, сегодняшний день не был скучным.

- Да уж, - кивнула Блэр, продолжая высматривать на дороге хоть какое-нибудь такси.

Ни одного.

Видимо, Бруклин на то и Бруклин, да еще в разгар национального праздника – желтых авто не было. Приехавший сюда не имел шансов выбраться.

- Мы можем… ну, - повернулась к девушке младшая Хамфри, - позвонить. В смысле, вызвать тебе такси.

- Или личный лимузин, - то ли съязвил, то ли неправильно понял Дэн. – Ты, наверное, не особо хочешь оставаться в этом районе дольше, чем на одну лишнюю минуту.

Брюнетка остановилась и растянула губы в фальшивой улыбке.

- Ты прав. Мне стоило подумать об этом самой.

Она готова была поклясться, что парочка из аутсайдера и ваннаби облегченно вздохнули, когда она достала из сумочки свой телефон.

- Вы можете идти, - кивнула она, - не обязательно присматривать за мной. Я уже большая девочка.

- Но это Бруклин, – Дэн смерил взглядом ее короткое платье, дизайнерские туфельки и темные кудряшки. – И, учитывая, что ты одна, а скоро стемнеет…

- Я, - перебила Блэр, - забирала Сирену из таких заведений, что прогулка по окраине – это просто… прогулка. Идите. Увидимся, Хамфри.

Она тряхнула головой и развернулась. Двое проводили взглядами решительно стучащую каблучками по тротуару брюнетку и, посмотрев друг на друга, пожали плечами.

Блэр шла к возвышающейся громадине опоры моста, с трудом понимая, куда она собственно направляется и что вообще собирается делать. То и дело посматривая на дорогу, каждую секунду готовая остановить проезжающее такси, она вся была как сгусток опасной энергии. Типа шаровой молнии, или клубка из оголенных проводов.

Перед ней, насколько она помнила из рассказов Сирены и экскурсий Неосуждающего Клуба «Завтрак», был Променад Бруклин-Хайтс. Можно было сесть там на одну из сотни лавочек и позвонить матери. Можно было набрать Дороту и попросить прислать машину. Можно было просто пройтись, наслаждаясь видом родного Манхэттена, и попытаться переварить как-нибудь весь этот сумасшедший день.

Ветер трепал темные кудри, поднимал подол платья. Вокруг сновали туристы, парочки, семьи. Раздавался детский смех.

Блэр вздохнула и свернула в первый попавшийся переулок, оказавшийся тупиком. Она прислонилась спиной к каменной стене и с неохотой призналась себе, что не хочет сейчас ехать домой.

Потому что она завидует. Завидует своей лучшей подруге.

Потому что несмотря на всю дикость и невообразимость ситуации с Руфусом Хамфри и Лили, несмотря на проблемы Эрика, несмотря на сложности в школе, которые (девушка на секунду нахмурилась), ей частенько устраивала ей сама, Сирена была сейчас со своей семьей. И могла быть уверена, что ее любят. И Лили, и Эрик всегда будут на стороне легкомысленной блондинки, что бы та не натворила.

В голове Блэр опять замелькали образы. Недовольный взгляд матери, сочувствие Дороты, пирог, который опять вернул ее старую проблему, так и не приехавший отец, чужие люди за праздничным столом.

За столом, за которым она надеялась спрятаться хоть ненадолго от того хаоса, в который превратилась ее размеренная жизнь.

Разлад с Нейтом, потеря девственности, странное поведение Чака, и ее, не менее странная, реакция на него. Все это выбивало почву из-под ног.

Кажется, все вокруг рушилось.

Она скорее увидела, чем вспомнила, что в ее руке все еще зажат телефон.

Решение, кому позвонить, пришло как-то само собой.

Уже нажимая кнопку быстрого набора, Блэр лихорадочно придумывала для себя хоть какие-то оправдания.

«Он наверняка где-то в городе, - подумала она, - едет за очередным развлечением. Или ОТ очередного развлечения. Вот и подбросит меня...»

В глубине души, она понимала, до какой степени эта глупая отговорка далека от реальности.

Ей нужен был Чак не из-за его лимузина, не из-за возможности не искать в этом захолустье словно провалившиеся сквозь землю такси и не ради нескольких долларов экономии.

Больше всего на свете ей сейчас хотелось почувствовать себя живой, целой, настоящей. А в последнее время так она чувствовала себя только рядом с Бассом. Ругаясь с ним, плетя интриги, занимаясь сексом.

С Чаком не нужно было притворяться. Быть леди, как в присутствии матери, быть королевой, как в школе, быть пай-девочкой, как с Нейтом. Не нужно делать вид, что не обижаешься, не завидуешь, не ревнуешь, как было почти всегда с Сиреной.

Рядом с Чаком Блэр могла быть сама собой.

«Это потому, что лучше него быть не сложно», - подумала она, занося палец над кнопкой с зеленой трубкой.

Чак ответил после второго гудка.

-Я заинтригован, Уолдорф.

-Это ты о чем, Басс?

-Я удостоился звонка от королевы в День Благодарения, - хмыкнул парень с той стороны. – А ведь всем известно, что в этот день ты не общаешься с подданными, а принадлежишь только своей семье. Так что твой звонок это просто подарок, очень ценный. Я даже не знаю, чем его заслужил…

Чак привычно растягивал слова, издеваясь над ней. Как все это знакомо.

Блэр на секунду поморщилась, но тут же улыбнулась. Стерва - ее любимая роль на сцене с ним. И как хорошо, что не надо делать вид, что это не роль, как же здорово, что они оба знают, что все это – просто игра.

- Главное, - сладко протянула она в тон ему, - сможешь ли ты расплатиться за этот подарок.

- За подарки платят?

- За королевские – всегда!

- Оу. Даже страшно предположить, что ты можешь с меня потребовать.

- Для начала – приезжай на Бруклин-Хайтс.

- Бруклин? – удивился Чак, но быстро справился с эмоцией. – Хорошо, - он кивнул водителю. - Это для начала? А что потом?

- А потом, - Блэр на секунду замолчала. – Хочу предложить тебе игру, - неожиданно для себя самой сказала она.

- Продолжай…

- Победитель выбирает награду. Любую.

- Все, что угодно? – насмешливо уточнил Чак.

- Все. Абсолютно.

- Что за игра?

Услышав в ставшем хриплым голосе не только насмешку, но и искреннее удивление, Блэр довольно улыбнулась. Пусть игра придумана ею только что, но она уже выигрывает.

- У тебя есть 10 минут, чтобы узнать это. Потом я просто беру такси и уезжаю.

- Я буду через пять.

Чак отключился, а Блэр захлопнула телефон и провела руками по волосам.

Она не знала, как это работало, но каждый раз разговор с Бассом поднимал ей настроение. Она почти физически чувствовала, как даже просто его присутствие подзаряжало ее внутренние батарейки, ее способности к интригам, ее жажду жизни.

Выходя из переулка на улицу, Блэр подумала, что этот чудовищный день, возможно, не так уж плохо закончится.

Осталось придумать правила для будущей игры.

Такие, чтобы она не проиграла.

22 ноября 2007 года
Лимузин Чака Басса
16:03


Когда Чак увидел Блэр, она стояла на тротуаре под опорой моста и недовольно постукивала носком туфли об асфальт. На ней было платье с оборкой по подолу, шоколадные локоны, прихваченные бежевым ободком рассыпались по плечам, а из верхней одежды была только накидка с короткими рукавами.

Бассу показалось, что она похожа на Белоснежку.

На замерзшую Белоснежку.

«Конец ноября, - недовольно подумал он, выходя из машины. – О чем она думала, когда одевалась?»

Он сразу же мысленно ругнул себя за подобные мысли.

Заботиться о девушках – не в его стиле.

- Карета подана, моя королева, - улыбнулся он, решив, что разберется с собой позже.

Сначала нужно увезти Блэр из этого неподходящего ей района.

- Почему так долго?

- Прошло семь минут, Уолдорф, - сказал он, глядя на нее поверх открытой дверцы авто. - Я думаю, такси ты ждала бы дольше.

Блэр села на боковое сиденье.

- Артур, - сказала она, не отводя взгляда от кареглазого брюнета перед собой, - ко мне домой. И побыстрее.

Чак сделал какой-то быстрый и непонятный жест. Авто медленно поплыло по темнеющим улицам.

«Тайный знак? – на секунду задумалась Блэр. – Надеюсь, он не значит «Давай застрянем в пробке часов на пять». А впрочем…»

Она спокойно отложила сумочку, поправила волосы и разгладила на коленках подол платья. Почему-то ей было не страшно, даже если Чак приказал своему верному водителю отвезти ее к бухте Гудзона, в которой мафиози топили конкурентов. Впервые за последнюю неделю, она чувствовала себя совершенно комфортно.

Прошло несколько секунд.

Чак продолжал оценивать ее взглядом.

- Если тебе нужно было просто выбраться из Бруклина, могла бы вызвать такси.

- Ни одного не встретила, - издеваясь, улыбнулась она. - Переживаешь, что зря приехал?

- А я приехал зря?

- Нет, Басс, я держу слово, - ее глаза блеснули - Предлагаю игру. Играем, пока едем до моего дома. Если за это время никто не проиграет, все окончится ничем. Если кто-то выиграет, проигравшему исполнять любое ее желание.

- Его, - поправил Чак. – Любое ЕГО желание.

Блэр снова улыбнулась.

- Посмотрим, Басс.

Чак тоже усмехнулся, окидывая девушку голодным взглядом. Он не представлял, что она задумала, но судя по чертикам в карих глазах, Блэр планировала выиграть.

Любой ценой.

Как же он это в ней любил.

Одно ее присутствие заряжало его энергией и жаждой жить.

Заметив, как Артур, съехав с моста, свернул не к Сентр-стрит, к дому Блэр, а на Западную, Чак потянулся и открыл бар. Девушка не сводила с него глаз, толи забыв проконтролировать водителя, толи и правда отвлекаясь на плавные движения парня перед собой.

- Желание – любое? – уточнил Чак.

- Да. Но никакого принуждения, - тут же поправилась она.

- То есть никаких наручников? – он разочарованно надул губы, отпивая виски из бокала, и тут же пожалел о сказанном.

Это же Блэр!

«Одно ее «Фу» и ты, мужик, в пролете, - подумал он. - Вообще ничего не будет».

Это ему тоже нравилось - с ней постоянно нужно быть начеку. Каждую минуту, секунду.

Но в карем взгляде чертовки перед ним лишь на секунду мелькнуло удивление и что-то вроде страха. Потом она лукаво улыбнулась и сказала:

- Ну, только если я сама попрошу.

Чак чуть не подавился виски.

«Как она умудрилась оставаться девственницей так долго?!» - пронеслось у него в голове.

Ему все сложнее было помнить, что еще каких-то пару недель назад она была невинной. И как вообще можно было считать ее холодной?! Эта девушка, в целомудренном платье с оборкой, только сев в его машину и начав говорить, сумела завести его так как, не смогла бы и опытная профессионалка.

Что-то шевельнулось у него внутри. И ему было плевать, даже если это опять долбанные бабочки.

Пока что он - единственный мужчина, которому известна такая Блэр: с горящими бездонными глазами и таким сладким телом. И он намеревался оставаться этим единственным как можно дольше.

- Ну, тогда с этим условием я готов смириться, - протянул Чак больше для того, чтобы сказать хоть что-то. - Я в игре, Блэр. Что за правила?

- После того, как я скажу «Начали», нужно молчать. Кто первым скажет хоть слово, проиграл.

Чак нахмурился.

- Тебе не кажется, что нам уже не по восемь, чтобы играть в детские игры?

- Ну, - Блэр села удобнее. Подол платья чуть приподнялся. - Пусть тебя утешит, что в этой детской игре ты можешь выиграть вполне взрослый приз.

Она закинула ногу на ногу. Показался краешек чулка. Чак сглотнул

«Она же, наверное, совсем замерзла в чулках!» - успел подумать он, прежде чем впиться взглядом в стройные ноги.

После заботливых мыслей уже не осталось.

Чак понял, что ему плевать, даже если они будут играть в «Ку-ку» или «Крокодила». Картинки того, что он потребует в награду, уже как калейдоскоп мелькали в его голове.

Он усмехнулся.

- Не боишься того, что придется сделать, когда проиграешь?

В ее взгляде лишь на секунду была паника, потом только уверенность.

- ЕСЛИ проиграю, - поправила она. – И кстати, я заберу твой лимузин. Вместе с Артуром. Но не переживай, Басс, расписание школьных автобусов я тебе, так и быть, распечатаю.

- Уверена, что…?

- Начали! – перебила она.

22 ноября 2007 года
Лимузин Чака Басса
16:45


- Начали, - сказала Блэр и почему-то растерялась.

Она правда не знала, что делать дальше, и чувствовала себя очень глупо.

Позвонив Бассу, она поддалась секундному порыву, не задумавшись о последствиях и оставив себе слишком мало времени, чтобы продумать план или наскоро все исправить.

Блэр не была глупой, не была наивной. Она прекрасно понимала, что то, что происходит у нее с Чаком, нужно прекратить. Иначе закончится все очень плохо. Для нее. Для ее идеальных планов. Для ее продуманного будущего.

Но в логичном желании держаться от него подальше что-то буксовало. Здравый смысл, такой хороший помощник в делах, здесь почему-то никак не включался.

И сейчас она, словно в наказание, осталась наедине с человеком, который ни по одному критерию не укладывался ни в одно ее правило. Блэр почти паниковала. С ним всегда так: не знаешь, что сказать и главное, никогда не знаешь, как он отреагирует. Он может возвысить тебя одним лениво-восхищенным взглядом, а может смешать с мусором одной небрежно-брошенной фразой.

Раньше ей это даже нравилось.

Но не теперь.

Не после «Виктролы».

Теперь эти его особенности словно царапали ей кожу. Больно. До крови.

Ей хотелось знать истинный смысл каждого сказанного им слова, истинную причину каждого взгляда, истинную подоплеку каждого поступка.

Это изматывало, ранило, вытягивало все соки.

А сегодняшний день и так был сумасшедшим.

Стоя на тротуаре в Бруклине, Блэр поняла, что решение задачки «Уолдорф+Басс=Х» вряд ли будет найдено ею прямо сейчас.

И поэтому она придумала эту глупую игру в молчанку, собираясь исключить хотя бы слова из этого с виду простого, но такого запутанного на самом деле уравнения.

«Натаниэль, тебе стоит начать пить виски, оно отлично примиряет с действительностью», - всплыла в ее памяти когда-то брошенная Чаком фраза.

Она молча достала из бара чистый стакан и протянула его парню.

Недоумение и что-то вроде «Ты не сделаешь этого» в его взгляде порадовали.

«Да-да, Басс. Лимузин мой», - улыбнулась она, прекрасно понимая, что он и без слов прочитает ее послание.

Не дождавшись, когда он разбавит крепкий напиток содовой, Блэр сделала большой глоток.

Горло, пострадавшее от проклятого пирога, зажгло огнем. Только внимательно-насмешливый взгляд Чака не дал девушке зайтись кашлем. Изобразив пусть и не очень удачную улыбку, она приподняла бокал в немом тосте и сделала второй глоток.

И все-таки закашлялась.

В глазах парня промелькнуло беспокойство. Блэр ответила взглядом-молнией, злясь в основном на себя. Она потянулась к бару и, проклиная себя, взяла бутылку содовой. Чак вальяжно откинулся на сидении и сделал широкий жест рукой.

«Будь как дома? – без труда прочитала его усмешку Блэр и разозлилась окончательно. – Ну что ж, Басс! Как скажешь!»

Нацепив на лицо самую милую улыбку из своего богатого арсенала, она вылила шипящую жидкость на вторую часть своего кресла, благодаря разработчиков лимузинов за бортики, которые не дадут намокнуть платью.

Выражение лица Чака трудно было описать словами.

Он резко сел и открывал рот, словно пытаясь что-то сказать, его взгляд при этом был способен сжечь дотла небольшой дом. Этажей в пятнадцать.

Блэр вспомнила, как меньше месяца назад он хвастался, что обновил обивку в лимузине, заменив скучную стандартную кожу на черную замшу, такую мягкую на ощупь и стоившую, наверняка, целое состояние.

Глядя на едва не подпрыгивающего от возмущения парня, Блэр поздравила себя с удачным ходом. Она откинулась на спинку сидения и, вытянув ноги, продолжила прикидывать, что же еще такого сделать, что бы заставить Чака сказать хоть одно слово и проиграть.

Он тем временем в очередной раз сжал кулаки и прикусил язык, понимая, что это далеко не последняя провокация кареглазой чертовки перед ним. Она явно настроилась на победу в дурацкой явно наскоро придуманной игре.

Чак злился.

Главным образом на себя.

Как оказалось, сидеть напротив девушки, так легко надевающей маски, из-за которых не рассмотреть ее истинных мыслей, и пытаться предугадать, что она сделает в следующее мгновение – сложно. А если девушка эта каждую минуту заставляет хотеть ее, даже не прилагая для этого никаких усилий, то ситуация становится просто невыносимой.

Чак снова посмотрел на Блэр. То, как растекались по ее плечам локоны волос, как блестели темные глаза, как оттеняло фарфоровую кожу платье цвета шампанского, делало ее невероятно сексуальной и такой желанной сейчас.

Парень понял, что его раздражает невозможность говорить.

Играть в эту глупую игру, когда не такое большое время поездки можно было потратить на более приятные вещи! Ну или хотя бы выяснить, как на самом деле дела у Блэр. Чак понимал, что если он забрал ее в День Благодарения из Бруклина – рассказать ей есть о чем.

Но она молчала.

А он не умел уступать. По крайней мере – не ей.

За годы общении с сотнями людей, Чак пришел к мысли, что Уолдорф, пожалуй, единственная из его знакомых, кто мог быть с ним на равных. У нее был сильный характер, она четко знала, чего хочет, упорно шла к цели, не боялась рискнуть, и всегда была готова повысить ставки.

Блэр откинулась на сидении и закинула ногу на ногу. Снова приподнялся подол короткого платья. Всем своим видом девушка показывала: «Твой ход, Басс!».

«Этот идиотизм затянулся, - подумал Чак и отставил свой стакан. - Нужно заставить ее сказать хоть слово!»

Он присел перед ней на одно колено, краем глаза отметив секундную растерянность, и стянул с узкой ступни одну туфлю.

Он хотел сейчас открыть окно и выбросить дизайнерскую обувку, уже почти слыша гневные крики свой адрес и почти чувствуя, как будут болеть царапины на лице, когда ощутил ладонями холод кожи под ажуром черных колготок.

«Она и правда замерзла», - подумал он.

И что-то нежное шевельнулось внутри.

Не успев отогнать это чувство, Чак начал медленно растирать ступню Блэр, чувствуя, как разогревается кожа под горячими пальцами. Какими бы дорогими не были туфли, они оставляли следы, и он видел чуть покрасневшие дорожки на фарфоровой бледности. Дотронувшись до них, Чак заметил тень расслабленного удовольствия на лице Блэр.

Он усмехнулся. За столько лет общения с женщинами, Уолдорф была первая, кому он делал массаж ступней без планов быстренько перейти к более тесному контакту.

Чак оглядел девушку перед собой.

Аромат Chanel, глаза цвета его любимого напитка и чуть разрумянившиеся щеки - никогда еще Блэр Уолдорф не казалось ему такой красивой, такой нежной, такой… нуждающейся в заботе.

Он снял с ее ноги вторую туфлю и продолжил согревать девушку прикосновениями.

Блэр упрямо молчала. Выражение ее лица трудно было прочитать, в нем было и удивление, и злость, и растерянность, и что-то вроде смущения. Когда она залила содовой его авто, девушка ожидала от Басса чего угодно, но не того, что он опуститься перед ней на колени и будет почти нежно растирать ее замершие ноги. Это было так неожиданно, так интимно, так… по-домашнему, что на несколько минут она почти перестала дышать. Глядя в потемневшие глаза перед собой, чувствуя знакомый аромат, растворяясь в тепле нежных ладоней, она прислушивалась к себе, словно препарируя ощущения. Блэр не знала, было ли дело в Бассе, в лимузине, в глотках виски или в ней самой, но даже от таких легких прикосновений она заводилась и хотела большего.

Она хотела его.

В ней.

Здесь.

Сейчас.

Это было до чертиков странно, но почему-то казалось совершенно правильным.

То ли почувствовав ее возбуждение, то ли просто делая очередной ход в их игре, Чак провел руками вверх по лодыжкам, коснулся острых коленок, немного раздвигая их, чтобы придвинуться к девушке ближе.

«Вот сейчас она оттолкнет меня и скажет: «Нет», - подумал он. – Она проиграет. А я выиграю. Черт! Почему ТАКАЯ победа меня не радует?»

Но Блэр не шелохнулась.

Немного удивленный, Чак позволил себе двинуться дальше. Его руки скользнули под короткий подол. Ее ноги и порозовевшие щеки уже согрелись в тепле салона лимузина, но кожа бедер под платьем была еще прохладной.

«Боже, - усмехнулся Чак про себя, - меня заводит холодная девчонка. Надо записаться к психиатру…»

Он поднял лицо и посмотрел в шоколадные глаза чертовки перед собой. То, что он там увидел, заставило его забыть обо всех своих планах разом.

В глазах Блэр не было недовольства, стервозности или страха. В них была лишь она сама – девушка, которой нравились его прикосновения, девушка, которая сейчас хотела большего.

Чак замер, не в силах поверить сам себе.

На секунду недовольно нахмурившись, Блэр притянула его за рубашку и первой начала целовать.
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:19 | Сообщение # 11
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
22 ноября 2007 года
Лимузин Чака Басса
17:06


Привкус виски на ее губах делал поцелуй почти идеальным. Чак обхватил попку под кружевом черных колготок и притянул девушку ближе к себе. Их поцелуй становился все глубже и безумней.

Обняв Чака за шею, Блэр наконец-то снова почувствовала себя живой.

Его ласки не были такими, к которым она привыкла. Он кусал до боли, бесстыдно врывался языком, сминал ее губы и тут же нежно слизывал им же оставленные ранки.

Блэр почти задыхалась, сердце колотилось как сумасшедшее, щеки пылали, коленки по бокам от его тела приподнялись словно сами по себе. Все, что ей сейчас хотелось - почувствовать его еще ближе.

Она целовала его, покусывала шею, расстегивала пуговицы на дорогой рубашке, гладила мраморные скулы и зарывалась пальцами в короткие темные вихры. Добравшись до обнаженной кожи под шейным платком, небрежно отброшенным на пол, Блэр начала проводить языком неровные дорожки, иногда прикусывая кожу. Если бы Чак сейчас не был так возбужден, он бы обязательно удивился, откуда королева-девственница нахваталась таких приемов. Но сейчас Бассу было не до мыслей о прошлом. Он подумал, что ему нравится фасон ее полу-монашеского платья с белым отложным воротничком. Оно расширялось от груди, словно колокольчик, позволяя жадным ладоням беспрепятственно обхватить ее попку и притянуть девушку ближе к себе.

Трясущимися пальцами Блэр стащила с парня пиджак. Чак вздрогнул, и она неожиданно для самой себя скрестила за его спиной лодыжки, словно испугавшись, что он захочет сейчас разорвать прикосновение. Ее руки крепче обняли мужские плечи, заставляя парня оставаться рядом.

Чак потянул ее на себя и, не разрывая объятий и поцелуя, вернулся на свое сидение.

«Кажется, это становится нашим любимым местом», - подумал он, снимая с девушки короткую накидку.

Она, похоже, не собиралась его останавливать. Жадные губы оставляющие горячие дорожки на руках и шее заставляли Блэр хотеть большего. Чак словно почувствовал это. Несколько минут поборовшись с крохотным язычком боковой молнии на неожиданно разонравившемся ему платье, он просто задрал золотистый подол с оборками к груди извивающейся на нем девушки.

Блэр отстранилась на какую-то секунду. Подняв руки и, слишком поспешно для настоящей леди скинув творение Марка Джейкобса на пол, она снова вернулась к знакомым горячим губам.

Сегодня на Блэр был LaPerla. Черный кружевной комплект, состоящий из крохотных трусиков и почти ничего не скрывающего бра, заводил даже ее, когда она его надевала.

Чак закрыл глаза. На секунду ему показалось, что кожа девушки светится. Он не знал, в чем было дело: в освещении лимузина, огоньках вечернего города, падающих сквозь тонированные стекла, контрасте сливочной бледности и черного тумана кружева или в настроении самой Блэр, но он понял, что ему все равно. В отличие от мечтательных любопытных бабочек у него внутри, Чак хотел действовать, а не искать ответы.

Он уложил Блэр на сиденье и поцелуями и руками заскользил по бархатной коже.

Девушка застонала, выгибаясь под ласками.

Губ и рук ей уже было недостаточно.

Блэр сама потянулась к молнии его брюк.

Знакомая самодовольная усмешка. Ворох мужской одежды и черные кружевные трусики, составляющие теперь компанию платью на полу. Кожа обнаженной спины под женскими пальцами. Его руки на внутренней стороне раскаленных бедер и жадные губы, не прекращающие свой танец.

Все это было слишком для нее.

То есть недостаточно.

Не успев задуматься об этом противоречии, Блэр застонала, притягивая Чак ближе и раскрываясь под ним.

Чаку Бассу не нужно было намекать дважды. Не прекращая ласкать ее руками и не разрывая поцелуя, он начал входить в нее.

Медленно.

Неглубоко.

Словно сомневаясь.

Или дразня.

Но однозначно, сводя девушку с ума нарочитой незаконченностью.

Терпеть сил больше не было.

- Быстрее, Чак! - хрипло простонала Блэр.

И эти слова были его победой в их маленькой игре.

Хотя настоящим триумфом для него была девушка с потемневшими глазами, которая лишь на миг, осознав что проиграла, забавно поморщилась, словно ругнув себя, а затем вновь потянулась к нему. Блэр крепче обняла его ногами и выгнулась, когда он, исполнив ее приказ, начал входить в нее сильно и резко.

Чак уже не боялся причинить ей боль. Почти крики этой невероятной девушки разнесли в клочья все его представления о девственницах. Ну, почти девственницах.

Опровергая все его опасения и желания побыть джентльменом, Блэр не хотела медленно и долго. Она прижимала его к себе изо всех сил, наверняка оставляя царапины на спине и следы от поцелуев-укусов на плечах. Ее полувсхлипы-полустоны заполнили крохотное пространство салона авто.

Придя к финишу секундой позже Блэр, Чак без сил опустился на нее, утыкаясь носом в изгиб красивой ключицы, вдыхая аромат повлажневших спутанных волос, чувствуя, как часто толкается ее сердце в его собственную грудь в глубине их сплетенных тел, наслаждаясь обжигающим теплом расслабленной девушки под ним.

22 ноября 2007 года
Лимузин Чака Басса
17:43


- Нечестно играешь, Басс, - все еще хриплым голосом усмехнулась Блэр и ударила его кулачком по плечу.

Чак отстранился от нее, с сожалением замечая, как она растерянно моргнула, прежде чем вновь надеть привычную для них обоих маску холодной стервы.

- Какая разница, как выигран приз, главное, что выигран, - в тон ей усмехнулся он, выбрасывая презерватив и наклоняясь к вороху одежды.

Блэр уже выцепила из него свои трусики и сейчас перебирала дизайнерские шмотки в поисках огрызка кружева от LaPerla.

- И что же ты потребуешь в награду? - спросила она, находя свое бра под боковым сидением.

- Дай подумать…

Чак одевался, из всех сил стараясь не показать, как он разочарован фактом, что девушку, скорее всего, уже будет не уговорить поехать к нему. Сейчас ему, опять же совершенно необычно и непривычно, очень хотелось обнять эту суетливо натягивающую одежду чертовку, поцеловать в макушку и просто полежать несколько минут, слушая, как успокаивается ее сердце, чувствуя, как она тихонько засыпает на его плече.

«Бред какой-то, - разозлился он на себя, рывком застегивая молнию на брюках. – Мы даже С НЕЙ в жизни этим не занимались».

- Не дай мне пожалеть о проигрыше еще больше, Басс! – прервала его мысли Блэр.

- Ну что ты, Уолдорф, как я могу предложить королеве что-то… а впрочем... Да. Я знаю, что это будет.

- О, Боже, – поправляющая платье девушка закатила глаза, но что-то в ее взгляде говорило, что она не так уж расстроена своим поражением.

Чак на секунду залюбовался ею, разглаживающей на ногах ажурные колготки. Жесты не были показушными, преувеличенно сексуальными или провокационными. Он мог поклясться, что так же неторопливо и размеренно Блэр собирается утром в школу.

- Так что это будет? – снова вернула его в реальность девушка, и Чак наскоро изменил свое желание.

- Не важно, где и когда, я скажу кодовое слово, и ты без споров и возражений уходишь со мной на 48 часов.

- Что!? – от возмущения Блэр выронила маленькое зеркальце, в котором за секунду до этого рассматривала свое отражение. - Ты рехнулся, Басс?!

- Отказываешься от ставки? - приподнял он бровь.

Девушка преувеличенно медленно пригладила волосы, потом захлопнула зеркальце и снова посмотрела на парня рядом с собой.

- Нет, не отказываюсь.

- Ну, тогда 48 часов. Со мной. Где и когда я захочу. Без возражений.

- Ты извращенец, Чак Басс, - заявила Блэр. - Ты только, что с помощью секса вырвал у меня победу и выбрал в награду еще больше секса, - она издевательски фыркнула. - Два дня? Серьезно, Басс? Не боишься переутомиться?

- С чего ты решила, что мы будем заниматься сексом? – усмехнулся он.

- А что еще ты можешь захотеть, когда в твоем распоряжении девушка, которая не может уйти?

«Хочу смотреть, как ты смеешься. Заснуть рядом с тобой. Накормить тебя нормальной едой», - ответы пришли в голову Чаку так быстро, что он едва успел прикусить язык, чтобы не сказать их вслух.

Эти желания, так не похожие на стандартное поведение Чака Басса, явно нашептывали чертовы бабочки, оказавшиеся на поверку живучей тараканов и о которых совершенно однозначно ни к чему знать Уолдорф. Ей вообще лучше не знать, что почти всемогущий Чак Басс всухую проигрывает собственным непрошенным чувствам.

- Приз есть приз, Блэр, - сказал он, пожав плечами, всем видом показывая, что дискуссия окончена.

- Ладно, Басс, - вздохнула она, убирая в сумочку блеск для губ и в последний раз поправляя бежевый ободок. – Как скажешь. Два дня. Но не думай, что я буду покладистой, и даже не надейся на секс-марафон.

- И это я зациклен на сексе? - усмехнулся Чак. – Ты единственная, кто о нем говорит.

- Кодовое слово? – перебила его Блэр.

- Сейчас.

- Ну, конечно, сейчас.

- Нет, - улыбнулся он. - Это мое кодовое слово. «Сейчас». Я скажу его, и ты будешь в моем полном распоряжении 48 часов.

- Я больше не буду играть с тобой! – буркнула она.

- Это ты сейчас так говоришь.

За окнами лимузина уже мелькал Верхний Ист-Сайд. Как ни старался Артур, но пентхаус Уолдорф был все ближе.

- Что произошло у тебя дома? – неожиданно для нее и себя спросил Чак.

Блэр удивленно посмотрела на него. Парень смутился.

- День Благодарения. А ты в Бруклине. Без Сирены.

Девушка вздохнула и отвернулась к окну. До ее дома оставалось минут пять.

- Не грузи себя моими проблемами.

Чак, мысленно матеря и проклиная себя, придвинулся к ней ближе и взял за руку.

- Что случилось, Блэр? – тихо спросил он. – Если хочешь, я поклянусь, что никто не узнает.

- Никогда?

- Никогда, - кивнул он, зная, что она видит его в отражении тонированного окна.

Блэр обернулась.

- Мы поругались с Сиреной.

Чак недоверчиво нахмурился.

- Уже помирились, - быстро добавила она.

- Из-за чего поругались?

Девушка вздохнула.

- Нейт? Дэн?

- Ты.

Чак удивленно посмотрела на нее.

- Я не рассказала ей.

- И…?

- Она – моя лучшая подруга. И она сказала, что… ну… Что ты лучший друг Нейта…

- А сама она? – возмутился он. - Ты напомнила ей про свадьбу Шепардов?

Блэр грустно улыбнулась.

- Знаешь, Чак Басс, кажется, у нас больше общего, чем мы оба думаем.

Парень подумал, что гребанные бабочки в его животе устроили сейчас просто какой-то танцевальный вечер. Он чувствовал щекотку от их перламутровых крылышек в опасной близости к своему бывшему когда-то каменным сердцу.

- Это все? Ссора с Сиреной?

Блэр опять вздохнула.

- Мама позвонила папе и сказала, что я не хочу его видеть.

- Но ты всегда встречала День Благодарения с ним!

- Откуда ты…?

- Ты поэтому ушла из дома?

- Да. Позвонила Сирене. Она была у Дэна. Ну и…

- Понятно.

Авто остановилось. Двое продолжали сидеть в салоне. Оба изо всех сил делали вид, что забыли о том, что до сих пор держатся за руки.

Слишком необычно, непривычно, невозможно это было для них обоих.

Девственная королева Манхэттена позволяла главному бабнику Нью-Йорка держать свою ладонь в полутьме салона лимузина.

- Сейчас все нормально, - улыбнулась Блэр, - я позвонила Сирене, поехала за ней в Бруклин, пообещала, что позвоню завтра доктору Шерма… - Она прикусила язык и распахнула глаза. - То есть… я… хотела сказать…

- Можешь продолжать. Я знаю, - кивнул Чак. – Когда Сирена позвонила мне полтора года назад, я ни секунды не верил, что он – для нее. Она – скорее дранкорексик. Булимия – эмоциональная проблема. А из близких подруг у нее тогда были только Джорджина и ты.

- Ты так спокойно к этому относишься?

- Спокойно? – уточнил он. – Когда я понял, что доктор для тебя, мне хотелось сгрести тебя в охапку, ударить по голове чем-нибудь тяжелым и увезти на необитаемый остров, чертова идиотка! Зачем ты это делала с собой?! Ты же идеальна, дура!

- Я не дура, - надула она губы.

- Ну да. Скорее имбицилка, - согласился Чак.

Блэр замахнулась. Он перехватил ее ладонь и, наклонившись, коротко поцеловал в губы.

- Хорошо, что ты больше не девушка Нейта, - сказал он. – Только это остановило меня тогда.

- И ты ему не сказал?

- Это была не моя тайна.

Блэр молчала.

Несколько минут они просто смотрели друг другу в глаза.

Блэр думала, что возможно, не так хорошо знает этого человека перед ней.

Конечно, для нее не было неожиданностью, что Чак в качестве приза за выигрыш выбрал секс. Она еще до начала игры могла предугадать это. Ее, конечно, немного пугала перспектива провести с ним целых два дня, но не потому что это было долго, а потому, что это казалось ей как-то слишком… интимно. Два дня. Две ночи. Почти совместная жизнь. Но она решила не забивать себе голову раньше времени.

Да и потом две ночи с Чаком Басом - далеко не самое худшее, что может случиться с девушкой. И всегда можно сослаться, что она с ним не по своей воле.

Артур открыл дверцу авто.

Двое вздрогнули от неожиданности.

- Стоянка здесь возможна не более пяти минут, - пояснил водитель.

Прежде чем Чак успел сказать хоть слово, Блэр встала и прошла мимо него к выходу.

- Помирись с Элеонор, - услышала она и обернулась.

Чак стоял у открытой дверцы и непривычно серьезно смотрел на нее.

- Зачем?

- Потому что Гарольд уже не вернется, а мать пока что рядом с тобой.

Тихий уверенный голос заставлял принимать, то, что она и сама знала, но упрямо не хотела признавать.

Очень захотелось вернуться и обнять этого такого взрослого незнакомого парня у лимузина. Захотелось уткнуться лицом в его шею и сказать, что все будет хорошо. Сказать, что он тоже любим. Что он тоже очень-очень нужен минимум одному человеку на этой пустыне-Земле.

Блэр сжала кулаки, чтобы не сделать этого.

- Не лезь в мою жизнь, Басс, - беззлобно сказала она.

- Спокойной ночи, Блэр.

22 ноября 2007 года
Первый этаж дома Уолдорф, 55 street, Нью-Йорк.
18:20


Блэр прошла мимо прозрачной двери, услужливо открытой швейцаром и остановилась в просторном холле.

«Не понимаю», - тихо пробормотала она, глядя в свое отражение в золотистых стеновых панелях.

В сомнениях она прошла мимо стойки администратора и села в удобное кресло.

Подниматься домой пока не хотелось. Она не была уверена, что гости уже разошлись. А видеть незнакомцев и то, как Элеонор будет метаться между желанием сейчас же высказать дочери все свои претензии и необходимостью держать марку, она просто физически не могла.

Слишком много всего произошло в этот день.

И в этом месяце.

Блэр снова и снова прокручивала в голове все, что узнала за сегодня, рассматривая обрывки информации, как кусочки паззла. И понимала, что ничего не понимает.

Почему мама так с ней поступила?

Почему Чак, имея на руках такой компромат, ни разу даже не заикнулся об этом? Даже ей?

Почему живущая в полном хаосе Сирена на поверку оказалась счастливее ее, много лет положившей на обустройство своей жизни?

Как одно сброшенное на сцене платье могло разрушить годы отношений с парнем-мечтой?

Как тихое «Ты уверена?» могло перечеркнуть месяцы, проведенные за мечтами об идеальной свадьбе?

И как вообще самый неподходящий для нее человек на свете смог за каких-то пару недель стать ей так необходим?

Блэр не понимала, почему, проиграв в собственной игре, она чувствовала сейчас радость победы.

Всполохами, шелковым касанием что-то словно царапалось у нее в груди. Что-то забирало дыхание, ускоряло пульс, заставляло плакать и улыбаться одновременно. Это что-то разбивало на осколки ее прежний мир, разрушало до руин мечты, путало планы и выбивало почву из-под ног.

Но самое странное, и Блэр не понимала этого больше всего, почему она, стоя посреди своей разваливающейся на куски жизни, чувствует себя так спокойно и уверенно.

Почему ей кажется, что она не умирает, а просыпается?

«Я подумаю об этом позже, - подумала она, одергивая смятый горячими мужскими ладонями подол, - сейчас нужно как-то поговорить с мамой. А завтра нужно позвонить доктору Шерману...»

Обсуждение
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:20 | Сообщение # 12
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Часть II. Его правила.

01 мая 2008 года
Школьный двор Костанс/Сент Джуд
08:14


- 2 200, - буркнула Блэр, глядя на свой результат в сером окошке экзаменатора, - справедливо.

- Ну, это 90 процентилей, - попыталась поддержать подругу Сирена.

- Ну, это значит, что Нелли Юкки, наверняка, получила 2 300, - держалась за свое недовольство та.

Солнечные лучики на темных локонах тоже пытались улучшить настрой брюнетки, но если уж у лучшей подруги ничего не получалось, у них не было ни единого шанса.

Блэр была в отвратительном настроении. Тест, потеря первой любви, мучительное возвращение на ступеньки - ничто не предвещало улыбки на губах под коралловым блеском.

- Почему тебе не все равно? - спросила Сирена, прекрасно понимая, что рискует сейчас слушать долгий обстоятельный ответ.

Интуиция не подвела.

Крепче, чем за репутацию, Блэр держалась только за свои мечты. Даже мимолетная тень над святым «Я поступлю в Йель» заставляла ее трубить боевую тревогу и объявлять всеобщую мобилизацию.

- Мне нужно пнуть ее всесторонне развитую задницу! - завершила она монолог.

Сирена улыбнулась.

- А еще говорят, что ты потеряла хватку, - она почти видела, как подруга сейчас методично разворачивает крупнокалиберные орудия в сторону неосторожно показавшей свое превосходство новенькой.

Блэр это умела. Борьба, интриги, подбор союзников, разрушение репутации - ее стихия.

- Нелли Юкки должна быть уничтожена!

О, да! Ради казни неугодных королева школы будет готова слегка притормозить на пути к своему (а никто, включая фрейлин, в этом и не сомневался) законно захваченному трону и получению высшего балла на тесте.

- Фу, - фыркнула Блэр, собирая учебники, - Чак идет...

Сирена посмотрела в спину уходящей подруге, даже по движению плеч угадывая, какую презрительную улыбку та только что послала ее почти-родственнику. Да уж, воевать Блэр умела с детства, а вот заключение перемирия ей до столкновения с Чаком было неведомо. Неудивительно, что она злится. Изменения планов и корректировку стратегий Блэр не чтила.

- Ей явно стоит поработать над своими хорошими манерами, - присел рядом с блондинкой Чак.

- А ты собираешься поработать над вашими с ней проблемами?

- Проблемами? - уточнил он, все еще глядя на лимонно-желтый плащ в проеме двери. - У меня нет проблем.

Он продолжал говорить, думая о том, что Блэр сегодня выглядит как солнечный зайчик на серой холстине. Она очаровательна, зла, возбуждена, в предвкушении - сегодня она за один раз сочетала все, что он в ней любил.

«То есть, все, что меня развлекало, - тут же одернул он сам себя. - Никакой любви. Никакой привязанности, никаких эмоций».

- Джорджи всегда будила в тебе чертовщинку, - сказал он, против воли продолжая думать о чертовке с глазами цвета виски, а не неба, - часть меня разочарована, что ее здесь нет.

- Ммм, задаюсь вопросом, которая часть...

«Та часть, что отказывается забыть о Блэр, - мысленно ответил Чак. – Черт! Пора уже мне переключится на кого-то другого, менее стервозного...»

Сирена тем временем тоже переключилась с их разговора, на еще одно прохождение пробного теста. Парень посмотрел на золотистые локоны. Потом повернул голову. Солнечный зайчик девчачьего плаща мелькнул в окошке школьного коридора.

- Что с Блэр? - спросил он, уже поднимая сумку и вставая, чтобы уйти.

Захотелось больно прикусить себя за язык. Какого хрена он вообще этим интересуется?

- Война, - не отвлекаясь, вздохнула Сирена.

- С Дженни?

«Да что ж такое? - снова ругнул он сам себя. - Ну, проблемы у нее, мне-то что?»

Блондинка продолжала тыкать в кнопки экзаменатора и, казалось, едва понимала, о чем ее вообще спрашивают уже пару минут как. Она бы и военную тайну сейчас на автомате выдала. Если б знала.

- Нет. С Нелли Юкки.

- Из-за чего?

Сирена удивленно подняла она на него глаза и пару раз моргнула. Кажется, она только что удивилась вопросам. Чак снова мысленно ругнулся. Блондинка недоверчиво наклонила голову, словно не веря тому, что услышала.

- Ты что, заинтересовался Нелли Юкки?

Парень стушевался на какую-то секунду.

- Я… нет. Просто если Блэр есть до нее дело, значит, в девчонке что-то есть. Так, что там у Блэр с этой Юкки?

Эс расплылась в довольной улыбке. Чак нахмурился и снова мысленно ругнул сам себя.

- Ну наконец-то ты решил сделать хоть что-то, чтобы наладить ваши с ней отношения...

- С Юкки? У нас нет отношений.

- С Блэр! Ты волнуешься о ней!

- Какая чушь! А... стоит?

- Нелли тоже хочет поступить в Йель, - вздохнула блондинка. - И Блэр думает, что у нее есть на это все шансы.

- А университеты Лиги плюща крайне неохотно берут двух учениц из одной школы, - понимающе кивнул Чак. - Значит можно рыть бомбоубежища и ждать военных действий. Спасибо, сестренка.

Он ухмыльнулся, задумавшись, и не заметил, как напряглась блондинка перед ним. Кажется, той только что пришла в голову мысль, которая ей совершенно не понравилась.

- Чак! - он обернулся, уже развернувшись и сделав пару шагов. - Скажи, что если ты вдруг решишь ввязаться в чужую войну, ты правильно выберешь союзника.

- Не переживай, Эс. Я принципиально не играю иначе как на стороне победителя.

01 мая 2008 года
Школа Костанс
08:22

Уходя от почти-сестры, Чак пытался уговорить себя, что совсем-совсем не думает о Блэр. Его взгляд снова поймал солнечное пятнышко знакомого плаща на фоне серости школьного коридора. Парень осторожно подошел. Блэр внимательно рассматривала страничку какой-то брюнетки в телефоне.

«Нелли Юкки», - прочитал Чак.

- Дрянь, - тихо шепнула Блэр.

Чак понял, что огоньки в темных глазах были ни чем иным, как блеском начищенных и готовых к бою орудий.

Он быстро прокрутил в уме кусочки информации.

Блэр мечтала об Йеле с шести лет, даже намек на то, что она может его не получить приведет ее в бешенство. Сейчас она будет готовиться к тесту с удвоенной энергией, помимо этого ее фрейлины все еще ходят по коридорам Костанс без нее, а Нелли Юкки, пусть и неосознанно, но мутит воду в пока еще не присягнувшем по второму разу королевстве.

«А значит, - хмыкнул Чак, - ближайшие пару дней королева будет занята, как никогда, ей придется воевать на всех фронтах сразу. Хм... посмотреть на это будет забавно».

Он снова попытался уговорить себя, что ему наплевать на проблемы Блэр.

Все дело в том, что ему не надо готовиться к SAT, его вечера свободны. Ему просто нужно развлечься, а что может быть интереснее, чем наблюдать за Блэр с шашкой наголо? К тому же зная девушку и ее методы, представление это будет очень недолгим. Тест в субботу, а Нелли Юкки - новичок. Королеве понадобится каких-то пара дней, чтобы покарать неугодных и вернуться на поле основного боя с младшей Хамфри.

«Пара дней... - мысленно повторил он. - То есть 48 часов»

Неясная пока мысль шевельнулась где-то глубоко внутри.

Солнечный зайчик с водопадом темных локонов резко развернулся, видимо, почувствовав его дыхание на своей шее.

- Что ты здесь дела...? А впрочем, мне плевать, ублюдок.

Он перекинула на другую руку стопку учебников и шагнула в сторону, но Чак перегородил ей дорогу и заставил прижаться спиной к стене.

- Ты стала такой грубой, Блэр.

- А ты всегда был таким гадким, Басс.

- Тебе стоит быть со мной повежливей.

- Еще чего! - презрительно хмыкнула она и оттолкнула его.

Все еще чувствуя на груди прикосновение ее маленькой сильной ладошки, Чак смотрел вслед уходящей брюнетке и понимал, что крамольная мысль все-таки сформировалась окончательно.

Он наскоро вспомнил, когда последний раз проверяли систему пожаротушения в его номере. Недавно. Это хорошо. Очень хорошо.

Потому что в ближайшие пару дней он планирует поиграть с огнем.

01 мая 2008 года
Тротуар у ворот школы Костанс/Сент Джуд
13:27


Блэр подняла руку, подзывая такси. Чак кивнул водителю. Лимузин проехал несколько метров и остановился перед тут же нахмурившейся брюнеткой.

Она молча скрестила руки на груди и посмотрела на опустившего окно парня.

- Собираешься играть в молчанку? - улыбнулся он через пару минут тишины.

- Иди к черту.

- Сейчас?

- Да! Чем скорее, тем... - она осеклась, и почти испуганно распахнула глаза.

Слова «молчанка» и «сейчас», сказанные им почти в одном предложении не оставляли иллюзий о намерениях.

Чак ухмыльнулся и, открыв дверцу, передвинулся глубже в салон авто. Блэр продолжала стоять на тротуаре.

- Уолдорф! - прикрикнул он.

- Даже не мечтай, Басс!

- Это не мечта - это ставка!

Блэр села в авто и захлопнула дверь. Лимузин плавно двинулся, но Блэр возмущенно прикрикнула на водителя.

- Нет! Разворачивайся! Мы едем на угол 73-ей и Мэдиссон! - она снова посмотрела на Чака. - После ланча я должна быть в школе, но по пути до Via Quadronno и обратно я вполне успею тебе рассказать, почему все наши договоренности аннулированы...

- Вообще-то я не думаю, что в ближайшие 48 часов разрешу тебе много говорить.

- А я вообще не собираюсь отдавать тебе... - она стушевалась, пытаясь подобрать слово.

- Долг? - издеваясь, подсказал Чак.

Даже в полутьме салона, спрятанного от дневного света за тонированными стеклами, он увидел, как девушка сжала зубы. Ее глаза метали молнии.

«Да, королева, - довольно усмехнулся Чак, - платить по счетам - дело чести. Ты скорее убьешь, чем откажешься отдать проигранное. Аристократия, к которой ты себя приписываешь, держит слово».

Он поднял руку и показал Блэр циферблат своих часов.

- Час тридцать, - сказал он. - Начали.

Он откинулся на сидении, наслаждаясь видом сжавшей кулаки девушки.
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:21 | Сообщение # 13
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Часть II.1
Принять неизбежное.



Стадия 1. Отрицание

01 мая 2008 года
Лимузин Чака Басса
13:33
До окончания игры осталось: 47 часов 57 минут.


Лимузин медленно плыл по улицам города.

- Басс, - всем телом развернулась к нему Блэр, - давай перенесем.

- Нет.

- Мне сейчас не до тебя!

- Сейчас. Какое красивое слово, правда?

Она зло поджала губы и снова упала спиной на сидение, скрестив руки на груди.

- У меня планы, - сказала она.

Он даже не повернулся, продолжая рассматривать дома за стеклом своего окна и постукивая пальцами по деревянной отделке дверцы.

- Ты слышал меня, ублюдок?

Судя по голосу, Блэр уже представляла, как сейчас вцепится в его волосы, расцарапает лицо и вышвырнет его четвертованное тело через люк крыши.

Чак повернул голову.

- Слышал. Мне плевать.

Девушка что-то тихо прорычала. Он улыбнулся. Опасность начатой игры будоражила кровь намного сильнее любых стимуляторов и продажной ласки. Блэр злится. Очень. А значит, в его руках торнадо.

Авто плавно свернуло к отелю.

- Нет, - громко сказала Блэр. - Возвращаемся в школу. Я возьму освобождение и поговорю с Пенелопой и Изабель, потом заедем ко мне...

Басс молча перехватил вопросительный взгляд водителя в зеркале заднего вида и лениво взмахнул рукой. Лимузин продолжил движение в сторону Palace.

Блэр снова развернулась на сидении и уперлась ладонями в темную обивку. Коленки в оранжевых легинсах коснулись края мужского плаща, слившись с ним цветом. Чак чуть напрягся. Казалось, до того, чтобы начать драться, девушке был нужен буквально один неосторожный взмах ресниц.

- Басс!!!

Он посмотрел на нее. Сейчас, в напряженной позе готовой к броску пантеры, с приоткрытыми от злости губами, с рассыпанными по плечам темными локонами, она была так близко... Он чувствовал запах ее духов, видел дрожащую жилку на шее, пара сантиметров, и он коснется рукой ее коленки.

- Да, Уолдорф?

- Разверни авто! Мне в любом случае нужны мои вещи! Я не буду ходить по номеру в обносках твоих шлюх!

- Кто сказал, что одежда вообще предполагается?

Девушка зарычала и кинулась на него.

Ее ногти едва не впились в машинально прикрытые мужские веки, но готовность Чака к чему-то подобному и ярость Блэр, мешающая ей контролировать движения, привели лишь к тому, что уже через секунду молодая королева самозабвенно материлась, лежа животом на мужских коленях. Парень осторожно, стараясь не сделать ей больно, придерживал вывернутые за спину руки в желтых рукавах и уворачивался от каблуков светлых туфель.

Лимузин плавно припарковался у входа в отель.

- Приехали, хм... милая.

- Пусти меня, грязный самовлюб...!!!

- Сама выйдешь, - перебил он, - или мне вынести тебя, перекинув через плечо?

- Ты подлый зас...!!!

- Ладно, как скажешь...

Он резко спихнул Блэр с колен.

Та упала на пол, от неожиданности прекратив на секунду сопротивление. Следующее, что она почувствовала - крепкие руки, обхватывающие ее тело и плотно прижимающие локти к бокам.

- Пусти!!!

Дверца открылась. Под немного удивленным взглядом водителя, швейцара и парочки случайных свидетелей, Чак все еще пытался спеленать непослушную ношу достаточно надежно, чтобы вытащить из авто. Хоть волоком, если понадобится.

Наконец, он уселся рядом с брюнеткой и прижал ее спиной к своей груди. Блэр громко взвыла и несколько раз лягнула невысокими каблуками пол лимузина, дернулась всем телом, повела плечами. Потом опустила голову и обмякла.

Чак замер.

Девушка тяжело дышала.

- Ррр... - буркнула она.

- Что? - спросил он в ее волосы.

Она дернула головой, сразу же разрывая прикосновение.

- Я... ссс...

- Я не понимаю, милая, - он наклонился к ее виску, обжигая кожу своим дыханием, и прекрасно понимая, как злит брюнетку в его нежеланных объятиях это обращение.

- Я ссса-ма, - выдавила та сквозь зубы.

Чак медленно, тщательно отслеживая каждое движение, разжал стальную хватку. Убедившись, что девушка не собирается больше сопротивляться, он одернул смятый плащ и вышел из лимузина.

Блэр зло толкнулась подошвой туфли в асфальт рядом с мужскими мокасинами, явно жалея, что не надела сегодня шпильки и не может «случайно» наступить Чаку на ногу, переломав подонку пару косточек.

На ходу поправив одежду и пригладив волосы, она вошла в ненавистное здание.

Хотелось ударить Чака сумкой по голове, хотелось расцарапать его губы, уничтожив издевательскую улыбку, хотелось схватить его за галстук и с силой затянуть пока не тугой узел.

Кажется, она еще никогда не ненавидела кого-то так сильно, как в ту минуту.

- В субботу тест, - напомнила Блэр, пока Чак вызывал лифт. - У тебя, между прочим, тоже.

- У меня все схвачено.

- Подлец.

- Подлец с деньгами, - поправил он.

- Проплачивать экзамен - это низко!

- Согласен, - равнодушно кивнул он, - если бы меня волновала моя репутация, я бы никогда так не сделал.

Он вошел в лифт, Блэр шагнула следом.

Войдя в знакомый номер, она швырнула сумку на диван.

- Значит так, скотина, определимся сразу. Я не могу уйти, но черта с два я буду делать то, что ты мне прикажешь!

- Ну, об этом мы...

- Сегодня вечером, - продолжила она, не дав ему договорить, - я должна быть у себя дома, так что ты едешь со мной.

- Нет.

- Да, засранец! - Чак посмотрел на девушку и на всякий случай отошел за стойку. - Я не позволю тебе рушить мои планы ради развлечения!

Он взял свой телефон и поставил на быстрый набор номер врача.

- Играть предложила ты, - заметил он, сохраняя настройки. - Так что ты лишена права передвижения, но если будешь добра и ласкова...

- Да даже не мечтай, грязны...!

- ...то возможно, - как и она за минуту перед этим, проигнорировал он реплику, - мы сможем договориться о некотором... ммм... послаблении.

- Шантаж, Басс?

- Условия сделки, Уолдорф.

Карий взгляд вонзился в его лицо как металлический прут. Захотелось отшатнуться. Блэр стояла посреди его номера, ее щеки пылали, ресницы дрожали, даже издалека Чак видел, как побелели костяшки сжатых в кулаки пальцев и бьется жилка над напряженной скулой.

- Ты гадок, - проскрежетала девушка, - меня от тебя тошнит.

Она развернулась и, взметнув водопад темного шелка, захлопнула за собой дверь его ванной.

Чак улыбнулся.

Игра начала развлекать его.

Он, на всякий случай, поставил на быстрый набор еще и службу спасения и снял ярко-оранжевый плащ.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
14:08
До окончания игры осталось: 47 часов 22 минуты.


Чак сидел на диване и просматривал на интернет-портале развлечений афишу на сегодня, когда Блэр вышла из ванной.

- Мне нужно проверить почту, - заявила она.

- Нет, - он не счел нужным даже поднять голову и посмотреть на девушку.

Она молча прошла в комнату, плотнее затянула пояс солнечного плаща, села рядом с парнем и, отпихнув его локтем, забрала с чужих коленей ноутбук.

- Уолдорф, ты становишься хамкой, - возмутился Чак, забирая собственность.

- Побочный эффект Принужненила, - парировала Блэр, вступая в борьбу за серебристую книжку.

- Я тебя не принуждаю.

- Так я пойду?

- Нет, - Чак разжал ладони.

Потерявшая равновесие девушка тут же плюхнулась на диван, от неожиданности теряя добычу. Чак в одно движение подхватил падающий ноутбук и отпрыгнул от проклинающей его брюнетки. Сев на кресло, он несколько минут смотрел на нее, сосредоточенно и методично приглаживающую волосы и расправляющую подол плаща.

Девушка явно взяла паузу просто чтобы просчитать следующий ход.

Чак начал прикидывать, стоит ли сейчас позлить ее еще. С одной стороны, просто сидеть в номере в его планы не входило, с другой - Блэр и так была на взводе, пара неосторожных слов и ему на полном серьезе понадобятся люди на быстром наборе телефона.

А ей - звонок отцу-адвокату и деньги на залог.

В дверь постучали.

Чак встал.

Дорота на пороге презрительно скривилась, увидев его и, не здороваясь, прошла в спальню.

- И тебе здравствуй, - сказал он в широкую спину. - Блэр, не хочешь ничего мне рассказать?

- Мне нужны мои учебники, платье на завтра, компьютер, смена белья, бронежилет и набор ножей, - пояснила та, встав с дивана. Даже гувернеры королевской семьи восхитились бы сейчас ее царственной осанкой. - Условия сделки это не нарушает, хочешь поспорить - вызывай спасателей и начнем.

Чак хмыкнул и прошел за женщиной к своей кровати. Она уже поставила на покрывало довольно увесистую сумку. Он схватился за прочные ручки.

- Не трогайте! - возмутилась Дорота, пытаясь перехватить ускользнувший из рук баул. – Как вы…!

- Значит так, Уолдорф, - не обратил на нее никакого внимания Чак, - поясняю. ЛЮБОЕ твое действие в ближайшие 48 часов...

- Сорок семь!

- ПОЧТИ сорок семь, - поправился он, проходя по номеру и выкидывая сумку в коридор отеля, - должно быть согласова...

- Не смей, ублюдок!

Брюнетка моментально лишилась всего своего аристократического лоска и бросилась к входной двери. Басс поймал ее на пороге.

- Я что, разрешал тебе выйти из номера? - уже почти привычным движением она перехватил ладони с летящими в его лицо ногтями, и спеленал вырывающуюся девушку в крепкое объятие.

Блэр попыталась пнуть его коленкой, но парень, видимо, предусмотрел такой вариант. Он рывком развернул ее спиной к себе и снова крепко прижал к своей груди. Одна его рука при этом смяла вздымающиеся в возмущенном дыхании холмики груди, а вторая надежно перехлестнула стройное тело у талии.

- Мистер Чак, - ринулась было на помощь хозяйке Дорота, но он предупреждающе выставил вперед одну ладонь, уже через секунду возвращая ее на изгибы вырывающейся девушки.

- Сделаешь еще шаг, и это будет ЕЙ, - кивнул он на темную макушку у своего лица, - дорого стоить.

- Но... - Дорота остановилась.

Блэр возобновила сопротивление с новой силой, пытаясь рывком заставить Чака либо удариться о косяк открытой входной двери, либо споткнуться о валяющуюся в коридоре сумку. Он погасил ее движение, снова перехватился, крепче сжимая извивающуюся девушку. Та зарычала от злости.

- Пусти!

- Нет!

- Мне нужны мои вещи!

- Могла бы попросить меня об этом.

- И что тогда? Ты бы разрешил?

- Возможно...

Чак чуть ослабил хватку, надеясь, что девушка успокоилась. Она тут же с размаху впечатала в его ногу невысокий каблук. Парень взвыл и отшвырнул Блэр от себя. Та вскрикнула, падая животом на край спинки дивана. Чак надежно прижал ее бедра своими и держал вырывающуюся девушку, стараясь не думать, как их поза выглядит со стороны.

- Дорота, - кивнул он растерянной женщине, ошарашено наблюдающей за дракой, сменившейся такой двусмысленной картинкой, - ты можешь быть свободна.

- Я никуда не уйду! - заявила та, явно прикидывая, как помочь бьющейся в мужских руках хозяйке.

- Она никуда не уйдет! - подтвердила Блэр, поднимая голову и сдувая со лба выбившуюся прядку. - Она нужна мне.

- А мне - нет, - возразил Чак, надавливая ладонью на девичью поясницу, чтобы заставить упрямую брюнетку перегнуться через диван, лишив ее ногти возможности расцарапать ему руки. - Позволь тебе напомнить, Уолдорф, что речь была про «со МНОЙ, где и когда я захочу»!

- Я с тобой! А о том, что мы будем ТОЛЬКО вдвоем, речи не было!

- Не уходи в софистику, - все еще придерживая девушку, Чак посмотрел на Дороту, прикидывая, уйдет та сама, или ее придется выставлять из номера силой, - ты знаешь, что в спорах я так же хорош, как и ты.

- Да неужели...?

- Неповиновение будет тебе дорого стоить! - пригрозил он.

Блэр бессильно сжала кулаки, потом с размаху ударила ни в чем не повинный диван и замерла. Чак ждал почти минуту, прежде чем девушка повернула голову и кивнула ему. Он разжал руки и сделал крошечный шажок назад.

Она встала, глубоко вздохнула, одернула платье и распахнувшийся плащ, пригладила волосы, и только после этого подняла глаза на Дороту и кивнула ей.

Чак усилием воли сдержал издевательскую улыбку.

- Спасибо, что зашла, - без капли уважения и благодарности сказал он, за локоть подтягивая женщину к входной двери.

- Мне вызвать полицию, мисс Блэр? - вытянув шею, чтобы увидеть хозяйку поверх мужского плеча, спросила та из коридора.

- Нет, - ответил за нее Чак. - А впрочем, если хочешь, ради Бога. Развлечемся. Да, милая? - обернулся он.

Блэр молча схватила с дивана подушку и запустила ею в парня. Чак увернулся.

- Спасибо еще раз, Дорота.

- Сделаете моей девочке... - начала та, но он просто закрыл перед ее лицом дверь.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
14:30
До окончания игры осталось: 47 часов.

Чак обернулся.

Блэр нервно мерила шагами ковер у дивана.

- Мне нужен мой компьютер! - заявила она. - Басс, ты не можешь лишать меня необходимого!

- Вообще-то я могу лишить тебя всего, чего хочу. Точнее, всего, что ТЫ хочешь, - он ловко увернулся от кинутого в него журнала. - А ты, кстати, УЖЕ, без всякого согласования со мной, начала самоуправствовать.

- Это запрещено?

- Это раздражает. Хочешь позлить меня?

- А ты - меня?

- Не Я в ТВОЕМ распоряжении.

Блэр оглянулась в поисках новых снарядов, но, взяв в руки пепельницу со стола, так и не замахнулась.

- Хорошая девочка, - довольно кивнул Басс, возвращаясь к дивану. - Значит так. Сейчас можешь привести себя в порядок, потому что через полчаса мы идем на ланч.

- Я не голодна.

- Голодна.

- Я же сказала, что...

- Уолдорф! Ты умираешь с голоду! Или ты меня не слышала?

Та поджала губы и скрестила руки на груди.

- Потом, - словно не заметив, как от ее взгляда задымилась светлая обивка, продолжил он, - мы возвращаемся сюда. Ты НЕ заезжаешь домой, НЕ звонишь Сирене, НЕ хамишь мне и вообще ведешь себя так, чтобы мне не захотелось придушить тебя еще до десерта. Справишься?

- Нет! - рявкнула она. - Я плохая актриса, ни на что не гожусь и вообще не имею никакого опыта в оказании эскорт-услуг, так что наверняка, облажаюсь. Ты разочарован? Я могу быть свободна?

- Да, разочарован, и нет, не можешь. Ванная в твоем распоряжении полчаса. Потом ты выходишь из номера и идешь туда, куда я скажу. И, Уолдорф, - поднял он на нее глаза, - мне плевать, если ты при этом будешь в одном чулке, ненакрашенная или растрепанная. Полчаса.

- Чак, - вздохнула Блэр, понимая, что придется немного отодвинуть линию фронта, - мне правда сейчас и правда не до тебя. Ну давай перенесем.

Он встал, едва не коснувшись ее. Их тела разделяли сантиметры. Он чуть наклонился и заглянул глубоко в карие омуты. Блэр почувствовала на губах его дыхание.

Чак поднял руку и осторожно поправил прядку темных волос.

- Нет. Полчаса, - повторил он, снова усаживаясь на диван и вальяжно на нем раскидываясь.

01 мая 2008 года.
Лифт «Palace»
15:02
До окончания игры осталось: 46 часов 28 минут.


Чак нажал на кнопку с единичкой.

Блэр пару минут смотрела на улыбающегося парня, потом скрестила руки на груди.

- Чак...

Он молча приподнял одну бровь.

Девушка вздохнула. Ее глаза пылали, но она как-то смогла не вцепиться в темные волосы и не припечатать чужое самодовольство парой крепких словечек.

- Да? - спросил он.

- Я не могу провести двое суток в этом платье. Завтра в школу. В субботу - тест. А у меня нет даже приличной расчески.

Чак понимающе кивнул.

- Знаешь, я думал об этом.

- И?

- Ты обещаешь вести себя хорошо?

- Ты обещаешь не прикасаться ко мне больше?

- Обожаю, когда ты торгуешься.

- Ненавижу, когда ты... существуешь!

Чак повернулся к Блэр всем телом.

- Давай так. Если ты не будешь драться, интриговать, пытаться сбежать, провоцировать меня или портить мне кровь любыми другими способами хотя бы... два часа, я пообещаю, что не трону тебя. Эти два часа.

- А если я выдержу дольше?

- Уверена?

- Если, Чак?

- Хорошо, - кивнул он и достал из кармана телефон. – Пока ты – леди, я – джентльмен. Итак, - спросил он, - сначала ланч, потом шопинг? Или наоборот?

- Разрешаешь МНЕ выбрать?

- Как видишь, я могу играть по правилам.

Блэр одернула плащ.

- Сначала хочу переодеться.

- Значит, решено?

Блэр сверкнула глазами.

Чак улыбнулся.

Обсуждение
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:22 | Сообщение # 14
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Стадия 2. Бунт.

01 мая 2008 года.
Торговый центр
15:29
До окончания игры осталось: 46 часов 01 минута
.

Чак молча смотрел, как Блэр кидает в корзинку пенки для волос, шампуни, бальзамы, баночки с кремом, лосьонами и прочий девчачьий скарб, едва глядя на этикетки. Когда у стенда с косметикой Блэр широким жестом смела в корзинку половину из тюбиков и пузыречков, он удивленно приподнял одну бровь.

- Беспокоишься о чеке? - уточнила она.

Парень лишь весело рассмеялся.

- Думаю, моя кредитка выдержит, даже если ты решишь купить весь магазин. Продавщиц, - заметил он, скользнув взглядом по стайке живых Барби у кассы, - я в этом случае оставлю себе. Так что развлекайся. Милая.

- Спасибо, - Блэр с размаху швырнула в кучу косметики сразу два маникюрных набора. - Мне так важно твое одобрение, Басс. Ты даже не представляешь.

- Зато я ясно вижу, - он наклонился, чтобы поднять вывалившуюся из переполненной корзинки синюю тушь, которой Блэр однозначно никогда не воспользуется, - что ты планируешь задержаться у меня на... эммм... - он оценил гору выбранных ею новинок, - недели на четыре?

Девушка остановилась у стенда с расческами и сжала в руках парикмахерские ножницы. Чаку на секунду показалось, что вот прямо сейчас она воткнет острые лезвия ему под ребра.

Рука сама собой нащупала в кармане телефон, палец замер над кнопкой «1». Блэр опасно прищурилась, потом медленно развернулась и повесила оружие на место.

- И. Не. Меч. Тай. Басс.

Она пошла к кассе.

Чак улыбнулся, вынул руку из кармана и зашагал следом.

01 мая 2008 года
Торговый центр
16:03
До окончания игры осталось: 45 часов 27 минут
.

- Ты. Не. Будешь. Смотреть, - отрезала Блэр.

Парень лишь удобнее сел на диване в примерочной и закинул ногу на ногу.

- Нет, - посмотрел он на уже порядком напуганную странной парочкой продавщицу, - кофе не надо, через двадцать минут мы идем на ланч. А вот от бокала шампанского моя девушка не отказалась бы. Да, милая? - спросил он у Блэр.

Та сжала пластик вешалки с выбранным им фиолетовым (кто бы сомневался!) коктейльным платьем так, что побелели костяшки пальцев. Гримаса из растянутых губ и поблескивающих между ними белых зубов меньше всего напоминала улыбку, но Басс порадовался и этому.

- Нет, - сквозь зубы проскрежетала девушка, - спасибо. Я обойдусь без алкоголя. А отрава для мышей у вас есть? - невинно уточнила она.

Продавщица хлопнула глазами.

- Она шутит, - быстро пояснил Басс. - Блэр, - снова посмотрел он на девушку, - мне уже не терпится оценить тебя в обновке.

- Конечно... м.и.л.ы.й.

Чак откинулся на спинку дивана, наблюдая как за полупрозрачной ширмой Блэр едва не с треском сдирает с себя школьное платье.

На всякий случай он проверил, не слетели ли настройки быстрого набора на его телефоне.

Потом кивнул снова вошедшей в примерочную продавщице. Та послушно повесила на ширму еще три, отобранные им еще в торговом зале комплекта и поспешно вышла, прикрыв за собой дверь.

- Чего ты добиваешься, Басс? - спросила Блэр, выходя из-за ширмы и на ходу поправляя бретельки.

- Удовольствия, - ответил он, замечая, что молния платья застегнута не до конца.

Он встал и подошел к девушке. Заметив в зеркале его отражение и проследив взглядом, куда он смотрит, она сама дернула язычок вверх, исправив недочет.

Чак вернулся на диван. Блэр, повертевшись, внимательно выслушала все его одобряющие реплики.

- Я думаю, мне это НЕ подходит, - из вредности сказала она.

- Ну, вообще-то ты примеряешь просто чтобы не ошибиться с размером, - так же из вредности заметил он.

Она уже открыла рот, чтобы ответить, но прикусила губу.

Чак поймал ее взгляд в отражении.

По таким знакомым танцующим чертикам в карих омутах Чак понял, что в темной головке только что возникла коварная мысль.

Еще не зная, что она задумала, он напрягся.

Во второй раз Блэр вышла к нему в полностью расстегнутом платье.

- Не поможешь?

- Тебе нужна моя помощь? - хмыкнул он, вставая. - Это честь для меня, Блэр.

Он шагнул к девушке ближе и взялся за язычок молнии.

Чертовка явно что-то задумала, Чак получал почти физическое удовольствие, пытаясь разгадать очередную загадку. Искорки предвкушения неслись по его крови, покалывая кончики пальцев.

- Ты не ответила, - заметил он, осторожно застегивая платье. - Я нужен тебе, Уолдорф?

Блэр приоткрыла губы, но видимо сказать ЕМУ «Да» было все еще слишком. Пусть даже речь шла и замочке молнии на платье.

- Нет, - отрезала она и снова скрылась за ширмой.

Чак вернулся на диванчик с разбросанными по нему каталогами одежды.

«Что за хрень? - подумал он. - Уолдорф что-то затеяла, нутром чую. Но что?»

Оставшиеся платья Блэр отнесла на кассу без примерки. Чак понял, что план, каким бы он ни был, не сработал. Мысль, что теперь она успокоится, и ему можно расслабиться, у него даже не появилась. Забирая со стойки пакеты с логотипами брэндов, он уже внутренне собрался, готовясь ко второму раунду.

01 мая 2008 года.
Торговый центр
16:25
До окончания игры осталось: 45 часов 05 минут
.

Блэр остановилась у входа в магазин и посмотрела на Чака поверх плеча. Он поднял глаза на вывеску. Улыбка девушки сработала как взмах клетчатого флажка на старте.

- Ты что-то задумала, Уолдорф.

- Ничего не задумала, - невинно хлопнула она глазами. – С чего ты взял?

- Это был не вопрос.

- Перестань, Чак, - она улыбнулась ему так, что если бы он не знал, КТО стоит перед ним на пороге магазина нижнего белья, то легко решил бы, что девушка и правда смущена, - я же не могу... ну, ты понимаешь...

- Нет, не понимаю. И с чего ты решила, что тебе вообще понадобится что-то подобное?

- То есть завтра по школе я буду ходить без трусов, Чак? - он сглотнул, представив картинку.

- Кто сказал, что ты там завтра появишься?

- А на сиденье твоего лимузина я сяду, нарушив элементарные нормы гигиены? - тут же сориентировалась она. - Хорошо, как скажешь, - она тряхнула волосами, собираясь развернуться и продолжить путь к выходу. - Наверное, это будет даже забавно, - заметила она. - Я, разгуливающая по твоему номеру, без лифчика, без...

- Стой!

Чак мысленно ругнулся про себя. Он кивнул, просто чтобы заставить девушку отвернуться.

Потом вздохнул и шагнул за ней в царство кружев и атласа.

Они вместе прошлись по торговому залу. Чак все еще злился на себя.

За те секунды, что он представлял Блэр без нижнего белья, прижимающуюся к нему в тесной полутьме салона тонированного авто, Блэр со мягкой расслабленной грудью под тонким платьем, его голос охрип. Она не могла не услышать это. И что обиднее, по ее довольной улыбке, которую она и не особо старалась скрыть, он понял, что именно этой реакции чертовка и добивалась.

Указывая пальцем на комочки атласа и кружев и споря с Блэр по поводу цветов, Чак пытался мысленно просчитать возможные ходы противника. Но кровь как назло отлила от головы, и думать получалось плохо.

Он прошел вслед за девушкой в примерочную. Судя по тому, с какой покорностью Уолдорф зашла за ширму и разделась, ее план сейчас удачно реализовывался.

Чак в очередной раз попытался прикинуть, чего эта ненормальная добивается.

- Эм... - девушка высунулась из-за ширмы и посмотрела в сторону наизготовку стоящей у двери продавщицы.

Парень быстро махнул блондиночке рукой и сам шагнул к своему полураздетому трофею.

- И все-таки я нужен тебе, - заметил он, окидывая взглядом круглую попку прикрытую шелковыми шортиками. - Да, Уолдорф?

Она молча повернулась к нему спиной, подняла руку, откинула темный водопад волос на грудь и наклонила голову. Чак начал застегивать крючочки кружевного корсета.

Ямочки у позвоночника манили. Изгиб красивой шеи притягивал губы как магнит. Парень шагнул ближе и наклонился к уху девушки. Его пальцы, соскользнув по мягкой отделке белья, коснулись сливочной кожи.

Блэр тут же развернулась и отвесила ему звонкую пощечину.

- Эй! - он схватился рукой за щеку. - Какого..!

- Пошел вон, грязный засранец! Ты мерзкий, гадкий, насквозь прогнивший...!

Он резко шагнул к Блэр. Она снова замахнулась.

Чак поймал ее запястье и прижал девушку к холодному зеркалу всем своим весом.

- Я думал, - сказал он, сдерживая яростные пинки, толчки и попытки оцарапать, - мы договорились, что ты будешь вести себя хорошо...

- Ты коснулся меня!!! - крикнула Блэр, выворачивая руки. - Так что сделка аннулирована, извращенец! Черта с два тебе, а не послушание! Я тебе такие двое суток устрою - мемуары сядешь писать, моральный инвалид!

Чак ошарашено замер. Девушка тут же воспользовалась его растерянностью и больно пнула его по голени. Парень взвыл и упал на одно колено.

- Ах так! - опасно прищурился он. - Отлично! Ты НЕ идешь завтра в школу! Я тебя не отпускаю!

Блэр задохнулась от возмущения, но тут же замахнулась, чтобы ударить по темной голове на уровне своего живота. Увы, Чак выставил вперед руку и, подхватив упрямицу под коленки, дернул на себя. Взвизгнув, девушка начала заваливаться на пол, даже в падении ни на секунду не прекращая попыток выцарапать ненавистному брюнету глаза. Чак снова, как уже не раз сегодня, попытался спеленать ее в объятии. Брюнетка отчаянно дралась, пиная, царапаясь и стараясь укусить.

Не отпуская тонких запястий, Чак попытался подмять девушку под себя и прижать ее тело к полу. Его ушибленная коленка болела. На плечах и груди уже к вечеру наверняка появятся немаленькие синяки.

Затрещал разрываемый корсет. С жалобным вздохом упала ширма.

- Прекрати! - прикрикнул на воинствующую брюнетку Чак.

Раздался грохот.

Обернувшись, Чак увидел, как россыпью блестящих отражений на них сыплется разбитое каблуком отбивающейся девушки зеркало.

- Твою мать, - он перевернулся, через себя швыряя ее подальше от опасного режущего дождя.

Блэр вскрикнула, ударившись спиной. Чак тут же навалился на нее, прикрывая от осколков. Когда все вокруг затихло, он поднял голову. Девушка с опаской открыла глаза и посмотрела на лужицы из стекла рядом с собой. Потом перевела взгляд на парня над собой и словно вспомнила.

- Слезь с меня, грязный мерза...!

Она снова начала вырываться, но Чак был уже наготове.

Он сильно вжал тонкие запястья в пол, заставив девушку вскрикнуть от боли и, пока она пыталась вырваться из-под его ладоней, удобнее улегся на едва прикрытое съехавшим корсетом и трусиками тело упрямицы.

Блэр взвыла и снова забилась под ним, как пойманная в клетку птица.

Через несколько минут она устала.

Чак вжимал ее в пол всем своим весом. Дергать ногами было больно и чревато, потому что все рядом было усыпано стеклом, и девушка уже заработала себе пару царапин. На неиссякаемый поток ругательств и проклятий Басс просто не обращал никакого внимания, а хватка его ладоней казалась стальной.

Блэр вздохнула и открыла глаза.

Как ни странно, первое, что она увидела - испуганную продавщицу в проеме двери.

- Все в порядке, - уверенно кивнул Чак, подняв голову и даже не потрудившись слезть с девушки под собой. Щеки той вспыхнули. - Мы позовем, когда Вы понадобитесь.

- Но, мистер...

- Как ты, Блэр? - парень приподнялся на руках, позволяя девичьим легким заполучить хоть немного воздуха, и напрочь теряя всякий интерес к все еще стоящей в дверях блондинке. Бестолково потоптавшись на пороге еще пару минут, та вышла и закрыла за собой дверь.

Все так же держа чужие руки, Чак приподнялся выше и, поставив колени по бокам от узкой талии, сел на скользкие трусики уже не вырывающейся воительницы.

- Ты не порезалась?

- Кажется, нет.

Чак встал на колени и разжал ладони. Блэр села и потерла покрасневшую от его пальцев кожу на запястьях. Парень не отодвинулся. Ее голова почти касалась его груди. Оба тяжело дышали.

Чак молча смотрел на ее растрепанные волосы, смазанный макияж, опухшие от проклятий губы, покрасневшие от ударов и катания по полу плечи.

С неудовольствием он понял, что сейчас ему очень хочется извиниться.

- Ты не можешь заставить меня прогуливать, - сказала Блэр, не поднимая глаз.

- А ты обещала не провоцировать меня.

Девушка наконец-то посмотрела на него. По погасшим золотистым искоркам Чак понял, что она наконец-то почти смирилась с мыслью, что ближайшие два дня проведет в его обществе.

В молчании они встали.

Чак позвал администратора магазина. Пока брюнетке на диване обрабатывали порезы и мазали мазью синяки, он оплатил моральный ущерб персонала, их молчание, а также все, что они с Блэр выбрали и разбили.

Обсуждение
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:22 | Сообщение # 15
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
NB - высокий рейтинг!

Стадия 3. Торги.

01 мая 2008 года
Ресторан
16:47
До окончания игры осталось: 44 часа 43 минуты.


Блэр задумчиво ковырялась вилкой в принесенном ей блюде. Чак несколько секунд смотрел на нее, прежде чем сложить руки на столе. Почувствовав его взгляд, она подняла лицо и отзеркалила его движение.

- Хорошо, - сказала Блэр через несколько минут молчаливой дуэли. - Ты выиграл.

- Серьезно?

- Да. Я понимаю, что ты устроил все это лишь для того, чтобы развлечься. Тебя забавляет, что мне сейчас не до тебя, и, хочу я этого или нет, мне придется как-то пережить оставшиеся часы. Я хочу сделать это с наименьшими потерями для своего будущего. Ты позволишь?

Он откинулся на стуле.

- Готов выслушать твои предложения.

Блэр кивнула.

- Я постараюсь быть послушной. Естественно, условие «никакого принуждения» все еще в силе.

- Жаль.

- Смирись.

Она наклонилась чуть ниже к столу.

- Чак, мне правда нужно готовиться к тесту, мне правда нужно сегодня вечером быть дома, мне правда...

- Почему ты не хочешь просто купить себе проходной балл?

- Нет! - отрезала Блэр. - Этот вариант даже не обсуждается. Поддельные результаты могут быть аннулированы.

- Я не работаю с людьми, которые допускают подобное.

- Я НЕ МОГУ рисковать Йелем из-за каких-нибудь форс-мажоров. Нет, Чак. Я сдам тест сама. В субботу. Чего ты хочешь за то, чтобы отпустить меня?

- Ничего.

Блэр вздохнула.

- Это не тот ответ.

- Другого у меня для тебя нет.

- То есть все будет по-твоему?

- Да.

- И никаких компромиссов?

- Компромисс с тобой? - хмыкнул он. - Уолдорф, называй вещи своими именами.

Она снова опустила глаза, рассеянно взяла вилку. Чак наклонился к столу.

- Давай так, - начал он, с каждым произнесенным словом все больше сомневаясь в себе, - делай ВСЕ, что я тебе говорю...

Ее взгляд снова чуть не прожег в его груди дыру размером с Техас.

- А чем, твою мать, я здесь занимаюсь? Ты мне даже заказ сделать не позволил!

- Ты заказала салат и воду, - возразил Чак. - Это НЕ еда.

- Тонны мяса - еда?

- Здесь, - кивнул он на ее тарелку, - не тонны, здесь грамм 100, может, 130. Итак, - вернулся он к мысли, - сейчас ты съедаешь все, до крошки. Потом мы поднимаемся в номер. Ты будешь весела, приветлива и не будешь пытаться подсыпать мне отраву в виски. Если твое поведение не наведет меня на мысли о кляпе и наручниках...

- То?

- Давай так, то все возможно. Такая формулировка тебя устроит?

- Нет! - тряхнула головой Блэр. - Мне нужны гарантии.

- А мне нужен тест-драйв, - ответил Чак. - Вперед, - он снова кивнул на ее тарелку, - покажи, какую Блэр я получу. Заинтересуй меня, Уолдорф.

Она подняла со скатерти нож и сжала его в кулак. Парень перед ней на секунду напрягся и нашел глазами свой телефон.

Потом девушка растянула губы в притворной улыбке и принялась за еду.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
17:23
До окончания игры осталось: 44 часа 07 минут.


Блэр вошла в номер, не забыв благодарно улыбнуться Чаку, открывшему и придержавшему для нее дверь.

Первое, что она увидела - свой красный ноутбук на маленьком столике перед диваном.

Она резко развернулась. Чак от неожиданности не успел притормозить и столкнулся с нею.

- Блэр! - возмутился он, но так и замер с открытым ртом.

Девушка порывисто обняла его за шею.

Его брови на секунду поползли вверх, потом он тоже увидел сверкнувшую металлическим бликом книжку.

- А, ты об этом...

Блэр уже обежала диван, едва не припрыгивая от радости и нетерпения, и, плюхнувшись на светлые сидения, открыла компьютер.

- Спасибо, - сказала она, не поднимая головы.

Чак подошел к дивану и наклонился, опираясь локтями на его спинку. Даже темная макушка перед ним и та светилась от удовольствия.

- Ты заслужила, - ответил парень. - За ланчем ты вела себя вполне достойно. Мне было приятно вспомнить, какой ты можешь быть. А когда я вышел позвонить, вернулся и не обнаружил в своем кофе битого стекла или чего-то подобного... В общем, ты заслужила, - повторил он уже откровенно не слушающей его девушке.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
17:40
До окончания игры осталось: 43 часа 50 минут.


Поверх кромки своего ноутбука Чак посмотрел на сидящую перед ним Блэр.

Брюнетка то и дело хмурилась, сильно и зло била по кнопкам, прикусывала губы с начисто съеденным блеском и перекидывала волны волос с одного плеча на другое.

- Отвлечься не хочешь? - спросил Чак.

Она даже не услышала.

- Блэр!

Она подняла на него глаза.

- Что? Ой, прости.

- Отвлечься не хочешь?

- Хочу, не могу.

- Почему?

- Потому что эта чертова Нелли Юки, которую мне, видимо, придется отпустить, наверняка получит высший балл.

- И что?

Блэр посмотрела на него так, словно он спросил, зачем нужен воздух или признался, что не умеет целоваться.

- То есть как - и что? - переспросила она. - И ни за что! - вот что!

Чак улыбнулся и встал с кресла.

Он обошел столик и сел на диван рядом с девушкой. Та заметно напряглась.

- Как насчет отблагодарить меня за компьютер?

Она молниеносно захлопнула книжку и крепко прижала ее к груди. Чак удивленно моргнул.

- Нет! - отрезала Блэр. - Это мое! Ты не заберешь у меня...!

- Ладно-ладно, - он примиряюще поднял вверх обе ладони. - Расслабься.

- С тобой расслабишься...

- Не дерзи. А то я передумаю и не предложу тебе сократить время твоего долга.

Блэр отложила ноутбук на столик и повернулась к Чаку всем телом, подогнув под себя одну ногу.

- Слушаю.

- Хочу, чтобы ты... ммм... немного... развлекла меня.

Девушка скорчила презрительную гримаску.

- Может вызовешь сюда профессионалку? Я могу полчасика посидеть в ванной.

- Ты мне нравишься больше. Более... эмоционально. К тому же ты наверняка помнишь, что в полчаса я не укладываюсь.

- Ты такой гадкий, - Блэр снова потянулась за отложенным компьютером.

Чак положил руку на ее коленку, обтянутую тонким полупрозрачным шелком. Девушка замерла. Потом медленно обернулась.

Его ладонь скользнула чуть выше. Кончики пальцев коснулись кромки платья. Чак чуть шевельнул рукой, коротко обстриженные ногти скрылись под ярким подолом.

- Три часа, - сказала Блэр, с размаху припечатывая его руку своей и останавливая движение.

- Тридцать минут.

- Девяносто.

- Час. И ты, позволь тебе напомнить, даже не знаешь, чего я хочу.

- Тоже мне тайна, - презрительно фыркнула девушка и, столкнув в ноги его ладонь, встала.

Она подняла руки, чтобы расстегнуть боковую молнию на платье, но Чак остановил ее.

- Вот вечно ты торопишься, Блэр, - заметил он, обнимая девушку за талию и притягивая ближе к себе.

Чтобы не упасть, ей пришлось опереться на его плечи, а потом и вовсе сесть на мужские колени верхом.

- Мне надо... искать компромат... то есть... - сказала она, понимая, что даже легкие прикосновения через слои ткани заставляют ее дрожать.

Блэр сглотнула, злясь на себя.

«Слишком давно ничего не было, - попыталась она оправдаться перед собственной гордостью, - поэтому я и согласилась. То есть нет! Я согласилась, потому что мне нужно уйти отсюда раньше, а вовсе не...»

Она позволила рукам Чака обнять себя крепче. Запрокинула голову, чувствуя, как скользит по шее его горячее дыхание. Его губы все еще не касались ее, и Блэр прикусила кончик языка, чтобы не поцеловать парня под собой первой.

«Нельзя, нельзя, нельзя», - повторяла она как мантру.

Она шумно выдохнула и закрыла глаза, когда Чак поцеловал изгиб тонкой шеи. Ее ладони непонятно как оказались утопленными в короткие темные волосы. Блэр увидела это уже после того, как поняла, что притягивает его голову ближе к себе.

По движению его губ она поняла, что Чак улыбнулся.

Надо было разозлиться на себя, но она не успела. Парень уложил ее спиной на диван и навис над ее телом.

Сердце билось где-то ключиц с бешенной скоростью. Девушка подняла руки, вытягиваясь на светлых подушках и давая губам и рукам своего тюремщика больше пространства. Ее грудь вздымалась от сбившегося дыхания. Она почувствовала, как мужская ладонь снова легла на ее приподнявшееся бедро и продолжила прерванный за пару минут до этого путь.

Чак приподнял короткий яркий подол ее нового платья.

Блэр ахнула, когда поняла, что он снимает с нее колготки вместе с бельем.

- Я, значит, тороплюсь, - сказала она не для того, чтобы съязвить, а больше чтобы скрыть стук собственного глупого сердца, который, как ей казалось, слышал сейчас даже консъерж на первом этаже.

- Дерзишь? - уточнил парень, тыкаясь лицом в ее голый живот под смятыми волнами ткани.

- Нет, - быстро ответила она. - Просто... - она громко застонала, когда его губы опустились ниже.

Кончики его пальцев выписывали сумасшедшие узоры на ее раскрытых раскаленных предвкушением бедрах. Плоский животик дрожал о нетерпения. Не в силах больше сдерживаться, Блэр крепко сжала в кулаках короткие темные волосы и толкнула мужскую голову ниже.

- Приказываешь, королева? - съязвил Чак.

- Черт, Бааас, - умоляюще проскулила она. - Не заставляй меня еще и говорить тебе это.

Он поцеловал ямочку в низу ее живота и приподнял голову, словно задумываясь.

- Хм, а это могло бы быть... ай! Уолдорф!

Она попыталась столкнуть с себя его тело и сесть на диване, но Чак оказался быстрее.

Он резко подхватил под коленки ее разведенные ноги и дернул девушку на себя.

Ее голова упала с диванного подлокотника, волосы рассыпались по светлой обивке, платье задралось еще выше. До того, как девушка успела возмутиться на невежливое обращение, она уже громко стонала ненавидимое ею сейчас имя от сладких прикосновений губ его обладателя.

Темная голова ритмично двигалась между сливочных бедер. Блэр дрожала и извивалась, не понимая, кого она сейчас ненавидит больше - себя за слабость или Басса за то, что лишал ее этого так долго.

Крики и стоны заполнили номер.

Скоро в них уже нельзя было разобрать ничего, кроме почти жалобных всхлипов, сменившихся в итоге на протяжное «Чак», умершее где-то под потолком, пока выкрикнувшая его девушка билась в конвульсиях на светлом диване.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
18:11
До окончания игры осталось: 42 часа 19 минут.


Блэр села. Ее коленки дрожали. Щеки горели. Еще неуспокоившееся сердце и не думало
снижать ритм пульса.

Она подняла руку и положила ладонь на бугорок на штанах стоящего перед нею парня.

- Хо... - ей пришлось несколько раз сглотнуть, чтобы закончить короткую фразу. - Хочешь...? Хочешь ограничиться губами?

- Нет.

Она подняла на него удивленные глаза. В ушах шумело. Блэр подумала, что либо ослышалась, либо чего-то не понимает в казалось бы знакомом ей человеке.

- Я отдал тебе час, - напомнил Чак. - Хочу разрешения пробовать тебя на вкус столько раз, сколько мне захочется. Где угодно. Когда мне придет это в голову. Без вопросов.

- Хорошо, - кивнула Блэр, глядя, как он обходит столик и снова садится на кресло. - Так, стоп! - тряхнула она головой. - Что!?

Он взял свой ноутбук и посмотрел на девушку, только сейчас осознавшую, на что она подписалась.

- Неплохая сделка, ты так не думаешь?

- Нет!!! Чак! Это... это…

- Что?

- Нечестно!

- Разве?

Блэр прикусила губу.

- Ты извращенец, - сказала она, наконец, и наклонилась, поднимая с пола свои трусики и колготки.

- У меня тут полное досье на Нелли Юки, - сказал Чак, глядя в монитор своего компьютера.

Руки Блэр замерли. Она недоверчиво посмотрела на него. Он рассеянно щелкал кнопками, словно уже и забыл о сказанной только что фразе.

- Чак!

Не подняв головы, он исподлобья посмотрел на девушку.

- Я бы предложил сделку, но ты вроде как против них.

- Чак!

Он закрыл крышку и наклонился, сложив ладони на серебристой матовой поверхности.

- Я перешлю тебе всю информацию...

- Если я...? И только попробуй еще раз упомянуть про послушание!

- Ну что ты, - улыбнулся Чак. Блэр захотелось расцарапать ему лицо. - Это пройденный этап. Хочу, чтобы ты не надевала никакого белья, пока я тебе не разрешу.

- Что?! То есть я буду гулять по твоему номеру без трусов?

- Именно.

- Долго?

- Пока мне не надоест.

Блэр откинулась на спинку дивана. Скрестила руки на груди. Посмотрела на скрутившиеся колготки. Перевела взгляд на компьютер Чака.

- Где гарантия, что то, что у тебя есть, мне поможет.

- Ее нет. Так же как и гарантии, что полуголая ты не наскучишь мне через десять минут.

Она расправила на коленях платье, взяла в руки свой ноутбук, отложила его, постучала пальцами по столику. Потом неохотно подняла на парня глаза.

- Ладно, - буркнула она. - И какой же ты все-таки извращенец.

Он довольно улыбнулся, нажимая несколько кнопок на клавиатуре. Красный ноутбук на коленках девушки пискнул. Она вошла в свою почту.

Басс не обманул - в досье на Нелли Юки было все, вплоть до размера ее ноги и даты рождения бывшего парня.

- Довольна, принцесса?

- Королева, - машинально поправила она. - И да, довольна, - кивнула она, углубляясь в чтение и стараясь не думать, что удовлетворена она сейчас по всем фронтам.

Почти по всем.

Блэр злилась, что не понимала мотивов Чака.

Только что завершившийся процесс, конечно, был приятным, но ей в принципе не нравилось делать что-то ради пустого развлечения Басса. Она каждую секунду помнила, что все, что он делает, он делает не просто так, и сейчас никак не могла ухватиться за ниточку, которая вывела бы ее к причинам его поведения. Он вел себя странно. Мог затащить ее в свою постель, но не сделал этого, мог заставить ее поехать в низкопробный клуб, но позволил готовиться к войне с Нелли, мог лишить ее одежды, но обеспечил всем необходимым.

То, что Блэр никак не могла предугадать его следующий ход, раздражало.

Она нахмурилась, снова, как тогда, в холле собственного дома, почувствовав глубоко внутри что-то, до такой степени немыслимое и невозможное, что девушка решила, что ей просто показалось.

- Что опять задумала? - уточнил Чак.

- С чего ты решил, что я что-то задумала? - невинно хлопнула глазами она. - Просто прикидываю, как бы это теперь использовать. Эта дрянь почти идеальна.

- Если бы ты думала о ней, ты бы... а впрочем, если расскажу, на чем ты вечно прокалываешься, ты перестанешь так делать. Ты что-то задумала. Что?

- Да почему ты...?

- Блэр!

Она недовольно поджала губы, потом закрыла ноутбук и бросила его на диван рядом с собой.

- Мне нужно уехать.

- Нет.

- Чак! Девочки будут ждать меня!

Он удивленно посмотрел на нее. Темные брови на секунду нахмурились.

- Уолдорф, ты уже несколько часов знаешь, что никуда не идешь. Почему не отменила встречу?

- Потому что тогда они все уедут к Дженни Хамфри, - она выплюнула ненавистное имя, словно оно само по себе было грязным ругательством.

- И что?

- Ты правда не понимаешь? Или тебе просто нравится смотреть, как я злюсь?

- Хм... а ведь ты права...

- О чем ты?

Чак встал и прошел к барной стойке.

Блэр проследила за ним взглядом. То, что она опять не знала, что он сделает в следующую минуту, заставило ее сжать кулаки в бессильной злобе. То что она даже предположить не могла, о чем он сейчас думает, заставляло почти терять голову от ненависти.

Она снова нахмурилась.

- Басс, - позвала она, видя, что он что-то достал из ящика и сейчас делает что-то, чего она не видела из-за края светлой столешницы.

- Может, уже перестанешь называть меня по фамилии?

- Полчаса времени, - тут же назвала она цену.

- Хорошо, - кивнул он, - но тогда как только ты скажешь «Басс» будешь должна мне плюс час.

Блэр поджала губы, понимая, что условие невыполнимо.

- Я попытаюсь называть тебя по имени, - буркнула она, видя, что парень возвращается к своему креслу, неся в руках что-то небольшое. - Мне нужно уехать, - повторила она.

- А я, как ты правильно упомянула, люблю смотреть.

Чак снова опустился перед ней и поднес к губам зажигалку.

- Травка?

- И зрелище, - кивнул он. - Раздвигай ноги, королева.

Блэр непонимающе моргнула.

- Хочу, чтобы ты получила удовольствие. Сама. Здесь. Сейчас. Передо мной.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
18:25
До окончания игры осталось: 42 часа 05 минут.


Чак снова удобно откинулся на кресле и спокойно дождался, пока вскочившая с дивана девушка сделает пару кругов по номеру.

- Басс, у тебя вообще все дома?

- Да, - кивнул он.

Блэр снова начала мерить шагами комнату. Дошла до стойки, вернулась к кровати, прошла мимо дивана, постояла у окна.

- Ты несерьезно...

- Я более чем серьезен.

- Я не буду этого делать.

- Тогда не увидишь сегодня своих фрейлин.

- Басс, это подло.

- Я бы сказал, забавно, - он выпустил под потолок струйку сладко-пахнущего дыма. - Решать только тебе.

Девушка снова прошлась по номеру от стены до стены.

Потом вернулась к дивану и села на него. Несколько секунд смотрела на самовлюбленного, абсолютно уверенного, что она сейчас сделает все, что он скажет, подонка перед собой.

- Я не верю, что ты не видел этого раньше.

- Правильно не веришь.

- И что я получу, если... хм... потешу твое самолюбие порно-картинкой?

- А как же бесценный жизненный опыт? Насколько я могу судить, раньше ты этого на публику не делала.

- И не собираюсь.

- Как хочешь, - Чак почти равнодушно пожал плечами и потянулся к своему ноутбуку.

- Подожди, - остановила его Блэр.

Несколько секунд они просто смотрели в упрямые карие глаза перед собой. Потом девушка вздохнула и опустила ресницы.

- Да ладно тебе, Уолдорф, - подначил Чак, - быть не может, чтобы ты не занималась этим буквально недавно.

- Не при свете дня! - возразила она.

- Какая разница.

- Три часа.

Он непонимающе посмотрел на нее. Потом понял, что она торгуется.

- Нет. Если мне понравится представление, ты получишь доступ в конференц-зал отеля, там есть все необходимое для видео-связи. Проведешь свой террористический девичник он-лайн.

- Этого мало! Минус два часа из долга, мои учебники, твоя помощь в борьбе с Нелли Юки, доступ к...

- Последнее ты уже получила, - перебил он. - Час.

- И учебники! И, Чак... Никто. Никогда. Не узнает. Никогда!

Он снова глубоко втянул в себя серый дым.

- Ладно, - кивнул он и сел в кресле поудобнее.

Блэр поняла, что с обещанием не пытаться его отравить она явно погорячилась.

Его поза, выражение лица, даже взъерошенные ее же руками волосы - все злило ее. Она ненавидела сейчас сам факт существования Чака Басса в одной с нею вселенной.

- Я тебя уничтожу...

- Но не сейчас, - ухмыльнулся он в ответ.

Блэр стиснула зубы, понимая, что готова сейчас плюнуть на последствия и располосовать ненавистную улыбку ногтями.

- Девичник в семь? У тебя все меньше времени, - напомнил Чак.

Девушка вздохнула и закрыв глаза, упала спиной на спинку дивана. Стараясь не думать о том, что сейчас видит Чак, она приподняла подол платья и широко развела коленки. Ткань провисла между ног, но Блэр не стала ее поправлять.

Она осторожно погладила себя по шее. Потом опустила руку ниже. Прикусила губу, понимая, что плотный материал платья - совсем не то, что тоненькая ночнушка.

- Я не могу сосредоточиться, - сказала она.

- Попытайся. От этого зависит, увидишь ли ты сегодня девочек.

- Ублюдок.

- Ханжа. Подними платье. Мне плохо видно.

Блэр стиснула зубы и покорилась.

Смяв подол на талии, она снова погладила свою грудь. Опустила руку на живот. Провела кончиками пальцев по голой коже левой ноги. Уже хотела было опуститься к внутреннему бедру, но замерла.

- Ну же, - услышала она насмешливый голос и резко выпрямилась.

Она натянула платье на коленки и села, низко опустив голову.

- Я не могу, - тихо призналась она, не в силах поднять на парня перед собой глаза. - Не могу, Чак.

Она скорее почувствовала кожей, чем увидела, как он встал и подошел к дивану. Блэр зажмурилась, когда ладони Чака легли на ее голые коленки. Потом под покровом из яркого платья скользнули по голым бедрам.

Она так и не открыла глаза, когда парень подтянул ее ближе к краю светлых подушек.

- Чак, нет... - умоляюще простонала она.

- Да, Блэр.

Она почувствовала, как стоящий перед диваном на коленях Чак наклонился, обнимая ее за талию и ласково поглаживая напряженное тело.

Запах его шампуня смешивался с шальной сладостью дыма косяка. Тепло чужих рук обжигало. Прикосновение губ заставляло вены под кожей плавиться и превращаться в реки без берегов.

- Чак, - едва слышно выдохнула она.

- Коснись себя, - так же тихо ответил он.

Блэр послушно положила руку на холмик одной груди. Немножко сжала. Даже через два слоя ткани она почувствовала, как настойчиво в центр ее ладони уткнулся напрягшийся сосок. Блэр прикусила губу, пытаясь поймать ощущение.

Чак подложил под ее спину подушку и уложил девушку на диван. Голые коленки на секунду сомкнулись у его груди. Потом парень широко развел их в стороны, удобно устаиваясь между ними.

Блэр услышала, как задрожал стеклянный столик. Тепло мужского тела исчезло. Она продолжила гладить себя, думая, хочет ли она сейчас знать, что делает Чак в полуметре от нее.

Ее тело все охотнее отвечало на неуверенные ласки.

Скоро девушка нахмурилась, понимая, что ей мало тех осколков удовольствия, что она успевает выцепить из плотной материи платья.

Оправдывая себя тем, что никто никогда не узнает, Блэр выпрямилась и дернула язычок боковой молнии. Резко стащила через голову платье и одним движением расстегнула бра.

- Скажешь хоть слово, и я...

Она замолчала, потому что на ее приоткрытые губы легли подушечки пальцев, пахнущих марихуаной.

Блэр снова легла на диван, все еще не готовая открыть глаза. Она догадывалась, что Чак отодвинул столик и сейчас сидит на полу, наверняка, внимательно наблюдая за каждым ее движением.

Девушка снова погладила себя. Кровь бежала по венам все быстрее. Блэр осторожно опустила руку на гладкий живот. Кончики пальцев снова неуверенно замерли у кромки темных кудряшек.

По приподнятой коленке скользнуло горячее чужое дыхание. Блэр шумно выдохнула, посылая стеснение к черту. Она потянулась ниже и раздвинула уже повлажневшие складочки.

Удивившись себе, девушка продолжила ласкать себя.

Каждой клеточкой напряженного тела она чувствовала сейчас изучающий взгляд. Открывать глаза по-прежнему не хотелось. Шоу становилось все откровеннее. Эмоции зашкаливали. Удовольствие поднималось по позвоночнику огненными всполохами. Блэр чувствовала, как расплавляются мысли, и жидкий металл из бывших опасений капает с пальцев.

Приоткрытые губы то и дело забывали сделать вдох.

Девушка выгнулась, уронив голову на спинку дивана, и простонала.

Едва балансируя на краешке сознания, она все ускоряла и ускоряла недостойные леди движения.

Ритм стал бешенным. Сквозь бьющийся в висках пульс Блэр услышала, как Чак придвинулся ближе. Островок его дыхания упал на кожу развратно приподнятого бедра.

- Ты отвлекаешь меня, - нахмурилась Блэр.

- Просто продолжай...

Хриплый голос был именно таким, как она помнила.

Глубины залитого огнем удовольствия сознания предательски выдали все, что Блэр так старалась забыть.

Она снова запрокинула голову. Темные волосы рассыпались по обивке дивана.

- Чаааак...

А потом он прикоснулся к ней.

Его руки без смущения заскользили по повлажневшей коже. Кончики его пальцев не знали, что такое «запретные зоны» и «укромные уголки». Его язык понятия не имел, почему его приемчики называются «запрещенными».

Чак целовал ее руку с напряженными пальцами. Ласкал сладкие изгибы и мягкие складочки. Танец из собственных и чужих движений становился все откровеннее. Скоро из чувственной румбы он перетек в сумасшедший пассадобль.

Когда через несколько минут их пальцы слились в бешено-развратном ча-ча-ча, Блэр осознала, что вот-вот взорвется. Потом каждая клеточка в ее теле превратилась в отдельную огненную Вселенную. Они разлетелись разноцветными осколками по ее коже, располосовав в клочья все ее мысли, принципы и ценности.

Если есть что сказать
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от клуба МиМи (творчество mio-mio и Minimina)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: