Пятница, 17.08.2018, 12:30
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от клуба МиМи (творчество mio-mio и Minimina)
Мини от клуба МиМи
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:24 | Сообщение # 16
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
Стадия 4. Смирение.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
18:56
До окончания игры осталось: 40 часов 34 минуты
.

Совершенно опустошенная, Блэр села на диване.

Она пригладила руками растрепанные волосы, прекрасно понимая, до какой степени развратно выглядит сейчас, обнаженная, с горящей кожей, пылающими щеками, дрожащими коленками и так чувствительно реагирующей даже на мысли о том, что только что случилось, гордостью.

Она попыталась встать, но поняла, что ее пошатывает. Басс повернул голову, от стойки глядя, как Блэр снова усаживается. Он улыбнулся, оценив ее смущенный взгляд, и снял с полки еще один стакан, поставив его к своему, уже наполненному.

- Не... я... - Блэр пришлось потратить несколько секунд, чтобы прочистить горло, и сказать фразу не таким хриплым голосом. - Нет, спасибо, Чак. Я не буду пить.

- Уверена? - вернулся он к небрежно отодвинутому столику и вернул его на место. - Да ладно тебе, Уолдорф. Что с тобой?

- А то ты не понимаешь!

- Ну, кое-что меня, конечно, удивило. Не думал, что ты любишь такой быстрый темп, был уверен, что ты предпочитаешь более... размеренные ласки...

- Чак!

Он поставил на столик перед ней виски и прошел к шкафу.

На его губах блуждала такая довольная улыбка, что Блэр стало совсем хреново.

- Я тебя ненавижу.

- А я тобой просто восхищаюсь, - ответил он, возвращаясь к ней с платьем в руках.

- Заткнись... - выдохнула она.

- Нет, Блэр, я серьезно. Ты была сногсшибательна. Меня вообще-то сложно удивить, но...

- Басс! Если ты сию секунду не замолчишь, я придушу тебя подушкой!

Он бросил ей ворох ткани и сел на подлокотник кресла.

Даже с этого расстояния Блэр могла видеть, как натянуты его брюки. Ситуация становилась все непонятнее.

«Чего он, черт возьми, добивается?» - подумала она, пытаясь найти глазами свое белье.
Чак предупреждающе хмыкнул и поднял вверх палец.

- Что? - удивилась Блэр.

- Никаких трусиков. Ничего вообще. Платье и туфли. Все.

Девушка вскочила с дивана и уперла кулаки в голые бока, стараясь не обращать внимания, как загорели при этом движении сомкнутые бедра и зашумел в висках неуспокоившийся еще пульс.

- Басс! Я не могу ходить по отелю без белья!

Он не обратил на гневные возмущения никакого внимания, спокойно пригубил виски и поднял со столика телефон.

- Я пока скажу Дороте, что ей делать, когда девочки придут...

- Твою мать! Ты не можешь рассчитывать...

- У тебя примерно пять минут, - он встал и прошел мимо голой девушки в ванную.

Блэр еще немножко покричала, призывая на темную голову все небесные и адские кары, но потом осознала, что уже пару минут как возмущается в пустоту.

Окончательно решив, что сегодня ночью она совершит убийство, а значит надо спланировать срочную эмиграцию в страну без экстрадиции, Блэр вздохнула и подняла с пола платье, что принес ей Чак.

01 мая 2008 года
Конференц-зал «Palace»
19:10
До окончания игры осталось: 40 часов 20 минут
.

Комната была не большой. Длинный стол из светлого дерева, два ряда удобных стульев, большой темный экран с отделкой из глянцевого стекла, окна во всю стену, сейчас прикрытые жалюзи.

На дальнем конце стола стояли два открытых ноутбука, пепельница, три пульта от непонятно чего и стакан с чистой водой.

Блэр прошла по пружинящему ковровому покрытию, ненавидя Басса и мечтая, чтобы она сейчас не выглядела так, будто только что кончила.

- Королева, - хмыкнул Чак, закрывая за собой дверь. – Осанка, по крайней мере, просто цар…

- Какого черта ты притащился сюда?

- Вообще-то это ТЫ отказалась передвигаться по отелю одна.

- Меня не пустили бы в служебный лифт, а разгуливать по общественному месту без трусов я не собираюсь!

- Не собиралАСЬ, - спокойно поправил он, - ставь галочку в девчачьем списке «100 вещей, которые стоит сделать до замужества».

- Выбросись в окно, - в том же тоне посоветовала Блэр.

Чак сел на стул, недалеко от расположившейся во главе стола девушки и наклонился, явно собираясь что-то сказать.

- Разберусь, - отрезала она и запустила оба компьютера.

Все и правда оказалось довольно просто и понятно.

Два ноутбука были объединены в одну систему. На черном девушка могла работать с любой информацией, по мере необходимости выводя картинку или текст и на дисплей красного, перекрывая или отключая бывшие на том изображения.

Один из компьютеров запикал стандартным Скайп-вызовом. Блэр расправила свободное состоящее почти что из одних рюшей платье, выбранное для нее Чаком, и потянулась к кнопке «Ответить».

- Пошел вон, - попыталась она еще раз.

- Только вместе с тобой.

- Ненавижу, - в сотый раз за сегодня прошептала она и посмотрела на появившиеся в окошке видео-связи три удивленные мордашки.

- Блэр? - спросила ее Пенелопа. - Где ты?

- Это не так важно, - ответила она, на ходу ориентируясь, что сейчас видит она, а что - ее собеседницы. - Намного важнее, чем мы планируем заняться.

- Я думала, - нахмурилась Хейзел с подлокотника дивана, по которому Блэр уже начала скучать. - Нас будут ждать репетиторы...

- И массажисты, - так же недовольно надула губы Изабель. - И коктейли...

- О, не переживайте, - улыбнулась Блэр, отмечая краем глаза, что в конференц-зале что-то изменилось. - Все, что я вам обещала, ждет вас.

«Чак, - поняла она через секунду, - видимо ушел. Слава Бо...»

Ее глаза распахнулись. Посмотрев как в зеркало, в экран перед собой, девушка попыталась незаметно для собеседниц отпихнуть под столом чужую голову. Ее коленку тут же погладили теплые ладони.

- Басс, - сквозь зубы прошипела она, - пошшш...

- Блэр? - спросила Хейзел.

- Да, - справилась она с эмоцией, скрестила ноги и лягнула непрошенного гостя. - Видимо, что-то... ссссссученыш, - она сделала вид, что закашлялась, стараясь скрыть собственный возмущенный вскрик, когда Чак перехватил мах и крепко сжал двумя руками ее лодыжки, - что-то со связью.

- Ага, - синхронно кивнули три головы с той стороны, - такое ощущение, что ты там куда-то сползаешь.

Девушка улыбнулась, стиснув зубы, и сложила руки на столе, как школьница.

- Нет. Я здесь. Все в порядке.

Она попыталась сесть прямо и продолжить разговор.

Это было немного сложно, потому что воспользовавшись секундным замешательством самопровозглашенного главнокомандующего, Чак под столом уже широко развел в стороны ее голые ноги и нырнул под яркий подол. Блэр пару раз дернулась и поняла, что лягнуть мерзавца и не выдать себя - невозможно.

Судя по тому, как смело чужие руки скользнули вверх по стройным бедрам, подлец это тоже понял.

- Итак, - продолжила она. - И раз уж я получаю удовольствие от мысли, как мы все вместе пересечем финишную SAT-ленточку, но сначала, перед тем, как гонка начнется, - Блэр не была сейчас уверена, правильно ли она строит предложения, губы Чака на коже ее коленки явно не способствовали трезвости рассудка, - вы должны быть... знать... ааа, черт!

Три девичьи мордашки склонились к огоньку камеры стоящего в пентхаусе ноутбука.

- ... вам стоит узнать одну маленькую деталь, - почти спокойно сказала Блэр в конференц-зале.

Она нажала несколько кнопок, молясь, чтобы страничка Нелли Юки перекрыла окошечко, из которого так предательски блестели на фрейлин ее собственные глаза. Бог остался глух.

Лицо Блэр стало меньше и взлетело к углу экрана. Пышные рюши всколыхнулись, но из-за размера картинки и свободного покроя платья невольные наблюдательницы развратного процесса вряд ли могли бы заметить, как по горячей коже женского живота поднимается вверх упрямая ладонь.

- Нелли Юки, - сказала девушка сквозь сжатые зубы. Ее злость на Басса неожиданно оказалась почти в тему. - Лучшая в нашем классе.

Она попыталась обхватить себя руками, чтобы не позволить Чаку под платьем коснуться голой груди, но три пары удивленных глаз заставили ее снова сесть перед компьютером прямо и принять, ну, точнее попробовать изобразить, невозмутимый вид.

Блэр снова нажала кнопки на клавиатуре, выводя на монитор девушек в ее пентхаусе картинку.

- Летом Нелли Юки прошла обучение в Сорбонне.

- Многие люди проводят лето в Сорбонне, - сказала Пенелопа, - в том числе и я.

- Это правда, - кивнула Блэр, стараясь не смотреть, как на равнодушно транслирующем картинку экране полыхают сейчас ее щеки. - Пен-нелопа, - она ахнула, когда почувствовала, как теплая ладонь все-таки накрыла холмик предательски набухшей груди. Вторая рука (чтоб она отсохла!) вовсю танцевала на напряженной от неудобной позы животе, спускаясь все ниже. - Ты, может, и ученица национальной программы...

Брюнетка из нижнего угла экрана отвлеклась от рассматривания картинки и посмотрела на Блэр.

Ту уже начало потряхивать от пикантности ситуации и настойчивых ласк Чака.

- Но Нелли Юки, - она спрятала руки, чтобы камера не засекла, с какой силой ей пришлось сжать кулаки. Побелевшие костяшки врезались в мужское плечо, прикрытое тканью ее платья, но вместо отступления или, хотя бы стратегической стагнации, противник пошел в атаку, - Нелли получила звание ученицы Пибоди... ррррр.... - Блэр сжала зубы, чтобы не застонать, когда горячее дыхание коснулось коротких мягких волосков между широко разведенных ног. - И стала финалисткой конкурса поиска талантов от Интелл.

Она на секунду прикрыла глаза, напряженные скулы казались выточенными из мрамора.

Девочки по ту сторону экрана решили, что их бывшая королева по-настоящему ненавидит маленькую выскочку.

Блэр же просто прикидывала, куда по выходу из зала выбросить труп чертова брюнета.

- Дрянь, - сказала Хейзел, больше чтобы показать вновь восходящей на трон королеве преданность, чем из реального сочувствия обойденной Пенелопе.

- Да, - кивнула Блэр, беря какой-то пульт и начиная нервно вертеть его в руках. - Изабель. Ты пианистка.

- Концертирующая.

Блэр ахнула, когда Басс кончиками пальцев раздвинул складочки и коснулся уже налившегося желанием комочка нервов. Изи зарделась от удовольствия, решив, что только что впечатлила саму Блэр Уолдорф. Та вывела на экран очередное фото Нелли.

- Но Исаак Перлман лично вручил Нелли ее первую... - девушка сглотнула, восстанавливая дыхание, когда пальцы Басса нежно пробежались по ее коже, - самую первую... скрипку.

Девушка могла поклясться, что Чак при этом улыбнулся в кожу ее бедра.

- Хейзееее... Ааа! - Горячий влажный поцелуй упал на внутреннюю сторону ее бедра, заставив каждый нерв в теле натянуться как струна.

- Блэр, ты в порядке?

- Да! Нет, да! Я... немного простудилась, - ляпнула она. - Меня... знобит.

- Да, вид у тебя и правда...

- Хейзел. Ты здесь просто за компанию, - жестко перебила Блэр.

Поймав в окошке взгляд блондинки, она зажмурилась, сделав вид, что закашлялась. Протяжный стон меньше всего напоминал о простуде, но девушке было все равно.

- Но если кто-то из нас хочет воплотить наши мечты о колледже, мммммы... - шумно выдохнула она, когда губы Чака коснулись-таки темного треугольничка волос, - мы должны найти слабости Нелли Юки и использовать их.

Она попыталась хоть немного свести коленки, но Чак тут же вжал ладони в ее бедра и, в отместку за крохотное неповиновение, подключил к сладкой пытке еще и язык.

Девушка удивилась, как она вообще не умерла на месте от пронзившей ее позвоночник молнии удовольствия.

- Так чем же мы займемся, - тихо спросила Блэр. Подружки в ее пентхаусе сочли, что она говорит вкрадчиво. - Ароматерапией, которую я легко могу организовать, даже не появляясь рядом с вами, или все-таки уничтожением?

Фрейлины переглянулись.

Блэр молилась, чтобы Бог забыл сейчас все ее просьбы дать свите хоть немного мозгов, и эти курицы раздумывали над ее предложением подольше. Пару часов хотя бы...

Язык Чака медленно поглаживал пылающие складочки. Убедившись, что Блэр смирилась с навязанной игрой и не собирается больше вырываться, он отпустил ее ноги и коснулся кончиками пальцев мягких волосков. Девушка не смогла сдержаться и прикрыла глаза. Сквозь опущенные веки она увидела, как члены опальной свиты в очередной раз переглянулись, потом посмотрели прямо в камеру.

Блэр поспешно распахнула глаза.

- И какой план? - спросила Пенелопа.

«Убить Басса, сбежать из страны, до конца жизни получать письменные благодарности за его смерть», - чуть не сказала она, но непонятно даже для самой себя как, сдержалась.

Голова Чака качалась под ее подолом все ритмичнее. Подлец явно запомнил, какой темп она предпочитала.

- Как я уже сказала, нам нужно найти в этой брррррроне трещину, - она почувствовала, как огненный язык нежно скользнул в нее. Чертов подонок заплатит за свою выходку. - Завтра нужно... ах... как-то заманить Нелли Юки на ступеньки... завтра...

Говорить и дышать становилось все сложнее.

Удовольствие растекалось по венам высоковольтным электричеством, по позвоночнику танцевали рыжие всполохи, сознание все глубже тонуло в расплавленном металле нежеланной ласки.

- Пенелопа, - выдохнула Блэр и опустила руку под стол, как за спасательный круг цепляясь за темные вихры под подолом, - пригласи ее...

Парень на секунду остановился, прикидывая, попытается ли она сейчас оттолкнуть его, но Блэр придвинулась к краю стула и шире раздвинула ноги. Она не видела, но могла поклясться, что подонок при этом улыбнулся.

Зло сжав в кулаке чужие волосы, она вжала талантливую ухмылку теснее в себя.

- Хорошо, - кивнула брюнетка в пентхаусе. - А если она не согласится?

- Что? - брюнетке в конференц-зале понадобилось несколько секунд, чтобы понять, о чем вообще идет речь.

То, что возобновивший свою пытку Басс прекрасно понял это, злило особенно. Его язык начал двигаться с какой-то немыслимой скоростью.

- Твою мать!

Глаза Блэр сверкнули. Три девушки взглянули на нее с монитора почти испуганно.

- Что значит, не согласится? - уточнила она, стараясь не смотреть, как на экране пылают ее щеки. - Заставь. Мы же хоооо... О! Мы хотим ее уничтожить.

Блэр поняла, что она буквально в паре вздохов от того, чтобы послать все к черту и кончить на глазах у заклятых подруг.

Возбуждение зашкаливало. Плотина здравого смысла трещала под натиском неожиданного удовольствия.

- Так, - твердо сказала она, стараясь не дышать. Девушки решили, что Блэр на них злится. - Мне нужно все, что поможет уничтожить эту дрянь. Принесите мне это. Все ясно?

Три головы закивали в окошке видео-связи.

Блэр отпустила короткие волосы и нажала на прямоугольник с красной трубкой.

О том, что стоило бы попрощаться, она даже не вспомнила.

- Как ты авторитар... - начал было Басс, но девушка снова сжала в руке его волосы и толкнула взъерошенную голову ближе к себе. - Черт! Боль...!

- Остановишься - убью!

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
19:45
До окончания игры осталось: 39 часов 45 минут
.

Блэр вошла в номер, понимая, что Чак играет с ней в игру, правила которой ей непонятны.

После того, как она бурно и шумно кончила в конференц-зале, он просто встал, вытер салфеткой губы и методично отключил все стоящее на столе оборудование. К моменту, когда девушка смогла наконец-таки заставить разбежавшиеся мысли вернуться в голову, он уже пару минут как сидел на краю стола и просто смотрел на нее.

Она попыталась что-то сказать, но опухшие губы, едва не до крови искусанные в безуспешных попытках не кричать, не подчинились. Чак самодовольно усмехнулся и протянул ей руку.

Девушка гневно оттолкнула ее и встала. Коленки тут же подогнулись. Она схватилась за стол, чтобы не упасть.

- Не переоценивай себя, королева, - хмыкнул Басс и, обняв ее за талию, повел к двери.

Блэр очень хотелось отпихнуть от себя ненавистное тело, но она прекрасно понимала, что вряд ли сможет идти без поддержки. Внизу живота все еще пульсировала горячая кровь. Бедра покалывало от ритмичных поглаживаний твердых скул. В голове шумело.

- Ты скотина, - сказала она в лифте.

- Согласен, - кивнул он. - Готова продолжить вечер?

- Чего ты добиваешься, Басс?

Лифт остановился. Чак за руку вывел девушку в коридор.

- Я уже отвечал тебе на этот вопрос.

- В этот раз я хочу правду.

- Тогда и была правда.

Блэр прошла в номер и упала на диван, непроизвольно поморщившись от упругости подушек, обнявших все еще невозможно чувствительное тело. Парень звякнул бокалами в баре.

- Выпьешь?

- Нет. Что ты имел в виду, говоря о продолжении вечера?

- Уолдорф, - улыбнулся он, возвращаясь в свое кресло. - Ну ты же не планировала, что мы наденем пижамки в десять.

- Кстати об этом. Как мы будем спать?

- Вместе.

- Никакого принуждения, - напомнила она.

- Абсолютно никакого, - кивнул он. - Сколько тебе нужно времени, чтобы собраться?

Блэр устало вздохнула и прикрыла глаза.

- Чак. Мне нужно готовиться к тесту. Завтра учебный день… - она посмотрела на него. – Давай останемся здесь. Пожалуйста.

Он на секунду приподнял брови.

- Просишь? Меня? Уау! Уолдорф, а ты не устаешь удивлять. Не думал, что путь от беспощадной стервы до ласкового котенка ты проскочишь за каких-то три оргазма.

- Четыре…

Чак недоверчиво посмотрел на нее.

- Когда… здесь, на диване... я… а потом еще и с тобой…

- Хм. Уау.

- Извращенец, - без злости сказала она.

- Тебе не понравилось?

- Я этого не говорила…

Чак щелкнул пальцами.

- Кстати, о том, что мы говорили, - она встал, подошел к стойке и, взяв трубку гостиничного телефона, нажал кнопку быстрого набора. - Алло, Джим? Это я. Можешь принести пакет. Спасибо.

Блэр устало уронила голову на спинку дивана и просто смотрела на него.

Она уже не злилась.

Она была возбуждена.

Как бы не был талантлив Чак, девушка поняла, что ей мало его губ. Слишком мало. Каждая клеточка в ней сейчас умоляла о большем. Ей хотелось крепких собственнических объятий, хотелось предательских поцелуев, оставляющих следы, хотелось почувствовать, как Чак сильно, словно и не думая о ее желаниях, вжимает ее всем весом в смятые простыни.

Блэр мысленно чертыхнулась.

Такого предательства от своего тела она не ждала.

- Что в пакете? – спросила она.

Чак повернулся к ней спиной и нагнулся за высокими стаканами. Блэр сглотнула. Если чертов ублюдок играл с ней, у него были все шансы выиграть.

- Кое-что для вечера, - ответил он, наливая в чистый стакан апельсиновый сок. Себе он добавил виски. – Для твоего вечера, - уточнил он, возвращаясь и протягивая ей сок.

Блэр хмыкнула, надеясь, что наверняка появившееся на ее лице недовольство Чак поймет неправильно.

«Для моего вечера? – подумала она. – Он опять меня не…? Черт!»

В дверь постучали. Чак открыл, в номер прошел коридорный, толкая перед собой столик, на котором стопками были сложены учебники, пособия, рабочие тетради, экзаменаторы, карточки для самопроверки и прочий скарб для подготовки к SAT.

Блэр распахнула глаза и просто смотрела на все это ученическое богатство, то ли не в силах поверить своему счастью, то ли удивляясь, как вообще необходимость зубрежки могла вылететь у нее из головы за каких-то полчаса с Бассом.

Чак отпустил портье и вернулся в кресло.

- Также в твоем распоряжении твой компьютер и я, если понадобится, - сказал он, - хотя последнее лучше не использовать слишком часто.

«Жаль», - подумала Блэр и прикусила губу, чтобы не сказать этого вслух.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
20:25
До окончания игры осталось: 39 часов 05 минут
.

Блэр сидела на кровати. Она приняла душ и переоделась в одно из новых платьев. У ее коленок, локтей, попы, на подушках сзади и на полу перед все было усыпано в несколько слоев раскрытыми книгами и тетрадями. Сама брюнетка то и дело переворачивала страницы, черкала то здесь то там карандашом, прикусывала губы с начисто съеденным блеском и перекидывала волны волос с одного плеча на другое.

Чак посмотрел на нее из кресла. Он тоже переоделся в удобные слаксы, рубашку и пуловер в широкую бело-зеленую полоску.

- Спустимся на ужин? - предложил он.

Девушка подняла на него глаза и несколько раз непонимающе моргнула. Потом, кажется, вынырнула из океана правильных вариантов ответа и статистических данных и поняла, о чем вообще он спрашивает.

- Может, один сходишь? Я, честно говоря, вообще не голодная.

- Нет, один не схожу.

- Давай сюда закажем.

- Опять просишь об уступке?

Блэр вздохнула и встала с кровати.

- Чак, - подошла она к креслу. - Я не интригую. Честно.

Он поднял голову, глядя на остановившуюся с нескольких сантиметрах от него, брюнетку.

- Я должен поверить?

Девушка присела между его разведенных коленей.

Ей очень хотелось сейчас обнять его, хотелось прижаться к его телу и почувствовать наконец-то на губах полузабытый вкус его поцелуев. Она посмотрела в карие глаза перед собой и положила ладони на подлокотники кресла.

- Если мы будем доверять друг другу, это будет проще.

- Доверять ТЕБЕ? - хмыкнул Чак.

- Хорошо, - согласилась с сарказмом девушка. - Давай оформим это как сделку. Ты отпускаешь меня завтра в школу?

- Еще не решил. Если я отпущу тебя на занятия, потеряю время, которое ты мне проиграла.

- Стоило подумать об этом раньше. Ты знал, что забираешь меня посередь учебной недели.

Чак откинулся в кресле, увеличив пространство между ними. Блэр поняла, что что-то внутри нее возмутилось на это движение. Она больше не чувствовала запах мужской кожи, не сбрызнутой после душа никаким парфюмом, светлые крапинки в карих глазах тоже не были видны с этого расстояния. Она сглотнула.

«Черт, Чак, - мысленно возмутилась она. - Ну давай уже, начинай приставать ко мне! Твою мать, я ведь не оттолкну!»

- Что ты можешь мне предложить? - спросил он.

Блэр чуть тряхнула головой, понимая, что ей в руки падает неплохой шанс получить, наконец, то, что так настойчиво просит ее тело и при этом не растоптать свою гордость открытым предложением перемирия.

- А если я...? - она замолчала и сглотнула.

По покрасневшим щекам и разбитным чертикам на дне карих омутов Чак прекрасно понял, к чему она ведет.

- Блэр? - из вредности уточнил он.

- Если я отменю «никакого принуждения»?

- На срок?

- Час.

- Остаток долга, - вступил в торги Чак.

- До утра. И ты отпускаешь меня не только завтра, но и на тест в субботу.

Чак задумчиво положил подбородок на ладонь.

- И во сколько по твоим часам начинается утро?

- В семь сорок пять.

- Восемь тридцать.

- Тогда в школу едем по-отдельности.

- Высажу тебя за пару кварталов.

- Нет.

- В любом случае, этого мало. Сутки. И я отпускаю тебя в школу и на тест.

- И на девичник!

- Опять девичник? - возмутился Чак. - Уолдорф!

- Мне нужна моя свита! Без него - 10 часов.

- Двадцать. И с меня помощь с Юки.

- Какая, например?

- Она рассталась с парнем, так?

- И?

- Могу выяснить, кто кому разбил сердце.

Блэр задумалась.

- Школа, тест, завтрашний вечер, помощь с Юки. За все - 18 часов.

- Стартуя с...?

- Сегодняшнего вечера.

- Который начинается...?

Чак улыбнулся так, что Блэр физически почувствовала, как намокают ее трусики. Она сильно сжала кулаки, чтобы не броситься мерзавцу на шею, и скрыла нервное подергивание и желание прикусить губу за презрительной улыбкой.

- В полночь.

- Десять вечера.

- Ты помнишь, что мне нужно готовиться к тесту?

Чак вздохнул так горько и безысходно, что даже возбужденная Блэр весело улыбнулась.

- Хорошо, - сказал он, - полночь так полночь. Но сейчас мы поужинаем. И ладно, черт с тобой, закажу в номер.

- Я имею право выбора? - уточнила девушка, вставая с колен.

- Что бы ты попросила, если б имела?

- Салат, пару тостов и ягоды.

- Значит, нет, выбираю я. Сегодня у нас итальянская кухня.

- Может, хотя бы французская?

- Эх, Уолдорф, - потянулся Чак за телефоном. - Веревки из меня вьешь. Ну ничего, - посмотрел он на девушку. Та вспыхнула. - Ночью сочтемся.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
21:47
До окончания игры осталось: 37 часов 43 минуты
.

После ужина, прошедшего, как ни странно, почти спокойно, если учесть, что Блэр каждую секунду отслеживала, чтобы расстояние между ней и Чаком было не меньше метра, она снова вернулась на кровать к россыпи учебной литературы.

Все внутренности ниже ее пояса категорически возмущались заявленным планам хозяйки.

Девушка изо всех сил напрягала мышцы лица, чтобы не выдать раздирающее ее на части возбуждение. Низко опустив голову, она уткнулась в учебник, едва понимая, про что читает. Буквы плыли перед глазами. Память напоминала, какие у Чака вкусные губы. Кончики пальцев покалывало. Блэр хотелось сейчас встать, объявить, что вечер уже настал, и сорвать с Басса этот чертов полосатый свитер. Хотелось обхватить его шею руками и прижаться к колючей ухмылке. Хотелось приоткрыть губы и позволить его языку обжечь себя.

Она крепче стиснула зубы и перевернула страницу.

Чак тем временем немного послонялся по номеру, потом налил себе виски, сел в кресло и взял ноутбук.

Больше чтобы проверить реакцию Блэр, чем из реального желания ознакомится с новинками порно-индустрии, он запустил один из роликов.

- Чак! - тут же отреагировала девушка.

- Ну, что? А может, мне нужно настроиться?

«Или ты хочешь, чтобы я изнасиловала тебя прямо в кресле», - чуть не ответила она.

- Я думаю, ты справишься без этого. Почти уверена.

- Это только что что такое было? Уолдорф, ты сделала мне комплимент?

Она молча размахнулась и запустила в него подушкой. Снаряд, не пролетев и половину пути, приземлился в паре метров от кровати.

- Выключи звук, - попросила Блэр.

- А то что?

«А то я с ума сойду, басстард гребанный! - мысленно ответила Блэр. - Хочу тебя, скотина, так, что думать не могу, а учить еще два раздела. Да и нельзя поддаваться. Нельзя, нельзя, нельзя, - повторила она. - Увидит, что власть у него - и я пропала... Я и так по краешку гуляю. Черт! Быстрей бы полночь...»

Она посмотрела на парня исподлобья, надеясь, что из всех ее мыслей и эмоций, он заметит только злость. И решит, что это она злится на НЕГО.

«Возьми себя в руки! - сказала она себе. - Не будь шлюхой-размазней! Так, математика... То есть экономика. Что я там вообще читаю? Да, точно, экономика».

Чак тем временем заметил, что после душа забыл в ванной свои часы.

Парень встал и прошел мимо брюнетки, со стороны кажущейся очень сосредоточенной. Такой сосредоточенной, что она даже не подняла головы, когда он прошел мимо нее.

Его телефон зазвонил, когда Чак застегивал металлический ремешок.

- Я дура, - раздался с той стороны трудно узнаваемый голос, - я такая... дура!

- Ты звучишь не как дура, - узнал, наконец, Чак почти-сестру, - ты звучишь, как пьяная. Во что ты вляпалась?

Пока Эс путано и бестолково описывала свое очередное злоключение, Чак машинально мерил шагами кафельный пол. Прикинув, что сейчас можно сделать, он открыл дверь ванной.

- Заберу тебя в десять, - сказал он, напоследок и положил трубку.

Проходя мимо Блэр, чтобы взять гостиничный телефон, Чак понял, что девушка как-то странно на него смотрит.

- Что?

- Чак, ты - извращенец, - безапелляционно заявила она.

Он встал прямо перед ней и задумался.

- Поясни.

- Если, - ее щеки пылали, она сглотнула, - если планируешь приволочь в нашу постель какую-то... еще кого-то... - поправилась она, понимая, что злить его, наверное, сейчас не стоит, - то час! И ни минутой больше, козел!

Чак наконец-то понял, какая мысль появилась в темной головке. Он посмотрел на девушку, явно раздираемую желанием снова открыть рот и высказать ему все, что она думает о его постельных экспериментах, дешевой шлюхе (а иначе она бы ее не назвала - в этом он был уверен), и нем самом.

Злая, сдерживающая себя Блэр была просто восхитительна. Чак мысленно ругнул себя, что даже не подумал о подобном варианте.

Он хотел ЕЕ. Только ее. И не намерен был позволять кому-то еще, пусть даже равнодушной оплаченной девушке, касаться сладкого желанного тела.

«Вообще-то мне должно быть все равно, - отметил он про себя. - Черт, Уолдорф, я что, соскучился по тебе? Блин...»

Он рассмеялся и отвернулся.

- Чак!

Девушка на кровати смотрела на него так, что он, вместо того, чтобы бросить мобильник в карман, инстинктивно занес палец над кнопкой быстрого набора.

- Блэр...

- Час или восемнадцать? Мне нужно знать, кобель!

Ее сверкающие глаза прожигали в нем дыры. Чаку очень хотелось сейчас оставить ее в таком состоянии на пару оставшихся до их момента Икс часов. Но тогда номеру явно понадобился бы капитальный ремонт.

Он убрал мобильник в карман, взял со столика у дивана телефон и снова прошел мимо девушки.

- Чак!!!

- Восемнадцать, - ответил он, оборачиваясь. - И ты снова меня удивляешь, королева. Не думал, что ты вообще согла...

- Иди к черту, - перебила она, опустила голову и перевернула страницу.

Глядя на нее, такую с виду сосредоточенную, Чак улыбнулся, набрал номер Хамфри и прикрыл за собой дверь ванной.

Обсуждение
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:26 | Сообщение # 17
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
NB!!! Высокий рейтинг!
(не то чтобы он до этого был PG, но сейчас все совсем по-взрослому biggrin , так что 21-, я вас люблю, но покиньте, пожажста, темку)

Стадия 5. Принятие.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
22:21
До окончания игры осталось: 37 часов 09 минут
.

Нажимая в лифте на кнопку своего этажа, Чак злился.

На себя.

Как бы он не старался отвлечься на пьяную, лепетавшую бессвязные сожаления, длинноногую блондинку на сидении своего лимузина, все его мысли занимала чертова темноволосая стерва в его номере.

Она сидела в голове так плотно, что он даже не зашел в клуб, полюбоваться на развеселые танцы полуодетых девиц и пропустить пару порций у стойки. Быстро подобрав вызванную на тротуар Сирену, он затолкал ее в авто и поехал к отелю. Набирая в лимузине номер Эрика и наскоро объясняя ему ситуацию, он думал, что это на него непохоже. Обычно Чак Басс не мчится сломя голову к девушке, которая его не хочет. Он уговаривал себя, что, судя по виду Блэр, последнее утверждение можно пометить как «спорное», но переговоры с собственной гордостью шли плохо.

Поднявшись на служебном лифте на предпоследний этаж, он, как кулек с мукой, передал свою почти-сестру в надежные руки ее брата и дал ему пару советов по дальнейшей транспортировке груза до пентхауса так, чтобы оба их общих родителя остались в неведении.

Уже в лифте он понял, что так торопился избавиться от блондинки, что даже не согласовал с ней легенду на ее отсутствие.

«Черт, - подумал он, подходя к своему номеру. - Да что со мной такое! Ладно, завтра в школе расскажу, что она отравилась, надо только...»

Едва он приоткрыл дверь, все его мысли куда-то испарились.

В номере был полумрак. На стенах дрожали золотистые отблески от свечей. Босая Блэр в коротенькой белой сорочке стояла у стойки спиной к входной двери и поправляла букет пионов.

Чак бесшумно переступил порог.

У дивана валялись пара туфель на каблуках. Аромат цветов и чего-то сладкого втек в легкие. От вида темного водопада волос на кажущейся алебастровой узкой спине перехватило дыхание. Парень замер у порога, не в силах шевельнуться.

Блэр взяла со стойки одну из свечей и обернулась к столику перед диваном. Чак только сейчас заметил, что светлыми восковыми столбиками был уставлен весь номер. Половина еще не горели.

- Ой, - увидела его девушка. - Ты... рано. Ну, то есть...

Она поставила свечу на стойку, шагнула к дивану и уже наклонилась к шпилькам на полу, когда Чак поднял руку и жестом остановил ее.

Блэр медленно выпрямилась и подошла к нему.

- Я думала, - заметила она, - ты предпочитаешь цельную картинку.

Чак молча сглотнул.

- А я... - его голос охрип, но исправлять ситуацию не хотелось.

Кожа Блэр словно светилась изнутри. На ее голых плечах под тонкими шелковыми бретельками танцевали рыжие чертики. Глаза казались бездонными.

- А я думал, - попытался закончить мысль Чак, - что ты... что мы... начнем в полночь.

- Ну, - девушка подняла ладони и положила их на грудь под полосатым свитером. - Можем ведь и передвинуть, - в тепло ее рук как сумасшедшее толкалось его сердце.

- Восемнадцать часов? - уточнил Чак, понимая, что может сейчас потерять только недавно полученный контроль. Гордость и упрямство он уже потерял.

Блэр кивнула.

- Сейчас десять тридцать. Я не скажу тебе «Нет» до половины седьмого.

Она снова погладила мягкую ткань.

Без каблуков ей было непривычно. Ее взгляд то и дело утыкался в приоткрытые мужские губы. Хотелось приподняться на цыпочки, но она понимала, что тогда не сдержится и поцелует Басса первой.

«Нельзя, - напомнила она сама себе, надеясь, что голос здравого смысла перекроет шум в ушах от такой волнующей близости чужого тела, - нельзя, нельзя. Он должен начать... он должен... сам... он...»

Чак продолжал неподвижно стоять перед ней. Его руки были опущены.

Блэр прижалась еще ближе.

Их тела соприкоснулись.

Два карих взгляда купались друг в друге.

Дрожали огоньки свечей.

Блэр облизала губы.

Чак сглотнул, но не шелохнулся.

- Черт тебя дери, Басс! - не выдержала она и, запустив ладони в короткие волосы, дернула на себя темную голову, снова первой начав его целовать.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
22:35
До окончания игры осталось: 36 часов 55 минут
.

У Блэр покалывало кончики пальцев, в голове шумело, ей казалось, что она наконец-то получила то, о чем долго-долго мечтала. Она попыталась разозлиться на себя за то, что так соскучилась по поцелуям гребанного Басса, но не успела. Чак поднял руки и крепко обнял ее, прижимая к своему телу. Его прикосновения стали жестче.

«Он тоже соскучился», - поняла краешком сознания Блэр и, приняв это за аксиому, послала остатки здравомыслия к черту.

Она с неохотой отпустила короткие волосы. Мягкие ладошки опустились на косточку скулы, потом капризно дернули пуговицы у воротника рубашки.

Чак, улыбнувшись, уркнул в ее губы.

Блэр не сочла нужным ответить на подкол. Да, она торопилась, да, ей не терпелось, и да, гори все остальное в этом мире синим пламенем.

Она немного отстранилась и взялась за нижний край полосатого свитера. Чак попытался перехватить ее ладони, но Блэр была быстрее.

Толкнув парня к стене, она просто сорвала с него пуловер.

- Уолдорф! - возмутился он, когда обработка горловины зацепилась за ухо и до красноты распалила кожу.

- Заткнись, Басс! - ответила она, снова вжимаясь губами в его губы.

Она льнула к нему как мартовская кошка. Выгибалась, чтобы он мог обнять ее крепче. Терлась и обвивала руками, не позволяя даже молекуле воздуха проникнуть между их телами.

Чак обхватил ее, рукава в мелкую клетку перехлестнулись на спине под белым шелком. Он шагнул вперед, отстраняясь от стены, больше для того, чтобы показать, кто в доме хозяин, чем из реального желания освободиться из плена женских губ и объятий.

Блэр снова его переиграла. Вместо того, чтоб возмутиться и опять прижать парня к стене, она взялась за клетчатые полочки на его груди и, ни на секунду не разрывая страстный поцелуй, потянула парня на себя.

На ходу расстегивая рубашку, Чак усадил девушку на спинку дивана. Она тут же обвила его талию ногами, ее руки снова были где-то в районе пояса его брюк, в этот раз они пытались ухватиться за розовую футболку под рубашкой.

Ткань в мелкую клетку еще не успела коснуться пола, а Блэр уже тянула вверх мешающий ей предмет одежды.

Через секунду она наконец-то обнимала голые мужские плечи, беспорядочно тыкалась поцелуями в горячую кожу. Ее губы танцевали на его шее, подбородке, скулах, губах. Нежные ладошки скользили по широкой груди.

Запуская руки в распущенные длинные волосы, Чак понял, что белоснежное произведение дизайнерского искусства на Блэр больше ему не нравится. Оно ему просто мешало. Чак провел руками по золотистым в свете свечей плечам. Тонкие ниточки скользнули к локтям. Блэр вцепилась в его плечи и, крепко прижавшись к полуголому телу, немножко приподнялась с дивана. Чак по узкой спине стащил белый шелк к тонкой талии, снова усадил девушку на подушки и, ни на секунду не разрывая крепкого поцелуя, спихнул со стройных ног ненужную больше никому паутинку ткани. Неприлично дорогой комплект белья упал на пол бестолковой лужицей.

- Чак… - простонала Блэр. – Быстрее.

Краешком сознания оба отметили, что она снова произнесла слова, которые однажды уже стоили ей поражения. Оба решили, что разберутся с этим позже.

Чак сжал в ладонях аппетитную женскую попку. Девушка тут же обвилась вокруг его тела еще надежнее. Держа ее на руках, парень шагнул к кровати.

- Вот уж нет, - сказал он, целуя ее ушко, - в этот раз, королева, все будет как Я скажу. Медленно. И долго.

«Медленно!?» - Блэр, за минуту до этого тихо постанывающая в потолок, пока губы Чака рисовали на ее шее сладкое кружево, резко опустила подбородок и посмотрела в карие глаза перед собой. Они смеялись.

Девушка спрыгнула с надежных рук и, до того, как растерянный ее резким движением парень, успел сделать хоть что-то, с такой силой толкнула его ладошками в грудь, что прошагав назад, Чак просто рухнул на диван.

- Знаешь что, ублюдок, - отрезала Блэр, уверенно раздевая возмущающееся тело, - обойдешься… снова.

- Вообще-то, - попытался Чак что-то сказать, пока девушка стаскивала с него остатки одежды, - мы договаривались, что… - он сглотнул, когда она встала пред ним прямо и, наклонившись, спустила к лодыжкам белые поблескивающие золотом свечей трусики, - ты… то есть я…

Не обращая не его попытки говорить никакого внимания, Блэр несколько раз провела по его горячей напряженной плоти ладошкой, склонившись, коротко поцеловала и одела в невесомый латекс.

- Блэр, - прохрипел Чак, когда она перекинула через его тело ногу, садясь верхом.

Девушка взяла его лицо в ладони и губами заставила парня замолчать.

Его руки тут же обняли ее, прижимая ближе к себе. Чак был недоволен тем, что почти не насладился ее телом, не помучил эту истекающую сладостью чертовку, не заставил темноволосую упрямицу умолять, хрипло выдыхая его имя... Но...

- Басс, – сказала она, отпуская его губы и упираясь ладошками в плечи. – Мы ведь отменили «никакого принуждения»! Так что... - она опустилась на него и забыла закончить фразу. Женский стон взлетел под потолок.

И Чак смирился.

01 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
23:27
До окончания игры осталось: 36 часов 03 минуты
.

Чак тяжело дышал, думая, что ему надо быть осторожнее со своими желаниями.

Блэр только что шумно кончила на нем, ее расслабленное тело обвивало его, темная головка лежала на широкой груди, руки бессильно обнимали плечи. Девушка наверняка слышала сейчас стук его глупого сердца. Его повлажневшая кожа тоже не оставляла сомнений, до какой степени ему только что было хорошо. Да и ее имя на финише он все-таки прохрипел, как бы не хотел сдержаться.

«Сам хотел обнимать эту чокнутую после секса, - хмыкнул он, удобнее перехватывая руки за узкой спиной, - как говорит пьяная Сирена - получите, распишитесь...»

Девушка шелохнулась, удобнее устраиваясь на большом теле. Дыхание скользнуло по еще не остывшей коже. Чак крепче прижал ее к себе.

Блэр была его. Принадлежала ему каждой клеточкой, не ее теле не было ни одной напряженной мышцы, в ее голове, он был уверен, не было ни одной мысли, не связанной с ним.

И к черту все их игры, сделки и договоренности.

Гостиничный телефон зазвонил.

Чак шевельнулся. Девушка недовольно уркнула в глубине его объятий.

- Не отвечай...

- Это внутренний звонок, - пояснил он, вставая, Блэр неохотно сползла с него. - Может, родители... Или Эрик.

На ходу стаскивая презерватив, он взял трубку.

- Да, да. Эм... стучались? - он непонимающе посмотрел на Блэр.

- Ой, - села на диване та, - я заказала шампанское. Просила принести к 11.

- Нет, - улыбнулся Чак в трубку, - вы правильно сделали, что не стали настаивать. Да, сейчас уже можно.

Парень поднял с пола брюки и натянул их. Блэр задумчиво прошлась по номеру, пытаясь найти свою сорочку, но видимо Чак швырнул ее куда-то совсем далеко. А может ее внимание неплохо так отвлекал хамоватый собственнический взгляд, прилипший к ее голому телу, поблескивающему в свете свечей.

- Может, не будешь так пялиться?

- Почему нет?

- Ты меня смущаешь.

Чак улыбнулся.

- Смущаю? Я? Тебя? После всего, что...?

В дверь постучали.

Девушка взглядом показала, что не хочет слышать окончание фразы. Она быстро накинула на плечи рубашку Чака и сжалась на диване в комочек, прячась за его спинкой от глаз вошедшего в номер портье.

- Добрый вечер, - на лице Джима не мелькнуло ни тени эмоций, когда за колесико сервированной тележки зацепились белые трусики.

Темная макушка и один женский глаз над серой диванной подушкой, казалось, совершенно его не удивили и не смутили. Он вежливо кивнул хозяину номера, оставил столик и вышел.

- Выдержанное, девяносто пятый, - хмыкнул Чак, доставая из ведерка со льдом бутылку из тяжелого зеленого стекла. - Опять только о себе думаешь, королева?

- Виски у тебя и в номере полно, - парировала она.

Чак снова усмехнулся, думая, что даже удовлетворенная Блэр никогда не будет ласковой кошечкой. Он на секунду нахмурился, поймав себя на мысли, что другую Уолдорф он, возможно, и не хочет, и снова почувствовав в животе танцы чертовых чешуекрылых.

«Кажется, пора признать, что я ее хочу, - подумал он, наливая в два высоких бокала пенное золото. - И не только в постели... Черт! Угораздило же...»

Блэр удобнее села на диване, когда Чак подал ей бокал и переставил с тележки на столик заказанную девушкой тарелку с ягодами. Он налил себе и опустился рядом. Девушка запахнула свободной рукой чуть раскрывшуюся рубашку и подогнула ноги.

- За эту ночь, - сказал Чак просто для того, чтобы расслабленная брюнетка не заметила, как его взгляд прилип к ее голым коленкам.

Два бокала соприкоснулась тонкими стенками. Льдинка звука упала в темноту номера.

- За эту ночь, - согласилась Блэр. - Ты помнишь, что завтра я не позволю тебе к себе прикоснуться?

- Завтра будет завтра, - уклончиво ответил он и, не сдержавшись, опустил ладонь на рассыпанные по его рубашке темные волосы.

Шелковый водопад заструился между пальцев.

- Послезавтра тест, Чак... - словно не заметив непривычную нежность его поглаживаний, девушка подняла лицо. - Мне нужно быть во всеоружии.

- Оружия у тебя будет хоть отбавляй.

- Но выспаться все равно надо, - она упрямо посмотрела на него.

Крошечная складочка между бровей, прямой настойчивый взгляд, приоткрытые губы с блеснувшей в свете свеч капелькой шампанского. Чак в очередной раз за сегодня послал здравый смысл к черту, потянулся и поцеловал девушку в уголок губ. Она ответила не менее нежным расслабленным движением ему навстречу.

«Да что здесь происходит, черт возьми! - подумал Чак. - Она что... не играет больше?».

- Ты же не думаешь разжалобить меня? - уточнила Блэр, снова делая глоток из бокала.

- А это возможно? - хмыкнул он. - Ты же Ледяная королева.

- А ты Дьявол, - тут же ответила она.

«Да уж, - мысленно хмыкнул Чак, - ну и парочка...»

Блэр снова поднесла бокал к губам. Ее взгляд поверх кромки стекла говорил яснее всяких слов. Королева сидела перед ним, едва завернутая в его собственную рубашку, ее коленки все еще подрагивали от удовольствия, что он только что ей доставил, оба понимали, что она по сути пленница его желаний. Какими бы эти желания не были.

Но...

Королева оставалась королевой. До кончиков рассыпанных волос, до ногтей с красным педикюром, до мозга костей, до глубины, до основания, до сердцевины. Она смотрела на него прямым уверенным взглядом. Колкость, цинизм, готовность в любую секунду начать войну.

Чак понял, что несмотря ни на что, он для нее все такой же простой подданный, пусть и не присягнувший ей пока по какой-то неясной и совершенно не интересовавшей Королеву причине.

Он понял, что готов чуть подкорректировать свои планы.

Парень отставил бокал и провел ладонью по голой ноге девушки.

Она непонимающе на него посмотрела.

- Ты же не думала, - наклонился он к приоткрытым и таким манящим губам перед собой, - что мы закончим на первом раунде...

Темные ресницы дрогнули над распахнувшимися глазами. На расслабленном девичьем лице на долю секунды мелькнуло удивление, быстро сменившееся сначала самодовольной усмешкой, а потом даже воздух вокруг них утонул в предвкушении удовольствия.

Чак плюнул на размышления и, чуть наклонившись, поцеловал Блэр, сжимая ее в крепких объятиях. Ее руки обвились вокруг его шеи. Тела прильнули друг к другу с такой страстью и жаждой, словно не утолили свой голод несколько минут назад.

- В этот раз все будет по-моему, - заметил он, на секунду отпуская опухшие губы брюнетки, чтобы позволить им захватить хотя бы крошечный глоток темного воздуха.

- Ну... - начала она, снова обнимая его лицо ладонями, - я думаю...

Договорить он ей не дал.

Его губы снова смяли ее. Ладони снова столкнулись на узкой спине. Одна рука опустилась ниже и царапнула повлажневшую кожу обнаженного бедра. Блэр тихо уркнула в его поцелуй. Чак на секунду напрягся, испугавшись, что сделал ей больно, но еще до того, как он успел отстраниться, девушка крепче обняла его и приподняла ногу, закидывая на его талию.

- Урм, чертова стерва, - сказал Чак, отталкивая девушку от себя. Блэр недовольно ахнула, - а я соскучился по тебе сильнее, чем думал...

Не дав ей времени на раздумье, он встал с дивана, наклонился и поднял ее на руки. Она схватилась за его шею, как за спасательный круг. Если бы Чак мог сейчас думать о чем-то кроме своей капризной ноши, он бы обязательно напрягся. Блэр вела себя так, словно ее уже тысячу лет не носили на руках. Он бы задумался, не был ли он тем последним, кто поднимал ее над землей. Но глядя в бездонные потемневшие глаза, он об этом не подумал.

- Соскучился? - лукаво улыбнулась Блэр, пряча за усмешкой удивление его такой не показушной романтичностью. - По мне?

Чак тут же понял свой прокол. Игры продолжались. Королева делала очередной ход. А значит, стоит обойтись без слов. Снова. Раз уж он не ошибся в ощущениях и Блэр до сих пор думает, что верховодит в их игре. Игре в лапту его сердцем.

Чак понял, что злится сильнее, чем думал.

- По некоторым твоим частям, - попытался он восстановить только что подмоченную в ее глазах репутацию.

Блэр посмотрела на него. В темных опасно прищуренных глазах цвета дорогого виски полыхал пожар. Девушка лишь улыбнулась в ответ.

Чак подошел к кровати и с высоты своего роста небрежно бросил Блэр на простыни. Она на минуту замерла, а потом выгнулась на постели, закидывая руки за голову и скрещивая запястья.

«Никаких наручников? - Только если я сама попрошу, - пронеслось в его голове. - Черт возьми, что она делает? Злит меня? Издевается? Провоцирует? Или...?»

Он наклонился к девушке, упираясь коленом в упругий матрац. Блэр доверчиво улыбнулась, упрямо держа руки на подушках. Мысли о наручниках и желание наказать непокорную пленницу бились в голове все настойчивее.

Чак наклонился ниже. Их дыхание смешалось. Кончик ее носа иногда касался его, и от взрослой детскости их неторопливых движений Блэр игриво улыбалась.

Парень навис над нею. Одна его ладонь опустилась на сомкнутые запястья. Он сильнее сжал их. Девушка зажмурилась, словно от солнца. Чак наконец-то поймал ее губы в плен своего поцелуя. Одна на двоих свободная рука заскользила по горячему стройному телу. Блэр извивалась под его ладонью, сильнее вжимаясь в нее.

Скоро его ласки перестали быть нежными и бережными.

Распаленный своей злостью и ее покорностью, он уже с силой сминал губами чужие губы, царапал бедра, едва не до синяков сжимал округлость попки. Блэр тихо стонала под жадными прикосновениями, но не делала ни жеста, чтобы освободится или остановить ранящие касания. Через несколько бесконечных десятков минут он разжал руку и лег на нее, силой всего своего веса вдавливая маленькое тело в постель. Блэр вскрикнула. Он на секунду замер и заглянул в ее глаза.

«Все нормально. Продолжай», - без слов ответили они на его немой заботливый вопрос.

Чак принял подаренный карт-бланш без уточнений.

Его руки сжали нежную грудь. Губы опустились к тугим соскам. Он коленом раздвинул сливочные бедра и уверенно опустился между ними.

Ласки становились все развратнее и жестче. Ее шея горела от сильных касаний. Из ранки на прокушенной насквозь коже под грудью появилась темная капелька. Приоткрытые, растерзанные губы с начисто съеденным блеском едва успевали делать вдохи. Два сердца бились как сумасшедшие.

Девушка выгнулась под мужским телом, то ли стараясь убежать от обжигающей страсти, то ли подталкивая Чака еще ближе к тонкой грани между удовольствием и болью. Он проигнорировал жалобное движение, не удосужившись даже поднять лицо.

- Если это слишком, - сказал он в тепло сладкой сливочно-белой ложбинки, - просто останови меня...

Потом неожиданно для Блэр встал на колени и рывком перевернул ее на живот. Грубо сорванная с женских плеч рубашка полетела на пол. Девушка вскрикнула от опалившего кожу касания ткани.

Чак собрал в кулак темный водопад из рассыпанных по спине и плечам волос.

- Или молчи... - шепнул он в ее висок. - Потому что все будет по-моему.

Блэр схватилась двумя руками за изголовье кровати. Губы, уткнувшиеся в изгиб шеи у холмика позвонка, наверняка оставили красный след. Девушка зажмурилась. Парень за ее спиной продолжал ласкать, раздирая ее гордость своим желанием и оставляя на тонкой коже следы своей страсти. Их страсти.

Сильная ладонь легла на напрягшийся животик. Чак жадно покусывал тонкую кожу у приподнявшихся лопаток, терся низом своего живота о женскую попку, крепко сжимал тонкую шею, душа на корню даже мысли о возможном сопротивлении.

Блэр исступленно извивалась под горячими ласками. Краешком сознания она подумала, что должна, наверное, остановить это. Слишком недостойно она себя ведет. Леди не должна позволять так с собой обращаться. Но додумать мысль она не успела.

Чак снова взял в одну ладонь оба ее запястья и с силой вжал их в упругость подушки. Блэр без слов поняла немой приказ и почти против воли подчинилась, вставая на кровати на руки и колени. Парень тем временем сжал ее попку и, чуть приподняв ее, шире раздвинул девчачьи коленки. Блэр прикусила губу, чтобы не возмутиться вслух. Она обернулась, чтобы посмотреть, что он собирается делать, но Чак звонко шлепнул ее по голой попке.

- Ай! Басс!

Второй удар был не менее сильным.

- Останови или молчи!

Блэр прикусила нижнюю губу. Кажется, Дьявол настроен играть жестко. Она задумалась, доверяет ли она ему настолько, чтобы...

Шум упавших на пол остатков одежды отвлек. Блэр услышала, как шелестит разрываемая фольга.

«Уже? - немного напряглась она. - Но мы же еще только... Оооооох!»

Горячие пальцы совсем не осторожно и не ласково погрузились в нее. Блэр уткнулась лицом в подушку, чтобы не закричать от удовольствия.

- Хорошая девочка, - услышала она за спиной.

Чак ладонью надавил на ее поясницу, заставляя девушку выгнуться на своей постели, еще выше приподнимая попку, еще больше раскрываясь перед ним, еще больше подчиняясь его воле.

Ее тело ритмично дергалось на постели. Блэр вцепилась в ткань то ли простыней, то ли подушек, чтобы хоть чуть-чуть сгладить свое бесстыдное покачивание, но почти в ту же секунду снова громко вскрикнула от очередного наказания за самоуправство.

Из ямочки у изгиба ее спины его ладонь поднялась к приподнявшимся лопаткам. Чак снова толкнул девушку на постель, заставляя вжаться грудью в накалившиеся простыни.

Блэр поняла, что еще минута, и она просто растечется лужицей от сумасшедшей смеси из возбуждения, предвкушения и чувства подчиненности. Она хрипло простонала в подушку, растворяясь в чужой власти, и сама откинула темный спутанный хвост, открывая рукам Чака беззащитные позвонки под границей роста волос. Парень почти сразу обхватил ладонью тонкую шею.

Блэр закрыла глаза. Его резкие толчки. Ее хриплые стоны. Ситуация все больше напоминала танцы на лезвии. Танго на танцполе из битых стекол.

Чак за шею потянул девушку на себя. Не успев поймать равновесие, она просто повисла на его хватке, когда он заставил ее выпрямиться.

- Готова? - спросил он в ямочку у ключицы.

Сил хватило лишь на то, чтобы судорожно сглотнуть.

В изгиб ее попки уткнулась настойчивая твердость. Чак скользнул плотью между разведенных бедер.

Блэр сладко застонала от прикосновения к горячим складочкам. Не позволяя ей ощутить себя внутри, парень играл ее мыслями, разбивая их о неутоленность. Чувство пустоты внутри становилось все кошмарнее.

Блэр поняла, что сейчас даже жить не хочет без его пальцев, губ, ласк. Без него внутри себя.

Она чуть повела бедрами, приглашая. Чак упрямо поглаживал всей длиной ее женственность, не проникая. Блэр выгнула спину. Потом опустила одну руку на голое мужское бедро за спиной и толкнула Чака к себе.

Следующее, что она почувствовала – новый удар и холодное объятие остывших за минуты без их сплетенных тел простыней. Парень просто отшвырнул ее от себя, позволив как придется упасть на кровать.

- Чааааак, - хныкнула она, переворачиваясь на постели.

Он продолжать стоять над ней на коленях.

- Попроси меня.

- Что? - непонимающе нахмурилась она. - Ты в своем уме?

Он двумя руками развел в стороны ее ноги.

Блэр подумала, что истинная леди хоть на секунду бы, но смутилась факта, что лежит сейчас перед своим тюремщиком голая и раскрытая, как самая бесстыдная куртизанка на свете.

«Видимо, я не леди, - подумала Блэр. - Мне все равно. Я хочу его!»

Чак кончиками пальцев коснулся горошинки желания в истекающих страстью влажных складочках. Девушка выгнулась под уверенной лаской.

- Попроси меня, - повторил Чак, не останавливая пытку.

- Баааасс...

- Попроси!

Блэр зажмурилась, вжимая спутанные волосы в серые подушки и выгибаясь на постели дугой.

Она сама не поняла, было ли это победой или поражением, но каким-то невероятным образом ей удалось собрать крохи самоконтроля и оттолкнуть от себя его ладонь. Она села перед парнем. Ее широко раздвинутые ноги легли по бокам от его ступней. Ее нос почти касался волосков на его груди. Девушка обняла Чака за талию, маленькие ладони поднялись выше по спине. Она сжала кулаки и царапнула мужскую кожу там, где оставила следы, когда проиграла в глупой игре в молчанку.

Чак вздрогнул. Блэр подняла на него взгляд.

Он обнял ее лицо ладонями. Его глаза снова опасно прищурились. Он наклонился к приоткрытым губам. Девушка дернулась навстречу, но руки Чака остановили движение. Его дыхание скользнуло по искусанной нежной коже. Губы так и не коснулись губ.

Через минуту пытки Блэр поняла, что ей в общем-то плевать уже не только на правила, приличия и гордость.

Ей плевать на все.

- Чак, - выдохнула она, - возьми меня. Пожалуйста...

Он улыбнулся и в очередной раз за сегодня оттолкнул ее от себя. Не успела Блэр понять, кто из них только что капитулировал, она или он, парень уже вжал ее в простыни всем своим немаленьким весом.

Блэр показалось, что ее ребра затрещали. Чак запретил ее легким дышать. Забрал стук ее сердца, заменив ритмом своих движений. Вышвырнул из ее головы все мысли. Разодрал на лоскутки принципы.

И кажется, победил во всех их играх разом.

Потому что чувствуя кожей его горячую кожу, задыхаясь от его тяжести, понимая, что он обращается с ней как со шлюшкой, Блэр хотелось не оттолкнуть, а закричать от удовольствия.

Она закрыла глаза и обняла Чака за плечи.

02 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
00:30
До окончания игры осталось: 35 часов
.

Чак устало упал лицом в подушку, только через несколько коротких рваных вдохов осознав, что все еще вжимает в кровать расслабленную девушку под собой.

Он скатился с ее тела, думая, что кажется, ходит по краю пропасти. Блэр сейчас может сказать или сделать все что угодно.

Может разозлиться за шлепки по попке, за следы от поцелуев на шее и груди, за то, что он даже мечтать посмел о подобном поведении с нею и просто аннулировать все их договоренности разом.

Может обидеться на грубость и сейчас же потребовать реванша, раз уж так получилось, что она в курсе, в каком ящике его комода лежат прочные стальные наручники.

Может вспомнить о своем трижды проклятом им статусе и придумать сейчас целый ритуал, в ходе которого парень будет долго и витиевато клясться, что никто никогда ни при каких условиях и ни за какие блага не узнает о том, как королева позволила с собой обращаться.

Может...

Додумать мысль Чак не успел.

Блэр расслабленно вздохнула, перевернулась и положила голову на его плечо, обняв свободной рукой. Он на несколько секунд замер, не в силах поверить сем себе. Потом осторожно накрыл рукой маленькую ладошку на своем животе. Тепло тонких пальцев было так реально, что сомневаться больше поводов не было.

Она как минимум не злилась.

Чак повернулся и двумя руками сгреб брюнетку в охапку, прижимая к себе. Она недовольно заурчала и зафыркала, когда ее распущенные волосы упали на глаза.

- Фыр, ну, Чак!

Он чмокнул ее в макушку и улыбнулся. Девушка подняла на него спокойное расслабленное лицо.

- Между прочим, ты мне должен, - сказала она.

«Что интересно? - подумал парень. - Клятву? Присягу? Нежность в следующем раунде? Хм... порку розгами?»

- Новое платье, - добавила Блэр. - С высоким воротом. И, Чак…

- Да?

- Давай в следующий раз без улик на моем теле. У меня физкультура в среду.

Обсуждение
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:27 | Сообщение # 18
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
02 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
00:59
До окончания игры осталось: 34 часа 01 минута
.

- Чак! - возмутилась Блэр, слыша, как открылась дверь ванной.

- Да?

- Выйди!

- Зачем?

- Затем, что я в душе.

- И что?

Девушка обреченно вздохнула и попыталась вернуться к выбору геля для душа, которых от злости купила сегодня аж пять разных пузырьков. Зашуршала открывающаяся створка кабинки.

- Эй! - снова возмутилась девушка, разворачиваясь.

- Да ладно тебе, Уолдорф, - отмахнулся он и шагнул к ней под теплые струи. - Чего еще мы с тобой друг у друга не видели?

Он обнял ее двумя руками и, опустил ладони ниже, погладил округлую мокрую попку.

- Даже не думай!

- Почему это?

- Потому что мы и так делаем это как кролики три часа подряд.

- Еще 15, - напомнил он.

- Маньяк…

- С тобой, - он развернул ее спиной к себе, - это легко. Любой бы смог.

Словно не заметив, что только сделал девушке в своем объятии комплимент, Чак взял с полки ближайший флакон с гелем для душа. Он провел ладонью по мокрому предплечью Блэр, два локтя сложились как кусочки паззла. Слившись с девушкой телами, словно сиамские близнецы, парень наклонил голову и поцеловал все еще пахнущее его ласками плечо. Его ладони тем временем уже превратили губку в руках Блэр в комок пахнущей ванилью пены.

Он крепко прижал маленькое тело к своему, стараясь не думать, как же идеально их изгибы и впадинки совпадают даже в мелочах. Блэр выгнулась, откидывая голову на его плечо и открывая его губам еще больше покрасневшей от горячего пара кожи. Ее шея, руки, приподнявшаяся грудь, плоский животик, дрожащий под его ладонью. Чак вспомнил про губку и провел истекающем белой пеной облаком по животу Блэр. Она тут же включилась в игру и позволила густо намылить себя. Поднимая ветви рук, изгибаясь в сладких усталых объятиях, прижимаясь спиной и попкой к мужскому телу за собой, она была словно гибкая лиана.

Чак целовал все крепче.

Скоро девушка развернулась, забрала из рук все еще ласкающего ее парня облачко пены и обняла за плечи. Белые потоки потекли по широкой спине, окутывая двоих сладким ванильным ароматом.

Два горячих скользких тела, словно масляные, терлись друг о друга.

Блэр чувствовала себя будто в невесомости. Их неловкие осторожные из-за гладкого пола движения были такими забавными, ласки нахальных рук заводили, крепкие поцелуи распаляли. Все вместе было так странно и необычно.

Почти детская неуклюжесть рук и такая взрослая настойчивость губ, полная обнаженность тел и привычная закрытость мыслей, сладкая истома удовлетворенного желания в венах и огонь вновь разгорающегося возбуждения внизу живота. Блэр подумала, что ей нравится то, что происходит. Кроме того, она была уверена, что в этот раз Чак позволит ей вести.

Она обняла его лицо ладонями и улыбнулась.

- Вернемся в спальню?

- Зачем?

- Сексом занимаются в постели…

- Сказала девушка, стартовавшая на сидении лимузина.

Он толкнул ее спиной к стене. Потоки воды обняли их как серебристая королевская мантия. Чак целовал ее губы, щеки, шею, плечи, его руки, казалось, были везде.

- Чааак…

- М?

- Но тут даже, - она замолчала, то ли подбирая слово, то ли вообще вспоминая, о чем начала говорить, - ну... поверхности никакой нет…

- Чем тебя не устраивают вертикальные?

Блэр подумала, что еще несколько минут рядом с его мокрым обнаженным телом, и она согласится и на подвешенность на канатах.

- Но…

Чак поднял голову и посмотрел на девушку. Она прикусила губу от неожиданной решительности в карих глазах.

- Блэр, - сказал он. – Замолчи уже.

Жадные губы снова вернулись на ее рот. Чак царапнул бедро с бегущими по нему ручейками горячей воды и приподнял его. Блэр обняла его талию одной ногой и сразу же ахнула от уверенности, с которой парень приподнял ее над землей.

- Чак…

Он молча продолжал целовать ее. Скоро девушка поняла, что нуждается в чем-то большем, чем поцелуи и поглаживания. Она удобнее обхватила скользкое тело ногами и повела бедрами, приспосабливаясь к необычной позиции.

- Урм, - довольно улыбнулась она, чувствуя, что парень уже находится в таком же приподнятом расположении духа, как и она.

Она снова поерзала. Немного опустилась. Горячая твердость легко раздвинула ее складочки. Блэр приподнялась, пытаясь удобнее ухватиться на мокрые плечи. Снова опустилась. Скоро она разобралась, какими именно мышцами стоит работать, и поняла, что все оказывается, намного проще, чем ей представлялось. И намного интереснее. И довольно-таки забавно.

Она прижалась к парню ближе, позволяя ему проникнуть в себя на всю длину.

- Черт, - сказал Чак и попытался опустить ее на пол.

- Неееет, - она сильнее обняла его ногами.

- Блэр, несмотря на слухи, презервативы в моем номере разложены не везде.

Девушка ахнула, только что осознав, что даже не подумала об этом. После недели паники из-за задержки, после бессонных ночей, падения трона, почти состоявшегося бегства из города, она даже не вспомнила о предохранении.

«Черт! – разозлилась она на себя. – Я что вообще не учусь на своих ошибках? Дура!».

Чак за руку вывел ее из кабинки. Блэр нахмурилась и продолжала ругать себя, не обратив внимания, что парень даже не приблизился к двери ванной. Он подошел к зеркалу над раковиной и открыл навесной шкафчик. Потом выбросил в корзину в углу разорванный квадратик, снова взял девушку за руку и толкнул ее животом на край мраморной столешницы.

- Чак?

Он молча встал за ней.

- Поверхность есть. Даже горизонтальная, - съязвил он, обнимая ладонями ее попку и делая первое осторожное движение.

- Но… Ааааааах!

Блэр закрыла глаза и выгнулась. Мокрые волосы ручейками растеклись по спине. Девушка вжала ладони в твердый мрамор.

Чак входил в нее безумно глубоко и запредельно нежно. Медленно и сильно он толкался в ее тело. Ритм был плавным и неторопливым. Он прислушивался к ее тихим выдохам. Сжимал округлую попку. Глядя на покачивающиеся лопатки с красноватыми отметинами на мокрой фарфоровой коже, Чак думал, что готов наблюдать за этой картинкой вечно.

Блэр застонала и наклонила голову. Натянулась жилка на тонкой шее. По косточке ключицы, блестнув светом, скатилась капелька воды.

- Все еще хочешь вернуться в спальню? – ухмыльнулся Чак, поймав в зеркале карий взгляд, когда Блэр на какую-то секунду приокрыла глаза.

Девушка задохнулась от увиденной картинки.

Ее плечи, как черными лентами обвитые прядями мокрых волос, блестели в ярком свете ламп зеркала. Полушария молочно-белой голой груди развратно покачивались. Ритмично двигался темный островок волос у раздвинутых бедер. Большие мужские ладони крепко сжимали попку, виднелись кончики пальцев.

Блэр попыталась выпрямиться, чтобы обнять себя руками, прикрыть откровенную наготу. Почувствовав ее смущение пополам с ошарашенностью, Чак наклонился вперед и прижался грудью к узкой спине перед собой, руки скрестились на мягком животике. Движения стали короче и еще нежнее. Парень прижался щекой к женской щеке и снова поймал растерянный взгляд девушки в зеркале.

- Ты очень красивая, - просто сказал он.

Блэр опустила ресницы. Чак понял, что она сейчас осматривает себя, снова сравнивая свое идеальное, так замечательно, эталонно, правильно слитое с ним тело с глупыми стандартами своей эгоистки-матери.

Он поднял одну руку и коснулся кончиками пальцев твердой женской скулы. Потом толкнул лицо с персиковым румянцем к себе.

- Очень, - повторил он, глядя девушке в глаза.

Блэр на несколько секунд прикусила губу, но видимо либо выражение его лица, либо непривычная нежность объятия, или, может быть искреннее восхищение в глубине темных зрачков, заставили ее поверить.

Она доверчиво улыбнулась и потерлась носом о кончик его носа.

- Тогда к черту спальни... Остаемся здесь, - сказала она и снова вжала ладони в мрамор перед собой.

02 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
02:55
До окончания игры осталось: 32 часа 35 минут


Блэр снилась Скарлет О’Хара.

Это было очень странным, потому что во-первых, девушка искренне считала себя Одри, а не Вивьен, а во-вторых, до этой ночи ей ни разу не снилось то, что она никогда не видела в фильме.

Но тем не менее, сейчас ей снилась, видимо, вырезанная режиссером сцена, где темноволосая южанка нежится в брачной постели со своим последним мужем. Простыни под ней не были прохладными и не были гладкими, новобрачные раскалили и смяли их перед тем, как обессилено заснуть в объятиях друг друга. Черные локоны рассыпались по подушке. К узкой спине лежащей на боку Скарлетт плотно прижималось тело смуглого мужчины. Свет луны из неплотно прикрытого окна едва разгонял полумрак номера.

Мужчина шевельнулся. Его рука лишь на минуту остановилась на талии жены. Потом она медленно переплыла на крутой изгиб бедра. Скользнула по выступающей косточке. Опустилась к твердому холмику между сведенных ног.

Блэр сонно вздохнула.

По сливочной коже шеи шелковой лентой протекло теплое дыхание. Мужские пальцы запутались в волнах ткани ночной рубашки. Тонкие преграды недолго сдерживали напор желания.

Девушка перевернулась на спину, продолжая как со стороны рассматривать цветную картинку на темном полотне век.

Брюнетка тихо ахнула, когда рука Ретта отодвинула узкую полоску трусиков и добралась до обжигающей цели. Мужские пальцы были очень талантливы. И точно знали, чего хотят. Скарлетт повела головой, ее щека уткнулась в твердость чужого подбородка. За исключением ритмично покачивающейся в ее трусиках руки мужчина рядом оставался совершенно неподвижным.

Блэр попыталась понять, почему такая не сексуальная и даже не романтичная картинка перед глазами заставляет огонь внизу ее живота разрастаться как лесной пожар. Скоро девушка поняла, что она, пусть и не испытывая особого возбуждения, физически вполне готова к исполнению супружеского долга.

«Вот только я – Одри, - подумала Блэр. – У меня нет супружеского долга».

Она попыталась снова лечь на бок, но поняла, что не может. С неохотой она выпутала краешек сознания из паутины сна и поняла, что Чак, неподвижно лежащий рядом, уже заканчивает стаскивать трусики с ее коленок. Блэр кое-как вытащила руку из-под одеяла, приподняла фиолетовую повязку и открыла один глаз.

- Чааак… - недовольно нахмурилась она, надув губы.

- Приятно, что даже спросонья ты помнишь мое имя, - заметил он, заканчивая шелестеть упаковкой презерватива.

Блэр попыталась тряхнуть головой, чтобы прогнать из-под век остатки сновидений, но поняла, что совершенно этого не хочет.

Здесь, в коконе из снов, тепла и темноты ей было уютно и комфортно. И совершенно не хотелось драться за честь. Пока девушка сонно хмурила брови, пытаясь разобраться в себе, и понимая, что для препарирования желаний ей сначала все-таки придется проснуться, Чак все так же, под одеялом прижался к ее телу ближе. Он навис над нею на локте и коленкой раздвинул голые ноги на простынях. Девушка тихо ахнула, когда почувствовала между бедер настойчивое касание. Чак молча поглаживал ее твердой плотью несколько секунд, потом протолкнул руку между их соприкасающимися телами и направил себя к влажным горячим складочкам.

Блэр не возразила и не возмутилась. Она пошевелила ладонями просто чтобы понять, где они сейчас находятся. Полусонное сознание подсказало, что если она приподнимет руки буквально на несколько сантиметров вверх, то обнимет парня за талию. Чак толкнулся вперед. Девушка выдохнула в плечо перед своим лицом. Он начал осторожно двигаться.

Они так и не скинули одеяло. Крохи движений его пальцев даже с большой натяжкой трудно было назвать прелюдией. Свечи в номере давно догорели. Чак и Блэр не целовались и даже не были раздеты, если не считать, что она была без трусиков, а он спустил с бедер пижамные брюки. Кроме того, парень вел себя как уверенный в своей власти собственник, он, казалось, даже и не подумал поинтересоваться желанием и настроем девушки под собой.

Да, то, что сейчас происходило в темноте номера, никто не назвал бы восхитительным сексом.

Но Блэр было все равно, кто и как мог бы это назвать.

Она лежала на спине, лишь немного раздвинув ноги. Ее ладошки сонно придерживали мужскую талию. Ее грудь, живот, плечи были надежно прикрыты даже не сдвинутой ночной рубашкой. И все это совершенно не казалось ей неправильным. Ей было хорошо и удобно. Тепло большого сильного тела так неожиданно полно защищало от мира вокруг, от притворства, от грязи и лжи.

Блэр подумала, что, наверное, причина ее странной покорности в запредельной страсти их игр, которыми они занимались в течение нескольких часов до этого. Или в странности всей этой ситуации, когда она должна двое суток провести с человеком, к которому даже сама не знала толком как относится. Или в бешеной скорости, с которой ее жизнь несется по неизвестным рельсам, и явно под откос, весь последний год. Может, ей сейчас нужна банальная передышка?

Блэр не знала, почему она так просто и без возражений позволила Чаку разбудить себя посреди ночи и воспользоваться ее телом, но сейчас, слушая в темноте номера его тихое дыхание и еле слышное поскрипывание кровати, девушка совершенно не чувствовала себя использованной. Она чувствовала себя нужной. Защищенной.

Чак начал чаще дышать. Его лоб упирался в подушку над ее плечом. Губы касались широкой бретели рубашки. Медленно и основательно он врезался в ее раскрытое тело, доставая, казалось, до самых сокровенных местечек, где, затаившись, прятались остатки мыслей и претензий.

Блэр приподняла ладошки и чуть царапнула пижаму Чака у его лопаток. Она уткнулась лицом в его плечо, чувствуя, как все ее тело тонет в мужском объятии. Он был повсюду, внутри, снаружи, сверху, снизу... Его руки лежали на кровати под плечами Блэр, его ноги касались ее нешироко разведенных бедер.

Блэр почувствовала, как он ускорил темп.

Она прекрасно знала, что это значит.

Она закрыла глаза, прислушиваясь к себе, приподняла под одеялом коленки, чувствуя внутренними бедрами ритмичные движения парня над собой. Она подумала, что никогда не переживала ничего подобного. Обычно она думала о себе, отслеживала волны СВОЕГО экстаза, пыталась поймать и запомнить СВОИ точки невозвращения.

Она никогда так остро и ясно не видела изнанку удовольствия другого человека.

- Блэр, - он поднял лицо.

Она кивнула, без слов услышав его вопрос, и, скользнув руками по широкой покачивающейся спине, обняла его за плечи и снова закрыла глаза.

«Он близко. Надо успеть».

- Давай вместе, - услышала Блэр тихий шепот.

Она притянула его ближе к себе и уткнулась лицом в его грудь. Чак улыбнулся в ответ и снова опустился на ее тело.

Через пару минут он хрипло застонал над ней. Его спина под ее ладошками задрожала. Кожей щеки Блэр почувствовала, как повлажнела его шея. Парень глубоко и рвано вздохнул несколько раз. Его выдохи ударили Блэр по коже.

- Черт, - поднял он лицо. - Прости...

- Продолжай...

- Что?

- Просто двигайся, Чак…

Он толкнулся в нее снова.

Потом еще, еще и еще.

Девушка прижалась губами к его шее. Прикусила терпко-сладкую кожу. Выгнулась, помогая лужице удовольствия растечься по ее телу безбрежным океаном. Крепче обняла, сливаясь с большим сильным телом и словно подпитываясь огнем его финала.

Она коротко вскрикнула. Чак замер.

Через несколько минут тишины он осторожно приподнялся, не уверенный, хочет ли Блэр сейчас разорвать объятия. Она тихо выдохнула, открывая глаза.

- Ух ты, - улыбнулся Чак, глядя в ее расслабленное лицо, - кажется, я впервые в жизни чуть было не остался должен девушке оргазм. Хм, таких кредитов я раньше не брал...

- Все когда-нибудь случается впервые... - вернула она улыбку.

Они еще немного полежали в темноте номера. Потом Чак откинул одеяло и, придерживая сползшие брюки одной рукой, встал с постели. Блэр приподнялась на локтях, рассматривая как он, почти одетый, подходит к корзине для мусора в углу комнаты. Картинка напомнила о том, что только что произошло.

- И Басс... - недовольно буркнула девушка. – Ну, неужели нельзя было до утра дотерпеть? Теперь опять вставать, опять в душ, опять засыпать…

- Зачем? – спросил он, возвращаясь под одеяло. – Мы с тобой как супружеская пара – уложились в пять минут и даже не вспотели. Были б дети в соседней комнате – не проснулись бы. Так что, - он как фокусник вытащил из-под одеяла ее трусики и протянул Блэр комочек ткани, - просто повернись на другой бок и спокойно досматривай сон.

Он улегся на подушке и всем своим видом показывал, что сам намерен сделать именно то, что советовал. Девушка в растерянности натянула трусики.

Чак посмотрел на нее. Дождался, пока, явно мучимая сомнениями, Блэр поправит рубашку, пригладит волосы, как бы незаметно проведет руками по плечам и убедится, что она и правда совсем не нуждается в душе, который наверняка прогонит остатки снов и расслабления.

- Иди ко мне, - сказал он, раскидывая руки.

Блэр, все еще раздираемая привычкой делать как надо и желанием сделать как хочется, вытянулась под его боком, удобно положив голову на грудь под пижамной рубашкой. Чак обнял девушку за плечи, ближе прижимая к себе. Потом ткнулся губами в темную макушку.

«Что я делаю, черт возьми, - ругнул он себя. - Обнимаю ее, целую волосы, если так пойдет и дальше, мы еще и разговаривать начнем... В смысле, после секса...»

Чак нахмурился. Разговоры после секса - это явно было не в его стиле. И не в его правилах. А ведь он не нарушает собственные правила!

«Выбирайся из этого, чувак! - подумал он. - Слишком близко, слишком интимно, слишком… опасно!»

Парень опустил глаза вниз. Блэр расслабленно поглаживала в распахнувшемся воротнике пижамы его грудь кончиками пальцев. Она явно не спала и, задумавшись, видимо, сама не понимала, до какой степени интимно перебирает сейчас короткие волоски на теплой коже.

Он ведь не нарушает собственные правила...

- Будем спать? - спросила Блэр и подняла лицо.

Не нарушает?

Бабочки в животе зашелестели, взлетев к самому сердцу, жизненный опыт объявил мобилизацию всех ресурсов.

Чак посмотрел в бездонные глаза перед собой и понял, что в их чокнутом мире, оказывается, есть кое-что посильнее основных инстинктов типа самосохранения.

Например, касание перламутрового крылышка.

Обсуждение
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:28 | Сообщение # 19
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
NB! Сразу предупреждаю, мама (то бишь я biggrin ) сей главой этого детеныша-отказника категорически не довольна - написано это было под впечатлением от общения с РомантиШной Барышней Майями (по совместительству - папой фика), НЕ удалено по ее же... эээммм... ну, просьбой это даже она бы, со всей своей романтиШностью и мягкостью формулировок не назвала biggrin

короче, мне не нравится

я предупредила smile

02 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
03:17
До окончания игры осталось: 32 часа 13 минут


Блэр смотрела на него. Просто смотрела. Без привычной маски стервы ее лицо казалось таким... родным.

- А ты хочешь спать?

- Честно говоря, уже нет...

- Тогда, - Чак встал с кровати, - у меня предложение.

Блэр перевернулась на бок и непонимающе смотрела, как парень подошел к шкафу и достал с верхней полки стопку чего-то светлого и пушистого.

- К чему мне готовиться? - улыбнулась девушка.

Чак подошел к постели и, встав на нее одним коленом, склонился к довольной расслабленной улыбке. Блэр перевернулась на спину и обняла парня за шею, притягивая ближе к себе.

- Увидишь, - ответил он через несколько заполненных тягучими поцелуями минут.

Он кивнул на ворох мягкой ткани, потом встал и открыл нижний ящик комода.

- У тебя в отеле что, заморозки бывают? - весело уточнила Блэр.

По ее коленям рассыпался большой теплый халат с эмблемкой Palace. Чак вернулся к развлекающейся девушке с парой таких же пушистых носков.

- Нет. Хотя не знаю, на самом-то деле. Можно конечно потратить пять минут и одеться, - Блэр скорчила недовольную мордашку, Чак кивнул, - но мне тоже лень...

- Мы уходим?

Он молча взял одну ее ступню и приподнял. Потеряв равновесие, девушка упала на спину и залилась добрым хохотом.

- Пусти, щекотно!

Он удивленно приподнял бровь и, естественно, не удержался от того, чтобы проверить правдивость заявления. Блэр начала извиваться на кровати и хохотать, то ли вырываясь, то ли подыгрывая.

Через пару минут Чак зажал между своих коленок женскую ногу и, как на капризничающего ребенка, натянул на девушку сначала один, потом второй носок.

- Дальше сама, - сказал он и, тоже «обувшись» и накинув поверх пижамы длинный халат, прошел к столику перед диваном.

Блэр сняла с головы фиолетовую повязку для сна, села на попу и вытянув перед собой ноги, посмотрела на явно большие ей носки.

- Я как в уггах, - заметила она, вставая.

Она пошевелила пальчиками. За пару минут в необычной обувке ей уже стало тепло, носки и правда были жаркими.

- Готова? - уточнил Чак.

Не зная, что ее ждет, Блэр завернулась как в кокон в скрывшую ее до пяток светлую ткань и вышла к парню. Он держал в руке корзинку, как для пикника.

Девушка удивленно посмотрела в карие глаза, но вместо ответа он лишь протянул ей руку. Вложив ладошку в знакомое тепло, Блэр послушно позволила ему вывести себя из номера.

Чак сразу же свернул к служебным помещениям.

Путаясь в длинном халате и бесшумно ступая по совершенно пустым коридорам, Блэр думала, почему она позволяет сейчас этому человеку вести ее, в одной сорочке и халате, без обуви, без денег, неизвестно куда и неизвестно зачем.

«Нет, не так, - поправила она сама себя. - Почему мне не страшно? Это же Чак Басс...»

Парень остановился перед служебным лифтом, обнял девушку за плечи и ткнулся губами в ее спутанные волосы.

- Куда мы идем? - шепотом спросила она, откладывая на время сомнения и рассуждения.

- Увидишь...

02 мая 2008 года
Крыша «Palace»
03:25
До окончания игры осталось: 32 часа 05 минут


- Серьезно? - недоверчиво спросила Блэр, перешагивая высокий порог металлической двери. - Крыша?

Чак, все так же крепко держа девушку за руку, уверенно повел ее между каких-то темных на фоне серого ночного неба каменных и стальных громадин с торчащими трубами, антеннами и свисающими мотками проводов. Они остановились перед чем-то, напоминающим накрытый скатертью перевернутый стол. Ну или конуру. Или неровно сколоченный ящик.

Чак наклонился к корзинке.

Блэр поежилась.

- Здесь жутковато... - заметила она и хотела сказать еще что-то, но так и застыла, открыв рот.

На сером бетонном полу парень расстелил что-то типа пледа, достал пару бокалов, бутылку так и не допитого ими шампанского и что-то прямоугольное.

Он сел, прислонившись спиной к каменному выступу.

- Иди ко мне, - он протянул Блэр руку.

Та в сомнении опустилась на коленки.

Порыв холодного ночного ветра поднял несколько темных прядок. Темнота окружающего мира казалась пугающей. Шум города внизу накрывал как грозный предштормовой прибой.

Но тепло ладони так успокаивало...

Блэр подползла к Чаку ближе и удобно свернулась калачиком в его руках. Он прижал ее к груди и снова поцеловал темную макушку.

С двух сторон пара была прикрыта выступами из, кажется, серого металла, снизу лежал теплый плед, сквозь который не пробирался холод пола. Над головой как вывернутый наизнанку дискотечный шар висело звездное небо.

- Уау, - не могла не сказать Блэр, когда увидела панораму Нью-Йорка практически у своих ног.

- Ага, - согласился Чак. - Я маленьким сюда иногда приходил.

Она повернула голову. Ее нос уткнулся в изгиб его подбородка.

- И Барт разрешал? - она посмотрела на край крыши без всяких ограждающих выступов. - Это место не кажется безопасным...

Чак хмыкнул.

- А то ты не знаешь, как Барт к этому относится.

- Относился, - почти машинально поправила она.

- Не думаю, что что-то изменилось. Я вообще сомневаюсь, что мир умеет меняться.

- Да ты философ...

- Это алкоголь сказывается, - отмахнулся он и свободной рукой налил в бокалы шампанского.

Блэр повернулась к Чаку и посмотрела на него. Он видела, как напряглись его губы. Кажется, парень только что больно прикусил себя за язык.

- У тебя была возможность все изменить, - сказала она, пытаясь поймать момент и выжать его по-полной. - Тогда, в лобби отеля. Все могло измениться, если бы ты меня не оттолкнул.

- Я тебя не отталкивал. Просто напомнил тебе о твоем же решении.

- Что ты имеешь в виду?

- Раз я ошибка твоего прошлого, мне стоило остаться в прошлом. Разве не логично?

Блэр едва не подпрыгнула от возмущения.

- Так это была месть? Глупая, мелочная, подлая месть? - она заерзала в его руках, пытаясь отстраниться. Потом вскинула твердый подбородок и посмотрела парню в глаза. - Тогда зачем ты делаешь это?

- Ты о чем?

- Зачем ты заставил меня отдавать долг, раз больше знать меня не хочешь?

- Не Я не хочу, ТЫ так решила. Помнишь?

Блэр прикусила губу. Крыть было нечем.

- А сейчас, - продолжил Чак, - мне просто стало скучно. Я же рассказывал - ты так занята, так нервничаешь, торгуешься, планируешь, просчитываешь. Это, знаешь ли...

- Знаю, - отмахнулась Блэр, - тебя забавляет эта ситуация - мне не до тебя, но я вынуждена тобой заниматься.... Я не об этом спросила, Чак, - она придвинулась ближе. - Зачем я тебе? Зачем ты снова вклиниваешься в мою жизнь? Почему не переключишься на других?

Чак горько улыбнулся.

- Думаешь, я не пытался? То есть я имею в виду, - тут же, словно опомнившись, добавил он, - я и переключился. Ты бы знала, если б у тебя не проявилась неожиданная аллергия на «Сплетницу». Все дело в скуке, - повторил мысль Чак, - модели однотипны, школьницы пресноваты, охотницы за деньгами развлекают максимум пару недель, а ты... ты - уникум, Блэр. С тобой можно играть в кошки-мышки годами...

Чак продолжал говорить, тыкая в глаза Блэр неинтересными известными ей фактами, доказывая, что ничуть не изменился. Она слушала и не слышала.

«Почему мне кажется, что он врет? - пыталась понять она. - Он ведь правду говорит. Сирена рассказывала. И вообще, все это похоже на него - никаких привязанностей, никакой морали, чистая физиология...»

- С тобой мне не скучно, ты как приправа...

- Я все еще нравлюсь тебе? - неожиданно для себя самой перебила Блэр.

«Черт! Дура, - тут же подумала она. - Сейчас он снова заговорит о сексе, унизит, скажет, чтобы я себя не переоценивала, добавит, что...»

- Да, - просто ответил Чак. - Нравишься.

Блэр замерла. Ей показалось, что короткое слово ударило ее, словно хлыст.

Неподвижно, едва дыша, она наблюдала, как парень подлил ей и себе шампанского. Она старалась поймать его взгляд, но он старательно прятал глаза за ресницами.

- Теперь я знаю, что это такое, но пока еще не могу заставить себя не скучать по тебе, Уолдорф. Но, - обернулся он, протягивая ей бокал, - не беспокойся об этом, я усердно работаю. Да и ты неплохо помогаешь...

Он посмотрел на нее. Его глаза снова смеялись. Чак обнял ее одной рукой и притянул к себе, показывая, что разговор окончен. Блэр послушно замолчала, положив голову на его грудь.

В тепле крепких объятий темнота уже не казалась ей такой страшной. Город под ногами не казался таким грохочущим. Ветер, свободный на этой высоте от удушающего привкуса выхлопов, не казался таким холодным.

Мир больше не казался Блэр таким уж пугающе-огромным.

А человек рядом неожиданно стал пугающе-незнакомым.

В ее голове с хаотичностью броуновского движения бились миллионы мыслей и вопросов.

Блэр подумала, что, возможно, у нее с Чаком намного больше общего, чем она представляла. Она считала, что он был таким, как она его знала, всегда, с рождения, просто потому что это в его крови, но сейчас она впервые задумалась, а не притворяется ли он грозным и скучающим, чтобы никто не увидел, как легко его на самом деле ранить? Не был ли он, как и она, просто обточен по живому болью и предательством своих близких? Не выстроил ли он вокруг себя стену из плохой репутации так же, как она выстроила стену из безупречной? Может, когда он строит козни и плетет интриги, он не нападает, а защищается?

Блэр почувствовала, как в очередной раз за сегодня Чак толкнулся поцелуем в ее макушку, потом уверенным длинным движением погладил по спине и прижал к себе еще крепче.

- Тебе не холодно?

- Нет. Эти штуки и правда теплые.

- Могла бы сказать, что это я горячий, - надул он губы.

Девушка рассмеялась.

Каким бы не был Чак на самом деле, сейчас они в любом случае просто играют. Развлекаются, чтобы прогнать вечную спутницу вседозволенности - скуку, убегают от серости жизни в радугу собственных, непонятных никому, даже им самим, отношений.

Обнимая пальцами, едва выглядывающими из пушистой пены рукава, тонкую хрустальную ножку, Блэр решила, что остаток ночи она играет.

А обо всем остальном подумает завтра.

- М, - сказала она, быстро проглатывая едва сделанный глоток и показывая пальцем куда-то в темноту неба. - А я знаю, что это за звезда.

Чак проследил за ее рукой.

- Тоже мне привилегия... Я тоже знаю.

- Нет, не знаешь! Ты прогуливал астрономию.

- Я прогуливал посещения планетария, - поправил он.

- Все равно. Ты не знаешь, что это за звезда.

- Капелла.

Блэр привстала от удивления.

- Я заслужил? – спросил Чак, наклоняясь к девушке и щекоча ее губы своим дыханием.

Она улыбнулась и доверчиво прижалась к нему в мягком расслабленном поцелуе. Он тут же вернул его. Блэр добавила еще один. Потом снова вернула долг. Потом снова добавила. Потом снова вернула...

Она отстранилась, сделала глоток и задумчиво посмотрела куда-то вверх.

- Так, а...?

- Э, нет, - перебил ее Чак. - Моя очередь, специалист по созвездиям.

Девушка недовольно надула губы, но он поднес к ее рту сочную ягоду клубники.

- О, - потянулась она за сладостью, - ты и их захва... Эй! - возмутилась она, когда Чак отвел руку.

Потеряв равновесие, девушка упала на грудь в мягком халате. Парень рассмеялся и обхватил ее маленькое тело двумя руками, помогая снова удобно свернуться в его объятии в пушистый комочек.

- Сначала назови... мм... - он задрал подбородок, рассматривая перевернутую бездонную чашку неба в серебряных брызгах звезд над их головами.

Блэр тем временем едва не прыжком перегнулась через его тело и откусила-таки красную, истекающую соком клубничину.

- Уолдорф!

Она показала ему язык и рассмеялась. Он насупился, преувеличенно неохотно подливая ей шампанского.

- Жульничаешь.

- Ничего подобного!

Он так же резко, как она за минуту до этого, наклонился и поймал губами ее приоткрытые губы в сладком соке. Блэр попыталась возмутиться, но быстро передумала.

- Так, ладно, - отстранился от нее Чак через несколько минут, - назови мне... ммм, - он ткнул в светящиеся рядом с Капеллой две звездочки, - левую.

Блэр сразу подставила губы под призовой поцелуй.

- Неа. Сначала выиграй.

- Серьезно? Думаешь, я не узнаю Кастор?

Чак хмыкнул и наклонился к девушке.

- Молодец.

- У ейё мы, - промычала Блэр в его поцелуй.

Через несколько минут пара с трудом, но все-таки вспомнила, что надо бы иногда дышать.

- Так, хорошо, - девушка поерзала, удобнее устраиваясь в крепких руках.

Она подогнула ноги, свернувшись калачиком. Дыхание Чака щекотало ей висок.

- Чей ход?

- Эммм… не помню. Твой, кажется… А нет, я отгадывала. Так, - она снова посмотрела в темное небо над собой.

02 мая 2008 года
Крыша «Palace»
05:24
До окончания игры осталось: 30 часов 06 минут


Когда через сто раундов и примерно треть разгаданного «кроссворда» Блэр снова посмотрела в ночное небо в поисках задания, оно уже светлело у горизонта.

- Что это? - удивилась девушка.

Чак непонимающе посмотрел на светлую полоску.

- Ну, рассвет, наверное.

Блэр села на пятки, повернулась и посмотрела на парня так, словно тот вдруг начал покрываться пионами.

- Что? - заволновался он. - Что-то не так?

- Рассвет в 5 утра.

- Ну... хм... позднее, вообще-то. Примерно в пять сорок. Что случилось, Блэр?

- Чак! Мы вышли из номера в половину четвертого! - заявила она.

Парень напрягся, понимая, что теряет нить ее мыслей, а значит, не может проконтролировать, куда брюнетку уведет ее странная, так и не постигнутая им до сих пор логика.

- И что? - уточнил он.

- Ты хочешь сказать, что мы целовались больше часа?

- Ну, получается так. И...?

- Чак! Ты же... Чак!

Блэр вскочила на затекшие от долгой неподвижности ноги и уперла кулаки в пушистые бока.

- Ты - Чак Басс! Ты не можешь ПРОСТО целоваться дольше десяти минут!

Он улыбнулся и тоже встал.

- Мне сейчас сделать тебе комплимент, поразится, как плохо ты меня знаешь или... - он выразительно посмотрел на нее. Блэр вспыхнула, - ...исправить ситуацию? Температура неподходящая, но я постараюсь сделать все так, чтобы ты не замерз...

- Чак! - перебила она. - Ты должен был напомнить мне о времени.

- Королева потеряла счет минутам, целуясь с Дьяволом?

- Я тебя сейчас ударю.

- Можешь даже связать.

Она обреченно выдохнула, безжизненно упали с талии кулаки.

- Ты можешь думать только о сексе.

- Ты вообще помнишь, чем мы только что занимались?

- НЕ сексом.

- Согласен. Но ты же понимаешь, что...

- Я понимаю, что нам вставать через полчаса. А мы еще даже не ложились, - Блэр снова уперла руки в бока. - Басс! Мы немедленно идем в постель! - она выставила вперед ладонь, заставляя уже готовую сорваться с губ парня фразу застыть на месте. - И я серьезно тебя ударю, если ты сейчас скажешь хоть слово.

Чак молча поднял покрывало и бокалы. Небрежно бросив в корзинку пустую бутылку из-под шампанского и коробочку с клубникой, он пошел за решительно шагающей по ночной крыше Блэр.

Обсуждение
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:28 | Сообщение # 20
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline
и снова ненавидимые мною NB!

автор всю неделю бегает по строительным магазинам, мебельным салонам и дизайн-студиям, поэтому простите - не вычитано sad позже отбечу и пост поправлю... когда-нибудь... smile

Часть II.2.
Нарушенные правила
.


1. Неспортивное поведение.

02 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
06:40
До окончания игры осталось: 28 часов 50 минут


Блэр сонно потянулась и в очередной раз за утро выключила будильник.

- Подъем, - толкнула она локтем лежащего рядом парня. – Чак. Без двадцать семь. Теперь уже точно пора.

- Еще 10 минут, - буркнул тот.

- Опять? Нет, - зевнула Блэр. – Встаем…

- Урурм…

Он сонно добавил что-то про чертей и ад и отвернулся от девушки, обняв двумя руками свою подушку.

Блэр посмотрела в потолок, закрыла глаза, но тут же неимоверным усилием воли заставила себя снова открыть их. Вздохнув, она кое-как села на постели.

Спать хотелось просто неимоверно.

Мысль, не согласиться ли с Чаком и не поспать ли еще 10 минут, билась в голове все настойчивее. Потом девушка вспомнила, что они уже 4 раза откладывали подъем.

- Чак, - снова сказала она и хлопнула парня по голому плечу. - Мы опоздаем в школу.

- Не мы, а ты, - ответил тот и накрыл голову подушкой.

Она возмущенно на него посмотрела.

- Ты тоже едешь!

Чак даже не соизволил отреагировать. Девушка хлопала глазами несколько минут, потом внезапно осознала, что она уже морганий двадцать как не думает о том, что бы такое язвительное ответить нахалу, с которым проснулась, а просто считает взмахи ресниц и мечтает опустить их и снова упасть на подушку.

Блэр вздохнула, решив, что разберется с подлецом рядом позже, и, безостановочно зевая, встала с постели. Пошатываясь, дошла до ванной и плеснула в лицо пригоршню холодной воды.

Коже стало мокро и противно, но глаза по-прежнему слипались.

Изо всех сил стараясь моргать пореже, Блэр добрела до душа. Поворачивая кран с синей С, она искренне хотела, чтоб вода была просто ледяной, но все равно взвизгнула от неожиданности. Простояв под душем десять минут, Блэр вышла и поняла, что в спальне все еще тихо.

- Басс! - крикнула она, заходя в комнату в одном полотенце. – В школу!

- Я не иду, - буркнул он.

- Идешь!

Чак открыл один глаз. Посмотрел на девушку перед кроватью. Опустил взгляд на лужицу из холодных капель у ее босых ног.

- О. Урм. А я получу секс с русалочкой?

- Извращенец. И маньяк.

- Тогда к черту, - отрезал Чак и, отвернувшись, укутался с головой.

- Басс! - возмутилась Блэр и начала стаскивать с парня одеяло.

- Отстань от меня, Уолодорф! - Чак боролся за собственность так, словно от этого зависела его жизнь. - По-хорошему прошу, отстань.

- Не отстану, - вырвав из рук сонного парня теплую и пахнущую их телами ткань, Блэр не успокоилась.

Чак попытался снова положить голову на подушку, но полуголая девушка уже вскарабкалась на постель и на коленках подползла к изголовью.

- Ты просыпаешься и едешь в школу, Басс! - заявила она, скидывая все, что было на простынях на пол.

Когда последняя подушка из-под головы Чака приземлилась где-то у двери в ванную, парень снова открыл один глаз и оценивающе посмотрел на девушку над собой.

- Договоримся? – его руки совсем не сонно и не слабо обняли голые холодные бедра.

Блэр на секунду опешила от неожиданности и позволила ему усадить ее на себя верхом.

- Нет!!! – пришла она в себя. - Подъем! У нас времени в обрез.

Она спихнула с себя его ладони и, вскочив с постели, крепко схватила упирающееся тело за руку.

- Твою мать, - завозмущался Чак, когда она начала стаскивать его. – Блэр!

- Черта с два ты останешься. Вместе не спали, вместе и мучиться будем!

- Это что еще за семейная порука такая? Нахрен! - заявил он, сползая на пол у кровати. - Если хочешь в школу - езжай, мне плевать, - он поднялся на ноги и, потирая глаза ладонями, пошел к дивану.

Брюнетка бросилась ему наперерез.

- Ты тоже едешь!

- Блэр, - парень обернулся и попытался воззвать к голосу разума. - Согласись, если ты сегодня придешь в школу, а я - нет, это будет лучше. Ну, в смысле, чтоб никто не узнал...

Девушка на минуту прикусила губу, и парень даже успел секунды четыре порадоваться, что победил, когда она решительно взялась за пояс его пижамных брюк и поволокла в ванную.

- Нет!

- Да почему?

- Когда я вернусь из школы, у меня будет буквально пара часов, - пояснила Блэр, - за это время я должна сделать так, чтобы вечером выглядеть словно спала ночью не тридцать минут, а хотя бы три часа. А если ты при этом будешь свеж и бодр - черта с два у меня что-то получится!

Она затолкала парня в ванную комнату. Крепко держа его одной рукой, другой она, не обращая внимания на поток ругательств, включила душ.

- И я типа должен туда идти, - скривил губы Чак, глядя на холодный водопад.

- Я ходила.

- Ты - ненормальная, - возразил Чак. - Уолдорф, - посмотрел он на нее, - зачем тебе вообще сдалась эта школа? Давай возьмем освобождения. Это не проблема...

Он так умоляюще посмотрел в карие глаза перед собой, что даже камень и тот бы растекся розовой лужицей. Но не сердце голой босой брюнетки.

- Нет, - отрезала она и шире распахнула дверцу душа. - Я не могу пропустить школу, мне нужно уничтожить Нелли Юки. И ты идешь со мной, потому что одна я сегодня мучиться не собираюсь. Ты не давал спать мне ночью - я не дам тебе глаз сомкнуть днем!

- Вообще-то все было взаимно...

- Вообще-то, «вместе, без возражений, 48 часов» - твое условие, - напомнила она и решительно кивнула на поток воды. - А потом в школу!

Чак сжался.

- А давай я тебе вечером принесу одну волшебную таблеточку, и тебе не нужно будет спать днем. И вообще - пару суток.

- Чак!

Парень обреченно вздохнул и шагнул под ледяной водопад.

02 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
07:05
До окончания игры осталось: 28 часов 25 минут


Блэр чистила зубы, когда Чак, фыркая как недовольный кот, вышел из душа.

- Уолдорф, ты - стерва, - объявил он, вытираясь полотенцем.

Она молча посмотрела на его отражение в зеркале и не удостоила ответом. Парень, хмурясь, подошел к ней и встал рядом, коснувшись холодным мокрым плечом ее голой руки. Блэр недовольно уркнула и отодвинулась, позволяя ему взять свою щетку.

- Не возмущайся, - сказала она, выплевывая остатки зубной пасты. - Учебный день - это учебный день.

На какой-то крохотный миг им обоим вдруг стало жутко неудобно от факта, что они вот так запросто стоят голые перед одним зеркалом, собираются в школу, их щетки делят один стаканчик, а полочки ЕГО ванной заставлены ЕЕ баночками и тюбиками. Как-то это было... правильно.

И этого неловко.

Обычно, если утром в ванной Чака девушка в полотенце расчесывала мокрые волосы, он хотел, чтобы она побыстрее закончила и ушла. Или она сама стремилась сбежать быстро и как можно незаметнее. Или никто из них не планировал выходить из номера, и предвкушение новых раундов упражнений на простынях висело почти ощутимой дымкой.

Обычно, если Блэр утром собиралась в школу не в своей ванной, она могла беззаботно сплетничать с Сиреной, собирающейся рядом. Или отдавать привычные приказы Дороте, если дело происходило в каком-нибудь летнем доме или заграничном отеле.

Но сейчас все было не так.

Сейчас все было по-другому, и ни один из них понятия не имел, как ему себя вести.

Чак поставил щетку на место. Его рука снова коснулась холодной кожи Блэр. Он на секунду замер. Потом подошел к девушке ближе и обнял ее со спины. Его руки опустились к талии под полотенцем.

Блэр вспыхнула, почувствовав попкой то, что в этих обстоятельствах ну никак нельзя было списать на твердость телефона в кармане брюк. Потому что брюк не было. А телефон, как она точно помнила, лежал на прикроватной тумбочке.

- Басс, ты на «Виагре»?

Чак наклонился и поцеловал голое плечо у ямочки ключицы.

- Я на тебе. Это эффективнее. И вообще, – хмыкнул он, перехватив ее взгляд в зеркале. – Ты же провела ночь с Нейтом, должна быть в курсе… ммм… особенностей мужской физиологии по утрам…

Девушка покраснела.

Она уже едва помнила ту их ночь. И уж тем более, то утро, когда она быстро собралась и сбежала еще до завтрака.

По сути, сегодня она первый раз в жизни по-настоящему спала с парнем. И этим парнем был Чак Басс.

«Опять этот ублюдок забирает мой первый раз», - без злости подумала она и, подняв руку, попыталась оттолкнуть от своей ключицы темную голову.

- Басс, - недовольно буркнула она, но ни на движение, ни на фразу, Чак не обратил никакого внимания.

- И вообще, - продолжил он как ни в чем не бывало, - я имею право на утренний секс.

- Это еще почему?

- Ну, во-первых, - он развернул ее лицом к себе и, подхватив под попку, усадил на край раковины, девушка охнула от неожиданности и вцепилась в голые мужские плечи, - ты обещала, что не скажешь мне «нет»…

- Это было до того, как ты полчаса не мог вылезти из постели, - возразила Блэр и попыталась не позволить ему стащись с себя полотенце.

- А вот это как раз неважно…

- Очень даже важно, - Чак погладил кончиками пальцев кожу на внутренней стороне стройных бедер. Блэр решительно остановила движение, когда поняла, куда направляется его рука. – Мы опоздаем!

- Ну и что? – он продолжал целовать ее плечи. - Придем ко второму уроку, - Блэр поняла, что заводится. Это было плохо. – Или к третьему… - Чак опустил глаза на ее раздвинутые ноги у своей талии. – Или сделаем все по-быстрому.

- Басс, - она изо всех сил старалась говорить жестко, но нахальные руки, настойчиво стаскивающие с нее полотенце, очень мешали и так не самой твердой на свете уверенности. – Но… Ну… Чааак…

- Обожаю, когда ты ТАК произносишь мое имя...

Он закрыл ее рот поцелуем. Блэр задохнулась от удивления, когда поняла, что отвечает.

- Басс, - прошептала она, когда огонь умелых губ опустился на ее шею. – Мы не должны…

- Ты как раз должна, - хмыкнул Чак и его руки непонятно как оказались под полотенцем.

Фарфоровая грудь уже налилась желанием, Блэр поняла, что еще пара минут, и она забудет про школу. Чак прижался к ней всем телом. Девушка не сдержалась и опустила руку, погладив через мягкое полотенце его напряженную твердость.

- Хорошая девочка, - шепнул он, - продолжай.

- Мы опоздаем…

- Нет, если ты не будешь отвлекаться, - он все-таки распахнул на ней ненадежное прикрытие, - ты же понимаешь, Блэр, в номинации «Пустая трата времени» мы с тобой просто чемпионы. На споры мы умеем тратить очень много времени. А его-то как раз сейчас и нет…

Девушка на секунду закрыла глаза. Желание все нарастало. К тому же, Чак, в общем-то был прав.

Она посмотрела в карие глаза перед собой. По ее взгляду он понял все без слов.

Он чуть оттолкнул ее, раздвинул голые ноги еще шире и, не тратя больше времени на ласки остального тела, опустился губами к центру ее желания. Блэр выгнулась и застонала.

Чак не был осторожен. Не был ласков. Не был внимателен. Зная ее тело лучше ее самой, он просто поочередно давил на нужные кнопочки, подготавливая ее и попутно заставляя извиваться и вскрикивать.

- Чак, - шепнула девушка, он не остановил движения, но чуть приподнял лицо, показывая, что слышит ее. - Я тоже хочу…

- Блэр, ты не вовремя.

- Ммм… но ведь… ааааа! Хорошо! - она опустила руку. Пальцы запутались в коротких волосах. – Мы же можем и…

Она оттолкнула темную голову и спрыгнула со своего пьедестала.

Чак улыбнулся, когда девственная королева Нью-Йорка, абсолютно обнаженная Блэр Уолдорф с игривой улыбкой взялась за полотенце на мужской талии и сбросила его на пол.

- Мы же можем приехать ко второму уроку, - закончила она мысль и опустилась перед парнем на колени.

Если бы не сумасшествие последних суток, она бы сама не поверила, что может ласкать Басса такими простыми уверенными движениями, не испытывая при этом даже намека на стыд или смущение. Ласкать его ТАК, утром, при свете, перед зеркалом, вызвавшись сама. Но, проводя ладонью и языком по напряженной плоти, Блэр понимала, что ей это нравится. Ей нравится прикасаться, нравится слышать его стоны, нравится ощущение тонкой сухой кожи, обжигающей пальцы.

Ей нравится власть над всемогущим Чарльзом Бассом, которую она сейчас в буквальном смысле слова, держала в руках.

- Ну или к третьему уроку… - добавила она и коснулась кончиком языка чувствительного местечка возле самого основания его напряженной плоти.

Чак хрипло выдохнул. Пару минут он наблюдал, как розовый язычок и нежные губы скользят по его коже. Желание закрыть глаза и желание смотреть и смотреть разрывали его на части. Он собрал рассыпанные по подрагивающим плечам длинные шоколадные волосы и отвел их в сторону.

- Ты такая красивая…

Она хмыкнула и на секунду выпустила его упругую плоть из плена поцелуев.

- Издеваешься?

- Нет, - без сарказма ответил он. – Я серьезно. Ты сейчас очень красивая.

- Потому что стою на коленях?

- Нет, не поэтому.

- А…?

Чак чуть толкнул ее голову ближе к себе, Блэр улыбнулась и вернулась к более приятному для нее сейчас занятию, чем размышления и разговоры.

Она приоткрыла губы, позволяя горячей твердости скользнуть в свой рот. Чак громко зарычал. Она снова улыбнулась про себя и начала медленно, мучительно, заставляя его с силой сжимать ее волосы в кулаке, двигать головой, не останавливая ни на миг танцы языка и ладошки.

Внезапно Блэр почувствовала на своих плечах крепкое прикосновение мужских ладоней. Не дав ей возможности понять, что случилось, Чак заставил ее встать.

Она возмущенно простонала и снова попыталась опуститься.

- Блэр, - прохрипел он, - если мы не перейдем на следующую базу, ты можешь остаться без сладкого…

Она понимающе улыбнулась. Потом подняла с пола его полотенце и бросила влажную махровую ткань на холод столешницы. Чак тем временем открыл шкафчик над раковиной и достал очередной шелестящий квадратик. Когда он закончил, Блэр стояла, опираясь бедрами на край раковины, и доверчиво улыбалась ему.

- Или хочешь вернуться в постель?

- Нет.

Он снова прижался к ее губам, потом, не разрывая поцелуя, усадил ее на смятое полотенце перед зеркалом. Блэр охнула и запрокинула голову, когда он толкнулся в ее тело.

- Блэр? – замер он.

- Мммм? - недовольно заурчала она и, опустив ладони на его голые ягодицы, толкнула парня ближе к себе. – Не останавливайся…

Чак взял ее лицо в ладони и продолжил движение.

- Мне показалось, я сделал тебе больно…

- Я такая шумная? - игриво улыбнулась она.

- Нет, - выдохнул он в ее приоткрытые губы, - просто…

Блэр не дала ему закончить и обняла за шею.

Они снова поцеловались.

Потом снова.

И снова.

И снова...

Обсуждение
 
mio-mioДата: Среда, 11.07.2012, 15:29 | Сообщение # 21
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4145
Награды: 1567
Статус: Offline

02 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
07:59
До окончания игры осталось: 27 часов 31 минута


Разъяренная полуодетая Блэр с одним накрашенным глазом бегала по номеру отеля и самозабвенно крыла на чем свет стоит все семейство Бассов до седьмого колена, не щадя ни женщин, ни детей.

- Мы успеем, - в очередной раз сказал Чак, бегая по номеру с не меньшей скоростью, одной рукой на ходу отпивая кофе, а другой пытаясь натянуть брюки. - Не психуй, Блэр.

- Я не психую!!! - крикнула таа, едва не целиком заныривая в шкаф в поисках присмотренной еще с вечера красной шелковой блузки. - Твою мать, Басс! Это все из-за тебя!

- Это все из-за нас обоих, - напомнил он о небольшом утреннем приключении, съевшем остаток времени на сборы. - Вообще-то драгоценные минуты мы потратили...

- Почему ты не позволил мне вызвать Дороту, - перебила Блэр, почти не глядя вышвыривая с полок забракованные произведения дизайнерского искусства, - она бы тут все разложила...

Чак хмыкнул, поставил чашку с кофе на высокий комод рядом со шкафом и, глядя на себя в зеркало, застегнул-таки натянутые кое-как брюки.

- Ну, если хочешь, этой ночью мы ее позовем. Посмотреть.

Блэр поверх голого плеча, перечеркнутого пока лишь узкой бретелькой лифчика, прожгла его взглядом, но удостоить ремарку ответом не сочла нужным. Смирившись с тем, что желанная блузка канула где-то в глубинах бездонного шкафа, девушка быстро выдергивала из него все подряд, наскоро оценивала и отбрасывала прямо на пол. Куча тряпок у ее ног росла. Стащив с плечиков строгую рубашку с длинными рукавами, Блэр пару секунд задумчиво рассматривала нежно-розовую ткань с минимумом отделки.

Чак тем временем сел на разобранную кровать и судорожно натягивал носки, одновременно прикидывая, одинаковый ли у них оттенок, наблюдая за полуголой девушкой и допивая остывающий кофе.

- О, - заметил он рубашку в руках Блэр, - хороший выбор. Если не считать, что она - моя. Но могу дать поносить...

Девушка развернулась и швырнула розовый снаряд ему в лицо. Потом снова вернулась к шкафу, оценила объем работ, вздохнула и просто сгребла в охапку содержимое всей полки.

Чак засмеялся, глядя, как скрывается недовольно сморщенная мордашка за разноцветным ворохом. Он на секунду залюбовался, как куча вещей на стройных ногах в белых колготках и чуть просвечивающих сквозь капрон розовых трусиках, делает к нему несколько неуверенных шагов. Смех резко прервался, когда Блэр свалила всю свою неприлично дорогую для подростковых вещей добычу на кровать, и Чаку пришлось пулей отскочить в сторону, чтобы не быть заживо погребенным.

- Эй, - возмутился он, глядя, как костюм, выбранным им за пару минут до этого и неразумно выложенный на постель, скрывается под ворохом блузок и платьев. - Ты что делаешь! И зачем тебе, кстати, мои спортивные шорты?

Он попытался разгрести кучу малу, чтобы добраться до своего пиджака, но Блэр взвыла и шлепнула его по рукам.

- Прекрати мне мешать! - прикрикнула она и для убедительности швырнула в него каким-то черным галстуком. Чак не глядя, накинул его на голую шею. - Лучше вызови Артура. Мы выходим через пять минут.

- То есть все-таки Артура? - уточнил парень, засовывая ноги в туфли и оглядываясь в поисках своих часов. - А как же твое железобетонное «в школу едем только по-отдельности»?

Блэр развернулась и уже открыла рот, чтобы ответить что-нибудь колкое, но не успела.

- О! - расплылся в улыбке Чак, забывая о часах. - А мне нравится твой левый глаз.

Блэр охнула и бросилась к зеркалу, потом чертыхнулась, убежала в ванную, вернулась, огляделась, скинула с постели несколько вещей, нашла под подушкой свою открытую косметичку и снова скрылась в ванной.

- Я тебя ненавижу, Басс! - крикнула она оттуда, судорожно тыкая по ресницам щеточкой от туши.

Чак тем временем подошел к приоткрытому шкафу. В уголочке висел нелюбимый им, но по крайней мере уже собранный комплект из форменной рубашки, галстука в желтую полоску и пиджака с эмблемой Сент Джуд. Парень протянул к нему руку, вздохнул, обернулся, оценил кучу тряпок на постели, снова вздохнул и достал из шкафа кошмарного оттенка желтую рубашку.

- Ненавижу, - повторила Блэр, выбегая из ванной и поправляя наспех натянутую на темные кудри полосатую ленту.

- Я вообще-то тоже страдаю, - заметил Чак, снимая с плечиков пиджак.

Блэр тем временем на ходу бросила ему мужские часы, с вечера забытые в ванной, наклонилась к постели, и выцепила ближайшую красную тряпку. Вещица оказалась кружевным корсетом с болтающимися снизу атласными подвязками для чулок.

- О, - улыбнулся Чак, одновременно пытаясь засунуть руки в рукава рубашки и застегнуть на запястье металлический браслет, - а мне нравится! Я серьезно, Блэр. Если ты появишься в школе в ЭТОМ, особенно, если ТОЛЬКО в этом...

Она развернулась, сверкнула глазами и запустила в него в этот раз красным снарядом.

- Заткнись, Басс!

Пока он, глядя на нее и издевательски улыбаясь, застегивал пуговицы, Блэр натягивала на плечи блузку в мелкую красную клетку, то ли остановив на ней выбор, то ли просто устав копаться в ворохе из хлопка и полульна. Чак поправил воротник и с удивление обнаружил, что на его шее сейчас висят аж два галстука – один школьный, из комплекта, на плечах, а другой, черный, спрятался под тканью.

Задребезжал телефон на столике у дивана.

Чак выдернул лишний аксессуар из-под рубашки и, как и Блэр за минуту до этого, бросил его в нетерпеливо притоптывающую девушку. Черная ленточка заскользила по плечу, но зацепилась за пышный рукав-фонарик и так и осталась на красно-белой клетчатой ткани.

- Если это Артур - мы спустимся через минуту, - крикнула девушка, натягивая на попку черную юбку. - Твою жеж мать! - чертыхнулась она, засунув палец в рот.

- Что такое? Ноготь сломала? - спросил Чак, нажимая на кнопку с зеленой трубкой. - Да, Артур.

Блэр, нахмурившись, рассматривала короткие розовые ногти на левой руке.

- Нет, надломила просто… Черт, да что за день-то такой…

Прижимая трубку ухом к плечу, Чак молча подошел к девушке и, взявшись за черные поблескивающие концы галстука, начал заправлять его под воротник ее блузки.

- Да, все верно, - продолжал он говорить в трубку, пока Блэр ерзала и выгибалась, пытаясь не мешая ему, подпилить чертов ноготь, застегнуть все-таки сползающую по белому капрону юбку и сделать вид, что у нее все под контролем. - Мы спустимся через минуту. Да, и ты же понимаешь, времени начало девятого, придется срезать через территорию дипмиссии. Да, именно, захвати пропуск...

- Пропуск? - подняла на него глаза Блэр. – И мы сможем не опоздать?

- Сможем, - одними губами ответил он, продолжая говорить с Артуром и завязывать галстук на женской шее.

Поправив идеальный черный узел, Чак повернулся к постели и поднял свой школьный пиджак.

- Именно… Нет, отец не в курсе, я сам ему расскажу. Да…

Блэр, справившись, наконец и с юбкой и с ногтем, плюхнулась на диван в гостиной и завязывала шнуровку на почти мужских туфлях, с красной, подходящей по цвету к клеточкам блузки, отделкой.

- Готова? – спросил Чак за ее спиной.

- Да, - ответила она, схватив сумку, и уже шагнула к входной двери, услужливо открытой для нее ее тюремщиком, но увидела себя в зеркале. - Черт, Басс!

- Что опять? - возмутился тот, одной рукой держа белую створку, другой натягивая на плечи красный плащ. - Уолдорф, что бы не случилось, у нас нет на это времени! И это кстати, твоя фраза...

Он посмотрел вслед снова убежавшей в спальню девушке и неожиданно понял, что ему вообще-то нравится это суматошное, кошмарное утро. И что Блэр очень забавная, когда вот так опаздывает и злиться, когда в волнении кусает губы, когда ее глаза так лихорадочно блестят. Он покачал головой, усмехнувшись собственным мыслям.

«Тебе бы возненавидеть ее надо, - напомнил он себе, - а ты вот-вот влюбишь... Черт! Ни за что! Даже слово это произносить не буду! Не буду! Нельзя…»

- О, - намекнул он, - смотрю, ты решила вернуться в постель…

- Нет! - рявкнула Блэр от кровати, раскидывая по всему номеру листопад из вещей. – Даже не мечтай, маньяк! Едем вместе и сейчас же! Басс, мы же покупали вчера галстуки!

- Чем тебе этот не угодил? - он видел, как она в растерянности выпрямилась, потом вздохнула, выцепила из прилично уменьшившейся кучи одежды непримечательную светлую жилетку и снова побежала к выходу.

- Он мужской, - на ходу подхватывая с дивана отброшенную сумку и свой плащ, пояснила она. - Девочки такое не носят!

Парень презрительно фыркнул от глобальности проблемы и вышел вслед за Блэр в гостиничный коридор.

02 мая 2008 года
Лифт «Palace»
08:15
До окончания игры осталось: 27 часов 15 минут


Чак оглядел девушку. Пусть локоны и не были такими идеально подвитыми, как обычно, но лента в черно-белую полоску сглаживала впечатление. Темные ресницы тоже можно было считать накрашенными. Его галстук сочетался по ненавязчивому блеску ткани с ее юбкой, а красная сумка, зажатая сейчас между коленок, совпадала цветом с клеточками на блузке.

- Слушай, а может и правда, ну ее эту школу? - не смог не намекнуть Чак и, решив позлить судорожно натягивающую жилетку Блэр еще больше, потянулся к кнопке остановки лифта.

- Нет! - вскрикнула девушка, отпрыгнув от него почти на метр. - Даже не думай! Извращенец, - добавила она, одной рукой расправляя складки трикотажа на талии, а другой замахиваясь и прикладывая парня красной сумкой по макушке. - Я знала, что это проклятое пари закончится секс-марафоном!

- Ей! - тут же капитулировал он. - Ладно-ладно. Я пошутил. Ты же знаешь, я люблю смотреть, как ты выходишь из себя.

- Извращенец, - еще раз буркнула Блэр и забрала из его рук свой плащ.

- Я? - подколол Чак. - Это не я еду в школу не в своей одежде. А с Нейтом вы часто менялись?

- Замолчи, придурок. Подумаешь, галстук...

Чак знакомо улыбнулся и посмотрел на темный узел под ее подбородком. Потом опустил глаза ниже. Глядя на него Блэр занервничала еще больше. Судорожно натянув на руки белые перчатки, она плюнула на свое решение не поддаваться на провокации и тоже опустила глаза.

На ней была светлая трикотажная жилетка, явно не новая, с широкой окантовкой у горловины и четырьмя большими черными ромбами по центру.

Не ЕЕ светлая трикотажная жилетка!

Лифт остановился, распахнулись блестящие дверцы. Чак, издеваясь, склонился перед девушкой, вежливым жестом пропуская королеву школы, у которой сейчас не было ни единого шанса вернуться в номер, переодеться и не опоздать при этом к началу первого урока.

- Когда ты надевал ее в последний раз? – спросила девушка, не шелохнувшись и продолжая смотреть прямо перед собой.

- Классе в пятом. Или шестом. Джорджина тогда сказала, что в ней я похож на сквайра, и больше я ее не носил.

- Хорошо, - кивнула Блэр. – Надеюсь, невинности ты не в ней лишался?

- Нет, ну что ты. Невинности я голый лишался. Как и ты…

Блэр скорчила презрительную гримаску, обреченно вздохнула и, мечтая о внезапной эпидемии амнезии и невнимательности в отдельно взятой школе, шагнула в просторный холл отеля.

Обсуждение
 
MiniminaДата: Пятница, 10.08.2012, 10:45 | Сообщение # 22
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
Так
Девочки, как все вы знаете, фанф этот мне уже надоел хуже горькой редьки dry , поэтому дальше идем семимильными шагами, то бишь додумываем много всего, что мне лень описывать, ибо это либо 1) и так понятно 2) показано в каноне smile
Итак,
Чак и Блэр приехали в школу (это понятно smile ),
потом Блэр отправила фрейлин к Нелли Юкки (это есть в каноне smile ),
потом оба из команды ЧБ потопали на уроки,
а потом... cool

02 мая 2008 года
Кабинет № 18 школы для девочек Костанс
11:32
До окончания игры осталось: 23 часа 58 минут


Блэр остановилась в пустом коридоре перед дверью кабинета директора и глубоко вдохнула. Мысли судорожно кружились в голове, тыкаясь то в воспоминания о сегодняшнем утре и приставаниях ее фрейлин к Нелли Юки, то в попытки прикинуть, не забыла ли она в эти сумасшедшие двое суток о каком-нибудь своем обязательстве перед школой, то в цитаты о контроле.

«Директор, наверняка, вызывает меня, чтобы обсудить какую-нибудь мелочь, - в очередной раз попыталась Блэр успокоить саму себя. - Или просто поговорить. Или... А, будь что будет!»

Она толкнула дверь с матовым стеклом, нацепив самую почтительную улыбку, которую только смогла изобразить после выматывающих суток, проведенных рядом с Бассом («А еще перед ним, на нем и под ним», - хмуро добавила она про себя), и перешагнула порог.

- Доброе утро, мисс... Какого черта?!

- Я тоже рад тебя видеть, - Чак обошел возмущенно замершую девушку и закрыл дверь за ее спиной. - Ты же не...

- Басс! - развернулась к нему Блэр. Парень на секунду напрягся. В карих глазах полыхал такой огонь, что задымиться грозила не только его одежда, но и вся школа. - Ты совсем с ума сошел? У меня урок, вообще-то!

- И что?

Блэр задохнулась от возмущения и уже открыла рот, чтобы прочитать нахалу перед собой лекцию о нравственности и правилах поведения в школе, но... не успела.

Чак подошел к девушке и рывком притянул ее к себе. Она едва смогла проглотить хоть сколько-нибудь воздуха, прежде чем такие знакомые губы так привычно опустились на ее.

Он целовал ее, не обращая никакого внимания на силу, с которой Блэр пыталась вывернуться. Его руки путешествовали по спине под старой жилеткой, поднимались к нежной, покрытой следами его вчерашней страсти, шее, обнимали твердые скулы и напряженный подбородок.

- Басс! – вырвалась из плена его губ Блэр.

- Урм? – на секунду прервался он.

- Что ты делаешь?

- Целую тебя.

- Почему сейчас?

- Потому что мои 18 часов еще не закончились.

- Почему здесь? – Блэр выскользнула наконец-то из нежеланных объятий и шагнула назад.

Ее бедра тут же уперлись в край директорского стола, а тело оказалось прижато к жесткой поверхности.

- Предпочитаешь спортзал? – уточнил Чак и обнял ладонями округлую попку, словно защищая девушку от возможных синяков.

Блэр на какую-то долю секунду позволила себе подумать, что возможно Басс заботиться и ней, и сразу же пожалела о слабости. Приподняв ее над полом, Чак уверенно усадил вырывающуюся упрямицу на стопки папок и школьных журналов.

- Ча-хрм…! - ее губы снова оказались смяты жадным поцелуем.

- Знаю, - кивнул парень, на секунду разрывая поцелуй и начиная расстегивать свою рубашку, - я сумасшедший, ты не будешь этого делать, это безумие, так нельзя - я в курсе. Не трать время. У нас всего минут двадцать.

- Басс, ты...? - Блэр замолчала, понимая, что все, что она могла бы сейчас спросить или сказать, он уже озвучил. - Ты... Ммм...

Он наклонился и снова прижался к ее губам. Его руки уже приподняли подол черной юбки и сейчас вовсю хозяйничали на скованных белым ажуром бедрах. Блэр заерзала, пытаясь высвободиться. Упало на пол зеленое пресс-папье. Зашелестели и смялись какие-то, наверняка, очень важные бумаги.

- Где мисс Куэллер?

- Показывает школу потенциальным спонсорам, - машинально ответил парень. – А какая разница? - Чак руками развел ее коленки в стороны и сильнее прижался к извивающемуся телу. - Не ерзай, Блэр.

- Иди к черту, Басс, - она сглотнула, понимая, что еще пара длинных собственнических поглаживаний нахальных ладоней у нее под юбкой, и юбки на ней может и не оказаться, она сама ее скинет. - Я не секс-машина в конце концов...

- Ты сама установила сроки, - напомнил он, находя под слоями ткани пояс колготок и недвусмысленно зацепляя его кончиками пальцев. Блэр охнула.

- Кто ж знал, что ты воспримешь это как «восемнадцать часов нон-стоп»! - девушка начала судорожно выгибаться, пытаясь не позволить парню стащить с себя белье. Опасно накренилась от удара локтя настольная лампа. - Любой нормальный... Черт! Басс!

Упав на стол спиной, Блэр поймала светлый абажур и кое-как вернула лампу на место. Больно впился в плечо кончик дорогой ручки. Рассыпались по папкам с эмблемой Сент Джуд темные локоны распластанной на столе девушки.

- Звукоизоляции здесь нет, - невозмутимо напомнил Чак, стаскивая к дергающимся коленкам полупрозрачность в белый горошек. - А впрочем, если хочешь, чтобы нас услышали - вперед. Свалим все на шалости директриссы с... А ты сможешь не кричать мое имя? А то...

Блэр вцепилась в полированный край стола и попыталась выпрямиться. Дернувшись несколько раз, она наконец-то уткнулась носом в короткие волоски голой груди перед собой как раз в тот момент, когда ее обладатель отбрасывал в сторону капроновый комочек. Дорогие туфли уже валялись где-то на полу.

«Когда он успел? - на секунду отвлеклась от сопротивления Блэр. - Там же шнуровка... Ай!»

Минута промедления стоила ей розовых трусиков. Девушка обхватила себя двумя руками, надеясь сохранить в неприкосновенности хотя бы блузку.

Чак, не обратив на эту наивную самооборону никакого внимания, обнял ладонями недовольную мордашку с уже приоткрытыми для очередного возражения губами и снова поцеловал. Потом поднял черный подол и за голую попку притянул Блэр ближе к себе. Ее коленки словно сами собой приподнялись и оказались по бокам от его талии. Руки обвили мужскую шею в попытке сохранить равновесие.

- Рррм! Нет! - неимоверным усилием воли, Блэр все-таки разорвала поцелуй и оттолкнула от себя полураздетое тело. Единственным результатом непродуманного маневра было то, что девушка снова упала спиной на стол. - Черт! Басс!

- О, точно, - кивнул он, задирая подол еще выше, - давай по фамилии. Если кто услышит - пусть отец краснеет...

Он шире развел стройные бедра. Блэр зажмурилась от неожиданного прикосновения прохладного воздуха к, как оказалось, уже повлажневшей коже.

Она запрокинула голову, пытаясь понять, почему сейчас просто не ударит нахала чем-нибудь тяжелым по склоненной к ее груди макушке. Почему ее руки лежат сейчас на плечах под расстегнутой рубашкой, а не мечутся по столу в поисках какой-нибудь карандашницы. Почему позволяет ему ласкать свои бедра кончиками пальцев, почему не сведет ноги и отпихнет парня от стола.

Чак потянулся и лег на бесстыдно-раскрытое перед ним тело. Танец его пальцев сводил с ума.

- Господи Боже! - громко простонала Блэр, забывая, о чем думала.

Он на минуту приподнял лицо и издевательски подмигнул.

- Умница, без имен. Продолжай в том же духе, - он кивнул и снова опустил голову к сладкой шее под красно-белым воротником.

Блэр сжала кулаки.

Прикосновения голой кожи широко разведенных бедер к светлой ткани не расстегнутых еще брюк обжигали. Вся эта ситуация будоражила и заставляла кровь нестись по венам с какой-то невообразимой скоростью. Умелые требовательные ласки все ближе и ближе подталкивали девушку к границе, которую не должна была переступать ни одна уважающая себя леди.

- Скажи еще, что не думала об этом, когда нас отчитывали перед этим столом за вечеринку в бассейне, - шепнул Чак, продолжая пытку.

- Я не так развратна, - выдохнула Блэр и выгнулась.

С удивлением она поняла, что ее легкие больше не сжаты тяжестью чужого тела. Она подняла голову и потратила пару драгоценных секунд на то, чтобы сообразить, что же случилось. Парень к этому времени уже расстегнул брюки, спустил их к коленкам вместе с бельем и закончил возиться с содержимым очередного квадратика из фольги.

- Чак, нет, - попыталась сесть Блэр.

Он великодушно позволил ей не только выпрямиться, но и, поерзав, придвинуться ближе к краю стола, и потянуться босыми пальчиками к полу.

Потом его руки скользнули по бедрам, не прикрытым сейчас даже задранной до талии юбкой, кончики пальцев на пару секунд вернулись к твердому холмику.

- А твое тело говорит: «Да», - заметил он, когда девушка снова задохнулась от изучающего, но, черт возьми, такого горячего прикосновения к своей женственности.

Блэр сама толком не поняла - не успела она или не захотела возразить, когда нахальные ладони столкнулись на ее спине. Прижав девушку к себе, Чак еще ближе придвинул ее к краю стола и резко толкнулся к ней бедрами.

Она закусила кожу у пахнущей соблазном ключицы, когда поняла, что проиграла наглецу всухую. Его умелым губам и пальцам без боя покорились ее страстность, склонность к интригам и авантюризм, чуть повоевав, сдали позиции упрямство и гордость, последними рухнули неприступные, казалось бы, стены здравомыслия.

Сейчас ей не осталось ничего, кроме как тихо всхлипывать от удовольствия в голую мужскую шею.

Чак двигался спокойно и размеренно. Он собрал ее волосы в ладонь и отвел темных хвост в сторону, открывая своим губам доступ к изгибам приподнявшихся позвонков. Другая ладонь по-хозяйски лежала на ямочке у женской поясницы, надежно придерживая ритмично покачивающееся тело. Через несколько минут Блэр плюнула на приличия и крепко обвила парня ногами.

- Умница, - выдохнул он в ее висок, продолжая двигаться. – Я знал, что этот стол тебя манит...

- Нич… ни… О, да. Ничего подобно… О! – чем-то типа фразы ответила она.

- Да неужели?

Чак обнял ее щеку ладонью и внимательно посмотрел в прикрытые от наслаждения глаза. Блэр вцепилась в его плечи под расстегнутой рубашкой и прикусила губу. Он слишком хорошо знал ЭТО ее выражение лица, чтобы рискнуть отвлечься сейчас на разговоры.

Снова поцеловав приоткрытые в немой мольбе губы, Чак крепко сжал голую попку девушки, начиная с еще большей силой толкаться внутрь ее раскаленного страстью тела.

Через пару минут Блэр ожидаемо задрожала. Чак едва успел поймать губами ее последний сладостный вскрик, из-за которого они оба рисковали собрать под дверью кабинета половину школы.

Тяжело дыша, девушка уткнулась лицом в мужскую грудь и растеклась в сильных объятиях.

- Что-то я тебе не верю, - заметил через какое-то время Чак, поглаживая темную голову.

Блэр подняла глаза.

Он все еще был в ней. Она чувствовала, как его плоть пульсирует у нее внутри и это сладкое ощущение заставляло кровь в ее жилах бежать быстрее.

- Я сказала правду, - чуть заикаясь от не восстановленного еще дыхания, ответила она. – Никогда не мечтала об этом столе.

Она обняла его за шею и лукаво улыбнулась.

Чак удивленно прищурился, проследил за ее взглядом, обернулся. В паре шагов от них стоял небольшой диван.

Парень приподнял в улыбке уголок губ.

- Какая же ты правильная… была.

Он немного отошел, помогая девушке спуститься со стола. Его съехавшие до коленок брюки путались и мешали. Чак наступил носком на задник одной туфли и начал было наскоро разуваться, чтобы без помех избавится от досадной тканевой преграды, но Блэр решительно толкнула его ладошками в грудь.

- К черту, - пояснила она, когда удивленный, все еще полуодетый парень упал на диван.

- Уолдорф! – возмутился он.

Она села на него верхом, обняла нахмурившееся лицо ладонями и поцеловала. Чак поерзал. Он почти лежал на широком сидении, и судя по настрою уже опустившейся на него Блэр, возможности сесть поудобнее ему никто предоставлять не собирался.

- Уолдорф…

- Я думала, у нас мало времени, - заметила она, отклоняясь назад и упираясь ладошками в его колени.

- Ага, - кивнул он, - но...

- Мрр? - мурлыкнула она, не отвлекаясь от тягучего покачивания.

- Блэр, - сказал Чак, протягивая руки к почти полностью одетой девушке с едва развязанным галстуком, прыгающей сейчас верхом на нем. - Жилетку придется снять... А то мне не по себе как-то на это смотреть...


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©

Сообщение отредактировал Minimina - Суббота, 11.08.2012, 12:06
 
MiniminaДата: Суббота, 11.08.2012, 12:06 | Сообщение # 23
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
02 мая 2008 года
Номер 1812 «Palace»
14:25
До окончания игры осталось: 21 час 05 минут


Чак Басс был зол. Ненормально, невообразимо, запредельно зол.

Он даже не помнил, когда злился так в прошлый раз.

Сразу после их небольшого приключения в кабинете директора, Блэр, кипя возмущением, неплохо в общем-то сглаженным удовлетворением от того, что отомстила-таки, пусть и таким, столь недостойным нее, а больше приличествующим кому-то вроде ее сообщника, способом новой директрисе за попытки наказать Королеву в прошлом, быстро оделась и сбежала на почти закончившийся урок.

Чак, оставшись в одиночестве, осмотрел смятые документы на столу, передвинутую лампу, сброшенные едва не на середину кабинета подушки с дивана и вздохнул. Наступив на горло любимой песне про свое имя, он начал приводить место преступления в должный вид и… немного не успел.

Когда он поправлял лампу, дверь открылась и в нее стремительно вошла мисс Куэллер.
Она резко остановилась, натолкнувшись на вид прибирающегося, словно горничная, младшего Басса в своем кабинете и хлопала глазами почти минуту, прежде чем из ее открытого рта перестали раздаваться сдавленные хрипы и пошла относительно связная речь.

Речь эта Чаку не понравилась.

В основном потому, что в ней упоминались и смятые подушки, и отпечаток голой девичьей задницы на темной полированной поверхности, и использованный презерватив в корзине для мусора, а достойных контр-аргументов застуканный как-то не подготовил.

Даже сейчас, почти два часа спустя, парень поморщился от одних воспоминаний о буре, разразившейся в небольшом помещении.

Думать о реакции отца не хотелось пока вообще.

Выйдя из кабинета с пылающими ушами, он попытался найти Блэр, чтобы сообщить чертовке, что она ему должна. Как минимум – одолжение. Как максимум…

А впрочем, он был так зол, что пока еще даже не задумывался о том, что потребует со своей сообщницы за пережитое в одиночку унижение.

Но Блэр в школе не было.

Нигде.

Поиски затруднял факт, что всемогущий Чак Басс никогда не считался ее другом, уже несколько недель не считался другом ее бывшего парня, и пару часов как висел на волоске от того, чтобы перестать считаться даже учеником школы. Разыскивать и расспрашивать приходилось с осторожностью, и это злило еще больше. К ланчу на ступеньках, на который Блэр не явилась, стало понятно, что она сбежала.

Чак заехал к ней домой. Выслушал еще одну речь про свои моральные качества, в этот раз разбавленные польскими идиоматическими выражениями, высказанными впрочем с таким энтузиазмом, что перевод не требовался.

Потом заехал в ее любимую кондитерскую, решив проверить вариант, что Блэр могла просто уехать за круассанами для фрейлин. Вариант маловероятный, но парень утешал себя мыслями, что бывшей Королеве для нового возвышения требуется армия, а что может быть лучше наемников? А наемникам надо платить, а у девчонок все долги отдаются сладостями да секретами. О том, что он наивный идиот, абсолютно не знающий девушек, ему подтвердил хозяин кондитерской лично – он готов был поклясться, что девушки с этим именем он в своем магазинчике в жизни не видел.

Разъяренный, усталый, отруганный почем зря, всемогущий Чак Басс вернулся в свой отель.

Знакомый швейцар, открывая дверь, улыбнулся сыну хозяина почти дружески, и это заставило того едва не подпрыгнуть от догадки.

- Черт, - вслух сказал он, начиная искать что-то по карманам. – Ну, конечно, надо Сирене позвонить. Ей-то Блэр наверняка рассказала, где она.

Подлая мыслишка, что вряд ли брюнетка расскажет своей подруге о последних сутках своей жизни иначе как на смертном одре и под дулом пистолета одновременно, вероломно разрушила идею, но не намерение.

Поднимаясь в лифте, проходя по коридору и открывая дверь своего номера, Чак продолжал искать свой как сквозь землю провалившийся телефон.

- Да что ж…

Он замер, остановившись посреди комнаты.

На его кровати, рассыпав по подушке темные локоны, спала девушка.

Чак осторожно подошел, хотя даже отсюда видел сиреневую повязку для сна, которую крайне сложно было с чьей-нибудь спутать.

Блэр тихо сопела, подложив под щеку обе ладошки.

Чак огляделся. На спинке его дивана висела блузка в красно-белую клетку и юбка, туфли и красная сумка стояли у кровати, на тумбочке лежали ее мобильник и лента для волос.

Парень вздрогнул. Предыдущие сутки они играли друг у друга на нервах почти безостановочно.

Сейчас, в тишине номера, когда Блэр не язвила и не вела военные действия, он словно впервые увидел – он живет с девушкой. Да, всего сутки, да, она пришла к нему под принуждением, да, это продлится всего ничего, но… Из-за приоткрытой дверцы его шкафа выглядывали заботливо сложенные горничной женские вещи, полочки его ванной были заставлены девчачьими баночками и пузыречками, на его барной стойке стоял недопитый Блэр стакан сока, на столике у дивана лежали пара ее браслетов и расческа.

Это был номер, где жили двое.

Чак испуганно сглотнул.

Только что он понял, что такое соседство совершенно его не смущает, и испугался своего спокойствия до дрожи в коленках.

Он опустился на кровать. Что-то зашелестело. Парень вскочил и увидел на подушке пришпиленную записку с его собственными инициалами.

Он осознал, что абсолютно ничего в нем, ни единое движение его неповоротливой души, ни единый мускул его сердца не возмутились сейчас неоспоримому факту, что Блэр без спроса залезла в его стол и достала его карточки. Раскрывая сложенный листок, Чак признался, что крепко влип.

Он готов делиться с этой девушкой своей жизнью.

Что было чертовски плохо.

«Только посмей меня разбудить!» - гласила записка.

Под коротким отчерком карандаша стояла заглавная буква вместо подписи. Чак сглотнул.

Воспоминания влезли в голову совершенно не вовремя и ни к месту.

«Только друзья зовут меня Би…»

- Тебе стоило подписаться «Королева», - тихо сказал он, начиная тихонько радоваться.

Блэр вряд ли подписалась бы так сознательно. А значит она, в отличие от него, еще не понимает, что тоже влипла.

Они нарушают личное пространство друг друга, разбивают друг другу сердца, играют будущим и судьбами… но, кажется, есть что-то, чего они сами о себе еще не знают. Чак посмотрел на спящую девушку. Или не хотят знать.

Словно почувствовав его взгляд, она сонно перевернулась на спину и причмокнула. Парень понял, что просто не в силах сдержаться. Он опустился на кровать и, потянувшись, поцеловал Блэр в мягкие теплые ото сна губы.

- Мрм, - возмущенно промычала она и, приподняв повязку, посмотрела на Чака одним глазом. – Ну я же просила…

- Я искал тебя.

Глаз удивленно моргнул.

- В каком смысле?

- Ты уехала, никому ничего не сказав.

Глаз ненадолго задумался, потом хлопнул ресницами и уставился на парня так возмущенно, что тот порадовался, что у карего омута прямо сейчас нет собрата. Вдвоем они бы его испепелили.

- Ты нормальный вообще? Я отправила тебе СМС, что взяла освобождение на три урока, сказала девочкам, чтоб не ждали на ланче и напомнила тебе про обещанную помощь с этой мелкой мерзавкой.

- Имя мерзавки? А то не запутаться бы в твоих врагах…

- Басс! Нелли Юки, конечно же!

- А, ну да…

Блэр села на кровати. Чак узнал свою пижаму и попытался найти в глубинах души возмущение.

Не нашел.

Он снова испуганно сглотнул, и решил, что разберется с собой позже.

- То есть ты ничего не сделал?! – возмущенно сорвала с глаз повязку Блэр. – Чак!

- Я потерял телефон. Видимо в кабинете директрисы. Кстати, о том, что там было, я тебе еще расскажу.

- Я участвовала вообще-то, - буркнула девушка, - помнишь, ты стонал: «Еще, еще, не останавливайся, Блэр»? Так это я была…

- Я имею в виду – ПОСЛЕ этого.

Девушка удивленно моргнула, задумалась, потом решительно вернула повязку на глаза.

- Что бы там ни случилось – я займусь этим позже, - заявила она, возвращаясь на подушки. – Через два часа мне вставать и готовить лучший террористический девичник на планете. Я должна быть во всеоружии, - добавила она и, отвернувшись от парня на кровати, снова сложила ладошки под щекой.

Он несколько минут наблюдал за засыпающей девушкой.

Потом встал и взял гостиничный телефон. Что бы там ни происходило в их душах, если Чак не поможет своей пленнице уничтожить неосторожную новенькую, может так статься, что разбираться ему будет просто не в чем. Всемогущий Чак Басс всегда считал, что не стоит недооценивать своих соперников, а недооценивать разъяренную невыполненным обещанием Блэр Уолдорф ему бы и в голову бы никогда не пришло - эта чертовка запросто продаст его душу дьяволу вместе со всеми невыясненными обстоятельствами, неопределенными чувствами и нерешенными проблемами. Разбитое сердце отдаст как бонус.

А жить Чаку хотелось. Да и разобраться в себе хотелось бы успеть.

Он в очередной раз вздохнул и набрал знакомый номер.

Обсуждение


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©

Сообщение отредактировал Minimina - Суббота, 11.08.2012, 12:07
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от клуба МиМи (творчество mio-mio и Minimina)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: