Вторник, 27.10.2020, 11:57
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Модератор форума: gagoshka, LiluMoretti  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Ролевая игра » Flashbacks » Диснэйленд для ублюдков (DshD, LiluMoretti)
Диснэйленд для ублюдков
DshDДата: Понедельник, 03.12.2012, 00:12 | Сообщение # 31
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Какая прелесть, Маленькая шлюшка хочет помочь своему другу пережить всю живописность ломки.
Мимолетно закатив глаза, я облизнула нижнюю губу, отводя глаза в сторону. Действительно, какая гребаная прелесть. Маленькая дрянь, так любящая заливать о ненужности человеческих отношений и прочей дряни, так рьяно отрицающая все чувства, так ненавидящая всё святое, хочет говорить, пока ему будет больно от ломки.
Иногда, я всё же решительно не понимала себя.
Иногда мне чертовски хотелось стать слишком человечной.
Картер все же встает и садится рядом. поймав его взгляд, я откидываюсь спиной на холодный бетон и его голова ложится на мои колени.
Валяй свою сказку, Ники.
Запустив пальцы в его волосы, я резко сжала их в кулак, склоняя его голову так, что бы он уткнулся левым виском в мои колени и склонилась, шипя в его ухо:
Еще одно "Ники" и это будет последняя долбаная сказка в твоей жизни, Бейзен.
Выровнявшись, я глубоко вдохнула, чувствуя, как жар его тела расползается по моему собственному и прикрывая глаза, пока ладонь улеглась на его лоб. Грузно и рвано дыша, я облизнула губы, теряясь в своих ощущениях и догадках, почему вообще делаю это, перебирая влажные волосы, спадающие на его лоб.
Жил был мальчик. Коренной голландец. - мягко и успокаивающе начинаю я, склоняясь над лицом Картера и шепча куда-то в свою руку, накрывающую его лихорадочный лоб. - Амстердам, куча шлюх, красные фонари. Мальчик очень любил говорить. Так, что все заслушивались, знаешь. Всегда и везде. Он вылазил на лавки на улицах и просто говорил, а люди бросали ему за это монетки. "такой необычный талант" - говорили они. "Какая прелесть". А он ненавидел всё это. Так ненавидел, как ты ненавидишь Бегбедера. И однажды он сидел на причале. Просто сидел и слушал, как торговцы матерятся,Ю перекидывая мешки с рыбой и прочей дрянью. И ему так захотелось сказать им об этом. Так захотелось кричать, что всё это чушь, что они жалкие, что то, что они делают никому в сущности не нужно. Но он хочет это попробовать. Хочет выйти с ними в море. И знаешь что?
Сделав паузу, я беззвучно рассмеялась, резко выравниваясь и прикрывая глаза.
Его после этого никто не видел.


 
LiluMorettiДата: Понедельник, 03.12.2012, 00:31 | Сообщение # 32
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Её пальцы натягивают мои волосы, и я почти что могу потрогать руками её раздражение. Воу, сука, а где же твое безразличие? Неужели сладкое "Ники" так легко может вывести тебя из себя? Или хладнокровие итальянских шлюх слишком преувеличено? И да. У меня ломка, малыш, я бы едва почувствовал что-то от избиения моих почек.
Еще одно "Ники" и это будет последняя долбаная сказка в твоей жизни, Бейзен.
Я глухо смеюсь, прикрывая глаза и хрипя: - Иногда это даже весело - видеть, как ты думаешь, что благодаря своим хлипким умениям орудовать ножом и вагиной ты сможешь противостоять всему миру.
Снова сглатываю, закусывая губу и тяжело выдыхая. Давай уже, Каваллини, говори. Трепись не по делу, заполняй тишину своим конченым психоделом, мне это нужно сейчас, чтобы не начать кататься по полу в припадке дикой жажды героина. Я хотел его, как хотят женщин. Он был моей самой преданной любовницей - но шлюхой похлеще тебя, красавица.
Я чувствую, как её пальцы перебирают мои взмокшие волосы. Не пытаются сорвать их вместе с кожей. Не вонзаются ногтями в мясо. Умиротворенно поглаживают, а шепот стелется по моему лицу, холодный шепот Каваллини, её дыхание с привкусом табака.
Жил был мальчик. Коренной голландец.
Тихий хрипловатый голос маленькой шлюхи, которая перебирает волосы конченого мудака. Какого хрена ты делаешь это, Каваллини? Я же долбаный кретин и обращаюсь с тобой как с вещью. Намеренно обращаюсь с тобой как с вещью. И ты не должна делать того, что делаешь сейчас, но это так хорошо - слушать твои слова, убаюкивающие и монотонные.
Амстердам, куча шлюх, красные фонари. Мальчик очень любил говорить. Так, что все заслушивались, знаешь. Всегда и везде. Он вылазил на лавки на улицах и просто говорил, а люди бросали ему за это монетки. "такой необычный талант" - говорили они. "Какая прелесть". А он ненавидел всё это. Так ненавидел, как ты ненавидишь Бегбедера. И однажды он сидел на причале. Просто сидел и слушал, как торговцы матерятся, перекидывая мешки с рыбой и прочей дрянью. И ему так захотелось сказать им об этом. Так захотелось кричать, что всё это чушь, что они жалкие, что то, что они делают никому в сущности не нужно. Но он хочет это попробовать. Хочет выйти с ними в море. И знаешь что? Его после этого никто не видел.
Я бездумно ухмыляюсь, распахивая глаза и неосознанно ерзая телом на кровати. Долбаный идиот. Я тоже когда-то выходил в море. А потом прыгнул в него. В объятья огромной темной лужи. Облизываю пересохшие губы, сжимая руку, вытянутую вдоль бока, в кулак.
Если такое дерьмо ты будешь рассказывать своим маленьким ублюдкам, я уже сочувствую им. - Я хрипло смеюсь. - Но мне нравится.
Я переворачиваюсь на спину, упираясь взглядом в потолок, а после скольжу им по лицу Каваллини. Веснушчатое, загорелое, долбаное лицо маленькой итальянской шлюшки. Пожалуй, она была слишком красива для бляди. Хотя, может, они и должны быть красивыми? А, может, и не должны. К черту.
- Хэй, он там сдох уже? - Слышу голос одного из надсмотрщиком и, не смотря, вскидываю руку со оттопыренным средним пальцем, процеживая сквозь ухмылку: - Сдохну, когда ты отсосешь у меня, дядя.


 
DshDДата: Понедельник, 03.12.2012, 22:16 | Сообщение # 33
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Иногда это даже весело - видеть, как ты думаешь, что благодаря своим хлипким умениям орудовать ножом и вагиной ты сможешь противостоять всему миру.
Беззвучно рассмеявшись, я поднимаю глаза к потолку, бездумно перебирая про себя все варианты того, как мог сложится этот день, если бы не Лувр. Варианты, как еще мы могли бы заставить людей ненавидеть нас и поклоняться одновременно. На самом то деле день не мог сложится по другому, да и история не терпит сослагательного наклонения. Увы и ах.
Но когда-нибудь умения станут лучше и я непременно убью тебя первым, Бейзен. Рыдай от оказанной тебе чести.
Расплывшись в до отвратительного широкой улыбке, потянула я, чуть оттягивая у корней его волосы.
Прикрыв на секунду глаза, я скользнула языком по верхнему ряду зубов.
Если такое дерьмо ты будешь рассказывать своим маленьким ублюдкам, я уже сочувствую им. Но мне нравится.
Расхохотавшись, я опустила на него свой взгляд, мимолетно пересекаясь с его собственным и тут же отводя глаза.
не люблю смотреть на него, практически ненавижу. Просто в глаза - это изначально слишком близко, да и я не любила, когда пытались рассмотреть что-то из меня, когда пытались смотреть куда не следует.
Хэй, он там сдох уже? Сдохну, когда ты отсосешь у меня, дядя.
Вскинув бровь, я бросила взгляд на надсмотрщика, проводя своими длинными пальцами по лбу Картера и почти слыша, как стучит в моём виску раздражение. По правде говоря, ненавижу тюрьмы. Каждый долбаный раз хочется вскочить и разодрать этих идиотов в форме на лохмотья, которые после можно будет сжечь. Они же не знют идиоты, что те, кто за решеткой в сущности куда сильнее.
Пора уходить, ублюдок.
Тихо произношу я, перекладывая голову Картера на кровать и вставая на ноги.
Подойдя к металлической решетке, я облокачиваюсь о неё, будто бы скучающе обводя ноготком пустые квадратики. Какая долбаная прелесть. неужели никто не захочет утешить взгрустнувшую малышку?
Не найдется сигареты для дамы?
Сладко тяну я, бросая взгляд на блондинистого мужчину, вызывающе вскидывая бровь. Давай же, ты ведь хренов мачо, я вижу, сколько времени ты тратишь на то, что бы твоя кожа блестела на солнце.
Джек пот, господа.
Он насмешливо ухмыляется и проходит ко мне, играя английскими буквами с идиотизмом, присущим только французам.
Малышка, ты что-то путаешь. - Он облокачивается от решетку по противоположную сторону и прямо смотрит в мои глаза. - Здесь участок, а не бордель.
Подавив в себе рвотный рефлекс от пафоса в его голосе, я едко улыбнулась, протягивая указательный пальчик и толкая им кобуру на его поясе.
Усмиришь меня?
И черт меня дери, я готова была разодрать себе кожу от примитивизма, которым приходилдось воспользоваться в таких ситуациях.
Стукнув ноготком другой руки три раза по звонкому металлу решетки, я почти уверена, что Кратер обернулся и поэтому черчу на стене отросшими ногтями буквы S. Поехали, Бейзен. У тебя ломка, но ты всё ещё имеешь руки, готовые отобрать у этого идиота пистолет или ключи. Что выберешь, родной? Ах, да. Ты же никогда не любил заранее приготовленных сценариев.




Сообщение отредактировал DshD - Понедельник, 03.12.2012, 22:17
 
LiluMorettiДата: Понедельник, 03.12.2012, 22:53 | Сообщение # 34
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Пора уходить, ублюдок.
Каваллини встает и я укладываю голову на кровать, кидая мутный взгляд на режущихся в покер мужчин. Тюрьмы. Бесконечные тюрьмы. Собственно, я не сомневался, что половину жизни проведу в них. Диагноз был поставлен сразу: проблемный подросток, социопат, неблагополучное дитя брака двух прекрасных и проклятых мудаков. Я коротко усмехаюсь про себя, думая, что иногда мне казалось, что истинная свобода только в этих решетках.
Там где не имеет значения погода и выборы, реклама и апокалипсисы.
Только гребаный покер длиною в жизнь.
Запрокидываю голову, следя за телодвижениями Каваллини и слушая её. Сколько я знаю эту шлюху, её методы всегда неизменно блядские. Женщины почему-то думают, что с помощью своей вагины смогу завоевать как минимум Марс, как максимум - снести Вселенную под чистую.
Малышка, ты что-то путаешь. Здесь участок, а не бордель.
Усмиришь меня?

Я криво ухмыльнулся, поморщившись от отвращения к тривиальности ситуации, и сел на кровати, вставая и чувствуя, как голова кружится. Долбаный героин. Долбаный, сука, героин.
Знак "S". Когда мы удостоили себя чести выдумать эту хуйню, Каваллини? Будто бы двум восемнадцатилетним ублюдкам было решительно ничего делать, кроме того, как заниматься еблей чужих и своих мозгов.
И все. Шоу должно продолжаться.
Я неспешно подхожу к Каваллини, обнимая её сзади и смотря в глаза охраннику: - Усмиришь, м? Или хочешь присоединиться к нам? - Блондин ухмыляется, брезгливо осматривая нас. - Или твой скудный интеллект жарящегося в соляриях неудачника слишком уныл для веселья? - Я намеренно дразню его, вынуждая снова приблизиться к решетке и прошипеть: - О-о, кто заговорил. Мальчик уже готов к сеансу апробации новой полицейской дубинкой? Вытрахаем из тебя ею все дерьмо.
Я широко улыбаюсь, поглаживая ладонью живот Николь и шепча: - Я всегда знал, что мужчины падки на меня. - Я резко выхватываю из его кобуры пистолет, схватив через решетку за ворот форменной рубашки и Каваллини выскальзывает из-под меня. Уперевшись локтем в железную решетку, я снимаю оружие с предохранителя и вжимаю дуло пистолета в лоб охранника, натягивая его ворот и едва ли не вдавливая его лицо в решетку. - Открывай, сука.
Кидаю взгляд поверх него, слыша возгласы охранников в небольшой выемке чуть поодаль. Пока они не увидели, всего десять секунд. - Луи, ты где, мать твою?
Я перевожу на парня взгляд. - Ну же, Луи. Открывай. Иначе твой мозг со стен будет оттирать техничка.
Страх - первобытный, примитивный - овладевает его лицом. Все наши болезни - в наших страхах. Вся суть - в наших страхах. А чего боитесь вы? Лелеете ли вы то, чего вы боитесь?
Я почти что чувствую липкую панику Луи, пристающую к телу пленкой. Он шарит по карманам и выуживает связку ключей, а я беру его на мушку и отстраняюсь, ожидая, когда он откроет дверь. Явно новичок. Обычно такой фарс не проходит с маститыми тюремными жителями.
Вуаля - вход открыт. Я киваю Каваллини, сглатывая и слыша улюлюканья моих сокамерников. Заставляю себя ровно держать пистолет, пытаясь не дрожать от ломки. Выхожу из камеры, подмигивая Луи и быстрым движением направляя дуло виска на его бедро, спуская курок и под глушительный выстрел хрипя с улыбкой: - В следующий раз ты будешь выполнять все правила безопасности, амиго. Мы ведь конченые, забыл?
Он корчится от боли на полу.
Коллеги в оранжевой формы выбегают на свободу. Они сеют хаос, толстые, упитанные, татуированные властители своих кухонь. Охрана слаженно истерит, а мы с Каваллини скрываемся в недрах полиции, стремительно перебегая по бесконечным коридорам и, как обычно, удача почти что в наших руках, извивается, как долбаная гейша в объятьях самурая.
Я равнодушно пристреливаю охранника, который встретился нам в самом конце пути. Мы выкарабкиваемся наружу, в брызгах крови и пыли. Словно на нас кончил Сатана. Какой очаровательный бред, не так ли? Впрочем, под ломкой я не эстет.
Мы достигаем порта Парижа, где я беру в долг несколько граммов героина. Полезные знакомства это чертовски прелестно. Мы убиваемся с Каваллини на пару, завалившись на деревянный мост, не переодевшись. Меня отпускает и накрывает. Тихо. Хорошо. Я дома. Я в психоделе.

- И вуаля, Каваллини, мы на свободе. Для драматичности следовало бы прогнить в этом обезьяннике пару дней, но пропустить паром в Вену - самый отчаянный грех, куколка. Кстати говоря, тебе идет оранжевый. - Я усмехаюсь, закуривая сигарету и осматривая корабль, который отбудет через десять минут.


 
DshDДата: Вторник, 04.12.2012, 00:24 | Сообщение # 35
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Я усмехаюсь, пока вся эта очаровательная хуйня имеет место. Пока Картер играется и мы сбегаем.
Бежим, словно чертов Форрест, хохочем и виляем в коридорах участка и всё это так прекрасно, что могло бы быть записано в какой-нибудь психоделической книге или заснято в фильме Тарантино или Финчера.
Дорожная пыль оседает на нас, пока мы сломя голову несемся по улицам, не заботясь о том, что оставили хаос позади, о том, что мы посеем хаос и впереди. Не заботясь о том, мы в оранжевой форме и наверняка привлекаем внимание.
Сдохните или смиритесь. Вам нужно научиться играть по нашим правилам, в итоге мы всегда устанавливем их сами.

И вуаля, Каваллини, мы на свободе. Для драматичности следовало бы прогнить в этом обезьяннике пару дней, но пропустить паром в Вену - самый отчаянный грех, куколка. Кстати говоря, тебе идет оранжевый.
Усмехнувшись, я поднимаюсь на ноги, закуривая сигарету, которую мне одолжил один идиот. Что-то напоминающее Парламент или старую добрую Приму. А может эта дрянь и вовсе всё сразу.
Подкурив, я оборачиваюсь к Картеру, выпуская облако белесого дыма в сторону и кивнув головой, подмигивая этому ублюдку. все же иногда я готова была признать, что он был откровенно неплох.
И все же без него намного лучше. - сделав паузу, я снова затягиваюсь, отворачиваясь к кораблю и бросая через плечо. - За что ты её так любишь? Эту свою Вену.


 
LiluMorettiДата: Вторник, 04.12.2012, 00:48 | Сообщение # 36
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Каваллини подмигивает мне и я вдыхаю через свернутые трубочкой губы дым её сигарет, после усмехаясь и затягиваясь своей. Мы вместе смотрим на корбаль. Долбаный Титаник для нищебродов. Давай столкнем его с айсбергом наших сумасшествий, крошка?
- И все же без него намного лучше. За что ты её так любишь? Эту свою Вену.
Ай-яй, Каваллини, ты хочешь знать слишком много. Это моя территория и вряд ли я когда-нибудь позволю взойти на неё твоим очаровательным длинным ножкам. Я вполне доволен установившимся между нами расстоянием - ты делаешь мне минет и я показываю тебе тотальное безумие, я трахаю тебя и ты разукрашиваешь дни мазками суицидального веселья.
Затягиваюсь, выпуская перед собой клуб дыма и театрально, для самого себя, острием сигареты пронзаю шар оттенка смога. Гудки парома оглашают порт и моряки спешат в каюты. Была какая-то прелесть в море, океанах. Наверное в том, что сдохнуть в нем так же легко, как впустить в воздух легкие. Столько трупов гниет на дне. Столько историй, завитых водным плющем - водорослями.
За что я люблю эту свою Вену?
За то, что там большую часть жизни провел мой отец. За то, что это был первый город, который я посетил. За достоинство и неуловимую самодостаточность города, за его похожесть на книги Хэмингуэя. За то, что это долбаная Австрия, а я на треть немец. Спишем все на то, что люди тянутся к своим корням.
- Там отличное пиво, Каваллини. - Хриплю я и отбрасываю окурок в воду, суя руки в карманы формы и направляясь к кораблю. Вскоре мы уже распиваем ром с моряками и я играю в карты, а рыжая шлюшка танцует на бочонках из-под выпивки.


 
DshDДата: Вторник, 04.12.2012, 01:17 | Сообщение # 37
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Подвязав черным шнурком матроску, которую мне любезно одолжил один юнга, я вышагиваю по улицам Вены, докуривая третью сигарету и вертя в руке трубку. Вам нравится наш карнавал?
Двое из моря. Хемингуэй написал бы об этом новый шедевр.
Покосившись на бутылку рома в руке Картера, я начинаю смеяться, щелчком отбрасывая окурок.
Площадь Хауптплац манит своим названием туристов, сыплет во все стороны старинным шиком, а я поправляю кепку морского флота на голове, отдавая честь уличным музыкантам, играющим какое-то подобие сальсы и джаза.
Попробуем это твоё пиво, Бейзен.
рассмеялась я, выхватывая из его руки бутылку и делая несколько глотков обжигающего пойла.
Обязательно попробуем, мон ами.
Сменив смех на безумный хохот, я начинаю танцевать, выходя в центр площади и отбивая ногами свой собственный ритм, прикрывая глаза и забываясь в движении. Так очаровательно смотреть на все эти охуевшие рожи, которым не нравится мой танец, которые не понимают отчего я, видная издалека тварь дергаюсь под звуки музыки, почему опошляю весь европейский флот и распиваю алкоголь без плотной шуршащей бумаги, которая скрывала бы название бутылки.
Подняв веки, я подмигиваю Картеру, поднимая руки над головой и исполняя непонятные арабские петли кистями рук, ловя своей грудью и плечами брызги рома.
Что еще хорошего здесь, Картер, а? Что еще хорошего в твоей Вене, кроме старых улиц? Что, твою мать, кроме этого твоего пива, о которым ты наверняка соврал.
Хохоча, бросаю я слово за словом в сторону парня, смеясь, как чертова сумасшедшая.


 
LiluMorettiДата: Вторник, 04.12.2012, 01:42 | Сообщение # 38
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Я браво вышагиваю по площади Хауптплац в наряде матроса, который выиграл у одного моряка в одной из бесконечных партий покера. Мутноватый от рома взгляд шарит по пикам башенок и теряется в кирпичной кладке улиц. Надо же, какая патетика, ублюдок предан долбаной прекрасной Вене, которая как недоступная женщина, прячущая свою гордость в ворохе кружев и тысячах крючков корсажа.
Жители и туристы кружатся в одном слаженном потоке, спокойном и таком чертовски степенном, но здесь это не раздражает.
Уличные музыканты смешивают жанры так же безжалостно, как умелые бармены в клубах добавляют в текилу химку. Я пьяно усмехаюсь, припадая губами к бутылке рома.
Каваллини беснуется, играясь со своей матроской, шатается в приступах ежедневного вызывающего безумия, её огненные волосы хлещут прохожих по лицу.
Попробуем это твоё пиво, Бейзен. Обязательно попробуем, мон ами.
Я начинаю хохотать, наблюдая за её пируэтами; струйки рома, как кровь, текут вдоль её шеи к ключицам, а она смеется, как умалишенная, и слова кубарем слетают с её губ. - Что еще хорошего здесь, Картер, а? Что еще хорошего в твоей Вене, кроме старых улиц? Что, твою мать, кроме этого твоего пива, о которым ты наверняка соврал.
Я усмехаюсь, делая у ней шаг и обвивая её талию одной рукой, а во вторую вкладываю её ладонь, хмельно шепча в её губы: - Приглашаю вас на вальс, моя маленькая самодовольная блядь. Не соизволите после сделать мне минет? Ваш язык сегодня чертовски... неукротим. - Вгоняю я в вену очередную порцию бреда, приподнимая Каваллини и буквально заставляя её летать на площади Вены в безумном подобии вальса. Она повисла на мне, а я несся куда-то в сторону, сбивая прохожих; шаг влево, шаг вправо - расстрел. Это вальс для пьяных выпускников, господа.
- Здесь женщины недоступные, Каваллини. Знаешь ли, не все расставляют ноги на ширину души перед каждым, кто заплатит триста долларов. - Я скалюсь ей в лицо, заканчивая: - А недоступных интересно трахать. Смотреть, как они ломаются. Как их высокомерие и гордость разлетаются в прах. Непередеваемое чувство - иметь в рот то, что якобы выше.


 
DshDДата: Вторник, 04.12.2012, 02:14 | Сообщение # 39
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Бейзен делает ко мне шаг и я вскидываю бровь, наблюдая его лицо около своего и хмельное дыхание ударяется в моё лицо. тебе это тоже нравится, Картер. Тебе нравится, когда люди качают головой и ненавидят тебя. Когда шепчут что ты "ненормальный ублюдок", а я просто "сумасшедшая шлюха". Ты, блять, тоже кончаешь от этого чувства, что ломаешь систему, что она стонет под твоими ногами или просто под тобой. Ты же так любишь власть, не правда ли?
Приглашаю вас на вальс, моя маленькая самодовольная блядь. Не соизволите после сделать мне минет? Ваш язык сегодня чертовски... неукротим.
Расхохотавшись, я легко поддаюсь ему, повиснув на нём и проводя кончиком языка по верхнему ряду зубов и прицокивая и будто бы взвешивая варианты.
Может да, а может только после того, как вы, мой дорогой самодовольный ублюдок хорошенько трахнете меня. Или миссия слишком невыполнима?
Тяну я, вскидывая брови и цепляясь пальцами в волосы на его затылке, оттягивая их и жестоко улыбаясь. Какая, мать вашу, прелесть. Может быть оскверним твой распрекрасный город?
Здесь женщины недоступные, Каваллини. Знаешь ли, не все расставляют ноги на ширину души перед каждым, кто заплатит триста долларов. А недоступных интересно трахать. Смотреть, как они ломаются. Как их высокомерие и гордость разлетаются в прах. Непередаваемое чувство - иметь в рот то, что якобы выше.
Сделав глоток из бутылки, я размахиваюсь, бросая её куда-тов толпу и кажется, какой-то бедняга чуть не поймал свой последний вздох перед смертью от бутылки рома. А из меня давно пора ампутировать всё это безумие вместе с остатком мозгов.
Какая жалость.
Нарочисто сладко тяну я, раскручиваясь под его рукой и рывком врезаясь в мощное тело, на выдохе сипя:
У всего есть недостатки. Се ля ви.
Очередное па и я шагаю непонятным мне самой шагом куда-то в сторону, растягивая губы в оскале и на ходу выхватывая у какого-то мужчины сигарету, одевая на его голову свою шляпу.
Пожалуй, за это и стоит любить города. За их недостатки, Картер. В этих романах ведь так идиотски учат этому. Любить даже чертовы недостатки.
Людям начинает нарвится происходящее, их забавляет это, им нужно еще, а как только это происходит меня начинает тошнить от их тривиальности, пошлости, привычке следовать инстинктам толпы. И я кручусь вокруг своей оси, оказываясь позади Картера и шипя на ухо:
Слабо или не слабо, Картер? Слабо опорочить свою дрожайшую Вену?


 
LiluMorettiДата: Вторник, 04.12.2012, 22:30 | Сообщение # 40
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Может да, а может только после того, как вы, мой дорогой самодовольный ублюдок хорошенько трахнете меня. Или миссия слишком невыполнима?
Я смеюсь на её последних словах. Что ты несешь, моя маленькая, пьяная в хлам героиновая кукла?
Впрочем, очаровательный бред этой пропащей суки время от времени был довольно забавен и все же стоил внимания. Я смотрю в её бледно-серые глаза, окаймленные темным ободком, матовые и бессмысленные. Кажущиеся дикими из-за их восхитительной пустоты. В таких не утонешь. О такие разобьешься, как об асфальт, в кровь и мясо.
Каваллини беснуется, а я кидаю пьяный взгляд на небо. Глоток из бутылки, звон разбитого стекла, возмущенное шипение. Люди обходят нас стороной и, должен признать, они весьма дальновидны.
Какая жалость. У всего есть недостатки. Се ля ви. - Она едва ли не впечатывается меня на очередном повороте, а я лишь хрипло посмеиваюсь её бессвязностям. Ну же, ласкай меня дальше этими клише, дорогая. Она отходит, играется с людьми, как маленькая цирковая обезьянка или выдрессированная собачонка. Какая жалость, что толпа не понимает, что в конце она раздерет их на куски и будешь наслаждаться каждым шматом мяса. Будет мстить им за их банальность и тривиальность, словно сама не является такой.
Я наблюдаю за ней. - Пожалуй, за это и стоит любить города. За их недостатки, Картер. В этих романах ведь так идиотски учат этому. Любить даже чертовы недостатки.
О-о, избавь меня от этой патетики, куколка, тебе слишком далеко до Ницше, - усмехаюсь я, суя руки в карманы и смотря как она обходит меня сзади, пританцовывая. Люди смеются с Николь, ведь она такая забавная, милая, молодая и беспечная. Ведь она просто веселится. Маленькая девочка на площади Хауптплац.
А сегодня вечером ей захочется застрелиться.
Слабо или не слабо, Картер? Слабо опорочить свою дрожайшую Вену?
Я запрокидываю голову, смеясь и чуть оборачивая голову к Каваллини, скользя взглядом сначала по её губам, а после упираясь им в её глаза. - Малыш, мне все равно где тебя трахать. Я не особо привередлив.
Я разворачиваюсь к Каваллини всем телом, поддевая пальцами её подбородок и подмигивая ей, а после снова беря её за руки и начиная вальсировать в сторону памятника в центре площади. Люди хохочут, потому что мы - романтичные влюбленные, которые немножко под шофе после первой брачной ночи.
Потому что она такая хорошенькая, а я такой высокий.
Потому что мы безвредны и восхитительны.
Несколько поворотов, раз-два-три, последний шаг и я резко впечатываю Каваллини в "пьедестал" памятника, посвященному умершим во Второй Мировой войне. Приближаюсь к её лицу, грубо оттягивая нижнюю губу и бездумно усмехаясь в её рот. - А шлюхам нужны прелюдии? А даже если и нужны, кого это волнует? - Я опустил руки вдоль её тела к бедрам, быстрым движением задирая подол её растянутой матроски и скалясь ей в лицо.
Иногда мне казалось, что было что-то намеренное в таком моем обращении с ней.
А потом я трезвел и снова врал себе.
Смотря в глаза Каваллини, я разрываю её нижнее белье, отбрасывая тряпичный комок в сторону, почти что случайно попадая на лицо разинувшего пасть паренька. А люди смотрят. Маленькие смышленые дети на их глазах превращаются в аморальных уродов.
Я расстегиваю ширинку и приспускаю штаны, неспешно выуживая из кармана презерватив и разрывая его зубами. - Но это так мило. Что ты просишь меня оттрахать тебя.
Я обхватывю ладонью шею Николь и в следующий момент вхожу в неё, задрав её правую ногу на уровень своих бедер.


 
DshDДата: Вторник, 04.12.2012, 23:18 | Сообщение # 41
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
О-о, избавь меня от этой патетики, куколка, тебе слишком далеко до Ницше,
Закатив глаза, я продолжаю истерично и пьяно вытанцовывать на этой площади, на этом лоскуте истории, который в сущности ничего не значит, но людям так присуща эта любовь к символам. Давай никогда не привязываться к ним, Картер? Давай, никогда не признавать их правды?
Малыш, мне все равно где тебя трахать. Я не особо привередлив.
Он оборачивается ко мне и чувствую, как едкий запах его кожи ударяет по лицу.
Сука. Реакция людей такая до предсказуемости смешная, такая низкая, никчемная. Почему вообще кто-нибудь станет следовать таким до тошноты тривиальным стандартам?
Я усмехаюсь, когда его пальцы поддевают мой подбородок и я легко ухожу с ним в танце. Играет, словно хорошо натренированный кукловод, на самом же деле никогда им и не был. Просто наше поколение так падко до власти, до этого хмельного ощущения всемогущества. В конце-концов мы просто подростки и нам позволен максимализм.
Один поворот.
Второй.
Я резко выдыхая, шипя от издевающейся боли в позвоночнике и губе. Урод.
А шлюхам нужны прелюдии? А даже если и нужны, кого это волнует?
Чувствуя раскат дрожи по телу, я вскидываю бровь,вцепляясь пальцами в волосы на его затылке и с силой оттягивая их, пытаясь выдрать с корнем, причинить эту чертову боль, что бы он корчился от неё на полу, а люди решили бы что мы окончательно сумасшедшие перед тем, как вызовут полицию. Из французского обезьянника в австрийский. Напишем путеводитель для туристов, Бейзен?
Но это так мило. Что ты просишь меня оттрахать тебя.
Усмехнувшись на выдохе, я чувствую его в себе и беззвучно смеюсь, с силой ухватываясь за его шею и оттолкнувшись от пола, обвивая вторую ногу вокруг его поясницы.
Ты так забавно тешишься, когда тебя умоляешь.
Жестоко усмехнувшись, я чуть откинула назад голову, пошло и громко простонав, оттягивая моряцкий костюм Картера от его шеи и почти с размаху впиваясь в неё губами и языком, изучая и пробуя на вкус. Соленая, словно чертова кровь. Жесткая, словно наждак.
Подняв веки, я ловлю осуждающий и презрительный взгляд, морщащийся бабули и подмигиваю ей, дотягиваясь ладонью до поясницы Бейзена и приподнимая его пиджак, оголяя загорелую во Франции кожу.
Люди хотят шоу. Люди его получат.


 
LiluMorettiДата: Среда, 05.12.2012, 01:32 | Сообщение # 42
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Ты так забавно тешишься, когда тебя умоляешь.
Как скажешь, Каваллини, - с мимолетной ухмылкой бросаю я, так же грубо обхватывая её за плечи, когда она заскакивает на меня. Кожу на голове все ещё жжет от её яростных манипуляций с волосами. Насколько же я тебе небезразличен, куколка, если ты позволяешь себе эту ненависть. А шлюхи ведь бездушны. Из них вытрахивают все до остатка: честь, жажду к жизни, эмоции и привычки. Они уныло рефлексируют под фальшивые оргазмы, пока в двадцать пять не уйдут на пенсию, скоропостижно скончавшись в помойной яме.
Шлюхи дохнут, как минуты.
Быстро.
Ритмично.
Успевая сгореть за шестдесят секунд.
Её губы на моей шее, терзают огрубевшую кожу, а я вгоняю в её тело толчки, зажмурив глаза и бессмысленно усмехаясь в её висок. Похоть, животная, примитивная, тупая и ограниченная, сквозит по венам, взрывает капилляры, судорожно бьется в сонной артерии; мне плевать на толпу, на людей, на полицию, на собственные мотивы, мне просто хочется трахать Каваллини, мять её тело в своих руках, сжимать в ладонях её грудь, и толчками выбивать из неё эти гребаные слова, которые были мне близки. Ты же просто шлюха, красотка. Просто маленькая. Пустая. Депрессивная шлюха.
Мне слышится рев толпы.
Да, красавица. Мы пали. Ебем друг друга на памятнике жертвам войны, под суматошные взгляды идиотских детей и окоченевших старух, бесстыдно стонем и хрипим, так уродлив и прекрасно вливаясь друг в друга.
As I whisper in your ear I want to fucking tear you apart, - тяжело дыша, хриплю я в ухо Каваллини, следом запрокидывая голову и испуская протяжный низкий стон.
- Бабушка, бабушка, что они делают?!
- Отвернись, Ноэль. В этом мире слишком много плохих людей.
Я раскатисто смеюсь, жестко охватывая Каваллини за подбородок, словно осматривая её как породистую лошадь для скачек, и вцепляюсь в её губы.
- Граждане, попрошу прекратить вас, вы арестованы за... - Слышится голос рядом. Я усмехаюсь.


 
DshDДата: Четверг, 06.12.2012, 01:24 | Сообщение # 43
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
Как скажешь, Каваллини,
Усмехнувшись, я деланно закатываю глаза, играю, притворяюсь. Давайте, я умолчу от вас о том, что ненавидела это больше всего. Что ненавидела играть, притворяться и маскарады. Я ненавидела менять роли просто так, не преследуя никакой цели, достойной такой тривиальности в поведении. Но мне, конченной шлюхе и идиотке, наплевать неа свои принципы сейчас, когда Бейзен трахает меня при нескольких группах туристов и прохожих.
Это ведь так до отвращения весело - заставлять их ненавидеть твою свободу.
As I whisper in your ear I want to fucking tear you apart
Тихо рассмеявшись, я жмурусь и откидываю голову на памятник, теряясь этих толчках. Один за другим. Глубже и грубее.
Еще, Кратер, черт тебя дери. Давай как в этой песне. Раздирай меня пополам, когда я напеваю скорее сама себе, не адресуя тебе свой ответ следующей строчкой.
It's cute in a way, till you cannot speak. And you leave to have a cigarette, knees get weak
Сиплю я, отмечая периферическим зрением подходящий к нам патруль и ядовито улыбаясь. Сыграем в наши любимые фильмы? Как насчет Форрест Гампа, ублюдок?
Граждане, попрошу прекратить вас, вы арестованы за...
Картер делает следующий толчок и я деланно вскрикиваю, опуская одну ногу на асфальт и чуть надавливая ладонью на плечо Бейзена, чтобы он отстранился.
Мы сделали что-то противозаконное, мистер?
Сладко тяну я, рывком оправляя свою матроску и растягивая времени. Полицейские ведь никогда не ожидают твоего спокойствия, знаете ли. Они всегда ждут, что ты будешь ошалело бежать, ломая по дороге ноги.
Что такого в наслаждении? Всё ведь законно, сер.
Подавляя смех, я бросаю взгляд на Бейзена и не слушаю ответ полицейского. в следующую секунду срываясь с места и слыша рядом тяжелый бег Картера, вперемешку с его дыханием. нам что то кричат в след, толпа издает осуждающий вздох и наверняка следят за этой погоней. А мы проталкиваемся между спешащим куда-то потоком людей и одна узкая улочка сменяется другой, пока мы и не думаем ломать свои ноги по такому никчемному поводу.

Не обидь туристов, сладкий.
Бросаю я брамену, когда мы запыхавшиеся и хохочущие вваливаемся в бар, где слишком густо народу для буднего дня.
Австрия ведь всегда славилась туристами, верно? Облокотившись о барную стойку, я все еще с улыбкой качаю головой и наконец парень ставит на стойку две стопки.
Подмигнув истинному арийцу, я кажется, почти представила, как буду трахать его сегодня.


 
LiluMorettiДата: Четверг, 06.12.2012, 20:11 | Сообщение # 44
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 7686
Награды: 966
Статус: Offline
Полицейский. Обвинения, недоумение, взгляды туристов и жителей. Я лишь усмехаюсь, беззастенчиво и невозмутимо застегивая ширинку брюк и заправляя ремень. Бессмысленная череда нарушения законов в итоге стала слишком обыденной, чтобы получать от этого сбивающее с ног наслаждение. Хотелось падать ещё ниже. Убивать невинных, пить кровь младенцев, если позволите. А, впрочем, к черту. Мы все немного сумасшедшие.
Что такого в наслаждении? Всё ведь законно, сер.
И мы бежим. Переулки, мощенные улицы, бесконечные толпы людей, мотивы Форреста Гампа в сознании. Я всегда бежал, даже если сил оставалось только на последний глоток Хэнесси - и мертвецки завалиться в кровь. Длинные волосы Каваллини взметались из стороны в сторону, обжигая прохожих мимолетными прикосновениями.

Я и Каваллини заходим в один из этих пабов, которые слишком хороши для того, чтобы не забыться. Аккорды олдскульного рока приятно ласкают слух и я, выбрасывая из голову ненужную патетику, размышления и остатки разума, вальяжно располагаюсь на барном стуле, скользя равнодушным взглядом по шумной толпе, наполняющей здание. Усмехнувшись, когда какой-то седовласый старец начал танцевать джигу на столе, я перевел взгляд на бармена.
Не обидь туристов, сладкий.
Вскоре парень поставил две стопки на стойку и я взял свою в руки, изучая бронзоватую жидкость. Виски. Слишком пафосно и помпезно. Всегда предпочитал коньяк и водку, но какая к черту разница, чем убиваться в этот вечер?
За Металлику, Оруэлла и Бертолуччи. - С ухмылкой салютую стопкой, опрокидывая её в себя и шипя, бодро мотыляя головой из стороны в сторону.


 
DshDДата: Пятница, 18.01.2013, 23:37 | Сообщение # 45
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 6992
Награды: 386
Статус: Offline
За Металлику, Оруэлла и Бертолуччи.
Сухо усмехнувшись, я опрокидываю в себя стопку, щуря глаза, когда обжигающая жидкость стекает вниз по горлу. Чувствую кожей, как мужчины приросли взглядами к моим оголенным ногам и меня забавляет это, это заставляет меня хотеть разразиться хохотом. Потому что люди на самом деле слишком подвержены сексу, своим желниям и похоти.
Это было почти также низко,как и прекрасно.
Вытянувшись вдоль стойки, я дотягиваюсь до пачки сигарет и пошло улыбаюсь её обладателю, выуживая одну сигарету и вставляя её в свои зубы тут же подкуривая. Долбаная привычка. Такая ранее ненужная привычка курить постепенно стала зависимостью и пожалуй, ни один похотливый идиот и мразь теперь не мог представить себе Николь Каваллини без пропахших табаком ладоней.
Бармен ставит перед нами еще две стопки и я снова выпиваю её залпом, не морщась в стиле высоких и почтенных дам. Ах, увольте, они тоже хлыщут водку из горла одинокими вечерами, пока их мужья трахают таких, как я.
Стоит обязательно выразить свою благодарность Австрийским властям за культурную памятку.
Расхохоталась я, перекидывая волосы на одну сторону и оборачиваясь к Бейзену.
Зачем тебе вообще все это дерьмо? - чуть наклонившись к нему я затянулась. - Давай представим будто я у тебя в голове. Что бы я услышала помимо твоих довольно ривиальных насмешек?


 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Ролевая игра » Flashbacks » Диснэйленд для ублюдков (DshD, LiluMoretti)
Поиск: