Среда, 13.12.2017, 19:39
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: mio-mio, художник№1 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Воспитание ребенка- дело тонкое (Bringing up baby от Isabelle ПЕРЕВОД)
Воспитание ребенка- дело тонкое
mio-mioДата: Понедельник, 23.09.2013, 13:14 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Bringing up baby



 
mio-mioДата: Понедельник, 23.09.2013, 13:16 | Сообщение # 2
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 1


Пятница, 7 вечера


Блэр Уолдорф жила точно по плану.

Ее план был разделен на шаги.

Шаг 1. Позвонить Серене.

Шаг 2. Если Серена не ответит, вторгнуться в ее личное пространство, вышвырнуть Бруклина и провести время с подругой.

В конце концов, она была убита горем. Поэтому будет честно, что она может рассчитывать хотя бы на некоторое время в компании лучшей подруги. Когда Серена рассталась с Дэном в сороковой раз (Она не помнила точно, слишком уж часто они расставались), она была рядом, выслушивая ее приземленную и монотонную болтовню. Поэтому было бы честно, если бы Серена сделала бы то же самое для нее.

Когда Серена не ответила на седьмой звонок, Блэр решила взять ситуацию в свои руки.

Она оделась в свое новое платье от Chanel, сочетающиеся с ним туфли и отправилась в дом Ван дер Вудсен.

Это место оставалось безопасным, по крайней мере, еще на пару дней, пока Чак не переедет обратно. А если нет Чака, значит, Блэр счастлива.

Дэкстер кивнул ей, когда она прошла мимо консьержа и помахала ему рукой, в знак приветствия. Двери лифта закрывались, поэтому она ускорила шаг.

-Подержите лифт! – крикнула она и успела проскользнуть в тонкую щель между закрывающимися дверями. Она улыбнулась. Не было ничего, чего Блэр Уолдорф не смогла бы добиться. Ну, кроме… То, что она не получила, было моментально помечено как «ненужное» и тут же отброшено в сторону.

Все, что ей было нужно, это воздух. Ну, или водка. Да, водка бы подошла. Особенно если учесть, что она стояла в чертовом лифте не с кем иным, как с объектом ее НЕстрасти. Чаком Бассом.

На нем были обычные брюки, желтая рубашка с расстегнутым воротом и вопросительный взгляд в его красивых глазах. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но потом передумала.

Ну почему лифт? Почему не паром, автобус или запряженная лошадьми карета? Нет. Это почему-то лифт. Их первая встреча, случившаяся после разговора в лифте, происходит в лифте.

Судьба ее ненавидит

Судьба решила уничтожить ее.

Ее жизнь- дерьмо.

Она не могла дышать.

Боже, как от него приятно пахнет.

Она задыхалась. Она прижала руку к груди. Голова кружилась, но нужно было сохранить самообладание. Она оставила все мысли о нем в прошлом. ВСЕ позади. Он и его цветная рубашка не оказывали на нее никакого эффекта. Никакого. Ноль. Зеро.

-Добрый вечер, Уолдорф,- поздоровался он, смотря куда-то за нее, не встречаясь с ней взглядом, расслабленно прислонившись к стене лифта, держа в руке шляпу.

Почему он не одет нарядно, для выхода в свет? Сегодня пятничный вечер. Да и вообще, а почему она не одета для выхода в всеет?! Черт! Нужно было надеть то винтажное платье от Lagerfeld. Нужно было. Но она не одела его. Потому что она не рассчитывала, что в апартаментах будет Чак. Он должен был переехать только на следующей неделе. Не на этой. Ее план рушился с катастрофической скоростью. А у Блэр Уолдорф было не очень хорошо с изменениями в ее планах.

Она напряглась. Она не может быть грубой. Нужно ответить так же равнодушно.

Она глубоко вдохнула.

-Басс.

Идеально. Принцип «по фамилии». Вообще-то, они всегда жили по этому принципу. Когда были друзьями, потом любовниками, потом «друзьями», всегда по фамилии. Черт. Надо будет поговорить с Лили о том, что система кондиционирования в этом лифте ужасная. Очевидно, что циркуляция воздуха практически отсутствует.

Она уставилась на табло.

Они были на 15 этаже.

Она вздохнула.

Впереди еще 20 этажей. Она этого не выдержит.

Ну почему Барт Басс выбрал эту чертову вершину чертового мира? Он ее бесил! Нельзя злиться на мертвых людей, но, похоже, он сейчас точно перевернулся в могиле.

Она нахмурилась и увидела, как человек напротив нее ухмыляется.

-Расслабься. Я обещаю притворяться, что мы не знакомы,- тихо сказал он, и ее сердце дрогнуло, потому что они были так далеко друг от друга. Дальше, чем несколько недель назад. Она не могла это вынести. Это просто медленно пожирало ее изнутри. Наконец, связать свою жизнь с кем-то, а потом отказаться от него, полагаясь на собственный инстинкт самосохранения.

Она мечтала, чтобы все было иначе. Она хотела, чтобы они были всего лишь двумя влюбленными старшеклассниками, или хотя бы притворялись таковыми. Вели себя так, словно влюблены, как это могли делать Серена и Дэн. Держаться за руки, без каких - то предрассудков и проблем, без идиотов, что суют нос не в свое дело.

Но они не такие. Это был не их путь.

Он был прав. Это всего лишь вопрос времени, когда они все испортят, да они должны были закончить вот так. Застрять в месте, где ни один из них быть не хочет, с океанами между ними и тысячами несказанных слов злости и сожаления.

Да. Они были такими. Чак и Блэр. Блэр и Чак. Между ними так ничего и не началось, но все закончилось.

Наконец, звуковой сигнал оповестил их о том, что лифт пришел, и она выдохнула, практически вылетев из осточертевшего лифта. Он вышел прямо за ней, заставляя ее покрыться мурашками. Она прошла вперед, намереваясь найти Серену, чтобы уйти гулять подальше отсюда, либо закрыться на ключ в ее комнате.

Но, конечно, план был полностью разрушен. Потому что она увидела самую странную вещь, которую она когда-либо видела в доме Ван дер Вудсен.

Чак тоже это заметил. Подсознательно, он встал рядом с ней. Их взгляды прикованы к объекту на полу. Они изучали его, словно эта вещь сейчас оживет и кинется на них.

-Что это?- мягко спросила она, сбитая с толку.

Он нахмурился. Он сделал несколько шагов вперед, рассматривая маленькую красную коробку с металлических заводным ключом сбоку.

Она хотела сказать «будь осторожен», но они были не в тех отношениях. Он сделал так, чтобы она поняла, где ее место. Коробка могла взорвать и унести с собой все, что ей было не безразлично.

И коробка сделала это, когда он прикоснулся к ней носком своих итальянских кожаных туфель цвета карамели. Блэр закричала, Чак громко выругался и они оба подпрыгнули (само собой, Блэр схватила его за руку, потому что думала, что они оба сейчас умрут).

Они не умерли. На самом деле, она даже не знала, смеяться ей или пнуть чертову коробку.

Из коробки, улыбаясь, показался чертовски страшный клоун. Он смеялся.

-ХАХАХАХАХАХА,- сказал он, уставившись на них.

Чак выглядел так, словно сейчас разнесет все вокруг.

-О, Боже, это ужасно! – вскрикнула Блэр, сердце подпрыгнуло и было где-то на уровне горла (она быстро отпустила руку Чака, потому что, очевидно, он не собирался защищать ее от 6-ти дюймового клоуна).

Чак коснулся его ногой, и коробка с клоуном упала. Клоун продолжал смеяться.

-Заставь его прекратить это!- просила Блэр, все еще ужасно злая на штуку, которую кто - то оставил в фойе.- Кто мог оставить это здесь? Где Лили?

-Она в Испании,- объяснил Чак, наклонившись и потянувшись за коробкой. Она наблюдала, как он пытается запихать клоуна обратно в коробку. Ужасная вещь.

А потом они замолчали. Чак сидел на корточках с коробкой в руках. Блэр замерла.

-Что это было? – прошептал Чак.

Во рту у Блэр пересохло. Надо было остаться дома. Она поклялась, если они найдут еще одну такую коробку, она пойдет в лифт и не вернется сюда, пока дом не будет полностью очищен от всей этой нечисти.

Они снова услышали это. Звук...странный звук. Как что-то среднее между хихиканьем и плачем.

-Так, все, я ухожу, - заявила она, разворачиваясь на каблуках. Ей не так уж и сильно нужна была эта девчачья вечеринка. И в этот момент объект, что издавал пугающие звуки, появился в их поле зрения. Она вскрикнула, Чак резко встал с пола. Клоун был забыт.

Там, на итальянском диване, сидел ребенок. Маленький ребенок. Ребенок ростом по колено взрослому. Блэр отступила на шаг. Чак последовал ее примеру.

-Мы точно в правильном доме?- спросила Блэр.

Маленький мальчик (по крайней мере, она думала, что это мальчик), изучал их своими большими карими глазами, а потом застеснялся и спрятался за подлокотник дивана. Его соска валялась на ковре, и слюни были размазаны по дивану,

Чак и Блэр смотрели на него с одинаковыми лицами, полными ужаса.

-Похоже, это не ототрется,- поведала ему Блэр.

-Чье это? Почему оно тут? – спрашивал Чак, начиная сильно злиться.

- Я не знаю! – бросила она,- Где его мать?

Они оглянулись. В доме было очень тихо.

-Эй! Привет! – крикнул Чак,- Бонни! Аннет!

Ничего.

Блэр все еще пристально смотрела на ребенка расширившимися глазами. Он выглянул и посмотрел на них, его светло-коричневые волосы упали ему на лоб.

-Жэрард! – продолжал Чак звать на помощь.

-Чак…- ткнула его в руку Блэр, когда ребенок медленно начал двигаться в их сторону. Чак заметил это движение, и они оба ушли с его пути, переступив через кофейный столик, лишь бы избежать влажных рук ребенка.
Ребенок бормотал что-то нечленораздельное, и Блэр спряталась за Чака, когда ребенок снова заметил их. Скоро ему наскучило, и он забрался на диван, подняв взгляд и снова уставившись на них.

-Думаю, оно пытается контактировать с нами,- сказала Блэр.

Чак посмотрел на нее.

-Это не инопланетянин, Блэр. Это ребенок. Знаешь, маленькое человеческое существо.

-Ну, я никогда не оставалась наедине с детьми! – бросила она.

-О, а я оставался? – издевался Чак.

-Все нормально. Нормально. Это как тогда, когда в гости в Хэмптон приезжала кузина Нэйта. В девятом классе, помнишь? – спросила она.

-Уилли было десять, Блэр. Этот меньше,- напомнил Чак.

-Я знаю, что оно меньше! – ответила она,- Но лучше вести себя с ним так же.

-Мы заперли Уилли в шкафу,- ухмыльнулся он.

Она невинно посмотрела на него.

Он закатил глаза.

-Давай просто найдем его мать, хорошо?

-Мяч!!- закричал ребенок, и Чак и Блэр подскочили от неожиданности.

-Оно может говорить,- заявила Блэр.

Чак сглотнул.

-Где твоя мама?

Ребенок уставился на них, а потом заливисто рассмеялся. Блэр оглянулась и заметила большую голубую сумку в желтый горошек.

-Смотри!- воскликнула она и направилась к сумке, с осторожностью глядя на ребенка, чтобы убедиться, что он не сделает никаких резких движений. Она подняла сумку, в которой было несколько детских бутылочек, что-то, похожее на памперсы и…конверт!

Чак подошел и встал рядом с ней, когда она опустила сумку на пол и распечатала конверт. В нем лежал неаккуратно вырванный из тетради лист бумаги.

-«Дорогая семья Басс»,- начала Блэр,-«Я не могу позаботиться о моем ребенке. Пожалуйста, присмотрите за ним, и прошу вас, не звоните в полицию…»,- она оторвалась от чтения и посмотрела на Чака. Чак уставился в письмо. Он вырвал его у нее из рук и просмотрел текст.

-«… малыша зовут Ричард, но ему нравится, когда его зовут Ричи. Пожалуйста, дайте ему знать, что я любила его. Спасибо, и простите меня! Кей»,- Чак закончил читать. В его голосе было потрясение. Он посмотрел на Блэр, и потом они одновременно посмотрели на Ричи. – Кей была нашей горничной…

Ричи потер глаз, а с его ноги упал носок.

-О, боже…- прошептала Блэр,- …я думала, такие вещи больше не происходят…

- Я звоню Лили,- объявил Чак.

Пятница. 8 вечера.

Блэр стояла рядом с ним, выгибая руки, пока они ждали, чтобы Лили взяла трубку. Они периодически поглядывали на Ричи. Маленький мальчик слез с дивана, взял голубую сумку и в данный момент разбрасывал ее содержимое по всей гостиной. Теперь на полу красовались кучи из подгузников, бутылочек и каких-то влажных вещей.

-Он создает дикий беспорядок,- сказала Блэр Чаку, как будто он сам этого заметить не мог. Она никогда не видела этот дом в таком состоянии. Ребенок был здесь какой-то час, а вокруг была просто катастрофа. Ребенок направился к ним, бормоча что-то, не имеющее никакого смысла. Оба одновременно сделали шаг назад.

А потом это случилось. Ребенок бросил сумку, скривился и начал кричать.

-О, нет,- воскликнула Блэр,- она отвечает?

-Нет! – бросил Чак, морщась от звука, что издавал ребенок,- перенаправляет на гребанный автоответчик!

-Не ругайся! – предостерегла его Блэр.

Ребенок начал кричать громче, всхлипывая.

-Останови это! – закричал Чак.

-Я не знаю как! – ответила Блэр в панике.

-Разве ты не должна знать, как справляться с подобными вещами? - спросил он.

- С чего бы? Потому что я женщина? – возмутилась она, положив руки на бедра, но они оба замерли, когда маленький мальчик подошел к ним и поднял руки, все еще плача.

-Оно пытается контактировать,- с сомнением произнес Чак.

-О, серьезно? – с издевкой спросила она.

-Оно хочет, чтобы ты взяла его на руки,- он показал на ребенка.

-О, нет! Он не мой. Он твой. Его оставили семье Басс. И, насколько мне известно, ты из них последний,- злобно ответила она.

-Ну, я его на руки брать не буду. Я не люблю детей,- спокойно сказал он.

Ребенок закричал громче, Блэр закрыла уши руками.

- Как и я! – закричала она, стараясь перекрыть плач.

Но ребенок принял решение за них и обнял Блэр за ногу, снова бормоча что-то, пытаясь заставить ее взять его на руки.

-Оно трогает меня! О, боже мой! Это же Chanel! – сопли и слезы теперь покрывали ее шелковую юбку. Чак состроил гримасу, а потом неожиданно зазвонил его телефон.

-Это Лили! – с облегчением вздохнул он, быстро нажимая на кнопку «Принять вызов»

Блэр пыталась отступить, разжимая маленькие пальчики ребенка. Он взял ее за руки, заставляя Блэр побледнеть.

-Лили! Слава Богу, ты позвонила! – громко говорил в трубку Чак. Плач ребенка становился все громче.

-Чарльз, что это за шум?- спросила Лили.

-Это ребенок! Он здесь, в доме. Его тут бросили, и теперь он плачет,- просто объяснил он, помогая Блэр оторвать от нее ребенка.

-Кто его бросил? О чем ты говоришь?

-Горничная. Кей. Та, что флиртовала с Эриком в прошлом месяце, помнишь? – ответил он, таща Блэр за собой, потому что они только что вырвались из рук ребенка и теперь прятались за диваном.- Она оставила ребенка. Он крошечный. И он плачет. Она оставила письмо. Ай! Блэр!- она наступила ему на ногу в попытке избежать того, чтобы ребенок снова потянулся к ней.

-Там Блэр?

-Да! Блэр тут. Его оставили на нас, и я – осторожно! – он практически избежал влажных рук ребенка, когда тот схватил его за брюки.- Лили, тебе нужно вернуться домой. Я не выдержу этого…

-Прости, Чарльз, но переговоры будут идти до вечера воскресенья,- объяснила она.

-Так что же мне тогда делать? – бросил он со злостью, когда Блэр забралась на диван,- Оно не затыкается и все время хочет нас потрогать.

Он услышал смех Лили на том конце провода.

-Лили… Это не смешно,- настаивал он. – Мы ничего не знаем о детях, и мы можем убить его!

-Просто позвоните няне с утра. Думаю, с этим ты справишься. А пока… что ж… если он плачет, значит это одно из трех: Он голоден. Он хочет спать. Или ему нужно…поменять подгузник. Сколько ему лет?
Чак был слишком занят разбором ситуации, чтобы посчитать.

-Он ростом где- то мне по колено…может, чуть выше.

Лили усмехнулась.

-Моя сумочка, Чак! - закричала Блэр, когда огромный пузырь из соплей ребенка лопнул прямо на ее сумочке. Они оба застонали.

-У него течет изо всех мест,- грозно сказал Чак.- Изо всех мест.

Лили рассмеялась.

-Ему не многим больше года. Он совсем малыш. А теперь, помойте его. Покачайте его и проверьте его подгузник.

-Что? А где все горничные? – спросил Чак.

-Ну, так как я в Испании, Эрик с моей матерью, ты не собирался переезжать до следующей недели, Серена сказала, что они ей не нужны, так что я дала им выходной на это уикэнд, – объяснила она. – Но не волнуйся, Хильда придет с утра. Вызовите няню, все будет хорошо. Я со всем этим разберусь, когда вернусь.

И с этими словами, она положила трубку.

-Она приедет? Когда? Когда она приедет? – набросилась с расспросами Блэр, и он хмуро посмотрел на нее, потом на ребенка, который продолжал всхлипывать. У него начала болеть голова.

-Она не приедет,- вздохнул он.- И няни не будет до утра.

-Где горничные? – в ужасе спросила она.

-У них выходной,- мрачно ответил он, массируя виски.

-Что ты собираешься делать? – гадала она, смотря на него с сомнением.

-Я? Ты мне поможешь. Ты ему нравишься,- он указал на ребенка, который все ее цеплялся за ее юбку. Блэр взвизгнула и вырвала ткань из его пальцев, заставляя его всхлипывать громче.

-Мама! – закричал он.

Блэр и Чак замерли, уставившись друг на друга.

-Чарльз Бартоломью Басс, ты заставишь этого ребенка перестать хотеть меня или, клянусь богом, я превращу твою жизнь в ад!! – закричала она.

Чак хмуро посмотрел на нее, она ответила ему таким же взглядом.

А потом он заметил кое-что. Маленькую коричневую… какашку на ковре. На изысканном ковре цвета слоновой кости.

Он скривился и подошел ближе, игнорируя удивленные взгляды Блэр. Там было…много какашек.

-О, черт, нет…- прошептал он.

Ребенок завыл, Блэр побледнела.
 
mio-mioДата: Понедельник, 23.09.2013, 13:41 | Сообщение # 3
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 2


Пятница, 9 часов вечера.


- Это дерьмо! Дерьмо на гребанном полу! – воскликнул Чак.

Блэр обошла малыша, что тянул к ней руки, и подошла к Чаку, присела на корточки и наморщила нос.

- О, Боже… Этот запах… - прошептала она. Малыш последовал за ней и встал перед ними, уставившись на собственные какашки и тихо икая.

- Кака, - сообщил он.

- Кака? Какого черта? – взревел Чак, его глаза сузились. – Ты не мог сдержаться?

- Кака, - объяснил мальчик снова, затем наклонился и, к их ужасу, взял кусочек в свои маленькие пальчики и вознамерился отправить его в рот.

Блэр закричала, а Чак успел вовремя среагировать, схватив его ручонку и заставив бросить какашку обратно на ковер. Она превратилась теперь в мягкую кашицу, а его маленькие пальчики стали коричневато-зелеными. Изумленный ребенок испустил громкий вопль и вцепился в Чака. Чак стоял, как вкопанный, когда маленькие ручки обвились вокруг него. Грязная ручонка схватила его за рукав и размазала фекалии по всему кремовому пиджаку. Чак испустил громкий стон. Блэр в ужасе наблюдала за развитием событий.

- Чак, не трогай его! – предостерегла его Блэр.

- Я его не трогал! – сказал Чак, склонив голову над каштановыми волосами ребенка. – Он вцепился в меня.

- Нам нужна помощь. Иначе все закончится тем, что мы убьем его! Мы ведь даже не знаем, что делать с ребенком! – резко бросила Блэр.

- Послушай, Лили сказала… - тут малыш зарылся лицом в шею Чака, заставив его ошарашенно замолчать. - … Что они плачут в одном из трех случаев. Он голоден, он устал… Или у него мокрый подгузник.

Блэр побледнела и уставилась на попку малыша.

- Ну, нет! Удачи, Басс. – Она поднялась, поморщившись, схватила свою новую сумочку от Balenciaga, которая была теперь вся в соплях, и направилась к лифту.

- Блэр! – позвал ее Чак. Она остановилась вопреки здравому смыслу и медленно повернулась к нему. Он стоял посреди гостиной, пиджак в пятнах, волосы взъерошены, с плачущим ребенком на руках. Ее сердце немного смягчилось, потому что что-то похожее она представляла себе, фантазируя по ночам. Такие вот моменты. Конечно, все это должно было произойти в далеком будущем, но благодаря повороту судьбы происходило прямо сейчас. Она медленно вздохнула и, наконец, кивнула.

- Давай помоем ему руку и снимем этот пиджак, - сказала она мягко.

Он кивнул, направившись в ванную, она следовала за ним, обходя плохо пахнущие кучки на полу. Она насчитала по крайней мере 7 какашек. Отвратительно.

Она встала перед ним и осторожно подняла ребенка, держа его подальше от себя, потому что он продолжал хныкать и плакать. За его маленькой испачканной ручкой внимательно наблюдали, пока Чак снимал свой пиджак. Он кинул его в мусорную корзину, убедившись, что крышка плотно закрылась. Блэр передала ему ребенка, а сама повернулась к крану, что заставило малыша тут же перестать плакать и наблюдать за тем, что же она делает.

Блэр достала жидкое мыло, в то время как Чак схватил его маленькое запястье и сунул под струю теплой воды. Она вылила несколько капель мыла на маленькую ручку. Ребенок пошевелил пальцами и засмеялся, заставляя Блэр и Чака остановиться и уставиться на него.

- Ему это нравится, - прокомментировал Чак.

Блэр налила еще немного мыла, и малыш снова засмеялся, вызвав у нее улыбку.
Чак замер и внимательно посмотрел на нее, наблюдая, как она улыбается, глядя на ребенка. Она поймала его взгляд и быстро отвела глаза, улыбка исчезла с ее лица. Она повернулась к крану и промыла его ручку, стараясь не прикасаться к грязи. Как только рука стала чистой, они оба расслабились и повернулись к ребенку. Малыш потер глаза и снова заплакал.

- Нам нужно сменить ему подгузник, - заявил Чак. – Там внутри еще больше этого…

Блэр зажала нос и уставилась на ребенка. – Зайди в интернет и узнай, как нам это сделать.
Она и сама не знала, как так получилось, что у нее на руках оказался рыдающий ребенок; она уже оглохла на одно ухо, рассматривая вместе с Чаком видео, где пожилая женщина показывала, как менять детский подгузник.

- Мы сможем это сделать. Это не так уж и сложно, - прокомментировал он, а Блэр с сомнением посмотрела на него, потому что, честно говоря, ей не хотелось снимать с ребенка подгузник. Впереди их ждал Армагеддон.

- Давай положим его на кровать, - Блэр направилась к кровати Чака, и он быстро вскочил.

- Не думаю, что это хорошая идея, Уолдорф. Лучше подойдет кровать Серены, - он невинно посмотрел на нее.

Блэр открыла рот, чтобы возразить, но Чак перебил ее.

- Эта кровать пережила на своем веку менее сомнительные действия, - усмехнулся он. Она бросила на него гневный взгляд.

- Позволь тебе напомнить, что я делаю тебе одолжение, - фыркнула она, прищурив глаза. Чак ухмыльнулся.

- На ней матрас из номера 1812. Если я не ошибаюсь, и ты когда-то прокатилась на нем.

Она ударила его в грудь, пока он посмеивался над тем, как она вспыхнула, а затем прикрыла уши малыша руками.

- Не мог бы ты не обсуждать нашу сексуальную жизнь в присутствии ребенка? – воскликнула она.

- Так у нас все же есть сексуальная жизнь? – задал он встречный вопрос, с удовольствием наблюдая за тем, как мило покраснели ее щеки.

- Прошедшая. Наша прошедшая сексуальная жизнь! – она кивнула на ребенка и сердито посмотрела на Чака.

Чак посмотрел на несчастного малыша и закатил глаза. – Пойдем – в комнату Серены. – Он взял ее за локоть и повел по коридору.

Она почувствовала, как мурашки побежали по коже в том месте, где он дотронулся до нее, и постаралась не обращать на это внимания, пока они шли в комнату Серены. Блэр аккуратно положила ребенка на кровать, несмотря на то, что его ручки вцепились в ее плечи, и он продолжал хныкать. Малыш рассматривал их, пока они разглядывали его.

- Нам нужен новый подгузник, - объявила Блэр, и Чак кивнул, выходя, а затем возвращаясь с измазанной синей сумкой. Он вынул из нее белый подгузник с паровозиками и передал его Блэр, которая с сомнением посмотрела на него.

- Ладно, - выдохнула она и положила руку малышу на грудь, когда он захотел перевернуться. – Подержи его!

Чак быстро забрался на кровать и положил руки на плечи ребенка, удерживая его на месте. Малыш завизжал и закашлялся.

- Нет, мама, нет! – кричал он.

Блэр нахмурилась, отклеивая липучки по бокам подгузника так, как показывали на видео. Когда ей это удалось, она триумфально улыбнулась.
- А ты очень хозяйственная, Би, - заметил Чак, усмехаясь. Но его усмешка быстро исчезла, когда в результате того, что малыш постоянно дрыгал ногами, подгузник раскрылся, и они почувствовали запах. Блэр завизжала, Чак задохнулся, и она быстро закрыла его снова.

- О, Боже, он умирает! – закричала Блэр. – Неудивительно, что он так плачет.

Чак по-прежнему задыхался. Он находился в таком положении, что ощутил газовую атаку в полной мере.

- Давай пакет. Давай пакет быстрее! – закричала на него Блэр, удерживая ребенка и стараясь не допустить, чтобы подгузник снова раскрылся. Чак был счастлив убраться с кровати, он вернулся с рулоном белых кухонных пакетов. Он потянул и вытащил три штуки, устроив беспорядок, а Блэр закатила глаза.

- Нам нужно всего два, - сказала она.

Это была быстрая процедура. Она потребовала идеально скоординированных действий. Чак держал пакет открытым, Блэр быстро сняла подгузник и запихнула в пакет. Чак закрыл его, завернув три раза, чтобы убедиться, что запах не проникнет наружу. Они обменялись ободрительными взглядами.

Но их радостное настроение изменилось в тот момент, когда они увидели, что ребенок весь грязный. Освободившийся от подгузника малыш крутился на кровати, и его попка оставляла коричневые следы на простынях Серены.

- Серена будет в восторге, - посетовал Чак, а Блэр в ужасе завизжала.

Чак схватил ребенка, который больше не плакал, и поднял его на руки.

- О, Боже – это повсюду! – Блэр была в ужасе. Чак унес ребенка в ванную, а она схватила простыни и запихнула их в один из мусорных пакетов. Серена их просто *убьет*.
Она быстро побежала в ванную и увидела, что Чак аккуратно сажает малыша в раковину. Он посмотрел на нее, и ей пришлось улыбнуться.

- Отчаянные времена требуют отчаянных мер, - процитировал он.

Она покачала головой и взяла мыло, выливая немного на малыша. Он радостно засмеялся, устраивая в раковине полнейший беспорядок и брызгаясь на них водой.

- Нет! Прекрати. Это же шелк! – закричала она и услышала, как Чак смеется. Она не слышала, чтобы он смеялся… довольно давно. Возможно, с той недели, которую они провели вместе, до наступления лета, которое стало катастрофой. Она буквально отшатнулась от пронзительной боли от воспоминания о том, как она чувствовала себя, когда поняла, что он не приедет. Чак заметил, как изменилось ее тело. Из живого и расслабленного оно вдруг стало жестким, она сжала губы и избегала смотреть ему в глаза. Она взяла полотенце, и они завернули в него ребенка. Малыш снова начал лепетать, а она резко отвернулась и ушла в комнату. Чак сглотнул и пошел за ней, держа малыша на руках.

Чаку Бассу казалось, что он понял, что она делала. Она защищала себя. От любви. От боли. От него. И он не знал, как это исправить. Как исправить их отношения.
Лето давно прошло. Он не мог увлечь ее, напоминая об их сексуальной жизни, потому что, по правде говоря, они не занимались сексом так давно, что он с трудом мог вспомнить, как это было. Хотя, конечно, он никогда не забывал об этом. Вы не можете забыть то, как занимались любовью.

- Положи его на кровать, - предложил он, и она так и поступила. Он передал ей подгузник, и малыш вопросительно уставился на них, дрыгая ногой.

- Так, на видео она брала его за ноги, - сказала Блэр, пытаясь сделать это, но Ричи продолжать вертеться и смеяться, думая, что они с ним играют. – У меня не получается, помоги мне!

Чак взял малыша за ноги и немного приподнял его, а Блэр покачала головой, изучив подгузник.

- Ничего не получится. Возьми его на руки, Басс.

Чак закатил глаза. – Все получится. Делай, как показано на видео. Нужно просунуть подгузник под него.

- Я не думаю, что это сработает. Что-то не так с подгузником. Посмотри! – она протянула Чаку подгузник. Он вздохнул, отпуская Ричи и взяв подгузник.

- Держи его за ноги, - скомандовал он, и она подчинилась, бросая на него злые взгляды.

Чак встал рядом с ней, их плечи соприкоснулись, когда он постарался просунуть подгузник под малыша. Они были так близко друг к другу; ближе, чем за все прошедшие недели. Он повернул голову, чтобы посмотреть на нее, и очень удивился, обнаружив, что и она изучает его – их лица находились в сантиметрах друг от друга.

- Получилось? – прошептала она.

Прежде чем он смог ответить, прежде чем он смог вздохнуть, Ричи, очевидно, не смог больше сдерживаться, и струя желтой жидкости взмыла в воздух. Они оба отпрыгнули в сторону, задыхаясь.
Жидкость попала на голый матрас Серены.
Все сначала.

Пятница, 10 часов вечера

- Ты уверен, что это так и должно выглядеть? – спросила Блэр недоуменно. Они снова помыли ребенка, и теперь он сидел, одетый лишь в подгузник, посреди гостиной, с соской (которую Блэр помыла) во рту и с плюшевым медвежонком в руках. Он снова что-то лепетал. Подгузник просторно болтался у него на талии, так как предыдущий был слишком тугим и чуть не перекрыл ему циркуляцию крови (для записи, тот был результатом попытки Блэр. Чаку пришлось объяснить ей, что мужским органам нужен воздух).

Чак был крайне недоволен жизнью, после того как его назначили дежурным по уборке фекалий. Но ведь это был его ковер, в конце концов.

- Отлично. Вряд ли у него внутри осталась еще какая-то жидкость. Давай просто не будем кормить его какое-то время. Пока он не начнет плакать, - предложил Чак. Блэр согласилась.

Она вздохнула, закрывая свой телефон. – Дорота не может прийти, но она заскочит утром. У Элеонор прием на этой неделе, поэтому она не может вырваться, - Блэр закатила глаза

Чак вздохнул, присаживаясь и рассматривая маленького мальчика, который в настоящий момент тер глаза.

- Мне кажется, ему нужны игрушки, - предположила Блэр. – У него их всего пять. Я помню, что у меня было намного больше. Он несчастен.

- Мы не собираемся оставлять его, - напомнил ей Чак.

- Ему также нужна одежда. Мы не можем оставить его просто в подгузнике, - продолжила она.

- Как только здесь появится няня, с ним все будет в порядке, - возразил Чак.

- Мы также должны быть очень осторожны с нянями, - объяснила она. Ричи перестал играть с медвежонком и заковылял к ним. – Я хочу сказать, что среди них встречаются настоящие психопатки, которые пытаются выдать себя за благопристойных нянь-англичанок.

- Остерегайся симпатичных, но психованных английских нянь? – Чак насмешливо посмотрел на нее. – Кто придумал такую чушь?

Ричи стоял рядом с Блэр и постоянно тер глаза.

- Ему нужно хоть чуть-чуть игрушек на вечер, - предложила она. – Похоже, ему скучно. И он продолжает тереть глаза.

- Маленькие дети всегда трут глаза, - сказал Чак, направляясь к служебному телефону.
Блэр положила руки на бедра.

– Тоже мне знаток маленьких детей! Что если у него конъюнктивит?

Они оба замерли и уставились на ребенка, который заприметил милую вазу, которую Лили привезла из Германии. Это был очень редкий экземпляр, расположенный на подходящей высоте для того, чтобы быть разбитым малышом. Он бросился бежать к ней.

- Хватай его! – закричал Чак. Блэр бросилась вперед и поймала Ричи за секунду до того, как его пальцы коснулись вазы. Малыш, расстроенный тем, что ему не дали игрушку, издал пронзительный вопль, опустился на пол и завизжал. Блэр отступила, шокированная таким всплеском эмоций.

- Что ты сделала? – поинтересовался Чак, недовольный тем, что малыш снова плакал.

- Ничего! Я схватила его, прежде чем он разбил вазу за 50000 долларов! – фыркнула она. Чак взял вазу и поставил ее на каминную полку, от греха подальше. Также он заметил старинную китайскую куклу и решил спасти и ее от посягательств.

Ричи опрокинулся на спину и продолжил плакать.

- Видишь! Я же говорила, что ему нужны игрушки! – с укором напомнила ему Блэр.

Она наклонилась и подняла ребенка, теперь он уже не казался таким уж инородным телом у нее в руках. Ричи быстро свернулся калачиком, положив голову ей на плечо. Чак оглянулся и увидел, как она качается ребенка. Он открыто наблюдал за ней, потому что она выглядела такой расслабленной, ее рука лежала на спине малыша, пока она старалась успокоить его. На этот раз она не почувствовала его взгляд, но ему все равно пришлось прекратить глазеть на нее. Она была слишком идеальной в такие моменты. Мужчина мог потерять хладнокровие, просто глядя на нее.

Он подошел к телефону и рявкнул в трубку представителям консьерж-услуг, что ему необходима доставка игрушек. Когда ему сообщили, что это возможно будет сделать только утром, ему пришлось прибегнуть к угрозам, прежде чем они согласились доставить игрушки сейчас же.
Им удалось успокоить Ричи, и Блэр села на диван, держа его на руках, а Чак принес пугающую коробку с сюрпризом. Малыш перестал плакать и с интересом стал разглядывать коробку.

- Бу! – сказал он, показывая на нее пальчиком.

- Коробка судьбы, Чак. Это его напугает, и он опять начнет плакать. Сам будешь его успокаивать на этот раз, - сказала Блэр.

- Не испугает, Волдорф, - это детская игрушка. И он об этом знает. Посмотри, как он на нее смотрит. Ему нравятся выскакивающие монстры.

Блэр состроила рожицу, пока Чак крутил ручку сбоку, а Ричи зачарованно смотрел на него широко раскрытыми глазами. Блэр закрыла глаза в ожидании неизбежного выскакивающего из коробки сюрприза. Чак прищурился, не глядя прямо на коробку. Это произошло в тот момент, когда раздался звук приехавшего лифта. Клоун выпрыгнул из коробки, ребенок заорал, лифт звякнул, Чак вскочил – в общем, наступил конец света. Ребенок был явно не в восторге от игрушки и испустил такой оглушительный вопль, что они испугались. Он уронил свою соску и прижался к Блэр.

- Я тебе говорила! – заорала Блэр на Чака, в гневе уставившись на него, пока она снова укачивала малыша. Ее платье было официально испорчено. Когда-то оно было сшито из зеленого шелка. Сейчас же Блэр была похожа на пятнистого леопарда.

Чак посмотрел на малыша, который выглядел несчастным и бросил коробку. Выскакивающий монстр был официально запрещен. Он повернулся к лифту и увидел двух человек с пакетами из Fao Schwartz (Прим. *крупнейший магазин игрушек в Нью-Йорке). Чак расписался и показал им, куда поставить пакеты в гостиной, затем отпустил их.

Чак и Блэр просмотрели содержимое пакетов и показали игрушки малышу, который отказывался играть; он продолжал плакать и всхлипывать, обнимая Блэр. К этому моменту Блэр была готова запереть Чака в комнате в выскакивающим из коробки монстром. Когда они открыли все коробки с игрушками, в гостиной был ужасный беспорядок. Повсюду были разбросаны игрушки, в углах валялись упаковки от них, а Ричи не хотел с ними играть.

- Ему это все совершенно не нравится, - простонала Блэр.

- Вспомни, что сказала Лили. Если они плачут, то в одном из трех случаев, - Чак встал с пола и чуть не убился, споткнувшись об игрушку.

- Пусть это из-за того, что он хочет спать, - простонала Блэр, поняв, что сама ужасно устала. Именно в этот момент Ричи широко зевнул.

- Он хочет спать, - радостно сказал Чак.

- Отлично. Давай уложим его спать, тогда у нас будет время подумать, - Блэр стала и вместе с Ричи направилась в комнату Чака.

- Извини, куда это ты собралась? – спросил он.

- Я не могу уложить его на кровать Серены. Она мокрая! Он ее описал, - бросила она через плечо.

- То есть ты хочешь, чтобы теперь он описал мою? – воскликнул Чак ей вслед.

- Ты идешь, Басс? - Она остановилась и обернулась. – Или ты боишься находиться со мной в одной постели?

Это был удар ниже пояса, и он увидел, как она ухмыльнулась и направилась к нему в комнату. Поверх ее плеча выглядывало лицо Ричи, глаза широко распахнуты и наполнены слезами, во рту соска.

Чак вздохнул, провел руками по растрепанным волосам и пошел за Блэр. Он совершенно не так планировал провести вечер пятницы. Но по большому счету… Он не собирался жаловаться.
 
mio-mioДата: Понедельник, 23.09.2013, 13:43 | Сообщение # 4
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 3


Пятница 11 вечера

Чак вошел в комнату и увидел, что Блэр ставит ребенка на ноги на его только свежеубранную кровать. У него было неприятное чувство, что все это закончится плохо. Дети никогда не видели его кровать. Эта кровать никогда не видела детей. Ричи уставился на Блэр, все еще чмокая соской.

-Хорошо. Вот и все. Время спать,- нараспев говорила она ребенку. Чак пристально смотрел на ребенка.

-Мими…- захныкал малыш.

Чак вмешался, понял, что это может занять всю ночь. Он всял рядм с Блэр, поднял ребенка на руки и уложил его в кровать. Блэр вопросительно посмотрела на него и он пожал плечами.

-Я подумал, что не нужно предлагать ему вариантов,- объяснил он.

Но с Ричи то не работало. Он встал и скривился, готовый заплакать.

-О, боже,- застонала Блэр.

Чак слегка вздохнул. Это все начало его утомлять.

-Нет! –крикнул Ричи, протягивая руки к Чаку, прося взять его на руки. Чак недовольно поднял его, и Ричи прижался к нему, положив голову ему на плечо и уставившись на Блэр.

-Похоже, нам придется лечь с ним, подождать, пока он заснет, а потом можно будет сбежать.

-Ладно, тогда ложись на ту сторону,- сказал он и встал на колени на кровать все еще держа в на руках ребенка. Похоже, Ричи это нравилось гораздо больше, потому что он отпустил Чака и лег на кровать, бормоча что –то непонятное. Блэр сняла туфли и осторожно легла на кровать Чака. Ребенку это понравилось, и он пополз к ней, называя ее Мамой, что заставило ее закатить глаза. Ну, еще это заставило ее улыбнуться, но она это старательно скрыла.

Она повернулась на бок лицом к Чаку, Ричи, что лежал между ними уютно вернулся калачиком на подушке.

-Лалалала,- начал он бормотать.

-Может, нам нужно спеть ему колыбельную, рассказать сказку или типа того?- спросил Чак, смотря на Ричи, глаза которого были широко открыты, но в них отчетливо читалась усталость.

Блэр посмотрела на него с сомнением.

-Ну, так почему бы тебе ему не спеть? – предложила она, и он увидел, что она явно веселится.

-Я не пою,- запротестовал он. – Почему бы тебе это не сделать?

-Я определенно не пою,- хмуро посмотрела на него Блэр.

Он ухмыльнулся, просто потому, что не мог не быть задницей, когда она была так близко, да и, к тому же, в его постели:

- Этот матрас может засвидетельствовать, что это не правда.

Глаза Блэр округлились, и она быстро посмотрела на Ричи, который с любопытством изучал их.

-Не могу поверить, что ты сказал это в присутствии ребенка!

-Он не знает, о чем мы говорим. У него словарный запас состоит из 4 слов, Уолдорф,- рассмеялся Чак.

-Он учится! И повторяет все подряд. Ты действительно хочешь нести ответственность за развращение ребенка?- бросила она.

-Я не…

Это предложение было прервано очень громким пуком, звук которого раздался в темной комнате. Чак посмотрел на Блэр. Блэр посмотрела на Чака.

-Даже не думай… - начала Блэр.

-Ну, знаешь, это был не я! – бросил Чак.

Они оба замолчали и посмотрели на ребенка. Ричи невинно сосал свою соску. А потом запах буквально ударил по ним. Они быстро соскочили с кровати, недовольно смотря на ребенка.

Ричи сел, расстроенный, что его бросили одного, и начал плакать.

-Фу,- вздохнула Блэр,- Он совершенно не умеет контролировать свой организм!

-Он ребенок! – защищал малыша Чак, но точно не собирался забираться в кровать и брать ребенка на руки, запах от которого быстро распространялся по комнате.

-Принеси освежитель воздуха или хоть что – нибудь! – сказала она Чаку и повернулась к Ричи. – Все хорошо. Мы здесь. С тобой все хорошо. Не нужно плакать.

Само собой, Ричи ее не понял. Он встал на кровать и пошел по направлению к ней, вытянув руки. Блэр быстро шагнула к нему, пока он не упал с края кровати и быстро подхватила его на руки.

Чак вышел из ванной с баллоном освежителя воздуха и начал распылять его. Они оба расслабились, когда запах был замаскирован. Блэр снова забрала Ричи в постель и Чак смотрел на них, опасаясь новой газовой атаки.

-Иди в постель,- приказала Блэр,- Это твой ребенок, не мой. Я не обязана одна с ним нянчиться.

Чак взял с собой баллон с освежителем воздуха и поставил его на прикроватную тумбочку. В этот момент Ричи заметил его шарф на этом столе. Эго глаза округлились, и он потянулся за ним. Чак быстро схватил свой прекрасный шарф и стал держать его так, чтобы ребенок не дотянулся.

Ричи, удивленный тем, что ему не дали поиграть ярким цветным шарфом, от злости испустил крик, и его лицо стало розовым.

-О, Боже, Чак! Дай его емуЁ – настаивала Блэр, садясь и с ужасом наблюдая за муками ребенка.

Чак не подчинился. Он держал своего собственного «ребенка» подальше от детских ручонок.

-Нет. Ни за что, Блэр. Это мой шарф. Не его. Я ему дам другой.

Блэр смотрела как Чак быстро рассматривает содержимое своей гардеробной, и, найдя желаемой, вручает ребенку новый шарф, красный с бахромой. Малыш с минуту смотрел на него, а потом бросил на пол и закричал, прося любимый шарф Чака.

-Нет! – кричл в ответ Чак, испуганный перспективой отдать шарф ребенку. Блэр закатила глаза.

-Чак, дай ему шарф, пока он не заснет. Он с ним ничего не сделает, а потом ты можешь забрать его, пока он спит,- сказала она.- Хуже того, что делала с ним Кристи МакДауэлл, по ее словам, он ничего сделать не сможет.

Чак серьезно посмотрел на нее.

-Это все вранье. Ты не заметила, что она улетела во Францию после этог инцидента?

Блэр вопросительно подняла бровь.

-Дай его ребенку.

Ричи всхлипнул.

Чак застонал.

-Нет, не дам, Блэр. Просто не дам. И это конец разговора.

Ричи в этот же мгновение уцепился за шарф Чака, сев между ними. Он снова лег, свернувшись на подушка, прижав к себе шарф, бормоча что –то непонятное. Блэр улыбнулась, глядя на него. Он, наконец, готов был уснуть.

-Видишь? Ему нравится,- сказала она очень раздраженному Чаку, который предпочел игнорировать ее слова.

-Я не могу разговаривать с тобой прямо сейчас,- пробубнил он.

-Это мжеду прочим, не мне нужен был твой грязный шарф,- напомнила она.

-Ты заставила меня отдать его ребенку,- грубо ответил он,- И он не грязный.

Блэр попыталась надавить на жалость.

-Ты не должен был делать то, что я тебе сказала. Ты мог бы спрятать шарф и позволить ребенку заснуть в слезах.

Чак повернулся и посмотрел на нее.

-Мы оба знаем, что я никогда не мог сказать тебе «нет», - наконец, ответил он. И они замолчали. Потому что до этого момента они говорили о ребенке. Каждый из разговор, каждое действие, каждое движение- все касалось ребенка. А сейчас, когда ребенок спал они остались вдвоем. В этой комнате. В этой кровати. С какими - то 12 дюймами, разделявшими их.

Блэр вздохнула и почувствовала что у нее закружилась голова. Вот что Чак делал с ней. Заставлял ее ставить под сомнения ее собственные мотивы и действия. Заставил ее сомневаться, а Блэр Уолдорф никогда не сомневалась. Но не с Чаком. Он был загадкой, которая в прошлом году взяла контроль над ее рациональностью, ее мыслями, ее мечтами. И это было совершенным извращением, как он мог разоблачить ее, всего лишь посмотрев ей в глаза. Она знала, что когда он так себя вел, вся ее выдержка и самоконтроль подвергались серьезному испытанию.

-Тихо, Басс,- прошептала она,- Малыш засыпает.

Ричи пнул воздух ножкой и повернулся к Блэр спиной, чтобы посмотреть на Чака. Чак моргнул, и малыш улыбнулся, прижимаясь лицом к подушке и все еще сжимая в руках свою новую «игрушку».

Что - то нежное с странное появилось внутри Чака Басса. Это было очень странное чувство. Он испытывал его пару раз за всю жизнь. Большинство этих «нежных» чувств возникали по отношению к Блэр, когда он делал ей больно, и когда в ее глазах появлялись слезы. Моменты нежности. Когда Нэйт сломал руку в 5 классе из – за Чака. Ему накладывали швы и Чак видел в ране друга гигантскую иглу. Он чувствовал себя невероятно плохо. Потом его мысли вернулись в тому дню, когда он накричал на Эрика. Моменты нежности.

А сейчас? Он снова чувствовал эту нежность. Он вздохнул.

-Не пачкай его, хорошо? – сказал Чак малышу, и Ричи протянул шарф Чаку под нос, предлагая его понюхать. И тут Чак понял, что шарф пахнет так же, как он…и немного как Блэр.

Ричи улыбнулся и снова занял свою позицию. Чак и Блэр молчали, и ребенок постепенно начал засыпать, и, наконец, когда Блэр погладила его по голове он закрыл глаза и погрузился в сон.

Блэр в темноте посмотрела на Чака.

-Медленно. Я встану первая.

Он нахмурился.

-Дай мне встать первым. Мне нужно позвонить Майку, чтобы он разведал ситуацию.

Он зло посмотрела на него.

-Это все, о чем ты сейчас можешь думать? Твой частный детектив?

-Он лучший в своем деле,- настаивал на своем Чак.

Малыш что – то пробормотал и они замолчали.

-Ты его так разбудишь! – тихо шептала она.

Н напрягся, когда она медленно поднялась с постели, взяла туфли и на цыпочках пошла к двери. Она повернулась к нему и поманила его рукой, призывая присоединиться к ней. Он повернулся к малышу, взялся за кончик шарфа и стал медленно вытягивать его из рук Ричи . ребенок пошевелился во сне, расслабил пальчики, но не проснулся. Чак ухмыльнулся и медленно поднялся с постели, с паузами, когда ребенок вдруг шевелился, а потом, наконец, подошел к двери, где его ждала Блэр, которая хмуро смотрела на него и на шарф в его руке.

-Я собираюсь его спрятать, - проинформировал он ее.

И в этот момент Ричи проснулся и понял, что он остался в постели один. Они свиновато посмотрели на него, и он выглядел так, словно его предали. Он испустил громкий крик, когда понял, что у него забрали шарф.
-Вот тебя прямо было жизненно необходимо его забрать, да? – прошипела она, снова подходя к кровати, забрав с собой шарф.

Суббота, полночь.

Блэр вошла на кухню с чашкой горячего чая в руках и села рядом с Чаком, который заканчивал разговор с его частным детективом.

-Просто узнай все, что сможешь как можно скорее. У него ведь должны быть родственники…хорошо, дай мне знать,- и он повесил трубку, посмотрев на Блэр,- Он работает.

Блэр поежилась и поджала под себя ноги, что не осталось не замеченным Чаком. Она сделал это так грациозно сексуально, что он с трудом себя сдерживал . он сглотнул и отвел взгляд.

-Нам нужно вызвать няню, посмотрим, сможет ли она приехать с утра, сказала она, сделав глоток чая. Чак заметил, что она выглядит порядком измученной. Он, конечно, не мог уложить ее спать в комнату Серены, это место теперь было родиной мочи, так что он закрыл ее. Он мог предложить ей гостевую спальню, но она была на другой стороне апартаментов, так что они не смогут услышать, если ребенок закричит. Он мог предложить ей спать в его комнате, а сам мог устроиться на диване, но тут понял, что он еще не настолько «нежным».

Поэтому он решил взять телефон и позвонить в Агенство по найму нянь. Их 24-часовой опертов взял трубку и согласился прислать нескольких кандидоток с утра.

-Вот так просто? – спросила Блэр.

Чак уставился на нее в недоумении.

-В каком смысле?

-Они не спросили что нравится малышу.

-Мы не знаем, что ему нравится.

-И они не спросили, возможно, мы хотим кого – нибудь, кто говорит по - английски.

-Не думаю, что это важно.

-Конечно важно, Чак! – вздохнула Блэр,- Первое, что сделал Элеонор, когда наняла Дороту, когда мн было 7 - послала ее на курсы английского и уроки этикета.

Он бросил на нее хмурый взгляд.

-Хорошо. Мы проведем собеседование и проанализируем их $а ля Королева Би. Счастлива?

Она радостно улыбнулась.

-Да.

Она посмотрела на него. Он выглядел уставшим и измученным. И он признался, что не может сказать ей «нет». Это что – то значит, или как? Это должно много чего значить, но она так отчаянно нуждалась в словах, что он так и не сказал, что физически и психологически остановила себя от того, чтобы быть ближе к нему. Чтобы просто чувствовать его тепло.

Она отвела взгляд, и он почувствовал, что в ней что то изменилось.

-Ты не хочешь поспать? Иди в гостевую спальню, - предложил он.

Она слегка улыбнулась, тронутая его предложением.

-И что ты будешь делать, когда ребенок начнет кричать?

-Я…- он огляделся, по правде говоря, не зная, что делать. Он был не из тех парней, что могут легко совладать с ребенком. Никогда не был. Да и никогда не хотел быть. -… приду и разбужу тебя.

Блэр кивнула, все еще развлекаясь.

-Все нормально. Я посплю на диване…

-Что? Блэр Уолдорф спит на диване? – дразнил он, слегка ухмыльнувшись.

-Я уже раньше спала на диванах, Басс. В этом нет ничего особенного. Это только на одну ночь, а завтра, когда мы найдем няню, я буду дома, а ты будешь на какой –нибудь вечеринке… - она пожала плечами.

Он смотрел на нее, и уже открыл рот, чтобы что - то сказать, но, честно говоря, все слова исчезли из его головы. В ее глазах читалась боль. Он сделал с ней это. А недостаток опыта в отношениях означал, что у нег не было тузов в рукаве, были лишь цветы, заговоры и извинения. Это все.

Он повернулся к ней, и она напряглась, когда он посмотрел на нее.

Само собой, именно в этот момент Ричи проснулся, громко плача. Они встали, повернулись и бросились в спальню Чака, практически отталкивая друг друга, чтобы первым забежать в комнату.

Малыш, всхлипывая, сидел посреди кровати, сжимая в руках шарф Чака, соска его пропала в складках одеяла. Блэр подошла к кровати с правой стороны и села. Малыш подполз к ней и обнял ее. Блэр смотрела на Чака, когда тот медленно сел на другой конец постели. Она погладила малыша по голове, пуская пальцы сквозь его мягкие волосы.

Чак нашел забытую соску и протянул ее Ричи. Маленький мальчик заметил его движение кряем глаза и открыл рот. Чак на секунду замялся и потом протянул руку и положил ее в рот малышу. Ричи издал довольный стон, снова уткнувшись в Блэр, и стал яростно сосать соску.

-Ну вот…- шептала ему Блэр.- Так то лучше. Он, видимо, потерял ее во сне.

Блэр зевнула и Чак приложил все силы, чтобы сдержать свой собственный зевок.

-Давай уложим его спать, чтобы самим можно было отдохнуть, - пробормотал он, Блэр кивнула, ложась на кровать.

Ричи шевельнулся под одеялом и свернулся калачиком рядом с Чаком. Шарф все еще в руках. Он сонно вздохнул. Чак посмотрел на ребенка, потом на Блэр, совершенно точно смущенный и сонфуженный, и слегка испуганный,

-Просто обними его. Он хочет, чтобы его обняли,- объяснила она.

Чак сделал глубокий вдох и обнял малыша за его маленькую спинку. Ребенок вздохнул и прижался к Чаку еще сильнее. Блэр улыбнулась и расслабилась, положив голову на подушка Чака. Она была так близко, что он мог чувствовать ее аромат.

Она протянула руку и коснулась мягких волос Ричи, заставив его что - то невнятно промурлыкать. Ее веки были тяжелые, сама того не заметив, она заснула.

Чак заметил, что малыш в его руках тоже засыпает. Он смотрел на Блэр, она слегка приоткрыла рот. На ее лице было спокойствие, и она была просто невероятно прекрасна. Он осторожно улегся по удобнее, и Блэр едва слышно вздохнула во сне. Он все еще смотрел на нее, когда всепоглощающее ощущение того, что он потерял ее и они могли быть только друзьями и то с трудом, накрыло его. Он подумал, что, наверное, когда умираешь, чувствуешь нечто похожее.

-Я люблю тебя…- прошептал он. Она не пошевелилась, просто продолжая ровно дышать. –Я люблю тебя, Блэр Уолдорф.

Он моргнул, а потом повернул голову и посмотрел в потолок. Ему нужно все исправить. Ее. Их.

Ричи прошептал что то невразумительное во сне, и Чак, чисто инстинктивно прижал его ближе к себе, когда почувствовал как слипаются его уставшие глаза. Он понял, что сейчас уснет, хотя бы на минуту. Всего на минуту, потому что Блэр рядом и он окутан ее ароматом, и его кровать такая теплая и удобная. И он сдался.

Когда Блэр моргнула и открыла глаза, она почувствовала что – то новое. Вокруг все еще было темно. Она чувствовала себя так, словно спала не больше минуты. Голова болела и она почувствовала…Это было странно…она чувствовала себя…Мокро.

Ричи практически лежал у нее на животе, все еще радостно чмокая соской. Она нахмурилась. Почему она была мокрой? Она медленно подняла одеяло и тут же испустила громкий, пронзительный визг, который заставил Чака резко проснуться, а Ричи громогласно зареветь.
 
mio-mioДата: Понедельник, 23.09.2013, 13:45 | Сообщение # 5
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 4

Суббота, 1 час ночи


- Какого черта, Блэр? – взревел Чак, поворачиваясь к ней. Ричи издал еще один громкий вопль, он был в замешательстве и не мог решить, к кому повернуться, так как Блэр держала его на расстоянии вытянутой руки, продолжая кричать.

- Он описался! О, Господи, я вся в моче! – кричала она на Чака. Чак в мгновение ока скатился с кровати, издав громкий стон, потому что почувствовал, что он тоже мокрый.

- Твою мать…

- Забери его от меня! – потребовала Блэр. – Боже, с меня хватит.

- Я не собираюсь к нему прикасаться, - бросил в ответ Чак, широко расставив ноги, чтобы мокрая ткань брюк не прилипла к ним.

- Чааак! – заныла Блэр.

- Мама! – зарыдал Ричи, цепляясь за ее руки/

- В душ, быстро! – выругался Чак, кипя от злости и всерьез подумывая о том, чтобы прыгнуть в лимузин и убраться как можно дальше от этого хаоса. Он помог Блэр с ребенком, ни один из них не получил удовольствия от прикосновения. Они все залезли под душ, после того как Чак настроил воду до комфортной теплой температуры
Ричи оторопел и, хныкая, прижался к Блэр, которая тоже выглядела потерянной. Чак со зверским выражением лица начал снимать рубашку, а Блэр протянула ему мыло. Он яростно тер себя, потом расстегнул брюки и, прежде чем Блэр успела возразить, сбросил их, наблюдая, как они прилипли ко дну душевой кабины. Ричи перестал плакать и расширенными глазами наблюдал за Чаком.

Итак, вот ее бывший-непонятно-кто – бывший любовник стоит перед ней в шелковых полосатых боксерках. И больше на нем ничего нет. Мысли Блэр, ранее состоявшие из “О, мой бог, он меня описал», теперь перешли в стадию “О, мой бог! О, мой бог!” Она сглотнула и почувствовала, как пальчики Ричи сильнее вцепились в ее плечи. Чак повернулся и схватил Ричи, чей промокший уже подгузник легко свалился на пол. Ричи проводил его удивленным взглядом.

- О, нет, - прошептал он.

Чак покачал головой и сунул ребенка под воду, чтобы помыть его, в то время как Блэр выскользнула из платья, оставшись лишь в маленькой комбинации. Намокнув, материал стал прозрачным. Его дружок очевидно обрадовался такому зрелищу, но Чак заставил свой мозг сконцентрироваться на другом. Сконцентрироваться, сконцентрироваться…

Ричи задрыгал ногами и снова заплакал. Он хотел спать. Он очень устал. Блэр взяла мыло и быстро помыла Ричи, пока Чак держал его. Когда Чак стал смывать с него мыло, она намылилась сама, с сожалением глядя на испорченный наряд.
Когда она закончила, Ричи протянул ручки, чтобы она взяла его к себе на руки; что она и сделала, вздохнув.

- А я говорила тебе, что подгузник был одет неправильно. Он был слишком свободным. Поэтому он сразу и протек, - резко сказала она Чаку, чувствуя ужасную усталость. Все-таки дети – это полный отстой.

Ричи свернулся калачиком на руках Блэр, пока Чак выключал воду и доставал для них полотенца. Он быстро бросил одно дрожащей Блэр, оно было достаточно длинным, чтобы они с ребенком могли туда завернуться. Затем он взял одно для себя.

- Мне кажется, от меня еще долго будет пахнуть мочой, - раздраженно произнес он.

- Ну, тебе однозначно придется проститься с твоим любимым матрасом, - усмехнувшись, ответила она. – И с шарфом.

Его глаза неожиданно широко распахнулись, и он бросился в комнату; Блэр в изумлении смотрела на него. Он направился к кровати и осторожно вытащил свой шарф. Он испустил очевидный вздох облегчения, обнаружив, что шарф совершенно сухой.

- Да! – прошептал он.

- Моё!- закричал Ричи, когда, свернувшись в клубок под полотенцем, заметил шарф.

- Ну нет! – твердо поправил его Чак.

Блэр закатила глаза. – Может, ты перестанешь спорить с ребенком и найдешь для нас место, где мы могли бы поспать?

Сузив глаза, Чак отдал шарф ребенку, и тот довольно прижал его к мокрому лицу. Пока Блэр надевала на Ричи подгузник, на этот раз более туго, несмотря на его недовольство, Чак взял несколько одеял для гостевой комнаты.
Блэр с ребенком на руках вернулась в комнату Чака и начала копаться в ящиках, чтобы найти его пижамы. Она надела на Ричи майку, в которой его маленькое тельце моментально утонуло, но по крайней мере он не был голым. Затем Блэр надела одну из шелковых пижам Чака на себя, бросив мокрую комбинацию на разгромленную кровать. Горничные придут в восторг утром от этого беспорядка.

Ричи снова протянул руки Блэр, чтобы она взяла его. Она нашла ему соску, и он был в восторге, получив ее обратно. Его глаза были красными, сонливость и усталость очевидно читались на его лице. Она была уверена, что выглядит так же, как и он. Все-таки дети так выматывают.

- Мими, - пробормотал он, и Блэр вышла из дурно пахнущей комнаты в гостиную, где увидела Чака, по-прежнему только в полотенце, выглядевшего хуже некуда. Его глаза слегка заблестели, когда он увидел, что на Блэр его пижама, но он быстро скрыл свои эмоции, как всегда скрывал то, что могло вызвать ее неудовольствие. Странным образом ей это понравилось, потому что это была знакомая территория. Она знала, как обращаться с похотливым Чаком, но этот тихий, практически идеально вежливый Чак был для нее совершенно новым видом, к которому она еще не нашла подход.

- Неплохо смотришься в ней, Уолдорф, - прокомментировал он, проходя мимо нее и Ричи.

Ричи был настороже. Его спина выпрямилась, пока он широко раскрытыми глазами следил за передвижениями Чака. Подумав, что Чак оставит их одних, он захныкал и жалобно посмотрел на Блэр, чтобы она вмешалась.

- Идите в гостевую комнату, - крикнул им Чак, и Блэр прошла по коридору и открыла дверь. Ричи изогнул шею, стараясь увидеть Чака и продолжая хныкать и сжимать его шарф.

- Он вернется, - заверила его Блэр, но увидела непонимание в его больших карих глазах, которые с каждой минутой все больше расширялись и наполнялись слезами.

Блэр вздохнула и взглянула на манящую кровать. – Давай.

Она усадила его на кровать и, увидев, что он собирается плакать, быстро легла рядом с ним. Он удовлетворенно вздохнул.

- Мими, - пробормотал он сквозь соску.

- Да, давай спать, - сказала она, натягивая на них плотное одеяло. Ричи уютно устроился рядом с ней, положив голову ей под подбородок. Она легко улыбнулась и обняла его. Он был, как пушистый шарик, желающий и нуждающийся в любви. Никаких отговорок, никаких игр – только искренняя любовь.

Такой и увидел ее Чак, свернувшейся под одеялом, с малышом, пускающим слюни на его шарф, на груди. Чак скорчил гримасу и устроился рядом с ними.

- Моя постель разгромлена, - сообщил он, Ричи моргнул и посмотрел на Чака.

- Мими, - пробормотал он и притянул его ближе. Лица Чака и Блэр были так близко, что их глаза соединились и на мгновение они оказались где-то еще, в другом времени, - возможно, в будущем. В весьма далеком будущем.

- А ты хорошо смотришься с ним, - сказал Чак Блэр. – Я хочу сказать, что это, конечно, не так забавно, как наблюдать, как ты кричишь, когда он хочет, чтобы его взяли на руки, но… это тоже весьма любопытно.

Блэр сглотнула и посмотрела вниз на маленькую голову, которая сонно моргала, глядя на них.

- В общем-то, он неплох, - ответила она, пожав плечами.

- Ты так говоришь, потому что это не твоя кровать отвратительно мокрая, - ответил он, но когда маленькая ручка обхватила его большой палец, Чак почувствовал …тепло и нежность снова.

- Ты ему нравишься, - сказала она, желая улыбнуться, но боль в душе не позволяла этого.

- Я очень привлекательный, - согласился он, и тут уж Блэр не могла не улыбнуться, выключая свет.

Они молчали. Тишина в ночи окутывала их. Воцарилось практическое полное спокойствие.

- Блэр? – позвал он.

Он увидел, что она пошевелилась. – Что?

- Мне нужна помощь, - признался он.

Блэр молчала, и Чак слышал дыхание ребенка, каждый его вдох и выдох. Он спал мертвым сном.

- Помощь в чем? – наконец, спросила она. Он услышал настороженные нотки в ее голосе. На другое он и не рассчитывал, у нее были все права для того, чтобы бояться его.

- Я… - он сглотнул. – Я хочу сделать кое-что, но не знаю как.

Он услышал, как она судорожно вздохнула. Она ничего не ответила, она не собиралась помогать ему, пока он не облечет свои мысли в слова. Он знал это.

- Я хочу… чтобы у нас все стало лучше… и мне нужна помощь, чтобы это сделать. Чтобы все исправить, - наконец, признался он.

И затем, после мгновения, когда он думал, не заснула ли она, или не слишком ли расстроена, чтобы ответить, он почувствовал, как ее рука нашла в темноте его руку. Их пальцы переплелись, и тепло, разлившееся по его телу от этого невинного действия, заставило его удивиться, был ли он под кайфом, когда сказал ей однажды, что держаться за руки - это не для них. Да, определенно он был под кайфом.

Суббота, 2 часа ночи

Крик, хихиканье, затем грохот, восклицания «Опа!» доносились откуда-то.
Она слышала счастливые крики и смех где-то в отдалении и медленно открыла глаза, чувствуя, что за шею ее обнимает маленькая ручка, а рядом с ухом раздаются радостные причмокивания ребенка с соской.
Дверь в их комнату распахнулась, и перед ними оказалась очень пьяная, очень растрепанная и очень счастливая Серена.

- Опа! – и она испустила радостный вопль. Она споткнулась, и Блэр резко села, уже окончательно проснувшись. Из-за этого проснулся Ричи, который потерял свою соску и снова начал плакать. Чак застонал и повернулся, уставившись на свою сводную сестру, у которой не было одной туфли и пальто. И, похоже, мозгов тоже. – Боже мой! – вскричала Серена, удивленно уставившись на ребенка.

- Нейт! – громко крикнула Серена, и из-за ее плеча появилась растрепанная голова Нейта. Тоже пьяного, возможно, под кайфом, потерявшего где-то половину одежды и держащегося за Серену, чтобы не упасть. Он как всегда растерянно и недоверчиво уставился на них.

- Как долго нас не было? – спросила она, пока они рассматривали ребенка, сидящего между Чаком и Блэр.

Ричи захныкал и обхватил руками Чака, которому пришлось взять его на руки.
Нейт и Серена истерично захохотали, упав друг на друга и находя эту ситуацию такой же невероятной, как если бы инопланетяне приземлились в Центральном парке.
Блэр раздраженно закатила глаза. Из-за этого постоянно прерываемого кем-то сна у нее точно появятся морщины.

- Вы оба прекратите это! Вы его разбудили! – прошипела Блэр хохочущей на полу парочке.

- Мы ушли всего на… - Серена сделала жест рукой, словно не знала, где она. – И вот у Чака и Б-блэр уже ре-ребенок! – бессвязно сказала она сквозь смех. Нейт веселился так же, как и она, катаясь по полу от смеха.

Блэр встала с кровати и грозно направилась к развалившейся на ковре парочке. – Немедленно прекратите! Вы его раздражаете!

Последовал еще один взрыв истеричного хохота.

- Опа! – добавила Серена для усиления эффекта.

- Она танцевала на столе! – вмешался Нейт, и они снова захохотали. Ричи перестал плакать и захихикал.

- И разбила несколько тарелок! О, Боже, Би, было так весело! Намного веселее, чем завести ребенка, - Серена надула губы.

Чак встал с Ричи, прицепившимся к его шее, и посмотрел вниз на этих двоих.

- Мне жаль тебя, если ты так думаешь, сестренка, - пробормотал Чак.

- Опа! – добавил Ричи, и Чак усмехнулся.

- Нейт, смотри! – Серена указала на ребенка, при этом половина ее шевелюры закрыла ее лицо. Нейт сконцентрировал свой взгляд на Чаке, который держал ребенка, и снова захохотал.

Челюсть Чака задергалась, а Ричи предложил Серене свою соску. – Бобо, - объяснил он.

- О, мой бог…- Серена уставилась на ребенка. – Черт, он совсем на тебя не похож, Чак. Ты уверен…?

Блэр громко вздохнула. – Он не наш! Вообще-то он ваш.

Серена рассматривала ребенка, который крепко сжимал в кулачке шарф Чака. Потом ее лицо потемнело.

- Меня сейчас вырвет.

Нейт засмеялся, а Блэр побледнела. Она не перенесет больше никаких происшествий, поэтому она схватила свою лучшую подругу за руку и потащила ее в ванную. Секундой позже ребята услышали, что ее вырвало.

- О-о! – громко прокомментировал Ричи.

Нейта тоже затошнило.

Чак ухмыльнулся. – Как в старые времени, - прокомментировал он и пнул Нейта ногой. – Иди в другую ванную.
Нейт, спотыкаясь, поднялся, Чаку пришлось схватить его за руку, чтобы он не упал, направляясь к другой ванной комнате. Он зашел, а Чак остался снаружи, пока Нейт очищал свой желудок от жидкости.

- О-о! – повторил Ричи, затем засунул соску себе в рот.

- Да, они плохие, - согласился Чак, потерев шею и направившись к Блэр, которая только что вышла из ванной и выглядела изможденной.

Ричи заметил ее и, захныкав, протянул к ней руки. Блэр подошла к ним и взяла его на руки.

- Он тяжелый, - сказала она, в то время как Ричи положил голову ей на плечо и поглядывал на Серену, которая спотыкаясь, вышла из ванной.

- О-о, - повторил он, показывая пальчиком на блондинку.

Чак вздохнул, взял свою сводную сестру под руку и повел в ее комнату. Блэр шла за ними. Нейт также выполз из гостевой ванной, его глаза усталые и красные.

- Пойдем, - сказала ему Блэр, потянув в комнату Серены. Нейт по-прежнему непонимающе смотрел на ребенка, будто пропустил несколько лет жизни, а сейчас все это слишком быстро навалилось на него.

Оказавшись в комнате Серены, Блэр наморщила нос. Там ужасно пахло.

- Самое правильное место для них. Если они начнут блевать, матрас уже все равно испорчен, - заявил Чак, в то время как Серена растянулась на голом матрасе, ничего не заметив, и начала храпеть в ту же секунду, как ее голова коснулась его.

- Что это за запах? – промямлил Нейт, когда Чак уложил его на тот же матрас.

- Ничего. Просто тебя вырвало, - ответила Блэр.

- Да… ну ладно, - и он отрубился. Светловолосая парочка была полностью потеряна для общества.

- О-о, - кажется, это стало любимым словом Ричи, когда речь заходила об этих двоих.

- Они убьют нас утром, - улыбнулась Блэр, выйдя из комнаты и закрывая за собой дверь.

- Это им за то, что разбудили ребенка, - заметил Чак, и на какой-то момент у них с Блэр появилось полное понимание. Всегда ли было так? Всегда они заботились об этих двоих. С тех пор, как Чак в 14,5 лет выработал в себе устойчивость к алкоголю, она никогда не видела его пьяным до событий, связанных со смертью его отца. И она редко теряла контроль над собой. Да, в основном, Серена и Нейт вели себя, как счастливые дураки, не так ли? Можно ли винить их за то, что они, напившись, занимались сексом друг с другом? Ответ, разумеется, «да», - пришла к выводу Блэр.

- Это справедливо, - согласилась она.

Ричи начал плакать и вырываться из рук Блэр. Она отпустила его, и он направился прямиком к забытому на полу рожку. Они смотрели, как он поднял пустую бутылочку, а затем снова расплакался, потирая глаза и умоляюще глядя на них.

- Мне кажется, он хочет есть, - решил Чак.

- Если мы покормим его, он снова описается, - предостерегла его Блэр.

- Похоже, он делает это независимо ни от чего. Автоматически, - сказал Чак, подойдя к Ричи и забирая бутылочку. Ричи захныкал, и Блэр взяла его на руки, следуя за Чаком на кухню. Она наблюдала, как он налил немного молока в рожок, завернул соску и отдал обратно ребенку. Малыш охотно взял его, но в тот момент, когда он засунул его в рот, его лицо исказила гримаса и он закричал.

- Нет! – сказал он.

Блэр вздохнула и потерла глаза. – Молоко нужно разогреть, может, так ему понравится.

Чак посмотрел на бутылочку, а потом вылил ее содержимое в кружку и подогрел в микроволновке. Ричи наблюдал за тем, как Чаку, наконец, удалось вылить теплое молоко обратно в рожок. К этому моменту на кухне царил бардак.

- Сколько прислуги мы сможем позвать утром? – спросила она. Если так пойдет дальше, то к моменту возвращения Лили, от дома ничего не останется. Впрочем, она это заслужила, оставив их двоих присматривать за ребенком.

- Столько, сколько понадобится, - ответил Чак и подошел к ним, передавая бутылочку Ричи, который не хотел ее брать. – Давай же, оно теплое, - настаивал Чак. Но маленький мальчик отрицательно качал головой, отпихивая рожок, и Чак застонал.

- Давай мне, - сказала Блэр, и Чак последовал за ней в спальню. Она залезла на кровать, Чак прилег сзади нее, вызвав ее удивление. Она уложила ребенка, продолжавшего смотреть на них, и поднесла бутылочку к его рту.

- Ну же, давай, - уговаривала она. Ричи, наконец, уступил, и они увидели счастье на его лице, когда он понял, что молоко теперь теплое. Он удовлетворенно вздохнул и серьезно начал сосал его, положив свою маленькую ручку на руку Блэр и не отрывая глаз от них.

Тихие звуки, издаваемые Ричи, наполнили комнату, и Блэр заметила, что Чак улыбается. – Он хороший малыш, - сказала она, и его улыбка исчезла, когда он понял, что она наблюдает за ним.

- Да… хотя не знаю, - поправил он. – Мне не с кем особенно его сравнить.

Ричи выпил практически все молоко, когда его причмокивания стали более редкими и глаза стали медленно закрываться, сон одолел его. Чак потянулся за одеялом и накрыл их им, они свернулись калачиком рядом друг с другом на большой кровати. Блэр вынула рожок изо рта малыша, который продолжил спать с открытым ртом. Она тихо отдала бутылочку Чаку, он поставил ее на ночной столик. Затем он передал ей соску, которую она вложила в губы ребенка, и он быстро обхватил ее губами.

На этот раз не было никаких разговоров или признаний. Чак придвинулся к ней и обнял рукой за талию, прижимая к своей груди. Он почувствовал, что она немного напряглась, когда он сделал это, но потом медленно расслабилась от его прикосновения.

- Спокойной ночи, Уолдорф.

Три часа спустя в комнате зазвонил чертов будильник, разбудив их снова и заставив ребенка плакать.

- Эта ночь никогда не закончится, - услышал Чак бормотание Блэр, а Ричи громко завопил.
 
mio-mioДата: Понедельник, 23.09.2013, 13:46 | Сообщение # 6
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 5


Суббота, 5 часов утра.


Чак, раздражено застонав, перевернулся на бок, ударил по кнопке будильника.

-Его завела Сесе. Этой женщине просто жизненно необходимо вставать в 5 утра,- пробормотал он, полусонно.

Блэр уже была готова снова заснуть. Ричи лежал рядом с ней, он захныкал, и стал зарываться под одеяло, пытаясь прижаться к Блэр, почувствовать ее тепло. Чак обнял их обоих и закрыл глаза.

Блэр задумалась, может, в будущем, их ждет именно такая жизнь? Его отчетливо мужской аромат убаюкивал ее, а рядом лежал их ребенок, согретый их теплом.

-Чак? – прошептала она.

-Ммм? – ответил он, не открывая глаз.

Она ничего не сказала, и тогда он понял, что она уснула, почти неслышно посапывая, уткнувшись носом в волосы Ричи. Он моргнул несколько раз и посмотрел на нее. А потом оставил поцелуй на ее хрупком плече. Удовлетворенная улыбка появилась у него на лице, потому что то, что на ней была его пижама и это заставляло ее пахнуть им.

Суббота, 5 часов утра.

Бззззззз….

Бзззз……

Блэр застонала, и, пошевелившись, обнаружила, что Чак носом прижался к ее уху, его рука свободно лежала на ее животе. Она вздохнула и позволила себе расслабиться рядом с ним. Вот тогда она вспомнила, как вообще они оба очутились здесь.

Ребенок.

У нее расширились глаза и она быстро оглянулась.

Ричи сидел на кровати, его маленькое тельце утопало в огромной футболке Чака. У него в руке был телефон. Блэр в ужасе уставилась на него, когда он открыл телефон и прижал его к уху.

-Ало? – сказал он тихонько.

Блэр быстро вырвалась из объятий Чака, который пока не понимал, что происходит. Ричи же, решив, что это игра, пополз подальше от Блэр, широко улыбаясь.

Блэр услышала голос своей матери на другом конце линии.

-Нет! Плохой мальчик! – крикнула Блэр.

Чак сел, а Ричи сполз с кровати, хихикая.

-Привет,- повторил он приветствие.

Блэр могла себе представить, в каком замешательстве сейчас находится ее мать.

-Сейчас же, отдай мне телефон,- бросила Блэр, и глаза малыша расширились. Он бросил телефон и начал плакать, испугавшись ее тона. Чак шумно вздохнул, и Ричы быстро побежал к нему, и забрался прямо на него, бормоча что- то непонятное и обвиняющее показывая пальцем на Блэр.

-Да, она противная,- согласился Чак с малышом, и Ричи уткнулся своим мокрым личиком ему в грудь.

-Мам? – позвала Блэр, приложив телефон к уху.

-Блэр Корнелия Уолдорф, это был ребенок?! – высоким голосом спросила Элеонор. Блэр вздрогнула, оглянувшись на ухмыляющегося Чака, державшего на руках Ричи, который все еще бормотал, что - то по поводу того, какая она противная.

-Да, эээ….прости мам. Я не могу сейчас разговаривать, ты меня разбудила…

-Что ты там делаешь с ребенком? – настаивала Элеонор.

-Это ребенок Чака,- и она пожалела об этих словах, как только они слетели с ее губ. Ухмылка Чака стала еще шире и Блэр хмуро посмотрела на него.

-У Чарльза есть ребенок? Серьезно, Блэр!

-Это долгая история. Он не совсем его,- бормотала Блэр. Чак был готов рассмеяться во весь голос.

-Ты сейчас с ним?- бросила Элеонор.

-Д-да, - тихо ответила Блэр.

-Вы спите? – продолжала Элеонор.

Блэр поняла, как глупо все это звучит.

-Нууу…

-Вместе?- голос ее матери повысился на несколько октав, Блэр вздрогнула.- Я настаиваю, чтобы ты вернулась домой.

-Я…я не могу,- Блэр взглянула на Ричи, который сейчас уже уютно свернулся калачиком у Чака на руках, внимательно ее рассматривал и сосал соску, которую дол ему Чак, чтобы малыш замолчал.

-Что значит, ты не можешь? Конечно, ты можешь, я пришлю машину,- давила Элеонор.

-Нет, мам. Чак не знает, как обращаться с ребенком, а Лили в Испании,- сказала Блэр,- И у нас утром встреча с нянями.

Ее мать возмущенно фыркнула. Ричи что- то пробормотал и протянул к Блэр руки.

-Мам, послушай, я не могу говорить. Мне нужно поменять малышу пдгузник.

-Блэр Уолдорф!

И она повесила трубку, хмурясь на Чака, который сейчас уже не сдерживался и громко смеялся.

-Если она заявится с топором, меня это не удивит,- заметила она и снова легла в постель. Ричи все еще опасливо смотрел на нее, и она вздохнула.

-Прости, ладно? Просто моя мама слегка сумасшедшая,- объяснила она ребенку. Он пробормотал что – то в ответ. Чак сел, держа ребенка на руках, он поднял его и отдал Блэр. Он подогнул свои маленькие ножки и, наконец, протянул руки в сторону Блэр.

Блэр взяла его, и он, вздохнув, прижался к ее груди. Она почувствовала тепло, мягкость и нежность, когда взяла его на руки, когда провела пальцами по его мягким взъерошенным волосам. В этот момент она заметила, что Чак на нее смотрит, и она некоторое время смотрела на него в ответ. Потому что, ну правда, сколько можно отводить взгляд?

-Спасибо,- сказал он наконец,- Что не бросила меня тогда, когда мне так нужна была помощь.

-Очевидно, это уже вошло у меня в привычку,- резко ответила она. На этот раз Блэр отвела взгляд, потому что она все еще не могла стереть из головы представление о том, как он провел всю ночь с какими - то шлюхами, в то время как она старалась и устраивала для них двоих романтический ужин. И это было больно, это жгло ее изнутри, если бы она могла выбросить его из своей души, потому что иначе эта боль будет преследовать ее до тех пор, пока не уничтожит в ней все живое, и внутри у Блэр Уолдорф останется только пустота. Но ведь он ее спросил однажды. От спросил «Ты уверена?». И она поцеловала его в ответ. Она согласилась.

И это принесло ей много боли. Это была сырая, невыносимая боль, но в одном она был уверена точно: это было реально. Они были реальны. Они все еще реальны. Может, вот так и ощущаешь любовь. С Нэйтом такого не было. С ним были комфортные и дружественные отношения. Каждый же миг с Чаком был по своему новым и удивительным, и это заставляло ее гадать, что будет дальше, разжигало в ней огонь. Было ощущение, что ее душа рваась на свободу, и , наконец, она освободилась, после многих лет заточения.

«Это была любовь» - думала она, когда боль захватила ее сердце, когда она нашла записко от него на своей кровати. Это была любовь. Бесконечно переживать за кого – то, ни разу не подумав о себе. Это была самоотверженная, бескорыстная любовь. Ее это пугало, и она видела, что это пугало и его. Она видела это в его глазах. Они были так молоды. В таком возрасте не бывает такой любви. В таком возрасте ты все портишь, и она не знала, что пугало ее сильнее: перестать бояться любить, или разрушить все и потом всю жизнь жалеть о том, что сделала. Жалеть, и желать, чтобы все обернулось иначе.

Малыш в ее руках пошевелился и посмотрел на нее, и она улыбнулась ему, потому что он не боялся показывать свою любовь.

-Блэр…- начал Чак, но она не могла слушать его сейчас. Она быстро встала с постели и забрала ребенка с собой.

-М-мне нужно пометь ему подгузник,- сказала она, направившись в гостиную.

Чак смотрел, как она вышла и вздохнул, упав снова в постель. Она была практически идеальна…слишком идеальна. Как фарфоровая античная статуя, которую отец купил когда Чаку было семь лет. Их было двенадцать, и его отец устроил вечеринку для сливок общества Нью- Йорка, чтобы продемонстрировать приобретение и выпить дорогого шампанского. Чарльз одну разбил. Это был первый раз, когда он увидел настоящее разочарование в глазах отца.

Он закрыл глаза, вздохнул и встал с постели, следуя на мелодичны голос Блэр, что доносился из гостиной. У Ричи во рту уже была новая бутылочка, он широко раскрыв глаза смотрел на Блэр, пока она говорила с ним, меняя его подгузник. На лице Чака появилась гримаса, потому что его футболка от Calvin Klein была вся в детском молоке. Это не правильно

-Мы будем придирчивы, не волнуйся,- говорила Блэр малышу, и Чак не мог не улыбнуться, глядя на нее, потому что на ней была его рубашка и ей пришлось закатать рукава, волосы были собраны на затылке в забавный пучок – он никогда не видел ее такой растрепанной и такой неотразимо прекрасной. – Мы не отдадим тебя плохой няне.

Ричи что то промурлыкал и пнул воздух ножкой.

-Снова даешь мальчикам обещания, которые не можешь выполнить,- сказал Чак, подходя к ним. Голова Ричи мгновенно повернулась в его сторону и его большие глаза начали неустанно следить на ним.

Блэр вздохнула и опасливо посмотрела на Чака.

-Я не хочу, чтобы малыш плакал, если мы случайно найдем ему плохую няню,- он улыбнулся и сел напротив Блэр. Она распрямила спину и заправила локон волос за ухо.

-Я пыталась его развлечь,- бросила она и он снова улыбнулся, потому что она была невероятно красива, когда злилась. Она была просто неотразима в гневе. Она закончила с подгузником и, с ухмылкой на губах, она бросила Чаку грязный подгузник. Он практически отпрыгнул от траектории его полета, но как назло, подгузник приземлился прямо Чаку на грудь.

-Уупс,- мило улыбнулась она,- Лови.

Он нахмурился. В памперсах не было ничего смешного. Они сейчас были вообще не в тех отношениях, чтобы шутить, поэтому он был удивлен ее поведением. Она подняла ребенка и поставила его на ноги. Ричи не отпускал свою бутылочку и захныкал, когда кго оставили одного.

-Иди к Чаку,- сказала Блэр малышу, указывая рукой правильное направление. Ричи посмотрел на Чака, потом на Блэр, и решил, что никуда он не пойдет он снова слегка захныкал, но бутылочку не отпускал.

Чак ухмыльнулся.

-Похоже, он хочет быть с мамочкой и только с мамочкой.

Блэр сурово посмотрела на него.

-Хорошо. Но ты идешь в постель, - сказала она ребенку, вставая и протягивая ему руку. Ричи вынул изо рта бутылочку, отдал ее Блэр и громко рыгнул.

Блэр вздохнула, а Чак рассмеялся, когда она поставила бутылку обратно на стол. Ричи доковылял до дивана и взял свою соску, а потом взял Блэр за руку. Она отвела его в спальню, и Чак смотрел, как она уходит, терпеливо ожидая…

….Три…два…один…

-Басс!!!

Он ухмыльнулся и медленно встал:

-Иду, дорогая.

Чак зашел и увидел, что она лежит на кровати с не очень радостным Ричи, глаза которого буквально засветились, кого тот заметил Чака.

-Мими! – закричал он, а Чак тем временем бросил использованный подгузник в мусорное ведро, а потом медленно забрался на другую сторону кровати, внимательно глядя на Блэр.

-Он не хотел засыпать без тебя,- проинформировала она его, как будто он об этом не знал. Она ненавидела себя за то, что ей пришлось признать это. Он видел это по тому, как между ее бровей залегла тонкая морщинка.

-Ну давай, парень,- Чак накрыл их всех одеялом. Чак смотрел на Блэр, и она поймала его на этом. Он не отвел взгляд.

- На что ты уставился, Басс? – спросила она, и он заметил, что она сказала это каким то странным голосом.

-На твои губы,- признался он. У нее правда были идеальные губы. Они были идеально очерчены и были идеально пухлые. Лучше просто не бывает. Он бессознательно облизнула губы и удивленно посмотрела на него.

Не думая ни о чем другом, кроме как о том, как она расстроилась, когда он сказал это, Блэр потянулась и шлепнула его по руке со всей силой. Он игриво вскрикнул, но громче, чем следовало, потому что ребенок начал плакать.

Пятнадцать минут спустя.

-Мы пошутили! – сказала она ребенку, укачивая его. Ричи все еще скандалил и продолжал прижимать свое мокрое личико к шелковой пижаме Чака за $800, которая была надета на Блэр. Чак встал, стал переминаться с одной ноги на другую. Главное сейчас не разбудить Серену и Нэйта.

-Что это за шум?

Слишком поздно.

Он обернулся и увидел сонную Серену, которой однозначно нужно было бы принять душ. Она жмурила левый глаз.

-Что это за шум? – повторила она, уставившись на ребенка.

Ричи всхлипнул и посмотрел на Серену.

-О-оу,- сказал он.

-Это ребенок,- ответила она сама себе, все еще в замешательстве.

-Ребенок,- повторил Ричи, и налице Блэр появился восторг.

-Новое слово! – закричала она и Чак улыбнулся. Он протянул руку и потрепал малыша по голове.

-Ээмммм…Привеееет! – рассердилась Серена.- Почему у вас ребенок и почему Нэйт в моей постели?

-Вы двое напились, нам нужно было положить вас куда – нибудь,- объяснил Чак.

Серена скривилась.

-По- моему, он написал мне в постель.

После этой фразы Чак и Блэр не могли остановить хохот минут пять. Ричи был счастлив и смеялся вместе с ними, хотя понятия не имел в чем шутка.

-Это не смешно! Вы ребят, не знаете, что такое проснуться и понять, что ты пахнешь мочей! – раздраженно бросила Серена,- Но нельзя ему ничего говорить, иначе ф буду чувствовать себя ужасно.

-Ни слова,- пообещал Чак и ухмыльнулся, когда она пошла в душ.

Блжр повернулась и посмотрела на него, счастливый ребенок сейчас играл с ее волосами, спутывая их еще больше.

-Дадим ей несколько минут на размышления.

-Поддерживаю,- кивнул он, а потом подошел к ней и забрал у нее Ричи. Она выглядела очень уставшей. Они спали всего пару часов.

Она смотрела, как он взял Ричи на руки и дал ему его соску. Ричи, наконец, был доволен. А потом он сделал то, чего от него не ожидали ни Чак ни Блэр. Он поцеловал Чака. Это был влажный, полный радости и счастья детский поцелуй в щеку.

Они оба замерли и уставились на малыша.

-Напа,- объявил ребенок, и , хотя они не имели на малейшего понятия, что это значит, Блэр не сдержалась и широко улыбнулась, глядя на застывшее лицо Чака. Ричи, не подозревая о том, что он стал причиной всего этого засунул в рот любимую соску и положил голову Чаку на плечо.

Блэр внимательно смотрела на ошарашенное лицо Чака, когда его руки медленно обняли мальчика и он прижал его ближе к себе.

Что то в ее сердце таяло, когда она смотрела в его глаза. Он взглянул на нее и сглотнул, держа в руках маленького теплого малыша.

Чтобы понять то, что он сейчас чувствовал, нужно знать, что Чаку Басу никогда не дарили любовь и привязанность просто так.

Никогда.

Когда он был ребенком, он мог сосчитать по пальцам одной руки то количество раз, когда Большой Бар Басс брал его на руки.

Когда он первый раз упал, споткнувшись о камень, когда они шли к лимузину, он разбил колено. Маленький шестилетний ребенок заплакал и, прежде чем рядом появилась няня, готовая успокоить его, его отец поднял его и на руках донес до машины.

Чак помнил, что тогда просто застыл. Это был первый раз, когда он назвал своего отца папой. Когда кровь остановили, Барт снова стал непроницаемым, Что Чарльз навсегда запомнил чувство безопасности, которое появилось, когда он был на руках у отца.

-Я…-его голос сорвался-…У меня есть идея, как уложить его спать.

Блэр все еще улыбалась ему и просто кивнула, следуя за ним, когда он направился в гостевую спальню, держа на руках ребенка.

Она села на кровать, и посадила себе на колени малыша, пока Чака развернул гигантский плазменный телевизор к ним. Ричи смотрел на это широко открытыми глазами, и даже подпрыгнул, когда Чак повернулся к нему.

-Ему нравится,- сказала Блэр Чаку, когда он включил телевизор,- Думаю, он знает, что будет дальше.

Чак ухмыльнулся, когда нашел то, что искал.

Утренние мультики по субботам.

Ричи испустил довольный радостный вскрик, когда на экране появился Дональд Дак.

-Тата! – объявил он, с соской во рту.

-Прекрасно,- сказал Чак, подойдя к кровати,- Чарез час он уснет мертвым сном.

Блэр с сомнением посмотрела на Ричи. Она как правило не сталила под сомнения гениальные планы Чака, но сейчас сомнения у нее были. Малыш выглядел совершенно счастливым и совсем не заспанным.

Пятнадцать минут спустя.

Их разбудил крик.

Блэр резко села, понимая, что ее, как и Чака, усыпили эти чертовы мультики. А Ричи в это время видел между ними, все еще зачарованный происходящим на экране.

-Что это было? – спросила Блэр.

Дверь снова резко открылась. На этот раз на пороге появился потрепанный и очень расстроенный Нэйт Арчибальд.

Он уставился на них.

-По моему, Серена написала в свою постель,- объявил он, и Чак и Блэр уже не знали, раздражаться им по поводу того, что их разбудили или снова зайтись истерическим хохотом.

Нэйт несколько раз моргнул, прежде чем понять, что между ними сидит ребенок, с соской во рту.

-О-оу,- сказал малыш, показывая на Нэйта пальцем.

Выражение на лице Нэйта было просо бесценным.

-Это ребенок?

Серена выбрала «правильный» момент для появления и вошла в комнату с полотенцем на голове и в халате.

-Ты проснулся,- сказала она Нэйту, который нахмурился, взглянув на нее.

-Ты описалась! – бросил он.

Серена открыла рот, не веря своим ушам.

-Нет! Это ты описался!

-Нет! – крикнул Нэйт. А потом, синхронно она повернулись и уставились на ребенка, весело сосущего свою соску.

-О-оу! – громко объявил Ричи.

Нэйт и Серена нахмурились и перевели взгляды на Чака и Блэр, на лицах которых было одинаково невинное выражение.

- В нашу защиту могу сказать, что нам не хватало кроватей,- призналась Блэр.
 
mio-mioДата: Понедельник, 23.09.2013, 13:48 | Сообщение # 7
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 6


Суббота, 6 часов утра


- О, господи! – с отвращением воскликнула Серена.

Нейт был в нерешительности. – Подождите… так это был ребенок? Откуда вы его взяли?

Ричи быстро потерял интерес к этой парочке и вернулся к своим утренним мультикам. Чак встал с кровати. Ребенок сразу же это заметил и испустил предупредительный крик. Чак вздохнул и сел обратно на кровать, заметив, что Ричи расслабился. Серена и Нейт уставились на него в недоумении, а Блэр вздохнула и вернулась в постель.

- Мы связаны - сказала Блэр, сидя между подушек.

- Мими, - пропищал Ричи, зарываясь лицом в шелковую простыню.

- Как долго он здесь пробудет? – спросила Серена, скрестив руки на груди. Нейт выглядел так, будто испытывал отвращение к этой жизни.

- Мой детектив работает над этим, - объяснил Чак, Нейт удивленно вскинул брови.

- Что? Кто-то просто оставил его, типа в коробке? – спросил Нейт, и Блэр и Чак взглянули на него.

- Не может быть, - Серена покачала головой, не веря в происходящее.

- Вы не можете оставить его, - Нейт лишь подтвердил очевидный факт.

- Мы и не собираемся, - вставила Блэр. – Мы просто нянчимся с ним. Ну, типа того.

Нейт и Серена переглянулись.

- Через час на собеседование придут няни. Мы найдем кого-нибудь подходящего и отделаемся от него, - продолжил Чак.

- Мы не можем отделаться от него, - фыркнула Блэр, прижимая ребенка к себе.

- Я не то хотел сказать! – бросил Чак в ответ.

- Но ты уже готов избавиться от него именно в тот момент, когда начал привязываться к нему, - кипела Блэр, прищурившись.

- Что ты хочешь этим сказать? – зло поинтересовался Чак. Ричи недоуменно переводил взгляд с Чака на Блэр и обратно.

- Ты пахнешь мочой, - сообщила Серена Нейту.

- То, что в тот момент, когда ты начинаешь привязываться к чему-то, ты сбегаешь…

- Почему бы тебе не сказать то, что ты на самом деле хочешь сказать? – фыркнул Чак.

- Нет, не пахну… хотя да, пахну. – Нейт помрачнел, и Серена кивнула.

- Так вот я тебе не позволю, - сообщила Блэр, встав с кровати и взяв ребенка на руки.

- На тебе пижама Чака? – спросила Серена у Блэр.

- Да, - ответил Чак.

- Хочешь получить ее обратно? – взорвалась Блэр. Ричи яростно сосал свою соску, глаза широко раскрыты.

- Нет, он не хочет, - Нейт попытался ее успокоить.

- Что ж, он получит ее обратно! – закричала Блэр и посадила ребенка на кровать. Ричи завопил. Серена побледнела, Нейт вздрогнул, а глаза Чака сузились, наблюдая за тем, как Блэр начала расстегивать пуговицы на пижаме.

- Что ты делаешь? – спросил он.

- Возвращаю тебе пижаму!

- Из-за тебя ребенок плачет, - Нейт попытался избежать неминуемой катастрофы.

- Не терпится выпрыгнуть из одежды, да? – прошипел Чак.

Блэр громко зарычала.

- Мисс Блэр!

Все четверо обернулись и увидели возмущенную Дороту, которая стояла в дверях. Ричи испустил еще более громкий вопль, его руки беспокойно искали соску. Блэр быстро натянула на грудь шелковую простыню, прикрывая себя. Нейт выдохнул, Серена уставилась на ребенка, а Чак, лежа на кровати, по-прежнему гневно смотрел на Блэр.

- Что здесь происходит? – спросила Дорота, потом посмотрела на бедного Ричи, который жалобно рассматривал ее. – О, бедный малыш! – она подошла к нему и быстро взяла на руки, бросив гневный взгляд на Чака, ибо она была уверена, что во всем этом виноват он. Ричи, продолжая хныкать, прижался к Дороте.

- Он это начал, Дорота, - фыркнула Блэр, показывая на Чака. Со стороны это выглядело комично, потому что его пижама была настолько велика ей, что ее рук даже не было видно.

- В душ, - Серена сморщила нос, глядя на Нейта, который бросил на нее испепеляющий взгляд.

- В душ, - согласился он и быстро покинул комнату, чтобы не стать свидетелем дальнейших разборок.

- Мне нужно… идти, - объявила Серена и быстро вышла. Дорота повернулась к Блэр и Чаку.

- Почему Вы одеты в это? – спросила она, оглядев Блэр. – И, мисс Блэр, Ваши волосы…

Блэр вскипела, потом успокоилась, заметив, что Ричи устало смотрит на нее. – Прости меня, - сказала она малышу, который захныкал и спрятал лицо в жесткий воротничок Дороты.

- Ну вот, теперь он расстроен, - выдавил из себя Чак и бросил взгляд на Блэр.

- Благодаря тебе! – парировала она.

- Кажется, это ты отчаянно хотела раздеться на глазах у Натаниэля, - обвинил ее Чак.

Глаза Блэр распахнулись, будто от удара.

– Чарльз Басс, я ненавижу тебя. Я ненавижу тебя, я ненавижу тебя!

Ноздри Чака задрожали.

- ПРЕКРАТИТЕ ЭТО! – закричала Дорота, Ричи громко заплакал. – Вы вести себя, как маленькие дети! – фыркнула она. Блэр и Чак уставились на нее. – У вас теперь ребенок. Надо заботиться о нем.

Она быстро передала Ричи Чаку, который удивленно смотрел на нее.

- Помойте ребенка, оденьте, накормите и играйте с ним. – Затем она перешла на польский, из-за чего Чак нахмурил брови. Блэр изумленно смотрела на него (если бы она не была так расстроена, то, скорее всего, засмеялась бы). – И больше никаких ссор, понятно? – Дорота тяжело вздохнула и положила на кровать большой чемодан с одеждой для Блэр. – Я уходить. Мисс Элеонор быть очень расстроенной.

- Нет, ты не можешь оставить меня! – настойчиво сказала Блэр.

Дорота мрачно посмотрела на Чака. – С вами все будет хорошо, мисс Блэр.

- Нет, Дорота, ты не понимаешь. Ребенок не дал нам поспать. А я не могу без сна, - продолжала настаивать Блэр. Она беспомощно смотрела вслед уходящей Дороте. – Дорота!

Блэр пошла за ней, продолжая ныть.

– Он нас описал, он устроил такой беспорядок везде, ему не нравятся игрушки…

- Хорошая практика, мисс Блэр, - сказала Дорота, нажав кнопку вызова лифта.

Блэр вытаращила глаза.

– О чем это ты?

Дорота пожала плечами, заходя в лифт, и повернулась к Блэр.

– Вы хотеть этого парня, да? Вы хотеть замуж, да? Ну, дети всегда появляются. Хорошая практика.

Двери лифта закрылись, Блэр оставалось только смотреть на них. Чак вышел из комнаты с успокоившимся Ричи на руках.

- Мама, - позвал Ричи, заметив ее. Блэр вздохнула и облокотилась на стену, бросив злой взгляд на Чака, который ответил ей точно таким же взглядом.

- То есть… это означает, что она не останется? – предположил он, стараясь скрыть ухмылку. – Ну, по крайней мере, теперь я смогу получить назад свою пижаму.

Она сердито посмотрела на него и направилась к своему чемодану. Ричи пробормотал Чаку несколько слов, и Чак кивнул.

– Да, она расстроена.

Субботу, 8 часов утра

Хильде, дневной прислуге, понадобилось целых 10 минут для того, чтобы оценить ситуацию. Она бормотала что-то на непонятном языке, бросая раздраженные взгляды на подростков, пока ходила по обычно чистой квартире, пытаясь навести порядок.

В этот момент и зазвонил телефон Чака, и он быстро ответил на звонок, потому что звонил Майк. Блэр, одетая в выглаженные брюки и скромную блузку, прислушивалась к разговору и пыталась расчесать волосы Ричи. Они только что выкупали его, несмотря на его протестующие крики, а из местного детского магазина доставили кое-какую одежду. Блэр отобрала три маленьких наряда, которые Ричи с сомнением осмотрел.

Один состоял из милых кремовых вельветовых брючек, белой рубашки и свитера с вывязанными ромбиками, с маленьким галстуком-бабочкой. Блэр очень нравился этот костюм, но она сомневалась, что им удастся уговорить малыша на бабочку. Она чувствовала, что он захочет избавиться от нее и закатит истерику.

Второй наряд состоял из дизайнерских мини-джинсов и желтой футболки с маленьким пиджаком и блестящими черными кожаными ботиночками. Чаку очень нравился этот костюм, но Блэр беспокоилась, что им понадобится целая вечность, чтобы снять джинсы, когда понадобится сменить подгузник (на что Чак снова ей напомнил, что они не будут теперь этим заниматься, чем спровоцировал еще один спор).

Третий наряд, на котором настаивала Серена, был бледно-голубым уродством с маленькими овечками и облаками. Чак заметил, что если надеть похожую по цвету шапочку, то ребенка можно будет спутать с ходячей порцией сладкой ваты, которую съедят и не заметят.

Мысленно и Чак, и Блэр исключили третий вариант, но Серена, слонявшаяся по квартире в ожидании своих блинчиков с клубникой, продолжала повторять, что светло-голубой цвет очень идет Ричи.

Нейт снова спал, он принял душ и теперь храпел на диване. Когда Ричи начал запихивать ему в нос кукурузные палочки, картина стала уж совсем комичной.

Чаку пришлось оттащить Ричи, и тот закатил истерику из-за того, что его оторвали от нового любимого занятия.
Теперь он стоял в подгузнике перед Блэр, пока она расчесывала его волосы, и жевал оставшиеся кукурузные палочки. Он предложил ей парочку влажных кусочков.

- Нет, спасибо, - она наморщила нос и продолжила слушать разговор Чака.

- Окей, отличная работа, Майк. Выясни, как быстро мы сможем доставить его сюда, - и он повесил трубку. Он посмотрел на свой телефон, его взъерошенные волосы упали ему на лоб. Он уже переоделся из пижамы в один из своих безупречных костюмов. Он посмотрел на Блэр, которая вопросительно поглядывала на него, сделав Ричи новую детскую укладку.

- У него есть отец… - осторожно произнес Чак. – Его мать… как бы похитила его.

Блэр вытаращила глаза и посмотрела на малыша, который выкладывал в ряд свои хлопья на диване стоимостью двадцать тысяч долларов и разговаривал с ними, издавая звуки, похожие на движение поезда.

- Похитила? – задохнулась Блэр.

Чак кивнул, сжав зубы. – Да… Предполагалось, что она заберет его на уикенд, но он оставался у нее чуть больше месяца.

Блэр выдохнула.

– Почему об этом не сообщили полиции?

Чак посмотрел на малыша, который тщательно выбрал лучшую, по его мнению, кукурузную палочку и запихнул ее в рот. – Его отец здесь незаконно.

Губы Блэр удивленно образовали букву О.

- Майк разбирается с этим, узнает, что он за человек… Так что посмотрим, - он запихнул телефон в карман.

- Ты его проверяешь? – спросила Блэр, заранее зная ответ. Это было настолько в стиле Барта, что Блэр почувствовала неприятные ощущения в желудке, когда увидела, что Чак полностью повторяет модель поведения своего отца.
Чак снова взглянул на нее.

– Мы не знаем, что он за человек.

- Но он его отец… - начала было Блэр, но потом приняла мудрое решение оставить пока эту тему. – Ладно, хорошо.
Чак наблюдал за ребенком, который по-прежнему пыхтел, как паровоз, и тут Блэр поняла. Чак Басс уже привязался к этому малышу. Кто знает… Возможно, и она тоже.

Она резко встала и, взяв костюмчик, который понравился Чаку, отнесла его ребенку. Ричи осмотрел его и быстро попятился назад к Чаку.

- Нет… нет…, - бормотал он.

- Он нудист, - ухмыльнулся Чак.

Пятнадцать минут спустя

Ричи тихо икал, устроившись на руках у Чака, а Блэр завязывала последний шнурок на ботинке. Официально зафиксировано: этот ребенок ненавидел одежду.

- Ну вот! – Блэр торжествующе улыбнулась ребенку, который яростно сосал свою соску и раздраженно смотрел на нее. – Все готово. Неплохо, да?

- Это было плохо, - поправил ее Чак.

- Прекрати поддерживать его, - фыркнула она. – И когда это из нас двоих я стала плохим парнем?

- В следующий раз мы разыграем это право в «камень, ножницы, бумагу», - пошутил он.

- Мистер Басс. – Их прервала Хильда, которая выглядела так, будто проработала много часов, а не 45 минут.

- Агентство прислало первую няню. – И она бросила взгляд на ребенка, который был виноват в хаосе, царившем в доме.

- Проводи ее в гостиную, Хильда, мы сейчас придем, - кивнул Чак, и женщина оставила их. Он повернулся к Блэр и опустил Ричи на пол. Ребенок уставился на них, продолжая сосать соску. Блэр протянула ему руку, и малыш неохотно взял ее, все еще недовольный тем, что у него отобрали свободу в выборе одежды.

- Кого конкретно мы хотим найти? – спросил Чак, пока они втроем шли в гостиную.

- Женщину с твердыми моральными принципами, хорошими манерами, чистоплотную. Ну и она должна говорить по-английски, - перечисляла Блэр, пока Чак пялился на нее.

- Ну, тогда ты будешь проводить собеседование, - Чак пожал плечами.

Они заметили сидящую женщину, которая изумленно осматривалась по сторонам. Ее волосы были стянуты в узел, на ней было простое серое платье и черные туфли на толстой подошве.
В тот момент, когда Чак рассмотрел ее, он быстро обернулся, заставив Блэр налететь на него, а Ричи в недоумении упал на попку.

- Басс...

- Уведи ребенка, - скомандовал он, и Блэр взглянула на него, совершенно сбитая с толку. Но выражение его лица было серьезным, поэтому она не стала задавать лишних вопросов, просто взяла ребенка и ушла.

Когда он, пританцовывая, вошел в комнату, выражение его лица было спокойным. Ричи решил, что ему нравятся все поезда, которые принесли ему накануне вечером. В данный момент он катал их по ноге спящего Нейта.

- Что с ней было не так? – фыркнула Блэр, раздраженная тем, что была не в курсе событий.

- Ты видела ее ногти? – спросил он в ужасе.

10 минут спустя

- А что было не так с этой? Она выглядела отлично, - раздраженно спросил Чак. Блэр сердито посмотрела на него.

- О да, отлично, разумеется, - фыркнула она.

Она выглядела, как чертова принцесса-амазонка, и Чак пожирал ее глазами, особенно когда она с этим ее акцентом произнесла: «О, я так люблю тискать малышей, прижимать их к груди». И ее грудь вызывающе согласилась с ней.

- Она напомнила мне мою няню-иностранку, - защищался Чак.

Блэр вычеркнула ее имя из списка, который агентство прислало по факсу. Она вычеркнула его яростно.

- Ну да, а то, чем вы с ней занимались, нарушает законы всех пятидесяти штатов. Ты можешь сконцентрироваться? – громко проворчала она.

Он наблюдал, как она тщательно раскладывает по порядку резюме соискательниц со своими пометками на каждом. Ему нравилось, что она такая дотошная ботаничка, ей не хватало лишь очков в роговой оправе, это стало бы последним штрихом в его фантазии. Из них четверых именно она всегда была заучкой, со всеми ее психами, учебниками и одержимостью оценками и попаданием в колледж.
Она заметила, что он наблюдает за ней.

– Что?

Он пожал плечами и позволил Ричи, который сзади карабкался на него, прокатить его любимый красный паровозик по его голове. Блэр усмехнулась, когда вагончик достиг бровей Чака.

- Чух-чух-чух! – радостно смеялся Ричи.

- Да, чух-чух-чух! – ответил Чак, хотя был сильно раздражен. Блэр поняла это по тому, как он расслабился, когда ребенок слез с него.

- Ладно, кто у нас дальше? – спросила она.

- Та, с бородавкой, - ответил Чак, уворачиваясь от ножки Ричи, которая норовила ударить его в по яйцам.
Блэр скорчила рожицу.

– Фу! Да. Она нам тоже не подходит, - сказала Блэр, вычеркивая имя потенциальной няни из списка.

В комнату зашла Серена, полностью одетая и находившаяся в замешательстве от вереницы нянь.

- И сколько еще? – устало спросила Серена.

- Мы остановились на номере 8. Но мы быстро закончим, - уверила ее Блэр.

- Потому что вы ненавидите их всех – та русская была вполне нормальной, - заявила Серена.

- Она не понравилась ребенку, - объяснил Чак, и его сестра закатила глаза.

- Почему бы вам, ребята, самим не позаботиться о нем до возвращения мамы, а потом пусть она с этим разбирается? – спросила Серена, жуя виноград. Она дала виноградину Ричи, когда он попросил ее об этом.

- Чак, порежь ее для него, он подавится, - сказала Блэр и наблюдала, как Чак забрал у него маленькую зеленую виноградинку (Ричи, конечно же, закатил истерику), разрезал пополам, и отдал один кусочек обратно. Ребенок успокоился, но виноградный сок полностью забрызгал рубашку Чака. Он сердито посмотрел на Блэр. – Серена, у меня нет времени всем этим заниматься, но мы не можем поручить заботиться о ребенку первому встречному.

- Та пожилая женщина была очень милой, - Серена присела рядом с ними.

- Нет. Она из Айдахо, - решительно возразила Блэр.

Серена растерялась. – И что?

- Серена, - строго сказала Блэр, как если бы говорила с маленьким ребенком. – Все знают, что нельзя доверять людям из Айдахо.

Серена засмеялась, а Чак согласился с Блэр. Уходя, Серена покачала головой.

– Только вы двое можете понять друг друга.

- Следующий! – крикнула Блэр, и Хильда бросила на нее рассерженный взгляд, отправившись за следующей претенденткой.

- Так что случилось с няней? – устало спросил Нейт, когда Чак и Блэр вернулись в комнату с ребенком на буксире. Ричи держал Чака за руку, когда они вошли.

- Совершенно неприемлемые кандидатуры, вот кого они нам прислали, - вздохнула Блэр. – В общем, мы решили позаботиться о Ричи до возвращения Лили домой.

Нейт и Серена с сомнением посмотрели на них.

– Вы позаботитесь о ребенке? Вы двое?

- Да, - ответил Чак, чувствуя все больше уверенности в правильности их решения. У них получится. Покормить, одеть, отвести в парк. Черт возьми, да они уже стали профессионалами по смене подгузников.
Ричи очень тихо стоял рядом с Чаком с сосредоточенным выражением лица.

- У тебя в волосах кукурузные хлопья? – спросила Нейта Серена.

Нейт с сомнением дотронулся до головы и, конечно же, обнаружил их там. – О, черт!

Блэр улыбнулась.

– По крайней мере, ты их нашел не в носу.

Нейт уставился на ребенка.

– Мне кажется, с ним что-то не так.

Они все посмотрели на Ричи, его лицо чуть-чуть покраснело. Блэр наклонилась и внимательно посмотрела на него.

– Что ты делаешь?

Чак также наклонился вниз и обеспокоенно посмотрел на малыша, который в ту же секунду снова расслабился и заулыбался им.

- Что случилось? – спросила Серена, наклоняясь вперед.

- Я не знаю, - с сомнением сказала Блэр.

- Кака, - радостно сообщил им Ричи, и Чак громко застонал.

- Мне нужно идти, - Нейт вскочил с дивана. – Меня ждет Ванесса.

- Подожди! Мне тоже нужно в Бруклин! – бросила ему вслед Серена.

Рассерженный Чак обернулся к Блэр.

– Няня-длинные-ножки сейчас нам бы пригодилась, не так ли?
 
mio-mioДата: Понедельник, 23.09.2013, 13:50 | Сообщение # 8
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 7


Суббота, 9 утра


-Кака,- повторил Ричи.

Блэр усмехнулась, подняла малыша и отдала его Чаку:

-Твоя очередь,- мило улыбнулась она.

-Ты должна помочь мне!- настоял он. Выглядел Чак очень несчастны, особенно когда почувствовал запах какашек.

-Ты сможешь,- ответила она, наслаждаясь каждой минутой этого действа,- Я буду рядом для моральной поддержки.

Он сурово посмотрел на Блэр и направился в комнату Серены.

-НЕ В МОЕЙ КОМНАТЕ!

Черт. Они же еще не вошли в лифт.

Чак положил ребенка на кровать в гостевой спальне, сейчас она уже была заправлена. Как только он уложил малыша, Ричи тут же попытался сесть.

-Нет, нет.- Чак снова попытался уложить малыша, но тот дрыгнул ножкой и попал Чаку прямо между ног.

-Дерьмо!

-Оу…- улыбнулась Блэр,- Да ладно, это ботиночки сильно не повредят.

Защищая руками самое ценное, Чак снова подошел к ребенку:

-Больше не пинайся.

Ричи выронил соску и попытался перевернуться.

-Блэр! Ну помогу же мне,- попросил он, пытаясь перевернуть ребенка на спину, и перекрикивая визиг Ричи.

-Боже,- фыркнула она,- ты такой беспомощный.

-Поэтому ты меня и любишь,- сказал он, прежде чем понял, совершенно забыв, что перед тем, как что то сказать, нужно подумать. Такое ощущение, что мир остановился.

Она не могла поверить, что он сказал это, она не могла поверить, что была такой идоткой, что призналась ему в своих чувствах. Она ненавидела себя за то, что первая сказала это, за то, что из них двоих только она сказала это, за то, что она все еще ждала от него ответа, что верила, что он для нее единственный, что она ему не безразлична. Она с трудом сглотнула и отвела взгляд. У нее слегка тряслись руки, когда она укладывала малыша.

Чак все еще смотрел на нее, на ее идеальное личико, на то, как опускались ее длинные ресницы, на ее кукольные щечки…

-Блэр…

Она судорожно вздохнула, пытаясь снять с Ричи его ботиночки, и усмехнулась.

-Теперь костюмчик с облачками уже выглядит не так уж и плохо, не так ли?

Чак сглотнул и помог Блэр уложить ребенка, но все еще смотрел на нее. Он должен сказать ей. Прямо сейчас. Признайся, признайся, признайся. Она заслуживает того, чтобы знать. Ей нужно знать.

-Блэр…- Он глубоко вздохнул.

-Не нужно ничего говорить, ты не должен,- бросила она. Ее лицо было повернуто в сторону, она снимала с Ричи джинсы.- На самом деле, даже хорошо, что ты не сказал,- тихо призналась она.- Это бы ничего не решило…Нас бы это не исправило, Чак. Теперь мне нужно от тебя намного больше, чем просто эти слова.

Что- то внутри у него разбилось. На миллион осколков. Он просто смотрел на нее. Ричи моментально почувствовал изменение настроения и начал плакать.

-Мама! – закричал Ричи, и Блэр взяла его на руки, прижала к себе, и начала укачивать. Чак все еще не спускал с нее глаз. В его душе все рушилось.

Никакие слова им не помогут. Было слишком поздно. Слишком поздно. Он, Чак Басс, должен что - то сделать. Он не мог потерять Блэр. Ни за что. Ударьте его ножом, убейте, бросьте его в ущелье, свяжите, делайте что угодно, но он не потеряет Блэр. Нет. Может, он и не мог исправить, что что происходит с ней, но однажды настанет день, когда он поможет ей собрать воедино то, что они оба разрушили. Он сделает это.

-Помоги мне его переодеть,- наконец отозвалась Блэр, пытаясь оторваться от его темных, зловещих глаз.

Когда он так смотрел на нее, его взгляд просто…прожигал ее. Так было всегда. Мужчина не должен иметь такую власть над женщиной. Это словно ты плывешь против сильного течения посреди океана. Ты сопротивляешься изо всех своих сил, но однажды ты устанешь, и просто потеряешься в его темных пучинах. Так же было и с ней. Та ее часть, что тщательно скрывалась за шелками и жемчугом боялась просто не выдержать его. Та часть, что спала и таилась под уравновешенной и совершенной почти миссис Арчибальд, каждый год жизни которой разрушал ее душу. А потом эта ее скрытая сторона показала себя.

Не то, чтобы Чак Басс вытащил это из нее…он не давил…не настаивал…он просто предложил ей руку помощи. Он протянул ей руки и она с готовностью ее приняла, потому что думала, что тонет. Она думала, что тонула…но на самом деле, Блэр не знала, что значит тонуть, пока она не поняла, что любит Чака Басса.

А теперь она начала вспоминать то время, когда Чак был ее другом, она ему доверяла, и она готова была проклясть себя за то, что раньше не видела ЕГО.

И вот теперь…месяцы спустя после того, как рассеялся пепел их страсти и их бурных неотношений…они стали такими. Его глаза…такие таинственные и проницательные…он всегда видел настоящую Блэр сквозь шелка и жемчуг. С ним она не могла притворяться, не могла прятаться, не могла делать ничего, могла просто быть собой. Потому что Чак Басс освободил ее. Правда освободила ее.

Мужчина не должен иметь такую власть над женщиной.

-Давай я…-И Чак осторожно снял ботиночек Ричи, аккуратно держа его за ножку. Его сильные и уверенные руки наконец справились с этим заданием.

Наконец, малыш позволил им снять с него джинсы и смотрел на них, пока открыла пакет, чтобы выбросить грязный подгузник.

Чак взял ребенка на руки и поднял его. Попка малыша была грязной и на их лицах появились гримасы отвращения.

-Должен быть простой способ справляться со всем этим,- сказала Блэр, завязав пакет и последовав в ванную за Чаком. На этот раз Ричи вода не понравилась. Вообще. Он плакал, пока они его мыли, не останавливался ни на секунду – даже когжа они надели на него чистый подгузник, переодели и дали соску и его любимый красный поезд.

-Может, он голодный?- предположил Чак.

Блэр с сомнением посмотрела на малыша.

-Он уже пил из своей бутылочки.

-Жидкая диета?

-Твое предложение? – спросила Блэр.

-Твердая пища,- ответил Чак.

Она согласилась.

-Ладно,- ответила Блэр. Она набрала номер службы доставки и уже через 10 минут в столовой на столе стояло около 30 разноцветных стаканчиков от светло-зеленых и оранжевых до жутковатых бежевых.

-Детская еда,- сказал Чак практически с отвращением, когда выставлял это все на стол. Блэр отдала ему малыша. Ричи заметил стаканчиви, выпучил глаза и тут же потянулся за ними.

-Точно голодный,- рассмеялся Чак, усаживаясь в кресло и не позволяя Ричи схватить ближайший стаканчик ярко – оранжевого цвета.

Блэр тщательно изучила каждую упаковку, что то просчитывая.

-Ему нужно сбалансированное питание,- начала она и Чак засомневался, что малыш выдержит эти ее расчеты.

-Просто дай ему что –нибудь, а то он умрет от голода,- сказал Чак, забирая у ребенка одну из баночек, приводя того в истерику.

-Ладно, ладно. Нам нужно мясо. А что если он вегетарианец? – спросила она.

-Он совершенно точно не вегетарианец,- бросил Чак. - Он Басс. Даже временно- Басс не может быть вегетарианцем.

-Ладно. Курица. Отлично, ты все экологически чистое!- улыбнулась Блэр.

-Ричи закричал, роняя свою соску.

-Отлично. Курица. Дай ему ее сейчас же,- настоял Чак.

-Подожди, как думаешь, что лучше добавить к курице? Овощную смесь или кабачок? Выбор тут не большой,- Блэр даже закусила губу.

Ричи схватился за бабочку Чака, икая и плача.

-Кабачок, дай ему кабачок,- проворчал Чак, убирая маленькие пальчики от своей новой бабочки от Ives Saint Laurent.

-Хммм…-Блэр снова просмотрела все баночки и стаканчики,- Думаю, на десерт подойдет груша как думаешь?

-Хер с ней, Уолдорф! Ребенок умирает, и я такими темпами умру вместе с ним!

Блэр повернулась и увидела, что волосы Чака взъерошены, Ричи хватает его за волосы, одна маленькая ножка упиралась ему в грудь, другую придерживал Чак, все еще защищаясь от возможных пинков. Блэр усмехнулась увидев эту картину.

-Посади его на колени,- сказала она, открывая одну из склянок и беря в руки маленькую серебряную ложечку, что принесли вместе с едой. Чак выпрямился, чтобы усадить Ричи, и в ту же секунду, что малыш заметил ложку, он тут же открыл рот и взвизгнул.

Блэр зачерпнула немного куриной кашицы и поднесла ко рту Ричи. Колени Чака и Блэр слегка касались друг друга, когда она присела перед ним. Между ними был лишь ребенок. Ричи издавал удовлетворенные стоны, пока Блэр кормила его. Он с удовольствием проглатывал еду и весело болтал ногами, сидя на коленях Чака.

-Мы официально почти заморили его голодом,- прокомментировал Чак, а Блэр продолжала кормить Ричи, пока баночка не опустела. Ричи опят слегка заныл, и она быстро открыла новый стаканчик, на этот раз с протертым кабачком. Ричи выпучил глаза и снова открыл рот.

-О, ты проголодался, да?- промурлыкала Блэр, улыбаясь, когда капля оранжевой кашица не попала в рот Ричи и упала прямо на брюки Чака.

-Останется пятно,- ухмыльнулась Блэр, и Чак громко застонал.

-Ма! – начал плакать Ричи, когда Блэр перестала подносить ложку к его рту и она быстро исправила свою оплошность. Малыш выглядел уже наевшимся, но это его не останавливало, и он снова открыл рот, когда она открыла баночку с десертом.

-А нам не надо дать ему что – нибудь попить? – с сомнением спросил Чак.

Блэр дала Ричи сладкое грушевое пюре, посмотрела, как он «прожевал» его и снова открыл рот. Все его лицо было в каше. Оранжевой, желтой и бежевой кашей.

-Думаю, все нормально…просто его нужно еще раз искупать,- заметила она.

Чак посмотрел на мальчика и вздохнул.

-Это как работа на полную ставку.

-Очевидно, именно поэтому говорят, что не стоит заводить детей пока молодой,- сказала она, наблюдая как Ричи доедает последнюю ложечку десерта. Он повернулся к ним и захныкал.

-Думаю, с него хватит,- сказал Чак, посмотрев на малыша.

Блэр встала и отставила наполовину пустую баночку на стол.

-Пора искупаться!

Ричи потер глаза и резко развернулся, прижавшись лицом к груди Чака. А точнее к его рубашке и пиджаку. Даже го бабочка была покрыта кашей!

Чак вскрикнул, отнимая ребенка от себя, а Блэр рассмеялась:

-Пора искупаться обоим.

Суббота. 10 утра

-Мне кажется, лучше пусть он будет в подгузниках,- высказался Чак, пока они с Блэр смотрели как ребенок, теперь полностью вымытый, играет со своими любимыми игрушечными поездами на полу в гостиной.

Чак к этому времени уже переоделся в новый свитер и брюки, заключив, что его предыдущий туалет был полностью уничтожен.

-Мы не можем! – настаивала Блэр.- Нужно отвести его погулять в парк, всем детям нужно гулять в парке!

-Нет, это плохая идея, Уолдорф…

-Я всегда ходила в парк,- снова взялась за старое Блэр.

-Ага, с людьми, которые знали, что они делали,- кивнул Чак.

-Ну, мы, возможно, в каком- то смысле, немного знаем, что мы делаем,- сказала она, но взглядом с ним не встретилась, потому что сама понимала, что беспощадно лжет.

-Да мы не имеем ни малейшего долбанного понятия,- спокойно ответил Чак.

Блэр обернулась:

- Ну и что ты предлагаешь? Сидеть здесь весь день, ждать пока он или описается или обкакается или захочет есть?

Чак внимательно посмотрел на Ричи, который суставился на него своими огромными карими глазами.

-Ладно. Парк. Но мы хорошенько соберемся.

15 минут спустя.

-Что взять с собой в парк,- мягко сказала Блэр, печатая эти слова в строке поиска на компьютере Чака. Она нахмурлась.- Нет…нет…-тут ее лицо просто засветилось,- «Детский центр!»

Позади Блэр, Чак начал операцию «Спрятать шарф от ребенка». Но было слишком поздно, малыш его уже заметил и тут же испустил вопль, явно прося дать ему эту полюбившуюся игрушку.

-Дай ему шарф,- сказала Блэр, даже не поворачиваясь в их сторону, все еще продолжая смотреть на монитор, где как раз читала о том, что нужно годовалому ребенку.

Чак взглядом прожигал ее спину, но покорно дал шарф Ричи. Тот решил, что шарф станет просто великолепной дорогой для его поездов.

-Так. Ладно. Возьми его сумку,- сказала Блэр, но резко побледнела, когда Чак принес с собой большую голубую сумку.- Нет…Дай я позвоню Лео из Chanel, посмотрим, что он может мне предложить.

Двадцать минут спустя, она удовлетворенно кивнула, разглядывая новую детскую сумку.

-Лучше,- заключил Чак.

-Намного,- поправила Блэр.

-Намного лучше,- согласился Чак, и тут у них настал момент понимания, они смотрела друг на друга и просто улыбались. Как идиоты. В этот момент Ричи коснулся сумки, которой так любовались Чак и Блэр и она упала.

-Ладно, операцию «Отвести ребенка в парк» считаю официально открытой,- объявила Блэр, а Чак приготовился складывать в сумку вещи по мере того, как Блэр их называла.

Слава Богу, у Барта сложились отличные отношения с владельцем Bugaboo. Так они получили коляску прямо в апартаменты. Эту коляску Ричи в данный момент катал по гостиной.

-Подгузники! – сказала Блэр и Чак положил несколько подгузников в детсткую сумку от Chanel.

-Есть,- ответил Чак.

-Дополнительная одежда!

-Есть.

-Влажные солфетки.

-Есть…жаль, что мы не знали о них раньше.

-Ты выбиваешься из списка.

-Прости.

-Одеяльце.

-Есть.

-Спрей от насекомых.

-Эммм…есть.

-Не выбива…

-Я не выбиваюсь.

-Вот и отлично. Еда для малыша.

-Есть.

-Бутылочки.

-Есть.

-Запасная соска.

-Есть.

-Книжка «Я знаю про ребенка все»

-Есть.

-Ребенок.

-Есть.

БААААМ!

Блэр остановилась, А Чак скроил гримасу, глядя ей за спину. Ваза. Прекрасная ваза, которую он пытался спасти ранее, была разбита. Очевидно, коляска была вещью небезопасной.

Ричи зарыдал.

-О, Боже! Он ушибся!- закричала Блэр.

Они оба бросиись к ребенку и Чак быстро взял его на руки. Он был невредим, но дрожал как осиновый лист. Чак отдал малыша Блэр, и та быстро обняла его, повторяя, что все хорошо, и что эта глупая ваза была очень противной.

Чак оценил повреждения. Это была просто катастрофа.

-Этот ребенок опасен,- тихо сказал он.

-Прекрати, Чак. Он расстроен и ему очень жаль. Тебе ведь жаль? – начала она сюсюкать.

Чак нахмурился, а Хильда с неодобрением посмотрела на них и начала спокойно убирать осколки.

-Давай просто уже выберемся отсюда к чертовой матери, пока он не разбил Китайских Кукол.

***

-Чак! Мы забыли пеленальный столик! – закричала Блэр, когда они шли к лифту. Чак- неся две сумки, возя коляску и гигантский зонт- сердито посмотрел на нее.

У нее в руках был только Ричи, во рту которого как обычно была соска и он внимательно смотрел на Чака, сжимая в руках шарф и любимый поезд.

-Я не могу его взять. Я, знаешь ли, двурукий человек,- угрожающе ответил Чак.

Блэр чуть приподняла на руках Ричи.

-А если нам нужно будет пометь ему подугник?- спросила она.

Чак вздохнул. Она покорно ждала, пока она поставит на пол сумки и сходит за пеленальным столиком. Когда он, наконец, вернулся, они вошли в лифт. С ребенком, коляской и сумками.

Ричи начал петь, когда лифт поехал вниз.

Остановка. 12 этаж.

Двери открылись. Пожилая пара увидела их, улыбнулась и вошла. С собакой. С маленькой псиной, которую можно было бы легко запихать в переносную сумку для собак от Louis Vuitton.

Ричи тут же уставился на животное большими глазами и подался вперед.

-Гав-гав…

Женщина мило улыбнулась им с Блэр.

-Сколько ему, дорогая?

Блэр нервно сглотнула и беспомощно посмотрела на Чака.

-Чуть больше года,- повторил Чак слова, что сказала ему Лили. Это звучало правдоподобно и Лили в любом случае знала о детях больше чем они когда - нибудь узнают, особенно если учесть, что она мало того, что своих аж двоих завела, так еще и усыновила одного.

-Ооох,- весело отозвалась женщина,- Какой очаровательный мальчик.

Так называемый очаровательный мальчик протянул руку и дернул пса за ухо со всей силой.

Раньше Блэр думала, что последняя ее поездка в этом лифте была самой долгой и неудобной за всю историю существования лифтов. Она сильно ошибалась.

ЭТО была самая длинная поездка в лифте в мире.

-Нет! Плохой Ричи!- закричала Блэр. В маленькой ладошке малыша остался клок собачьей шерсти.

Собака взвыла, женщина закричала, мужчина расхохотался, Чак еле сдерживался, чтобы не рассмеяться, Блэр пыталась взять под контроль Ричи, а Ричи все еще хотел играть с собакой. Это какое- то безумие!

Двенадцать этажей спустя, они расстались с пожилой парой и Чак пообещал тем заплатить их месячную ренту и дать в пользование лимузин им и их тупой собаке.

Пара исчезла в лифте, и Ричи, расстроенный тем, что потерял новую игрушку, заплакал.

-Никаких собак. Никогда.- Бросила Блэр, неся малыша.

А позади них, Чак тащил вещи для их маленького путешествия. Артур быстро подошел, чтобы помочь хозяину, когда увидел, как тот, толкая коляску умудряется нести две сумки и зонт.

-Куда, сэр? –спросил он, с удивлением глядя на Блэр с ребенком на руках. Ричи в данный момент разглядывал толпы людей, проходивших мимо.

-В детский парк,- приказал Чак, помогая Блэр сесть в лимузин и закрывая дверь за собой.

Артур уставился на закрытую дверь и стоял так несколько мгновений. Тогда он подумал, что это, наверное, было самым странным приказом, что он получил от Чарльза Басса за все время его работы. А он- то повидал много.
 
mio-mioДата: Понедельник, 23.09.2013, 13:51 | Сообщение # 9
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 8

Суббота, 11 часов дня


Две пары карих глаз уставились из окна лимузина на парк перед ними. Они моргали и тщательно изучали его.

- Он выглядит небезопасно, - признала Блэр.

Чак нахмурил брови. – Слишком много детей. Как мы узнаем своего среди них?

- Это проблема. Их слишком много, - согласилась она. – Полная незащищенность. Мы будем ходячими мишенями.

- Я говорил тебе, что надо оставаться дома, - фыркнул он.

- Именно ты сказал, что он становится угрозой для апартаментов, поэтому нам нужно увести его оттуда, - напомнила она ему.

Они оба повернулись к Ричи, который с любопытством рассматривал их широко раскрытыми глазами. Он по-прежнему сжимал в одной руке шарф Чака, а в другой – свой любимый поезд.

- Мы справимся с этим. Если кто-то спросит, мы просто сидим с ним. Технически мы этим и занимаемся, - рассуждала Блэр. Она наклонилась вперед и расстегнула ремень безопасности, подняв ребенка на руки, чтобы он смог выглянуть в окно.

Стоило малышу увидеть парк, как его глаза расширились, и он издал вопль. Поезд был забыт, маленьким пальчиком Ричи показывал на парк.

- Да! – кричал он, подпрыгивая от нетерпения на коленях у Блэр, и Блэр вопросительно посмотрела на Чака.

- Отлично. Но если мы случайно привезем домой не того ребенка, ты будешь в этом виновата, - сообщил Чак.

Артур помог им вынуть все необходимое из лимузина, и некоторые родители обернулись, чтобы посмотреть на маленькое шоу: Блэр и Чак при полном параде, готовые провести день в парке, маленький мальчик в бабочке, сумка от Chanel, редкая и роскошная коляска, лимузин и водитель, помогающий им.

Чак откашлялся. – Давай прогуляемся с ним немного.

Блэр моргнула и поежилась. Она сомневалась, соответствовала ли ее одежда этому мероприятию. – Да. Давай.
После этого начались неприятности. Ричи совершенно не хотел усаживаться в коляску, какой бы красивой она не была, особенно когда песочница была в нескольких метрах от него. Он кричал, выплевывая соску и дергая Чака за волосы, в то время как они пытались усадить его в коляску. Когда им, наконец, удалось пристегнуть его, чтобы он не вывалился из нее, Ричи продолжал плакать, его взгляд был устремлен на детей, качающихся на качелях.
Блэр вздохнула и убрала волосы, упавшие на лицо, она старалась успокоиться. К этому моменту практически все родители и некоторые дети разглядывали их.

- Давай уйдем отсюда, - пробормотала она, и Чак тут же согласился. Они попытались толкнуть коляску, но она не поддавалась.

- Вероятно, колеса заблокированы, - сказал он. Блэр нетерпеливо топала ногой, а Чак наклонился, чтобы посмотреть, почему колеса не крутятся.

Какие-то придурки явно смеялись над ними.
В этом парке собралось слишком много яппи (Прим. Яппи - молодые люди, которые ведут активный деловой образ жизни городского профессионала. Часто внешними проявлениями мировоззрения «яппи» выступают цинизм, прагматизм и презрение по отношению к менее успешным людям)

- Чак, - прошипела Блэр, пока Чак старался снять блокировку с колес. Ричи все еще всхлипывал и просился к Блэр на руки.

- Я стараюсь…

- На нас все смотрят, - процедила она сквозь зубы.

Ричи завопил еще громче и стал обдумывать план побега.

- Почему бы тебе самой не посмотреть…

- Ребенок!

- Да возьми же его!

Блэр потянулась вперед и схватила Ричи, прежде чем он успел опрокинуть на себя коляску. Она облегченно выдохнула, когда Чаку удалось разблокировать колеса.

- Получилось! – сказал он, очень гордясь собой. Блэр качала на руках Ричи, хотя его вытянутые ручки молили о том, чтобы его отвели на качели. Чак и Блэр усадили Ричи обратно в коляску, игнорируя смешки других родителей, раздававшиеся в их адрес, и начали свою прогулку по парку.

Ричи жалобно хныкал, хотя качели уже скрылись из виду, и продолжал бросать на Чака и Блэр отчаянные взгляды, используя свои большие, полные слез глаза, как оружие массового поражения.

- Потом, - пообещала ему Блэр, но ребенок не понял ее и решил, что никогда в жизни ему не разрешал играть с другими детьми в песочнице.

День был прекрасным. Было немного прохладно, но не настолько, чтобы испортить впечатление. Блэр наклонилась, застегнула его вельветовый пиджачок и надела на голову маленькую шапочку, подходящую по цвету к его бабочке. Ребенку это не понравилось, он сорвал шапку с головы и бросил ее на землю.

- Нудист, - прокомментировал Чак, а Блэр раздраженно подняла шапочку.

Наконец, они нашли небольшую площадку с маленькой песочницей и качелями. Там было всего несколько родителей, и двое из них собирались уходить. Ричи моментально заметил качели и снова захныкал.

- Так, ладно, - сдалась Блэр и с помощью Чака вынула Ричи из коляски. Они поставили коляску у пустой скамейки, и Чак взял Ричи и отвел его к качелям.

Блэр остановилась у качелей и брезгливо наморщила нос. Она подошла к сумке и извлекла оттуда влажные дезинфицирующие салфетки и перчатку. Несколько родителей, находившихся неподалеку, замерли и уставились на нее. Чак также изумленно смотрел на нее. Она быстро протерла качели, включая цепочку, чтобы убедиться, что ни один микроб не попадет на нее.

- Счастлива? – усмехаясь, поинтересовался Чак.

- Очень, - фыркнула она, не собираясь извиняться за свое очевидное недоверие к качелям.

Ричи радостно размахивал своими маленькими ручками, когда Блэр аккуратно села на качели, и Чак передал ей ребенка.

- Здесь нет ремней безопасности, - заметила она и крепко обхватила руками малыша. Чак встал за ее спиной.

Ричи издал счастливый вопль, когда качели начали движение, и, повернув голову, одарил Блэр удовлетворенной улыбкой. Она не сдержалась и чмокнула его в щеку.
Чак наблюдал за ней. Она выглядела расслабленной и счастливой, оставив все свои страхи и ограничения, просто наслаждаясь собой. Он не видел ее такой с тех пор… С тех пор как она танцевала для него на сцене.
Было немного странно, что именно ему удавалось снова и снова обнаружить эту ее сторону. Не прямо, всегда исподтишка наблюдая за ней, когда она расслабляется и раскрепощается. Вероятно, он был единственным, кто был тому свидетелем, так же, как и она была свидетельницей его неофициальной стороны. Он сглотнул и толкнул ее вперед, наблюдая, как качели взмыли вверх, а ребенок издал радостный крик.

- Ему это нравится, Чак! – закричала ему Блэр.
Он не заметил этого, потому что такие вещи обычно происходят без предупреждения, но он улыбался. Это была открытая, широкая улыбка, которая не появлялась на его губах, вероятно, с тех пор, как у них с Натаниэлем впервые возникло непонимание из-за Блэр. Он чувствовал себя счастливым и свободным, и довольным, несмотря на сопутствующие обстоятельства.За улыбкой последовал смех, и не успел он этого заметить, как уже в полной мере наслаждался тем, как Блэр и Ричи взлетают ввысь, и их смех сливался с его смехом.

Блэр заметила, что он наблюдает за ними, когда качели оказались внизу, и волосы Ричи защекотали ее нос. Он наблюдал за ними, улыбаясь и смеясь. Это чуть не заставило ее упасть с качелей. А потом их глаза встретились, когда качели снова опустились вниз. Ее волосы струились вокруг лица, ветер теребил его каштановые пряди, и их улыбки замерли на лицах.

Это был волшебный момент, когда мир внезапно замер, и в нем остались только они. Они - такие молодые, смеющиеся и наслаждающиеся жизнью. Так непохожие на то, какими они были все предыдущие месяцы. Этот момент был таким особенным и достойным того, чтобы его запомнить.

Его глаза сверкали, когда она посмотрела на него, и там и тогда она поняла без слов, что он любит ее. Потому что ты не смотришь на кого-то так, если не любишь его. Так, будто она было самой главной драгоценностью в его жизни, и он, наконец, разрушил стены и разрешил ей это увидеть. Никаких слов, никаких глупых слов, которые им всегда мешали. Просто взгляд. Люди часто говорили о том, что можно найти дверь к чужой душе… Она думала, что это сказки. Однако теперь, когда ее любимый мужчина смотрел на нее, она знала. Она просто знала, что прикоснулась к его душе. К душе, которую он прятал внутри и никому не позволял разглядеть. Она была мягкой и нежной, романтичной и надеющейся, кричащей о юноше, который просто хочет, чтобы его любили.

Когда Ричи устал качаться, Чак наблюдал, как Блэр остановилась. Малыш раскраснелся и выглядел дольным, и Чак быстро забрал его из ее рук. Ричи снова прицепился к Чаку и без предупреждения одарил его мокрым поцелуем.
Блэр спрыгнула с качелей и лучезарно улыбнулась ему. Что-то случилось с мышцами его лица, потому что улыбка никуда не исчезла, и он так же лучезарно улыбнулся ей в ответ.

- Похоже, ты повеселилась, - прокомментировал он и протянул руку, чтобы убрать длинный локон с ее лица.

Она кивнула, по-прежнему не отводя от него глаз. – Да…

Ричи вывернулся из объятий Чака на землю. Довольный жизнью, он побежал к маленькой горке, пиная песок под ногами.

- Лови его внизу, - сказал Чак Блэр через плечо, а сам легко догнал малыша, которому с его маленькими ножками было трудно одолеть ступеньки для больших детей. Блэр наблюдала, как Чак поднял его и усадил на горку. Блэр слышала, как Ричи смеялся, пока Чак усаживал его ножками вперед, а когда он увидел Блэр внизу, на его личике отразился восторг.

- Окей, я его поймала! – крикнула она Чаку, который позволил ребенку, радостно болтавшему ножками, заскользить по горке вниз. Блэр поймала его и подбросила в воздух, и Ричи издал радостный крик.

- Ма! – потребовал он.

- Хорошо, давай еще раз. – Блэр наслаждалась этим намного больше, чем готова была признать, когда она передала ребенка Чаку, который подталкивал Ричи к ступенькам. На мгновение их пальцы соприкоснулись. Их глаза встретились, и похожие улыбки расцвели на их лицах, в то время как малыш настаивал на еще одном спуске.

Они повторили спуск еще около пяти раз, пока Блэр не решила, что ребенку нужно дать сока или воды.
Они отправились к скамейке, малыш шел между ними, держа их обоих за руки.

Оказавшись на скамейке, Чак усадил ребенка к себе на колени и нетерпеливо посмотрел на Блэр, которая достала бутылочку с водой из блестящей красной детской сумки от Chanel. Она передала бутылочку Чаку, который какое-то мгновение изумленно смотрел на нее, но быстро вернулся к реальности, стоило Ричи вцепиться в соску и начать пить. Его маленькая ручка нашла руку Чака, и Ричи посмотрел на него ясными и доверчивыми глазами.

- А у тебя стало хорошо получаться, Басс, - прокомментировала Блэр, вынув несколько печенюшек, которые Хильда упаковала для них. Ричи моментально заметил их и потребовал одну, протянув к Блэр свою маленькую руку.

- Мама, - сказал он.

Она достала одно печенье из маленького контейнера и протянула его ему. Малыш отпустил бутылочку и довольно зачавкал печеньем, дрыгая ногой.

- Явный признак того, что он доволен, - прокомментировал Чак, и затем сделал то, чего Блэр никогда не могла бы ожидать от первостепенного ублюдка Чака Баса. Никогда-никогда в жизни.

Он слегка наклонился вперед и поцеловал ребенка в макушку. Блэр уставилась на него, и Чак, увидев, что его поймали за тем, чего он бы обычно никогда не сделал, выпрямился и, смутившись, отвернулся. Он выглядел так изумительно, целуя ребенка, что это согрело ее душу, и она в свою очередь сделала то, что обещала себе больше никогда не делать.
Она наклонилась вперед и поцеловала его. Всего лишь нежное касание губ, легкий поцелуй, но и он заставил их сердца биться чаще, ведь они клялись, что между ними все кончено.

Она винила во всем парк. Действительно. Все эти листья вокруг, весна, наполняющая землю красками, тепло и ребенок, помогающий им играть в семью.

Она быстро отпрянула, успокаивая себя и осознавая, какая она дура. Она разорвала их отношения, оттолкнула его, и она имела на это полное право. Он не сделал ничего особенного – просто идеально вел себя в течение нескольких часов. Но что будет после этих часов? Что произойдет тогда? Что будет с ними?

- Блэр, - прошептал он, и она медленно подняла на него глаза. Его взгляд прожигал ее насквозь, заставляя дрожать.

Она сглотнула, и вот его губы снова коснулись ее губ, его рука зарылась в ее распущенные локоны, когда он притянул ее к себе, утоляя свою жажду.
Она задохнулась и отпрянула, смущенная и сильно возбужденная.

- Мы… не должны… - Они отодвинулись друг от друга и заметили, как тихо вел себя ребенок. Они оба повернулись, чтобы посмотреть на Ричи, который жевал печенье, крошившееся на бабочку, и внимательно наблюдал за ними.
Блэр засмеялась, и Чак заулыбался, наклонив голову.

- Вот так нужно вести себя с девушками, малыш, - сказал он, и Блэр игриво шлепнула его.

- Прекрати развращать его! – прошипела она.

- Тогда прекрати целовать меня, - парировал он, его губы изогнулись в улыбке.

- Но ты тоже поцеловал меня, - не сдавалась она.

- Что же еще мне оставалось сделать? – поинтересовался он, все еще изучая ее.

- Мы не должны… Это только еще больше все усложнит и…

И в этот момент зазвонили их телефоны. Еще до того, как Чак взглянул на свой, Блэр нутром поняла, что их мирное утро украденных поцелуев и игры в семью вот-вот закончится.

Суббота, 12 часов дня

С вами Сплетница, и у меня для вас по-настоящему сенсационная новость! Похоже, что не только весна витает в воздухе. Очевидно, что игра в семью становится новым трендом – именно это продемонстрировали Ч. и Б., устроив настоящее шоу в парке с неизвестным маленьким ребенком. Маленькие дети – как новые сумки от Gucci, спешите приобрести, пока они в моде.

Чак вздохнул, засунув свой телефон в карман брюк, и опустил Ричи на землю, чтобы помочь Блэр собрать вещи. Момент был упущен, спина Блэр напряжена, брови нахмурены. Весь мир увидел их. В любое другое время, им, возможно, было бы все равно, но сейчас все было иначе. Все уже знали о том, что они никто друг для друга, хотя, пожалуй, они бы удивились, узнав, что не все так кончено между ними, как казалось.

Ричи прыгал по песку, и, когда Чак нагнулся, чтобы поднять упавшую бутылочку, малыш случайно попал песком прямо в глаза Чака.

- Дай я посмотрю, не будь ребенком! – ворчала Блэр спустя десять минут, когда Чак заявил, что он ослеп и его нужно отвезти в больницу.

Он прижимал шарф к лицу и вздрагивал, когда Блэр пыталась отобрать его.

- Не трогай! Ты уничтожишь мою роговицу!

- Ничего подобного! О, Боже, ты жалок! – закричала Блэр. Ребенок уже сидел в коляске и наблюдал за Чаком широко раскрытыми глазами, посасывая кусочек яблока.

- Давай я промою глаза водой, чтобы убрать песок – его там немного! – настаивала Блэр.

- Там его целая куча, ты просто не видела, сколько его попало, - фыркнул он в ответ.

Она громко вздохнула. – Просто… Дай мне посмотреть. Я не смогу помочь, пока ты не позволишь мне посмотреть.

- Я не хочу, чтобы ты мне помогала. Я ослепну, благодарю, - упорствовал он.

Она была так раздражена, что практически тряхнула его. – Отдай мне это! – она вырвала шарф и бросила его. Ребенок следил взглядом за его полетом.

- О-оу! – сказал он, показывая на шарф маленьким пальчиком.

- АААААААААА!

- Прекрати! Дай мне посмотреть!

- Не трогай – твою мать, Блэр, не трогай!

Не успел он опомниться, как уже лежал на скамейке в парке, его голова располагалась на ее коленях.

Она открыла бутылку с водой и посмотрела на него и его забитые песком глаза. – Убери руки!

- Прекрати, что ты делаешь? – упорствовал он, когда она оторвала его руки от лица.

- Я хочу их промыть, ты делаешь из мухи слона, ничего тут страшного нет…

- Конечно, это же не у тебя глаза горят, - проворчал он в ответ.

- Прекрати! – сказала она строго.

Ричи по-прежнему наблюдал за ними, жуя яблоко.

А потом она начала лить холодную воду на его лицо, и он расслабился, потому что это на самом деле помогало.

- Моргай, - пробормотала она, и он медленно заморгал, в то время как вода вымывала остатки песка. – Ну вот, - мягко сказала Блэр.

Он моргнул, глаза по-прежнему были красными и опухшими. – Там еще немного осталось, - простонал он.

- Хорошо, у меня осталось еще немного воды, - сказала она и аккуратно вылила ее в его левый глаз. – Лучше? – спросила она, стараясь скрыть ухмылку на лице.

- Лучше, - ответил он и медленно сел. Его свитер был абсолютно мокрым, как и ее брюки. Некоторые родители продолжали пялиться на них, и он вздохнул. Они совершенно не были созданы для этого.

- Давай поедем домой, - наконец, предложил он.

Она кивнула, и они направились к выходу из парка, Блэр везла коляску с Ричи. Они забрались в лимузин, игнорируя взгляды, которые бросали на них другие родители.

- Нам придется найти другой парк, - сказал он.

- Чтобы в нем не было песка, - благоразумно заметила она.

- И поменьше яппи.

- Согласна.

Когда они вернулись домой, их встретил смущенный Эрик.

- У вас ребенок? – спросил он.

- Да, он новый аксессуар от Gucci, - саркастично ответила Блэр, пристраивая ребенка на бедре.

Эрик изучал ребенка, Ричи отвечал ему тем же, продолжая сосать соску.

- Он вроде милый, - признал Эрик.

- Маленькие дети обычно милые, - сказал Чак, и Эрик задумчиво взглянул на брата.

- Что с тобой случилось? – спросил он, удивленно заметив взъерошенные волосы Чака, мокрый свитер, песок повсюду и кучу вещей в его руках.

- Вон тот богатенький Басс напал на меня, - фыркнул Чак.

Эрик посмотрел на ребенка, который выглядел достаточно невинно. – Но он всего лишь маленький ребенок.

Блэр насмешливо хмыкнула. – Мы пережили достаточно нападений с его стороны.

- Я до сих пор не могу понять, откуда у вас ребенок, - сказал Эрик.

- Тебе придется спросить об этом у Лили, - ответил Чак, бросив все сумки на диван, и сам растянулся на нем. Блэр опустила Ричи на пол, и малыш тут же бросился к недвижимому Чаку. Он сосал соску и смотрел на Чака, лицо которого выражало покорность судьбе.

- Папа! – сказал он Чаку.

Все замерли, Блэр, Эрик и Чак повернулись к ребенку. Ричи уронил соску и залез на диван к Чаку, продолжая повторять слово «папа».

- Ну… я так понимаю, что вы оставите его, - сказал Эрик, рассматривая шокированного Чака.

 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Воспитание ребенка- дело тонкое (Bringing up baby от Isabelle ПЕРЕВОД)
Страница 1 из 11
Поиск: