Среда, 13.12.2017, 19:34
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: mio-mio, художник№1 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » ♥ Fake Empire ♥ (ПЕРЕВОД. Продолжение перевода (главы с 7 и далее))
♥ Fake Empire ♥
mio-mioДата: Воскресенье, 06.05.2012, 14:59 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Ed Westwick | Эд Вествик (Оfficial community Vk)

представляет



Поддельная империя.

Fake Empire.

Оригинал

She wanted him. She had always wanted him. If he wanted her, he had her.
 
mio-mioДата: Воскресенье, 06.05.2012, 15:06 | Сообщение # 2
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
7 глава.


Я стучу три раза и надеюсь что мой бледный цвет лица не снесет мне крышу
Ты открываешь дверь с невинным лицом
Хочешь сбежим от этой человеческой расы сегодня ночью?
Откинься, возьми попкорн и расслабься, потому что
Тин Ман вернулся из своего временного пребывания и этот писатель
Может разорвать Нью-Йорк как никто раньше.
Этот новый год будет отпразднован, вне всяких сомнений, с дебошем и скандалами на первых страницах газет

The Spill Canvas - This Is For Keeps


Блэр перевела свой взгляд на Серену, наблюдая, как она приводит себя в порядок у зеркала в лифте, точно проверяя, чтобы каждый волосок был на месте. Ее едва заметно платье должно было стать гвоздем программы, когда они приедут на место, но даже вызывающая одежда Серены не могла расстроить Блэр. Она была готова к празднованию Нового года, и попробовать эту так называемую дружбу с Чаком. Прошел всего час с того момента, когда они договорились об этом и она не была до конца уверена, к чему все это приведет. Будет она его дружком, вроде Нэйта? Сама мысль об этом заставила ее улыбнуться, почему-то ей не верилось, что у них получиться быть друзьями.

«Почему ты такая счастливая?» спросила, Серена глядя на Блэр с подозрением.

Блэр пожала плечами - «Новый год.»

Серена было приготовилась допрашивать ее дальше, но двери лифта открылись прежде, чем она задала другие вопросы, и Блэр практически выпрыгнула из лифта, опережая Серену. Теперь Серена шла позади, и это дало Блэр тот заряд, который был ей необходим. Она больше не была в страхе перед пентхаусом Бассов, и уж тем более ей не нужно было сопровождение, чтобы провести экскурсию. Она увидела знакомые лица, и они приветствовали ее или кивали головой. Она начинала чувствовать себя здесь так же, как чувствовала Серена, и ей безумно нравилось это ощущение. Теперь это был ее мир, и она хотела получить от него по максимуму.

«О, только поглядите, Белоснежка.» Дьявольские глаза Джорджины Спаркс уставились на Блэр, как только она вошла в прокуренную заднюю комнату, где, она знала, можно было найти Чака. И конечно он был здесь, рядом с рыжеволосой, покуривал косячок и смеялся над чем-то, что рассказывал Картер.

«А ты должно быть злая ведьма,» тут же ответила Блэр. Первым новогодним обещанием Блэр было то, что она не даст спуска Джорджине. Показать страх перед Джорджиной было равнозначно тому, что похоронить себя, и Блэр уже порядком надоело беспокоиться о том, что она подумала.

«Мило.» Проскрипела зубами Джорджина, а Блэр смотрела прямо сквозь нее на других людей находящихся в комнате.
Там были Чак, Картер, Нэйт, эта сноб Поппи, которая год назад тусовалась с Сереной. Были и другие, например Бри Бакли, у которой были отличные волосы, но отвратительный вкус в одежде. Она провела последние 5 месяцев в Европе, и они явно повлияли на нее не лучшим образом. Блэр решила, что, тем не менее, она будет самым безопасным вариантам, для того, чтобы завязать беседу и села на пустое место на диване как раз между ней и Нэйтом и напротив Чака, Джорджины и Картера.

«Блэр Уолдорф». Бри поприветствовала ее доброжелательной улыбкой. «Это последнее место, в котором я могла бы подумать тебя встретить.» Ее ремарка не звучала ехидно, как звучала бы она из уст Джорджины, но все равно он не оставил Блэр равнодушной. И почему все были так удивлены тем фактом, что у нее может быть жизнь за пределами академии и социальных мероприятий?

«Она перешла на сторону тьмы»,- Картер подмигнул Блэр и медленно допил остатки своего напитка. Затем она встал и прошел мимо них всех. «Тебе что-нибудь принести, Уолдорф? Ты всегда намного интересней, если в тебе есть алкоголь.» Его взгляд был вызывающим, и Блэр заставила себя попридержать свой язык с ним. Он может быть таким ребенком.

«Шампанского», ответила она и снова полностью повернулась к Бри, не обращая на него внимания. Она знала, что это разозлит его, и ухмыльнулась сама себе. В кои-то веки она была той, кто разозлил его. И это было здорово. «Как Европа?»

«Жизнь меняется». Лицо Бри загорелось энтузиазмом, и следующие несколько минут Блэр утонула в ее рассказах о жизни у Сены и путешествии в Будапешт и Бухарест. Все это звучало как мечта, и Блэр решила, что следующее место, куда она поедет, будет Будапешт. Еще одно приключение для Блэр Уолдорф.

«Хей» Блэр подняла глаза и была крайне удивлена, увидев Чака, стоявшего прямо перед ней. Он держал в руке не зажженную сигару и два бокала шампанского. «Присоединяйся», он протянул ей стакан и махнул головой в сторону балкона.

«Конечно», согласилась Блэр и попрощалась с Бри, которая уже присела на уши Нэйту со своими рассказами о Лондоне, и как ему крайне необходимо посетить там какой-нибудь бар. Блэр заметила угрюмый взгляд Джорджины и ухмыльнулась. Так тебе и надо, стерва.

Джорджина поймала ее ухмылку,- «Ты всего лишь новая игрушка для него.»

«Повторяй это себе почаще, может однажды и правда поверишь в это»,- Блэр вновь бросила Джорджине и не стала ждать ее ответа. Она не собиралась тратить еще хоть минуту своего вечера на перепалку с этой девочкой. Кроме того, было очевидно, что Чака абсолютно не волнует Джорджина, а это невообразимо радовало Блэр.

Чак стоял на балконе в гордом одиночестве, зажигая свою сигару в тот момент, когда Блэр вышла на балкон. На улице было прохладно, и она скрестила руки на груди, в надежде сохранить хоть капельку тепла. Она могла бы захватить свое пальто, но платье было слишком красивым, чтобы прятать его. Чак взглядом пригласил ее подойти к нему. Когда он заметил, что ей холодно, повседневным жестом он отдал ей свое пальто, и она взяла его без всяких возражений. Их общение часто оставалась в рамках вот такого мира коммуникаций, без слов, но Блэр наконец-то нашла в себе силы, чтобы начать разговор. В конце концов, она больше не бегала вокруг ослепленная.

«Ты нравишься Джорджине»,- Сказала Блэр несколькими минутами позже, когда вокруг них установилась тишина.
Чак засмеялся и еще раз затянулся своей сигарой,- «Джорджине нравятся все.»

Блэр кивнула. Джорджина была всем известной шлюхой, но Блэр знала, что касательно Чака все было по-другому. У нее были планы на Чака, и она очень сильно надеялась, что он был не настолько слеп, чтобы не замечать этого. Если он не будет осторожным, она может пойти на роковое влечение для него.

«Да. Но ты ей действительно нравишься. До такой степени, что возможно прямо сейчас она мастерит куколку Вуду, которая выглядит в точности как я.» Чак повернулся к ней и смотрел на нее с бровями, поднятыми от удивления, а Блэр старалась не засмеяться. «Серьезно. Я боюсь за свою жизнь. Она настоящая маньячка».

«Маньячка?»,- это действительно удивило его, потому что его улыбка задержалась на лице дольше, чем обычно, и Блэр улыбнулась ему в ответ. «Это что-то новенькое. Я слышал, как ее называли разными именами - я называл ее по-разному,- исправился он, - но это лучшее, что я слышал. Может нам стоит рассказать об этом Хамфри, чтобы он стал называть ее по-другому в своей маленькой колонке».

Блэр взглянула назад на вечеринку в поисках Дэна, но не увидела его нигде. «А разве этот предатель пришел сюда сегодня? Потому что, если пришел, я убью его. Серена и Картер не прекращают называть меня Элис» - пробурчала она.
Чак приблизился ближе к ней и положил свои руки на ее плечи. Блэр отдалась его теплу и обняла его в ответ. Запах его парфюма смешивался с тяжелым запахом табака от сигары, она вдохнула этот аромат. Она чувствовала себя в безопасности рядом с ним, и готова была простоять, не двигаясь, до самого конца вечера. Но знала, что это невозможно. Они вернутся назад, на вечеринку, он найдет одну из своих шлюшек, с которой будет зависать в полночь, в то время как она найдет Серену или Нэйта, или может быть даже Бри Бакли, но именно сейчас - ей это было безразлично. Это еще не было ее реальность, пока что.

«Хамфри где-то здесь. Наверное, прячется в каком-нибудь углу и корябает заметки в своем блокноте». Чак пожал своими плечами и погасил свою сигару. Он медленно перевел свой взгляд на ее лицо, а она смотрела на него. «Не убивай Хамфри. Он забавный».

«Я тоже забавная?» - спросила она в ответ, в недоумении ожидая, что он скажет на это.

Он ухмыльнулся: «Ты гораздо более привлекательна».

Блэр не могла сдержать улыбки. Ей нравилась эта простота, с которой они общались. Она не была уверена в том, когда она появилась, но теперь не могла жить без этой простоты. Он пропускал ее вперед в комнату и действительно старался быть ее другом. В это было трудно поверить, но Блэр видела это за его диким обаянием и темным настроением. Он был одинок, и он увидел одиночество и в ней. Даже в комнате, забитой людьми, они были потерянными, но имея друг друга... Уже не такие и потерянные.

«Я соглашусь, - руки Блэр начали неметь, а ноги стали ватными, но ей все равно не хотело двигаться, - мой отец знает, что твои родители во Франции. Я получила третью степень, перед тем как уйти сегодня, и недоброжелательные предупреждения касательно тебя». Блэр тут же пожалела о том, что сказала, потому что он остановился за ней в ту же секунду.

«К сожалению, Харольд был свидетелем большинства моментов, когда я нарушал закон. Он даже однажды выкупил меня из тюрьмы, мне тогда было 16», - тон Чака был непринужденным, но она ощущала, что он все еще был напряжен, и что она причинила ему неудобство.

«Что ты сделал?» - спросила Блэр, когда больше не могла придумать, что сказать. Она хотела извиниться, но это только усугубит ситуацию. Чак был своим личным самым придирчивым критиком, и Блэр было очевидно, что он не получал того удовольствия от репутации плохого парня, как пытался изобразить.

«Опьянение, непристойное поведение - обычный набор», - Чак снова взглянул на Блэр, с легкой улыбкой своих сжатых губ. Блэр немного подтянулась и провела пальцами по его рту, пытаясь сгладить его недовольное выражение лица. Она боялась, что он попытается убрать ее руку, но он не стал этого делать.«Ты ангел, по сравнению с Сереной», - она попыталась поднять ему настроение, но когда убрала свою руку от его рта, он до сих пор хмурился. И в этот раз он даже не пытался это скрыть, - это Нью-Йорк, ты можешь стать абсолютно другим человеком, стоит только захотеть». Она хотела, чтобы это звучало воодушевляющее, но поняла, что снова оступилась, когда он полностью оттолкнул ее от себя с глазами полными злобы.

«Нет Блэр, это не работает так. Не для меня. Я то, что я есть. И не пытайся изменить меня», - было столько яда в его голосе, что Блэр с трудом отыскала свой собственный. Сама идея того, что она хочет изменить его, была настолько смешной ей, что она не могла найти слов. Он провел рукой по волосам, а затем повернулся к ней спиной, чтобы посмотреть на город, раскинувшийся под ними.

«Я не это имела в виду, и ты не можешь вот так вот грубить мне, просто потому что хочешь». Она нашла в себе немного собственной злости и скинула его пальто со своей спины. Она обошла Чака и ткнула пальто ему в грудь, но он не взял его, и Блэр была вынуждена, снова взять его себе. «Ты думаешь, я хочу изменить тебя? Я даже не знаю – кто ты, Чак. Я даже не знаю, кто я такая», - она помотала головой и отвернулась от него. Она не могла понять, как такой умиротворяющий момент мог перерасти в полный кошмар. Неужели они были настолько изменчивы, что не могли выдержать и 10 минут разговора без кровопролития?

«Ты Блэр Уолдорф», - он издевался над ней, и она резко обошла его, чтобы снова оказаться лицом к лицу. Миллион ужасных вещей крутилось у нее на языке. Но он продолжил раньше, чем она смогла начать: «Я знаю тебя. Я точно знаю кто ты такая. Ты девочка, которая всегда все делает правильно, прилично. Никто не шепчется о тебе. Им даже просто нечего сказать. Ты, мать его, идеальная, Уолдорф, а ты этого даже не понимаешь».

«Идеальная? - Блэр засмеялась ему в лицо, - никто не идеален, и уж точно не я. И да, знаешь что, я следую правилам. Я всегда следую правилам, - ее голос звучал все выше и выше, но никто из них не заметил этого, - и куда это меня привело? Моя мать управляет моей жизнью. Я что-то делаю не так, а всем, кажется уже, что мир рушится. У меня такое ощущение, что я даже не могу дышать половину времени, а другую половину…» - Блэр остановилась, глубоко вдохнула и успокоилась. Ее не затянуть в этот разговор. Нет… не сегодня, не с ним.

«А другая половина?» - его тон не был снисходительным, он был мягче, наполненный неподдельным любопытством. Она все еще не могла взглянуть на него. «Блэр?» - его голос звучал умоляюще, и очень медленно она повернулась к нему. «Другая половина…» - он пронзал ее взглядом своих темных глаз, до тех пор пока ее собственное молчание не стало ей в тягость.

«Я просто даже не хочу дышать. Я хочу быть кем угодно, но только не собой», - Блэр чувствовала себя обнаженной, уничтоженной внутри, и ей не нравилось это чувство. Ей хотелось наброситься на него, как он всегда набрасывался на нее, но у Блэр не было на это сил, так что она просто погрузилась в молчание вместе с ним.

«Извини», - сказал он несколько минут спустя, и она кивнула ему в ответ. Тихая ночь снова окутала их, и Блэр накинула на себя его пальто, прежде чем замерзнуть до смерти. Но он все еще стоял на расстоянии от нее, оба слишком напуганные, чтобы снова пересечь установленные барьеры.

«Почти полночь», - объявил он спустя какое-то время. Холод пробирал Блэр до самых костей, и она не имела представления о том, как долго они стояли вот так. Вечеринка внутри разрасталась, становясь все громче, но никто из них не хотел идти назад. «Нам надо…» - Блэр кивнула в сторону двери.

«Мне нравится быть здесь», - Чак посмотрел на нее и наконец-то нарушил это расстояние между ними. Их локти соприкоснулись, и тепло его тела бальзамом разлилось по ее собственному. «Останься,… пожалуйста», - он протянул ей ладони, и она медленно опустила в них свои.

В отдалении они слышали крики гуляющих, смех, танцы, звуки людей, наслаждающихся жизнью. Внутри начали обратный отсчет, и Блэр мягко начала отсчитывать секунды.

«Один», - прошептала она, схватив его руку крепче, чем раньше. Он наклонился к ней, на секунду ей показалось, что он собирается поцеловать ее. Но в последний момент его губы соскользнули на щеку вместо губ, а она закрыла свои глаза в попытке остановить мгновение.

«С новым годом, Блэр», - он поцеловал ее в щеку, рядом с ухом прежде, чем отпрянуть. Он освободил свои руки и повернулся в направлении вечеринки. «Можешь оставить себе пальто», - сказал он ей прежде, чем зайти внутрь. Блэр наблюдала, как Джорджина кинулась ему в объятия, и какая-то блондинка подошла с другой стороны, ожидая своей очереди. Это была грустная картинка грустного парня, и Блэр понимала больше, чем ей хотелось бы. Он возьмет одну из них сегодня в постель, а может и обеих, ты никогда не можешь быть уверен до конца, касательно Чака. Он ненадолго потеряет себя, но утром он проснется такой же опустошенный как обычно, и как обычно начнет искать то, что, по его мнению, сделает его целым. Блэр очень переживала, что он так и не найдет этого.

Когда Блэр зашла внутрь, она увидела Серену в объятиях Нэйта, целующейся с ним до одурения, в то время как Бри Бакли наблюдала за ними с несчастным выражением лица. Хамфри тоже был здесь и старался изо всех сил не быть раздавленным пьяной Поппи Лифтон. Блэр доставила небольшое удовольствие его ситуация, эта ее кличка – Элис – не могла остаться ненаказанной.

«Блэр!» - Серена оторвалась от Нэйта и бросилась в объятия Блэр. Если бы Картер не стоял позади них, они бы обе завалились на пол.

«Серена, держи себя в руках», - завизжала Блэр, находясь на грани после ее разговора с Чаком, и очевидным пьяным состоянием Серены.

«Я люблю тебе Би, я правда тебя люблю», - Серена наклонилась и поцеловала Блэр прямо в губы, чем вызвала улюлюканье нескольких парней, стоящих рядом. «С новым годом!», - она засмеялась и наконец-то отпустила Блэр, чтобы снова вернуться к бару.

«Каким-то образом у нее получается», - Картер смотрел на удаляющуюся Серену с влюбленной улыбочкой, и Блэр не знала, что можно вынести из этих отношений. Она знала, что их с Картером что-то связывает, но Серена была настолько расслабленна касательно него. Прежде, чем Блэр могла подумать об этом дальше, ей пришлось пройти мимо Картера, который потянулся, чтобы поцеловать ее. Ей лишь чудом удалось избежать поцелуя в губы.

«Картер», - она прошипела его имя между зубов, как будто это было что-то ужасно мерзкое.

Он только засмеялся: «Ты вообще не умеешь веселиться, Уолдорф.»

«И даже не думай, еще раз сделать это, или ты будешь серьезно покалечен после, - угроза явно звучала в голосе Блэр, и Картер вздрогнул в ответ, - Иди дальше, давай просто сделаем вид, что мы не знакомы».

Картер отрицательно мотнул головой: «Извини, не могу этого сделать. С новым годом!» Он наградил ее своей фирменной улыбочкой и направился в направлении Серены. Они все быстро напьются, а Блэр их уже не догнать. Она выпила всего лишь бокальчик шампанского, потому что она была слишком занята разговором с Чаком. Может быть, праздники просто сделали его сентиментальным.

Блэр прошла мимо Чака, Джорджи и блондинки, которые теперь расположились на диване. Кажется, они целовались, Блэр сгримасничала. К тому моменту, когда она дошла до бара, там уже стоял Дэн Хамфри и пил свой скотч. Блэр взглянула на него, и он протянул свой напиток ей.

«Я должна убить тебя», - сказала она ему, как только налила себе выпить. Шампанское, разумеется, она не любила крепкие напитки. «Элис? Я так не думаю».

Дэн улыбнулся ей: «Тебе отлично подходит».

Блэр закатила глаза и предпочла проигнорировать его. Новый год, новый год, новый год, повторяла она себе. Она не будет обращать внимание на таких людишек, вроде Дэна Хамфри или Картера Бейзена, тех людей, которые, кажется, и живут только для того, чтобы раздражать ее. Она будет занята более интересными вещами, теми, что стоят ее внимания. «Итак, ты и Чак Басс. Никогда бы не подумал», - тон Дэна был поучительным, и Блэр это не сильно понравилось.

«Чак и я что? - резко ответила она, - и даже не думай написать что-нибудь в своей маленькой полной сплетен колонке. Я тебя засужу». Дэн засмеялся. «И я знаю, что я говорю», - уверила она его.

Дэн кивнул головой: «Самое смешное, что я тебе верю». Блэр не была удивлена и, в конце концов, остановилась. «Не беспокойся, я пишу только о тех вещах, которые подтверждены фактами, а ты не поскользнулась…пока», - он засмеялся своей собственной шутке, и Блэр не хотела ничего больше, кроме как выплеснуть свой напиток ему в лицо.
«Чак - мой друг. Ничего более. Я боюсь, тебе придется признать, свои конспиративные теории нелепыми», - Блэр быстро заглотила остатки шампанского и налила себе еще. Она оглянулась и увидела, что диван, на котором до этого располагался Чак, теперь пустовал. Сама мысль заставила ее желудок сжаться. Его игры уже начались.

«Он вышел несколько минут назад, захватив с собой двоих, - Дэн сказал ей, очевидно угадав направление ее мыслей, - вообще-то я не люблю тебя Блэр, но все равно хочу предупредить тебя. Чак - это человеческая свалка. Даже кто-то вроде тебя не заслуживает такого как Чак». Слова Дэна были резкими, и Блэр понадобилось время, чтобы прийти в себя от шока.

«Кто-то вроде меня? - она выбрала самую легкую из озвученных тем, - ты имеешь в виду такую стильную, утонченную, умную. Ни вровень тебе, любителю собирать сплетни для своей колонки». Она сделала усилие, чтобы слова звучали грязно, но была разочарована, увидев, что они не обидели его.

«Я не настолько наивна, чтобы влюбиться в Чака Басса, это такая хрень». Дэн был слишком трезвым, а Блэр становилось хорошо от алкоголя, но она не могла оставить его слова без реакции.

«Я не совсем уверена, что ты во вкусе Чака. И я не наивна. Я прекрасно знаю, кто он. Он мой друг. Конец истории», - Блэр поставила свой стакан на стол, отошла от Дэна. Ей нравилось, когда последнее слово остается за ней. Дэн потянулся, схватил ее за руку и остановил ее.

«Ты знаешь только то, что он позволяет тебе знать, но я вижу все. Я думаю, это поддерживает его эго, и он разрешает мне наблюдать за ним. И я обещаю тебе, то, что ты знаешь, не полная картина. Представь только самое худшее, что ты могла бы сделать – он уже делал это. Тебе стоит посмотреть на его полицейские записи. Это взорвет твой мозг, - Дэн все продолжал, а к Блэр подкатил приступ тошноты. Как она позволила Дэну затянуть себя в этот разговор, - слушай меня или нет, но, по крайней мере, я попытался».

«Понятно, теперь отпусти мою руку и заползи назад под свой камешек, - Блэр резко отошла от него, но также резко обернулась, - и да, если ты напишешь хоть одно слово из этого разговора, в этом своей мусоросборнике, я…»
Дэн предвосхитил ее слов: «Засудишь меня, я в курсе. С Новым годом, Блэр. Удачи». Он отсалютовал ей своим напитком и вновь вернулся в забвение, в то время как Блэр искала кого-то другого, неважно кого.

Она натолкнулась на Нэйта и Серену и парочку других друзей, которые играли в какую-то пьяную игру. Она села на пол рядом с Сереной и положила свою голову к ней на плечо. Она не могла выкинуть из головы образ Чака с этими девицами из своей головы, но она понимала, что надо бы. «ДРУГ, Блэр!» - крикнула она сама себе. Он просто твой друг. Ревность была сукой, и теперь Блэр это понимала.
 
mio-mioДата: Воскресенье, 06.05.2012, 15:17 | Сообщение # 3
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
"Твоя очередь, Би", -Серена повернулась к ней с сентиментальной улыбкой.

"Я даже не знаю во что вы играете", - возразила Блэр. Они выпивали штрафные рюмки, но Блэр предпочла свое шампанское.

"В я "никогда не...",и теперь твоя очередь. Садись", - Серена раздраженно напомнила ей, и Блэр нахмурилась.

"Я никогда не..."-Блэр терпела неудачу. Она не сделала множество вещей. Слишком много, чтобы сосчитать. Я никогда не занималась сексом, я никогда не любила, возможно сейчас люблю, и это катастрофа. Я никогда не была счастлива. Я никогда не ходила в поход. Я никогда не заваливала тест. Ее список продолжался и продолжался, и он подавлял ее.

"Давай, Блэр, - подбадривала Серена, - или я выберу тебя"

Блэр знала, что бы Серена ни сказала, это будет язвительно ,поэтому она решилась: "Я никогда не целовала Нейта". Она пожала плечами в направлении Нейта и он вздохнул, и все остальные девушки в кругу выпили.

"Удар ниже пояса, Блэр", - он рассмеялся, и Блэр улыбнулась ему в ответ. "Хорошо, моя очередь..."

Эта игра продлилась еще 30 минут, пока Блэр не заснула от скуки. Даже Серена выглядела уставшей от всего этого.

Они закончили тем, что извинились, и Блэр вывела Серену на пустой балкон, чтобы отрезвить ее. Холодный воздух сильно ударил в голову, но ни одна не стала возражать. Они сели на край и свесили свои босые ноги, смотря вниз на город. Люди танцевали на улице, поддерживая ощущение праздника, Серена вопила им, и ей кричали в ответ. Соседство было неподходящее для таких развлечений, и Блер постаралась поскорее успокоить подругу, что бы у Бассов не начались из-за этого проблемы.

Серена внезапно повернулась к Блэр. Ее стеклянные глаза прояснились на мгновение: "Кем бы ты хотела стать, когда вырастешь, Блэр?"

Вопрос поразил Блэр, и стандартный ответ, который она обычно давала, больше не подходил. Правда ли она хотела управлять своим фондом благотворительности? Нет, не правда. Это был блестящий ответ ее матери в ответ на вопросы людей, и у Блэр всегда не хватало смелости не согласиться.

"Я не знаю", - ответила она шепотом. Ее глаза были на мокром месте, она отвернулась от Серены, чтобы та не видела ее. Осознание того, что она была полностью потеряна, испугало ее. Чего она хотела от своей жизни? Не безопасный мир Элеанор и не все это сумасшествие.

"Я тоже", - голос Серены звучал также напугано, и Блэр посмотрела на нее. Они смотрели друг другу в глаза, и между ними чувствовалось понимание, пробирающее их до самых костей. Они всегда обе избегали такой чепухи, обе боялись собственных ответов. Это был Новый Год, время, чтобы проснуться и присоединиться к миру. "Я думаю, что мы обречены разочаровать своих родителей", - мудро сказала Серена.

Блэр кивнула, и легкое хихиканье слетело с ее губ: "Если бы моя мать знала что я делаю прямо сейчас, у нее случился бы коронаротромбоз."

Серена тоже начала смеяться: «Элеанор умерла бы! Хотя, она сначала отправила бы тебя куда-нибудь подальше, а потом бы уже умерла". Блэр кивала, и их смех не прекращался в течение нескольких минут. Когда они наконец успокоились, Серена выглядела грустнее, чем когда-либо. "Мою маму никогда не волновало... Она исчезла со своим очередным мужем...и мой отец …кто знает что с ним сейчас..." Серена начала плакать. Не так, как плачут нормальные девушки с красными глазами и пятнистыми щеками, а прекрасным тихим рыданием, именно это подходит Серене Ван-Дер Вудсен.

Блэр взяла ее за руку и притянула ее ближе: "Тогда, нахрен ее. Нахрен их всех!" - Блэр чувствовала свободу, но не могла остановиться хихикать снова и снова.

"Ты только что сказала "Нахрен!" - Серена завопила и засмеялась, - скажи это снова, скажи это снова!" Она шутила и Блэр показала ей язык. "Нахрен их." Серена согласилась и решительно кивнула.
"Нахрен их", - согласилась Блэр.

Дверь открылась позади них, и девушки повернулись, чтобы увидеть Нейта, Картера и Чака, вторгающихся в их мирный пузырь. Серена и Блэр взглянули друг на друга и улыбнулись. Так или иначе, это было правильно для их пятерки. Барселона изменила некоторые вещи. Эта ночь изменила некоторые вещи. Они все были составляющими зазубренной мозаики, загадочные куски которой так и никто не разгадал. Нэйт сел около Серены, Картер и Чак присели на стулья. Бездельничая как короли, они на самом деле знали кто они. Однажды они управляли бы этим миром, высоко над городом, генеральные директора их собственных владений. Нейт никогда бы не стал королем, он и никогда не захотел бы, и они все понимали это, и Блэр знала, что относится к этому немного ревностно. Серена все еще блуждала бы, и Блэр... Блэр была бы Королевой. Что Блэр Уолдорф хотела делать, когда вырастет? Она хотела править.

"Что случилось с Джорджиной?" - Серена первая нарушила тишину, посмотрев прямо на Чака. Блэр знала, что она делает это для нее, и постаралась не улыбнуться. Серена всегда помогала ей, даже если бы это означало столкнуться лицом к лицу с самим Чаком Бассом. Не то чтобы Блэр нуждался в этом, по крайней мере, не этой ночью.
"Она устроила гребанный припадок, сломала скульптуру и уехала", - Картер был единственным, кто ответил. Он насмехался над этим, и Нейт хихикнул. "Она сумасшедшая сука".

"Джорджина особенная", - Серена засмеялась вместе с ними.

"Она хотела секса втроём с Чаком и Картером", - Нейт засмеялся. Он едва ли смог сказать это сквозь смех, и когда он остановился, Блэр и Серена так же не могли перестать хихикать. Чака и Картера это ситуация забавляла меньше. "Извините, но это смешно...Ваши лица, ребята...Жаль, что у меня нет камеры. Бесценно", - Нейт продолжил смеяться.
"Как я и сказала, Джорджина особенная", - Серена справилась со своим взрывом смеха.

Первая успокоилась Блэр. Она развернулась и столкнулась со взглядом Чака и Картера: "Я уверена, что вы получали и более странные предложения."

Чак улыбнулся, его улыбка была короткой, но она была, и Блэр улыбнулась ему в ответ.

"Чертовы психи, - Картер рявкнул и злобно посмотрел на Нейта и Серену. Его взгляд наконец заставил их замолчать, - я не знаю как ты управляешь Джорджиной и ее сраными выходками, Басс. Мне было достаточно одного раза, но ты только продолжаешь возвращаться к этому снова и снова". Последний комментарий предназначался Блэр, и она знала это, но она не ответила Картеру удовлетворительной реакцией.

"Ревности не позавидуешь, Бэйзен", - Чак взглянул на Картера, и тот наконец-то заткнулся. Блэр была впечатлена. "Ты здесь замерзнешь, - он не дал ей ничего сказать своим взглядом, - где мой пиджак?"

"Я отдала его Хамфри. Его платяному шкафу серьёзно не хватает одежды", - пошутила Блэр. Чак не развеселился. "Все хорошо, Чак. Мне совсем не холодно", - она лгала, стиснув зубы.

"Иди сюда", - он похлопал по шезлонгу рядом с собой. Блэр заставила себя сдвинуться с места и забралась к нему. Было тесно и ее ноги неудобно лежали на его коленях. "Я обещаю не кусаться", - он прошептал ей на ухо, и усадил её таким образом, что она была полностью на его коленях, и его руки обнимали ее.

Блэр потребовалось несколько минут, чтобы удобно устроиться в его объятиях. Он был теплым и приятным, и никто не кидал на них подозрительные взгляды, даже Картер. На минуту она полностью расслабилась в его объятиях, его руки обнимали ее за талию. Она была смущена им, этой легкой близостью, которая возникла между ними. Казалось, что каждое новое прикосновение отодвигает барьеры, и Блэр задавалась вопросом чем это кончится. Нейт и Серена были вместе на протяжении всего времени, хотя даже не встречались. Возможно, это то ,что она пропустила. Все здешние правила были другими, но она быстро училась, и она была настроена уловить смысл.

"Я только что поняла! - Серена прервала тишину и повернулась так, чтобы видеть Чака, Картера и Блэр так же хорошо, как Нейт, - все трое из вас спали с Джорджиной". Она смотрела на них всех. "У вас есть мандавошки Джорджины", - она смеялась над собственной шуткой, и Блэр улыбнулась. Она приложила все свои усилия, чтобы подавить тот факт, что Чак был одним из троих, но это не сработало.

"Я был пьян", - Картер оправдал сам себя.

"Мне было шестнадцать, - сказал следом Нейт, - и я был под кайфом", - он добавил это, как-будто это было важным фактом. Блэр не сомневалась в этом, что Джорджи и наркотики - синонимы. Все четверо повернулись к Чаку, чтобы выслушать его оправдание. Он только ухмыльнулся.

"Я - Чак Басс".

Картер поднял свой напиток: "Выпьем."

Нейт и Серена смеялись, но Блэр даже не пыталась выдавить из себя улыбку. Ее пристальный взгляд задержался на его лице, и их взгляды встретились. Кривая улыбка на его губах возвратила Блэр в реальный мир. Он пользовался дурной славой, и он знал это, но это делало его счастливым. Он хотела спросить его, счастлив ли он, но не могла. Она слишком боялась, что он спросит у нее тоже самое, и ее ответ пугал ее еще больше. Нет, не счастлива, ответила бы она. И она не была готова выразить это все словами, потому что ей тут же пришлось бы делать с что-то со всем этим, а она и понятия не имела с чего начать.

Все пятеро задержались на балконе на некоторое время. Серена рассказала несколько забавных историй с Джорджиной, а Картер и Чак обменивались ехидными фразами, поливая друг друга дерьмом, и Блер начинала понимать, что все может закончиться. Между ними было напряжение, в котором Блэр хотела разобраться. Казалось, что Нейт и Серена не обращают ни на кого внимания, но она сомневалась, что они действительно ничего не видят.
"Помнишь те времена, когда тебя арестовали в том Тайском борделе. Папочка был взволнован, не так ли? - взгляд Картера был бесстрашным, когда он смеялся в лицо Чаку, - хорошие времена."

"Достаточно", - в голосе Чака слышалось предупреждение, и никто не пропустил этого, кроме Картера. К сожалению, Картер был пьян, и он не знал меры.

"Наш хозяин говорит. Мы должны слушать? - Картер посмотрел на них всех, - я думаю-нет", - решил он, и его взгляд вернулся обратно к Чаку: "Почему мы не рассказываем им что ты делал в том борделе? Или..эй, - Картер остановился, - почему бы нам не рассказать про другой арест. Сколько раз ты проводил ночь в тюрьме? Дерьмо, ни одной. Папочка никогда не позволяет своему золотому мальчику гнить далеко с простым народом, не так ли?" Каждое слово было точным, и Блэр могла чувствовать, что тело Чака напряглось под ней. Он собирался взорваться. Гнев шел из него волнами.

"Или, - она перебила его прежде, чем Чак смог бы, - ты мог бы покончить с этой ерундой, Картер, и пойти влить в себя другой напиток. Ты все еще трезвый для моего вкуса".

"И я точно знаю каков твой вкус, правда, Уолдорф?" Блэр побелела от враждебности в его взгляде. Они никогда прежде не видела его таким.

Серена помотала головой, и посмотрела на Картера и Блэр: "Ты не сделала...Ты сделала?" Она выглядела шокировано, и Блэр разрывалась между тем, что бы истерически засмеяться ли над ее реакцией или откусить голову Картеру раз и навсегда.

"Конечно же нет, - Блэр удостоверилась, что все услышали отвращение в ее голосе, - это твое нелепые заблуждения, Картер. Держи его при себе". Она огрызалась с ним, и была готова сказать ему больше. Чак держал ее в объятиях, и она взглянула на него и увидела, что он качает головой. "Прекрасно", - пробормотала она шепотом и сползла чуть вниз. Она понятия не имела, почему Чак защищал Картера, если это вообще можно назвать защитой. Но война - это не то, чего она хотела в этот вечер, поэтому она замолчала.

"Мои заблуждения?" - Картер засмеялся над этим.

Блэр напряглась в руках Чака. Она знала, что сейчас будет, и была готова провалиться в черную дыру.
"Не надо", - остановил его Чак, его голос был холоднее, чем Блэр когда-либо слышала. Картер остановился и посмотрел на них, сидящих там, и только покачал головой.

"Ты была права, Уолдорф, мне нужен другой напиток", - Картер встал и возвратился в гостиную, оставляя после себя напряженность.

Нейт и Серена переглянулись, перед тем как встать и сказать, что им холодно и они возвращаются в комнату. Блэр и Чак остались и ждали, когда они останутся одни, чтобы поговорить.

"Он такой же психопат, как и Джорджина. Почему ты привлекаешь таких людей?" - Блэр становилась раздражительной, но ее сердце в её груди отбивало милю в минуту. На секунду она подумала, что Картер унизит ее перед всеми, и это действительно оскорбило бы ее. Чак спас ее, каким бы извращенным Белым Принцем он не был.

"Я посчитаю это риторическим вопросом, и мы продолжим, - сообщил он ей, его голос все еще был холодным. Она сидела на его коленях, и повернулась так, что они оказались лицом к лицу. - Картер - пьяница". Это, похоже, не волновало его, но Блэр почувствовала, как он был расстроен всего лишь минуту назад, до того, как Картер ушел.
"Почему вы оба это делаете? - любопытно спросила Блэр, - Серена и я деремся, но ... не так". Она и Серена просто таскали друг друга за волосы или портили друг другу одежду. Они редко критиковали друг друга, особенно на публике. По крайней мере, пока им не исполнилось двенадцать, и они поняли, что это выставляет их обоих в дурном свете.

Чак пожал плечами и отвернулся от нее. Блэр нахмурилась, и тоже пожала плечами: "Я слишком много выпила, чтобы раздражать тебя". Она сказала ему надменно. Он повернулся к ней и улыбнулся. "Я не шучу, Басс", - она хотела произнести это с угрозой в голосе, но ей не удалось. Она была наполовину трезва и сидела на его коленях, что давало Чаку власть над ней, большую, чем обычно.

"Картер не любит проигрывать. Я тоже", - небрежно объяснил Чак и отхлебнул от напитка в руке.

"Вот так все просто?" - тут же спросила Блэр.

Чак кивнул: "Вот так все просто".

Блэр проснулась на следующее утро с непонятным привкусом во рту и с головной болью, которая не прекращалась. Солнце светило с балкона, и Блэр хотелось кричать от раздражения. Она не была в постели, и определенно на ней не было ее удобной пижамы. Вместо этого, она развалилась поперек дивана Чака, маленькое одеяло укрывало ее ноги, и ее туфли стояли рядом с ней. Она оглядела комнату и увидела, что там было по-прежнему несколько человек. Нейт развалился на диване напротив нее, и Серена обнимала его. Поппи Лифтон валялась на полу, и незнакомая блондинка ползала по полу в поисках чего-то. Она была удивлена, когда заметила, что Блэр наблюдает за ней.

"Я потеряла свой кошелек... серебристый, с блестками?" - она спросила с надеждой, и Блэр просто пожала плечами.
Она едва могла вспомнить свое имя. Она потеряла счет напитков, которые она пила, после того как Серена дала ей выпить рюмку текилы. Она смутно вспоминала, как Серена пыталась убедить ее танцевать на столе вместе с ней, и она очень надеялась, что она отказалась. Но после этого момента все воспоминания были размытыми. Там был Чак и Картер, и Нейт. И она вспомнила, как комментировала ужасное платье Бри Бакли, но в остальном ...она ничего не помнила. Это никогда не случалось с ней прежде, и это сбивало ее с толку.

"Нашла! - девушка громко закричала, и Блэр схватилась за голову от боли, - о, мне жаль. Хм, вы друзья с Чаком Бассом?" Это был нерешительный вопрос, и Блэр кивнула.

"Не могла бы ты дать ему мой номер? - она поспешно нацарапал что-то на салфетке, и передала ее Блэр, - он по-прежнему спит в спальне, и я не хочу будить его. Скажешь ему, что я прекрасно провела время?" Она улыбнулась с надеждой.

"Конечно", - согласилась Блэр. Желчь поднималась в животе, и она просто хотела, чтобы эта девушка ушла, и она бы направилась в ванну, чтобы избавить себя от этих мучений.

«Спасибо», - блондинка широко улыбнулась, и вышла из пентхауса со своим потрепанным кошельком.

Блэр ждала, пока она уйдет, чтобы бросить салфетку на стол, и пойти в ванную. Через тридцать минут она почувствовала себя немного лучше, но не намного. Она была рада, что сказала матери, что она с Сереной. Она знала, что Элеонор будет расспрашивать ее про каждую мелочь этой ночи вместе с семьей Бассов. Блэр придется придумать что-то по-настоящему оригинальное, чтобы ее мать никогда не упоминала этот вечер еще раз. Может быть, Эвелин отравилась, и Блэр даже не видела ее. Она размышляла об этом, когда Чак зашел в гостиную, полностью одетый. Он выглядел безупречно.

"Доброе утро", - он поздоровался с Блэр перед тем как сесть к ней рядом на диван.

"Твоя блондинка оставила свой номер. Она прекрасно провела время, - сказала Блэр монотонным голосом, - Да, и у нее был потрепанный кошелек". Она добавила свой комментарий, зевая. Ей нужна была постель, желательно своя, но подошла бы любая. Она спала всего четыре часа.

"Ты знаешь, как ее зовут?" - поинтересовался Чак. Блэр покачала головой и закрыла глаза, скользнув на спинку дивана. Она не могла вернуться домой, к Элеонор, в таком виде. Она бы догадалась. Она всегда догадывается.

"Пойдем", - Чак обнял Блэр за талию и помог ей подняться с дивана. Он прошел с ней в холл, а потом фактически поднял ее вверх по лестнице ступенька за ступенькой. Ее ноги были бесполезными. Как только они добрались до второго этажа, он потянул ее в свободную спальню.

Блэр огляделась и поняла, что это, должно быть, его комната. Там были его фотографии, Нейт и Картер в различных путешествиях, и его одежда лежала повсюду. Блэр остановился в дверях прежде, чем он смог потянуть ее дальше.

"Джорджина Спаркс была здесь, я не хочу подхватить одну из ее болезней", - сказала она ему прямо.

Чак тихо засмеялся: "Я не вожу сюда девушек". Блэр резко кинула на него взгляд. "Для секса", - он уточнил, и Блэр нахмурилась. "Я всегда мог похитить тебя, Блэр, но ты, кажется, не за это сегодня, и я очень устал после своего предыдущего секса. Но ..." - он усмехнулся ей.

Она нахмурилась, едва в состоянии держать глаза открытыми: "Ты не милый". Чак улыбнулся ей, и она поняла, что он знал о том, что она лгала, но при этом промолчал. "Точно не милый", - пробормотала она.

"Поспи здесь. Придет горничная, она позвонит твоей матери и объяснит почему тебя нет дома". Предложение Чака было правильным, и Блэр кивнула в знак согласия. Он быстро отдернул покрывало и помог ей лечь. Она почти сразу заснула, как только легла на подушку. Его неповторимый аромат ударил ей в голову, и заставил ее прижаться сильнее.

"Блэр, - он позвал ее прежде, чем она полностью задремала, - вот". Он протянул ей черную рубашку. "Переоденься..." - объяснил он, и она все еще продолжала смотреть на него с непонимающим выражением лица. Ее умственные способности подвели ее, они были не в состоянии быстро реагировать на происходящее. "Если тебе нужна помощь ..." - он дразнил ее, и она снова кивнула. "Если ты настаиваешь…"

Он подошел к ней сзади, и она повернулась к нему спиной, чтобы он смог расстегнуть ее платье. Он делал это медленно, сантиметр за сантиметром, и холодный воздух касался ее кожи. Его теплые руки проскользнули по верхней части её спины, спуская платье вниз с ее плеч. Красивое нижнее белье, которое она купила перед тем, как отправится в Барселону, было видно ему, и на мгновение он остановился раздевать ее, чтобы просто посмотреть. Она могла чувствовать, как его взгляд ползет вверх по шее, но она была слишком уставшей, и еще немного пьяной, так что она не пыталась скрыть это.

Он наклонился, чтобы его губы находились прямо над ее ухом, и его щека была прижата к ее растрепанным волосам.

"Ты дразнишь меня", - его голос был грубый, и она знала, что если она просто повернется, то он позаботится об остальном. Но ей нравилась их хрупкая дружба, которая выстроилась между ними, и поцелуй бы все разрушил. Кроме того, он хотел не просто поцелуя, и Блэр не была готова отказаться от всех ее романтических мечтаний по утрам, к тому же перед этим он переспал с другой девушкой .

"Поторопись", - потребовала она.

"Повернись", - приказал он. Она хотела сделать именно это, но решила, что лучше не искушать судьбу. Она могла бы закончить переодеваться и сама.

"Я в порядке сейчас. Разбуди меня в два часа, и убедись, что твоя ложь моей матери является убедительной. Сделай это хорошо", - сказала ему Блэр, а затем стала ждать, пока он уйдет.

Он направился к двери, но остановился, как только открыл ее. "Я всегда делаю это хорошо", - его глаза усмехались над ней, и она смотрела на него до тех пор, пока не опустила голову вниз. К счастью, когда она снова подняла голову, он уже закрыл за собой дверь, и она опять осталась одна. Она быстро сняла с себя платье, и скользнула в рубашку. Ей было интересно, когда он носил ее? Может быть, когда он преодолевал Непал, или ловил рыбу на Аляске. Она задремала с этими мыслями в голове, и с улыбкой на губах. И в самом деле, с Новым Годом.

Перевод данной главы осуществлен Марией Комаровой, Дашей Черемучниковой,Лерой Чужиной

Обсуждение перевода ЗДЕСЬ
 
mio-mioДата: Воскресенье, 06.05.2012, 20:08 | Сообщение # 4
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 8.


Вообще-то, ад это не то место, куда ты отправишься после смерти.
Ад-это тот момент жизни, когда ты коснешься ее и понимаешь, что жив. Так что живи моментом.

The Spill Canvas - The Tide


Маленькая Алиса снова окунулась в такой большой и такой плохой мир Железного Человека, в котором она сопровождала его, Дон Жуана, Мадам Бовари и Одиссея в Виктролу.
У этого автора была большая популярность, поэтому Алиса хорошо исполнила свою роль, и не было сухих глаз в этом доме. Королева Червей снова была исключена из этой затеи.
Вернет ли она когда-нибудь благосклонность Железного Человека? У этого автора есть на то серьезные сомнения. У Железного Человека есть новое увлечение, и все знают ее имя – Д.Х


Блэр отложила в сторону газету, которую читала. Газета соскользнула с ее прекрасных колен на плюшевый ковер Басса, с легким свистом, который тут же рассеялся. Чак взглянут на нее с другого конца дивана, на котором он просматривал документы, которые отец принес ему, и радостно улыбался. Блэр провела последние пятнадцать минут, читая и перечитывая испорченную колонку Дэна Хамфри, и становилась все более разъяренной. Все что там написано было клеветой и Чака как-будто это совсем не беспокоило. Никого не беспокоило, кроме Блэр.

«Я позвоню моему отцу, я собираюсь предъявить ему иск. Он не имеет права публиковать все это. Я не поеду с тобой в Виктролу», - Блэр была в настроении, и чтение сплетен Дэна этим утром не могли сделать ее еще более счастливой.

«Я знаю, я пытался позвонить тебе», - Сказал Чак, пропустив ее замечание абсолютно мимо ушей.

Он был целиком погружен в дела Bass Industries после того, как забрал ее из Констанс, и она уже начала слегка раздражать его, как всегда. У нее был замечательный план на оставшийся день. Из и Кэти должны были вскоре прийти, чтобы помочь ей с этим странным научным проектом, который она собиралась сделать, чтобы повысить свой рейтинг в школе. Чак должен был ждать ее снаружи, пока она закончит, а она никогда не могла сказать ему «нет». Казалось, что все ее время было четко распределено между школой, Чаком и ее друзьями. Но даже для Блэр это было слишком.

«У меня есть некоторые обязательства», – объясняла Блэр в третий раз. Он был обижен тем, что она не появилась прошлой ночью, после того, как он заполучил ее в свой лимузин. От его настойчивости сладкое тепло разливалось у нее внутри, но она с завидным упорством подавляла в себе эти чувства, и вела себя только как друг. Не хочется терзаться по поводу «быть просто друзьями»… хочется просто быть друзьями. Это все становилось слишком сложным для Блэр, но она знала, что это был единственный способ остаться в жизни друг друга, и они нуждались в этом, оба нуждались.

«Я говорил тебе, что мог бы заплатить кому надо, чтобы сделать это для тебя», - он предлагал ей это уже целую сотню раз, но она никогда не отвечала. Она знала, что он говорил это не всерьез, потому что она уже несколько раз заявляла о том, что хочет зарабатывать сама и о том, насколько для нее это важно. Они обсуждали это уже раз пять, но он все еще продолжал ей это предлагать, чтобы в очередной раз позлить ее, она была уверена.

«Мне Виктрола даже не нравится», – солгала она и убрала свои очаровательные ножки с его колен. У нее было всего тридцать минут, прежде чем она встретится с Элеанор у Барни для небольшой восстановительной терапии. Ее мать сильно нервничала в последние несколько недель, перед грядущим новым показом. Элеанор настаивала на том, что они должны сходить и еще раз посмотреть на ее коллекцию. Блэр не возражала. Она привыкла находиться в поле зрении своей матери, и ей совершенно не хотелось портить все это.

«Лгунья», – Чак усмехнулся. Он знал, что она любит это место также, как и он, и каждый раз, когда он думал об отказе от его предложения, эта мысль загоняла его все глубже. Однажды Барт Басс увидит потенциал в своем сыне, если конечно раньше он не умрет от того, что Блэр заставляет его делать.

«Отлично», - Блэр с легкостью согласилась. Она собрала свои туфли с пола и стала надевать их, когда обратила внимание на то, сколько сейчас времени. У нее было достаточно времени, чтобы выпить кофе перед встречей с матерью, и она отчаянно нуждалась в этом... Эти ночные посиделки изматывали ее. Она всегда удивлялась, с какой легкостью Серена переживала подобное, хотя Серене не надо было готовить речь для выпускного. Блэр улыбнулась сама себе, это ей надо было это сделать.

«Отмени встречу с Элеанор. Нейт и Картер приедут скоро, у нас будет ночь игры в покер», - Чак выхватил ее кошелек и бросил в сторону, так что она не могла до него добраться, кроме как не коснувшись его. Она вспыхнула, а он улыбнулся ей в ответ: «Просто скажи, что моя мать пригласила тебя на другой ужин. Она любит это».

Блэр покачала головой: «Элеанор и так думает, что я лучшая подруга твоей матери. Я не хочу и дальше вводить ее в заблуждение. При том, что у меня не было ни одного ужина с твоими родителями. Твоя мать делает вид, что меня не существует каждый раз, когда видит меня. Это утомительно».

Блэр уже удалось уяснить кое-какие вещи относительно Чака за последнюю пару месяцев. Барт был жестким диктатором, который понятия не имел о том, как проявить любовь к своему единственному сыну, а Эвелин…в Эвелин было что-то совсем другое. Блэр боялась ее.

Блэр устала бороться с Чаком, чтобы достать свой кошелек, он уворачивался от нее, и, в конце концов, она оказалась у него на коленях. Он улыбнулся ей, когда ее голова лежала на его коленях, а волосы струились по его ногам. Она пыталась представить, как это все будет выглядеть со стороны, если вдруг кто-нибудь зайдет. Она попыталась встать, но он удерживал ее.

«Дай мне насладиться этим моментом еще чуть-чуть», - он смотрел на нее с вожделением, и она отвечала ему, но не двигалась. Наконец он отпустил ее руки, и она села рядом с ним. Она все еще не могла достать свой кошелек, но теперь она была намерена действовать с осторожностью. "Ты думаешь, что я могу ударить тебя, Уолдорф?" - он вернулся к теме покера.

Она ответила ему неясной улыбкой: «Я должна встретиться с моей матерью, а потом заняться моим научным проектом - и да, прежде чем ты скажешь это, я знаю, как странно это звучит. Но я намерена получить высший балл за этот предмет, и я собираюсь стать тем, кто произнесет речь на окончании школы в следующем году. Так что хватит сопротивляться, дай мне мой кошелек и, может, я не убью тебя», - заключила она со сладкой улыбкой на устах.

Он взял ее кошелек, и передал ей его, но прежде чем она попыталась забрать, он задержал его в своих руках.

«Возвращайся позже, со своим чудным проектом и я попробую найти силы, чтобы помочь тебе». Это была самая близкая точка к компромиссу, как Чак Басс понимал его, и Блэр каждый раз улыбалась ему. Она не знала, что это было, что держало их вместе, но это казалось нерушимым. Это пугало и волновало ее одновременно. Он становился слишком значимым для нее. Он становился для нее смыслом, и хотя он никогда не говорил этого вслух, она становилась для него тем же самым.

«Я подумаю над этим», - согласилась она. Он отдал ей кошелек, она соскользнула с дивана и, взглянув на часы, поняла, что еще чуть-чуть и она опоздает. «Я прикончу тебя, если опоздаю», - кричала она ему, пока бежала к лифту.
Чак рассмеялся ей вслед, и она была почти свободна, когда открылись двери лифта, и Барт Басс отступил в сторону, а за его спиной стояла его загипнотизированная жена. Блэр была не очень рада их видеть. Барт всегда был учтив, но было такое ощущение, когда ты смотришь ему в глаза, что он постоянно что-то считает, а Эвелин даже не удостоила Блэр ни малейшего внимания.

"Блэр, - Барт поприветствовал ее кивком головы, - я думал, что смогу найти тебя здесь". За спиной Блэр Барт увидел сына и продолжал: «Чарльз, ты посмотрел документы, которые я прислал тебе?» Казалось, он ожидал, что Чак этого не сделал, и это злило Блэр. Блэр знала, что будь у Чака хоть малейший шанс, он смог бы столько сделать, но его отец был так предвзят и заранее разочарован в сыне, что перестал видеть в нем хорошее уже давным-давно.

"Я посмотрел их, пап", - все естество Чака было в полном напряжении, и Блэр была в ужасе оттого, что ей приходится смотреть на это. Она пыталась избегать тех моментов, когда семья Бассов собиралась вместе. Из этого никогда не выходило ничего хорошего, и Чак всегда сердился на нее, после таких встреч.

"Ну что же, - Блэр пыталась опередить их, прежде чем они хоть что-то скажут, - я действительно должна идти. Я обещала своей матери, что встречусь с ней. Было приятно видеть вас мистер и миссис Басс». Она кивнула им обоим, и попыталась войти в лифт, чтобы уехать.

Барт остановил ее: «Постой, Блэр. Если у тебя есть минутка, то я хотел бы поговорить с тобой». Блэр колебалась, глядя куда-то между Бартом и Чаком, и очень нервничала. Она не могла понять, о чем собственно можно говорить, но это не сулило ничего хорошего. Эвелин смотрела на нее, нахмурившись, и молчала.

«Она сказала, что ей надо идти», - вступился Чак, и нотки гнева появились в его голосе. Через несколько минут, между ним и Бартом все начнется по новой, и все его планы, относительно передачи Виктролы, пойдут прахом.
«Это всего минута, Чарльз», - Барт оборвал его с легкостью, и повернулся снова к Блэр. Она стояла между дверями лифта, как рыбка, не решавшаяся что же ей сделать - съесть наживу на крючке или нет. «Я планирую ужин завтра вечером. Я пригласил твоих родителей, но, к сожалению, у них оказались планы на этот вечер. Я хотел пригласить тебя лично. Ты так много времени приводишь с Чарльзом. Я бы хотел познакомиться с тобой поближе», - в его голосе звучал вызов, он играл с ней, как кошка с мышкой и ждал, что она станет делать то же самое. Блэр не стала: «Звучит прекрасно, мистер Басс. Я конечно же приду. Спасибо за приглашение». Эвелин просто таращилась ей в затылок, но Блэр проигнорировала ее. Чак гримасничал, его Блэр тоже проигнорировала. Она станет звездой завтрашнего вечера, она всегда ею была, и на этот раз ей не придется врать матери. «Увидимся завтра», - она мило улыбнулась им, прежде чем двери лифта захлопнулись.

Блэр вела себя во время шоппинга с Эленор как можно дружелюбнее до тех пор, пока она не извинилась и сказала, что ей надо повидаться с Сереной. Ей было это просто необходимо, поговорить с Сереной, чтобы понять, что делать с ужином у Бассов. С Бартом Бассом она может справиться. Она будет улыбаться, будет милой, и удивит его своими знаниями. Он будет есть у нее с руки через какое-то время, но Эвелин... Она была совершенно другим пугающим монстром. Блэр ей не нравилась, она ненавидела ее, но делала это очень утонченно. Блэр понятия не имела почему, но и не торопилась это выяснить. Она чувствовала себя комфортно в своем уголке, и свободно от рук матери Чака. Никто не знал, в какой момент она начнет плеваться ядом, помимо всего прочего казалось, что ее собственный сын презирает ее.

Серена открыла дверь со знакомой улыбкой, и толкала Блэр через всю ее пустую квартиру до тех пор, пока они не достигли ее спальни. Лили снова не было в городе, что не удивительно. Казалось, что мать Серены была такой же многослойной, как и ее дочь. В каком то смысле это разбивало Блэр сердце, что она постоянно видела Серену одинокой, вот как сейчас, но каждый раз, когда она предлагала Серене и ее брату Эрику пожить у нее, Серена отказывалась. Здесь была и горничная, и портье, и кабельное ТВ - всего было достаточно до приезда мамы, так всегда говорила Серена. Блэр знала, что это спектакль, но ничего не могла с этим сделать.

«Итак, ужин с Бассами», - Серена подмигнула Блэр, и Блэр недоверчиво уставилась на нее. Она не говорила никому ни слова до этого. «Я супер психотерапевт, разве ты не знала? - она дразнила ее, и до тех пор, пока не увидела улыбку на лице Блэр, не сказала правду, - Нейт звонил мне и рассказал. Он тоже там будет, у Барта какие-то дела с Капитаном». Блэр кивнула. Еще один положительный момент для нее - она сможет пообщаться с Нейтом, если Чак будет слишком странным, а Эвелин слишком отвратительной. Этот вечер должен быть прекрасным, она просто должна не переставая повторять себе это, и в ее голове не останется ничего, кроме как согласится со всем этим и ничего не сможет выбить ее из колеи. Она должна быть спокойной и уверенной Блэр, обворожительной Блэр, Блэр, которая всегда получает то, что она хочет. Неуверенная Блэр должна уйти навсегда и никогда больше не возвращаться. «Как мило со стороны Нейта», - Блэр подумала, что это здорово, когда они с Сереной взобрались на кровать. Модные журналы были разбросаны повсюду, и Блэр взяла один из них, чтобы пролистать: «Я пока еще ничего не сказала матери. Она думает, что это само собой разумеется, в любом случае, но я надеялась, что смогу одеться самостоятельно в этот раз... а не в ее дизайнерские вещи». Одержимость Эвелин Басс становилась очевидной, и Блэр боялась, что это же произойдет с ее матерью. «Шоппинг?» - спросила Серена, и Блэр кивнула.

«Тебе необходимо что-то совершенно ошеломительное, чтобы поразить эту семью. Они все кровососущие вампиры, если ты вдруг не заметила». Блэр быстро взглянула на нее, но Серена не остановилась: «Хотя, я уверена, что ты не знала». Серена пошевелила бровями, а Блэр нахмурилась в ответ.

«Я уже говорила тебе, Серена, что я не сплю с ним», - фыркнула Блэр.

Каждый раз, когда она встречалась с Сереной, ее подруга пыталась выяснить детали ее несуществующей сексуальной жизни, которую она придумала. Серена вела себя так, будто было абсолютно невозможным то, что она и Чак просто друзья... общающиеся без секса и чего-либо еще.

«Это ты так говоришь, но твое тело выдает тебя. Каждый раз, когда я оказываюсь рядом с вами двумя, очевидно, что вы абсолютно поглощены друг другом». Блэр попыталась отнекиваться, но Серена остановила ее: «Достаточно. Я абсолютно в это не верю. Что-то происходит. Ты не можешь одурачить меня». Серена распелась от удовольствия. Блэр закатила глаза, и решила, что будет игнорировать это открытие: «Без разницы. Сфокусируйся, что мне стоит одеть? Что-то стильное, но классическое, сексуальное, но не слишком. Я хочу произвести правильное впечатление». Блэр пыталась представить правильный образ в своей голове. «О, ты имеешь ввиду на своих будущих законных родственников?» - Серена дразнила, и Блэр бросила журнал на пол и спрыгнула с кровати. Серена поняла, что перегнула палку.

«Блэр, это была шутка», - она смотрела на свою подругу с беспокойством. «Я не нахожу это забавным, Серена», - сказала Блэр сквозь зубы.

«Отлично», - согласилась Серена, начиная потихоньку выходить из себя.

«Вопрос исчерпан... пока, - и тут же добавила, пока Блэр не успела остановить ее, - ты же придешь на сегодняшнюю ночную игру в покер, да? Я узнала, что Нейт не обладает «покерным лицом» (прим. переводчика - выражение каменного лица во время игры в покер, способное вводить других игроков в заблуждение). Картер способен к этому, а Чак просто неуловим. Иногда он выигрывает много, иногда много проигрывает. Все зависит от его настроения».

«Он будет в плохом настроении», - предположила Блэр. У нее не было сомнений, что как только за ней закрылась дверь, он и Барт снова начали спорить, и Эвелин еще только добавила ко всему этому хаоса и беспорядка.
«Что ж, значит он проиграет, что меня вполне устраивает. У него достаточно денег, а мне нужна новая пара туфель», - Серена довольно улыбнулась, но мысли Блэр все еще были сконцентрированы на Чаке и этой жуткой ситуации, постигшей его. «Еще одна шутка провалилась. Давай же, Би, скажи мне что с тобой происходит. Я наблюдаю за тобой последние два месяца, а ты все еще скрытничаешь. Как мог Чак Басс занять мое место лучшей подруги?» - Серена сидела надутая, а Блэр чувствовала себя слегка виноватой, что не может разделить с ней все как раньше.

Блэр вздохнула и легла на кровать рядом с Сереной, взяв руку подруги в свои. Все, что помогало отвлечься им от грустных мыслей - это было шампанское и печенье, и Блэр как никогда сейчас нуждалась в этом. Им стоило бы поступить так снова, но Блэр торопилась, ей надо было удостовериться, что с Чаком все в порядке.

«Ты все еще моя лучшая подруга. - Заверила она Серену. Серена покачала головой в знак согласия, - но все изменилось... усложнилось». Она смотрела прямо в глаза Блэр, и Блэр ответила ей тем же. В этот момент многие вещи стали столь очевидными, что на какое-то мгновение это напугало их обеих. Серена отвела глаза первой: «Ты любишь его?».

Вопрос шокировал Блэр настолько, что в первые несколько секунд она никак не могла сообразить что ответить. Они сидели несколько минут в тишине. Любит ли она Чака? Он важен для нее, и она это знает. Она нуждается в нем и нуждается гораздо сильнее, чем вообще разрешала себе в ком-либо нуждаться в своей жизни. Когда он был счастлив - она была счастлива, он несчастен - она тоже несчастна. Да, она любила его. Она не была уверена в том, чем была эта любовь, и куда она могла ее привести, но она была с ней все время, она не могла дышать без нее.

«Нет, - солгала она. Она не могла рассказать этого Серене. Она с трудом призналась в этом самой себе, - он просто мой друг. Мне нравится проводить с ним время. Зачем все усложнять. Почему все не может быть таким простым как у вас с Нейтом...» Блэр повернулась и внимательно посмотрела на Серену.

Грустная улыбка коснулась губ Серены: «Ничто теперь не станет проще, Блэр. В ту секунду, когда мы осознали, что у них есть пенисы, а у нас нет, все изменилось... Мы все изменились». Серена расхохоталась, а Блэр сидела шокированная печалью в ее голосе. «Я отказываю верить в это», - Блэр была очень решительна, Серена повернулась к ней, расплываясь в улыбке. «Что?» «Некоторые вещи не меняются, как твое стойкое желание заполучить все, что ты хочешь... Я бы хотела быть такой как ты», - призналась Серена шепотом.

Блэр обвила свои руки вокруг Серены, которая сделала тоже самое. В итоге ни одна из них не смогла смотреть в сторону. «Ты смогла бы. Ты же Серена Ван Дер Вудсен, ты можешь делать все что захочешь, Эс...» - Блэр уверяла ее, растекаясь в улыбке, Серена тоже улыбнулась.

«Ты думаешь?» - спросила Серена с надеждой.

«Я знаю», - ответила Блэр тоном, не терпящим возражений.

«Ты тоже можешь, ты знаешь это, - Серена повернулась прямо к ней, - все что угодно, ты можешь это получить, Блэр... если даже это что-то темное и такое пугающее для всех. Я не говорю, что ты хочешь его, - добавила Серена быстро, чтобы Блэр не успела запротестовать, - ты удивительная!»

Блэр опустила глаза.

«Ты должна быть на высоте, чтобы помочь мне с одеждой для этого ужина. Возможно, мне понадобится что-то огнеустойчивое, так как его мать меня ненавидит».

Серена рассмеялась, и вся тяжесть этого разговора улетучилась. Они провели следующие два часа в поисках подходящей одежды и, в конце концов, нашли ее. Блэр вернулась домой с обновками и с абсолютной уверенностью. Она поразит их всех, даже Чака. Ничто не сможет встать на ее пути, даже она сама (прим.переводчика - имеется ввиду ее неуверенность)

Она должна пережить долгий семейный ужин, прежде чем она сможет укрыться в своей спальне и, наконец, позвонить Чаку. она пыталась послать ему сообщение раньше, но он, как всегда, не ответил, и это не удивило ее. Скорее всего, он напился из-за того, что ее не было рядом на этой игре в покер, или он все еще переживал из-за разговора с родителями. Она прекрасно понимала, что ей надо запастить терпением, прежде чем они поговорят, но ей было просто необходимо знать, что с ним все в порядке.

Он наконец поднял трубку после того, как она звонила уже в пятый раз. «Ты не придешь», - это не было вопросом, и он был в ужасном настроении. Его голос был похож на рев, и она вздрогнула.

«Я говорила тебе, что возможно не приду... У меня полно других дел, с которыми надо разобраться. Мы увидимся уже совсем скоро, завтра. К тому же, я слышала, что ты отвратительный игрок в покер, а я не могу стоять и спокойно смотреть, как ты проигрываешь целое состояние», - Блэр пыталась говорить так, как будто ничего не происходит. Того, что ей по-настоящему хотелось, так это расспросить его об эмоциональном состоянии, но это могло плохо кончится. Он бы бросил трубку, вне всяких сомнений.

«Я только что потерял 10 тысяч», - признался он. Она слышала, как он что-то говорит кому-то, и она подождала, пока все голоса стихнут, и не наступит полная тишина. «Продолжай». Это был приказ. Блэр закатила глаза.

«Научный проект, речь для выпускного», - на напомнила ему. Он вздохнул, но не стал ничего ей возражать. «Что произошло после того, как я ушла? - спросила она осторожно, пытаясь нащупать путь в его таком жутком настроении. «Феерверк?» - предположила она, продолжая говорить как ни в чем не бывало. «Как обычно»,- он никак не реагировал. «Серена здесь. Она уже выиграла половину наших денег. Я не должен был приглашать ее», - он ворчал, и она слышала как он что-то вертел в руках. Она ждала, пока он так долго сопротивлялся этому разговору, и вот он заговорил снова: «Тебе не надо приходить завтра»

«Конечно надо,- возразила она быстро, - я уже купила восхитительный наряд».

«Моя мать не выносит тебя», - его слова были жестокими, и ей было очень больно, несмотря на то, что она уже принимала эту ненависть как свершившийся факт. Она хотела спросить его почему, но она очень боялась того, что может услышать в ответ.

«Я не могу угодить всем, Басс. Я нравлюсь твоему отцу, этого достаточно», - она говорила это для него и для себя в равной степени, и она услышала, как он смеется на другом конце провода. Она нахмурилась, усталость от этого разговора росла с каждой минутой. Он так быстро развеивал ее уверенность в себе, что она уже не могла это дальше выносить: «Не проигрывай больше денег Серене. У нее достаточно туфель».

«Удачливая стерва», - прошипел он сквозь зубы. « Я уже иду», - раздался его голос. Прежде, чем она успела сказать ему, что это не очень хорошая идея, он повесил трубку. Он не ответил на ее следующие пять звонков.

Она нервно мерила шагами комнату, когда раздался звонок ее телефона. Она не стала медлить и сразу же взяла трубку, лишь только увидев на экране его имя. Она не могла поверить, что он действительно сделает это! Он приехал.

"Ты не можешь войти", – торопливо сказала ему она. Ее мозг работал очень быстро. Было уже десять, и ее родители давно были в своей спальне. В будние дни они рано ложились спать, им требовался хороший сон, однако она просто полагала, что они были скучными и старыми в плане отношений.

"Я поднимаюсь. Если ты не хочешь повергнуть в шок родителей, будет лучше тебе спуститься и встретить меня", - он был решителен и положил трубку, прежде чем она успела остановить его.

Она быстро надела пальто и выбрала туфли, в которых можно было пройти как можно тише, прежде чем спуститься по ступенькам и зайти в лифт. Она проклинала Чака Басса весь этот недолгий путь, но спустя минуту, как двери открылись, она увидела его. Ее злость улетучилась в мгновение ока. Его волосы были грязны. Глаза были кроваво-красного цвета. Одежда видала и лучшие времена. Но он оставался самым привлекательным мужчиной из всех, кого она когда-либо видела. Ее сердце совершило большую глупость, остановившись при взгляде на него. Она проигнорировала эту естественную реакцию на такого мужчину и потянула его в лифт.

"Если ты сделаешь что-то не так, я скажу охране, что ты ворвался внутрь", – предупредила его она, на что он лишь улыбнулся. "Я серьезно", – предостерегла она.

Он кивнул: "Одним арестом больше…"

Спустя минуту двери лифта открылись, Блэр подтолкнула его к выходу, и, держа его руку, пробралась вверх по лестнице. Она была особенно осторожна, когда они преодолевали коридор, прилегающий к спальне ее родителей, Чак же всю дорогу ухмылялся. Ему казалось, что он переступает какой-то закон, пробираясь в ее комнату, будто это очередная забавная авантюра. А она хмурилась, оглядываясь на него. Ее жизнь была на волоске, не его. Она даже не могла представить что бы устроила ее мать, если бы вышла из комнаты и обнаружила Чака Басса, крадущегося по их дому. Было бы настоящее кровопролитие… Если не хуже.

В конце концов, они добрались до комнаты Блэр, она тихо прикрыла дверь, что та даже не скрипнула. На всякий случай, она закрылась на ключ. Ее родители никогда бы не посмели ворваться в комнату Блэр без стука, но все бывает в первый раз, и она не хотела испытывать судьбу. Когда она повернулась к Чаку, тот разглядывал ее комнату, каждую мелочь, ухмыляясь без остановки.

"Достаточно", - она схватила его руку и развернула так, чтобы он находился напротив нее. "Что ты здесь делаешь? Разве ты не должен быть на вечеринке?" - вопрос был настолько очевиден, что он даже не потрудился ответить. "Что ты здесь делаешь?" - повторила она.

"Я же сказал, что приду", - небрежно ответил он. Он обошел, снял свои туфли и сел на ее кровать. Он посмотрел на стопки бумаг, прежде чем взял пульт от телевизора и начал листать каналы один за другим.

Блэр, стоявшая в нескольких шагах поодаль, с недоверием смотрела на него. Это было одним из самых нереальных в ее представлении событий в жизни. Чак находился в ее спальне, в ее постели, смотрел телевизор и вообще вел себя так, будто они находились в общественном месте.

"Нам есть о чем поговорить", - она попыталась сказать это строгим, поучительным тоном, но он лишь проигнорировал ее слова. "Чак!" - она даже хотела топнуть своей ножкой, обидеться, но это бы не принесло никакого толку. Вместо этого она лишь устремила свой взгляд прямо на него и ждала, пока он, наконец, обратит на нее внимание.

Он перестал переключать каналы и, повернувшись, посмотрел на нее. "Присядь", - он положил руку на свободное место на кровати рядом с ним и отодвинул ее бумаги так, чтобы образовалось место для нее. Она по очереди взглянула на закрытую дверь, а после на него, прежде чем вздохнуть и расположиться рядом с ним. "Так лучше", – он улыбнулся ей.

Она не улыбнулась в ответ. "Объяснись", - потребовала она.

Он взглянул на нее милыми глазами, и как можно более соблазнительным голосом ответил ей: "Быть может, я просто хотел увидеть тебя…" Он прошелся пальцами по ее руке и взял ее ладонь в свою. Он держал ее руку, играясь ее пальцами, сжимая их между своими, отказываясь посмотреть в ее глаза, направленные на него.
 
mio-mioДата: Воскресенье, 06.05.2012, 20:08 | Сообщение # 5
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Она не могла отрицать, что между ними пробежала искра, пронзив ее тело, когда он дотронулся до нее. И она знала, что он чувствовал то же самое. Он использовал это против нее самой, желание вырвать свою руку из его руки было очень сильным, но она не могла сделать этого. Это было прекрасное чувство, такое чувство вызывал лишь он, она никогда не испытывала такого к кому-то другому. Он настолько поглотил ее, что все правильные на тот момент мысли растворились. Остались только мысли о Чаке, руках Чака, его плечах, голосе, о глазах, что были бездонного черного цвета. Она погружалась в них снова и снова.

Она не отдернула руку, но все же решила, что тянула с этим слишком долго и все-таки решилась спросить то, что было на уме у обоих: "Хуже?"

Он посмотрел на нее и, наконец, выпустил ее руку. Рука скользнула по его груди прежде, чем она успела убрать ее. Думать стало намного легче, когда они перестали соприкасаться.

"Хуже", - ответил он, в конце концов, в его голосе кипели эмоции. Она боялась смотреть на него, боялась увидеть в его глазах жуткую боль. Эта боль уничтожила бы ее. Вместо этого она просто смотрела прямо перед собой, борясь с эмоциями и чувствами внутри.

"Хочешь поговорить об этом?" – она решила рискнуть. Она даже рискнула и бегло взглянула на него. Он же устремил свой взгляд в потолок, разглядывая что угодно, но не ее. Она понимала, чего ему стоило показать ей свои слабости. Она не знала, почему он это сделал, но когда они были рядом друг с другом, складывалось ощущение, что они не могут остановиться. Им нужна была поддержка.

"Все как всегда… Я самое большое разочарование в жизни моего отца. Еще большее, чем моя мать. Вздор…" – Чак пытался таким образом отмахнуться от всего этого, но он явно был расстроен. Она подвинулась к нему поближе и положила голову к нему на плечо. Он же остался без движения, но она знала, как ему нужна близость, когда ему тяжело. Барт Басс всегда причинял боль своему единственному ребенку, и ему была нужна поддержка.

"Ты совсем не похож на свою мать или своего отца" – убежденно сказала Блэр.

В их сердцах был лед, и даже не смотря на то, что Чаку нравилось притворяться, что и в его сердце тоже, Блэр знала что это не так. В нем было нечто хорошее, но он не часто выпускал это наружу. Так случается, когда ты познаешь беды и разочарования своих родителей. Это оседает на тебе, давит изнутри, вызывает такие человеческие эмоции, что страшно даже представить… Блэр это понимала, конечно, не так хорошо как Чак, но ее детство тоже не было прекрасным. Она все еще пыталась освободиться от контроля своей матери.

"Они создали меня. Я такой же, как они!" – гнев Чака разгорался с каждой секундой, Блэр знала, что она должна это прекратить или будет его следующей мишенью. "Я полный придурок", – шептал он.

Она прижалась к нему, и в течение нескольких минут они сидели в тишине. Блэр понимала, что сейчас ему больше нужно просто присутствие кого-то, нежели слова. Он протянул руку и начал ласкать ее щеку, гладить ее волосы, медленно перебирать их между пальцами. Он любил ее волосы, он касался их при любой возможности, и Блэр любила это, эту их близость. Даже, если он иногда делал это пошло и грязно, это определенно того стоило. Он опустил руку и посмотрел в ее глаза. Их взгляды наконец встретились.

"Ты знаешь, каждое утро я просыпаюсь и пытаюсь представить себя не такой, как моя мать", - Блэр очень не хотела говорить этого вслух, но Чак лишь кивнул. "Но сегодня, я была с Сереной, и это просто поразило меня. Я точно такая же, как и она. Маленькая Элеонор, и это…неправильно. Я не могу стать такой, как моя мать. Я люблю ее, но…"

"Знаю", - он нежно поцеловал ее в лоб. Ее глаза наливались слезами, а голос дрожал. Она не хотела говорить этого… Но он нуждался в ней, она хотела, чтобы он понял, что они были схожи в этом. Он был прав, что приехал к ней, доверился ей, нуждался в ней… "Ты – не твоя мать, Блэр", - уверенно сказал он.

"А ты не такой как твои родители", - ответила она, вынуждая его смотреть ей в глаза.

Наконец, он кивнул и снова отвел взгляд в сторону: "Я должен идти. Картер разгромит все, если я не вернусь". Блэр выпрямилась, он встал и, отряхнув одежду, направился к двери. "Я буду осторожен", - с улыбкой пообещал он.

Она кивнула, улыбнулась в ответ и лишь наблюдала за ним. Он был столь разбит, и она чувствовала, что может ясно себе вообразить его осколки. Она хотела спасти его, сделать для него что-то, что было возможно, но вместо этого, она осталась в молчании. Она бы сделала все, что он позволил бы ей сделать, но он ушел, оставив ее одну.

Он резко обернулся, и она с надеждой на него посмотрела. "Спасибо", - его губы изогнулись наподобие улыбки, но почти безуспешно. Улыбка была слишком печальной, слишком потерянной, одинокой, что Блэр будто чувствовала всю его боль. Он открыл дверь, вышел и закрыл ее за собой. Блэр посмотрела на место, где он находился некоторое время назад, и, наконец, взяла свой научный проект. Она попыталась сосредоточиться, но ее мысли были только о Чаке.

Следующим вечером Блэр вошла в пентхаус Бассов. Свою голову она держала высоко, на ее лице была уверенная улыбка, она одела свое новое платье и даже позволила Дороте уложить волосы. Она даже звонила визажисту своей матери, чтобы сделать нечто особенное. Она была удивительна, и она об этом знала. Она не особо нервничала из-за этого ужина, но вот из-за людей, что будут там…Сенаторы, судьи, элита города – с ними она могла общаться с легкостью, но вот Эвелин и Барт…Она была не уверена.

Горничная поприветствовала Блэр и взяла ее жакет. Следующим человеком, подошедшим к ней, стал Барт, как всегда, окинув ее оценивающим взглядом. Это не было жутким, это было каким-то другим, будто он знал что-то про нее. Это всегда заставляло Блэр испытывать неудобства, но она не подавала виду. Барт Басс не признавал слабость, а она хотела, чтобы по крайней мере один из родителей Чака ценил ее.

"Приветствую, Блэр. Я рад, что ты смогла к нам присоединиться. Вон там есть напитки и закуски", - Барт провел ее в комнату, а затем вышел, чтобы поздороваться с кем-то еще.

Блэр взяла напиток с подноса проходящего мимо официанта. Конечно, это было шампанское, и она сделала глоток. Она решила, выпить сегодня совсем немного. Ее мысли должны быть свежи, чтобы она смогла пробраться через минные поля, которые были для нее уготованы. Блэр огляделась вокруг, отметив, что здесь достаточно знакомых лиц и увидела Чака и Нейта, которые стояли в стороне и были грустны. Даже обычно жизнерадостный Нейт был опечален. Блэр направилась к ним.

"Кто-то умер?" – спросила она вместо приветствия.

Нейт состроил гримасу и допил виски, прежде чем попросить у официанта еще один стакан. В течение секунды он его получил. Все делалось быстро в месте жительства Бассов.

"Какая такая особенная причина, что Нейт становится алкоголиком?" – Блэр спросила снова, смотря по очереди то на Чака, то на Нейта. Чак промолчал и только остался при печальном выражении лица, Нейта же раскусить было гораздо проще.

"Мама Чака пригласила Джорджину, - Нейт сделал большой глоток своего напитка, - она успела испортить нам настроение, как только прибыла".

Блэр вздрогнула. Ее итак беспокойный вечер стал еще хуже. Джорджина Спаркс была демоном из ада и больше чем кого-либо на свете она ненавидела Блэр, тем более, Блэр отобрала у нее ее любимую навязчивую идею – некого Чака Басса. Блэр оглядела комнату в поисках этой девушки. Она беседовала с Эвелин Басс, так как они были старыми подружками. Блэр даже представить не могла, что Эвелин могла найти в Джорджине.

"Объясни мне, как твоей маме смогла понравиться Джорджина Спаркс, самая ужасная неряха, ненавидящая меня? Я ведь хорошая девочка", - Блэр была возмущена. Это было неправильно, ведь она должна была быть одобрена Эвелин, она заслужила этого больше, чем Джорджи. В ее сердце была только злость, если у нее вообще было сердце.

"Действительно ли ты хорошая девочка?" – она наконец привлекла внимание Чака, и он ухмыльнулся ей. Блэр выпучила на него глаза. Она много раз с ним флиртовала, но теперь слишком к этому привыкла и не повторила бы это снова.

"Чак, я серьезно. Почему твоя мама считает ее хорошей? Она впивается в меня взглядом каждый раз, когда видит меня", - Блэр была раздражена, встревожена, запутана. Но это не имело смысла.

Чак расстроено ворчал, ему быстро начала действовать на нервы эта беседа. "Кто, черт побери, знает, почему моя мать делает вещи, которые делает? Я же говорил тебе: она больна", - Чак осушил свой бокал и отошел от Нейта и Блэр.

Блэр посмотрела ему вслед, на ее лице читалось ясное раздражение. Она приехала на этот ужин для того чтобы хорошо было ему (ну, может быть не совсем ему, в какой-то части). А он лишь уходил куда-то и покидал ее. Она повернулась к Нейту, который все еще хмурился и сжимал в руке бокал.

"Как думаешь, они заметят, если я уйду отсюда? " – Нейт, казалось, говорил это на полном серьезе. Он посмотрел сначала на своих родителей, которые выслушивали болтовню известного сенатора, а потом на Басса, который был занят своими делами. "Я думаю, что могу сделать это".

"Я думаю, я бы тебя убила", - разозлилась Блэр. "Если я должна это терпеть, то ты, Арчибальд, тоже. По крайней мере, тебя не ненавидят присутствующие. И я не думаю, что Чак бросил нас. Я приехала сюда для него". Ее обиженное лицо давало понять, что ей действительно это не нравилось. Уже на стадии закусок и вводных напитков ее планы рушились.

"Все будет хорошо, Блэр. Ты нравишься Барту, это все видят. Ты получила его одобрение. Кто вообще будет думать о сумасшедшей мамаше Чака? Она… чокнутая", - Нейт произнес это, и появилось ощущение, будто все наладилось, и мир стал немного лучше. Блэр впилась в него взглядом. "Я совершаю побег!" – Нейт вручил Блэр свой напиток, посмотрел на толпу и по-английски удалился.

Раздраженная Блэр осталась на месте. Ее только что покинули во второй раз, Нейт уже был в лифте. Его родители наверняка заметят, что его нет позже, но пока что он был в безопасности, и она была спокойна. Прежде чем она направилась искать Чака и потребовать его объяснится, к ней подошла Джорджина.

"Ты все так же одинока, Би?" – в ее глазах блестел огонек, не предвещавший ничего хорошего.

Блэр расправила плечи. "Не больше, чем одна из нас", - не спасовала она. Она оглядывала толпу, но не было ни малейшего признака Чака. Он исчез. "Уйди в сторону, Джорджина. У меня нет на тебя времени".

Блэр попыталась пройти мимо, но Джорджи схватила ее за руку, остановив. Она была властна, и Блэр знала, что здесь что-то не так. И правда, сумасшедшая сучка. Наверное, это объясняет великую любовь Эвелин к ней.

"Давай разберемся раз и навсегда, Блэр", - Джорджина наклонилась к ней и прошептала это угрожающим тоном. "Ты не говоришь мне, что делать. У тебя вообще нет надо мной какой-либо власти. Ты – мимолетное увлечение Чака, игрушка, которая скоро надоест. Тогда он выбросит тебя, так же как мусор, а я останусь рядом. Для него здесь я. Все знают это, ты маленькая девочка, прими это как должное, пора бы тебе поклониться и уйти", - Джорджина вонзила свои ногти в запястье Блэр, так что та еле заставила себя удержаться от вскрика.

"Мне ли нужно это принять?" – Блэр рассмеялась ей в лицо. "Проснись, Джорджи! Выпей свои таблетки для неуравновешенных, и прими это САМА", - Блэр наклонилась к ней так, чтобы никто не слышал их разговора. "Единственный мусор в этом доме – ТЫ, и ты это знаешь. Ты выдохлась. Усталая, старая ведьма, у которой нет ни одного, самого крошечного шанса получить Чака. Это не имеет ни капельки общего со мной, это все ты. Он узнал тебя с настоящей твоей стороны, и он не хочет, чтобы ты была частью его жизни. Так залезай же на свою метлу и убирайся как можно дальше от меня", - Блэр вырвала свою руку и решительно удалилась, прежде чем Джорджина смогла сказать что-то ей в след.

Вместо того, чтобы испытывать потрясение от столкновение с Джорджиной, Блэр чувствовала себя воодушевленной. Джорджи ненавидела ее из-за банальной ревности. Блэр знала, что ее время прошло, и Блэр все так же была лидером, в отличие от нее. Эти факты вызвали на ее лице улыбку, и она взяла еще один бокал шампанского. Стоило это отпраздновать. Она сделала всего один глоток, когда Эвелин Басс застала ее у бара.

"Добрый вечер, Блэр", - поприветствовала ее Эвелин с наигранной улыбкой. Блэр лишь улыбнулась в ответ, она знала, что случится нечто неприятное. "Развлекаешься? Я искала Чарльза, но не смогла его нигде найти. Я думала, он будет с тобой…" - Эвелин подразумевала, как насмешку над Блэр, но та сделала вид, что пропустила ее мимо ушей.

"Я говорила с ним до этого. Мне кажется, ему была не хорошо. Скорее всего, он в своей комнате", - Блэр держалась спокойно и, как ни в чем ни бывало, потягивала шампанское. Она не позволила бы это женщине оскорбить или задеть ее. Внутри нее все пело.

Эвелин ухмыльнулась, напоминая о большой значимости для Чака на тот момент, Блэр уставилась на нее. "Блэр, Чарльз непростой молодой человек, не так ли?"

Блэр промолчала. Она боялась быть введенной в ловушку, и у нее не было никакого желания в нее попадаться.

"Тебе никогда не получить его, милочка, никогда", - Эвелин коснулась щеки Блэр. "Ты настолько молода и красива… Но, к сожалению, очень наивна. Ты все так же уверена, что в этом мире все для тебя, но мой сын нет. Я воспитала его, и я знаю его лучше, чем кто-то другой. Он съест тебя заживо, если ты ему позволишь это", - Эвелин наклонилась и поцеловала ее в обе щеки, пока Блэр стояла словно окаменев. Затем Эвелин удалилась, подобно царственной королеве.

Блэр почти задыхалась, она даже решила, что сейчас на мгновение потеряет сознание. Она не была готова к такому повороту событий, но что-то все же предупреждало ее об этом. В словах Эвелин не было истинной заботы и любви, но было что-то зловещее, темное, горькое. Блэр внезапно почувствовала себя соревнующийся с матерью Чака, но она не понимала правил и безнадежно шла ко дну.

"Что это было?" – Чак подошел к ней сзади, смотря вслед своей матери угрюмым, подозрительным взглядом.

Блэр повернулась к нему, ее шок отражался на лице все так же ясно. Она хотела повторить ему слова его матери, спросить его что все это значит, но она этого не сделала. Вместо этого, она взяла себя в руки, лицо ее приобрело отточенное прохладное выражение, и улыбнулась.
"Она поблагодарила меня за то, что я приехала", - солгала Блэр.

Чак тщательно наблюдал за нею, решая для себя, верить сказанному или нет. "Ты врешь. Пошли", - он схватил ее руку и повел прочь из главной комнаты на их балкон. Блэр считала это все их миром, небольшим собственным миром, защищенным от его матери и Джорджины, и кого-то еще, кто хотел им навредить.

Чак вытащил косяк из кармана своего жакета и прикурил его. Он хорошо раскурил его прежде, чем передать ей. Она уставилась на косяк с неодобрением, прежде чем, наконец, взяла его и попробовала. Она курила несколько раз прежде, и это не было для нее чем-то особенным и с ней ничего такого серьезного не было. Но сегодня у нее не было настроения отказываться, и она надеялась, что это позволит ей оставаться спокойной, как было с ним, когда он курил.

"Что она сказала тебе, Блэр?" – спросил Чак, когда она передала косяк обратно ему. Она проигнорировала вопрос и только больше уставилась вниз. На этой неделе был снег, и его остатки все еще лежали на улице. Больше всего она сейчас хотела, чтобы ей снова было пять лет, и она вместе с отцом лепила в Центральном парке снеговика. Тогда все было так просто.

"Блэр", - лишь ее имя, и больше ни слова. Она повернулась к нему, и их глаза встретились. Она была удивлена, увидев в них подлинное беспокойство. Уголки ее губ почти незаметно приподнялись. Это был тот Чак, которого знала лишь она и больше никто, тот Чак, которого она любила, даже когда не хотела этого. "Я спрошу у нее сам", - пригрозил Чак.

Вздохнув, Блэр приблизилась к нему. Она взяла его руку и положила голову к нему на плечо. Его тепло согрело ее, и она закрыла глаза, наслаждаясь первым спокойным моментов этого вечера. Она хотела, чтобы это длилось вечно. Хотела забыть слова Джорджины, Эвелин, то, что всегда говорили глаза Серены, когда она смотрела в них. Чак был опасен. Но не для Блэр. Пусть все идут к черту.

"Я не прошу от тебя многого, Чак", - сказала она ему, смотря прямо в глаза. "Просто забудь об этом. Забудь", - она посмотрела прямо на него, вынуждая его подчиниться ее желанию в этот раз.

Он шепотом выругался и хмуро посмотрел на нее, но все же сменил тему. "Чертов Нейт уехал. Трус. Поехал в Виктролу, чтобы встретится с Картером. Мы уйдем, как только моя мать подаст кофе. Мне все равно, что говорит мой отец. Сегодня я больше не хочу его видеть".

"Хорошо", - согласно прошептала она. "Мы встретимся позже", - Блэр отстранилась от него, расправила плечи, подняла голову, успокоив свои нервы. Она была готова ко всему.

"Не позволяй ей добраться до тебя. Не позволяй ни одному из них добраться до тебя. Они все - ничто", - пообещал Чак. Это фраза была резкой, но в ней было столько сладости, что Блэр даже улыбнулась. Он закатил глаза. Они вместе ушли, и несколько любопытных глаз это заметили. Джорджина посмотрела на это, выпив залпом свой бокал, и помчалась прочь к лифту. Этот раунд выиграла Блэр, и обе это знали. Эвелин тоже видела это. Выражение ее лица было непонятно, а ее черные глаза не выдали ничего. Она подняла свой бокал в сторону Блэр, на ее губах была трусливая улыбка.

Блэр чувствовала холодок внутри, но вежливо улыбнулась ей в ответ. Наконец взгляд Блэр пересекся со взглядом Барта Басса. Он наблюдал за всем этим очень тщательно, не пропуская ни малейшей мелочи. Он кивнул ей, и быстро взглянул на Чака, а затем вернулся к своей беседе. Блэр чувствовала себя более могущественной, чем все остальные вместе взятые, присутствующие в этой комнате.

Перевод данной главы осуществлен Дарьей Николаевой и Дарьей Шавочкиной

Обсуждение
 
mio-mioДата: Понедельник, 07.05.2012, 09:53 | Сообщение # 6
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
9 глава.



Есть вещи, о которых мы не говорим
Давай лучше обойдёмся без этого.
Просто продолжай улыбаться

The Fray – Never Say Never


Блэр не могла с собой справиться, потому что она не могла больше выдерживать злобный взгляд Эвелин и неприятное молчание между Чаком и Бартом. Остаток ужина прошел в счастливом забытье, но не для Блэр, она была подавлена семьей Бассов и их дисфункцией. Ее собственная семья никогда не могла считаться идеальной. В их семейном портрете было слишком много трещин, нельзя было их закрасить, но, в конце концов, она могла бы честно сказать, что они любили друг друга. Семья Чака была другой. Все эти недомолвки между ними не могли сойти за любовь или за что-то к близкое к ней. Были контроль, гнев, разочарование, подавляющее чувство горечи между ними тремя. Похоже, что даже самого маленького следа любви не существовало между ними, особенно сегодня.

Блэр плеснула немного воды себе в лицо, тщательно поправила свой макияж, пока не стала выглядеть достойно. Она хотела сбежать, но не могла оставить Чака здесь одного. Блэр глубоко вздохнула, расправила платье и открыла дверь ванной. Она удивилась, увидев Барта Басса прямо за дверью. Он прощался с одним из гостей. Увидев Блэр, он сказал последние слова прощания и повернулся к ней.

«У тебя есть минутка, Блэр?» - его тон был достаточно милым, но Блэр боялась любого взаимодействия с ним. Она не могла отказать ему, поэтому она кивнула и последовала за ним в пустую комнату для отдыха. Все остальные все еще наслаждались десертом в столовой.

«Тебе понравилось?» - спросил он, подходя к бару и наливая себе стакан виски.

«Да. Спасибо, мистер Басс», - она села на один из стульев рядом с ним и попыталась не ерзать. Ее нервы были на пределе, и она не хотела чего-либо больше, чем убежать оттуда, но Барт Басс был человеком, подчинявшим твое внимание, и Блэр осталась на месте.

«Ты знаешь, все то время что твой отец работает на меня, я никогда не знал тебя. Он всегда очень пылко о тебе рассказывает. Ты лучшая в классе, готовишься к выпуску, и Гарольд сказал мне, что ты планируешь поступить в Йель и пойти по его стопам, как юрист».

Блэр моргнула. Она бы никогда не поверила, что он так много о ней знает, и неприятное чувство внутри стало сильнее. Это не было простой дружеской беседой, это к чему-то вело, и Блэр боялась, что прямо в ловушку. Тем не менее, она не двигалась.

«Я боюсь, мой отец наскучил вам этим. Он до безумия любящий», - Блэр попыталась закончить со смущенной улыбкой и отмахнуться, но настойчивый взгляд Барта не дрогнул.

«Тебе есть чем гордиться. Чарльз даже не приблизился к тому, чтобы стать выпускником говорящим прощальную речь, и я боюсь, что едва ли он сможет завершить семестр в Гарварде. Твой отец счастливчик, потому что у него есть такая воспитанная дочь, как ты. Я ему завидую», - Барт говорил прямо, и по существу его слова полностью унизили его собственного сына.

Блэр нахмурилась. Она не могла сдерживаться.

Барт залпом выпил остатки виски и посмотрел на Блэр поверх пустого стакана: «Вы с моим сыном стали очень блузки».
Это не было вопросом, но все же Блэр кивнула.

«Ты о нем заботишься», - и опять это было утверждение, и Блэр почувствовала, как проявляется румянец. Она снова кивнула. «Я не могу сказать, что я доволен этим, но девушка, как ты и то, с чем ты связываешь свою жизнь, может быть как раз тем, в чем нуждается мой сын. Ты понимаешь, о чем я говорю, Блэр?» - он снова говорил прямо, но Блэр растерялась.

«Извините, мистер Басс, но я не понимаю», - она ненавидела это чувство, словно ходить в темноте, но для Барта это не имело смысла. Он начал с похвалы ей и пришел к дискредитированию Чака и разговору об отношениях между ними. Блэр продолжала чувствовать, что ловушка где-то рядом.

Барт попытался улыбнуться, но улыбка спала с его тонких губ. Это напомнило Блэр о Чаке, и она потеряла всю свою
сосредоточенность в тот момент. Эвелин легко было разглядеть в ее сыне: темные волосы, темные глаза, та таинственная атмосфера, что была у них. Но Чак был сочетанием обоих родителей, потому что его харизма, властность, очевидно, были от отца, и Блэр почувствовала себя безнадежно отстающей и неопытной в этом отношении.

«Я рад, что в жизни моего сына есть ты, Блэр. И я намериваюсь поддержать эти отношения…», - он бросил на Блэр многозначительный взгляд, чтобы она не могла истолковать эти слова неправильно.
Прежде чем Блэр смогла ответить, кто-то вошел в комнату. Барт и Блэр обернулись и увидели Чака. Он осторожно взглянул на них, прежде чем подойти и встать рядом с Блер.

«Разве не интересная встреча…» - он с вызовом посмотрел в глаза отцу, но Барт не отступил.

Это было бы вызовом смотреть так на него, но Блэр поняла, что их не волновало, что она была в комнате. Это было итогом всех их отношений, споров, игр. И победителя не предвиделось.

Барт, наконец, нарушил тишину: «Я просто поздравлял Блэр с ее блестящим будущим. Ты должен взять на заметку ее успех, Чарльз». Он не дал и шанса Чаку для ответа. Он ушел в в столовую, оставив их наедине.
Блэр старалась избежать взгляда Чака. Она чувствовала его взгляд, но боялась, что он будет расстроен из-за нее или из-за ее подозрительного разговора с его отцом. Она знала лучше других, что Барт был врагом для Чака. А Чак ненавидел своих врагов.

«Он тебе надоедал?» - спросил Чак, и Блэр заставила себя к нему повернуться. С удивлением она обнаружила подлинную заботу в его глазах, но было что-то еще, скрытое, темное и перехватывающее дыхание.

«Извини», - прошептала она. Блэр не была уверена за что именно она извиняется. Возможно, за то, что согласилась на разговор с Бартом, или за то, что не смогла защитить его, хотя все внутри нее кричало сделать это. Или может быть (это было проще остального) потому что ей было жаль, что Чак был вынужден иметь такого отца как Барт. Как бы то ни было, Чак понял, и легкая улыбка украсила его губы, и он протянул руку, чтобы коснуться ее руки, которая лежала на барной стойке. «Он продолжал и продолжат говорить о том, какой я великолепный провал?» - засмеялся Чак, и от этого Блэр зазнобило. Он подошел к бару, вытащил стакан и заполнил его до краев тем же виски, что только что пил его отец, и Блэр стало страшно от того, насколько они были похожи. «Самое большое разочарование в его жизни», - Чак поднял бокал за себя, и выпил залпом, сколько смог, прежде чем поставить стакан обратно на бар.

Блэр вздрогнула и отошла от него. Он остановился на минутку, и их взгляды встретились. Она его не боялась, но страх был, и он видел его. Он снова наполнил свой стакан и пошел в заднюю комнату. Блэр немедленно встала и пошла за ним. Ей надоело гоняться за ним, но он нуждался в ней, и она хотела быть рядом.

«Возвращайся внутрь, Волдорф», - резко сказал он, когда она вышла за ним на балкон.

«Нет», - ответила она быстро. Блэр села позади него и сняла свои туфли, чтобы подогнуть под себя ноги. Он повернулся и хмуро на нее посмотрел, но все же не попросил уйти. «Его мнение не играет роли, Чак». Это было банально, и они оба знали это.

Чак снова засмеялся, над ней или над ним, Блэр не знала. «Его мнение является единственным, что играет роль. Разве ты не знала об этом раньше?» - он посмотрел на нее, и все что она могла видеть, была глубокая сочащаяся рана внутри него. Казалось, он никогда не сможет это остановить. Первый раз в своей жизни Блэр поняла, что значит ненавидеть кого-то по-настоящему. Она ненавидела Барта Басса. Она ненавидела его за то, что он сломил Чака, и бросил его там, где он был. Она ничего не хотела больше, чем помочь ему оправиться, но Блэр была достаточно умна, чтобы понять, что она не в состоянии сделать этого. Единственным человеком, который мог исцелить эти раны, был человек, который никогда не стал бы это делать.

«Посиди со мной», - Блэр похлопала по сиденью радом с ней, и она могла сказать, что Чак хотел отказаться, но что-то его остановило. Он повернулся и сел рядом, подняв руку, чтобы она могла устроиться, и им было удобнее. Она забрала его напиток и поставила на землю рядом с собой вне его досягаемости. Алкоголь делает все только хуже, и она не была уверена, что еще может случиться до того, как они наконец-таки сбегут.

«Что он тебе сказал?» - спросил Чак снова, и беспокойство в его глазах убило ее. Ее маска спала, и он прочил ее реакцию незамедлительно. «Это плохо», - он сглотнул, задыхаясь от боли, которую всегда мог причинить его отец.

«Он, наверное, хочет, чтобы ТЫ была его ребенком. Кто бы ни хотел».

«Прекрати», - потребовала Блэр. «Это самобичевания не для тебя. Он просто человек. Не больше, чем я или ты».

Чак вздрогнул, когда вновь встретился с ней взглядом. Он улыбнулся ей, но это было жестокая улыбка, и Блэр напряглась в его руках. «А Элеонор просто другая женщина?» - Блэр не смогла ответить. – «Так я и думал». Он попытался встать, но она его задержала и притянула к себе.

«Ладно, ты прав», - признала она. – «Но это не имеет значения. Я удивительная, и ты удивительный и» - Чак засмеялся, и Блэр ему улыбнулась. Она наконец-то научилась получить ту реакцию от него, которая была ей нужна.

«Все, что твой отец действительно сказал, так это то, что он рад, что мы друзья». Это было не совсем правдой, но не было и ложью.

Чак смотрел на нее несколько секунд, оценивающим взглядом: «Это все?».
Блер кивнула: «Да, все».

Чак сжал ее плечо и наклонился близко, чтобы поцеловать ее в лоб. «Хотелось бы верить», - прошептал он ей в волосы, и прежде чем встать, взял стакан и пошел внутрь. Он обернулся, прежде чем выйти за дверь: «Давай уйдем отсюда».

«Хорошо», - согласилась Блэр. Она знала, что для Эвелин это может показаться невоспитанностью, и дать ей больше боеприпасов для ее военной компании под названием «Я ненавижу Блэр», но Чаку нужно было уйти отсюда, да и Блэр тоже.

Чак вернулся, и сказал, что Блэр должна быть дома, и он ее проводит. Удивительно, но ни Барт, ни Эвелин не высказали протеста, и уже через пять минут они были за дверью, направляясь в Виктролу. Блэр распустила волосы и встряхнула ими. Её сразу же наполнило чувство облегчения. Она чувствовала, как задыхается у Бассов, словно она музейный экспонат, который они оценивали.

«Это ужасная девушка будет там?» - спросила Блэр, когда лимузин выехал из пробки, и они уже направлялись в сторону клуба. Она была почти готова поддаться искушению и опустить окно, чтобы впустить немного воздуха внутрь. Почти, но она была запутана прибытием, и не сделала этого.

«Она всегда там», - Чак пожал плечами. Казалось, не было никакой потерянной любви между ним и сопливой подружкой Дэна, Ванессой, но она не доставала Чака так, как Блер. «Хамфри тоже идет. Не нападай на него».
Блэр сверкнула глазами: «Я ненавижу Хамфри».

«Не знаю почему. Он безобидный, как комар. Когда ты получишь все, что тебе нужно от него, можешь избавиться от него». Чак достал флягу из кармана, и сделал большой глоток того, что было в ней. Черты его лица расслабились, и он откинулся на спинку сиденья. Впервые за весь вечер он не выглядел несчастным.

Блэр тоже постаралась успокоиться. Она может справиться с Деном Хамфри. Ее тошнит от его писанины о ней в его колонке. Его маленькие умные псевдонимы никого не обманут, и Блэр не нравилось быть в центре этих непристойных сплетен. Тем не менее, если не считать убийства, ничто не могло заставить его замолчать.

Блэр провела остаток поездки в молчании, размышляя над странным вечером, который только что у нее был. Разговор с
Бартом потряс ее. Он был вежлив, приятен, даже льстив по отношению к ней, но она знала, что было нечто большее, чем это. На первый взгляд было ясно, что Барт верил, что она такой человек, который может быть в жизни его сына. Блэр не могла этого опровергнуть. Она была хорошей девочкой, со светлым будущим. Но она не была настолько
наивна, чтобы думать, что это все. У него был план, и это заставляло Блэр нервничать, потому что в конце концов она все же запуталась в их разговоре. К тому же, там была Эвелин… Блэр даже не хотела думать о ее мыслях, она просто знала, что они не были добрыми.

Лимузин остановился, и Блер с Чаком направились к входу. Ванесса оказалась первым человеком, встретившимся им. Блэр нахмурилась.

- Я тоже рада тебя видеть, Блэр, - подмигнула ей Ванесса.

-Не сомневаюсь, - коротко ответила Блэр.

Блэр заметила остальных за дальним столиком и поспешила избавиться от общества Ванессы. Чак задержался на минуту, и Блэр обернулась в их сторону, стараясь не выглядеть так, словно она что-то подозревает. Чак всю ночь был беспокойным, и Блэр боялась, что он может слегка пойти в разнос, чтобы снять напряжение. В Виктороле всегда было весело, но Чак не знал границ, и это порой пугало Блэр.

-Ты выжила, - широко улыбнулся Нейт, когда она села за стол, но Блэр не улыбнулась в ответ. Она все была в гневе, что он бросил ее. - Мои родители хоть раз спросили о моем отсутствии?

Он поморщился при мысли о контроле родителей над ним, и Блэр остыла. Она все понимала.
Блэр покачала головой.

-Твой отец был слишком занят, пытаясь угодить Барту, чтобы вообще скучать по тебе, - ответила Блэр, и Нэйт улыбнулся, будто ему понравился такой ответ.

-Я хочу выпить, где наша официантка? - Блэр обернулась и увидела, что Дэн, Чак и Ванесса подошли к столику.

-Умоляю, скажи мне, что ты не наша официантка.

Ванесса засмеялась.

-Чем я могу вам помочь, принцесса? Безусловно, что-то безалкогольное, потому что я слышала, что вы еще не в том возрасте, чтобы пить взрослые напитки, - Ванесса широко улыбнулась, и Блэр почувствовала, что гнев внутри нарастает. Всего пара секунд отделяла ее от того, чтобы высказать Ванессе все, когда вмешался Картер.

-Давайте просто сделаем вид, что это для меня, Ви. Принеси ей шампанское, - Картер использовал самую привлекательную улыбку, и Ванесса немного оттаяла.

Она кивнула и ушла прежде, чем Блэр могла еще что-то ответить.

-Тебе бы следовало поработать над своими манерами, Уолдорф, - поддразнил Картер.

-Она мне не нравится, - Блэр все еще не притронулась к еде, и тот факт, что официантка – Ванесса, уж точно никак не решал эту проблему. Кроме того, рядом с ней сидел Дэн, а Чак сидел напротив. Такой вариант рассадки явно не давал Блэр чувствовать себя комфортно.

-Мне кажется, она классная! – произнесла Серена, сделав глоток какого-то коктейля красного цвета с дольками апельсина и вишенками. – У нее такая шикарная татуировка на спине… Я тоже подумываю о том, чтобы сделать себе такую.

-Фу, нет, - Блэр покачала головой. – Ты не сможешь снять тату так же, как одежду, Эс.

Серена нахмурилась.

-Я хочу сделать бабочку, - Серена гордо улыбнулась, и Нейт улыбнулся ей в ответ.

-Но это же так скучно… - Чак произнес это раньше, чем Блэр продолжила протестовать. - Будь оригинальной, Серена.
Его тон был строгим, и Блэр знала, что Серене хотелось ударить его, но она была уже слегка пьяна для этого. Она благоразумно промолчала, и разговор продолжился.

-Хамфри, - Блэр резко обернулась к нему. Дэн выглядел так, будто с трудом сдерживает стон.

-Получи факты из рук источника, если собираешься писать обо мне. Я не была здесь два дня назад, и я, конечно, не буду танцевать на сцене... никогда.

-Какая жалость, - Чак улыбнулся ей, и Блэр пришлось заставить себя не улыбнуться в ответ.

-Я отправлю опровержение только ради тебя, Блэр. Я думал, что моя информация была достоверна, - Дэн бросил взгляд на Картера, и Блэр это заметила.

-Твои бредовые фантазии становится утомительным, Картер, - Блэр предупредила его, но он проигнорировал ее раздраженный тон и улыбнулся. Ему нравится играть в свои игры, и Блэр не уверена, что знает, что с ними делать. Чак порой ставил его на место, но чаще всего он говорил, что это всего лишь Картер. Но Блэр просто тошнило от Картера.
Ему нужно бы найти хобби или девушку, чтобы он почаще был занят.

Ванесса вернулась и принесла шампанское для Блэр, что-то покрепче для Чака и пиво для Дэна. Потом придвинула стул и села, тем самым дополнив картину ночи в аду для Блэр. Почему каждая женщина, которую она ненавидит должна находиться рядом с ней? Ее, определенно, за что-то наказывают.

-Можем ли мы вам помочь? - Блэр мило улыбнулась Ванессе, и Ванесса посмеялся над ней в ответ.

-У меня перерыв. Дэн хотел, чтобы я проветрилась. Смирись с этим, - произнесла она лаконично и повернулась к Дэну и Чаку. – Задняя комната забронирована до одиннадцати, но я нашла танцоров, которых ты просил. Светлана в гневе, Басс. Сказала, чтобы ты не звонил ей, - ухмыльнулась Ванесса.

Желудок Блэр сжался, и она схватила шампанское. Она сделала глоток, но этого было мало, поэтому она взяла джин с тоником у Картера и сделала большой глоток. Картер неодобрительно покачал головой, но никто не заметил.
Ванесса по-прежнему болтала по поводу какого-то кино-проекта, в котором она принимала участие, и спрашивала Серену, интересно ли ей принять в нем участие в качестве гостя, ведь Серена – по-настоящему звездный материал.

Блэр хотелось засунуть ей в рот кляп.

-Так-так, Блэр, - Ванесса повернулась к ней, в ее взгляде играли озорные огоньки. Блэр стиснула зубы. - Я слышала, ты хочешь стать танцовщицей. Я могла бы замолвить за тебя словечко.

Дан, Серена и Нейт посмеялись над этим, Картер улыбнулся, а Чак закатил глаза. Блэр была на грани взрыва.

-У меня есть более важные дела с моим временем, чем пропадать здесь, и тусоваться с людьми вроде тебя, - отрезала Блэр.

Ванесса опешила на минуту, но прежде, чем она смогла что-либо ответить, Чак заступился.

-Твой перерыв, должно быть, уже закончился, - Чак сказал ей это с таким видом, что Блэр поняла, что хоть Ванесса и ненавидела оставлять возражения без ответа, но Чак был настолько устрашающим, что ей пришлось отступить.

-Хорошо. Поговорим позже, Дэн, Серена, - она кивнула им, проигнорировав остальных, даже Нэйта. Блэр подумал об этом, но она была слишком счастлива, что Ванесса уходит, чтобы спросить об этом. Позже она это обсудит с Чаком.

-Ты действительно отменная стерва, Блэр, - Дэн повернулся к ней спустя минуту, после ухода Ванессы. Он был явно расстроен, что она так резко обошлась с его подружкой. – В чем дело, Блэр? Неужели ты до такой степени эгоистична?

Блэр открыла рот, чтобы ответить, но вмешался Чак.

-С тебя достаточно, Хамфри, - предупредил он. Чак выглядел ожесточенно и угрюмо, а его обычно невыразительные глаза были наполнены гневом. Дэн на мгновение застыл, разинув рот.

Редко когда Чак Басс реагировал на что-то так эмоционально.

Блэр улыбнулась.

-Согласна. Следи лучше за собой, Дэн. А я за собой. Можешь уйти в любое время. Я сильно сомневаюсь, что
кто-нибудь из присутствующих будет по тебе скучать. Я имею в виду, что мы-то вряд ли заметим твое отсутствие, не так
ли, Эс? - Блэр усмехнулась. Она знала, что попала в яблочко. Он был безумно влюблен в Серену, и это видел каждый.

Блэр отразила его удар.

Серена нахмурилась.

-Блэр...

-Разве я сказала неправду? - Блэр бросила взгляд на смущенного Дэна и чувствующую себя неловко Серену. Они оба
не сказали ни слова.

-Чистую правду! – Блэр допила шампанское и встала из-за стола. - Мне нужно еще выпить.
Блэр отошла от стола, даже, скорее, продефилировала. Ей нравилось возвышаться над кем-то вроде Дэна Хамфри. Она чувствовала небольшую вину за втягивание в это Серены, но она постаралась забыть об этом. Он первый начал говорить о Блэр плохо. Она не должна была его жалеть. Тем не менее, к тому времени, когда она дошла до бара, она уже не так радовалась своей победе.

Блэр протиснулась до бара, делая все возможное, чтобы погрузиться в громкую музыку, что взрывала весь клуб. Это был медленный, знойный номер, и Блэр закрыла глаза, чтобы двигаться в такт. Она хотела забыть о ссоре с Дэном, забыть странный обед с Бассом, забыть о постоянной боли в груди, которую она изо всех сил пытается игнорировать каждый раз, когда Чак находится рядом. На несколько минут музыка помогает ей, и Блэр будто оказывается где-то в другом месте совершенно другим человеком, раскованным, свободным от всех забот... Она счастлива.

Она почувствовала его в тот момент, когда он подошел к ней. Его рука медленно скользила вокруг ее талии, пока не опустилась на бедра. Она взглянула на него сквозь полузакрытые веки, и заметила, как пристально он на нее смотрит. Они оба молчали. Он притянул ее и обнял обеими руками. Они танцевали медленно, почти вплотную. Ее тело практически дрожало от удовольствия, а глаза снова закрылись. Он развернул ее в такт музыке, и Блэр чувствовала себя в безопасности и желанной.

Желание – это пьянящее чувство. Блэр редко с таким сталкивалась в своей жизни. Оно завладело ей: кровь бурлит, тело оживает, а сердце бьется так быстро, что кажется вот-вот выпрыгнет из груди. Она хотела бы знать, знает ли Чак, что он с ней сделал, и чувствует ли он к ней хоть что-то. Она никогда не будет уверена в чем-либо, пока его лицо остается бесстрастным, а его руки скользят по ее талии.

Песня подошла к концу, и он притянул ее еще ближе, держа в своих объятиях. Блэр положила голову ему на плечо. Ее глаза оставались закрытыми. Она подумала, что другие, должно быть, наблюдают за ними, но быстро решила, что ее это не волнует. Свои чувства к Чаку она контролировать не может. Она любит его. Она любит его. Мысль об этом заставила ее улыбнуться.

-Что? – прошептал Чак. Она чувствовала его теплое дыхание на шее, когда он наклонился, чтобы поговорить с ней. Она открыла глаза и встретилась с ним взглядом.

-Ничего, - улыбнулась она. Признаться себе и сказать ему - две разные вещи. Она сомневается, что эти слова вообще когда-либо слетят с ее губ, и она сделает все возможное, чтобы убедиться, что этого не произойдет. Чаку не нужно знать, насколько он властен над Блэр, хотя она подозревает, что и она имела какое-то влияние на него. В конце концов, она может проверить это, но не сегодня. Сегодня она просто хотела наслаждаться им и забыть о существовании остального мира.


Перевод
Katty Dream и Ирина Зайнуллинакорректировка Лера Чужина

Обсуждение перевода ЗДЕСЬ
 
mio-mioДата: Понедельник, 07.05.2012, 15:24 | Сообщение # 7
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 10.


Я никогда не открывался так
Жизнь и принадлежит нам и нам ее прожить, как мы хотим
Это не пустые слова
И ничего более неважно.

nothing else matters - metallica


Блэр смотрела в окно своей комнаты и наблюдала, как дождь прокладывает дорожки по стеклу. Дождь бушевал с того момента, как она вернулась из школы, и большую часть своего времени она провела отвлекаясь на гром и вспышки молнии. Все, о чем она думала, это котильон, она не могла сфокусировать свое внимание ни на чем больше. Платье ее уже было готово, она спланировала свою укладку, маникюр и последнюю примерку, но все равно одна деталь все еще оставалась неразрешенной, та деталь, которой она больше всего боялась. Но вместо того, чтобы решить конкретную проблему, она находилась в своей комнате, прислонившись к холодной оконной раме, и представляя себя где угодно, но только не там, где она была.

Мобильник Блэр завибрировал где-то позади нее, она посмотрела на него, чтобы увидеть там имя Чака. Она покрутила телефон у себя в руках некоторое время, решая – ответить ей или нет, но телефон перестал вибрировать до того, как она определилась. Как она уже и решила, она избегала его весь день и до сих пор не набралась храбрости для того разговора, которого избегала. Котильон был большим событием сезона, и Блэр будет его правящей королевой. Ожидалось, что будет, и Блэр приходила в трепет от перспективы. Одним недостатком было то, что у нее до сих пор не было пары. А она должна иметь кого-то, с кем пойдет. У нее было много предложений, но она едва ли рассматривала их. Она прекрасно понимала, что ее превосходная ночь могла состояться только при условии появления одного парня, одна мысль, спросить которого приводила ее в трепет. Она была уверена, что Котильон, что-то из того рода вещей, которые Чак Басс поднимает на смех, и возможно он даже не пойдет на тот, что состоялся для его потока. Тем не менее, Блэр не могла не мечтать. Но сроки поджимали, и она понимала, что если она не поговорит с ним об этом сегодня, то ее мать согласится на приглашение Принца сопровождать ее и ее шанс будет упущен.

Это всего лишь Котильон, пыталась она уговорить себя, глупый танец… просто глупый танец, правда ведь. Она усмехнулась. Она была готова убедить себя во многом, как например, в том факте, что ненависть Эвелин Басс совсем не раздражала ее. Она могла даже не обращать внимания на замедление сердцебиения каждый раз, когда Чак входил в комнату, но она не могла убедить себя в том, что Котильон не был важным событием в ее жизни. Это было важно. Это была ее сказочная фантазия с тех самых пор, когда она была маленькой девочкой. Ее мать брала ее с собой в танцевальную студию, когда ей было 6 лет, и пока Элеанор обсуждала дизайн платья, с другой мамочкой из высшего света, Блэр проникала в соседнюю комнату и наблюдала за тем, как все эти дамы и господа скользили по танцполу.

В воображении Блэр они выглядели так, будто они парят надо всем и всеми, в своей собственной сказке. И с тех самых пор она мечтала об этой ночи, когда она сможет парить надо всем и всеми, она, королева. Но каждый королеве нужен ее король и Блэр еще предстояло выбрать своего. Было бы намного проще попросить Картера. Картер конечно может и поворчать, но непременно согласится, тем более после того, как Нэйт стал эскортом Серены. Но Блэр не хотела бы останавливаться на Картере, она хотела Чака. Просто она не была уверена как добиться его.
Ее телефон снова завибрировал, и это до боли знакомое имя снова всплыло на экране. Она набрала полные легкие воздуха, прежде чем ответить.

«Привет», - ее голос уже звучал натянуто и она съежилась. Она и Чак были связаны друг с другом неразрывной нитью уже несколько месяцев. Иногда казалось, что он знает Блэр лучше, чем кто-либо другой, и одним из плюсов (но в любом случае для Чака) было то, что он прекрасно понимал ее настроения. С другой стороны она до сих пор, большую часть времени, не могла понять его загадочного поведения.

«Что случилось?» - он даже не озаботился приветствием, а она не торопилась отвечать. Молчание растянулось между ними на минуту, перед тем как она услышала, что он вздыхает на другом конце. Она представила, как он пробегается рукой по своим, часто взъерошенным волосам, и думает, стоит ли ему продолжать этот разговор или отложить его еще на денек. Наверное, он решил остановиться на первом: «Будь готова через 15 минут. Я за тобой заеду» Он повесил трубку раньше, чем она могла сказать нет, но и вряд ли бы она сказала.

Блэр уже была на улице, когда его лимузин припарковался у обочины. Его водитель вышел и открыл дверь для нее, она быстро забралась внутрь. Дождь теперь был просто моросящим, но она не выглядела шикарно, скорее как ободранная кошка, а ей надо было выглядеть максимально хорошо, чтобы выдержать этот разговор. Чак развалился на сиденье напротив нее и попивал свой обычный напиток. Но он был особенно наблюдателен сегодня, и она понимала, что ему была любопытна причина ее плохого настроения.

«Выпьешь?» - он предложил ей стакан. Она выхватила его и отпила прилично, прежде чем вернуть стакан обратно Он продолжил наблюдать за ней. «Ты расскажешь мне?» - спросил он, и на его лице не было и намека на удивление.
Она неодобрительно посмотрела на него. Ей не нравился тот факт, что он считает своим долгом знать о каждой ее мысли и настроении. «Нет, я так не думаю», - ответила она холодно. Она переползла на противоположное кресло и снова оказалась у окна, чтобы позволить своей щеке вновь прохладную гладь стекла. Снова начался ливень, и она вновь задумалась, глядя на потоки капель по стеклу, абсолютно забыв о Чаке, точно также как он привык игнорить всех в мире.

Он осторожно наблюдал за ней, и она замечала, как он старался изо всех сил понять, что с ней происходит. Ей нравилось, что у него не получалось. Ему пойдет на пользу наконец-то понять, что чувствуют другие, находясь в его компании. Оказывается, двое могут играть в эту игру, эта мысль очень понравилась ей и она улыбнулась самой себе.

«Блэр…» - его тон звучал предупреждающе, и она повернулась, чтобы посмотреть ему в лицо. «Что с тобой происходит? Ты можешь рассказать мне», - он сказал это более мягким тоном, и ее раздражение и злость мигом растворились. Она хотела держать свою оборону для этого разговора, сохранить здоровую долю злости на тот случай, если он откажет ей в том, о чем она собиралась просить. Но она прекрасно понимала, что это была безнадежная попытка, особенно когда он смотрел на нее так, как делал это сейчас, с заботой, участием… смотрел так, как не смотрел ни на кого. Она одновременно и обожала и ненавидела этот взгляд, потому что он заставлял ее верить в те вещи, которым, она знала, не суждено сбыться. Этот взгляд заставлял ее мечтать о том, что все будет по-другому в один прекрасный день… однажды…блин, это такой бред.

«Котильон назначен на следующую неделю», - она целенаправленно посмотрела ему в глаза на минуту, но потом струсила и снова отвернулась к окну. Если он засмеется над ней или скажет, что это глупая традиция, ей лучше не смотреть на него. Он может заметить, как сильно это ранит ее, а она не хотела, чтобы кто-либо видел ее слабость. Ее слабость, она только ее, она отказывалась делиться ей даже с ним.

«Я слышал…» - он все еще выглядел крайне смущенным ее поведением, и Блэр мечтала, чтобы его изумительный ум скорее начал работать и он смог бы сделать свои собственные выводы. «Нэйт идет туда с Сереной…» - он сказал это лишь для того, чтобы заполнить возникшую паузу, вероятно надеясь на дальнейшие подсказки. Она не дала их. «Ты идешь туда?»

Блэр повернулась и просто уставилась на него.

«Конечно же, ты идешь», - он засмеялся сам с собой, но ей это не показалось смешным, абсолютно. Она снова начала демонстрировать свою злость. «Я не часто это признаю, но я запутался».

Блэр чувствовала, как смягчается, но решила держаться и дальше. «У меня нет парня, чтобы пойти туда», - в конце концов, она смогла это произнести, заставляя себя смотреть ему в глаза. Она увидела, как в его карих глазах появилось понимание, а потом он стал тем, кто чувствовал дискомфорт. «Многие уже приглашали меня, разумеется», - добавила она, чтобы не выглядеть жалкой. «Принц теперь добивается моего внимания, но…» Она снова была вынуждена посмотреть в другую сторону, потому что чувствовала, как ее лицо краснеет, и она не хотела бы, чтобы он это заметил.

«О…» Висела тяжелая тишина, наполняемая только звуками дождя вокруг них и шумом городского дорожного движения. Блэр не представляла, куда он ее везет, но она надеялась, что скоро они доберутся до туда. Она не любила быть с ним наедине в его машине, особенно сейчас, когда ощущала, что этот разговор не закончится так, как хотелось бы ей. Чего она ждала? Она знала это давным-давно. Чак Басс не посещает Котильон, даже для нее.

«Пойду с принцем», - она быстро решила за них двоих. Ее мама будет в восторге, и кроме того у нее будет самый шикарный парень вечеринки. Все остальные девчонки будут глядеть на нее с завистью, и она знала, что в любом случае в выигрыше. «Он будет идеальным парнем для вечера», - сказала она больше себе, чем Чаку.

«Принцы обычно прекрасные кавалеры», - Чак ответил, и когда она вновь взглянула на него, он попытался изобразить непринужденность. Его знаменитая ухмылочка была на месте, но оба чувствовали пустоту. Она хотела, чтобы он был ее кавалером. И чтобы он знал об этом.

Всю остальную дорогу они сидели в тишине. Они приехали в бар, любимое место Чака в деловом районе. Блэр обычно ненавидела это место, но сегодня, она едва заметила царящую тут атмосферу. Она заказала мартини и выпила раньше, чем Чак добрался до половины своего напитка. Картер и Нэйт приехали спустя 20 минут, и они уселись за столик в задней части бара. Картер травил свои истории об игре в покер настолько плохо, а Нэйт жаловался по поводу
Котильона снова и снова. Блэр едва ли произнесла и слово, просто переживала внутри себя свою беспомощность и продумывала все детали ночи с принцем. Он попытается ее поцеловать, они все пытаются. Она как раз уже решила, что позволит ему, когда Чак ворвался в ее мысли.

Он наклонился к ней и прошептал в ухо, так, чтобы только она могла слышать: «Ты в порядке?» Он отодвинулся назад, чтобы смотреть ей в глаза, ожидая ответа, но все, что она сделала – просто кивнула ему. В этот момент, в этом баре, она начала думать, правда ли он был целью. Будут ли у них всегда такие отношения, ночи в Виктроле, дни в прокуренных старых барах как этот с его друзьями? Блэр не была уверена, хочет ли она этого. Она не была уверена, хочет ли она что-либо из этого вообще.

«Я забыла, у меня примерка платья», - объявила она, обрывая Картера на середине слова. Все трое парней посмотрели в ее сторону с недоумением. Она встала и схватила свою сумочку.

Чак схватил ее за запястье, чтобы остановить. «У меня машина, припаркована за углом, дай мне минутку», - было очевидно, что он собирается уехать вместе с ней, но она не хотела этого. В первый раз за долгое время все, чего она хотела, было просто сбежать от него.

Она покачала головой: «Оставайся, я могу поймать такси». Она вырвала свое запястье из его руки, и все ее тело пошатнулось от усилия. Картер и Нэйт пристально наблюдали за ними, даже не пытаясь сделать вид, что они не понимают, что что-то тут происходит. «Увидимся позже», - Блэр притворно улыбнулась.
«Блэр?» - Чак попробовал снова, выглядя по-настоящему удивленным.

«Пока», - она повернулась и пошла от них быстрее, пока окончательно не нахмурилось лицо. Она не могла больше играть эту роль, ей нужно было срочно сбежать отсюда. Она прошла весь остальной путь по заведению, торопясь на улицу, под ливень, чтобы поймать первое такси и уехать, возможно, он даже попытался ее догнать, но она не оборачивалась.

Когда водитель в такси спросил куда ехать, Блэр дала ему адрес Серены. Она не могла себе представить, как поехать домой, смотреть Элеонор в глаза и говорить, что она выиграла. Блэр пойдет туда с принцем, прекрасная сказка, но не та, которую всегда представляла Блэр. «Доставай свои танцевальные туфли, Волдорф», - заставила она себя улыбнуться. Все получится. Будет так, как она мечтала, даже больше… Это будет катастрофа.

Она вся тряслась от холодного дождя, когда добежала до двери Серены. Ее подруга только взглянула на нее и сразу же затащила внутрь. Серена укутала ее в полотенце, а потом нашла большое покрывало, прежде чем заставила Блэр сесть на диван. Лили снова не было дома, наверное, Таиланд, подумала Блэр, но точно вспомнить не могла. Она узнает точно в следующем месяце, когда мама Серены вернется с подарками из очередного путешествия. У Серены был целая кладовка, наполненная таки подарками Лили, подарками, чтобы загладить свою вину. К тому времени, когда ей стукнет 20, их будет даже две.

«Кого мне надо убить?» - Серена попыталась пошутить, но шутка оказалась плоской. Блэр лихорадило под одеялом, а она пыталась забыть, как все ее так аккуратно спланированные мечты разбились на кусочки вокруг нее. Выражение «сука любовь» никогда не выглядело настолько подходящим как в этот день.

«Я иду на Котильон с принцем», - Блэр сказала это очень непринужденно и Серена даже улыбнулась прежде, чем поняла, что такая реакция неправильная.

«Это не хорошо?» - предположила она. «Аааа», - вздохнула она, когда наконец-то до нее дошло. «Он отказал тебе? Он такая скотина. Я говорила тебе уже давно, он не заслуживает твоей дружбы и это лишний раз доказывает мои слова. Великий и могущественный Чак Басс не может просто сделать над собой усилие ради одного танца. Я собираюсь найти его и устроить ему промывку мозгов, а затем побить, потому что это то, что он заслуживает. Он заслуживает хорооошего пинка под зад. Я уверена, я смогу уговорить Картера и Нэйта помочь мне и…» - Серена остановила свою тираду, когда Блэр начала смеяться. «Что?» - она была обескуражена реакцией Блэр, но та уже не могла остановиться.

Было приятно ощущать, что даже посредине самого ужасного дня в ее жизни Серена все равно была рядом, чтобы поддержать ее. Она даже замахнулась на месть этому великому и могущественному Бассу. Блэр продолжала смеяться так сильно, что смех шел из живота и скоро Серена присоединилась к ней. Прошло совсем мало времени, прежде чем они обе валялись на кровати с лицами залитыми слезами от смеха.

В конце концов, Серена собралась, а потом и Блэр последовала ее примеру. «Ты же знаешь, - Серена взяла ее за руку, - я правда это сделаю».

Блэр кивнула и вытерла свои глаза. Она, должно быть, выглядела ужасно, но первый раз в жизни она даже не жалела об этом… ну не так сильно как обычно. «Я знаю, что ты можешь… я не злюсь на него», - призналась Блэр, удивив этой фразой себя и Серену. «Ты права, это просто глупый танец».

Серена вздохнула: «Я не то хотела сказать. Я знаю, как много это значит для тебя. Ты сходила с ума по Котильону с тех пор как мы были маленькими девочками. Я клянусь, я думала, я задушу тебя, ты так много говорила о нем». Серена мило улыбнулась Блэр.

«Но все равно, это просто танец» - сказала Блэр. «Мне кажется, я только поняла, что он…» - Блэр не могла заставить себя произнести это. Серена сжала ее руку в качестве поддержки, и она попыталась снова произнести это. «Он никогда не станет тем, кем я хочу, чтобы он был».

Серена изменилась в лице и Блэр показалось, что в ее глазах появилась жалость. Это обжигало больше всего, и Блэр пожалела, что призналась в этом вслух. Тем ни менее, она знала, что должна это произнести и точно Элеанор не была тем человеком, кому она могла открыться.

«Тогда он просто идиот», - это была глупая попытка улучшить настроение Блэр, но она провалилась.

«Он Чак Басс и я это знала. Не то чтобы я ждала, что он измениться ради меня. Это не так», - Блэр улыбнулась сама себе. «Он мне нравится таким, какой он есть. Мне даже нравятся эти его темные стороны, которые пугают меня до ужаса. Это просто… Просто я хочу быть единственной для него, как он для меня. Я хочу, чтобы мы делали все вместе, но он не хочет… Он не может даже притвориться или солгать и сказать, что у него другие планы. Он просто игнорирует меня, а это в разы хуже». Блэр остановила себя, чтобы не сказать больше, чем следовало. Она уже чувствовала себя через чур откровенной и крайне жалкой.

«Это прозвучит нехорошо», - Серена предупредила Блэр и та повернулась в ее сторону, что бы смотреть ей глаза в глаза. Она с ужасом ждала, что же скажет ее лучшая подруга, но остановить ее она уже не могла. Она знала, ей надо это услышать. «Может быть лучше, знаешь, чтобы сейчас… прежде, чем ситуация стала еще болезненней для тебя. Это же просто влюбленность, правда? У всех у нас такое бывает», - Серена ткнула Блэр в плечо. «Кроме того принц во много раз лучший улов, чем Чак Басс. Потеря Чака будет твоим выигрышем. Ты получишь сказку, Би». Серена сильно старалась, но Блэр больше не могла видеть эту жалость в глаза Серены, и решила ей подыграть.

«Это правда. Я всегда хотела быть из королевской семьи», - Сказала Блэр горделиво. «Ты знаешь, моя семья происходит из королей».

Серена хихикнула. «Мария-Антуанетта, я знаю».

«Прекрасно даже просто думать об этом. Я была рождена, чтобы стать королевой», - Блэр подмигнула, и Серену накрыло новой волной смеха. Блэр то же смеялась, но этот смех не шел из глубины.

Она была расстроена, разочарована, даже немного ничтожна, но под всем этим была одна крайне удивительная вещь - облегчение. Может быть, она и любила Чака, но Серена была права, лучше сейчас, чем позже, если они будут настолько связаны, это будет почти невозможно сбежать от него. Это было вполне управляемое количество боли. Она снова активно возьмется за свои школьные дела, начнет что-нибудь с принцем, сфокусируется на друзьях. Темнота снова отступит, и она почувствует себя в безопасности. Будет все намного лучше, она знала, будет.

Блэр провела всю следующую неделю, старательно избегая Чака, и большую часть времени он помогал ей в этом. Его звонки стали более редкими, когда он понял, что она ответит отказом на любое его предложение. Каждый раз, когда он приглашал ее в Виктролу, она отказывала из-за очередного задания в школе, которое нужно закончить. Несколько раз он появлялся в ее дверях, чтобы вытянуть ее вечером, пропустить по бокальчику, и немного подебоширить с парнями, но она напоминала ему, что ей надо готовиться к свиданию с принцем, и это важно для нее. Был полдень дня Котильона, а он не звонил уже долгих 28 часов. Она знала, потому что каждую минуту проверяла свой телефон на наличие пропущенных звонков или смс, надеясь, что он хотя бы пожелает ей приятного вечера.

Это была напрасная мечта, она натянула на себя платье и поклялась забыть о нем. Сегодняшний вечер должен был стать сказочным, а Чаку нет места в этой сказке.

«Ты выглядишь прекрасно, дорогая».

Блэр отвернулась от зеркала, чтобы найти своего улыбающегося отца, стоящего в проеме двери, широкая улыбка освещала его лицо. Она улыбнулась ему в ответ. Она и вправду выглядела превосходно. Платье, которое Элеанор создала специально для нее, сидело идеально, облегая ее тело как перчатка. Принц будет поражен, и как только она войдет в эту комнату, сегодня вечером, все будут смотреть и шептаться о том, какая сногсшибательная эта Волдорф. Это будет ее победой, но она боялась, что такая победа будет неполноценной. У нее неправильный кавалер на вечер и ее сердце до сих пор не пережило этого. Переживет, мысленно пообещала она себе. Ей всего лишь нужно время,
чтобы забыть его. Вскоре он прекратит ей звонить и заезжать, и все пройдет. Она будет снова свободной, чтобы стать прежней Блэр Волдорф, принцессой общества. Все выйдет в лучшем виде.

«Мама превзошла себя», - согласилась Блэр. Она снова повернулась к зеркалу и разгладила складку, появившуюся на платье. Ее макияж уже был сделан, но ей еще было необходимо нанести несколько завершающих штрихов на ее волосы.

Она думала о классической прическе с убранными волосами, может быть даже тиара, чтобы устроить шоу.
«Нет, это все ты, моя дорогая», - ее отец был слишком добрым, и она добродушно улыбнулась ему. «К тебе посетитель. Я сказал, что не уверен, что ты готова принимать гостей, но он был настойчив», - Харольд прошептал, запыхавшись, а Блэр в недоумении подняла брови. «Чак Басс просит уделить ему пару минут».

Блэр была слишком поражена, чтобы ответить сразу. Приход Чака сегодня явно не был главным блюдом меню. Он должен знать, что сегодня котильон. Даже если он не слышал, как она твердила ему об этом на протяжении нескольких месяцев, он определенно знал, почему Нэйт не может быть сегодня с ним. Она глубоко и спокойно вздохнула и надела на лицо улыбку.

«Я могу уделить ему пару минут, пусть поднимается», - разрешила Блэр с прохладной улыбкой.

Ее отец бесшумно вышел, и Блэр снова повернулась к своему отражению в зеркале. Ее разум был немного затуманен.
Ее начала охватывать паника. Чака не должно быть здесь сегодня. Она активно забывала его, а он должен был игнорировать ее.

«Не хмурься», - он быстро вошел и закрыл за собой дверь, даже не думая о том, что это будет самой последнюю вещью, которую одобрит Харольд Волдорф. Какой отец хотел бы, чтобы его дочь осталось наедине, запертая в комнате с Чаком Бассом. Ответ был очевиден – ни один.

«Чак, я занята сегодня вечером», - сказала она строго, а затем подошла к своему туалетном столику и села. Она начала перебирать тиары, которые ее мать принесла ей, пытаясь решить, какая больше всего подходила под ее прическу и платье. Некоторые были слишком кричащими, другие слишком маленькими. А тиара должна быть правильной.

«Я вижу», - он обошел вокруг нее и сел позади, напротив ее кровати, развалившись так, словно он владел ей, так же как и всеми другими вещами в комнате. На нем была одета помятая одежда и двухдневная щетина. Его волосы, вероятно, тоже давно не видели расчески. Слишком много ночей в Виктроле все-таки сказывались на нем, и хотя она и не хотела признавать его привлекательность – все равно признавала.

«Ты пришел, чтобы по-подглядывать?» - спросила она с сарказмом. Она наблюдала за ним в зеркало, а он смотрел на нее. «Я занята, Чак», - повторила она, когда не получила ответа. Принц прибудет в течение часа, а Блэр еще нужно было спланировать ее появление. Дороте нужно было рассчитать время появления верно, чтобы произвести необходимое впечатление.

«Я не видел тебя уже несколько дней…» - он продолжал смотреть на нее своим гипнотизирующим взглядом. Она почувствовала приступ тошноты, подкативший к желудку от его взгляда, но она уняла его. Она не позволит себе чувствовать себя плохо ни этой ночью, ни когда-нибудь еще.

«Я говорила тебе, мне необходимо спланировать этот вечер. Все должно быть идеальным», - Блэр дала волю чувствам, но она собралась. Ничего не пойдет неправильно сегодня, она не позволит этого.

«Даже твой кавалер?» - Чак поднял вопрос, который был абсолютно запрещен к обсуждению, и Блэр вздрогнула. А он все продолжал наблюдать за ней.

«Он не был первым кандидатом, но он справится», - она снова сделала голос жестким и ледяным. Двое могут играть в эту игру, и если он думал, что она будет умолять его быть своим кавалером он, к несчастью, ошибался. Ее влюбленность, возможно, сделала ее мягче, но ее мозг все еще прекрасно функционировал и знал, где стоит рисовать линию.

«Блэр», - он поднялся с постели и встал позади нее, отражаясь в зеркале. «Я…» - он сомневался, что сказать. Блэр могла видеть ту войну, которая разворачивалась у него внутри и знала, что неважно, что он скажет дальше, это ужасно смутит ее, но она не могла отвернуться от него. «Прости, что не попросился быть твоим кавалером. Я знал, что ты хочешь меня, но…» - он пожал плечами и отвернулся от нее. Он подошел к окну и просто встал там, наблюдая за темным небом.

«Да, я хотела бы, чтобы мой хороший друг вывел меня сегодня, - уточнила Блэр, - но ты слишком занят для меня». Она не могла сдержать ноту занудства в своем голосе, или то, как ее зубы щелкнули на последнем слове. Гнев быстро разрастался в ней, а она хотела, чтобы он быстрее ушел, прежде, чем она взорвется.
«ТАК ты сейчас говоришь?» - он повернулся к ней, его голос звучал еще тверже, чем раньше. Блэр сделала быстрый глоток воздуха, удивленная его реакцией. Но все равно, ничего не сказала. Если он решил отправиться по этой дороге, то пусть путешествует в одиночестве. У нее есть гордость, которую надо защищать. С ее стороны он не услышит признаний разбивающих сердце, нет уж спасибо.

«Я не понимаю, что ты имеешь в виду, Чак. Мне надо закончить приготовления, так что если ты извинишь…» - ее
сердце бешено колотилось, и она была напугана до смерти, в ожидании того, что он скажет дальше. Ему надо было уйти, а ей приготовиться.

«Блэр, хватит», - в конце концов, не выдержав, сказал он, и ноты авторитетности заставили ее вздрогнуть. Она отвернулась от зеркала и встала. Его глаза были темнее, чем обычно, а его тело было напряжено. Он собирался начать войну, к которой она была не готова.

«Чак, уходи», - попросила она, стараясь говорить как можно более жестко. Он не двинулся с места, а она была уже в миллиметре от истерии. «У меня нет на тебя времени сейчас», - она практически кричала. Она попыталась пробраться в ванную, минуя его, но он схватил ее за руку и удерживал на месте.

«Попытайся наверстать упущенное. Я уже устал от твоего испорченного поведения из-за того, что у тебя не получилось сделать так, как хочешь ты. Ты даже не попросила меня! Как мне было понять, что это так много значит для тебя? И почему это так много значит, Блэр?» - он потребовал ответа. Он держал ее руку, и притянул ее ближе к себе, так, что между ними осталось совсем немного места.

«Просто отпусти меня», - прошептала она, отказываясь глядеть в его лицо.

«Ответь на мои вопросы, и я отпущу», - он не сдавался в этот раз, а она чувствовала, как слабеет. Ее прекрасный вечер рушился у нее перед глазами и что даже хуже, все претензии, которые она предъявляла Чаку, тоже рушились.

Она осталась ни с чем, и она ненавидела это чувство.

«Тебе неплохо бы знать ответы, потому что ты мой друг. Я же знаю о твоем плохом настроении и угрюмости после общения с отцом, или как ты всегда злишься, после того как увидишь мать. Это те вещи, которые я знаю, потому что мне есть до тебя дело, а ты же не делаешь ни единой попытки понять меня. Тебе все равно, Чак!» - она прокричала это прямо ему в лицо и вырвала свою руки из его. Она убежала в ванную и попыталась закрыть дверь, но он догнал ее и не позволил сделать этого.

«Мне все равно, потому что я не хочу пойти с тобой на котильон? Ты серьезно, Блэр? Я ненавижу котильон. Мои родители заставили меня туда пойти в младшем классе, и это был ад. С чего я захочу еще раз повторить это? И ты все еще не ответила на вопрос. Прекрати его избегать», - он весь дрожал от злости, и Блэр отшатнулась от него.

«Для меня это много значит, Чак. Может быть, для тебя это просто котильон, - заметила она, - но для меня это важно. Я хотела, чтобы сегодняшний вечер был идеальным, и я хотела провести его с тобой. Счастлив? Просто уйди, Чак. Мне еще много надо сделать, и нет времени возиться с тобой…» В этот раз она посмотрела на него сверху вниз со всем достоинством. Чак наконец-то кивнул и отошел от нее.

«Отлично», - проворчал он. Минутой позже она слышала, как дверь в ее комнату открылась и закрылась.
Она снова уселась напротив трюмо и вдохнула столько воздуха, сколько смогла. Ее лицо пылало, и руки дрожали, и все было разрушено. Она и Чак поссорились, а она все еще чувствовала себя ужасно, потому что он до сих пор ничего не понял. Он ничего не понял и даже не пытался понять.

Ее забрал принц и они прибыли на котильон, как и планировали стильно. Вспышки фотографов сверкали, а Блэр улыбалась так широко, как будто ее жизнь зависела от этого. Принц был тупицей, и Блэр была готова избавиться от его компании, как только они попадут внутрь. Но им еще нужно было пройти процедуру представления, так что Блэр продолжала притворяться.

«Би, ты прекрасна!» - воскликнула Серена, как только нашла Блэр. Нэйт стоял позади нее. «Вау, даже не вздумай это прикрывать», - слова лились из нее водопадом.

Блэр попыталась улыбнуться, но выглядело это плоско – «Спасибо.»

«Блэр… - Серена видела грусть на лице ее лучшей подруги мгновенно, - принц не лучший вариант?» Она правильно угадала и Блэр кивнула. «Мы можем поменяться кавалерами. Я дам тебе Нэйта. Мне по большому счету все равно», - Серена добродушно предложила, в то время как Нэйт стоял за ее спиной, абсолютно не переживая.

«Нет, - Блэр помотала головой, - он все еще принц. Я могу с этим справиться. Кроме того, ты и Нэйт прекрасно смотритесь вместе». Блэр продолжала смотреть сквозь них. «Абсолютно идеально». Она попыталась спрятать нотку зависти в своем голосе. Она хотела такого же для себя сегодня вечером.

«Вы можете поделить меня», - Нэйт хитренько улыбнулся, а Серена засмеялась так, что Блэр пришлось заставить себя тоже засмеяться.

«О, а вот и принц, я найду вас позже», - пообещала она Серене и поцеловала ее в щеку, а затем растворилась в растущей толпе. Она не могла больше выдерживать эту жалость в глазах Серены, и не могла позволить, чтобы Нэйт доложил Чаку, что она ужасно провела время.

Блэр постояла немного рядом с принцем, а потом, извинившись, ушла в туалет. Попасть в туалет в этом платье было невозможно, поэтому она отправилась на балкон, надеясь побыть там в одиночестве. Она все еще думала об их ссоре с Чаком. Еще никогда они не ругались так сильно, и от одной мысли об этом она почувствовала приступ тошноты. Она любила равновесие в жизни.

Она была на балконе всего пару минут как почувствовала, что кто-то трогает ее за плечо. Это был либо настойчивый принц, либо Серена со своей жалостью. Она повернулась, готовая ругаться с одним из них за то, что нарушили ее одиночество, но не смогла проронить ни слова. Это была не Серена, и не принц, это был Чак, и на минуту Блэр показалась, что у нее начались галлюцинации. Он был выбрит, прекрасно одет и выглядел более чем замечательно.

«Чак…» - она не знала, что сказать.

«Я был козлом. Если это важно для тебя…» - он посмотрел в сторону и впервые с тех пор, как Блэр познакомилась с ним, он выглядел смущенным. Это удивило еще больше, чем его появление. «Блэр, мне не все равно», - сказал он. Его глаза умоляли ее верить ему, потому она кивнула в ответ. Она верила ему. Она видела, чувствовала это. Это было по-настоящему, и она знала, это не было плодом ее воображения. Чаку Бассу было не все равно. Он так сильно заботился о ней, что пришел в то место, которое ненавидел всей душой, только чтобы сделать ее счастливой.

Она улыбнулась, а он снова посмотрел вдаль, не способный справиться с ее счастьем. «Итак, можем мы продинамить принца?» - спросил он, стараясь как можно быстрее сменить предмет разговора.

Блэр оживилась: «О, слава Богу, он был ужасен. Он все время говорил о сыре, о его любимой паре туфель. А затем он начал говорить на голландском языке, а я просто сбежала». Она остановила себя от болтовни и пошла внутрь, чтобы найти принца.

Она нашла его почти мгновенно и быстро сделала то, что должна была сделать. Он выглядел больше облегченным, чем раздраженным, и она слышала, как он ворчал что-то об испорченных американских девчонках, пока уходил. Ее абсолютно не заботило насколько нормально это выглядело. Ее сказка обрела своего настоящего Короля, и ее ночь будет теперь незабываемой. Она снова нашла Чака рядом с Нэйтом и Сереной и направилась к ним.

«Самое время, Басс» - все, что сказала Серена, и Чак махнул головой в знак согласия. Нэйт улыбался, как придурок, но все трое старались игнорировать это.

Пришло время процедуры представления, и Блэр Корнелия Волдорф была вместе с Чарльзом Бассом. Вся комната была наполнена волнением, как только он выступил, а Блэр улыбалась, находясь в курсе всего того, о чем шептались люди. Королева снова шокировала их всех, и она обожала это чувство. Элеанор и Харольд оба приподняли брови в удивлении и шоке, но Блэр проигнорировала их. Произошло то, что должно было произойти, она чувствовала это всегда.

«Потанцуй со мной», - прошептал Чак ей в ухо и потянул за собой на танцпол как только раздались первые звуки классического вальса. Она танцевал легко и изыскано, и Блэр казалось, как будто она летает, высоко над ними всеми.

«Ты улыбаешься», - и он улыбнулся ей в ответ.

«Я счастлива», - призналась она, удивив даже себя таким признанием.

«Ты красивая», - он наклонился к ней и нежно поцеловал в щеку, прежде чем закрутить вокруг себя в танце.
Впервые Блэр не просто знала, что она красивая, но и чувствовала это благодаря Чаку.

Перевод подготовлен Марией Комаровой

Обсуждение перевода ЗДЕСЬ
 
mio-mioДата: Понедельник, 07.05.2012, 15:36 | Сообщение # 8
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 11.


Просто не переставай верить,
Я все утрясу.
Пожалуйста, не сдавайся,
Я не подведу тебя…
Я запутался, мне нужно передохнуть минуту

Adam Lambert – Whataya Want From Me


Этот автор хорошо понимает, что наша любимая банда любителей приключений готовится к очередному квесту. Любовь летом или греческая трагедия? Нам не узнать. Ходят слухи, что наш бесстрашный лидер готовит летний отдых в греческом отеле Мэрлин, и он был настолько любезен, что даже пригласил нескольких своих последователей. Ваш автор не был достаточно удачливым, чтобы попасть в список приглашенных, но с ними поедет наш шпион. Не забывайте заглядывать к нам за всеми смачными деталями. Интрижки, предательства, наркотики… Все карты на стол для этого большого приключения. Д.Х.


«Ты упаковала свой купальный костюм?» - Блэр вошла в комнату Серены, чтобы обнаружить там полнейший беспорядок. Одежда валялась везде и блондинистая голова Серены едва виднелась под всем этим ворохом. «Ты когда-нибудь слышала о весенней уборке, Эс?» - подразнила ее Блэр. По правде говоря, ее обсессивно-компульсивное расстройство было врожденным. Всего один звоночек и Дорота будет здесь. Этот ужас исчезнет в течении часа. Но Серене нравился ее хаос, так что Блэр промолчала и проигнорировала это.

« Мы едем в Грецию, Блэр. Конечно, я упаковала свой купальник», - Серена ответила с призрением. Блэр лишь вздернула брови в ответ. Легкая краснота ползла по шее Серены когда она отвернулась от Блэр. «На всякий случай, можешь вытащить парочку вот из этого комода?» - она указывала на шкаф на другом конце комнаты. Блэр улыбнулась, но воздержалась от комментариев, просто получая удовольствие от того, что как обычно права.

«Ты получила последнюю версию списка приглашенных от Чака?» - спросила Серена несколькими минутами позже, в то время, когда Блэр заново упаковывала ее одежду, складывая ее аккуратно в чемодан.

«Нет, - пробурчала Блэр, - он отказался говорить мне». Она надула губы. Она не любила заниматься чем-то вслепую. У Чака была парочка скользких друзей, и Блэр не собиралась проводить с такими людьми свое лето.

«Чак не сказал тебе?» - Серена изобразила ужас на лице и Блэр кинула в нее подушкой. «Блэр! - Серена крикнула, но кажется не обиделась, - серьезно, он не сказал тебе?» Серена была серьезно удивлена, и Блэр была вынуждена признать, что она тоже.

«Я перепробовала все», - вздохнула Блэр. «Я умоляла. Я обижалась. Я обещала ему, что стану его рабой. Ничего не сработало. Я убью кого-нибудь, если там появится Джорджина Спаркс. Мне кажется, я должна предупредить тебя. Будет кровавая драка. Я не могу провести целый месяц рядом с ней». Блэр замолчала, представив ужасающее зрелище из блестящих рыжих волос и сверкающих глаз. Она не может разбрасываться своим летом на этот кусок мусора. Но Чак отказался полностью выбросить ее из списка, а Блэр просто этого не поняла.

«Тебе надо было соблазнить его, чтобы вытянуть информацию. Мальчики понимают только один язык – язык секса», - Серена говорила авторитетно, чем заставила Блэр покраснеть.

Секс. Даже само слово заставляло Блэр поеживаться. Все занимались сексом. Серена. Нэйт. Картер. Чак. Чак определенно занимался сексом. Блэр была единственной девственницей в их группе друзей, и ей это уже порядком поднадоело. Как получилось, что она стала принцессой непорочности? Не было похоже, что это было сознательное решение. Но тем не менее, она не собиралась терять ее во время попойки. Для нее это значило больше. Если она была абсолютно честна с собой, она знала что, а точнее кого она ждала. Но он этого не понимал, а если и понимал, ему просто было все равно. Он даже прикасался к ней редко, если был не пьян. Пьяный Чак был более расположен к прикосновениям, но все равно немного. Она чувствовала свою неосведомленность предметом и знала, что ей стоит поговорить об этом с Сереной.

«Серена…» - она сомневалась. Это казалось ужасно унизительным, говорить об этом со своей подругой. Серена была практически секс-богиней, со всеми этими парнями исполняющими любые ее капризы. Парни не обращали на капризы Блэр внимания, они просто боялись их. Ей это не нравилось, она хотела бы быть сексуальной, а не пугающей.
Серена прекратила делать то, чем занималась и повернулась лицом к Блэр. «Говори», - приказала она. Блэр увидела понимание в глазах своей лучшей подруги. Если бы она заметила хоть намек на жалость, она бы снова закрыла тему. Чертова Серена, она такая….клевая.

«Что я должна сделать, если захочу… соблазнить… кого-то?» - спросила Блэр. Серена смотрела на нее с секунду. Шок и смущение наконец дали понять что именно говорила Блэр. «Неважно», - Блэр покачала головой и снова отвернулась. Ей не следовало начинать этот разговор. Она просто останется Сестрой Блэр и уйдет в женский монастырь сразу после выпускного.

«Блэр, посмотри на меня», - потребовала Серена. Блэр сделала вид, что не слышит ее. «Блэр Корнелия Волдорф», - Серена специально произнесла второе имя и Блэр начала поворачивать голову. «Я обещаю, я не буду издеваться… Блэр!» - закричала Серена.

Блэр повернулась к ней с нежеланием. Если бы она смогла найти черную дыру, она бы спряталась там. «Не слишком наслаждайся этим, Серена», - ответила она.

Серена не стала возражать. «Я не понимаю, почему ты так чувствительно относишься к этому. Это просто секс», - Серена пожала плечами.

Блэр вздохнула. Это был просто секс для Серены, но для Блэр это значило гораздо больше. Она просто не могла
представить, как можно потерять контроль и довериться кому-то так сильно. Для Блэр, просто секс мог обернуться катастрофой.

«Я думаю Чак определенно неправильный выбор для тебя, но… - Серена махнула рукой, чтобы предотвратить протесты Блэр, - это твой выбор. Что ты хочешь знать? Предохранение - обязательно! Не важно что он скажет, Блэр». Серена произнесла это как мамаша-наседка.

Блэр закатила глаза. «Я думаю основы я знаю, Мамочка», - быстро ответила ей Блэр. Улыбочка появилась на лице Серены и она кивнула, давая понять, чтобы Блэр продолжала. «Я просто не думаю, что он… я имею ввиду, он может не посчитать меня привлекательной». Это предложение доставило Блэр физическую боль. Она ненавидела демонстрировать свою слабость. Для нее то, что Чак не посчитает ее красивой, было проявлением слабости и отчаяния. Он считал эту выскочку Джоджину Спаркс красивой, в то время как на Блэр даже не всегда смотрел.

«Блэр, - Серена качала головой и старалась не смеяться, но у нее плохо получалось, - ты должно быть несерьезно, правда?» Блэр уже достаточно натерпелась и была готова уйти от Серены. Она не посмеет делать ее посмешищем. Серена тоже вскочила, толкая Блэр вместе с собой вниз. Наконец-то ее смех затих, чтобы произнести: «Боже мой, Блэр, ты, правда, серьезно? Ты такая глупая!» Она практически кричала.

«Спасибо большое, Серена. Ты просто самый лучший друг на свете. Отпусти меня, я пойду распечатаю твой посадочный», - Блэр постаралась вырваться из объятий Серены и встать. Серена, тем не менее, была сильнее и снова потянула ее вниз. «Я не собираюсь терпеть это унижение дальше. Отпусти меня», - Блэр потребовала сквозь зубы.

«Извини, - Серена выбросила белый флаг, - ты просто…. Я просто не понимаю как ты можешь думать так. Я имею ввиду, что не выношу Чака большую часть времени и стараюсь игнорировать его все время, но даже я вижу, что он абсолютно точно хочет запрыгнуть на тебя. Ты заходишь в комнату, Блэр, и он не сводит глаз с тебя. Вообще это даже смешно. Картер и я постоянно прикалываемся над ним». Серена хихикала сама с собой, а Блэр позволяла ей это делать, потому что была откровенно шокирована ее рассказом.

«Что ты имеешь в виду под «не сводит глаз»?» - голос Блэр был низким и таинственным. Она ненавидела, когда ее голос звучал так, но в тоже время сейчас она была слишком напугана, чтобы Серена не дурачила ее. «Не успокаивай меня, Серена», - по-доброму предупредила она.

«Я лучше знаю, - заверила её Серена, - ты определенно в топ листе тех вещей, которые бы Чак хотел съесть на завтрак, обед и ужин». Серена вздернула бровь, и они обе начали смеяться.

«Ты отвратительна», - Блэр попыталась изобразить будто она оскорблена.

«Я говорю правду. Ты как-будто десерт Санди, который бы он хотел».

«УУУУ, Серена, - Блэр остановила ее, - хватит уже этих сравнений с едой. Меня вырвет». Хотя Блэр все еще продолжала улыбаться. Была ли Серена права? Правда ли Чак хотел ее? Блэр знала, когда она увидит его в следующий раз, она абсолютно точно будет искать эти знаки. Серена труп, если она врала.
«Как ты не замечаешь этого, Блэр?» - Серена была откровенно удивлена.

«Ты преувеличиваешь. Он едва прикасается ко мне, Серена. Для него это как подвиг, взять меня за руку». Улыбка пропала с лица Блэр, как пропало и ее настроение. Эмоционально она чувствовала себя с ним так близко, как не чувствовала никогда. Физически… Он был попроще в отношении к ней вначале.

«Пффф, Блэр», - Серена смотрела на нее, как на главного придурка всей планеты. И Блэр определенно начала ощущать себя так. «Он старается, как может, чтобы контролировать себя. Ты значишь для него что-то… Секс для кого-то вроде Чака не такое уж и событие. А ты – событие», - признала Серена.

«Думаешь?» - Блэр боялась даже надеяться.

«Не сомневайся даже, Би», - Серена погладила ее руку и Блэр улыбнулась в ответ. Эта новая информация потребует времени для того, чтобы её осознать. «Окей, давай поторопимся и уже закончим паковать вещи. Я пообещала парням, что мы встретимся с ними в баре, перед отлетом. Можем заодно проверить, кто поедет с нами».

«Хитро, хитро», - Блэр была поражена.

Спустя 45 минут, девочки наконец-то окончательно упаковали все то, что поместилось в чемодан Серены и спустились вниз. Картер, Нэйт и Дэн ждали их. Серена и Блэр вместе осмотрели то, как выглядел Дэн Хамфри. Было необычно видеть его здесь. Блэр не была слишком довольна, но старалась особо не расстраиваться. По-крайней мере, он не был Джорджиной.

«Мальчики», - Серена поздоровалась с ними своей ослепительно улыбкой, а потом быстро поцеловала всех в губы. Дэн Хамфри был немного поражен, а Блэр изо всех сил старалась не засмеяться, глядя на него.

«Ван дер Вудсон, Волдорф, великолепны как обычно!» - Картер сделал небольшое шоу, целуя их руки. Серена просто помотала головой на его жест и улыбнулась, в то время как Блэр демонстративно вырвала руку и уставилась на него. По правде, Картер удивил ее, но она не хотела, чтобы он это понял.

«Ты упаковала всю свою гардеробную?» - Нэйт подразнил Серену, она только отмахнулась от него. «Так и подумал», - он улыбнулся и все его поддержали, даже сама Серена.

«Я люблю свою одежду», - Серена пожала плечами и заказала напиток.

Блэр тоже заказала напиток и постаралась игнорировать Хамфри, и то, как он глазел на нее и ее лучшую подругу. Он наверное даже делал пометочки, чтобы потом описать все в своей дурацкой маленькой колоночке. Блэр не понимала, зачем Чак пригласил вот такую проблему себе на голову. Ему бы следовало знать, что сделает Барт, если когда-нибудь прочитает эту колонку и поймет все обо всех не так хитро замаскированных персонажах.

«Блэр и я решили загорать только топлес», - объявила Серена в то время, как все потягивали свои напитки. «Никаких линий от загара», - объяснила она с мечтательной улыбочкой.

Блэр подумала о том, чтобы развеять мысли о том, что они будут загорать топлес. Уж точно не она. В конце концов было легче подыграть. Это было сексуально, игриво. Блэр может это сделать. Она быстро выпила остаток своего напитка и заказала другой. Ее новая личность требовала небольшой алкогольной подзарядки.

«Напомните мне проводить все время с вами двумя», - Картер откровенно зыркнул на них. Блэр просто мило улыбнулась ему в ответ. Он воспринял это как приглашение и положил свою руку на ее коленку. Она позволила руке остаться там. Секси, а не отпугивающая Блэр, напомнила она себе. «Что с тобой произошло?» - он пододвинулся поближе и прошептал ей в ухо.

Блэр огляделась вокруг и обнаружила Серену, застрявшую за разговорами с Дэном и Нейтом. Они смеялись над каждым её словом, а она только и болтала о том, чтобы быть русалкой. Блэр просто заставила себя сдержать смех. Серена просто дразнила их.

«Не волнуйся, Картер», - в конце концов ответила Блэр и небрежно поменяла позу в кресле, чтобы его рука упала с коленки. Он недовольно хмыкнул на ее жест, но ничего не сказал. «Еще один, пожалуйста», - Блэр махнула бармену и быстро взяла новый напиток.

10 минут спустя, в конце концов, появился Чак. Придаток, висевший у него на руке, заставил Блэр почувствовать тошноту, но она максимально постаралась скрыть это. Джорджина Спаркс. Джорджина вся светилась. Так, как-будто она только что выиграла лотерею. Она мгновенно заметила Блэр и наклонилась поближе к Чаку, чтобы прошептать ему что-то на ушко. Это было откровенное шоу, предназначенное для Блэр, но Чак не остановил Джорджину, а Блэр уже была готова взорваться от злости.

«Извините, мы опоздали», - Джорджина засмеялась своим горловым смехом, который Блэр просто ненавидела. «У нас были… дела», - ее эвфинизм не был замаскированным, и все поняли ее намек. Блэр отвернулась от тошнотворной сцены и выпила махом весь свой, уже 3 напиток, прежде, чем попросить еще один.

«Хэй», - Чак проскользнул к ней. Джорджина была вынуждена сесть на единственное пустое место между Сереной и Дэном, к сожалению, для нее. Блэр даже хотела ей подмигнуть, но вовремя остановилась. Она не была готова
разворачивать военные действия так рано с утра.

«Мне кажется, я теперь понимаю, почему ты не хотел дать мне список гостей», - Блэр сказала ему небрежно и сделала еще один большой глоток из своего стакана. Чак схватил ее стакан и убрал его от нее: «Это мой». Она попыталась забрать его назад, но он держал его в недосягаемости Блэр.

«Джорджина знает, что ей нельзя досаждать тебе», - пообещал Чак. Его взгляд был наполнен заботой и пониманием, и Блэр ненавидела его за это. Где был тот взгляд, о котором говорила Серена? Его не было нигде поблизости. Блэр была его маленькой фарфоровой куколкой. Конечно, он заботился о ней, но он пускался во все тяжкие только с девушками вроде Джорджины. Мысль об этом вызвала у Блэр приступ тошноты.

«Ты раздражаешь меня», - огрызнулась Блэр. Она забрала у него свой бокал и встала. Ей потребовалась секунда, чтобы обрести равновесие, прежде чем она упала на колени Нейта. Она невинно улыбнулась ему, но он ничего не ответил ей. Спасибо Богу за Нейта.

Поездка в аэропорт на лимузине была ужасна. Джорджина уселась к Чаку на колени и вела себя как сущий дьявол. Была целая минута, когда ее язык не вращался у него во рту. Казалось, он не возражал. Блэр вжалась в сиденье в противоположном углу автомобиля, помимо этого ей приходилось сидеть рядом с Дэном Хамфри. Он отлично делал свое дело - игнорировал ее, она с удовольствием делала то же самое.

"Мы уже на месте?" - противный голос Джорджины ворвался в мечты Блэр. Она выглянула в окно и обнаружила, что они застряли в пробке. Великолепно. «Чак?» - заскулила Джорджина.

«Господи, помоги мне», - промямлил Дэн Хамфри. Блэр услышала это и повернулась, чтобы посмотреть на него. Она взглянула на него вопросительно , а он лишь пожал плечами и вяло улыбнулся. Ясно, что она была не единственной, кто не мог выносить эту ненормальную стерву.

«Ты не думаешь, что она что-то вроде пришельца из космоса? Я клянусь, обычные люди гораздо больше нуждаются в воздухе, чем она», - пошутил он. Блэр обнаружила, что смеется вместе с ним.

Джорджина и Чак услышали их и решили передохнуть, чтобы узнать, в чем дело. Чак посмотрел на улыбающихся Дэна
и Блэр оценивающим взглядом. Чак нахмурился и без лишних слов сбросил Джорджину с колен. Джорджина бросила быстрый взгляд на Блэр, а затем снова попыталась завладеть вниманием Чака, но он игнорировал ее до конца поездки. Это каким-то образом сделало Блэр счастливой. Она продолжала улыбаться до конца поездки и игнорировала холодные взгляды, которые Чак бросал в ее сторону. Когда пришло время занимать места, она снова села рядом с Дэном. Она сделала это не потому, что его компания сильно устраивала ее, а потому что это вызывало особый интерес у Чака.

«Я собираюсь лечь», - заявил Чак. Серена, Нейт и Картер кивнули, а Блэр предпочла проигнорировать его. Джорджина попыталась пойти с ним, но он резко остановил ее. «Один, Джорджина. Найди другой способ занять себя». Он ушел, не сказав более ни слова. Джорджина скорчила недовольную гримасу Блэр, прежде чем она забралась на диван. Блэр была рада, что ей не придется думать о том, чем эти двое могли заниматься за закрытыми дверьми. Это и правда могло привести к тому, что ей бы пришлось провести в ванной весь полет. Это вызывало у нее только рвотный рефлекс.

«Ты играешь в опасную игру», - раздался голос Дэна рядом. Блэр и думать забыла, что он тоже здесь и была удивлена, когда он заговорил. Блэр повернулась к нему, чтобы избавиться от путаницы. « Я был бы признателен, если бы в следующий раз ты не тревожила меня. Чак, может, и не пугает тебя, но мне бы не хотелось попасть в хит-лист Принца тьмы». Блэр уставилась на Дэна: «Ты о чем говоришь, Хамфри?»

«Просто выбери кого-нибудь другого, чтобы заставить его ревновать», - ответил Дэн без особого энтузиазма.
Блэр пожала плечами. «Как знаешь», - согласилась она. Она отложила журнал и уселась поудобнее на диване. Последние несколько минут ее глаза были устремлены на закрытые двери Чака.

Ей хотелось узнать, как он. Ей хотелось видеть, что она действительно заставила его ревновать. Она не делала этого намерено сначала, но его реакция была такой…забавной. Прошло несколько часов полета и все спали. Блэр пыталась несколько раз соскользнуть незаметно с дивана, на котором они были с Дэном и пробраться к комнате Чака. Наконец ей это удалось. Она не стала стучать. Комната была погружена во тьму, когда она вошла, но она смогла различить его силуэт под одеялом. Его дыхание было ровным и спокойным. Она решила, что он спит. Она сняла туфли и расстегнула молнию на платье и аккуратно сняла его. Она сделала несколько грациозных движений (которыми так гордилась) и незамтно оказалась под одеялом рядом с ним. Его руки немедленно обвились вокруг нее, пару раз скользнули по талии и прижали ее к нему. «Что на тебе надето?» - прошептал он тихим голосом ей на ушко.

«Одежда», - ответила она едко.

Он придвинулся ближе к ней, он прижался всей своей грудью к ее спине. Его руки гладили ее по талии, изгиб ее бедер, затем соскользнули вниз - между ее прекрасных бедер. Его пальцы скользнули дальше в глубь, по нежной коже. Она пыталась скрыть надвигающуюся волну возбуждения.

« Вряд ли», - выдохнул он.

Она была в напряжении всего пару секунд, прежде чем все ее тревоги унеслись прочь. Если она чувствует себя странно, когда он касается ее - он должен перестать это делать. Она не хотела, чтобы это случилось. Это было так прекрасно, лежать вот так, прижавшись к нему. Его дыхание своим теплом щекотало ей затылок, его пальцы были такими теплыми и нежными, когда гладили ее бедра.

«Блэр». Ее имя шепотом сорвалось с его губ, но она услышала это. Было что-то новое в его голосе, она внезапно обнаружила это. Он потерял контроль. Это было откровением для нее. Его рука, которая лежала на ее бедре, начала двигаться дальше, пока не уперлась в кружева ее трусиков. Его рука остановилась. Один из его пальцев проник сквозь тонкое кружево и погрузился внутрь.

Ее сердце билось в груди с такой силой, что ей казалось, что оно вот-вот выпрыгнет. Его пальцы кружили вокруг входа в пучину страсти и снова ускользали на безопасное расстояние. Блэр боялась пошевелиться, или вымолвить хоть слово, потому что он мог остановиться…У нее не было опыта в подобных делах, но она определенно не хотела, чтобы он останавливался. Она жаждала, чтобы он продолжал. Он гладил все ее прекрасное тело, она чувствовала как он наслаждается этим. Она думала о том, как бы обернуться назад и коснуться его, но она не чувствовала себя слишком уверенно, чтобы сделать это. Она все еще находилась в состоянии полной зависимости от него. Чувствовалось, что Чак хочет сменить позицию, Блэр тоже этого хотела, но все таки боялась пошевелиться, чтобы не нарушить их единение.
Его губы коснулись изгиба ее шеи и она почувствовала как он начал покрывать ее нежными поцелуями. Его рука медленно двигалась вглубь между ее прекрасных бедер, в этот момент ее чувства были на пределе. Он был вокруг нее, рядом, он был везде. Она не могла ни на чем сосредоточиться. Ее дыхание учащалось с каждым движением его пальцев. Только ее трусики были преградой для них. Блэр изнемогала в его руках.

«Все хорошо?» - в его голосе прозвучал вопрос, но она едва могла его слышать. Его губы касались ее ушка и он нежно покусывал его. Его руки дразнили ее, поцелуи сводили с ума. Блэр Уолдорф теряла контроль.

«Чаааааааааак», - прошептала она. Она не могла больше произнести ни слова, но надеялась, что этого будет достаточно. Его губы снова целовали ее шею, он нашел самую чувствительную ложбинку. Она извивалась в его руках, не в силах остановиться. Его пальцы медленно двигались к заветной цели сквозь преграду из кружев. Она думала, что сейчас закричит, но Чак соскользнул вниз. Его пальцы гладили ее обнаженную кожу, ей было несказанно хорошо и это шокировало ее.

«Тебе хорошо?» - спросил он нежно. Он был здесь, в самом центре, в нескольких миллиметрах от… Она не знала. Она хотела узнать. Она хотела, чтобы он узнал. «Блэр?» - он ждал. Он не будет продолжать, пока она не озвучит свои желания.

«Да», -вырывалось у нее.

«Да», - прошептала она.

Он вошел в нее, а она закусила губы, чтобы не закричать. Все это было так ново для нее. Чувства достигли своего апогея. Он двигался в ней с легкостью, с чувством человека, который знал, что делает. Ее мозг был в оцепенении пару минут, потом она решила, что не станет думать об этом. Ей было все равно. Ничто не могло побеспокоить ее в этот момент. Он начал двигаться быстрее, и она, подхватив его ритм, стала двигаться ему навстречу, навстречу тому, чего она так жаждала. Она была на гребне волны, почти на вершине блаженства, задыхаясь в момент, когда….
Раздался стук в дверь. Сначала он был тихим, Блэр пыталась его игнорировать. Он был все еще в ней, все еще двигался, когда она все чувствовала так живо…Она чувствовала его. Он испустил громкий звук, и прежде чем она поняла, что произошло, он вышел из нее и оставил ее совершенно несчастную.

«Нет», – сказала она, всхлипывая.

Он включил свет и бросил нежный взгляд на нее, лежащую рядом. Его лицо было полно горечи, но он не сказал ни слова. Он подошел к двери и открыл ее лишь на несколько сантиметров.

«Чак». Это была Джорджина.

«Что?» - огрызнулся он.

«Там подают ланч. Пойдем и поиграем с нами». Джорджина попыталась войти внутрь. Она знала, что Блэр здесь, ее любопытство не позволяло ей уйти ничего не разузнав. «Бери Блэр с собой. Я уверена, что она тоже голодна».
«Буду через минуту». Он захлопнул дверь без всяких объяснений, и повернулся к Блэр. «Ланч», - объяснил он.
Блэр кивнула. Они смотрели в глаза друг друга. Они знали, что не появись Джорджина сейчас, все было бы по-другому. Блэр испытывала сожаление, но также она испытывала и облегчение. Она не хотела потерять свою девственность на самолете со всеми своими друзьями за пределами этой комнаты. Это должно было быть чем-то особенным.

«Мы должны…». Чак выглядел так, что готов был сделать все что угодно, лишь бы только выбраться отсюда. Было очевидно, что невозможность вернуться к ней в постель, причиняет ему просто физическую боль. Это заставило ее улыбнуться, но она отвернулась от него слишком поздно, чтобы он не успел заметить ее улыбки. «Тебе весело?». Он встал позади кровати так, что его и ее лицо встретились.

«Нет», -пыталась она отрицать очевидное. Она отбросила простыни, чтобы встать с постели, но он взял ее за руку и прижал к кровати. Он был на полпути к ней, ее сердце снова бешено забилось. «Ты опасен для моего здоровья», - вырвалось у нее из груди. Он усмехнулся в ответ: « Я могу сказать тебе тоже самое». Он с нежностью прикоснулся к ней, и свежий румянец расцвел на ее щеках. «Ты точно не хочешь есть?». Он наклонился и уткнулся лицом в ее шею. Он провел языком по тонким изгибам, словно пробуя ее на вкус. Он снова начал нежно целовать ту самую чувствительную ложбинку, она вздохнула пару раз, прежде чем смогла взять себя в руки.

«Нет», - согласилась она бездумно. Она хотела только одного - быть здесь с ним. Именно здесь ей было хорошо. Он целовал сначала ее шею, ключицу и теперь плечи. Ей казалось, что ее обжигает огнем. Он нежно взял ее за бедро и закинул ее прекрасную ножку за свою мускулистую спину, так чтобы она вся была в его власти. Блэр никогда не была ни кому так близко, прежде. Это пугало и радовало ее одновременно. И тут раздался еще один стук в дверь. Этот был похож на пулеметную очередь. Чак в конце концов прекратил все попытки игнорировать это и отпустил Блэр. Она лежала здесь, задыхаясь от разочарования. Она собиралась убить Джорджину Спаркс.

«Пошли, Басс. Ланч». На этот раз это был Картер. Он отлично проводил время в попытках поиздеваться над Чаком. Блэр смущалась от мысли, что все знают о том, чем они тут занимаются. Без единого слова она встала с кровати и одела платье.

Чаку требовалось время, чтобы успокоиться. «Иди вперед меня».

Блэр кивнула и потянулась к дверной ручке. Она остановилась в последнюю секунду. Она не знала что сказать ему, но она не хотела, чтобы все это было так неловко. «Чак...»

Он наконец открыл глаза и посмотрел на нее. Раздраженное выражение его лица сменилось телотой, он улыбался ей изо всех сил. Выглядело довольно нелепо, но она знала, что он старался. «Позже». Это было обещание. Обещание того, в чем она не была уверена, но ей надо было держаться, поскольку она собиралась присоединиться к своим друзьям.

«Блэр, почему ты выглядишь слегка раскрасневшейся?»- дразнила Серена

«Как помидор»,- добавил Картер с дьявольской усмешкой. Джорджина нахмурилась. «Ты выглядишь ужасно». «Также отвратительно как и ты со своими гадкими волосами», - парировала Блэр.

Прежде, чем Джорджина успела вставить еще одну колкость, из спальни вышел Чак. Он выглядел абсолютно обновленным и расслабленным. Он сел на место рядом с Блэр и утащил виноградинку из ее тарелки. Он абсолютно игнорировал Джорджину, и когда Блэр поймала его взгляд - он подмигнул ей в ответ. Блэр ему улыбнулась. Все должно быть хорошо...

Перевод подготовленМарией Комаровой и Дарьей Шавочкиной
Обсуждение перевода ЗДЕСЬ
 
mio-mioДата: Понедельник, 07.05.2012, 15:52 | Сообщение # 9
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
12 глава.


Чувство, как будто, я пытаюсь дышать под водой,
Пытаясь подняться, но я продолжаю влюбляться дальше.
Впереди турбулентность ... Д.Х.

Kris Allen – I Need To Know


Блэр спустилась вниз. Ожидая лимузин, она чувствовала, что совершает настоящий подвиг. Она не спала весь перелет, потому что не могла выкинуть Чака из головы. Это было глупо идти с ним в ту комнату, глупо чувствовать что-то к нему, даже было глупо отправляться в эту поездку. Она мысленно пинала себя, пока они ехали на частную виллу. Каждый кидал на нее вопросительный взгляд. Картер не мог остановиться делать грубые комментарии, и ее лучшим другом был Бенедикт Арнольд, в шутку, наряду со всеми остальными. Они все думали, что она спала с Чаком в самолете, и это раздражало ее. Во-первых, она далеко не относилась к такому типу девушек, а во-вторых, они прервали ее прежде, чем она сделала выбор: остановиться ей...или нет. Чак ничего не делал, чтобы помочь в этой ситуации. Он каждый раз откровенно игнорировал Джорджину, в то время как Блэр постоянно ловила на себе его взгляды. С его стороны это был не очень удачный момент, что бы начинать проявлять (и очень даже очевидно) такую серьезную заинтересованность ею. Румянец с её лица никогда бы не сошел от такого смущения.

"Мы разделим комнату, или у тебя есть другой план проживания?" - Серена улыбалась от уха до уха.

"Ты похожа на осла", - огрызнулась Блэр. Улыбка Серены немедленно исчезла. Она схватила Блэр за руку и оттащила ее от других, кто освежался у полностью заполненного бара.

"Ты в порядке, Блэр?" - Серена проявила всю заботу и беспокойство, и прохладная преграда Блэр рухнула. "Я не хотела спрашивать тебя об этом в самолете, потому что все были рядом...Ты ведь в порядке, правда?"

"Я в порядке", - пообещала Блэр. "Я не спала с ним, Серена". Она должна была убедиться, что Серена знает. Она не знала, почему это было так важно, чтобы Серена знала, но это было так.

"Конечно же, ты не спала", - реакция Серены удивила Блэр.

"Это было бы отвратительно, если я бы переспала?" - Блэр чувствовала гнев, который кипел внутри нее. Кто-либо еще и Серена предположили бы, что что-то произошло, но не Блэр. Блэр никогда бы. Она действительно хотела послать ее, свою лучшую подругу.

"Да", - тут же ответила Серена. "Да, и я бы убила Чака даже за попытку переспать с тобой". Серена начала мыть руки, и Блэр не посмела прерывать ее. Иногда Блэр задавалась вопросом, почему Серена так ненавидела Чака, но она боялась спрашивать. Что если Серена знала что-то о нем слишком ужасное? Блэр знала Чака достаточно хорошо, чтобы понимать, что это возможно.

"Хорошо, ничего не произошло", - соврала Блэр. Она не собиралась вступать в дискуссии с Сереной, особенно когда она чувствовала себя настолько измотанной от этой встречи. "Мы только разговаривали".

Серена кивнула. "Я поняла. Ты сердилась на него за то, что он притащил Джорджину?" - Серена бросила взгляд на рыжую голову в комнате, и фальшивка улыбнулась в ее направлении. "Джорджина бывает забавной, но иногда она становится сумасшедшей. Она, наверное, собирается соблазнить Чака".

Блэр поморщилась. Это было легко понять. Джорджина все еще висела на правом локте Чака и выпрашивала внимания к ней. Блэр тошнило от вида всего этого. "Меня не волнует эта Джорджина". В этот день Блэр превращалась в Пиноккио. Каждое слово было ложью.

"Конечно", - Серена засмеялась над этой ложью и потянула Блэр в бар. "Вы угадаете какой напиток я хочу, сэр?" - она резко похлопала ресницами в направлении Нейта, и он передал ей ярко-красную смесь.

"Это выглядит отвратительно, Серена", - Джорджина опустила свой нос в напиток и попыталась сильнее обнять Чака. Он позволил ей, и Блэр отвернулась прежде, чем кто-либо мог увидеть разочарование на ее лице.

"Нейти и я придумали этот напиток на борту самолета. Это довольно вкусно, но вы его не получите", - Серена улыбнулась прекрасной, но ледяной улыбкой в направлении Джорджины, и все это заметили. Заметила и Джорджина, которая, казалось, была обеспокоена прохладным отношением к ней Серены. Блэр понравилось это. Она нуждалась в ком-то в своей команде.

"Вы так напряжены. У меня есть прекрасное лекарство для вас", - Картер искоса посмотрел на девочек. Джорджина улыбнулась ему, и Серена послала ему воздушный поцелуй. Блэр проигнорировала его. Она не могла иметь дело с его непристойным поведением, видя слизистые руки Джорджины на Чаке. "Уолдорф? Вчетвером, я уверяю тебя".

"Только в твоих мечтах, Картер", - она ушла от их маленького сборища прежде, чем созерцание Чака и Джорджины вызвало у нее рвотный рефлекс. Она направилась в самую близкую спальню и забралась на кровать. Она решила, что это будет ее кровать, и первый пункт её плана – дать Джорджине понять, что её никто не приглашал, никогда.

Через несколько минут, кровать около Блэр прогнулась, и она обернулась, что бы понять, кто решил присоединиться к ней. Она не была удивлена, увидев, что это Чак. Еще ей было некомфортно вновь оказаться с ним в одной кровати. По крайне мере, дверь была открыта. Картер, на сей раз, не мог снова начать отпускать свои шуточки.

"Это моя комната", - сказала Блэр только, чтобы нарушить тишину. "Ты и Джорджина не являетесь долгожданными гостями", - добавила она раздраженно. Ей было все равно, что она показывает ему свою ревность или говорит, как ребенок. Она чувствовала себя ранимой и раздраженной. Кто-то должен был ответить за это.

Он еле слышно вздохнул, и она видела, как сменяются эмоции на его лице. Все это происходило с молниеносной скоростью. Оно менялось от раздражения до сожаления и, наконец, к своей привычной оболочке безразличия. Он даже не потрудился ответить.

"Уходи, Чак!" Она повернулась и оказалась спиной к нему, что избавило её от необходимости смотреть ему в лицо. Ей нужно было осознать некоторые вещи прежде, чем они заведут разговор о том, что произошло в самолете. Она все еще не верила, и нагло отрицала свою вину за то, что вошла в ту комнату. Это было так не похоже на Блэр Уолдорф.

"У Джорджины своя собственная комната", - он наконец-то заговорил с ней. Она не смотрела на него, но она, действительно, почувствовала себя намного лучше. "Мы должны...?" - он колебался, и она наконец повернулась, чтобы снова встретиться с его пристальным взглядом. "Поговорить?" - ему наконец удалось сказать это. Она могла бы сказать, что это была последняя вещь в мире, которую он хотел сделать. На этот раз они оба находились на одной волне.

"Думаю, нет", - призналась она.

Он был удивлен. "Правда? Я думал, что это будет принудительно", - он выдавил из себя небольшую улыбку, и она улыбнулась ему в ответ. Кое-что отличались между ними сейчас. Это невозможно было отрицать. Что-то изменилось в их отношениях, возможно власть, потому что Блэр чувствовала, что сейчас имеет больше власти над ним. Она определенно командовала его вниманием так, как не могла делать этого ранее.

Она открыло свой рот, что бы что-то сказать, но вдруг смутилась. Она боялась даже начинать обсуждать эту тему с ним. Она боялась даже думать об этом, пока была не одна, она должна разложить все по полочкам в своей голове. Она почти занялась сексом с ним. Она хотела заняться сексом с ним. И это пугало ее. Все ее тщательно спланированные мечты о романе так быстро вылетели из окна…и все из-за него.

"Просто скажи это", - потребовал он нетерпеливо. Его глаза были темнее, чем обычно, и он двигался к ней все ближе и ближе на кровати.

"Я не хочу, чтобы это было чем-то странным между нами..." - она знала, что это было что- то сродни клише, но это было правдой. Она привыкла к тому, что он находится в ее жизни. Ей нравилось, что он был её частью. Казалось, что это само собой разумеющееся. Что бы ни случилось, она не хотела потерять его. Она не могла потерять его.

Он рассмеялся себе под нос, но не отвечал в течение нескольких минут. Блэр уже почти потеряла надежду, когда он заговорил. "Люди всегда говорят это. Они всегда говорят, что ничего не изменится, что все будет, как прежде...они лгут, Блэр. Это всегда все меняет. Иногда в лучшую сторону, иногда в худшую. Я не хочу лгать тебе".
Блэр кивнула, но не смогла ответить. Она оценила его честность, но предпочла бы небольшое дополнение к сказанному, хотела бы услышать хоть пару слов об их дружбе. Хотя Чак не был хорош в исполнении эмоциональной чепухи, Блэр пришлось согласиться с этим.

"Да, наверное...спасибо", - ей удалось ответить.

Чак быстро перевернулся рядом с ней, и положил руку на ее талию. Их лица были в сантиметре друг от друга, и его взгляд был прикован к ней. Ее дыхание сбилось, и ее сердце опять начало танцевать. Это всегда было нехорошо, когда он приближался к ней так близко, все рациональные мысли быстро покидали ее мозг.

"Я не хочу причинить тебе боль". Его слова были полны страсти, она никогда не слышала от него такого раньше. Его глаза были настолько выразительными, что ей было мучительно смотреть в них. Она не была уверена, откуда он это взял или что именно он имел ввиду.

"Хорошо", - согласилась она. Он начал наклоняться к ней в течение еще нескольких минут, потом он приблизился и быстро поцеловал ее в губы. Прежде, чем она смогла ответить на его поцелуй, он вскочил с кровати. "Чак?" - она позвала его, совершенно сбитая с толку.

"Я собираюсь поплавать", - ответил он, не поворачиваясь к ней. Она наблюдала, как он скрывается за углом и, наконец, выдохнула. У него был способ вертеть ею. Умная часть её понимала, что это не хорошо, а другая ее часть, ее тупое, нелепое сердце выпрыгивало из груди так, как будто она выиграла в лотерею. Ее сердце всегда побеждало.

День перерос в ночь, и вместо того, чтобы ехать в город, Картер решил, что им нужно устроить частную вечеринку на вилле. Это означало: алкоголь, наркотики и женщин. Блэр была не в восторге от любой из этих трех вещей, но она нацепила свою лучшую улыбку и согласилась пойти вместе с Нейтом и Сереной в город за алкоголем. Картер приглашал девушек, а Чак отвечал за наркотики. Джорджина увязалась с ним, и Блэр старалась не гоняться за этой ядовитой сукой, чтобы перетащить ее обратно. Чак проводил время с Джорджиной, не удовлетворяя ее. Совсем.

"Хорошо", - Серена отвела Блэр в сторону, пока Нейт платил за алкоголь, который они только что купили. "Ты дулась весь день. Ты собираешься сказать мне что случилось, или я буду ждать, пока ты наделаешь ошибок?" - Серена выпрямила спину, руки положила на бедра, сделала жестокий взгляд на ее лице, и Блэр знала, что она пропала.

"Джорджина Спаркс - моя проблема, - Блэр прошипела ее имя сквозь зубы, - она – пиявка!"

Серена кивнула. "Правда. Но ты всегда об этом знала. Твоя проблема не Джорджина, Блэр", - сказала Серена с раздражающим и понимающим взглядом. «Чак - твоя проблема. Твои чувства к Чаку - твоя проблема».

"У меня нет чувств к Чаку", - цокнула Блэр. Серена засмеялась во весь голос, и Блэр посмотрела на нее. "Сучка", - пробормотала она себе под нос.

Серена просто улыбнулась: "Лгунья".

Нейт спас ситуацию. "Все в порядке. Они собираются доставить это на нашу виллу. Я даже не знаю, что за дерьмо, половина из того, что заказал Картер. Я предлагаю держаться подальше от того, что окрашено в забавные цвета", - посоветовал Нейт девушкам. Серена хихикнула и кивнула головой. Она улетела бы с любого напитка, попавшего к ней в руки. Блэр придерживалась безопасного содержимого. Бог знает, как это дерьмо, что заказал Картер, будет влиять на психику.

"Давайте будем более «туристичными», - Серена хлопнула в ладоши и надела свое лучшее умоляющее выражение лица. «Мы не должны возвращаться на виллу в течение некоторого времени, и было бы интересно осмотреть здесь все». Блэр хотела заткнуть Серену, но та продолжила. "Кроме того, Джорджина может вернуться, ведь ты не хочешь попасть впросак с ней, Би?"

Блэр вздохнула: "Хорошо. Давайте будем туристами".

"Звучит неплохо", - легко согласился Нейт.

Все трое провели тихие часы, гуляя по небольшой приморской деревне, в которой они жили. Серена тащила их в каждые кафе, бары и магазины, которые могла найти, и Блэр была обязана ей. Город был красивым и необычным, Блэр не заметно для себя влюбилась в него. Нейт и Серена бегали, как маленькие дети, и ловили заинтересованные и раздраженные взгляды прохожих. Блэр даже делала вид, что не знает их. Тем не менее, они отвлекли ее от мыслей про Чака и Джорджину, и от того, чем эти двое могли заниматься днем.

Они зашли в маленькое приморское кафе, когда телефон Нейта зазвонил. Он отошел в сторону, чтобы ответить на звонок, Серена и Блэр заказали напитки и нашли столик.

"Ии...наш разговор..." - Серена села рядом с ней.

"Ты такая нудная", - повернулась к ней Блэр. Серена просто пожала плечами. Она знала это, и это ее не волновало. Блэр слегка улыбнулась. Серена могла свести ее с ума, но без нее Блэр бы сошла с ума, в конечном счете.

"Блэр..."

"Я не хочу разговаривать об этом, Серена. У нас каникулы. Давай наслаждаться", - Блэр взяла хлебную корзинку и засунула себе в рот огромный кусок. Ее нервы бушевали снаружи и внутри нее, и она не могла опустить свою дергающуюся ногу на землю. Чак опять ворвался в ее мысли, и это была вина Серены.

Серена открыла рот, чтобы ответить, но Нейт подоспел вовремя. Он сел в кресло напротив них и взял кусок хлеба.

"Кто это был?" - Блэр хотела спросить словно невзначай, но с треском провалилась.

"Чак. Он собирается приехать к нам". Нейт продолжил пичкать себя хлебом, а Серена и Блэр обменялись взглядами. Блэр умирала, как хотела спросить, приедет ли Чак один, но она просто не могла. Нейт мог посмотреть на нее жалостным взглядом, как он иногда смотрел на нее, и это бы сломило Блэр.

"Пожалуйста, скажи, что он приедет без Джорджины, - спросила Серена для Блэр, - я не в настроении для ее сумасшествия. Сегодняшний день был совершенством". Серена сжала руку Блэр под столом, и Блэр пожала ее в знак признательности.

«Нет, Чак сплавил ее Картеру», – ответил Нейт и позвал официанта, чтоб заказать для всех банкет. Блэр вздохнула с облегчением, а Серена улыбнулась. Их идеальное утро ничто не разрушило.

Через двадцать минут приехал Чак. Блэр не могла сдержать улыбки, когда он сел рядом с ней, и он ухмыльнулся в ответ. Это могло ее задеть, но вино, которое ранее заказал Нейт, уже сделало свое дело и окружение ее было слишком замечательным, чтобы чувствовать что-то кроме полного умиротворения. Она хотела остановить этот момент и сохранить его навсегда. Трое ее любимых друзей, прекрасное место, отличная еда и веселые разговоры. Впервые за долгое время она почувствовала себя расслабленной. Больше она ничего не хотела.

- Наслаждаешься? - Чак наклонился и прошептал ей на ушко. Нейт и Серена были увлечены десертом, а Блэр наблюдала за ними с улыбкой.

- Да, - согласилась она. Она повернулась к нему так, что теперь их разделяла всего пара сантиметров. Наверное, вино сделало ее такой смелой и теперь все, что в нем пугало ее до смерти, подталкивало ее еще ближе. Он приблизился к ней, и теперь они соприкасались лбами. Это смотрелось так по-детски, что она едва ли удержалась, чтоб не хихикнуть. Чак всегда отличался своей жаждой к дикому сексу и вечеринкам, но только не в этот момент. Что-то было в нем милое, детское, он казался уязвимым. Она была взволнована тем, что он поделился с ней.

- О чем ты думаешь? - взболтнула она и через секунду поняла, что разрушила момент. Как бы ни были они с Чаком близки, он никогда не любил открытых разговоров. Она ожидала, что он снова закроется от нее, оттолкнет, возведет свою непробиваемую стену, которая так была ему удобна. Но он этого не сделал.

- Я думаю, что это хорошо… расслабься. - Легкая улыбка скользнула на его устах. Сердце Блэр взорвалось в туже секунду. - А ты о чем думаешь?

В какой-то момент ее охватило волнение, но она его отогнала. Ее очередь, все-таки не часто удается поиграть с Чаком Бассом в честную игру.

- Я думаю, что ты мне нравишься таким, как сейчас, - стесняясь призналась она, и глянула на Нейта с Сереной, чтоб узнать наблюдают ли они за происходящим. К счастью они были увлечены запихиванием еды друг другу в рот и смеялись как дураки. Это типичное поведение для них.

- Эй, - шепнул он своим завораживающим голосом и Блэр снова посмотрела ему в глаза. Он смотрел на нее своим темным задумчивым взглядом, к которому она начала привыкать. - А какой я?

- Хороший, - Блэр прикусила губу, стараясь не засмеяться глядя на его удивленное лицо.

- Милый, - она продолжала его дразнить.

- Я всегда хороший по отношению к тебе, но я не МИЛЫЙ! - он откровенно возмутился. Легкая улыбка скользнула на ее губах на его счет. Нейт и Серена поглядывали на них из-за своего десерта, но что бы они не увидели они сделали вид, что этого не видели. Блэр это оценила.

- Ты иногда мил, - она продолжала, опрометчиво игнорируя его испепеляющий взгляд. - Вот как сейчас, ты … ты иногда другой.

Чак пристально смотрел на нее, обескураженный ее словами. Наконец, он решил это все прекратить, и откинулся на спинку своего стула. Чак подкурил сигарету и попросил официанта принести еще вина. Серена запротестовала:

- Нет, нет, нет! Мы уже потратили достаточно времени на обжорство, теперь мы снова будем туристами. – Нейт кивнул в знак одобрения, и Серена вопросительно посмотрела на Блэр. – Ты с нами?

Блэр посмотрела на Чака, и что-то заставило ее остаться. И, как ни странно, Серена не начала ее отговаривать. Через несколько мгновений Нейт и Серена были на пути к увлекательным приключениям, а Чак и Блэр могли наконец остаться наедине. Воцарилась тишина, но Блэр не видела необходимости ее нарушать. Она попивала вино и кидала взгляды в сторону Чака. Он смотрел на воду, выкуривая сигареты одну за одной. Она видела, что он на грани. Та молчаливая умиротворенная тишина превратилась во что-то другое. Блер не могла понять что случилось, и как это исправить.

- Я не хочу быть задницей – его слова шокировали ее. Она поставила бокал вина и повернулась к нему. На ее лице было написано «ага, конечно!», и он засмеялся в ответ. – Я уточню, я не хочу быть задницей по отношению к тебе.
Блэр кивнула. Это уточнение она более менее могла принять. Нет, она никогда не думала, что Чак намерено хочет причинить ей боль, но проблема была в том, что Чак не понимал, что своими действиями задевал ее. Вместо того, чтобы погружаться в то, что происходило между ними, он на показ ходит перед ней с Джординой и другими шлюшками. Она иногда даже думала, что это такой вид мучительного безмолвного наказания, но если это было так, то что же тогда она сделала не правильно?

- Но, все же ты можешь быть ей, - парировала она. Было нелегко найти подходящий ответ. Она не хотела быть еще одним человеком, обвиняющим его. Хватило его отца, который похоронил для себя сына, и Чаку этой горечи хватит на всю жизнь. – Только потому, что ты не имеешь в виду … - она остановила себя. Они шагнули на опасную территорию, и Блэр побоялась говорить слишком много. Ей стало тошно, только от одной мысли, что она сейчас откроется ему, будет словно обнаженная перед ним.

- Давай, Блэр, заканчивай свою мысль, – его голос был холоден, словно сталь, раздраженность, которую он не мог скрыть. Блэр отстранилась от него и взяла бокал вина – Ты всегда это делаешь! – вздохнул Чак с разочарованием и подкурил еще одну сигарету. Он не прекращал курить одну за одной. Его нервная система была так же истощена, как и у Блэр.

- Я всегда делаю что? – резко выпалила она. Блэр не курила, но ей так захотелось выхватить у него сигарету и сделать пару затяжек. Ей это было необходимо.

- Ты нервничаешь. Хотел бы я, чтоб ты просто сказала то, что хотела. К черту обстоятельства, – он подозвал официанта, чтоб наполнить их бокалы.

Блэр открыла рот от удивления. Он ведь несерьезно. Она была таинственной? Эта мысль была настолько смешна, что ей захотелось встряхнуть его, ударить, швырнуть в воду, чтоб пробудить. Она знала, что она не самый эмоционально доступный человек, но в сравнении с ним, она была просто открытой книгой.

- Во-первых, я поверить не могу в то, что ты только что сказал. Ты… Чак Басс… это шутка какая-то. – Она залпом выпила вино и взяла новый бокал – Вытащить из тебя хоть что-то, все равно, что зуб вырвать! Будто для тебя физически мучительно больно быть честным со мной. Так не сиди здесь и не говори, что я трусливая. Я не такая. Я просто осторожна. – Она так быстро отвернулась от него, что если б этого не сделала, то сказала бы то, о чем потом пожалела.

- Осторожной, – покривлялся он, и ее ярость росла. – Зачем тебе быть осторожной со мной?

Она заметила, что он не опроверг ее замечаний по поводу его поведения. Ну хотя бы так.

- Мне нужно быть осторожной с тобой, хоть мы с тобой и друзья… - она остановилась, понимая, что слово «друзья» немного не подходит. – Или кто мы там с тобой, - сердито продолжала она. – но я будто нахожусь на минном поле. Вокруг столько капканов, и не знаешь, в какой попадешь. Я не могу быть слишком заботливой, я не могу задавать много вопросов. Я могу даже никогда-никогда не спрашивать, почему ты так сделал, потому что только однин Бог знает, ты так сделал. Ты утомителен, Чак.

Блэр знала, что она сказала слишком много, но может и не достаточно. Но все равно, она больше не могла продолжать этот разговор. Она схватила свою сумочку, жакет и направилась вдоль берега. Ей нужно было передохнуть от него.
Чак догнал ее через несколько минут, когда она остановилась у мостика, наблюдая за водой. Он подошел к ней и подкурил очередную сигарету. Ей так хотелось крикнуть, чтоб он, наконец, перестал курить, но она понимала, что нужно сохранять спокойствие, если она хочет прекратить этот спор. Она уже достаточно выругалась и накричала на Чака, больше чем когда-либо. Она догадывалась, что он вот-вот взорвется и она боялась слов, которые готовы были вырваться из его уст в свое время. Все, что она знала, что последствия могут быть болезненными для ее сердца.

- Если я такой ужасный, тогда почему ты хочешь быть рядом со мной? – В его вопросе не было злобы, казалось, он и правда хочет знать ответ. Он будто немного погрустнел, и холод Блэр тут же улетучился. Меньше всего она хотела причинить ему боль. Она достаточно видела униженного его отцом Чака, и она не хотела, чтоб кто-нибудь еще причинял ему боль, тем более она.

Блэр была напряжена, она хотела все прояснить, но не могла заставить себя сказать то, что чувствует. Она не могла сказать ему правду, всю правду. Она не могла сказать, что любит его, что она должна быть рядом с ним. Если она скажет, он убежит, она знала, она чувствовала это каждой клеткой своего тела. Он не готов был принять ее любовь, и если она взвалит свои чувства на него, они могут раздавить их обоих.

- Ты знаешь, почему, – Все что она смогла сказать.

Чак затушил сигарету и повернулся к ней. Она заставила себя посмотреть ему в глаза. Каждая частичка ее тела была наполнена страхом, такого волнения она еще никогда не испытывала к нему. Он прикоснулся к ее локонам, он любил ее локоны. Она опустила веки, больше не в силах смотреть в его глаза. Казалось, в них столько тоски, замешательства, что все, что ей хотелось сделать – это держать его крепче и обещать, что все будет хорошо. Хотя Чак и не принял бы таких действий, он бы рассматривал их как вторжение.

- Я рад, что тебе не безразлично. Я … - Он глубоко вздохнул и снова отвернулся от нее. Он потянулся за следующей сигаретой, но она мягко его остановила. Он не сопротивлялся ей. – Ты нужна мне. – Это признание вырвалось откуда-то из глубины его души, и она услышала в этих словах беспокойство.

Блэр чувствовала свою маленькую победу. После стольких разговоров и слов, которые она хотела и не хотела ему говорить, наконец он ответил ей. Нуждаться – не значит любить. Это было не совсем то, о чем она мечтала, но из уст Чака слово «нуждаться» казалось куда более важным. Она приблизилась к нему и дрожащей рукой взяла его руку. Он крепче сжал ее и несколько минут они стояли и смотрели на воду вместе. Блэр не замечала прекрасного пейзажа,
окружающего их. Все, что она могла видеть, был Чак. Всегда только Чак.

- Чак, - она не была уверена, что сказать ему, но она понимала, что должна ответить. Их молчание не было мирным, было еще много недосказанных слов.

Он жалостливо улыбнулся.

- Ты снова это делаешь – Блер засмеялась про себя. Он был прав. – Чак… Продолжай мысль, Блэр! – он был немного напряжен, за этим скрывалось что-то серьезное. Глубина его отчаяния пугала ее, она могла его сильно ранить, и это было одновременно и ужасно и замечательно.

- Я рада, что нужна тебе, в смысле… - она остановилась и глубоко вздохнула. Это не должно было быть так тяжело, как это было. Казалось, что она прыгает с высоченной скалы ради него. – Находиться рядом с тобой, быть с тобой… это немного меня пугает. Я бы хотела, чтоб не пугало. Я бы хотела быть похожей на тебя и сказать «к черту обстоятельства», но это буду не я. Ты пугаешь меня. – Повторила она, надеясь, что он поймет то, что она хотела сказать.

Он засмеялся, мягкий теплый звук.

- Ты считаешь, что это смешно? – она была в замешательстве. Она открывается перед ним, а он смеется.

Он кивнул. – Это ты пугаешь меня, - его слова были едва слышны и ветер унес их с собой, но Блэр успела уловить их.

- Почему? – она шепнула, стараясь скрыть нотки удивления.

Чак отпустил ее руку и отстранился от нее, как физически, так и эмоционально. Это словно гром среди ясного неба, почему он это сделал? Но Блэр сдержалась. Она была зависима от того, что Чаку казалось только достойным внимания. Ей нужен был только еще один удар… и тогда никогда не остановить.

- Я ненавижу эти разговоры, мне надоело перетаскивать это одеяло туда сюда, - он повернулся к Блэр, - Я не играю в игры.

- Ты мастер играть в игры, Чак!

Он сцепил зубы и смотрел в одну точку. – Достаточно честно. Я не играю в игры с тобой. – Блер только буркнула. – Не играю! – он был так убедителен, что сам верил в то, что говорил.

- Тогда, что все это было? А? Ты ведешь себя так, будто хочешь быть рядом со мной, приглашаешь меня во все свои поездки, и устраиваешь мне Ад, если я отказываюсь. Ты говоришь мне, что я нужна тебе, и я верю в это… - слезы
подступали, комок в горле мешал говорить, но если она заплачет перед ним, она умрет. Она собралась и продолжала, - и потом ты привозишь Джорджину Спаркс в эту поездку и сосешься с ней прямо у меня на глазах, а потом… - она не могла продолжать, не хотела и думать об их рандеву на самолете

- А потом что…? – его вопрос был тихим, почти умоляющим

- Я не знаю чего ты хочешь от меня, - призналась она. Она чувствовала горечь поражения, но она больше так не могла, она не могла ходить вокруг да около своих чувств и потому начала говорить быстро. – Ты не можешь целовать меня, ты не можешь прикасаться… ты не можешь делать этого и ты ждешь, что все должно быть нормально?
Чак закрыл глаза, но она успела уловить глубокое сожаление в его глазах.

- Этого не должно было случиться. - Блэр кашлянула, но ничего не сказала. Если он начал намекать на то, что это все было ошибкой, то она готова была толкнуть его в океан. – Блэр, пожалуйста, посмотри на меня, - с его улица ушло типичное выражение самоуверенности и это потрясло Блэр.

- Ты собираешься разбить мне сердце, – тихое урчание, скользнувшее с ее уст. Холодный факт. Она видела это так же четко, как и его перед собой. Она знала это с самой первой их встречи, но все время избегала этого момента, а момент стоял перед ней как живой, дышащий, кричащий ей в лицо. Все, о чем ее предупреждали, было правдой. Он собирался разбить ей сердце. А может он уже это сделал.

Он наклонил голову, но она больше не смотрела на него. Не могла. Блэр удивилась, когда он заговорил, она думала, что уже все кончено.

- Я не знаю, почему я делаю некоторые вещи… Иногда так легче, делать то, что от тебя ожидают, тогда чего же жду я… - они снова встретились взглядами. Его переполняло отчаяние, и он глубоко вздохнул. – Я не должен был привозить Джорджину. Я знал это, когда она попросила меня поехать с нами, но я все равно это сделал. Я должен был разрешить случиться тому, что должно было случиться между нами. Я знал это. И мне было все равно… я не всегда думаю о тебе, Блэр.

- Ну вот, ты снова становишься загадочным, – она резко набросилась на него. Он отвергал ее и перешел все границы, и она должна была уйти от него. Он хотел что-то сказать, но она опередила его – Я так больше не могу. – Она собралась уходить, но он схватил ее за руку и остановил.

- Я не хочу Джорджину. И никогда не хотел. Она просто очередной способ похоронить все то, дерьмо, о котором я не могу постоянно думать. Ты не такая для меня. Ты другая и это меня пугает и это заставляет меня делать все те чертовы выходки, которые я не должен делать. Я даже не должен был этого тебе говорить, потому что ты права… я разобью тебе сердце, Блер. – Его признание обрушилось на них двоих, и до того как она успела подумать об ответе, он выпустил ее руку и ушел.

Она не пошла за ним.

Перевод подготовлен: Даша Черемушникова, Лера Чужина и Nika Chernega
Обсуждение перевода ЗДЕСЬ
 
mio-mioДата: Понедельник, 07.05.2012, 16:01 | Сообщение # 10
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 13.



Я хочу видеть тебя,
Раздетой до гола,
Я хочу видеть,
Как ты плачешь только для меня.

Depeche Mode – Stripped


Блэр схватила со стола бутылку вина и ускользнула с вечеринки на задний двор. Здесь было спокойней, но что важнее, Чак Басс не был у нее на виду. Она избегала его с их последнего душераздирающего разговора, да и он не искал встречи с ней. Блэр знала, что Чак уже вернулася на виллу, так как слышала на кухне их с Картером “милые беседы”. Дверь хлопнула, и когда она небрежно ее открыла, Чак только нахмурился и не хотел продолжения разговора. Она не должна была волноваться. Она даже не хотела беспокоится об этом, но черт возьми она беспокоилась. Чак заставил ее, и она уже действительно начинала его ненавидеть.

- Медвежонок Блэр! - Серена сорвалась с места и перепрыгнув через колени Нейта понеслась в сторону Блэр. Блэр расскрыла руки для объятий, зная, что они были неизбежными. Пьяная Серена была очень милой Сереной, и она скорей всего являлась причиной недостатка Ouzo* на вилле, как подумала Блэр. * Узо - национальный греческий напиток, греческая водка . (прим. переводчика)

- Ты выглядишь сногсшибательно! - Она шепнула Блэр на ушко, прежде чем поцеловать ее в щеку.
Картер свистнул в их сторону. Блэр и Серена нехотя повернулись, чтоб посмотреть на него. Блер светилась, а Серена хихикала.

- Продолжайте, Я не хотел прерывать вас, - он был так вульгарен, но у Блэр не было сил даже на возмущение. Она была настолько эмоционально истощена. Они с Чаком слишком много наговорили друг другу, и сейчас она не знала к чему они пришли – к чему пришла она. Блэр не была уверена, что у них с Чаком, как у друзей или кого-либо еще, есть куда идти.

- Извини, что развеяли твои фантазии, но ... - Блэр пожала плечами, помогла Серене вернуться к Нейту, а сама направилась в сторону пляжа. У нее не было игривого настроения, и она боялась, что Серена, пьяная или нет, но заметит, что что-то не так. Она не могла больше слушать поочередное поливание друг друга грязью.

Блэр уходила все дальше и дальше от виллы, так как не могла больше слышать звуки постоянных вечеринок. Ей нужен был покой, чтоб собраться с духом и свободно подышать. Она села на песок и, глядя на воду, думала ни о чем.

Начинался прилив и волны накатывались на песок, приближаясь все ближе и ближе к ней. Но она не двигалась. Она не могла двигаться. Вода начала омывать ее ноги, и песок стал мокрым вокруг нее, но она и не пошевелилась.

Немного позже она услышала шаги за спиной, и, повернувшись, она увидела Дена. Она съежилась. До этого момента ей удавалось избегать его присутствия. Она не понимала, что именно заставляло ее чувствовать себя неловко в его присутствии, но это что-то было определенно всегда. У нее создавалось такое впечатление будто он хочет ее разгадать, увидеть насквозь, или что-то в этом роде, и это ее волновало. Ден, который пишет однообразные рассказики про их вечеринки – это одно дело, но если он предполагает, что он, хоть на минуту, будет допущен в мир
Блэр Волдорф - он серьезно ошибается. Они не были друзьями, да и никогда бы ни стали ими.

- Иди куда шел, Хамфри, - прямо сказала Блэр. Но он все равно присел возле нее, и она глубоко вздохнула с разочарованием. Она хотела побыть одна в тишине и спокойствии, но он у нее это украл. – Уходи – резко бросила она.

В ее голосе было больше яда, чем она даже хотела бы, но Ден сидел как вкопанный.

- Свободный пляж, - он пожал плечами, будто все было предельно просто.

- Почему ты хочешь сидеть здесь, радом со мной, я же тебе не нравлюсь, Ден? – она напрасно ему намекала. Он был невозмутим, но кроме того у них не было ничего общего. Он бы никогда ее не понял, потому что не рос в том мире, в котором выросла она. У него могли бы быть деньги, но он вышел из обычной семьи, пока его отец не стал рок звездой, а мамины картины начали приносить доход. Блэр не была снобом, она была реалистом.

- С чего ты взяла? – он лукаво улыбнулся, а она в ответ закатила глаза. У нее не было настроения спорить и огрызаться. – Тебе грустно, Блэр… Я думаю, я просто хотел убедиться, что ты не предашь себя морской пучине или что-то в этом роде, – он небрежно пожал плечами.

- С чего бы это? – Она действительно надеялась, что ее чувства не были столь очевидными, что даже Ден Хамфри их заметил. Это было бы ужасно и непростительно унизительно.

- Нууу, я не знаю, забудь, - Ден собирался встать и уйти, но Блэр его остановила.

- Ты не должен уходить, - в ее голосе была зависть, но она осознала, что она не хочет оставаться одна сейчас. Но она и не хотела разговаривать. Ей нужно было что-то среднее. Хамфри не был первым в ее списке, но и не был последним.

– Ты можешь остаться, - сказала она немного тише.

Он сел на песок возле нее и тут же скорчил гримасу - Мои штаны мокрые!

Блэр засмеялась. Не его слова заставили ее смеяться, а то, как он их произнес. Будто это самая большая трагедия жизни Дена Хамфри – мокрые штаны. Блэр мечтала, чтоб это было самой большой ее проблемой. Черт, она бы с удовольствием сейчас покритиковала модные тенденции вместо того, чтобы оплакивать свое раненое сердце.

Раненое, но не разбитое.

- Я серьезно, почему ты здесь, Блэр? – в ожидании ответа спросил Хамфри.

- Ты мне больше нравишься, когда молчишь, – она мило ему улыбнулась и продолжила смотреть на волны. Они снова намочили ее ноги и словно подтолкнули, будто шепнули «Будь свободна!» Она встала, игнорируя все рациональные причины того, что это было сумасшествие, и начала раздеваться. Дэн сидел с открытым ртом, обескураженный ее поведением.

- Что ты делаешь? – пробормотал он. Блэр хотела спросить, что его больше волнует: то, что она собралась предаться волнам, или то, что она стоит перед ним в нижнем белье.

- Я собираюсь поплавать. Ты действительно тупица, Хамфри, не так ли? – Она ухмыльнулась, и побежала к воде, не останавливаясь, пока волны не ударились о ее тело. Вода была теплой, будто окутывала ее, дразнила. Она наполнила ее смыслом, она легла на спину и поплыла. Ден схватил ее за колено и выдернул ее из состояния безумного блаженства. Он притянул ее к себе. Она вскрикнула в удивлении и резко забрала его руку.

- Ты что себе позволяешь? – раздраженно вскрикнула она. На какой-то момент, она действительно освободилась от того, груза, что лежал на ее плечах. – Тебя никто не приглашал!

- Ты сумасшедшая, ты знаешь это? – Он крикнул на нее. Она не могла сказать, что злится, но она заметила, что он действительно переживал, и вода смыла часть ее раздражения. Она понимала, что кажется ему отличной пациенткой для реабилитационного центра. – Ты же могла утонуть или еще что-то…

Блэр засмеялась. – Ты чего боишься? Что приплывут акулы и съедят меня? - Мысль была смехотворной. На берегу Греции Блэр Волдорф была растерзана акулами. Ее маму хватил бы удар.

- ДА! – он говорил все громче и громче. Он заставил ее подумать об Элеонор, и это рассмешило ее еще больше. – Ты психопатка, не удивительно, что вы с Бассом так идеально друг другу подходите.

Слова Дена были словно пощечина, которая вернула ее в реальность и она тут же перестала смеяться. Все хорошие мысли о нем растворились, и она направилась в сторону берега. Он шел прямо за ней, и когда они наконец вышли из воды, она повернулась и толкнула его в грудь.

- Ты не смеешь говорить со мной о Чаке! Ты не смеешь кричать на меня, не зависимо от того, что я делаю, понял меня, Хамфри! Может ты и забавляешь Чака и всех остальных, но ты не забавляешь меня. Ты раздражаешь меня. Усвой это! – Она закипала от злости и с удовольствием бы ударила его, но разумная ее часть понимала, что вся эта злость не адресована Дену, она для другого человека. Но Ден оказался под рукой. – Кивни если до тебя дошло – приказала она.
Ден просто смотрел на нее. Он все понял. И теперь Блэр ненавидела его еще больше.

- Я предупреждал тебя оп поводу Чака!

Блэр вздохнула с горечью и отвернулась, чтоб собрать свои вещи. Она только подняла свое платье, как вдруг услышала шаги снова. Она подняла глаза и увидела Чака и Картера, приближающихся к ней и Дену.

- Ну вот этого я не ожидал, - Картер заговорил первым и в его голосе звучала насмешка. Он посмотрела на Блэр и Дена.

Блэр надела на себя платье, пытаясь игнорировать чувство неудобства из-за того, что ткань прилипала к ее мокрому телу. Она будто была в одном из своих ночных кошмаров, и она не имела ни малейшего понятия, что сказать и как выйти из ситуации.

- Я не в настроении, Картер, - она устало сказала ему и наклонилась, чтоб поднять свой платок.

- А мне кажется, ты как раз должна быть в настроении, - Картер поднял бровь и взглянул на Дена. – Я должен тебя поддержать… быть там, где не был еще ни один мужчина. Очень восхитительно! – Картер получал удовольствие от происходящего, а Чак не говорил ни слова.

- Все было не так, как ты думаешь – Ден сделал жалкую попытку все исправить, но один взгляд Чака заставил его тут же собрать свои вещи и идти туда, откуда он пришел.

- Думаю он не вытерпел жары, - Картер снова засмеялся, но ни Чак, ни Блэр его не поддержали, и он наконец понял, что эта ситуация не была на столько забавной, как на первый взгляд ему показалось. – Я пойду, найду Джорджину, черт возьми, именно это я хочу сделать сейчас… - Картер посмотрел на них еще раз, хлопнул Чака по спине и ушел.

- Я не спала с Деном, - сказала Блэр как только Картер ушел. Ей надоело говорить загадками с Чаком. Ей все это надоело, она собиралась по-другому говорить с ним. Она собиралась украсть у Серены немного Узо и продолжать жить.

- Я знаю, - он больше ничего не сказал, и Блэр только пожала плечами. Он ни на дюйм не мог приблизиться к ней. Она наконец нашла свой платок и смяла его в руках, прежде чем собраться и наконец уйти от него. – Блэр, - он схватил ее руку и она не сопротивлялась. Атмосфера начинала накаляться. – Что вы с Хамфри делали?

Блэр не упустила нотки ревности в его вопросе, но она постаралась все это скрыть.

- Разве тебе есть до этого дело? – Он отвел от нее взгляд и не ответил. Она выдернула руку – Я думаю, нет, - ответила она.

Она направилась в сторону виллы и не была удивлена, когда он ее догнал. Он не говорил, и она тоже. Дом уже виднелся и Блэр переполнял страх. Она убьет Картера, если тот начнет распространять слухи на счет ее и Хамфри.

Этого бы она не вынесла.

Чак внезапно взял ее за руку, чтоб остановить. Она неожиданно повернулась к нему, и до того, как она смогла спросить его «какого черта он делает?», он прижал ее к себе. Ее тело было влажным и липким, но прикосновения ей нравились. Он обвил руками ее маленькую спину, так, что она не могла двинуться. Сквозь платье она чувствовала, как его пальцы танцуют на ее влажной коже, и она отчаянно пыталась не наслаждаться. Чак дразнил ее.

- Что ты делаешь? – прошептала она и, наконец, ей удалось увидеть его глаза. Оны были черные, словно океан. Когда он посмотрел на нее, она ожидала увидеть сожаление или замешательство, которые обычно следовали за этим, но они были чистыми, как ночь.

– Чак…

Его имя исчезло в поцелуе. Его поцелуй был страстный, но не жесткий, и она ответила ему нежностью. Поцелуй становился крепче, с большей страстью, большим напором. Теперь она чувствовала как бешено колотятся их сердца.
Его губы скользили и целовали ее, и вот его язык нежно завладел ей. Сначала медленно, тихий спокойный поцелуй, но никто из них не был этим удовлетворен. Блэр поднялась на цыпочки и обхватила его шею, чтоб стать еще ближе. Она схватила его за волосы и прижала еще ближе к себе, и он застонал в порыве страсти.

Блэр не отпиралась от него, наоборот, она его подталкивала всеми способами. Она скользила собой по его телу и хотела, чтобы он был так же напряжен, как и она. И она, наконец, почувствовала его напряжение. Его руки нежно и страстно дрейфовали вверх вниз по ее спине и комкали ее мокрое платье. Внутри Блэр все горело, она чувствовала каждое его прикосновение. После очередного жаркого, поглощающего поцелуя Чак остановился, Блэр не протестовала.

- Повернись, - прошептал он, и Блэр в одно мгновение стояла к нему спиной. Он целовал ее в шею, а руками развязал ленточку от платья. Он пыталась ему помочь снять его, но он укусил ее за шею в знак протеста.

- Сними его, - она едва ли могла подавить стон, который хотел вырваться наружу. Он сделал, как она сказала, и расстегнул молнию платья, не отрываясь от ее шеи. Он целовал ее медленно, чередуя легкие покусывания и нежные поцелуи, она знала, что останется след. Ей было все равно, что кто-то узнает про них, хотя она хотела, чтоб все знали.

Он был ее.

Легкими движениями бедер она скинула платье на песок и снова повернулась к Чаку, чтоб поцеловать его. Он целовал ее страстно, так как давно этого хотел, и, воспользовавшись моментом, она начала расстегивать его рубашку. Ее руки дрожали одновременно и от страха и от страсти. Она застряла на нескольких пуговицах, и он отстранился, чтобы помочь ей. Он взял ее за руки, и они вместе расстегнули оставшиеся пуговицы. Они все время смотрели друг на друга.

- Я боюсь, - прошептала она. Она пожалела о сказанном, но уже не могла забрать слова обратно. Она пыталась не смотреть на него, но он не отпускал, и ей пришлось смотреть в его глаза. Взгляд был таким знакомым и не знакомым одновременно. Она была слишком напугана, чтобы смотреть в их глубь.

- Скажи, чтобы я остановился, Блэр, - это звучало, как мольба. Она покачала головой. Она не могла этого сделать, она хотела его. Она всегда хотела только его. Она дурачила себя, когда думала, что сможет этому противостоять. Если он ее хотел, она была его. Но она боялась, что он ее не хочет. И она наконец это увидела. Он все так же не хотел хотеть ее, это не изменилось, но он больше не мог бороться с собой.

- Я не могу.

Они стояли, замкнувшись в молчаливой войне. Ее рука лежала на его груди. Ладонью она чувствовала жар его кожи и биение сердца. Он был настоящим. Он был прямо перед ней. Он был ее. Она приблизилась к нему и сняла рубашку с его плеч. Обе ладони она положила ему на грудь. Она медленно начала бегать губами по его ключице по направлению
к шее нежно засасывая мягкую кожу. Она чувствовала, как его тело начинает дрожать, столько энергии жаждет вырваться наружу. Он разрешил ей дальше контролировать все.

Ее рука скользнула вниз по его упругому животу, пока не достигла пояса брюк. Она играла пальцами поверх них и прижималась все сильнее к нему. Он обнял ее за талию. Ее грудь теперь касалась его, и у нее было дикое желание снять лиф, но она боялась делать следующий шаг. Дальше она полагалась на него и его мастерство. Она начала думать о том, что может сделать не так. Но до того как ее мысли завладели бы ей, его руки опустились на бедра и он начал ее поднимать. Она быстро обхватила его ногами, и теперь она могла чувствовать всю ответную реакцию на ее действия. Он хотел ее. Ему было все равно, что она не понимала, что делать. Он все равно хотел ее. Это захватывало.
Он снова ее целовал, и она, наконец, застонала. Она хотела больше. Она хотела его целиком. Он начал целовать ее шею и потом немного ее отклонил, чтобы добраться к ее груди. Их позиция была не слишком удобна, но это не мешало им, он стонал, целуя ее. Он отпустил ее, и она скользнула на песок. Они оба стали на колени и снова их губы встретились. Он начал целовать ее грудь и сквозь тонкую ткань бюстгальтера он засосал выпирающий сосок. Она схватила его за волосы и сильнее прижала к себе. Она теряла разум… Чак.. Чак.. Чак..

Чак как раз собирался расстегнуть ее бюстгальтер, как они услышали шаги. Он быстро схватил свою рубашку, чтобы накрыть ее. Он начал застегивать пуговицы, пока она все еще переводила дух. Чак поднял ее платье, смял его, а потом помог ей подняться и повел ее в сторону дома. Она не сильно понимала, что он собирался делать, но ей не понравился внезапный поворот событий. Ей больше нравилось, когда на них было меньше одежды. У нее появилась мысль, что Чак хочет воспользоваться моментом и прекратить начатое.

- Чак – она выдернула руку и остановилась. Она не вернется в дом. Он повернулся, и она увидела удивление на его лице. – Я не пойду обратно, – она строго сказала ему.

Наконец он понял, почему она так говорит, и начала улыбаться. Это начало раздражать Блэр еще больше. Она не видела ничего смешного в этой ситуации. Он не мог больше так с ней играть. Она ему не позволит.

- Блэр, - его голос был спокойным и убеждающим, он обнял ее за талию. – Я конечно за эксгибиционизм, но я никогда не думал, что ты тоже… идем в дом со мной. Идем куда угодно со мной, - он умолял.

- Оу, - ее мысли снова завертелись, и она кивнула в знак одобрения. Он взял ее за руку, и они направились в сторону виллы. Ее мучили ужасные видения того, что ее друзья начнут подкалывать их с Чаком, но Чак был на шаг впереди. Он привел их к задним воротам, о которых Блэр и не знала. Они зашли в служебное помещение и Чак попытался открыть дверь, но она была заперта. Он вздохнул с разочарованием, а Блэр забеспокоилась. Он повернулся к ней и вдумчиво посмотрел на нее. И поцеловал. Блэр отдалась полностью в его руки и старалась прижаться к нему как можно ближе. Она только разрешила себе вернуться в наслаждение, как Чак снова отстранился.

- Дверь заперта.

Блэр ничего не сказала. Она едва ли помнила, как ее зовут. Он нежно прикоснулся к ее щеке, и этот жест растопил ее изнутри. Это был Чак Басс. Она поверить в это не могла.

– Нам придется проходить мимо всех остальных, - он объяснил.

Его слова обрушились на нее, и она отошла на шаг. Она не могла появиться так перед друзьями. Они увидят ее и все поймут. Серена, наверное, начнет ее уговаривать не делать этого. И больше всего Блэр боялась, что Серене это удастся, и она так устала быть таинственной и убегать от того, что ей на самом деле хочется.

- Я не могу, Чак, - она не хотела это ему объяснять, но она ни за что туда не пойдет. Она снова покачала головой в знак протеста, и он вздохнул с разочарованием. Ему было очевидно все равно, кто его увидит, но ему не было что терять, в отличие от нее.

- Окей, окей, - он глубоко вздохнул и оглянулся. Он поднял камень, что лежал рядом и повернулся к Блэр – Отойди.
Блэр даже не успела задать вопрос, какого черта он собирается делать, как стекло двери уже было разбито. Он завернул руку в ее платье и открыл двери изнутри. Блэр не спускала с него глаз.

Он повернулся к ней и улыбнулся, увидев ее выражение лица.

– Идем, - Он обнял ее, и она поняла, что сейчас настал момент «сделай или умри». Она мола струсить и отказаться или могла сделать то, чего она все время хотела. И она взяла его за руку.

Чак соединил их пальцы вместе и провел ее через задние комнаты виллы, которые были закрыты от гостей. Он достал ключ от своей спальни и открыл ее. Она последовала за ним, когда он включил свет, она съежилась. Она только могла представить себе, как ужасно она выглядела. Он поставил ключ на комод и принялся расстегивать штаны. Она смотрела на него с вожделением и страхом. Она не знала, что должна делать в этот момент и этот убийственный свет практически заставил ее паниковать.

- Мы можем выключить свет? – выдавила она.

Он остановился и, наконец, посмотрел на нее. Она прижалась к двери, переминая его рубашку. Ей казалось, что она похожа на маленькую испуганную девочку и она съежилась от этой мысли. Он перестал расстегивать штаны и подошел к ней медленно, как к напуганному зверьку. Он делал все, что мог, чтоб не испугать ее, и она начала чувствовать себя дурочкой.

Он встал прямо перед ней и прикоснулся к ее лицу. Он подождал, пока она посмотрит на него и, когда они встретились глазами, сказал:

- Ты прекрасна, - нежными, хрупкими поцелуями он начал целовать ее лицо, глаза, щеки и даже нос. Она хихикнула, и он снова взглянул на нее. – Блэр, я… - Она видела, что он хотел сказать что-то или все, но это застряло где у него в груди.

Она поднялась на цыпочки и поцеловала его. Это было благословением. В туже минуту все началось. Та жажда и страсть, которую они сдерживали так долго, наконец, вырвалась наружу. Чак снял с них двоих одежду и провел ее к кровати. Он положил ее, и его губы не переставали ее целовать. Казалось, что это нереально быть с ним сейчас вот так. Так долго Блэр фантазировала и представляла, как это будет. Что это будет значить. Когда это случится. Что она почувствует. Но реальности не было ни в одной из ее фантазий. Он был настоящим. Ей хотелось обнимать его всегда и никогда не отпускать. Ей даже не казалось, что она что-то теряет в этот момент, наоборот, она что-то приобретала. Она чувствовала себя живой, настоящей. Она чувствовала себя любимой.

Он был сверху, и она знала, что это тот самый момент. Его взгляд был таким глубоким. Она даже не могла прочитать всего. Он соединил их руки, и она почувствовала этот момент единения с ним. Первоначальное чувство стеснения улетучилось, и все рациональные мысли тоже покинули ее. Она захватила его так крепко, как только могла, и отпустила, только когда все кончилось. Так долго она пыталась его удержать. Она хотела кого-то реального, настоящего, на кого можно положиться и лежа в его объятиях, она почувствовала это. Она нашла это и даже больше. Часть ее боялась, но она отвергла эти чувства.

Он прилег рядом с ней и прошептал ей что-то на ушко, но она была слишком далеко, чтобы понимать, что он сказал. Внезапно обрушившееся на нее удовольствие утомило и ей захотелось зевнуть, она быстро попыталась прикрыть рот, чтоб Чак не заметил. Он только усмехнулся и забрал ее руку, чтобы поцеловать ее снова. Перед тем как окончательно провалиться в сон, ее последней мыслью было то, что все идеально.

Победа.

Следующим утром Блэр проснулась с чувством удовлетворения. Она потянулась и перекатилась к Чаку, но поняла, что его нет. Она осмотрелась, комната выглядела так же. Их одежда была разбросана, и это заставило ее улыбнуться. Она не могла поверить, что у нее был секс. Она не могла поверить, что у нее был секс с Чаком Бассом. Вся эта авантюра заставила почувствовать ее легкомысленной. Начиная с того, что произошло на пляже, и заканчивая разбитым окном, а его взгляд на нее, когда он сказал, что она прекрасна. Это значило для нее больше всего, потому что когда он это сказал, она ему поверила.

Блэр глубоко вдохнула, чтоб воспринять всю радость этого момента, прежде чем она скользнула с кровати и собрала одежду. Она была почти сухой, и она решила ее одеть и проскользнуть в свою комнату. Чак уже, наверное, был там среди всех друзей, и она не хотела быть замеченной. Рано или поздно она должна будет рассказать Серене о случившемся, но сейчас она хотела оставить все в себе.

Она тихо прокралась в свою комнату и быстро переоделась. Она завязала волосы и нанесла чуть макияжа, чтоб выглядеть свежее. А ее прирожденный шарм сделает все остальное. Она быстро собралась, чтоб присоединится к остальной компании. Она знала, что не может быть постоянно возле Чака, но она действительно хотела его увидеть.

Увидеть его снова.

Блэр застала Серену на кухне в момент приготовления яиц. Нейт был с ней и занимался фрешем. Это выглядело так по-домашнему, что она засмеялась. Они оба подняли головы и, наконец, заметили ее.

Нейт улыбнулся ей своей фирменной открытой улыбкой и провел ее к апельсинам:

- Я так рад, что ты проснулась. Теперь Серена будет мучить тебя, а не меня. Он подмигнул Серене и отправился на задний двор, откуда доносился голос Картера.

- Я не могу поверить, что ты готовишь завтрак! Я думала, у Чака есть персональный повар для этого. – Блэр взяла апельсин и попыталась сделать с ним то, что до этого делал Нейт. Она поняла, что так же безнадежна как и он, но была слишком счастлива, чтобы все бросить.

Серена кивнула.

- О, у него есть повар, но он выходит со следующей недели, а до этого мы сами должны что-то придумать. Я делаю
злое жареное яйцо! - Серена закинула разные ингредиенты в сковородку, но Блэр знала, что она не создана для кухни. Серена не готовила. Серена заказывала еду. Это должна была быть катастрофа.

- Я уверена, завтрак будет превосходный. – Блэр профессионально солгала.

- Ты выглядишь легкомысленно, в чем дело? – У Серены наверное есть персональный радар. Блэр умирала от желания все ей рассказать, но знала, что сейчас не время. Серена слишком раздует это все и захочет задать миллион вопросов.

Они поговорят об этом в более личной обстановке.

- Вовсе ни в чем, возвращайся к своим яйцам, - потребовала Блэр шуточным тоном. Блэр глянула на задний двор в поисках Чака, но увидела только Нейта и Картера. – Ты видела Чака?

До того как Серена успела ответить, Джорджина вплыла в кухню. На ней были очки и убитое горем выражение лица. –

Ты не слышала? – в ее голосе было чистой воды удовлетворение, и в животе Блэр все начало волноваться.

- Не будь так драматична Джорджи, - Вставила Серена, до того как Блэр на нее напала бы.

- Не слышала о чем? – потребовала ответа Блэр.

Джорджина засмеялась, словно дьявол из мультика. Блэр хотела ее придушить, но сдержалась.

Серена вступилась, пока Джорджина не ответила.

- Чак решил отправиться в маленькое путешествие один, - Серена закатила глаза и кивком указала на клочок бумаги, который лежал на стойке. - Картер нашел записку утром. Он вроде как куда-то улетел. Я точно за ним скучать не буду, – выдохнула она.

Блэр почувствовала, будто мир уходит из-под ног. У нее начала кружиться голова. Ее идеальное утро превратилось в какую-то злую шутку. Она хотела вернуться обратно и уснуть. Вернутся в прошлую ночь. Она хотела в объятия Чака.
Джорджина взяла записку и чуть ли не кинула Блэр в лицо. – Думаю, ты не такая уж и особенная, после всего, – в ее голосе была ненависть. Блэр не ответила, и это раздражало Джорджину, но до того как она стала продолжать свою маленькую тираду, Картер позвал ее. Она отмахнулась так, будто все здесь принадлежало ей, а Блэр держалась за барную стойку, сжимая в руках записку.

Серена была слишком занята приготовлением, чтобы заметить, как побледнела Блэр, и Блэр была рада этому. Она хотела забрать записку и спрятаться с ней в комнате. Она должна была прочитать это в одиночестве. Она знала это, но Серена начала бы что-то подозревать, а она не могла позволить никаких подозрений. Она медленно развернула записку и сразу узнала неразборчивый подчерк Чака. Записка не была адресована никому лично. Она была коротка и полностью поразила Блэр.


«Поруководите немного. Дом полностью в вашем распоряжении и оплачен до августа.
Наслаждайтесь. Ч.Б.»


Блэр перечитывала записку снова и снова. Наслаждайтесь? НАСЛАЖДАЙТЕСЬ? Она разорвала ее на такие мелкие кусочки, будто ее порубили на мясорубке.

FUCK YOU!

Блэр, - Серена держала несколько тарелок с едой и недоуменно смотрела на Блэр.

Блэр просто посмотрела в ответ. Ей было нечего ответить.

Перевод подготовленNika Chernega
Обсуждение Здесь
 
mio-mioДата: Вторник, 08.05.2012, 17:59 | Сообщение # 11
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 14.


Счастье почти разрушает тебя,
Разрывает твою веру на куски,
И ты говоришь себе, все, хватит,
Счастье слишком тяжело дается.

The Fray – Happiness


День 26


Блэр перевернулась на своем полотенце и посмотрела вперед на воду. Все вокруг выглядело таким умиротворяющим сегодня днем. Картер и Нэйт учили Серену как кататься по волнам на скимборде. Дэн ушел в город вместе со своими новыми друзьями хипстерами. Джорджина потеряла надежду на то, что Чак вернется этим утром, и отправилась на встречу с Поппи Лифтон на Барбадосе. В итоге Блэр была свободна делать то, что ей нравится. Например, поработать над своим загаром, почитать трэшовые европейские журналы и долго не ложиться спать, смотря фильмы с Одри вместе с Сереной. «Завтрак у Тиффани» постоянно стоял на повторе. У некоторых любовных историй есть счастливое окончание, а Блэр необходимо было об этом помнить.

Исчезновение Чака вырвало огромный кусок из ее сердца. Вначале она была слишком зла, чтобы действительно опечалиться, но дни тянулись, и боль стала расти. Она старалась не думать об этом по ночам. Иногда она даже убеждала себя, что это все лишь плод ее слишком активного воображения. Но это не было таковым. Она занималась сексом с Чаком Бассом. Она думала, что любит его. Сейчас она уже не была уверена в своих чувствах. Она просто знала, что скучает по нему.

Это то, что удивляло ее больше всего. Она поняла, что вскоре злость превратится в ненависть, и к тому моменту, когда она вновь его увидит, ее будет переполнять ненависть. Но этого не случилось. За прошедшую неделю, или около того, она начала думать о том, как бы все было, будь он здесь. Прошлой ночью, когда Картер заставил ее пойти с ними в какой-то клуб, она провела всю ночь, думая о том, где может быть Чак, и понравилось бы ему здесь.

Она почти было позвонила ему, но здравомыслие одержало верх прежде, чем она сделала это. Если бы Чак хотел с ней поговорить, это он звонил бы ей. Жестокая правда была такова, что он не позвонил. Он не написал. Он даже не передал ей сообщение с Картером или Нэйтом. Она знала, он с ними разговаривал. Нэйт как-то упомянул, что Чак был где-то в Непале, а Блэр немедленно отправилась в туалет, потому что ее затошнило. Он был так близко и все равно, так далеко.

«Тебе надо попробовать», - Серена плюхнулась на свое полотенце рядом с Блэр. Ее мучила одышка, солнечные ожоги, но выглядела она превосходно. Рядом с ними было несколько мужчин на пляже и все, как один, были поражены Сереной. Блэр завидовала ей. Мужчины не сбегали от Серены на утро после секса. Такого не случится. «Я отбила себе всю задницу, но это было весело».

«Спасибо, но меня устраивает моя задница», - Блэр ответила резко, но Серена уже привыкла к этому. Исчезновение Чака поменяло Блэр. Серена пыталась донимать ее с этим первую неделю, но, в конце концов, она смирилась с черным настроением Блэр и перестала приставать. «Тебе не мешало бы использовать побольше лосьона для загара. Иначе будешь вся в морщинах».

Серена лишь пожала плечами. Будущее ее мало заботило. Еще одна вещь, которой Блэр завидовала. Если бы мужчина оставил Серену утром одну, она бы не переживала по поводу этого 26 дней спустя. Серена бы даже и не задумалась.
Блэр тоже не хотела волноваться.

«Окей, Блэр. Я поняла», - Серена перевернулась на полотенце и подобрала ноги на индийский манер и смотрела на Блэр. Она выглядела как пугающий, красивый лидер племени. Блэр хотелось смеяться. «Ты собираешься рассказать мне, что с тобой происходит, или я позвоню Чаку сама».

Кровь Блэр застыла от страха, а гнев пробирался сквозь нее. «Если ты это сделаешь, Серена, я больше никогда не буду разговаривать с тобой. Я серьезно. Не звони Чаку, не смей», - Блэр дотянулась до руки Серену и схватила ее крепко. «Пообещай мне».

Серена покачала головой, упрямая как никогда: «Говори».

Блэр взглянула на свою лучшую подругу и возненавидела ее как никогда, в течение тех минут, что они смотрели друг на друга. Ей казалось нечестным, что Серена требует от нее чего-то такого личного. Она никогда так не поступала с ней, но Серена и Блэр были абсолютно разными людьми. Блэр понимала идею сохранения непорочности. Серене никогда этого не удавалось.

«Я спала с Чаком», - Блэр не могла поверить, она произнесла это вслух. Она так долго держала это в себе, но то, что она произнесла это вслух, снова напомнило ей насколько это реально. Боль пробиралась сквозь нее, и она была вынуждена посмотреть в сторону прежде, чем начала плакать. Она не плакала с тех пор, как Чак бросил ее, и она не начнет плакать сейчас.

«О», - Серена просто смотрела на нее. Это длилось так долго, что Блэр начала ерзать на своем месте. Она ожидала фейерверков. Она ожидала, что Серена начнет проклинать день, в который Чак Басс появился на свет, но Серена ничего не сделала. Она просто смотрела на Блэр, как на внеземную форму жизни, которую Серена больше не узнавала.

«И это все?» Блэр не понравилось, как дрожал ее голос. Она была на волоске, а все, что смогла сделать Серена было: «о». «Я только что сказала тебе, что потеряла свою девственность с Чаком Бассом, и все, что ты можешь сказать О! О, Серена?» - Блэр собиралась ее убить.

Серена постаралась оправиться от шока, но у нее не получилось сделать это быстро: «Я не знаю что еще сказать. Я имею ввиду… я знала, что что-то было не так. Я знала это тем утром, но… я не могу поверить, что ты правда спала с ним».

Невероятная реакция Серены была пощечиной для Блэр. Чувствовалось, что она ее осуждает, а это очень огорчило Блэр. Она не подала виду, когда Серена завалила поступление, а сейчас Серена сидела и смотрела на Блэр как на главного косяка планеты. Это было несправедливо, и Блэр не собиралась так просто с этим смириться.

«Ты не можешь быть серьезной, Серена. Я имею в виду ты из всех людей,… правда?» Блэр смотрела на свою лучшую подругу с призрением в глазах. «Ты переспала с большей половиной наших гостей. Я думаю я просто хотела догнать тебя».

Серена подмигнула от неожиданности, а Блэр поняла, что поймала ее непонимание снова. «Замечательно, Блэр», - она не защищала себя, и не стала спорить дальше, из-за чего Блэр почувствовала себя стервой.

«Это правда», - Блэр не могла найти поддержки. А хотела. Она хотела лежать на руках Серены и плакать, пока не кончатся слезы. Это будет проявлением слабости, а она не могла себе этого позволить. Если она заноет, тогда Чак выиграет, а она никогда не позволит ему выиграть.

«Именно поэтому я знаю, что это не ты. Ты не занимаешься сексом просто так. Ты - Блэр Волдорф. Ты просто не делаешь так. Не ты», - Серена выглядела как ребенок, которого родители лишили иллюзий. Блэр не могла разбираться с этим сейчас.

«Люди меняются». В глазах Блэр стояли слезы, а голос дрожал. «Просто забудь, что я тебе сказала, Серена», - потребовала она. Блэр снова легла на свое полотенце и достала журналы. Она смотрела на знакомые лица знаменитостей, но ее зрение не было таким острым из-за слез собирающихся в уголках глаз.

Не плачь. Не плачь. Не плачь.

«Блэр…» - Серена легла рядом с Блэр и повернулась к ней так, чтобы они смотрели друг другу в глаза. «Я думаю, я просто не догадывалась, что ты… я имею в виду, что ты любишь его, ведь так?» Слова Серены были, словно физический взрыв и Блэр хотелось отскочить от него. «Я знаю тебя, и я просто… я надеялась, что это была просто влюбленность».

«Я не люблю его. Я не люблю», - Блэр повторяла это больше для себя, чем для Серены. Она заставляла себя поверить в это с того самого утра, когда он ушел, но это все еще звучало как полная чушь. «Боже», - Блэр тяжело вздохнула. « Даже я этому не верю», - она вытерла случайные слезы с лица и начала снова проклинать Чака. Он вина всему этому.

«Я тоже не верю», - ответ Серены был таким тихим, что был похож на шепот. На ее лице все еще был шок, и Блэр хотела, чтобы она просто приняла это, и они двинулись дальше. «Ты любишь его Блэр. Я…»

«Говори, Серена», - жестко потребовала Блэр.

«Из этого не выйдет ничего хорошего, и возможно ты очень сильно разозлишься на меня, но…» - Серена сомневалась, очевидно взвешивая все за и против перед гневом Блэр, который она обязательно испытает. «Мне жаль, что ты любишь его. Мне жаль, потому что он не заслуживает тебя, и он не хороший парень, и он лишний раз доказал это, оставив тебя. Прости меня, что притащила тебя на эту глупую вечеринку в этот пентхаус. Мне надо было знать заранее. Мне надо было оградить тебя от этого мира. Просто прости меня».

Блэр никогда не видела Серену такой злой раньше, и это не складывалось в одно. Она ожидала чего-то необычного, но здесь было что-то другое. Блэр не знала, как ответить и что делать с этим. Часть ее хотела сказать, что она тоже сожалела о той вечеринке, но правда была в том, что она не жалела. До Чака она просто плыла по течению жизни, которая даже не казалась ей ее собственной. Кроме всего прочего сделанного им – он разбудил ее. Он заставил ее чувствовать. Она не сожалела об этом.

«Знаешь, он мне нравился до этой ночи», - призналась Блэр. Она поняла, что может выпустить это наружу. Это даже может послужить толчком к новой жизни. «Я всегда видела его на всех социальных вечерах, и … я думала, он был красивым и мистическим, и…» - Блэр улыбнулась самой себе. «Я не знаю. Я просто думала о нем… очень много последнее время. А потом, той ночью, я почувствовала, что это было что-то вроде судьбы. Чувствовала, что связана с ним. Я не понимала этого до конца, но думаю, он чувствовал то же самое. Мы тонули с ним вместе», - Блэр засмеялась над тем, как глупо это звучало.

«Вау», - Серена горько улыбнулась ей. «Ты и вправду его любишь. Я никогда не видела тебя… такой как сейчас. Я и представить не могла насколько глубоко это войдет в тебя. Мне бы стоило знать… я не хочу этого видеть, Би. Я знаю, ты ненавидишь, когда я так говорю, но он и вправду нехороший парень, Блэр. Правда. Он эгоистичный, самонадеянный, он только причинит тебе боль. Он уже обидел тебя, и я боюсь, что он может сделать это еще сильнее».

В словах Серены слышалось предупреждение, но Блэр не хотелось этого слышать.

Она знала, она не услышит.

«Я люблю его», - пожала она плечами беспомощно. Серена могла предложить миллион причин, почему Блэр не стоило общаться с ним. Черт, Блэр могла попытаться сама убедить себя, но все было впустую. Он был в ее венах. И дело было не в сексе. Все случилось до него. Это случилось в тот самый миг, когда он посмотрел на нее и по-настоящему ее увидел. Это было в момент, когда она посмотрела на него и увидела все то, что он хотел спрятать, но не мог, по крайней мере, от нее.

«Я знаю», - в голосе Серены звучало полное непонимание. Ее солнечное обаяние куда-то пропало, вместо него над ней висело грозовее облако. Блэр надеялась, что сможет убедить свою подругу, что все будет хорошо, но она и сама с трудом в это верила. Это было ее проклятие любить Чака Басса, и разбить свое сердце. Он сам предупредил ее об этом, и он был прав.

Картер и Нэйт появились минутой позже и опустились на песок перед ними. Нэйт тряхнул своими волосами как собака, забрызгав водой Блэр и Серену. Серена попыталась рассмеяться над его игривым жестом, но выглядело это плоско и все это заметили. Картер смотрел то на Серену, то на Блэр, очевидно чувствуя напряжение. Нэйт подвинулся к Серене и прошептал ей что-то на ухо, она кивнула головой прежде, чем встать с полотенца.

«Мы с Нэйтом пойдем поедим мороженого в городе. Увидимся позже», - Серена помахала Картеру и Блэр прежде, чем взять Нэйта под руку и уйти вместе с ним. Тот факт, что она не позвала с собой Блэр, не остался незамеченным.

«Проблемы в раю?» - предположил Картер.

Блэр пожала плечами и сделала все возможное, чтобы не обращать на него внимание. Ей претил тот факт, что Серена была разочарована ей, но больше ничего нельзя было сказать. Картер был последним человеком, кто был нужен в этой ситуации.

«Значит это о Чаке», - голова Блэр повернулась в сторону, откуда шло предположение Картера, а ее желудок сжался. Она знала, что Картер и Чак были близки, но она очень сильно надеялась, что Чак не сказал ему ничего. Позор Блэр был ее личным делом, и надо было, чтобы так оно и оставалось.

«Уйди, Картер», - она старалась звучать как стерва, но прозвучало это так, как будто она устала.

«Я видел его сегодня утром, Блэр». Она снова повернулась, чтобы посмотреть на Картера, и то, что она увидела на его лице вызвало в ней приступ тошноты. Он смотрел на нее с каким-то чувством сожаления в глазах. «Он не сказал, что с ним произошло, но выглядел он не в порядке. Я могу сказать, случилось, что-то плохое. Я подумал, что это что-то связанное с вами. Он не на месте. Я знаю, ты думаешь, что можешь спасти его, но нет. Он не такой парень».

Блэр не знала, что сказать: «А я так понимаю ты такой парень?»

Картер помотал головой. «Ты и я… у нас то, что у нас есть. Может быть, по началу, я думал, что было бы прикольно переспать с вами обеими. Чак бы безумно ревновал, было бы весело над ним поиздеваться», - Картер признал с виноватой улыбкой. «Но потом ты начала мне нравиться. Ты сварливая, умная, иногда даже веселая. Мы друзья, ведь правда?»

Блэр кивнула. Уже давно они стали друзьями. «Да, я думаю мы друзья.»

«Поэтому я говорю это не чтобы сделать тебе больно или поиздеваться над тобой. Я говорю это потому, что Чак мой лучший друг. Я знаю его лучше, чем кто-либо другой и знаю, как сильно он переживает по поводу тебя и он не может быть другим. Барт обманул его и потом… он просто не может это простить».

Картер пытался донести до нее что-то действительно важное. Блэр знала это, но ее сердце это мало волновало. Она понимала, что Чак был развалиной. Возможно, она понимала это еще больше, чем Картер. Чак пустил ее туда, куда он не пускал других людей. Она бы соврала, если бы сказала, что она не хотела спасти его темную душу. Но он перешел все границы. Он оставит ее, а она все еще ждала его. Злая, как черт, но ждала.

«Куда он делся?» - вопрос выскочил быстрее, чем она смогла остановить себя.

Картер помахал головой. «Я пообещал ему, что не скажу тебе».

Сердце Блэр разбилось еще немножечко больше. Ее голос звучал по-детски, когда она заговорила. «Он попросил тебя не говорить мне?» По какой-то причине это обижало больше всего. Он активно прятался от нее. Он переспал с ней и оставил ее, а теперь он прятался. Если бы он стоял сейчас перед ней, она бы ударила его и к черту все манеры.
Картер смотрел на нее с сожалением, как будто бы хотел успокоить ее. Это было редкостью для него, вести себя как человеческое существо. Но это был как раз тот редкий случай. «Он не может справиться с тобой, Блэр. Он не знает что делать с тобой».

Блэр горько посмеялась над этим: «Я не думаю, в этом проблема».

Картер наконец-то понял все и кивнул. «Не могу сказать, что я удивлен. Он правда пытался бороться с этим, но …» Картер подмигнул: «Влечение есть влечение».

«Я не собираюсь обсуждать это с тобой». Она покачала головой и посмотрела в другую сторону от него. Обсуждать Чака это одно дело, но обсуждать тот факт, что она спала с Чаком – совсем другое. Это все еще было ее кровоточащей раной, а Картер точно не был особо чутким в этих вопросах.

«Ты любишь его?» - вопрос был такой же тупой, как и Картер.

Блэр подождала прежде, чем нахамить ему, и ответить, что это не его дело. Она только открыла рот, чтобы сказать об этом, но ни слова не вылетело из него. Она устала бегать по этим кругам. Любовь не должна быть чем-то, чего ты стесняешься. Она не может так больше жить.

Она кивнула.

«Он не может ответить тебе» - его тон не был злобным, но слова все равно ранили. Блэр отказывалась верить ему. Чак не был ТинМэном. Они ошибались касательно него. Она знала это. Она чувствовала это. «Он может попробовать, и вы только оба еще больше все испортите из-за этого. Поверь мне. Я стараюсь сберечь тебя от моря боли, Волдорф. Уйди от этого сейчас. Спи с ним, но не люби его. Он - черная дыра».

Блэр начинала раздражаться. Картер вроде бы был другом Чака. «Это то, что я называю преданностью», - резко ответила она.

Картер улыбнулся ей. «Я называю это честностью. Если ты спросишь его, он скажет то же самое. Но ты же не спросишь его, правда, Блэр? Ты слишком боишься услышать его ответ».

Картер был слишком близок к цели, и Блэр стала защищаться. «Как я могу спросить его, Картер? Он, как ты помнишь, не здесь. Он уехал посмотреть мир, в то время как я, застряла на этом пляже, разговаривая по сердцам с тобой», - ее тон излучал все, кроме доброты. Картеру бы стоило понять намек, но он все еще не догонял.

«Он вернется когда-нибудь. Он всегда возвращается», - сказал Картер и погладил Блэр по голове, как будто она была ребенком, о котором следовало заботиться. Она отмахнулась от его руки, и когда он ушел, она все еще продолжала слышать его смех.

Блэр не была уверена, что Картер был прав. Она не была уверена, что Чак вернется в этот раз. В этот раз все выглядело непоправимым. Она нарушила главное правило. Она подобралась слишком близко, и сейчас он наказывал их обоих за их безрассудство.

День 34


Блэр и Дэна делегировали в город, чтобы купить алкоголь для вечеринки, которую собирался закатить Картер сегодня ночью. Блэр не была уверена, почему она должна делать это с Хамфри, но предположила, что причина всему то, что Нэйт и Серена были неразлучны последнее время. Она пыталась получить адекватный ответ от своей подруги, но Серена упрямо молчала касательно изменений, происходящих в ее любовной жизни. Серена также не интересовалась жизнь Блэр, что было на руку Блэр. Честный обмен, считала она.

«Ты знаешь, мы просто вносим свою лепту в будущие проблемы алкоголизма у Картера», - Дэн невзначай сказал ей, когда они закончили делать заказ на сегодняшний вечер.

Блэр пожала плечами. Насколько она могла сказать, Картер уже находился всего в одном шаге от его первой встречи в Анонимных Алкоголиках. Она уже устала бороться за жизни других людей. Это ее пока никуда не привело.

«Ты сегодня определенно болтушка», - Дэн попытался еще раз. «На самом деле, ты все время как во сне в последний месяц. В курсе, что мы с тобой не лучшие друзья », - Блэр посмотрела на него. «Хорошо, мы вообще не друзья, но… я прекрасный слушатель».

Блэр громко рассмеялась: «Мне не надо, чтобы о моих личных делах писали в твоей мелкой колонке. Спасибо, но нет. Спасибо. И не думай, что я не читала этот твой маленький слух о «маленькой Алисе купающейся нагишом». Тебе видимо пришлось для этого раздеться, Хамфри. Но я не была голой», - язвительно сказала ему Блэр.

«Я в срочном порядке напечатаю опровержение», - пошутил он, но Блэр не засмеялась. Он шел за ней следом. «Я обещаю, если ты захочешь поговорить, это будет не для печати».

Она повернулась к нему: «Мне что, надо поверить в то, что тебе можно доверять?»

Прежде, чем Дэн мог ответить, телефон Блэр начал жужжать в ее сумочке. Она отошла от Дэна и выудила его из сумки. Она думала, что это будет Картер, со своим новым поручением, и она уже была готова послать его. Она посмотрела на номер, но он был ей не знаком. Дэн наклонился над ней, чтобы посмотреть, и она отошла еще немножко подальше от него, прежде чем ответить.

«Картер, если ты звонишь, чтобы в очередной раз пристать ко мне с просьбой достать наркотики, ты можешь просто…» Но Блэр оборвали прежде, чем она смогла закончить свою тираду полную раздражения.

«Блэр…»

Его голос был таким знакомым, но таким далеким, что она не была до конца уверена, что это был он. Она боялась, что ее мозг играет с ней злую шутку. Она ждала, что он скажет что-нибудь еще, чтобы быть до конца уверенной, но та сторона трубки продолжала молчать.

«Да», - ее голос был чуть громче шепота. Это был он. Она знала, что это был он. Она просто не знала. Что сказать. Что ты могла сказать парню, который переспал с тобой, а затем сбежал от тебя прежде, чем ты проснулась.

«Привет», - это было такое короткое слово, но она снова оголило раны на сердце Блэр, и они снова начали кровоточить.

«Блэр, ты здесь?» - спросил он, когда она не ответила ему. Она практически бросила трубку. Было странно признать, что нет того, чего она бы хотела сейчас услышать от него. Картер пытался заставить ее спросить его всю правду, но она не была достаточно смелой.

Но все же, она не могла еще раз отпустить ситуацию. «Да, я здесь», - она больше не могла ничего предложить ему. Он оставил ее. Он ее сломал. Если она даст ему еще что-нибудь, это будет полное саморазрушение ее гордости.

«Как ты?» - вопрос был такой безобидный, но такой тяжелый.

Она хотела закричать на него. Она правда хотела, но когда она открыла рот, чтобы сделать это ее слова подвели ее. Злиться на Чака Баса… это ничего не изменит. Не было ничего, чтобы они могли сделать, что изменило бы ту ночь и утро после нее.

«У меня все хорошо», - сказала она ему правдиво. Она сама была удивлена, насколько дружелюбно звучал ее голос. Внутри же ее переполняла ужасная горечь, но она была слишком испугана, чтобы выпустить ее наружу. Если она этого не сделает, то это навсегда может остаться в ней. «Греция прекрасна. Картер постоянно вытаскивает нас на вечеринки. Я думаю, Серена и Нэйт могут начать встречаться, но они пока скрывают это. Хамфри относится ко мне хорошо.

Джорджина уехала, что, по сути, является главным событием лета», - она перечислила это все как сухие факты, не позволяя просочиться ничему лишнему.

«А ты…» - он не мог остановиться, и она негодовала по этому поводу. Он ожидал, что она вскроет вены и будет просто лежать перед ним, истекая кровью? Было ощущение, что он просто жаждет ее мучений. Но она не позволит ему насладиться этим. Она может спокойно существовать без него.

«Что я, Чак?» - ее дружественный настрой начал рушиться. Она чувствовала, что Дэн начал снова приближаться к ней, а она просто хотела держаться от него подальше. Она быстро обернулась, и поймала его, наблюдающим за ней. «Я сама найду дорогу домой, Хамфри». Она посмотрела на него слегка враждебно, и в кой-то веки он послушался. Он кивнул и пошел назад по улице, по которой они пришли.

«Ты с Хамфри?» - его заботливое отношение тоже стало исчезать, а она была напугана, куда может привести этот разговор.

«Почему ты позвонил?» - она проигнорировала его вопрос, и сразу же вернулась к тому, что ее интересовало. Она не позволит ему издеваться над ней. Она любила его, и в тоже время ненавидела. Все грозные предупреждения Картера все еще кружили вокруг нее, как будто были на вечном повторе в ее голове.

«Мы давно не разговаривали...» - он был немного потерянным, а она ненавидела себя за эту вспышку заботы. Он не заслуживал ее заботы.

«34 дня», - ответила она холодно.

«Что?»

«Мы не общались 34 дня. Ты просто ушел», - она не могла больше ничего произнести без того, чтобы не бороться со своими эмоциями. Ее глаза снова наполнялись слезами, и ей не нравилось это ощущение.

«Я знаю».

Он звучал расстроенным, а она ненавидела это больше, чем что-нибудь еще. Он не имел права грустить. Он не имел
права ничего чувствовать, когда дело касалось ее. Ее злость снова поднималась на поверхность, и она очень хотела спустить ее на него. Она хотела спросить его, почему он вообще это сделал. Почему он переспал с ней? Она не верила, что это был просто секс. У Чака была пара девиц, с которыми он мог просто переспать, и раньше он всегда держал ее на расстоянии от себя. Он искал ее той ночью. Он хотел ее, даже когда она была напугана.

«Я не могу сейчас с тобой разговаривать, Чак. Мне надо идти», - однако она не сбросила звонок. Она просто не могла.

«Я… Блэр, ты еще тут?» Она не ответила, но он знал, что еще тут. Звонок все еще был в соединении. «Прости», - это был шепот, и не говоря других слов, она повесила трубку и положила телефон назад в сумку. Она подумывала выключить его совсем, но прекрасно знала, что он не перезвонит.

Блэр не торопилась назад на виллу. Она не была готова к тому, чтобы быть окруженной друзьями. Она не была готова, быть окруженной кем-либо. Звонок Чака повлиял на нее. Она убедила себя, что он был окончательно выброшен из ее жизни. Она никогда не задумывалась, как это возможно, просто заставила себя в это поверить. Она думала, что сможет любить его на расстоянии, но во всем остальном просто двигаться вперед. Он мог бы быть грустной, трагической историей, которую бы она без сожаления рассказывала своим детям и внукам в старости. Но Чак был реальностью. Она поняла это сейчас. Она не могла больше бежать от него, как делал это он.

Дэн сидел в гостиной, читая очередную книгу, когда она вошла. Это было его единственным занятием. Читать эмо-книжки и писать свою глупую колонку. Она почувствовала неконтролируемый приступ гнева по отношению к нему, но постаралась его загасить.

«Итак, наш начальник и командир звонил тебе?» - он просто не мог оставить ее в покое.

«Хватит, Дэн», - она не была в настроении бороться с ним, а каждое упоминание о Чаке не приветствовалось.

«Ты просто выглядишь расстроенной», - он не переставал давить на нее.

Блэр походила по комнате и остановилась перед ним. «Ты не знаешь меня. Ты ничего обо мне не знаешь, ни обо мне, ни о Чаке или о чем-либо еще. Не говори о нем со мной, хорошо? Просто забудь об этом», - ее голос сел в конце фразы, и ей стало противно от этого.

Дэн неловко посмотрел на нее, а затем посмотрел в сторону. «Ты плачешь, Блэр». Он потянулся за салфеткой на краю стола и протянул ее Блэр, избегая ее взгляда. И она знала, что он делал это для нее, не для себя. Это только усугубило ее слезы.

Она села на диван рядом с ним и утирала все еще капающие слезы. Она заплакала впервые с тех пор, как Чак оставил ее, и она ненавидела себя за то, что Дэн видел это. Она не ненавидела Хамфри так, как пыталась показать, но она и не доверяла ему. Он совершенно точно был последним человеком, которого бы она хотела сейчас видеть рядом.

«Прости», - Дэн мялся рядом с ней. Он совершенно точно не знал, что делать с эмоциональными девочками.

Она нашла сравнение между извинениями Чака и Дэна достаточно забавным. Чак извинялся за то, что использовал ее, а Дэн извинялся за то, что стал свидетелем ее саморазрушения. Ни то, ни другое, не значило для нее ничего. Слишком поздно для первого, а касательно последнего… жалость никогда ее не трогала.

«Ты даже не собираешься сказать фразу «я тебе говорил»? Мне кажется, тебе нравится это произносить Хамфри. Я удивлена». Она свернула салфетку в руках в шарик и крепко сжала ее. Она бы сейчас не хотела, чтобы этот разговор состоялся, но ей необходимо было принять меры предосторожности. Если она будет вести себя так, будто все в порядке, он, возможно, поверит ей, и больше никогда не упомянет эту сцену.

«Я даже не знаю, что с тобой не так», - признался он. «Я могу предполагать, но… не буду. И если ты переживаешь, что я напишу об этом – не переживай, этого не случиться». Блэр кивнула, и Дэн встал, чтобы выйти из комнаты.

«Эй, Хамфри?» Он повернулся к ней. «Я думаю, ты не так уж и плох».

Дэн слегка улыбнулся. «Чтобы он не сделал…» - Дэн пожал плечами и попытался снова уйти. Она не могла позволить ему уйти с вопросом, повисшим в воздухе.

«Что? Просто скажи это», - потребовала она.

«Я видел его с тобой, он становится лучше. Я уверен, он был полным козлом, и у тебя есть полное право ненавидеть его, но… я не знаю, что я хочу сказать. Неважно». Дэн помотал головой и исчез на задней палубе.

Блэр просто осталась сидеть на месте.

День 41.


Блэр проснулась посреди ночи из-за грозы. Дождь тяжело барабанил по крыше, а где-то на улице в небе разрывался гром. Она на пару мгновений отодвинула занавеску, чтобы посмотреть на это, прежде чем отправиться на кухню за стаканом воды, или чем-нибудь покрепче. Ей всю ночь снились кошмары. Некоторые из них были про ее жизнь в цирке. Она была канатоходкой, а Серена дрессировщицей слонов. Это был Ад. Другие были более поверхностными, и она едва могла вспомнить их. Ей не нравилось когда так происходило. После этого она не могла спокойно отдыхать всю ночь.

Блэр зашла в кухню и чуть не умерла от разрыва сердца, кто-то стоял в темноте. Сначала она подумала, что это был Картер с бутылкой скотча, которая стояла на углу кухонного стола, но когда она отошла от испуга, она поняла, что это был Чак. Все внутри нее замерло на минуту, а она просто стояла и смотрела на него. Он не заметил ее. Он стоял немного в стороне, попивая свой скотч и смотря за бурей. Наверное, он только что пришел в дом, потому что он был весь мокрый из-за дождя.

У нее появилось острое желание обернуть его полотенцем.

«Чак», - его имя соскользнуло с губ прежде, чем она смогла себя остановить.

Он медленно повернулся в ее сторону. Его глаза были темными, как буря, и больше всего на свете она бы хотела проигнорировать то, что увидела в них. Ей надо было ненавидеть его. Ей надо было оставаться обиженной и злой.

Но она не могла.

Она любила его.

К сожалению, это было правдой.

«Привет», - он изобразил улыбку.

Она не улыбнулась в ответ

Он нервозно двигался перед ней, доставая сигарету. Он слегка приоткрыл дверь, чтобы дым мог выходить наружу. Она стояла словно вкопанная на том же месте в другом конце комнаты. Сама идея того, чтобы пересечь линию, которая разделяла их, казалась невозможной. Она не была готова простить его. Если она простит его, то все начнется сначала, а она не была уверена, сможет ли она снова пережить эти американские горки. Она поняла, что существует огромная разница между тем, чтобы быть влюбленным в кого-то или просто любить. Она была влюблена в него. В этом не было сомнения, но она не была уверена на счет части «просто любить человека». Она не знала, сможет ли она быть той непоколебимой башней силы, в которой он так нуждался. Он уже однажды уронил ее вниз. Он снова сделает это. Она еще ни разу в жизни не была ни в чем так уверена, как сейчас в этом.

«Он - черная дыра».

Картер был прав.

Перевод главыМария Комарова
Обсуждение здесь
 
mio-mioДата: Четверг, 10.05.2012, 09:15 | Сообщение # 12
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 15.


Холодное сердце похороню,
И теплая кровь бежит глубоко.
Секреты свои храню,
Тихим сном их защищаю.
Я не готов к тяжести наших отношений.

Sanders Bohlke – The Weight Of Us


Блэр чувствовала, что их разделяла неподвижная стена. Она застыл у двери, а она не могла и пошевелиться со своего места. Он смотрел то на нее, то на шторм за окном, а ее взгляд был прикован к нему. Он выглядел все так же. Он выглядел, как Чак, и это причиняло ей боль. Она хотела, чтоб это волновало меньше. Она хотела, чтоб та волна чувств, которая ее охватывала, была меньше, но этого не происходило . Все было наоборот. Казалось, все замерло вокруг. Шторм прекратился. Ад, который длился на протяжении отдыха в Греции, теперь тоже прекратился. Все что она могла видеть, был Чак. Все, что она видела – это самая большая ошибка ее жизни.

Больно.

Наконец, он потушил сигарету и повернулся к барной стойке, где стоял его виски. Он щедро налил виски в стакан и махом осушил его. У него были все те же недостатки. Она почти улыбнулась, но вовремя остановилась. Она не хотела помогать ему в разговоре, и не хотела давать ни малейшего намека на привязанность к нему. Он этого не заслуживал. Он ничего не заслуживал от нее, таковым было ее решение.

Его голос нарушил мертвую тишину, и Блэр вернулась из своих размышлений.

- Если ты хочешь вызвериться на меня, тогда сделай это, Блэр, - Он был к этому готов, и Блэр просто не могла себе позволить пойти у него на поводу. Ей жутко хотелось накричать на него, обозвать его гадом за все то, что он сделал. Но она не могла подобрать нужных слов. В ее голове летало множество мыслей, и ей казалось, что она сойдет с ума.
Она ничего не говорила. Она ничего не делала. Она просто смотрела, как он пьет Скотч, это, казалось, был единственный выход.

Чак встревожился из-за ее молчания. Он налил себе еще и достал еще одну сигарету. Когда-то эти отвратительные привычки убьют его, но Блэр и пальцем не пошевелила, чтобы его остановить. Он хотел было подкурить сигарету, но почему-то передумал в последний момент и швырнул ее на барную стойку. Он поставил Скотч рядом с сигаретой, и, наконец, сделал такие тяжелые для него шаги в сторону Блэр. Ей казалось, что он нападет сейчас, но она не двинулась с места и ни промолвила ни слова.

- Ты хочешь меня ударить? – это было больше предложение, чем вопрос. Она покачала головой и отвела от него
взгляд. Ей не нравилось, когда он был так близко. Это напоминало ей о том времени, когда она хотела этого больше всего на свете, а эти воспоминания были опасны.

- Нет, мне не хочется тебя ударить, Чак. Я больше не знаю, чего я хочу. – признала она. – Думаю, я даже не ожидала тебя снова увидеть. – Это была правда. Или может правдой было то, что она больше не хотела видеть его. А, может, это все было ложью, и она очень тосковала о нем с того самого утра, когда он ее бросил.

- Я налажал, - он начал объяснять, но она отчетливо дала понять ему, что не верит. – Блэр… - он прикоснулся к ее рукам. Он смотрел на нее таким умоляющим взглядом, но она не была уверена в том, чего он хочет. По правде говоря, она никогда не была уверена, что понимает, чего он хочет.

- Ты оставил меня. – эти мысли она не могла скрывать. – Я проснулась одна... А как же была счастлива Джорджина, сообщая мне, что ты уехал. Ты оставил записку на барной стойке, но ты даже не смог написать мне объяснение. Ты даже не позвонил. – Ей было даже странно повторять это все, вспоминать все то, что привело их к этому разговору.

- Я звонил. – он оправдывался.

- Не считается. Ты мог бы мне объяснить все. Ты мог поговорить со мной, Чак. Но ты решил сбежать. Что ты хочешь услышать от меня? Спасибо за воспоминания? Мне действительно понравился секс? Я не знаю, Чак, что ты хочешь, чтоб я сейчас сказала? – ей не хотелось казаться легкомысленной, но в это все, казалось, происходит не на самом деле.
Он сцепил зубы, и она понимала, что это злит его. Чак был мастером по моральному уничтожению людей, но когда это происходило с ним, это его убивало.

- Я не знаю, что-нибудь, хоть что-то скажи… - он глубоко вздохнул и отпустил ее руки. От чувства отчаяния он взялся за голову, и ей тут же захотелось поправить его идеальную растрепанную прическу, но она сдержалась. Она не могла ему этого подарить. Прикасаться к нему было бы неправильным в этот момент.

Я устала. Я не ожидала такого вечера, и я не знаю, что тебе сказать. Я зла. Я не рада тебя видеть. Это все, что я могу сказать. – Блэр отвернулась, и не оглядываясь пошла в свою комнату. Она закрыла за собой дверь. От неведанной безысходности она сползла по двери на пол. Она сидела на полу несколько минут и слушала его голос, раздававшийся из зала. Он никогда не шел за ней.

Это не удивляло ее.

И снова утро, и нужно появиться перед всеми, а она этого жутко боялась. Она была уверена в том, что возвращение Чака вызовет у вех бурную реакцию. Картер и Нейт примут его с распростертыми объятиями. Дэну будет все равно. Серена будет беситься. Она либо будет его игнорировать, либо выльет на него всю злость. Блэр не была окончательно уверена в том, какую манеру поведения ей выбрать. Она немного замешкалась, но все же набралась смелости и вышла ко всем остальным ребятам.

Все были на заднем дворе. Картер и Чак, смотрели что-то на телефоне Чака и весело смеялись. Нейт, как обычно, воровал еду из тарелки Серены, а она хохотала, будто все было в порядке. Дэн, наверное, все еще спал. Ну хоть один человек не будет свидетелем этой неловкой ситуации.

Блэр собралась с духом и, наконец, вышла к друзьям. Серена и Нейт посмотрели на нее, а потом Серена измерила взглядом Чака и убедившись, что Блэр держится, немного расслабилась.

- Доброе утро. Мы с Нейтом сделали завтрак, - указала Серена на фрукты и готовые рогалики, что стояли по середине стола.

- Вы купили завтрак, - огрызнулся Картер, а Серена, в отместку, стала показывать ему язык. – Ты в порядке, Волдорф? Ты немного бледновато выглядишь. – Картер продолжал ее дразнить, но она никак не реагировала. – Ты не поприветствуешь нашего дорого хозяина? Он нам рассказывал о своем увлекательном путешествии. Ты должна увидеть некоторые фотографии. Тут есть парочка, которые тебе обязательно понравятся.

Чак недобро взглянул на Картера, но ничего не сказал.

Блэр не клюнула на приманку, и с невозмутимым лицом села возле Нейта. Она взяла себе немного винограда и рогалик, игнорируя обеспокоенные взгляды в ее сторону. И только Картеру было наплевать на ее чувства, и она не могла понять, почему он стал таким придурком.

- Это так скучно, - ответила Серена за Блэр. – Мы проводили здесь время намного веселей. Ты действительно многое пропустил, Чак. Но я вовсе за тобой не скучала. – Она практически испепелила его своим взглядом, и все ожидали ответа Чака. Но он не реагировал. Он только кивнул и потянулся к бутылке шампанского, чтоб долить себе в бокал.

- Ну что ты, Серена, - снова начал Картер. – Думаю среди нас есть человек, который скучал за Бассом. – Он посмотрел на Блэр и подморгнул.

Блэр все так же не реагировала, но Серена не могла оставить все так. – Нет. Никто из нас не скучал за ним. И только ни Блэр. Кстати, она была слишком занята, чтобы беспокоится о том, где он был. И Дэн причастен к этому. – Серена ухмыльнулась, она гордилась, что смогла дать отпор, но Блэр только вздохнула. Серена пыталась помочь, но это был не тот случай и все кроме нее это понимали.

- Серена, - Нейт покачал головой. Он редко когда встревал на поле этой битвы, но знал, так же, как и Блэр, что Серена начинает ступать на опасную территорию.

- Да, да! Серена, мы все знаем, что безнадега Ден влюблен в тебя, - жестким голосом продолжал Картер. Все уловили эту надменную и злую ноту, и это вызвало удивление у ребят, ведь Картер никогда не нападал на Серену.

- О, Боже, Картер! – протянула Серена и неловко потянулась за очередным рогаликом. Нейт удивленно смотрел на Картера и даже Чак не смог сдержать недоумения. – Ладно. Это был какой-то греческий Бог, да Блэр? – Серена повернулась к Блэр в надежде, что та поддержит разговор.

Блэр уже надоело слушать все эти препирания.

- Перестань, Серена, - Блэр сказала эти слова так, будто выносила приговор, но этот тон убедил Серену замолчать.

- И это все??? – недоуменно смотрел Картер на всех. – Я ожидал феерверка эмоций. Я ожидал большего, Волдорф. Такое разочарование. – Блэр не понимала, какая муха укусила Картера, но его дурацкое настроение начинало бесить ее. Это было уже жестоко по отношению к ней, ей и своих мыслей было достаточно.

- Хватит, Картер, успокойся, - приказал Чак, и все замерли в ожидании превысит ли Картер свои границы этим утром .

- Хорошо, - промямлил Картер, - Мне всего лишь хотелось получить немного правды от всех вас. – он пожал плечами и потянулся за шампанским. Серена передала ему всю бутылку, и он скрылся внутри виллы.

- Вот козел, - сказал Нейт с несвойственной ему жесткостью.

- Мы с Нейтом идем сегодня в город. Блэр, ты должна пойти с нами. Мы уже собираемся. – Серена встала, намекая Нейту, что нужно уходить. Он тоже встал, и они вдвоем повернулись к Блэр. – Пойдем, - она практически требовала.

- Все хорошо, Серена, - покачала Блэр головой.
Серена не купилась на это, и все ее притворства не помогали. – Я не оставлю тебя здесь с ним – и она глянула на Чака с отвращением.

- Черт, Серена, просто оставь нас в покое. Я обещаю тебе не убить ее, пока тебя не будет, - Чак был на грани, Блэр знала, что всего несколько слов отделяют его от эмоционального взрыва. Серена, конечно молодец, но она никогда не понимала, где нужно остановиться.

- Нет, ты сделаешь еще хуже. Я всегда знала, что ты был придурком, но я никогда не знала, что ты трус! – Серена была воинственно настроена, и Блэр знала, что она хочет причинить Чаку максимум боли. Блэр этого не хотела, и потому не могла просто сидеть и смотреть на все это.

- Иди с Нейтом, Серена, - Нейт обнял Серену и попытался проводить ее к выходу, подальше от Чака. Она оттолкнула Нейта и хотела нанести очередной удар, сказать какой же Чак был засранец, но Блэр остановила ее. – Я прошу тебя успокойся. – она посмотрела на Серену, - Пожалуйста!

Серена посмотрела на Нейта и Блер, поняла, что нужно отступить. Она окинула взглядом Чака, он светился, но ничего не говорил. Серена наклонилась, поцеловала Блэр в щеку и они с Нейтом ушли. Блэр снова смогла спокойно вздохнуть. Она на минуту забеспокоилась, что между Сереной и Чаком разразится война, но в тот момент ей только этого еще в голове не хватало. У нее с Чаком хватало проблем, а если к этому еще добавить проблему Серена-Чак, она бы просто не справилась.

Блэр ждала, пока Чак успокоится, и лишь потом заговорила.

- Я уезжаю домой, на Манхеттен. – Она думала об этом с их последнего разговора и сегодня утром поняла, что это будет правильным решением. Пока она будет здесь, Серена не сможет успокоится и их ждут вечные перепалки друг с другом. Меньше всего она хотела, чтоб ее лучшая подруга и Чак были врагами.

- Не делай этого, - он спохватился, но она только покачала головой. Она не хотела слушать его. – Давай, Блэр, я не хочу, чтоб все так было.

- Мне все равно чего ты хочешь. Дело даже не в тебе. Я… Это утро только начало того, как всё теперь ужасно, дико, странно будет выглядеть. Все знают о том, что было между нами, и мне надоело замечать на себе эти жалостливые взгляды, когда мы находимся в одном помещении. Я не хочу проходить через все это. – Блэр встала и пошла в виллу, но Чак вскочил и успел остановить ее до того, как она откроет дверь. Он стоял перед дверью, неподвижно, и она отступила. Близости она не хотела.

- Я не останусь. Я уеду. Ты должна остаться здесь и насладится оставшимся отдыхом. Я бы не приехал, если бы знал, что все будет так… Я не хочу причинять тебе боль. – он говорил так искренне, что ей стало больно. Но он все еще ничего не понимал. И может быть, никогда не поймет.

- Ты уже говорил мне это раньше. Я даже верила тебе, Чак. Но в конце концов это не имеет никакого значения, ведь так? Я была идиоткой, когда думала, что тебе не все равно, и ты действительно не можешь остановиться. Всем меня жаль. Ты знаешь каково это? Как смешно и по-дурацки я себя чувствую? Даже Дэну Хамфри меня жаль. Ты не можешь еще больше меня унизить. – Блэр отвела взгляд, ей казалось, что она сказала слишком много. Она просто хотела, чтоб он понял, но она боялась, что он снова получит на руки все карты.

- Все дело в Картере? Я заставлю его прекратить. – Он определенно не видел сути разговора.

Блэр только вздохнула от разочарования.

- Зачем ты только вернулся? Нет, скажи лучше, зачем ты уехал? Если ты хотел избавиться от меня, Чак, то все, что тебе нужно было сделать, просто сказать мне. Тебе не нужно было улетать на другой континент.

Чак покачал головой.

- Нет, мне нужно было улететь. Я не мог находиться возле тебя. Я не мог... Тем утром я проснулся, ты лежала рядом со мной и на минуту я почувствовал что… что я счастлив. – его признание, казалось, шокировало его так же, как и ее. – Я не знал, что с этим делать, Блэр. Я убежал. Я все испортил. Я знаю это.

Она кивнула. Непрошенные слезы подкатились, и она отвернулась от него, чтоб он их не заметил. – Но ты ведь снова это сделаешь. – прошептал она. Когда она подняла глаза, она увидела настоящий испуг на его лице. – Ты знаешь, что я права.

Он молчал. Он не мог этого отрицать.

- Я тоже проснулась счастливой. – Она слегка улыбнулась, но улыбка быстро исчезла с ее губ, как только она вспомнила продолжение того утра. – А потом я поняла, что тебя нет и мне было… больно. Я была зла. Я чувствовала себя шлюхой – твоей шлюхой! Нет, - покачала она головой, - нет, я больше никогда не позволю повторится такому. – Ей нужно было его понимание.

- Ты не шлюха, - он еле смог произнести эти слова, и она поняла, что это задело его. – У нас было все по-другому. Ты должна это знать.

- Все, что я знаю, это то, что я проснулась одна. Ты ушел. – повторила она.

Он наблюдал за ней и, казалось, что его накрыла вся тяжесть этой ситуации. Он хотел подойти к ней, обнять, но в последнюю минуту остановился. Она не была уверена в том, что было у него на уме, но она видела, что он был подавлен.

- Это больше никогда не повторится, - Блэр хотела остановить его, но он не дал ей возможности говорить – Ты значишь для меня больше чем… - он нервно поправлял волосы – Ты особенная, Блэр. Я больше никогда так с тобой не поступлю. Я хочу, чтобы ты была в моей жизни.

Блэр не знала, что ему ответь. Она не была уверена в его словах. Большую часть лета она провела чувствуя ненависть по отношению к нему, но в тоже время она скучала за ним. Эти качели, на которых они катались вверх вниз, уже изрядно вымотали ее. Но она не хотела терять его. Она не хотела терять тонкую нить их связи, и если быть честной, она не знала или когда-то сможет жить без него. Она просто знала, что такой ситуации в своей жизни она больше не допустит. Чак полностью захватил контроль над ее жизнью, и когда она думала, об этом ей становилось плохо. Ей хотелось стабильности, уверенности, чувства защищенности. Но, к сожалению, в нем она всего это не видела.

- Я не доверяю тебе. – она прошептала, прежде чем отвернуться от него. Она еще так много хотела ему сказать. Она хотела сказать, что любит его, но ей самой это чувство не нравится. Она хотела спросить, что он чувствует по отношению к ней, но она боялась его ответа. Картер был прав. Она еще не была настолько сильна, чтобы услышать его ответ. Может быть когда-то, когда это будет уже не так важно. Но сейчас, ей казалось, что ее жизнь зависит от этого ответа.

- Скажи мне, как все исправить, - это была мольба. Чак редко опускался до этого уровня, но его лицо выражало только отчаяние. И это пугало Блэр еще больше. В этот момент, казалось, все ускользает от них, все возможности… все надежды.

Она больше не могла на него смотреть. Ей было больно видеть его таким разбитым, таким неуверенным в себе. Неуверенность в себе никак не сочеталась с Чаком Бассом. Он должен был все знать. Та реальность, что он был простым смертным со всей радугой чувств, шокировала и встревожила ее. Он должен быть величественным. За его действиями должны следовать четкие объяснения, которые смоют всю боль. Он должен был любить ее, но она не была уверена или он сможет когда-либо любить.

Она повернулась к нему и медленно подняла глаза, пока они не встретились с его. Она встретила его темный, металлически холодный взгляд и на мгновение почувствовала ком в горле. До этого момента она не позволяла себе видеть, как разбит он был на самом деле.

- Я не могу сказать тебе, как все исправить… я не знаю как, - она пожала плечами, но продолжала смотреть на него – Я хочу… я столько всего хочу от жизни, Чак. Я столько всего хочу от себя. Есть даже вещи, которые я хочу от тебя, но я не думаю, что ты мне сможешь их когда-либо дать.

- Я могу – он говорил так уверено и серьезно – Скажи мне, чего ты хочешь, и я сделаю это.

Она отчаянно хотела верить ему.

Но она не верила.

- Я хочу того, кто будет проснется утром рядом со мной, - эти слова сорвались с ее уст, до того как она успела подумать об их надобности. Но они были правдой, правдой до кончиков пальцев. – Мне нужен тот, кто хочет проснуться рядом со мной утром. – Он выглядел так, будто хотел поспорить с ней, но когда она договорила фразу, все желание спорить улетучилось. Она выиграла, и ему было чертовски больно. – Это ведь не ты… правда?

Казалось, маленький ребенок в ней умирает от желания, прокричать, что она не права. Что он был тем сказочным принцем, который пишет стихи о вечной любви, обещает, что больше никогда не причинит ей боли. Он был тем, кто ей нужен, и он просто сглупил тем утром. Чак никогда ей не лгал и сейчас тоже. Она и любила и ненавидела его
одновременно.

Он отвернулся и пошел вдоль перил. Он поник, он оперся на перила и достал сигарету. Он долго вертел ее в руках и, наконец подкурил, сделав глубокую затяжку. Блэр не знала или собирался он ей ответь, но после нескольких минут, он заговорил, хотя так и не смотрел на нее.

- Я хочу им быть – сказал он едва слышным голосом, но она слышала его так, будто он кричал. Это все чего она боялась, и все, что она уже знала. – Я могу попробовать…

- Я думаю, у тебя не получится… Я думаю, вскоре я перестану тебя ненавидеть за это. – Она бы хотела быть уверенной в нем, и в том, что он говорит. Она хотела бы быть такой сильной, которой они оба хотели, чтобы она была, но пока этой силы не было. После всех этих историй, разговоров, выяснений отношений, той ночи, она была истощена. Это была правда. И сейчас она не могла кинуться в пучину страсти и спасать какие-то нереальные отношения с Чаком. Рисковать остатками сил, души, сердца. Она не могла окунуться с головой в Чака Басса, пока окончательно не найдет Блэр Волдорф.

Он докурил и повернулся к ней. Блэр все еще смотрела на него.

- И что мы теперь будем делать? – Он говорил это так будто запуганный ребенок, и она почти засмеялась. Хотя это было слишком печально. – Если ты хочешь, чтоб меня не было в твоей жизни…

Блэр испугалась, услышав эти слова и немедленно остановила его. Она не знала, чего она хочет сейчас, но жизни без Чака, она точно не представляла.

- Друзья. – Она не могла поверить в то, что сказала. Они оказались там откуда начинали, но другого пути не было. Она не могла отпустить его и она понимала, что не может доверять ему. Она слишком много чувств вложила в него и теперь ей нужно немного дистанции, чтобы остыть. Это не легко, но она постарается перевести их отношения на новый уровень.

- Мы это уже пробовали, - он напомнил. Он не верил в то, что это снова сработает. Иронично, что их роли так быстро поменялись. Так долго она хотела, чтоб они были больше чем, друзья. А теперь она хочет, чтоб он принял меньше. В конце концов, она знала, что он примет предложение.

- Я не думаю, что я на самом деле когда-то хотела быть твоим другом, Чак, - призналась она, и грустная улыбка появилась на ее лице. Она всегда хотела большего. Он был как самый главный приз в ее жизни, и она делала все, чтобы его получить. Но сейчас не было вариантов.

- Может, я тоже не старался, - сказал он и прикоснулся к ее щеке. Она взглянула на него, и ей показалось, что в этот момент он будто забрал частичку ее. Она насладилась его прикосновением, пока очередная волна боли не атаковала ее.

Он отпустил ее и она отвернулась, но никто из них не ушел. Она хотела сказать больше. Она хотела продлить этот момент, насколько это было возможно. Она знала, что ей нужно сделать сейчас, но она не хотела этого. Нет не сейчас.

Она хотела быть слабой. Она хотела ошибаться. Но она не могла себе этого позволить.

- Я все равно уеду домой, - тихо прошептала она. Он молчал. Она ожидала от него хотя бы кивка в знак одобрения.
Она знала, что это прощание. Она была благодарна, что он отпускает. Все, что ей было нужно сейчас, это побыть без него некоторое время. Пожить без него, дышать без него.

Она слегка прикоснулась к его руке, а потом скрылась в комнатах виллы. Она пришла в свою спальню и достала чемодан. Она была уже почти собрана, когда ее дверь отворилась. Она ожидала увидеть Серену, но удивилась, когда в дверном проеме появился Нейт. Он чувствовал себя неловко, и она улыбнулась.

- Ты можешь зайти, - сказала она и продолжила паковать вещи. Дверь закрылась за ним, она слышала приближение его шагов. Он молча смотрел на нее, и это начинало ее раздражать. – Ты что-то хотел?

- Ты не должна ехать домой, Блэр. Никто не хочет этого. Я даже думаю, что Серена может запереть тебя в комнате, если ты все-таки попытаешься уехать. – Он пытался говорить просто, без напряжения, но все это было очень странным. Блэр молча продолжала собирать сумку. – Ты можешь прекратить хоть на секунду?

Блэр тут же остановилась и повернулась к нему. Нейт был явно обеспокоен происходящим, и Блэр ценила это.

- Мне просто нужно выбраться отсюда. Мне нужно быть подальше от этого всего… Ты понимаешь о чем я? Все стало так… - Блэр пожала плечами и принялась дальше собирать вещи. Она не хотела снова переживать все те эмоции, от которых хотела убежать.

- Так сложно,- продолжил ее слова Нейт. Он говорил так, будто он был непосредственным участником всего происходящего. Наверное Серена посвятила его во все детали, ведь они очень плотно общаются. Казалось, что все они стали заложниками этой ситуации. – Я это понимаю, но побег ничего не изменит. Это всегда только усугубляет
ситуацию… Ты не безразлична Чаку.

Блэр снова остановилась, она поняла, что так просто ей не избежать этого разговора. Она забралась на кровать и ожидала, что Нейт сядет радом, но он не двинулся с места пока она жестом не попросила его сесть рядом.

Она задумалась над словами, чтобы не наговорить лишнего. Нейт был явно «посыльным», либо от Чака, либо от Серены, может, и от них обоих. И она не была уверена в том, что нужно передавать все, что она чувствует в этой ситуации.

- Он мне тоже не безразличен. Может, это всегда будет так… но я просто не могу позволить ему разбить мне сердце. – Она решила говорить прямо, чтобы избежать неловкости и недоговоренности в их беседе.

- Он может удивить тебя, - Нейт стоял на своем. Он любил Чака. Он видел в нем хорошее. Он, наверное, знал Чака дольше всех, что означало, что Нейт видел довольно разного Чака. Но Нейт казался Блэр таким невинным, чистым и недолеким. Он закрывал глаза на ошибки людей, и в этом Блэр ему очень завидовала, но она не могла жить так, как он. У нее всегда оставался отпечаток от боли, которую ей причинили.

- Он уже удивил меня, - Четкость ответа Блэр, не оставляла никаких шансов для Нейта. Он оставался сидеть и все, что он смог это пожать плечами. Нейт казался таким грустным, подавленным, что Блэр забеспокоилась. – С тобой все нормально? – она неуверенно спросила. У них с Нейтом никогда не было слишком близких душевных разговоров, но она решила попробовать.

- Я просто думал о том, что ты можешь быть права. Может быть вся эта ситуация губительна. – На мгновение, он даже выглядел полностью растерянным, но это тут ж е исчезло. Внезапно он улыбнулся и обнял Блэр. Он соскочил с кровати и попросил ее позвонить, когда нужно будет помочь ей вынести вещи. Она очень оценила это, и в тот момент поняла, что он друг. Она надеялась, что все что Серена ни задумала по поводу него, не обернется такой же катастрофой, как для них с Чаком.

Блэр закончила паковать чемоданы и вызвала машину. Она пыталась сама забронировать билеты, но ее проинформировали, что Чак уже все организовал. Это был хороший жест, и она готова была поблагодарить Чака. Но позже решила оставить все, как есть.

Серена ждала Блэр на улице, и, как ни странно, она не протестовала против отъезда Блэр. Это насторожило Блэр. Серена всегда была непредсказуема. Блэр никогда не знала какая молния сейчас в нее ударит, и что будет с ее настроением. На этот раз она ожидала, хотябы неодобрительного взгляда от Серены, но все, что Серена сказала, что погода сейчас в Нью Йорке отличная.

- Ну, я думаю это все, пока… - Блэр смотрела на Серену все еще в ожидании чего-то. Они обнялись. – и ты мне ничего больше не скажешь?

Серена покрутила головой.

– Позвони мне, когда доберешься. Не давай Элеонор довести тебя до безумия. Ты же знаешь у нее это все от большой любви к тебе. – Блэр закатила глаза. У Серены всегда было оправдание преувеличенной родительской опеке, которой подвергались они обе.

Серена уже собралась заходить в дом, но Блэр просто не могла все так оставить. – Неужели ты совсем не расстроена, что я уезжаю? – Она даже рассчитывала на то, что Серена попытается ее остановить. Это была ее последняя возможность остаться и провалить весь этот план «Мисс независимость». А теперь у нее даже не было пути для отступления.

- Ни за что, - твердо сказала Серена и это шокировало Блэр. – Я хочу, чтоб ты была так далеко от Чака, как только можешь, - Блэр вздохнула. – Я не собираюсь вытаскивать из тебя какие-то детали, ты знаешь все, что я думаю по этому поводу. Он просто ядовитый, и я очень рада, что ты умываешь руки от него. Тебе больше не придется встречаться с ним. – Серена практически ликовала от радости.

Блэр оставила все, как есть. Она не очень хотела объяснять подруге, что они с Чаком все-таки решили продолжать общение, быть друзьями, что могло быть еще хуже. Но Блэр знала, что рано или поздно это всплывет тогда придется оправдываться. Но сейчас она могла избежать всего этого, прыгнув в лимузин и сбежав от всех.

- Вообще-то мы с Чаком решили остаться друзьями, но только друзьями. – Прояснила она, но в позитивном настрое. – Он мне не безразличен. Я не буду это объяснять или извинятся. Это просто есть. Он причинил мне много боли, но он знает это. Я не ищу ему оправданий. Я не отпускаю это и не принимаю. Я оставляю это позади и хочу сосредоточиться на чем-то хорошем, например, на себе. – Блэр улыбнулась так весело, как только могла на тот момент. Этот день, черт, все это лето выжало из нее все живое. И ей нужно было восстановиться.

- Ты знаешь мое мнение, - Серена больше ничего не сказала. Она просто обняла Блэр еще раз и ушла в дом.
Блэр еще раз окинула взглядом ее рай на одну ночь и улыбнулась. В одном она была уверена на все сто - Грецию она никогда не забудет


Перевод подготовлен
Nika Chernega
Обсуждение: тут
 
mio-mioДата: Четверг, 10.05.2012, 09:27 | Сообщение # 13
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 16.


Если ты не любишь меня,
То просто притворись ещё на несколько часов, а затем
Настанет время уходить.
Пока мой поезд катится к восточному побережью,
Мне хочется знать, как же ты согреваешься.
Слишком поздно плакать,
Я слишком разбит, чтобы продолжать двигаться дальше.

Ron Pope — A Drop In The Ocean


«Блэр, ты получишь эту должность. Я даже не знаю, почему ты так переживаешь по этому поводу. Директриса тебя любит. Наши учителя тебя любят. Члены комитета тебя любят. Ты, безусловно, будешь выбрана, как школьный представитель фонда Вандербилтов».

Серена старалась успокоить подругу, но Блэр не верила ни единому слову. Она была главной сейчас. Она управляла Констанс. Она была любимицей учителей, а сверстники боялись ее. Ее планы на последний год были идеальными. Но была одна маленькая загвоздка: должность представителя. Блэр знала об этой возможности еще, когда была на первом курсе, и она всегда была уверена, что займет ее с легкостью. Была одна проблема, хотя… Эвелин Басс. Эвелин была сопредседателем проекта Констанс, и Блэр знала, что Эвелин все ей испортит.

Сказать, что Эвелин не нравилась Блэр, было бы преуменьшением. Она смотрела на Блэр так, как будто она была ее злейшим врагом. Блэр, честно говоря, не понимала этого. Ее дружба с Чаком, довольно близкая, ни разу не повлияла на его отношения с матерью. Чак ненавидел Эвелин еще до того, как Блэр появилась на горизонте, и Блэр в свою очередь, старалась не вмешиваться в эти мутные воды. Тем не менее, Эвелин не выносила Блэр, и это был идеальный способ следить за ней. Она будет так опозорена, если не получит этого сейчас, потому что все считают ее достойной кандидатурой. Даже девочки, которые бегают за ней, приняли бы все, кроме ее поражения.

«Эвели Басс не любит меня», - Блэр резко вздохнула и кинула два своих платья, из которых пыталась выбрать, на кровать. Серена, которая развалившись на диване листала журналы, наконец взглянула на нее. «Она ненавидит меня, Серена».

Серена покачала головой. « Я думаю, что ты все это выдумала. Она едва знакома с тобой. Это не то, что Чак привел тебя на их ужин Семейки Адамс (имеется ввиду сериал «Семейка Адамс»)». Серена и Блэр обе съежились от этой мысли. «Она вообще не дружелюбна. Ты воспринимаешь все это слишком лично».

Блэр покачала головой. « До тебя не доходит…Она видит во мне угрозу или что-то такое. Она предвзята ко мне. Каждый раз, когда мне «везет» нарваться на нее, она нападает на меня в некотором роде. Она, однако, определенно делает это, когда мы наедине. В минуты, когда Чак или Барт рядом, она просто стоит там спокойная, делая вид, что меня не существует вовсе. Она социопат». Блэр застонала и повалилась на кровать рядом с Сереной. «Я в дерьме»
Серена нахмурилась и вздохнула с чувством поражения. «Я ненавижу то, что предлагаю, но….Ты всегда можешь попросить Чака поговорить с ней. Не то чтобы я хотела поощрять эту плохую привычку в тебе, но она его мать, и он готов на многое, лишь бы вернуть твое расположение.

Блэр уставилась на Серену. Они проходили через это столько раз. Серена ненавидит Чака. Чак не в восторге от Серены. Блэр делала все возможное, чтоб они не пересекались, а в последнее время это не было так уж сложно. Блэр была загружена заданиями, а Чак старался не докучать. Это не значит, что он не слал ей сотни сообщений в течение дня, волнуя ее тем самым, но он понимал то расстояние, которое она установила между ними. Блэр знала, что для того, чтобы вернуть все как было раньше между ними, ей необходимо перестать быть влюбленной в него. Настоящая дружба не может существовать, если одна из сторон надеется на большее.

«Чак занят», - Блэр выпалила это Серене. По правде говоря, она уже целый месяц подумывала позвонить ему по этому вопросу. Она просто не была уверена, что может попросить его пройти через страдания, которые может принести еще одна неловкая встреча с его матерью. Отношения Чака с ней были достаточно напряженными. У Блэр было ощущение, что если он попытается протолкнуть «дело Блэр», то Эвелин может сделать все наоборот назло Чаку за эту просьбу.

«И чем же это?» - подталкивала Серена. «Он пьет, употребляет наркотики и зависает со шлюхами. Я уверена, Чак сможет перекинуться парочкой словечек со своей матерью. Он задолжал тебе, Би». Серена была настолько решительной, что Блэр задумалась. «Ты заслуживаешь эту должность, и никто не должен тебя сдерживать». Серена взяла телефон Блэр и протянула его ей. «Позвони ему».

Блэр мгновение задумчиво смотрела на него. Она знала то, что Эвелин была уже в городе. Чак слал Блэр SOS-сообщения в течение последних двух дней, так как он прятался от нее. Если она позвонит ему и попросит, то он, скорее всего, сделает это, но это казалось таким жестоким. Серена действительно не понимает ужасных отношений, которые были у Чака с родителями. Это была не Лили со своим наставлениями, или даже не все контролирующая любовь Элеонор. Это было нечто гораздо хуже. Барт едва пытался скрыть отвращение и разочарование в своих глазах, а Эвелин металась между обидой на своего единственного ребенка и одержимостью им. Это до смерти пугало Блэр.

«Сделай это. Ты хочешь этого. Ты заслуживаешь этого. Это способ сделать это. Разве не ты всегда мне говоришь: Было бы желание, а возможность всегда найдется. Так вот это твоя возможность, хватай ее», - Серена была безжалостной.

Блэр наконец сломалась и схватила телефон. Она нажала быстрый набор до того, как успела струсить. В ту минуту, когда пошли гудки, она встала и направилась в свою ванную. Она никогда не могла разговаривать с Чаком в присутствии Серены. Их растущая взаимная враждебность доводила Блэр до предела.

«Привет», - сказал он сердито, и Блэр съежилась.

«Плохой день?» Она догадалась, пытаясь звучать как можно веселее и дружелюбней, насколько она могла. Это было подвигом, и ее желудок сжался от нервов. Она действительно хотела эту должность, но в этот момент задумалась, настолько ли сильно. Это может обернуться катастрофой. Эвелин была так непредсказуема. Впрочем, Чак был таким же.

«Моя мать», - это было все, что он произнес. Блэр не требовалось большего, чтобы понять, что она точно не станет просить его об этой услуге.

«Почему ты позвонила?» - Блэр была ужалена его грубостью, и ничего ему не ответила. Он быстро уточнил, чувствуя свою оплошность. «Я хочу сказать, я полагал, что ты все еще с Сереной. Мы оба знаем, как она относится ко мне».
Блэр ненавидела внезапный поток легкости, который прошел через нее. Чак был так заботлив с ней в последнее время, и она наслаждалась этим. После того, как она так долго пыталась смириться с его постоянными перепадами настроения. Это казалось таким правильным. Это не помогло ей в ее миссии перестать любить Чака, но ведь ты не можешь получить все и сразу.

«Серена в….порядке», - Блэр не хотела произносить что-то еще. «Мне просто нужна передышка между выбором моего наряда. Ничего не подходит». Она нахмурилась, вспомнив, что есть еще одна проблема, которую ей предстоит решить.

«На тебе все смотрится отлично. Поверь мне».

Блэр проигнорировала намек в его голосе. «Нет», - возразила она. «Я буду выглядеть ужасно. Я скорее всего не получу ее, в любом случае. Я не знаю, почему я так переживаю из-за этого. Это всего лишь какая-то глупая должность. Мне она не нужна. Моя речь однозначно великолепна. Меня собираются принять в Йель». Это было больше похоже на зажигательную речь для себя, чем для Чака. Ей так хотелось в это верить.

«Глупая должность?» - он произнес это скептически. «Ты только и говоришь об этой дурацкой должности с того момента, как началась учеба». Он замолчал, но она не ответила. Она уже стала жалеть, что вообще набрала его.

«Скажи мне, что происходит…. Ты позвонила по какой-то причине».

Блэр колебалась. У нее было непреодолимое желание соврать ему. «Не важно. Мне нужно возвращаться к Серене. Я в серьезном модном кризисе. Я поговорю с тобой позже». Она уже собиралась положить трубку, когда он ее перебил.

«Я позвоню Серене, если ты не скажешь мне». Это была явная угроза, и она сжала свои зубы от досады. Она ненавидела, как эти двое умели использовать это против нее. « Блэр…..» - он ждал с нетерпением.

«Твоя мама в комитете по принятию решений… Твоя мать ненавидит меня». Она не хотела что-либо еще говорить. Чак смог бы воспользоваться потом этим.

«Оо», - его голос звучал плоско и побеждено, а ее сердце выпрыгивало из груди. Она ненавидела, когда он звучал так расстроено, как сейчас. Это всегда были его родители, которые довели его до такого, и ей ни разу не удавалось испытывать ожесточенное чувство защищенности. Он заслуживает намного большего.

«Я уверена, что все будет в порядке», - она выпалила это. Она просто хотела, чтоб он перестал думать о своей матери.

«Я перезвоню тебе потом». Она не положила трубку, хотя, он все еще не отвечал.

Он, в конце концов, вздохнул, и она ждала с предчувствием. «Я поговорю с ней. Но ничего не обещаю», - предупредил Чак.

Блэр была благодарна, но в тоже время нервничала. Так сильно, как она хотела этого, но в одночасье она не хотела, чтоб это стоило такого Чаку. Эвелин точно не воспримет эту просьбу всерьез. Она, конечно, может согласиться, чтоб
заполучить милость Чака, но Блэр была уверена, что Эвелин всегда будет использовать это против нее. Это будет выглядеть так, как будто власть перешла к ней.

«Спасибо тебе, Чак». Он быстро попрощался и повесил трубку.

Блэр пошла обратно к Серене и снова села возле нее на кровать. «Он собирается это сделать».

Серена широко улыбнулась. «Отлично. Я уверена, что маленький принц в состоянии убедить свою дорогую мамочку. Если нет, то я попробую переговорить со своей мамой, посмотрим, что она сможет сделать. И даже если это не сработает, мы сможем позвонить Нейту, чтоб он уладил это с Энн».

Это удивило Блэр. Серена не упоминала о Нейте уже довольно долго. Было предельно ясно, что чтобы не произошло между ними в Греции, это закончилось, и Серена вернулась обратно к своим развлечениям. Блэр знала, по крайней мере, трех парней, по утверждению Серены, с которыми та встречалась. Ни один из них не был Нейтом. Блэр никогда не спрашивала ее, хотя, она знала, что не хочет, чтоб Серена сунула нос в их отношения с Чаком… ее сейчас не существовавшие отношения с Чаком – это все еще задевало.

«Позвонить Нейту?» - Блэр не смогла сдержать это в себе.

Серена пожала плечами, и уставилась обратно в журнал. Блэр сверлила ее взглядом, и наконец-таки Серена сдалась и подняла глаза. «Нейт - наш друг», - Серена, отметила это с таким видом, явно заставляя Блэр почувствовать себя немой.

Блэр кивнула. «Он явно мой друг».

Серена определенно обиделась. «Нейт мой друг….Он утверждает обратное?» Она была серьезно обеспокоена. «Он мой друг». Она повторила, как будто произнеся это, это вновь станет правдой.

Блэр ничего не сказала. По правде говоря, Нейт не упоминал о Серене вовсе. Блэр видела его довольно много раз в прошлом месяце у Чака, и он, как правило, был окружен стаей красивых девушек, борющихся за его внимание. Иногда им удавалось это, иногда нет. У него всегда был грустный взгляд, хотя и у Блэр сердце обливалось кровью, глядя на это. Она боялась, что она увидит ту же самую картину в зеркале, если когда-либо позволит себе посмотреть в него более глубоко.

«А что там на счет тебя и Чака?» - Серена перешла в нападение, и Блэр стала сожалеть, что вообще затеяла это. «Ты притворяешься, что все хорошо и ничего не изменилось, но я на это не куплюсь. Ты спала с ним. Это меняет все. Это должно. Это, как правило, или типа того». Серена взглянула Блэр в глаза, определенно не давая ей возможности не согласиться с этим.

Блэр отвела взгляд. Она не могла отрицать этого. Она действительно хотела бы, но Блэр знала, что в каких бы отношениях они ни были, секс изменил все. Она чувствовала себя хорошо знающей его, что казалось ранее невозможным. Сейчас, когда он садился возле нее, обнимал ее, или просто случайно касался ее руки, она начинала нервничать. Некоторые романтичные особы назвали бы это бабочками. Она была реалистом, и знала, что это просто нервы. Он заставлял ее нервничать. Независимо от границ, когда-то существовавших между ними, теперь они не существовали. Все что осталось у Блэр - это сила воли, и когда она пила, это могло привести к серьезным последствиям. Она дела все возможное, чтобы оставаться полностью трезвой, но когда она теряла контроль, то старалась не отходить от Серены. Она боялась выпить лишний бокал шампанского и обнаружить себя наедине с Чаком. Только одному Богу было известно, что могло бы произойти.

«Точно», - самодовольно улыбнулась Серена.

Это раздражало Блэр, и вместо того, чтобы поступить умнее и оставить ее в покое, она пошла в атаку. «Секс точно также изменил и твои отношения с Нейтом?» - спросила она подло. «Это поэтому он не общается с тобой сейчас? По крайней мере, Чак все еще общается со мной». Блэр почувствовала себя плохо, когда слезы появились на глазах Серены, но она по-прежнему не унималась. Это было не в ее стиле. Серена первая затеяла это. Это была не ее вина.
«Это было жестоко», - прошептала Серена, отвернувшись в сторону, чтоб вытереть слезы.

«Но не неправда», - Блэр ответила на нападение.

Серена, взорвалась вновь: «Чак общается с тобой, но больше он не говорит с тобой, Блэр. Он ходит на цыпочках перед тобой, и все видят это. Ты это видишь тоже, и я знаю, что это сводит тебя с ума. Какие бы отношения у тебя ни были ранее с ним, ты убила их в тот момент, когда переспала с ним. Ты стала еще одной девушкой для него. Очередной». Серена ударила в самое больное место.

Обе девушки просто смотрели друг на друга. Блэр хотела ударить Серену и приказать ей убраться. Но она сдержала себя. Слова Серены имели бы силу, если бы Блэр им позволила, а она отказывалась это делать. Серена ошибалась. Она просто завидовала и была разбита. Блэр не была обычной девушкой для Чака. Она знала это. Она чувствовала это. Серена была не права. Зазвонил телефон Блэр, тем самым вырвав их из явного состязания, и она немедленно ответила.

«Да?» - кратко сказала она, даже не взглянув, кто звонит.

«Приходи». Это был Чак, и он положил трубку, до того, как она успела что-то ответить.

Как правило, это бы вывело ее из себя, но прямо сейчас, она искала любой повод, чтобы уйти от Серены. Она быстро вскочила с постели и схватила сумочку. Блэр засунула телефон в сумку и нашла туфли возле кровати. Она обула их, схватила пиджак, и даже не взглянула на Серену.

«Блэр?» - Серена наконец сдалась.

«Я должна кое-куда пойти. Ты знаешь, где выход», - Блэр выбежала из комнаты с высоко поднятой головой. Она и Серена найдут способ уладить это позже, у нее нет сейчас сил разбираться с этим.

Блэр добралась к Чаку быстро, но она стояла перед дверьми лифта еще целых пять минут, набираясь смелости зайти в него. Она боялась, что Эвелин будет в апартаментах, и Блэр знала, что противостояние, которое могло возникнуть между ними, из-за того разговора Чака с Эвелин, было бы ужасным. После изматывающей ссоры с Сереной, Блэр просто не была уверена, что вынесет еще одну. Ей нужна была передышка от скандалов.

Двери лифта наконец открылись на последнем этаже, и она осторожно вышла. Не было никаких разбитых ваз или перевернутых стульев. Это было хорошим знаком. Она прошла дальше, и остановилась, прислушиваясь, есть ли кто. Стояла мертвая тишина…..И это казалось зловещим. Блэр вытащила из сумки телефон и отправила смс Чаку, чтобы обнаружить, где он был. Она хотела проделать самый короткий путь к нему, чтоб избежать всех остальных.

Ее телефон завибрировал в ответ, когда она услышала стук каблуков позади нее. Она знала, что ей бы слишком повезло, если б это была просто прислуга. Медленно, она повернулась на звук и столкнулась лицом к лицу с Эвелин. У нее была кривая улыбка на лице, и взгляд стеклянный и не сфокусированный. Она была готова к атаке. Блэр сжала свой телефон сильнее, и стала повторять различные французские фразы в своей голове. Она не могла думать слишком много об Эвелин, или о том, что будет происходить. Тем не менее, паника бушевала внутри нее.

«Почему-то я не удивлена?» - Эвелин скользнула прямо к ней. «Он вероятней всего позвонил и умолял тебя поспешить
к нему, не так ли? Мой бедный маленький мальчик. Такой грустный. Такой незащищенный», - Эвелин усмехнулась, и Блэр пришлось отвести взгляд. Она уже больше не боялась, что Эвелин скажет ей в ответ. «Что, маленькой девочке нечего сказать?»

Блэр собрала всю свою решимость, и ответила с равнодушием: «Я как раз собиралась найти Чака». Блэр попыталась обойти ее, но Эвелин встала у нее на пути и схватила ее за руку. Блэр заставила себя не дрогнуть, когда почувствовала, как ногти впиваются ей в руку. «Миссис Басс…» Она не знала, что делать.

«Я не поняла», - Эвелин подошла еще ближе к Блэр и уставилась ей прямо в лицо.

«Не поняли что?» - Блэр возненавидела себя, за то, что спросила это, но ее тошнило от выяснения того, что же все-таки эта женщина имела ввиду. Она знала, что это не должно было ничего значить, но это была мать Чака. Это женщина прояснила так много, касательно него, но в тоже время внесла кучу тайн.

«Что он нашел в тебе?» - ответила она спокойно. Блэр вздрогнула. Она ненавидела себя за это, но присутствие Эвелин пробрало ее до костей. Эвелин подняла руку, и провела ею по щеке Блэр. Это должен был быть добрый жест, но исходящим от нее это казалось грубым. «Я полагаю, ты очень красивая. Может быть, ты напоминаешь ему меня?» Она смеялась над этим. Блэр стало дурно. «Он никогда тебе не достанется, хотя… Не мой мальчик. Он разрушит тебя. Это все, что он умеет. Ты не должна ненавидеть его за это». В ее словах слышалась угроза.

Блэр ничего не ответила. Так же, она не могла двинуться. Она просто стояла там, полная испуга и отвращения.

«Отойди от нее», - Чак практически прорычал позади них, так как он спускался по лестнице. Эвелин медленно сделала шаг назад и убрала руку от щеки Блэр. Она не торопилась, хотя и было понятно, что она считает гнев Чака очевидным и обоснованным.

Чак встал рядом с Блэр и приобнял ее. Блэр была не уверена, что он точно знает, что делает, но он гладил ее рукой, успокаивающе по нижней части спины. Он заставил ее чувствовать себя еще печальней, так как он успокаивал ее, а должно было быть наоборот. В конце концов, этим зверем была его мать. Блэр временами ненавидела Элеонор, но ничего, что она когда-либо делала, могло быть сопоставимо с явно преступными намереньями, которые исходили от Эвелин. Это было ужасно, и все что хотела сделать Блэр, так это схватить Чака за руку и вытащить оттуда. Она не хотела, что бы он когда-либо туда возвращался.

«Не драматизируй», - Эвелин обратилась к сыну, нахмурившись. Она стучала каблуками, и Блэр смогла увидеть, что что бы она не приняла, это действительно сдерживало ее. «Блэр и я просто проясняли кое-что, дорогой». Эвелин обратилась к Блэр с холодной улыбкой: «Не так ли, Блэр?»

Блэр ничего не ответила. Она не будет принимать участие в этом фарсе.


Перевод подготовлен:
Ярослава Sweetheart Трегуб
Обсуждение: Здесь
 
mio-mioДата: Четверг, 24.05.2012, 16:14 | Сообщение # 14
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 17.



Поплачь о себе, приятель,
Ты никогда не станешь тем, что живёт в твоем сердце.
Поплачь, маленький львёнок,
Твоя прежняя храбрость куда-то пропала.
Дай себе оценку и переломи себя,
Собери всё мужество,
Что ты потратил на решение проблем, которые создал сам себе.

Mumford & Sons – Little Lion Man


К сожалению, для одних, и к частью для других, у меня все те же новости. ТинМэн в очередной раз бродил по-нашему честному городу на прошлых выходных, но компания для этой увеселительной прогулки осталась той же. Можем ли мы предположить, что Тин Мэн наконец-то остепенился (то, что многие называют моногамией)? Богохульство, мы уверены. Тем не менее, автор должен с болью в сердце сообщить, что ТМ видели снова с маленькой Элис. Пятница, динамичная парочка пили напитки в Дон Жуане, а позже отправились в Мэрлин Тауэр на небольшой дебош с себе подобными вроде Одиссея, Мадам Бовари, графини и даже бедного ХС. Автор считает это крайне подозрительным, что когда Мадам Би поблизости, нигде нельзя увидеть Дон Жуана. Может быть, мы просто ищем скандал там, где его нет, с тех пор как ТМ и Элис угомонились на такую спокойную рутину делясь своим обаянием только друг с другом. Если автор знает ТМ хоть чуть-чуть, мы уверены, что эта увеселительная прогулка в нормальность скоро подойдет к концу. Даже Элис не может удержать кого-то столь бессердечного так долго. Хотя, мы уверены, он попытается сделать все возможное. Д.Х.



Блэр пробежалась глазами по газете и передала ее Чаку, который сидел рядом с ней в маленьком кафе, в котором они кушали бранч этим воскресным утром. Колонка Дэна Хамфри стала частью ее жизни, но она обижалась на личные подколы, которые были в ее адрес. Она знала, что между ними не было любви, а только доброта время от времени. Он всегда высмеивал ее отношения с Чаком так сильно в этих аннотациях , хотя она и пыталась их игнорировать, но все равно обижалась. Чак делал вид как будто ничего не происходило, и Блэр было интересно, волнует ли это его так же, как ее. По мнению Дэна, Чак сейчас был мужчиной в сохранности. Блэр считала, что это ужасно смехотворно, учитывая, что она знала точно, Чак не стал монахом. Возможно, он сейчас просто стал осторожней, но это был максимальный кредит доверия, который она могла выдать ему.

Чак проглядел глазами статью и слегка улыбнулся прежде, чем отложить газету. Он показал баристе, что хочет еще один кофе и отщипнул кусочек заказанного им круасана. Блэр просто смотрела на него, требуя реакции.

«Что?» - в конце концов, он сдался и повернулся к ней.

«Что?» - повторила она, пытаясь изобразить невинность на лице. В кой то веке она действительно была близка к невиновности. И вот он опорочил ее. Ей больше нравилась эта ее новая версия с ним под боком. Старая скучная Блэр была пережитком прошлого.

«Я не знаю почему ты позволяешь самоутверждениям Хамфри волновать тебя». Чак подтолкнул ее тарелку с едой к ней и посмотрел на еду, к которой она едва притронулась. Она не притронулась к ней, он усмехнулся: «Блэр»

«Мне просто не нравится его тон», - прервала она его. «Кто он думает он такой, чтобы комментировать мою жизнь, наши жизни. Это раздражает», - пробурчала она. «И это неправда», - добавила она, в конце концов, положив пару виноградин себе в рот.

Комментарии Дэна касательно ее жизни выводили ее, не говоря уже о том, что у нее будет личная встреча с Анн Арчибальд и Эвелин Басс в понедельник. И хотя она знала, что это такие связи, и ее ключ к поступлению в Ель, она приходила в ужас от того дополнительного времени, что ей придется провести с сумасшедшей мамой Чака. Их взаимная ненависть переросла во что-то злобное, а это ведь была еще только середина осени. К концу года, они обе придумают убийственные сюжеты как избавиться друг от друга.

«Как это неправда?» - вызов в голосе Чака был сюрпризом, и она только моргнула ему в ответ. «Я провожу все свое время с тобой». Блэр знала, за этим простым утверждением скрывалось гораздо больше. Он хотел, чтобы она как-нибудь отреагировала на их продолжающуюся близость. Он хотел чего-то большего, а она просто отшивала это.

Вот и сейчас она поступила точно так же, отвернувшись от него и кушая еще больше фруктов.

Чак вздохнул. Блэр проигнорировала его. Она не знала что он думает она может ему сказать. Она не доверяла ему. Он не доверял даже себе. Именно это оставляло их там, где они были – в друзьях. Блэр уже начала по-настоящему наслаждаться этим исходом их взаимоотношений, но не могла не согласиться, что постоянно держала в своей голове его постоянные напоминания, что он хочет чего-то большего. Иногда она слегка дразнила его. Она садилась немного ближе, держала его за руку, позволяла мягкий поцелуй в темноте ночи, когда была уверена, что никто не увидит.

Иногда она думала, что была несправедлива не только к Чаку, но и к самой себе. Это было словно пристрастие. Она не могла в момент стать холодной. Ей надо было медленно приучать себя. Медленно выводить Чака Басса из своей системы.

«Я подумала нам надо помочь Нэйту и Серене», - объявила она неожиданно. Ей хотелось поменять тему разговора, а ее друзья в последнее время занимали много места в ее мыслях. Серена вела себя все более и более импульсивно, а Нэйт так же часто пропадал из виду. Это волновало Блэр. Она любила, чтобы все вокруг нее было в порядке. Она и Чак уже были достаточным беспорядком.

«Я думаю, ты избегаешь предмета обсуждения», - он посмотрел на нее, но она проигнорировала его злость. Она не была уверена, почему он был так настроен прямо сейчас начать этот спор, но она не будет участвовать. Он сжал свои зубы и вздохнул. «Хорошо», - с грустью согласился он. «Почему нам надо помогать Нэйту и Серене?»

Блэр вздохнула с облегчением. Она знала, что если бы он надавил на нее, она бы спряталась и точно бы последовала драка. Она и так была под стрессом и не хотела заниматься еще его переменами настроения.

«Очевидно, они влюблены», - она пожалела о сказанном, как только эти слова слетели с ее губ. Любовь была табу в разговорах между ними. Она ощущала, что произнеся слова, она позволит им проникнуть в себя, она не могла этого сделать. Любовь стала врагом. Всего одна минута без надежной защиты могла стать слишком многим.

«Ты будешь экспертом?» - ответил он ей. Его глаза сверлили ее, и она отвернулась первой. «Это смешно», - он бросил несколько купюр на стол и резко встал. Она в ужасе смотрела, как он выскочил из кафе, оставив ее одну. Чак не отличался особой показательностью, когда дело касалось эмоций, а она просто застыла, даже не попытавшись его догнать.

Блэр сидела неподвижно еще несколько минут, глядя на дверь. Она ждала, что он вернется, извинится за излишнюю эмоциональность и день снова пойдет по задуманному сценарию. После 10 минут она поняла, что этого не произойдет, и почувствовала себя полной дурой. Она обежала взглядом кафе и спокойно вздохнула, поняв, что оно было полупустым. Кажется, никто не кидал в ее сторону сочувствующих взглядов. Она уже была готова подняться и уйти, когда кресло позади нее заскрипело, и кто-то погладил ее по плечу.

Она медленно обернулась и постаралась изобразить как можно более злобный вид. Очевидно, этот человек видел сцену между ней и Чаком. «Могу чем-то помочь?» - холодно спросила она. Ее взгляд быстро пробежал по мужчине, сидящему за столиком. Он был высокий, с грязными блондинистыми волосами, которые были аккуратно зачесаны назад, а его одежда говорила о потеряном благополучии. Старые деньги. Это было очевидно. Тот факт, что он был
привлекателен, заставил ее еще больше устыдиться. Она собиралась убить Чака.

«Привет» - у него был легкий британский акцент. Это успокоило ее и она стала слегка улыбаться ему в ответ. «Я боюсь, что я случайно подслушал вашу ссору. С вами все в порядке?» Блэр почти рассвирепела от разговора, но он выглядел таким простым, что все же не смогла. Вместо этого, она кивнула. Он пододвинулся немного ближе и широко улыбнулся ей. «В таком случаем меня зовут Маркус. А как зовут тебя?»

Он был очаровательным и Блэр решила, что она заслуживает немного такого обращения в своей жизни.

«Я Блэр», - ответила она легко, не возражая, когда он встал и пересел на пустое место Чака. «Откуда ты, Маркус?» - начала Блэр, уже предполагая, что ее такой рутинный день может стать намного интересней.

Этим вечером Блэр оказалась в кровати рядом с Сереной, рассказывая ей как познакомилась с прекрасным молодым Лордом сегодня утром. Серена хихикала и отпускала замечания при каждом удобном случае, а Блэр ощущала легкость, какой не ощущала уже давно.

«Итак…» Серена смотрела на Блэр вопросительно. «Что будет дальше?»

Блэр лишь пожала плечами. Они обменялись номерами, но она не была уверена, что она бы хотела какого-либо продолжения. Маркус был привлекательным, умным и веселым, но лишь одно было не в его пользу. Он не был Чаком.

«Ты можешь пригласить его на мою вечеринку», - предложила Серена с хитрой ухмылкой.

«Какую вечеринку?» - спросила Блэр. Она первый раз об этом слышала.

«Ту самую, которую я только что решила устроить», - захихикала Серена. Она взяла Блэр за руку и покачала ее в своей, как будто они снова были маленькими девочками. «Давай, Блэр, я не знаю, что тебя останавливает, ты не должна упустить этот шанс. Обмани Чака». Блэр посмотрела на Серену, а Серена начала громко смеяться. «У тебя и вправду грязные мысли, Блэр».

Блэр закатила глаза и улыбнулась в ответ. Серена наконец-то успокоилась.

«Правда, пригласи Лорда Маркуса. Покажи его. Что более важно….» Серена посмотрела в глаза Блэр: «наслаждайся собой».

Блэр глубоко вдохнула и обдумала предложение Серены. Ей нравился лорд и это не будет слишком прямолинейно пригласить его на дружескую вечеринку. На самом деле, он даже отметил, что не знает никого в городе и ему скучно. Блэр, по большому делу сделает ему услугу, пригласив его. Она кивнула сама себе и схватила мобильный, который Серена кинула ей. Она набрала Маркуса быстро, прежде чем потерять настрой, он ответил после третьего гудка. Она отметила его оперативность и улыбнулась. Все уже начиналось достаточно хорошо. Она была официальна во время приглашения, а он согласился не раздумывая. Они закончили разговор на том, что они встретятся, чтобы пропустить пару стаканчиков, перед вечеринкой Серены – его идея.

Серена практически прыгала, настолько она была возбуждена. «Хорошо, теперь ты должна помочь мне устроить вечеринку», - вздохнула она, наконец-то поняв, во что она себя втянула. «Мы можем рассчитывать на то, что Лили не будет в городе, а Эрик не должен приехать из своей закрытой школы на выходные. Слушай, может быть, я смогу вытащить Эрика и он тоже придет? Да, мой брат определенно в списке приглашенных», - Серена пошла по касательной, поэтому Блэр переключила свое внимание.

Лорд Маркус идет с ней выпить. Лорд Маркус пойдет на вечеринку Серены с ней. Она улыбнулась, ей нравилось это. Маленькая часть ее, правда крохотная, волновалась по поводу реакции Чака или отсутствия реакции. Блэр не была уверена чего она больше боялась. Если он выскажет ей все, она будет безумно расстроена. Она явно дала понять о границах их отношений, и кажется он не воздерживался последнее время. Он не говорил ей об этом открыто, но она не была идиоткой. Так что если он не переживает… Будет больно. Абсолютно точно это испортит ее вечер, а она не хотела этого. Она была в тупике и не знала, как поступить.

Серена заметила, как изменилось ее настроение. «Не ходи туда. Просто не ходи. Это счастливое время, Блэр. Ты идешь на свидание с принцем». Блэр затрясла головой, готовая поправить ее. «Хорошо, Лордом. Без разницы. Дело в том, что это никак не связано сама знаешь с кем. На самом деле, я даже не приглашу этого ублюдка».

Блэр захихикала. Это была любимая кличка Серены для Чака, и она прицепилась к нему. «Тебе надо его пригласить. Если ты не пригласишь, он все равно придет, и ты только больше расстроишься. Просто пригласи его». Блэр было нужно, чтобы он присутствовал.

«Не позволь ему все испортить», - Серена была смертельно серьезна, и Блэр не могла взглянуть ей в глаза. Она уже проработала в голове тысячу способов как можно использовать Лорда Маркуса в своих целях, и сама мысль об этом вызвала в ней тошноту. Ей надо остановиться, Серена была права.

Блэр быстро встала и повернулась к двери. «Мне надо сказать ему. Мы поссорились и … мне надо сказать ему. Если я так сделаю, то все пройдет гладко на вечеринке». Блэр кивнула, пытаясь убедить себя так же сильно, как и Серену.

Серена нахмурилась:

«Он сделает все от него зависящее, чтобы испортить вечеринку для тебя. Не позволяй ему. У него был шанс и он его упустил. Он упустил его, а не ты. Ты ничего ему не должна». Серена говорила на повышенных тонах, и Блэр соглашалась со всем, что она говорила. Ей надо было это услышать. «Лорд Маркус симпатичный, и британец, и я уже говорила, что он симпатичный?»

Блэр засмеялась: «Ты же даже его не видела».

«Я могу сказать это по твоему румянцу, когда ты описывала его», - легко ответила Серена. Девочки обменялись секретной улыбкой лучших друзей и Блэр еще раз кивнула. «Позвони мне позже. И если ты этого не сделаешь я выслежу Чака и убью его».

«Я позвоню», - пообещала Блэр, наконец выходя из комнаты Серены.

Она добралась до пентхауса Басса в рекордное время, но в сомнениях не шла к нему и простояла в холле около 30 минут. Она не знала как начать разговор с Чаком. Надо ли ей сказать правду и сказать, что она приведет своего друга? Надо ли ей соврать и сказать, что Лорд Маркус был ее новой страстью? Или ей нужно совершить ужасную вещь и сказать правду? Здесь требовалась брутальная честность, и сама мысль об этом заставила Блэр испытать тошноту.

Двери лифта открылись перед ней и Чак вышел из лифта. Он был сильно удивлен, увидев ее здесь, и они просто стояли и смотрели друг на друга. В какое-то мгновение она испугалась, что он все еще злится на нее и собирается пройти мимо. Но ей не стоило волноваться. Он в секунду взял ее руку и зажал в своей. Объятие было неожиданностью для нее, она была неподвижна в его руках на минуту, прежде чем поняла, что в этом объятии не было обмана. Объятие было извинением, просьбой о прощении, и в конце концов она расслабилась в его руках. Она позволила контакту длиться всего момент. Они были в оживленном холле Паласа, и кто угодно мог их увидеть. Не важно насколько приятно было находиться в его объятиях, но она не могла отодвинуть свою паранойю.

«Я собирался найти тебя», - сказал он ей, когда она наконец отодвинулась. Она не была шокирована, но определенно это не было его обычным поведением. Она всегда была той. Кто делал первые шаги. Чак Басс никогда не преследует. Никогда.

«Я нашла тебя первая», - сказала она, оглядываясь по сторонам. «Мы можем пойти куда-нибудь и поговорить, наедине?» Она боялась идти к нему в пентхаус в страхе натолкнуться на Эвелин или Барта, но она не хотела, чтобы люди вокруг пялились на них.

Он кивнул головой и взял ее за руку. Он потащил ее к выходу к его машине. «Виктрола», - объяснил он, и она уже могла видеть то напряжение, просачивающееся через его тело в тот момент, как они удалялись от Паласа. У Блэр не хватило сил сказать нет.

Они припарковались у Виктролы, и водитель мгновенно открыл для них дверь. Чак дотянулся до руки Блэр и держался к ней близко, пока они заходили в его любимое место. Блэр чувствовала себя немного неуверенно, пока все смотрели на них, но она изо всех сил держала на своем лице милую улыбку. Его крепкое объятие не могло пройти незамеченным, и она не была уверена, что именно он хотел доказать. Чтобы это ни было, она боялась взрыва, когда она наконец-то объяснит, зачем пришла.


Перевод данной главы
Мария Комарова

Обсуждение: Здесь
 
mio-mioДата: Пятница, 15.06.2012, 08:35 | Сообщение # 15
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Глава 18.


Иногда то, что я говорю
В минуты смятения
Поддавшись в игры мы играем
Чтобы убедиться, что это реально


Staind - Everything Changes


Блер стояла перед домом Серены и смотрела на дверь перед ней. Маркус давал указания своему водителю, и она ждала. По правде говоря, часть ее надеялась, что Маркус передумает и они пойдут в другое место. Блер была занята все это время напитками и едва помнит, что они обсуждали. Она знала, что Маркус любит ездить на охоту на птиц ,и зиму провел в Англии. Он жил год за границей, и осознал, как хочет провести остальную часть своей жизни, и Нью-Йорк, как оказалось, идеальное место, где можно остановиться. Он дал понять, что присутствие Блер имеет большое значение в его прибывании, что поставило ее в неловкое положение, и она заказала еще выпить. Она была отнюдь не пяна, но определено алкоголь давал о себе знать. Может это и было хорошо, потому что она собиралась уйти.

Ее телефон зазвенел в кармане,и она рассеяно вытащила его,чтобы проверить сообщение. Серена донимала ее всю ночь, чтобы узнать подробности о лорде. Блер была меньше, чем общительна. Маркус казался отличным парнем, и у Блер появилось ощущение, что он ей действительно нравится... Если бы только она смогла бы изгнать Чака из головы. Она посмотрела на экран и не удивилась, увидев еще одно сообщение от Серены. Она нажала открыть и ее сердце упало. «Чак здесь. Могу ли я ударить его? Пожалуйста!»

Блер по-прежнему смотрела на текст, когда Маркус оказался рядом с ней. Он с легкостью обнял ее за талию но она не почувствовала бы, даже если бы он предпринял что-нибудь еще. Однако, она не стала это комментировать. Это было бы лучше, если бы они появились под руку. Маркус будет ее спасательным кругом, когда вся жизнь уйдет из ее тела, если она увидит Чака. Тот факт, что он действительно здесь находится, подтвердила Серена, и ее надежды о том, что этой ночью не будет никаких бедствий, разбились. Предчувствие не покидало ее всю неделю, но этим утром она проснулась с мыслью, что это всего лишь кошмар. Она не знала кто мог бы все испортить, она или Чак, но один из них может потерять себя. Все итак было не стабильно, и без третьего лица. Серена могла предполагать это, и Блер была не в праве не согласиться. Что бы не произошло между ней и Маркусом, это должно быть личным, не для общественности.

Не для участия Чака Басса.

«Ты в порядке, Блер?» - Маркус посмотрел на нее с безмятежной улыбкой, и она попыталась собраться для ответа. Ее ноги начали двигаться по собственной воле, и прежде, чем она это осознала, они оказались около квартиры Серены. К счастью, Маркус сам постучал в дверь, ибо Блер не была уверена, что сможет сделать это. Не прошло и минуты, прежде чем Серена открыла дверь. Ее лицо озарила широкая улыбка, когда она увидела, что это Блер, и сразу же кинулась ее обнимать. Серена была уже довольно пьяна, и поэтому, переведя взгляд на Маркуса, она обняла и его. Он отразился в зеркале и послал слегка испуганный взгляд Блер, но это было всего лишь шуткой. «Маркус, это моя подруга Серена», - незамедлительно познакомила их Блер.

Серена улыбнулась: «Приятно познакомиться, лорд Маркус». Она была пьяна и глупа, Блер видела это. Маркус отправил ей очаровательнейшую улыбку. «Только Маркус. Я считаю, что скучные титулы для скучных людей». Он посмотрел вокруг себя и усмехнулся. «Тем более это не уместно в такой обстановке». Серена покачала головой, оценивая его слова. «Абсолютно нет. Заходите. Заходите».Серена буквально втолкнула их внутрь, и Блер почувствовала, как ее желудок скрутился в узел. Она быстро обвела взглядом комнату, и почувствовала облегчение, не увидев там Чака. Быть может ей удастся держать на расстоянии друг от друга Чака и Маркуса. «По настоящему важные люди в библиотеке. Следуйте за мной».

Серена схватила руку Блер и потащила ее за собой, Маркус последовал за ними. Несколько людей останавливались, чтобы поздороваться с ними, и Блер и вынуждена была объяснять, что это ее новый друг, Лорд Маркус. Они испытывали благоговение перед ним, и Блер с интересом наблюдала, какое дружелюбие они проявляли. Без сомнения, на следующее утро колонки Дена будут переполнены сплетнями о ее жизни. Она должна будет предупредить Маркуса об этом, ибо, видит Бог, какой идиот захочет это проверить. Они жили за счет этих сплетен, и поэтому Блер сильно ненавидела это.

«Мы должны поторопиться, потому что я оставила Эрика с Чаком, и кто знает чему он его научит», - скривилась Серена, а Блер постаралась не улыбнуться. Зная Эрика, он вероятнее всего уже окрутил Чака. Всякий живой человек попадал под обаяние Эрика Ван Дер Вудсена, и большой и плохой Чак Басс не был исключением. Конечно же, когда они зашли в библиотеку, Чак и Эрик, сидевшие на диване, смеялись. Чак давал инструктаж Эрику, о правильном способе совместного катания, а Эрик качал головой, не соглашаясь с его словами. Все чувствовали себя немного сюрреалистично, и Блер развернулась, чтобы выйти. Она бы непременно сделала это, однако Маркус был естественной преградой на ее пути. Он посмотрел на нее сверху вниз с легким недоумением. «Ты уверена, что ты в порядке?» Он, казалось, был действительно обеспокоен и немного отвлечен. Она знала, что точно не поразит его словарным запасом в эту ночь. «Я в порядке. Я просто заметила, что нам не предложили выпить. Мы должны пойти взять спиртное, а потом вернуться». Маркус почти согласился, когда их заметил Эрик и позвал. Блер старалась, как можно медленней повернуться. Она знала, что сейчас на ней сосредоточено большое количество горящих взглядов, и она была права.

«Блер Уолдорф. Если бы я только был немного старше», - поддразнивая, наклонился Эрик для дружеского объятия. Блер так же крепко обняла его. Он был младшим братом, которого у нее и не было, и она любила его. Так же она знала, что он гей, и будь он на 4 года моложе или на 10 лет старше, она никогда не будет его типажом, однако девушка оценила комплимент. «Эрик познакомься с Маркусом. Маркус, это Эрик», - легко представила их друг другу Блер, и Эрик немного удивился акценту Маркуса. Блер чувствовала себя в безопасности и попыталась незаметно подобраться ближе к Чаку. Она не была удивлена, обнаружив его в окружении обычной компании. Там был Габриель, Хамфри, а так же Нейт, который был своего рода сюрпризом, и она улыбнулась ему, обрадовавшись тому, что он приехал. И обнаружился незваный гость, в лице Джорджины, с кем Блер решила не сталкиваться. Джорджина схватила красными ногтями руку Чака и начала что-то рассказывать ему. Ее выходки были очевидны, и Блер ненавидела эту ревность возникшую внутри ее.

«Блер, - Джорджина почувствовала свежую кровь и решила атаковать, - ты не сказала привет».

Блер выпрямила спину и, поправив платье, подошла. Чак все еще сидел там и она старалась не закрыть глаза. Если он всерьез решил игнорировать ее всю ночь, то тогда она собирается убить его. Это было лучше равнодушия, но не намного.

«Кто твой новый друг? Поинтересовалась Джорджина и ближе придвинулась к Чаку. Блер знала, что она будет атаковать ее столько, сколько сможет. «Он такой милый. Не могу поверить, что никогда не видела его раньше. Он турист, да? Ты опустилась до такого уровня».

Блер сохранила спокойное выражение лица, и даже ее тон был спокоен. «На самом деле, он лорд. Он вместе с семьей, и я проводила вместе с ними все время. Не удивительно, что ты не видела его раньше, он общается только с высшим светом, к которому ты не относишься. Ну, ты же понимаешь», - Блер произнесла это так, будто они были лучшими подругами, и с удовольствием заметила гнев, вспыхнувший в глазах Джорджины.

«Сука», - Джорджина кипела. Блер ожидала от Чака комментариев. Он всегда так делал, когда Джоржина выходила из-под контроля, но в этот раз он полностью отвлекся. Он некоторое время посмотрел на них, но отказался встретиться глазами с Блер. Блер почувствовала удар под дых и поняла, что Джорджина выиграла этот раунд даже не пытавшись.

«Нечего ответить?» - Джорджина дразнила ее, потому что знала, что могла это делать этой ночью. Никто не остановит ее. «Я всегда знала, что ты всего лишь маленькая дрянь, Блер, но ты еще и жалкая. Тебе и твоему мальчику по вызову здесь не место. Вы не были вместе и все это знают». Джорджина обвила свои слишком тощие руки вокруг Чака, который по-прежнему молчал.

Блер почувствовала как ее накрывает волна боли и ярости. Чак может злиться на нее сколько угодно, но вставать на сторону Джорджины, это было просто неприемлемо. Блер была в двух секундах от взрыва, когда в их спор вмешался Нейт. Вообще он был пацифист в душе, но скорее всего, он почувствовал надвигающийся кризис в Блер.

«Ну, я люблю Блер, Серена любит Блер, и вообще это вечеринка Серены…» Пусть слова Нейта были просты,

Джордижина посмотрела на него своими глазами-бусинками. Она хотела сказать что-то резкое, когда Нейт продолжил:

«А на самом деле, я не могу вспомнить, кто пригласил тебя, Джорджина». Он посмотрел невинными широко раскрытыми глазами, но точно ударив в цель.

Блер нуждалась в поддержке.

«Я пригласил ее», - наконец произнес Чак. Его голос был скрипучим от постоянного курения и алкоголя, и все взоры обратились к нему. Габриэль встал и направился взять другой напиток, Ден Хамфри уставился в свой блокнот, но не стал ничего писать. Джорджина была переполнена радостью, а Нейт ошеломленно молчал.

Блер просто стояла и смотрела на него. Он, наконец, посмотрел на нее, но она хотела, чтобы это был не он. Он был в плохом настроении все это время и Блер волновало что будет дальше. Он привел Джорджину в качестве наказания, напоминая Блер о том, что она не единственная кто имеет варианты. Ей хотелось смеяться и сказать ему, что ему не нужно было беспокоиться. Она всегда знала, что в погоне за ним много девушек. Это была большая часть причины почему она не могла доверять ему и быть непосредственно с ним. Она не могла быть очередной девушкой Чака Басса в его гареме. Джорджина, возможно хотела, но Блер была выше этого.

«Чак», - Нейт предупреждающе встал между ними.

Блер покачала головой. «Не волнуйся, Нейт.Я не могу сказать, что удивлена. Чак всегда пользуется болотным мусором». Она жестоко ухмыльнулась, отчаянно ища его реакции. Она была несказанно разочарована, когда не встретила ничего, кроме пустого взгляда.

«Мусор?» - пронзительный возмущенный визг Джорджины пронзил воздух, и она, наконец, оторвалась от Чака, и, повернувшись к Блер, была готова оторвать ей голову. Они действительно могли ввязаться в драку, и один Бог знал, что ее тошнит от такой мысли, но она не могла отступить.

«По-моему, я сказала ясно. Может все те классы, которые ты пропустила, и твой папа был вынужден был заплатить, чтобы ты получила степень, действительно были нужны. Но меняет ли это что-то?» Голос Блер был четким, а позиция вызывающая. Она скорее умрет, чем проиграет в этой войне.

«Ты глупа, малышка», - Джорджина бросилась на Блер, но прежде чем она вступила в контакт, Чак встал и оттащил ее. Он был раздражен, и Блер посмотрела на него. Это он был во всем виноват. Он хотел сделать из нее дуру. «Хватит», - Чак зарычал на Джорджину и насильно оттащил ее в сторону. Она быстро подошла к нему и начала что-то ворковать на ухо, но он оттолкнул ее, и ее лицо осунулось.

Блер с триумфом наблюдала как Джорджина быстро покину комнату, но все еще убийственно глядя на нее. Перепалка была не закончена. Чак подошел к мини-бару, чтобы обновить свой напиток, он оглянулся, чтобы увидеть, что Эрик все еще занимает Маркуса разговорами, Блер последовала за ним. Она схватила стакан и протянула его, как бы прося его заполнить. Он смотрел на нее минуту, прежде чем сдлелать то, о чем она просила, и наполнить его. Они стояли в безмолвной битве несколько минут, но Блер не смогла этого больше вынести.

«Я не могу поверить, что ты привел ее», - отрезала Блер. Она опустошила содержимое стакана и протянула, чтобы он вновь наполнил его. Он сделела это, не проронив ни слова.
«Джорджина?» Она кивнула. «Почему бы не Джорджина?» - в конце концов он потерял хладнокровие. Его голос снизился, и он с отвращением кивнул в сторону Маркуса. «Это он? Твой гребаный принц?» Он вытащил сигарету и закурил ее. Он шатко сопротивлялся и отказывался встретиться взглядом с Блер.

«Он лорд», - напрасно поправила его она. Они были на пределе, но она не могла остановиться. Она была в ярости и оскорблена. «Я не привела его тебе назло. Можешь ли ты сказать то же самое? Ты же знаешь, что я ненавижу ее». Блер стиснула зубы и понизила голос до шепота. Никто не должен был услышать эту глупость. «Я люблю ее», - он ухмыльнулся, явно получая удовольствие от происходящего. «На самом деле, может, я сейчас пойду и найду ее», - Чак повернулся, чтобы уйти, но Блер протянула руку и крепко схватила его. Он не мог двигаться и, наконец, повернулся к ней, чтобы продолжить разговор. Он играл, и она знала это. «Ты привел ее, чтобы сделать мне больно», - обвинила его Блер. Она ненавидела эту победоносную улыбку, которая скользила на его губах. «Что?» - ее голос становился пронзительным. Она оглянулась на Маркуса и расслабилась, увидев, что Нейт и Эрик все еще занимают его разговорами. Нейт не отпустит его еще как минимум 5 минут.

«Почему я думаю, что Джорджина не причинила бы тебе вред, Блер, так почему нет?» Он дразнил. Он придвинулся ближе к ней и скользнул рукой по ее телу. Он взял ее руку и переплел их пальцы вместе. Это был такой интимный жест, что она почувствовала дрожь вплоть до кончиков пальцев ног. Она хотела выдернуть руку, но он держал ее так крепко, что она не смогла. Она хотела, чтобы он не выпускал ее, и он это знал. «Я не хочу играть в эти игры», - тихо прошептала она. Она была в ужасе от мысли, что кто-нибудь может увидеть их с переплетенными руками. Это мог увидеть Маркус, или того хуже, Ден Хамфри, и сделать выводы, которые скорей всего были бы правильными, что сильно беспокоило ее.

«Разве это не игра? Ты привела его, чтобы заставить меня ревновать, и не ври мне». Чак смотрел ей прямо в глаза, и она не осмелилась отрицать. Он был не совсем прав, но было достаточно правды, чтобы она кивнула. Он мог думать, что хотел. Он подошел ближе, и она почувствовала теплое дыхание на лице. От него пахло виски и табаком. Она просто хотела стать ближе.

«Зачем ты делаешь это со мной?» Она отвернулась от него, пытаясь избавиться от этой близости. Никто не смотрел в их сторону, но это был лишь вопрос времени. «Что я делаю?» - прошептал он. Он был так близко, что лишь пара дюймов разделяла их. Блер все еще не смотрела на него. Она не могла, как бы хорошо она ни чувствовала себя рядом с ним, но она понимала, что проигрывает.
Должно быть, он почувствовал это, потому что его голос стал мягче и теплее. «Он мне не нравится. Мне не нравится, что ты пришла вместе с ним». Блер все еще не смотрела. Этого было недостаточно. «Я завидую». Его голос был таким мягким, и она еле расслышала его. Но расслышав второе, она посмотрела на него. Он застенчиво опустил глаза.

«Может быть, часть меня хотела бы, чтобы это был ты», - Блер призналась в том, что могла позволить в этот момент. Их глаза наконец встретились, и по телу Блер разлилось тепло. Она была так близко к нему, но как она хотела стать еще ближе. Она хотела поцеловать его. Она хотела быть с ним. Она хотела, чтобы все что она представляла себе в мечтах осуществилось, и она видела его стремление к ней. Они приблизились и соприкоснулись лбами друг к другу. Она закрыла глаза и наслаждалась этим моментом. В ее голове беспорядочно придумывалось, как бы продлить этот момент.

Кто-то кашлянул рядом с ними, и Блер моментально отстранилась. Это была Серена. «Я говорила тебе, что не приглашала его», - слова Серены не были пропитаны теплом. Они звучали почти осуждающе, и это вернуло Блер обратно в реальность. Она выдернула свою руку из руки Чака и направилась к Маркусу, не проронив ни слова.

Блер оглянулась на Маркуса еще раз и увдела что Чак и Серена со злостью о чем-то разговаривают. На минуту показалось, что Серена о чем-то сожалела, и это было отмечено Чаком. Он произнес слово «Fuck», что отчетливо расслышала Блер, и больше не проронив ни слова, выбежал из комнаты. Серена вернулась к маленькой компании, и от взгляда Блер не ускользнул тот факт, что она постаралась приблизиться к Нейту насколько это было возможным. Но так же она отметила, что Нейт сухо на это отреагировал. «Мне кажется, что обстановка нагревается», - ухмыльнулся Маркус и отпил свой напиток из стакана. Он посмотрел на всех четверых, трое из которых выглядели явно не в своей тарелке.

«Мне он показался знакомым. Должно быть я знаю его?» Он обратился с этим вопросом к Блер.

Серена ответила первой: «Определенно нет». Нейт отодвинулся на дюйм: «Он Чак Басс». Серена посмотрела на него, но он проигнорировал это. «И он мой друг, на самом деле. Я должен уйти. Было приятно познакомиться, Маркус».

Маркус кивнул, и они обменялись любезностями. Затем Нейт обратился к Эрику: «Позвони в следующий раз, когда соберешься. И мы возьмем тебя с собой. Ты должен увидеть это, Э». Нейт улыбнулся и взъерошил макушку. Нейт быстро взглянул и кивнул Серене. Она хотела что-то сказать, но он проигнорировал это. Быстро обняв Блер, он ушел.
«Он понравился мне», - сказал Маркус, когда он ушел. Серена нахмурилась. «Нейт всем нравится». Эрик и Серена обменялись взглядами, прежде чем Серена отправилась к бару, чтобы напиться. Ее младший брат отправился в след за ней, заинтересованно вглядываясь в ее лицо. Блер была обеспокоена, но Серена не стала продолжать тему о Нейте. Ей нравилось делать вид, что все хорошо, когда она понимала, что это не так. «Я думаю, что что-то пропустил», - Маркус обратился к Блер, когда их, наконец, оставили в покое. Блер рассмеялась. Надо было такое сказать. «Ну, Нейт и Серена пытались быть вместе, и сейчас у них это не получается…Мы так думаем. Никто из нас не может разобраться в этом». Маркус кивнул, как будто уловил смысл. «И Чак…» - Блер пожала плечами. Что бы она ни сказала сейчас, это будет либо слишком очевидно, либо просто ложь. «Проницательный парень, ты говорил с ним ранее?» Блер была удивлена, Маркус заметил это и не смог сразу ответить. «Я не думаю, что я понравился ему здесь», - он произнес, ожидая ответа от Блер. Блер покачала головой. Она не могла забраться в эти глубокие воды их отношений вместе с Маркусом.

«Чак сложный. У него бурный характер, но мы друзья. Я познакомлю вас, когда он будет в хорошем настроении». Маркус кивнул, принимая все за чистую монету. «Давай еще выпьем», - произнесла Блер слишком весело и повела его к мини-бару. Час спустя, вечеринка разгорелась в полную силу. Маркус застрял с Габриэлем, они обсуждали сцену лондонского клуба. Блер ускользнула от Маркуса и отправилась в центр вечеринки. Серена давно исчезла, и она сомневалась, что Чак здесь. Она беглым взглядом проверила квартиру на его наличие, и когда не обнаружила, решилась написать сообщение.
«Где ты?» Она пробралась в комнату Серены и забралась на кровать. Ответ от Чака пришел быстро.
«У Нейта». Блер уставилась на текст. Это было не приглашение, но и не уклонение от ответа. Она хотела его видеть, может быть, она должна была его уведеть, но это было самое ужасное решение на планете. Рядом с ним происходили не самые хорошие вещи. Они прошли мимо дружбы, но все еще застряли там. Когда Блер все еще решала, что делать с информацией, дверь в комнату открылась и вошла Серена.
Она остановилась на минуту, и увидев Блер, проскользнула к ней на кровать. «Скрываешься от своей вечеринки?» Спросила Блер и была рада на время забыть о своих вопросах. Серена пожала плечами. Она чувствовала себя несчастной, и это чувствовалось даже через вещи. Редко можно было увидеть Серену такой несчастной, и Блер инстиктивно протянула руку, чтобы успокоить ее. Серена позволила ей это сделать, перед тем как произнести: «Я застряла с Нейтом». Блер кивнула и промолчала. Это было очевидно и так. Серена засмеялась, но это было печально. «Я даже не знаю, что сделать…он может только смотреть на меня». Серена повернулась к Блер, и она увидела слезы на ее глазах. Было больно видеть Серену такой. «Я просто так сильно хочу исправить это, но он не дает мне это сделать». Серена посмотрела ей в глаза и вновь отвернулась. Ее смущение было очевидно. Красивая беззаботная девушка Серена никогда не сталкивалась с таким положением вещей. Блер знала, что она понимает и осознает все это, и это было хорошо.

Обсуждение
Продолжение следует
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » ♥ Fake Empire ♥ (ПЕРЕВОД. Продолжение перевода (главы с 7 и далее))
Страница 1 из 212»
Поиск: