Среда, 25.11.2020, 19:23
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » ♡ I Will Show You Love ♡ (Я покажу тебе любовь. (серия мини фиков))
♡ I Will Show You Love ♡
mio-mioДата: Суббота, 24.03.2012, 14:35 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4001
Награды: 1567
Статус: Offline
Представляем вашему вниманию новую серию переводов.
Автор серии великолепная Maryl .

Обсуждаем здесь
 
mio-mioДата: Суббота, 24.03.2012, 14:47 | Сообщение # 2
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4001
Награды: 1567
Статус: Offline
Оригинал: тут
Переводчик: mio-mio
Бета: Ministrelechka

***


Даже остекленевшими глазами Чак Басс все еще умудрялся подмигивать ей и улыбаться многозначительно.

Они были в гостях у ее отца и Романа, во Франции. И после нескольких дней, в течение которых они общались как семья, а Блэр всячески баловали, они, наконец, были предоставлены сами себе. Сначала был ужин в маленьком эксклюзивном ресторане, в деревне, не далеко от виллы Гарольда. Они встречались уже несколько месяцев и жили сейчас в счастливом "я люблю тебя... а я тебя еще больше" пузыре. В полумраке ресторана, где свечи отбрасывали тени на их лица, Блэр была головокружительна, а Чак держал ее за руку и играл с ее пальцами, будто не мог не касаться ее, хотя они сидели совсем близко, друг напротив друга. Это позволило ей начать немного шалить своей ножкой под покровом скатерти, что затруднило дыхание Чака и заставило его немного вспотеть. Он врезался коленом в стол, когда неожиданно появился официант с десертом. Судорожно сглотнув, он увидел, как Блэр лишь невинно пожала плечами и отхлебнула вина, отослав официанта прежде, чем Чак заметил, что тот улыбается ей.

После чего они покинули ресторан счастливые и влюбленные.

- Домой? - с улыбкой спросил Чак, думая об их тихом секретном сексе, потому что другого у них и быть не может, в ее постели в доме ее отца.

Он разглядывал ее. Локоны обрамляли лицо, темные глаза блестели от счастья, а щеки горели от вина и влюбленности. Она была такой красивой. И она была его.

- Нет! - покачала головой Блэр, смеясь. - Отвези меня танцевать!

- Ты же знаешь, как я люблю, когда ты танцуешь... - Его взгляд скользнул снизу вверх по ее телу.

- Если ты правильно разыграешь свои карты, - ответила она хрипло, - Может быть я станцую для тебя.

Водитель отвез их в лучший клуб в этом районе. Они начали... обычно для них. Кабинка только для них двоих. Песня за песней на танцполе. Затем приватная комната, где она танцевала для него, и только для него. Он выпил. Она выпила. Он сделал вид, что флиртует с блондинкой и Блэр разыграла припадок ревности, зайдя, правда, чуть дальше обычного, и вылив выпивку на фальшивое Шанель девушки, заставив ту выбежать в слезах из клуба. После чего Блэр утащила его обратно в приват, чтобы "наказать" его, вдали от отчаянно любопытных и ревнивых глаз завсегдатаев клуба. Она переключилась на фруктовые коктейли. Он выпил еще.

И вот тогда... это стало странным.

Ее парень был полностью опустошен. Это был не первый, и даже не миллионный раз, когда она видела Чака Басса пьяным. Вообще-то, она видела его даже пьянее, чем сейчас, например, когда они с Нейтом пытались переодеть его ботинки на правильную ногу и уговаривали его пойти на похороны отца. Да и до смерти отца он пил без меры. Он делал это, чтобы унять боль или использовал выпивку для прикрытия своих действий. Темные, депрессивные настроения Чака, Блэр знала очень хорошо, и знала, как именно на них реагировать. Она была знакома также с забавным пьяным Чаком, так же, как со льстивым пьяным Чаком.

Счастливый пьяный Чак, который был с ней сегодня... был совершенно новый опыт. Он был... легкомысленный. Светлый. Блэр перестала пить, потому что была настолько в восторге от этой версии Чака, что чувствовала, будто ей стоит делать заметки.

Ее глаза удивленно округлялись все больше и больше на протяжении этой ночи. Они ничего не могла с собой поделать и смеялась вместе с ним... и при случаи, - над ним. Потому, что, и это было понятно ей и всем остальным в клубе... он был влюблен в нее. Это теперь знали все, потому что она рассказывала это каждому, кто слушал. Он даже написал это перманентным маркером на лбу одного из их многочисленных новых "друзей", который отключился в их кабинке. Он орал это в микрофон на весь клуб перед песней, заказанной для нее, причем с британским акцентом, настолько совершенным, что у нее возникли вопросы о его настоящем гражданстве.

Было уже три ночи, когда она, наконец, убедила его покинуть клуб, причем он согласился только после того, как она пообещала заняться сексом... Что могло стать невыполнимой задачей, учитывая его уровень опьянения.

Она ошибалась. Он добрался до третьей базы, до того, как лимузин вернул их на виллу к отцу. Это была не лучшая его работа, но даже это было лучше, чем все, что она испытывала с любым другим парнем.

Понадобилось больше усилий, чтобы вытащить его из машин. Он едва стоял на ногах. Поэтому, после того, как водитель помог вытащить Чака из машин, она потащила его во внутренний двор, а не в переднюю дверь. Блэр хотела протащить его в свою комнату, не разбудив отца или Романа.

Одной рукой он обнял ее за плечо, другой... пытался коснуться любой части ее, до которой мог дотянуться, что заставляло Блэр то и дело скидывать его руку, одновременно пытаясь держать их в вертикальном положении.

- Блэр...- пробормотал он ей в ухо.

- Что, Чак? - проворчала она, прислонив его к стене, в то время как она пыталась открыть дверь.

Он не ответил, глядя на нее с полузакрытыми глазами, и легкой улыбкой на губах.

- Что? - приподняла брови она.

- Что? - спросил он запутавшись.

Она вздохнула, чуя, что на сегодня ей достаточно его пьяной, милой задницы.

- Ты начал эту игру. Ты произнес мое имя.

- Я, да?

- Ты - "да"?

- Зачем?

- Вот это я и хотела знать... Но теперь, когда я думаю об этом: я - дура, что вообще начала этот разговор. Пошли.

- Куда?

- В кровать.

Он улыбнулся. Потянулся к ней... и чуть не упал лицом вниз.

- Чак! - прошипела она.

Подхватив его снова, Блэр каким-то образом удалось затащить его в дом. На пол пути через холл, он остановился как вкопанный, повернулся к ней и взял ее лицо в руки.

Его всегда такие нежные руки, захватили чуть сильнее, сплюснув щеки и губы.

- Чак? - сдавлено спросила она под его пальцами.

- Я вспомнил.

- Рада за тебя. - Блэр попыталась вырваться, но Чак держал ее крепко.

- Блэр, - сказал он проникновенно. - Я вспомнил.

- Хорошо. Что ты вспомнил, Чак?

Он улыбнулся.

- Я люблю тебя.

Она не могла не улыбнуться в ответ на его искренность.

- Я тоже тебя люблю, - сказала она.

Это сделало Чака чрезвычайно счастливыми. Он сгреб Блэр и повалил ее на пол.

- ЧАК! - завизжала она, когда он начал щекотать ее.

Чак смеялся. Ее Чак смеялся! Потому что ее Чак был счастлив. Она хотела разозлиться на него...но она тоже рассмеялась. Она была счастлива. Он сделал ее счастливой.

Затем она услышала, как кто-то кашлянул. Замерев и вытянув шею, она увидела своего отца и Романа в пижамах, внимательно наблюдающих за парой на полу.

Она скинула Чака и поднялась на ноги. Они явно разбудили родителей. Ее отец выглядел сбитым с толку, а Романа откровенно забавляла ситуация. Блэр не знала что делать, а Чак схватил ее за лодыжку и начал чертить узоры пальцами, так, что Блэр пришлось наступить ему на руку.

- Папа. Роман, - радушно поприветствовала она.

- Блэр, - вздохнул ее отец.

Было уже поздно, она устала, и поэтому Блэр решила отбросить притворство.

- Вы можете просто помочь мне дотащить его до кровати?

Двое мужчин подхватили парня за руки и поставили его на ноги. Наполовину доведя, наполовину дотащив его до комнаты Блэр, они уложили его в постель.

- Спасибо. Дальше я сама.

-Спокойной ночи, медвежонок Блэр, - начал было Гарольд, но его перебили.

Чак, осознав, где он находится, и, что они собираются уходить, решил подать голос. К сожалению, в тихом доме это оказалось криком:

- Мистер Уолдорф!

- Да, Чарльз? - посмотрел на пьяного парня тот.

Чак сел на кровати, чтобы видеть мистера Уолдорфа.

- Сэр, я просто хотел сказать... что я очень сильно люблю вашу дочь.

Блэр, ее отец и Роман обменялись улыбками, умиляясь пьяному на кровати. Который заговорил снова:

- Я буду вечно благодарен вам, за то, что вы отложили свой гомосексуализм девятью месяцами ранние до ее рождения. И вот она здесь.

Блэр застонала, двое мужчин только хмыкнули и пошли к выходу.

- Всегда пожалуйста, Чарльз.

Они, наконец, оказались одни в своей комнате, но вопреки его намереньям раньше, Чак, кажется, отключился.

- Чудесно, - прокомментировала Блэр. Взяв пижаму, она пошла в гардеробную. Умывшись, почистив зубы и переодевшись, она вернулась в комнату.

Обойдя кровать, она стянула с Чака туфли и носки, потому что знала, как он ненавидит спать в носках. Ей удалось снять с него ремень, от чего Чак проснулся. Блэр ворчала, помогая ему раздеться, пока он не остался в боксерах и майке. Она накрыла его простынею и легкими одеялом, Чак пробормотав «спасибо», перевернулся на живот. Блэр думала, что он опять отключится, но он, оказалось, ждал ее.

Как только она забралась в постель, он сразу толкнул ее на спину, обнимая, так, что их ноги переплелись, а его голова теперь была на ее груди. Чак попытался расстегнуть ее пижамную рубашку, Блэр сопротивлялась. Через несколько минут она сдалась, закатив глаза, а Чак довольно вздохнул и потерся щекой о нежную кожу ее груди, оставляя то там, то тут пьяные поцелуи.

Блэр расслабилась, чувствуя, что Чак засыпает. Запустив пальцы в его волосы, она гладила его по голове, ускоряя процесс. И еще это очень нравилось ей самой. Глядя на его макушку, и ощущая его тело так близко, она улыбалась сама себе.

Почувствовав еще один неуклюжий поцелуй, она вздрогнула.

- Я люблю тебя, Блэр, - пробормотал он, снова укладываясь на ее груди.

- Мне повезло, - улыбнулась она.

Обсуждение
 
mio-mioДата: Суббота, 24.03.2012, 14:54 | Сообщение # 3
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4001
Награды: 1567
Статус: Offline
Оригинал: тут
Переводчик: mio-mio
Бета: Ministrelechka


***


- Можно я разбужу их? - спросила Серена, усаживаясь на подлокотник дивана.

- Нет.

- Ну, я просто постучу...

- Нет, - покачал головой Нейт, строго глянув на свою девушку. - Шторы еще опущены. Когда они закрывают их, ну, когда вспоминают, что их надо закрыть, значит, они не хотят чтобы им мешали – это, типа, основное правило.
Серена нахмурилась. Они сейчас были две пары. Ее лучшая подруга встречалась с его лучшим другом. И ей бы хотелось, чтобы они все вместе позавтракали. У них не было совместных ночевок «Не осуждающего клуба «Завтрак», с тех пор, как им было по девять. И все было хорошо, пока Блэр не проснулась посреди ночи и не обнаружила Чака, сидящего на краю кровати, в которой они с Сереной спали. Чака, который приподнял одеяло и светил фонариком снизу в верх по ее телу. Иногда Серена чувствовала себе настоящей дурой, т.к. проглядела все то сумасшедшее, что творилось между Чаком и Блэр. Она нахмурилась череде образов, пришедших ей в голову, поежилась и уставилась на стеклянную стену, задрапированную шторой, за которой была ее подруга в пещере темного короля.

- А если Чак связал ее?

- Судя по красным отметинам на его запястьях, на этой недели очередь Блэр связывать, - заметил Нейт, щелкая по каналам в попытках найти что-то похожее на спорт.

- Фууу. Ты слишком много знаешь.

-Как я уже сказал, задергивание штор - не их сильная сторона, - усмехнулся Нейт.

- Если бы мне было место куда уйти, я бы сказала, что мы не должны здесь больше оставаться.

- У тебя есть это место. Это место здесь.

- Нам правда стоит рассмотреть возможность перестать жить здесь на халяву?????

- Камень, ножницы, бумага? Решим, кто из нас должен просить у своей матери, чтобы она купила квартиру?

- Забудь об этом, - махнула рукой Серена. - Вместе с квартирой Блэр идет Дорота - я никогда оттуда не съеду.

Нейт засмеялся и бросился на свою девушку, начав щекотать ее, заставляя заливисто смеяться.

- Нейт! прекрати!

Приступ ребячества был нарушен открывшимися двойными дверями спальни Чака. В которых стоял хозяин в черном шелковом халате. Его сердитый взгляд ясно давал понять, что он не в восторге от того, что нагло разбужен в девять утра в воскресенье.

- Дети, угомонитесь, пожалуйста, - приподняв брови, сказал он, глядя на, икающую и пытающую успокоится, Серену. - Если она написает на диван,- обратился он к Нейту, - Вызови Магду, это ее специальность.

- Почему у тебя вообще есть люди специализирующиеся на этом? - спросила Серена.

- Иногда дети гости Empire, - с невинным видом объяснил Нейт.

- Конечно, - ухмыльнулся Чак. - В этом дело.

Услышав что-то за спиной, он оглянулся, а затем быстро вошел в гостиную, закрыв за собой двери спальни. Серена оттолкнула от себя Нейта и попыталась сесть ровно.

- Блэр встала? - спросила она.

- Нет, - слишком поспешно ответил Чак.

- Ты врешь, - сказала она, потом расплылась в улыбки, потому что ей удалось подловить его. - Твои глаза тебя выдают, показывая не то, что говорит твой рот.

Чак нахмурился.

- Ей нужно поспать по-крайней мере восемь часов, иначе она становится капризной. Оставь ее в покое.

- Она отправила вчера мне сообщение, что собирается лечь в восемь, - с недоумением возразила Серена. - Это получается восемнадцать часов...

- Почти сходится, - задумчиво произнес Нейт, пожав плечами, вычисления никогда не были его сильной стороной.

- Я приношу свои извинения, - закатил глаза Чак с усмешкой. - Мне стоило уточнить. Ей нужно восемь часов сна... Она спала только три.

- Чааак! - возмущенно воскликнула Серена, рухнув обратно на диван.

Ее брат проигнорировал ее и побрел на кухню в поисках кофе. У него тоже было только три часа на сон... Восторженная улыбка на его, чуть припухших, губах говорила о том, что он вспоминает события этой ночи. Отвлекшись, он не заметил признаков, что его сестренка не послушает его. Когда он повернулся в сторону гостиной, он увидел, как она спрыгнула с дивана и в припрыжку неслась в сторону его комнаты, чтобы разбудить Блэр. Мгновение Чак раздумывал, как поступить, но потом вернулся к кофе. Он был истощен. Блэр действительно вымотала его прошлой ночью.

С закрытыми дверями в комнате было почти совсем темно. Хорошо, что Серена помнила, как расположена мебель и что Блэр всегда спит с правой стороны кровати. Блондинка вскочила на кровать и плюхнулась рядом с подругой, которая еще секунду назад спала. Серена навалилась на Блэр сверху и хихикнула ей в ухо:

- Блэр.

Блэр стянула свою маску для сна, слишком вымотанная, чтобы как-то реагировать на раздражающее поведение блондинки, которая придавливала ее к матрасу. Она решила ее просто игнорировать. Серену игнор решительно не устраивал.

- Просыпайся!

- НЕТ! - усмехнулась Блэр, и попыталась спихнуть гигантскую блондинку с себя.

Попинавшись немного, ей все-таки удалось спихнуть лучшую подругу с кровати.

- Больно же! - пожаловалась Серена, потирая локоть.

- Так тебе и надо, - проворчала Блэр, перекатившись на другую сторону кровати.

- Блллллеееееррррр, - заныла блондинка, усевшись на край кровати и пихая ее в спину. - Поиграй со мной!

- Пусть Нейт поиграет с тобой, для этого и нужны парни.

- Да, но это всегда заканчивается сексом. А с тобой, это часто заканчивается шопингом....и я могу использовать обувь, - дразнила Серена.

- Ничего не выйдет, - погасив улыбку и включив свой строгий голос, ответила Блэр.

Серена улыбнулась, так как знала ее подругу достаточно давно, чтобы распознавать ее интонации.

- Я заказала нам завтрак, - сказала она – Все, что ты любишь...

- Йогурт и фрукты? - усмехнулась Блэр.

- Нет. То, что ты на самом деле любишь: Блинчики с бананами и взбитыми сливками, круассаны...

- Ну, ладно, - резко села в кровати Блэр, пытаясь убрать ее сильно взъерошенные волосы от лица. - Но мне нужно пять минут.

Двадцать минут спустя, они все сидели за круглым столом. Места Серены и Нейта были напротив друг друга, но Серена это заметила только после того, как Чак отодвинул стул Блэр от нее и придвинул ближе к своему, прежде чем сеть. Они седели так близко, что их плечи соприкасались. Чак держал газету одной рукой и Серена замечала другую, только когда тому требовалось перевернуть страницу. Блэр тоже пила чай одной рукой, что привело Серену к очевидному выводу, что эти двое держаться за руки. Блондинка улыбнулась, казалось, что Блэр и Чак всю жизнь ждали, чтобы иметь возможность прикоснуться друг в другу, и когда они начали встречаться, они использовали любую возможность для этого. Они держались за руки в ресторанах; его рука на ее талии, когда они шли по улице; то, как Блэр вытягивает ноги в его сторону, когда они все вместе едут в лимузине. Они были, как... котики... иногда очень сексуально озабоченные котики, - усмехнулась про себя Серена, но все равно котики.

- Чему ты улыбаешься, - спросила Блэр нахмурившись, глядя на подругу. - Ты выглядишь, как психически больная, пропустившая прием своих таблеток.

- Да так, - пожала плечами Серена и снова улыбнулась. - Вы двое когда-нибудь отпускаете друг друга.

- Она ничего не может с собой поделать, - ухмыльнулся Чак, продолжая читать новости. - Это мое естественное природное очарование.

- Ну, не такое уж естественное, - сказала Блэр сухо, делая глоток чая. - Я потеряла счет случаям, когда я просыпаюсь от того, что он запихивает мою руку к себе в штаны.

- Я бы прекратил так делать, - перевернул страницу Чак, - Если бы не срабатывало каждый раз.

- Извращенец, - сказала она, положив на свою тарелку еще малины.

- Кокотка, - возразил он, взяв со своей тарелки круассан и положив на ее тарелку.

Она положила его обратно. Он вернул его снова к ней. Она ударила его по руке. Он поймал ее и, удерживая в одной руке ее запястье, другой добавил к круассану сливок и посыпал сверху ягодами. Она посмотрела сердито, он улыбнулся и поцеловал ее пальцы прежде, чем вернуть их сплетенные руки к себе на коленку и вернуться к чтению газеты.

- Это всегда так забавно: есть с вами, - прокомментировала Серена, - И, Би, может быть ему будет легче не приставать к тебе во сне, если вы двое, не будете спать как сиамские близнецы...

- Я мерзну, - надула губы Блэр прежде, чем зачерпнуть ложку сливок и ягод. Она закрыла глаза на мгновение, придя в восторг от вкуса.

- Есть такая штука, - засмеялся Нейт. - Называется одеяло.

- Заткнись, - буркнула блондину Блэр, наслаждаясь тем, как Чак слегка сжал ее руку, поддерживая.

Когда пары закончили завтрак, Серена спросила у подруги:

- Встретимся позже в магазине?

- Напиши мне, - кивнула Блэр до того, как Серена утянула Нейта в лифт. - Знаешь, похоже, они собрались заняться сексом в доме моей матери, на моей кровати, - сказала она Чаку, - Надо будет напомнить Дороте - сменить простыни.

Теперь, когда они были одни, Чак положил газету и повернулся к ней. Хотя он едва взглянул на нее за завтраком она, всегда была в центре его внимания.

- Знаешь, - прошептал он нежно, - Я за справедливую игру.

- Что ты предлагаешь? - задумчиво спросила она, глядя на него с соблазнительной улыбкой.

- Ты выглядишь усталой, - сказал он, притягивая ее ближе к себе.

- Я чувствую себя на вершине. - Она не смогла сдержать смеха, когда он подхватил ее на руки и пошел... прямо в комнату Нейта.

Обсуждение


 
Sweet_dreamДата: Четверг, 29.03.2012, 11:46 | Сообщение # 4
Insider
Группа: Блэр+Чак
Сообщений: 91
Награды: 12
Статус: Offline
оригинал: здесь

***


Блэр двигалась в такт музыке, которая громко раздавалась в стенах клуба. Она всего лишь хотела повеселиться этим вечером, и казалось, что именно это, Камерон и предлагал. Веселье. Они танцевали, она выпила два из трех напитков, которые позволяла себе за вечер, и она веселилась.

Она также может уверенно сказать, что в ту самую минуту поняла, что Чак Басс наблюдает за ней. Это было так…, что ее кожа покраснела, против ее воли. Она неожиданно почувствовала, что руки Камерона на ее теле – это не правильно. Хуже всего, было, то, что делало ее подсознание. Она думала о том, что все, то, что она делала сегодня с Камероном, было ничто, по сравнению с тем, что она испытывала с Чаком. К счастью песня закончилась, и она отстранилась, но при этом улыбаясь Камерону.

Он наклонился к ней, она сказала, что хочет пить. Он как джентльмен, пошел за напитком для нее, договорившись встретится в их приват комнате. Она выскользнула из толпы, подальше от Камерона и подальше от этих глаз, которые наблюдали за ней. Она сидела за столиком в зале клуба и сканировала свой телефон, не удивившись, обнаружив там снимки ее и Камерона, которые уже взорвались по всей сплетнице.

«Посмотримка, что у нас здесь…… Похоже кто-то почти выпустил плохую девочку из своей клетки. Я говорю почти, потому что, судя потому, как вы аккуратны с тем, куда футболист кладет свои руки … хорошая девочка владеет еще большой долей контроля».

Блэр закатила глаза, прежде чем успела обратить внимание на мужчину, который проскользнул в ее комнату.

- Чак. - Поприветствовала она его, натянуто улыбаясь.

- Итак, – он улыбнулся, но в глазах не было даже намека на улыбку. – Где твоя реакция?

- Камерон несет мне выпить, – сказала она, снова обращая внимание на свой телефон, игнорируя его, и игнорируя то, как он по-прежнему смотрит на нее.

- Осторожно, если ты позволишь себе 4 напитка, то перестанешь контролировать то, что может случиться, – сказал Чак, опираясь рукой на подбородок и растягивая развратную улыбку. – Помнишь, лето прошлого года, когда ты большим количеством содержимого бутылки Don отполировала лодку регаты….

Она закрыла глаза на краткое мгновенье, вспоминая, как схватила его за воротник и потащила в ближайший коттедж. Большинство жителей Верхнего Ист-Сайда, оставшихся на лето, были
осведомлены и слышали об их маленькой проделке.

Он скользнул к ней ближе и прошептал на ушко:

– Ты помнишь, что мне пришлось сделать, что бы удержать тебя от мурлыканья…

Она помнила.

– Заткнись.

Блэр толкнула Чака в грудь и отсела от него. До того, как Чак смог ответить, зашел Камерон с напитками.

- Спасибо. – Она улыбнулась Камерону, делая слишком большой глоток из бокала, затем посмотрела на Чака и пренебрежительно сказала: – Пока, Чак.

- Ты права… я должен идти. Но ты должна знать, как я люблю наблюдать за тобой, Уолдорф. Хотя и предпочитаю живую версию…… теперь я могу обойтись просто воспоминаниями и несколькими наглядными пособиями, которые до сих пор повсюду валяются для особых случаев…

Камерон посмотрел на нее, но Блэр просто пожала плечами и отмахнулась от слов Чака, как-будто, у нее не было и нималейшего представления относительно того, что он имел в виду.

Flashback

Блэр легла на кровать, закрыв глаза и наслаждаясь тем, как Чак слизывал испарину с ее шеи. Его руки умело бродили по всем его любимым частят тела Блэр, а она, обвив его шею руками, притягивала ближе к себе. В то время Блэр думала, что ей ни когда не удастся получить достаточно Чака Басса.

Они были прерваны стуком в дверь, и нехотя, отодвинулись друг от друга. Блэр завернулась в простыню и лениво перевернулась на бок, посмотреть, как Чак встает и одевает свою одежду. Когда он пошел открывать дверь, она плюхнулась обратно на подушки и слушала глубокую интонацию его голоса, когда Чак разговаривал с посыльным. Она любила его голос. Он был определенно его, и кажется не изменялся с тех пор как ему было семь. Мальчик, который был рожден мужчиной.

Когда он вернулся. Она увидела, что у него в руках были ее билеты на самолет. Он молча облокотился на комод, кладя ее билет рядом со своим. Они были чуть больше месяца в переполненных свиданиями отношениях, сразу после его «Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ» слов, и они не могли быть по раздельности больше нескольких часов. Однако, в отличие от него, у Блэр была семья, которая любила ее и которую в свою очередь любила она, поэтому она пообещала навестить их в Париже. В начале Блэр безуспешно пыталась убедить мать, Сайруса, отца и Романа вернуться в Нью-Йорк и провести неделю на родине. Она давила на отца чувством вины, пыталась подкупить Романа билетами на симфонию и обхитрить Сайруса. Но она должна была знать, кто разрушит ее планы. Ее самый главный противник, женщина, которая научила ее почти всему, что знала сама. Ее мать. Там были крики, угрозы и обещания спа-путешествия в Прованс. Но Блэр направлялась во Францию, без Чака, завтра.

Все было бы проще, если бы Чак мог поехать с ней. Было бы идеально иметь вокруг столько любящих ее людей вместе, но в отсутствие Лили, Чак заменял ее и возглавлял Басс Идастрис. Он был заперт в Нью-Йорке на все лето.

Ты уверен, что не можешь поехать со мной? - Блэр надула губки и вытянула ногу из-под простыни, делая вид, что рассматривает педикюр, бросая соблазнительный взгляд на своего парня. – Я буду скучать.

Чак улыбнулся, наслаждаясь ее видом, он любил то, как она двигалась, соблазняя его. Он был уверен, что это уловка, чтобы затащить его обратно в постель или Париж. Ему нравилась перспектива так много быть с Блэр, но он знал, что это не совсем правильно. Поэтому старался выглядеть убедительным.

- Я тоже буду по тебе скучать, - начал он, зная, что он должен подготовиться, прежде чем Блэр начнет атаковать. - Я думал о вещи, которую ты бы мне могла оставить в качестве напоминания о тебе.

- Я не буду отрезать прядь своих волос.

Чак наклонился, открыл и порылся в ящике, из которого достал свою камеру. – Я думал о чем-то более личном.

Увидев записывающее устройство, Блэр сразу же встревожилась

– Дайте мне ножницы.

- Ну-ну, киска выслушай меня…

- Чак, я хочу насладиться этим свободным миром еще один день, а ты предлагаешь мне записать секс видео в 18 лет, - игриво сказала Блэр.

- Я обещаю, это будет только для моих глаз…… для моего личного удовольствия, - он посмотрел на нее взглядом, от которого, он знал, она таяла. – Пожалуйста…

Идея того, что он сидит и наблюдает за ними….. смотрит на нее….. казалась соблазнительной сама по себе. Кто-то мог подумать, что она сумасшедшая, согласившись на секс видео с Чаком Бассом, но для нее он был единственным. Ему она доверяла достаточно, что бы сделать это. Ее улыбка была единственным сигналом, в котором он нуждался….

Конец flashback.

И сейчас Чак был очень благодарен, за то, что до сих пор имел это видео. Почти год, после всех изменений в их отношениях, он смотрел это видео, которое они сделали в ту летнюю ночь, миллионы раз. Как их разгоряченные теля передвигались на экране его ноутбука, он делал паузу на том моменте, где она смотрела в камеру, и это было, как будто она смотрит только на него. Больше всего ему нравилось видеть на видео девушку, которую она так редко выпускает. И когда она делала это, это всегда было только для него. Как будто она знала, что он больше всех ценит это в ней, потому что Чак любил все в Блэр, хорошее, плохое, пылкость, страсть и интриги. Все.

Он услышал, как створки лифта открылись, и не был удивлен, услышав знакомый стук каблуков. Она ворвалась в апартаменты, прошла по гостиной, перед тем, как остановится около стеклянной стены, где могла видеть его в спальне. Это было невыносимо долго. Он только час назад вернулся из клуба. Он захлопнул свой ноутбук, положил его на тумбочку, и посмотрел на нее в ожидании бури.

- Ты отвратительный извращенец. Отдай его мне. - Она была в ярости.

- Хмммм… ты знаешь, что твои приказы, всегда музыка для моих ушей,- напел Чак и наклонил голову, глядя на нее. - Где Регби? Ты сказала ему, что пошла ко мне….. Или пригласила его присоединиться к нам?

Игнорируя его и его комментарии, она отрезала:
– Где оно?

Сложив руки на груди, он невинно смотрел на нее. Этот взгляд, она всегда знала, не означал ничего хорошего.

Быстро подойдя к шкафу, она начала рыться в нем. Она обнаружила там несколько вещей, который собиралась забрать позже, после того, как найдет камеру. Она обернулась, победно смотря в его, ничего не выражающие, глаза, когда она бросила камеру в ведро со льдом и водой, разрушив устройство. Когда Чак не отреагировал, она поняла, что ноутбук был ее следующей целью.

Блэр подбежала к тумбочке и схватила его, прежде чем, Чак успел остановить ее.

- Это моя личная собственность, Уолдорф, - он начал выходить из себя

- Здесь мое изображение, что делает его моим. Ты сможешь получить его обратно, когда я буду уверена, что все со мной там будет стерто. - Она посмотрела на бутылки алкоголя, лежащие повсюду, а за тем посмотрела на него. – Хотя, определенно, храня столько алкоголя, воспоминания о реальной жизни покинут твой мозг, до того как тебе стукнет двадцать.

Она развернулась на каблуках и направилась к лифту. Чак лениво встал с кровати и подошел к дверному проему, чтобы посмотреть, как она уходит. Перед тем, как двери лифта закрылись, он увидел самодовольную ухмылку на ее лице. И она ушла. Вздохнув, Чак полез в карман халата, достав оттуда USB, он направился на поиски ноутбука Нейта. Некоторые могут сказать, что она должна знать его сейчас лучше и понимать Чак Басс обязательно сделал несколько резервных копий, но они не знали того, что знал Чак: он и Блэр вернут то, что у них было, и на каком-то подсознательном уровне, он верил, что Блэр знает это тоже. Изображения были всего лишь поддержкой для него, пока они с Блэр были на расстоянии океана друг от друга. Они были Чак и Блэр и всегда будут.
 
mio-mioДата: Суббота, 31.03.2012, 14:22 | Сообщение # 5
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4001
Награды: 1567
Статус: Offline
Название: Я покажу тебе любовь – 5.
Автор: maryl
Оригинал: IWillShowYouLove
Переводчик: Минимина
Бета: Майями (aka mio-mio)
Пейринг: Чак/Блэр
Размер: мини
Жанр: виньетка/пропущенная сцена
Рейтинг: PG-13
Разрешение на перевод: получено
Таймлайн: между вторым и третьим сезоном

***


Чак проснулся и глубоко вдохнул, сладко потягиваясь перед тем, как открыть глаза. Он улыбнулся, чувствуя, как девушка рядом свернулась клубочком и прижалась ближе, он на секунду напрягся, но почти сразу почувствовал, что она опять расслабленно провалилась в глубокий сон. Ему не нужно было открывать глаза, потому что каждая клеточка его тела и так знала, кто был в постели рядом с ним. Его девушка. Чак до сих пор был удивлен, что это делало его счастливым, а не вызывало желание сбежать. И то, что для него стало важным ее счастье, которое он подарил ей, сказав нужные слова, и которое стало полным за те недели с лета, когда они стали парой.

Он перевернулся на бок, чтобы видеть ее лицо, и задумался, какой из его любимых способов разбудить ее он использует этим утром. Обычно Чак был одет в один из нескольких комплектов шелковых пижам, что хранил здесь, в ее комнате, хотя Блэр и раздражала их скользкость, но вчера они поздно легли, в течение нескольких часов даря себя друг другу, до сих пор упиваясь возможностью иметь полную свободу делать наконец-то все, что они хотели сделать так долго, и так и заснули, истратив все силы и не сохранив даже мысли, что надо бы переодеться ко сну. Чак и Блэр совпадали во многом. Однажды он признался, что носит пижаму, потому что иногда мерзнет, она рассмеялась так заливисто, как однажды уже хохотала над ним на детской площадке, когда им было по восемь. После этого он повалил ее на постель и отшлепал, это привело к тому, что иногда Блэр специально подкалывала его насчет температуры его тела, просто чтобы вызвать подобную реакцию, конечно, когда она чувствовала себя достаточно игриво для таких прелюдий.

Но сейчас между ними была только кожа, и Чак наслаждался ее обнаженностью, ее естественностью и тем, что он, как правило, получал в таких случаях. Он стащил одеяло с ее плеча, но увидев, что девушка задрожала, укутал ее снова. Он может работать и под прикрытием. Его руки начали ласково искать некоторые из его самых любимых местечек Блэр.

- Чак, если ты сделаешь это, пока я сплю, это будет называться покушением на растление... Просто чтобы ты знал.

Под маской для сна, закрывающей большую часть ее лица, он видел улыбку, с которой Блэр успешно боролась. Но ямочки на щеках ее выдавали.

- О, маленькая девочка... - прошептал он ей на ушко самым темным "я Чак-Басс"-голосом, - ты не хочешь покататься в моем фургоне?

- Нет.

- Поможешь мне найти моего щенка?

- Я так не думаю.

- Как насчет... - он наклонился ниже.

Блэр перевернулась на спину.
Сейчас она думала, что ее внутренности, возможно, уже расплавились.

- Ты извращенец, - заявила она с почти королевской категоричностью.

- Даже если тебе это нравится? - поддразнил Чак.

Он перевернулся, накрывая ее тело своим, и стащил маску с ее лица. Взгляд Блэр прожигал насквозь.

- О... - улыбнулся он. - Так ты не спишь ...

Чак наклонился, чтобы поцеловать каждую щеку несколько раз, с каждым разом его губы оказывались все ближе к ее губам. Когда она уже не могла больше ждать, Блэр резко подалась вперед, захватывая его рот и целуя его так, как хотела, чтобы он поцеловал ее.

Она чуть раздвинула ноги, чтобы позволить ему скользнуть между ними, Чак продолжал целовать ее шею, оставляя влажный след и спускаясь все ниже, когда его голова скрылась под одеялом, Блэр скорее почувствовала, чем увидела это. Она ахнула, когда его очень талантливый язык нарисовал круг у ее пупка, прежде чем продолжить свой путь на юг. Это становилось все интереснее, когда...

Все четыре ее родителя ворвались в комнату.

- Блэр, медвежонок! - радостно позвал Гарольд, прежде чем они вчетвером застыли, найдя маленького невинного медвежонка в постели с мужчиной.

Резко сев на кровати и прижав одеяло к груди, Блэр опустила ногу на плечо Чака и послала ему довольно чувствительный удар, спихнув парня на пол, подальше от очереди из родителей. Предпринятую попытку изобразить невинность вряд ли можно было засчитать за удачную, учитывая, что те уже увидели то, что не следовало, а звук падения и машинально вырвавшееся проклятие Чака, ни капельки не помогли Блэр сделать вид, что она сидит в ворохе смятых простыней пусть и голая, но в полном одиночестве.

- Медвежонок? - простонал Гарольд, всем своим видом показывая по стадиям, как у мужчин случается инсульт.

Роман шагнул вперед, чтобы поддержать его, так же не до конца уверенный, как следует приветствовать падчерицу и ее бойфренда в такой ситуации. Все его сомнения явно читались на озадаченном лице.

- Блэр! Чак! - у Сайруса, к счастью, подобных проблем не было, он поздоровался так, словно никто никого не напугал.

Элеонор задумчиво потерла нос, переводя взгляд от пола у ног до потолка.

- Эм... Дорота приготовила прекрасный завтрак. Я думаю, что мы сейчас спустимся вниз, и у вас будет несколько минут, чтобы присоединиться к нам. Предпочтительно, одетыми, - она говорила так, словно даже на этот случай в «Большой книге этикета» была страница с готовым монологом.

Она тихо откашлялась и вежливо кивнула темной макушке над краем кровати.

- Чарльз.

Элеонор быстро пересекла комнату, следуя за Романом, почти несущем на плече Гарольда, Сайрус, весело предложивший им поспешить на свежий воздух, вышел последним. Когда дверь закрылась, и парочка снова оказалась наедине, это выглядело так, словно в комнате внезапно воцарился вакуум, и хаос неожиданно сменился мертвой тишиной.

- Так... - протянул Чак. - Твои родители вернулись домой раньше...

Тяжело дыша, Блэр встала с постели, утягивая за собой одеяло и заворачиваясь в него как в кокон.

Ему не обязательно было смотреть на нее, чтобы понять, что она перешла в режим «Паникующая Блэр», но посмотреть, возможно, стоило. Хотя бы для того, чтобы успеть поймать свою одежду, что полетела ему в лицо.

- Заткнись! - рявкнула Блэр и, прежде чем он успел ответить, скрылась в ванной.

Она тщательно терла себя несколько минут, прежде чем снова завернуться в халат и вернуться в комнату, где она поманила Чака пальцем, показывая, что тот должен повторить ее путь. Он удивленно поднял бровь, он был уже одет и сейчас поправлял одежду.

- Чак Басс, - Блэр топнула ногой, остановившись у шкафа. - Ты будешь пахнуть мылом, и ничем больше, ты понимаешь это?

Он быстро принял душ и снова оделся, слушая, как Блэр ведет с собой долгий и обстоятельный разговор. Слова «целомудрие» и «Basstard» привлекли его внимание. Наконец, он вернулся в комнату и вытянулся на стуле в углу, дожидаясь, пока его девушка закончит сборы. Когда она, наконец, появилась, он склонил голову, осматривая ее платье.

- Кажется, вы пытаешься выглядеть девственницей, - прокомментировал он факт, что продолжающая говорить Блэр была с ног до головы укутана в один из своих самых пуританских нарядов.

- Я и пытаюсь выглядеть девственницей. Как думаешь, я смогу убедить папу, что ты меня обманул? Например, подмешал мне что-то в напиток?

- Давай не будем доводить до моего ареста ради сохранения твоей уже давно подмоченной репутации.

Блэр собиралась ответить колкостью, когда раздался громкий стук в дверь. Девушка прикусила губу, когда Дорота осторожно заглянула в комнату, прежде чем войти.

- О, хорошо. В этот раз, все в одежде, - заметила та, вызывая смех молодого Басса и сердитый взгляд Блэр. - Спускайтесь. Пора.

- Я не могу, Дорота! - Блэр надулась на женщину, знающую все ее тайны.

- Все хорошо, мисс Блэр. Наконец-то они узнают, что вы уже взрослая.

Блэр выглядела совершенно убитой горем в эту минуту.

- Но мне нравится быть папиной девочкой, - хныкнула она и предупреждающе подняла ладонь в следующую секунду. - Чак, молчи! Не говори этого!

Внизу взволнованный Гарольд говорил перед довольно растерянной и удивленной аудиторией.

- Хм, - тихо заметил Роман. - Почему я не удивлен, что мистер Чак не удаляет волосы на груди?

- Элеонор, - продолжал обвинять Гарольд. - Я просто не понимаю, как ты могла допустить подобное?

- Гарольд, ну в самом деле! Ей восемнадцать лет, и она встречается с Чаком Бассом... чем ты думаешь, они занимаются? Держаться за руки и ходят в кино? Она прошла эту стадию с Нейтом.

- О, Натаниэль. Милый, добрый Натаниэль. Он был джентльменом.

- То есть Нейту ты позволил бы ночевать вместе с Блэр? И Чарльз не так уж плох.

- Серьезно, Элеонор! - фыркнул тот. - Натаниэль - это одно, а Чак Басс – это совершенно другое! Да, когда детьми смотрели «Завтрак у Тиффани», я бы позволил Нейту остаться на ночь. И я верю, что ничего бы не случилось! Но Чак Басс!? Элеонор, пожалуйста, вспомни тринадцатилетие Блэр, когда мы потеряли залог за партию пони, и нам пришлось оставить одну из лошадей у себя. А его шестнадцатый день рождения, на котором была облава от трех разных ведомств, и он избежал ареста лишь потому, что сбежал за полчаса до их появления, прихватив с собой супермодель, двух типа-официанток и заклинателя змей. Знаешь ли ты, что целовать его было частью одной из его грязных развратных игр? И это человек только что осквернил мою невинную Блэр! Моего медвежонка!

- По крайней мере, согласись, у него безупречные манеры...

- А мне он нравится! - заявил Сайрус. - Он негодник!

Гарольд уже собрался было начать другую, столь же длинную и гневную тираду, когда пара вошла в столовую. Чак шел рядом с Блэр так уверенно, как никогда раньше, он по-прежнему легко и непринужденно выказывал уважение, ни одним намеком или неосторожным взглядом не нарушая приличия. Он пододвинул для Блэр стул, помогая ей сесть. Потом занял место рядом с ней. Элеонор просканировала наряд дочери больше по привычке.

- Серьезно, Блэр? Вот это, из августовской коллекции, после всего, что мы...

Блэр сжала зубы и перебила мать натянутой улыбкой.

- Мама, я так рада, что ты дома.

Блэр, наконец, посмотрела на отца, он тут же начал.

- Я просто не понимаю, как это произошло?

В голове Чака тут же возникли несколько вариантов ответа на вопрос, но он как-то умудрился промолчать.

- Папа, я все еще твоя маленькая Блэр. И если это заставит вас всех чувствовать себя лучше, я могу честно сказать, что Чак первый мужчина, с которым я… была близка.

Блэр сумела как-то справиться с собой и посмотрела на отца теми самыми широко распахнутыми глазами и с той самой улыбкой, которые всегда выручали ее, когда она напускала туману. За ее спиной раздался звук приглушенного покашливания, и ей не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что Чак и Дорота на ее словах обменялись многозначительными взглядами. С этими двумя она разберется позже.

- Блэр, дорогая, я просто думаю, что вы оба еще слишком молоды, чтобы быть в таких… взрослых отношениях. С кем бы то ни было.

Было похоже, что сейчас Гарольд собирается заявить, что младший Басс – типичный «не тот парень» для его маленькой девочки, но тут он заметил, что Чак держит ее за руку под столом. И это было не сексуально-возбуждающее, и не собственническое прикосновение. Это была демонстрация поддержки. И вдруг множество бестолково кружащихся мыслей в его голове неожиданно нашли общий знаменатель, Гарольд понял истинную суть и причину этой пары.

После завтрака Чак и Блэр, наконец, сбежали, под предлогом, что давно мечтали и планировали сходить на новую выставку в Метрополитен, оставив четверых родителей задумчиво смотреть в стоящие перед ними чашки чая.

- Он любит ее, - ошеломленно сказал Гарольд.

- И очень сильно, - согласилась Элеонор.

- И она любит его.

- Да, - кивнула она, поднимая свою чашку. - Они оба очень непостоянны... это будет нелегко.

- Это никогда не было легко, - высказалась в свою очередь Дорота, ставя на стол блюдо с пирожными. - Но они любят друг друга. Это все, что важно.

__________________________________________________________________________________

Сказать, то, что хотите можно тут

Кто хочет присоединиться к команде переводчиков этой серии - сходите в темку гильдии переводчиков или напишите мне.

А Минимина любит плюсики biggrin похвалить ее, за дебют в качестве переводчика можно здесь
 
Sweet_dreamДата: Пятница, 06.04.2012, 10:29 | Сообщение # 6
Insider
Группа: Блэр+Чак
Сообщений: 91
Награды: 12
Статус: Offline
Переводчик: Sweat dream
Бета: Ministrelechka
Ministrelechka и mio-mio огромное спасибо!

Он лежал на ее кровати, скрестив ноги и листая «Экономист», и прислушиваясь, как Блэр разговаривает сама с собой, в поисках одежды в ее гардеробе. Они были приглашены к ее матери на несколько дней. И пока его люди собирали его вещи, Блэр усиленно пыталась собрать свои вещи для поездки сама…., но не без доли помощи самого Чака Басса. Периодически она выскакивала из шкафа, держа несколько вещей, чтобы узнать его мнение.
- Нефритовый или фиолетовый? – спросила она, приподнимая два легких дневных платья.
Он даже оторвал взгляд от журнала.
- Фиолетовый, – он улыбнулся и подмигнул, заметив, как ее глаза сверкнули прежде, чем она отвернулась, будто говоря: «Конечно, же он выбрал фиолетовый!» Она хорошо его знала.
Чак отбросил журнал в сторону и сел, чтобы осмотреться. Он был здесь миллионы раз, но сейчас парень улыбнулся нахлынувшим воспоминаниям. Были времена, когда кое-какие вещи происходили с ним постоянно в этой комнате, такие как плетение интриг или секс. Иногда заговор во время секса, а иногда борьба за то, в какой позе заниматься сексом. Веселое время. Но были и другие особенные воспоминания, и Чак ухмыльнулся, вспомнив один из тех случаев. Который был таким же древним, как и их дружба.
Flashback
Блэр Уолдорф всегда была совершенна. В семь лет у нее были две совершенные косички, которые идеально ровно были заплетены, по обе стороны ее головы, и на каждой из них красовался большой красный бант. Она сидела в шкафу, чтобы поиграть, потому что ее мать не любила, когда в комнате был беспорядок. Казалось, что только Дорота заботилась о комнате девочки. Чак сидел в нескольких шагах от нее и, в отличие от Натаниэля, он отказался играть с ней в куклы. Вместо этого Чак сосредоточился на аниме комиксе, который он получил за целую неделю до того, как его могли получить все. Он рано узнал о том, что деньги дают преимущество.
- Ты худший напарник, Чак Басс.
- Как и ты, Уолдорф. – Ему вроде бы нравилось с ней гулять, хотя он и отказывался играть во все то, что она хотела. Она не была боссом во всем.
Она переставляла кукол по кругу, игнорируя его, пока это не начало сводить его с ума.
- Хорошо, во что ты играешь?
- Дом. Это семья, – сказала она, показывая на несколько кукол.
- Где отец? На работе? – спросил Чак смущенно.
- Нет, мама на работе, а отец с друзьями, – сказала она, используя воздушные кавычки, говоря о матери в прошлом и обращаясь к нему, будто он идиот, - Если бы у тебя была мама, ты должен знать, что она была бы на работе.
- Хорошо, тогда кто это? – нахмурился он, указывая на куклу, которая укачивала куклу поменьше, раздражаясь оттого, что у него нет матери. Скрывая то, что знал, только он один.
- Это Дорота, – ответила Блэр. Неоспоримо.
Взяв одну из кукол, Чак посмотрел на нее. Это была одна из дешевых Барби, с которыми, Чак видел, играли девочки. Он мог бы поспорить, что ее привез отец Блэр из одной его многочисленных поездок в Париж. Он потрогал волосы куклы, затем повертел в руках и с невинным любопытством приподнял ее одежду, чтобы заглянуть под юбку, и был удивлен, почувствовав удар по руке плюшевым медведем.
- Ау!
- Ты извращенец. – Блэр выхватила у него куклу и поправила ее одежду
- Нет, не я! – сказал Чак злобно, действительно желая знать, что такое извращенец. Он встал и вошел в комнату Блэр, взяв печенье, которое оставила для них Дорота. Он сжал его в руке, а затем разбросал крошки по всей комнате, чтобы проучить Блэр. Затем он взял другое печенье и сел на стул, размышляя о кукле и все еще недоумевая. Чак ненавидел быть смущенным, но неожиданно у него появилась идея, как получить ответ на свой вопрос.
Открыв один из ящиков с одеждой, он отряхнул руки и некоторые крошки, оставшиеся от печенья, попали на одежду. Он надеялся, что она этого не обнаружит, хотя бы в ближайшее время. Порыскав на полке, он подошел к шкафу с одеждой, где она до сих пор играла и делала все возможное, чтобы игнорировать его. Он прислонился к двери и решил просто спросить:
- Пссссссссс! Уолдорф…
- Уходи!
- Ты когда-нибудь видела?
- Видела, что?
- Пипиську.
- Иу, нет.
- Я никогда не видел… ну, ты знаешь.
- Пипиську? – она не могла сдержать смех.
- Я видел! Ну…. Я видел свою.
-Хорошо. Ты никогда не видел особенное место дамы, и что?
- Ну, давай… я покажу тебе свою, если ты покажешь мне свою.
Блэр возмущенно вскочила, насколько это было возможно в семь лет, и, положив руки на бедра, встала напротив Чака: – Ни в коем случае!
- Разве тебе не любопытно? Это не выглядит также как у кукол.
- Не выглядит? – перепросила Блэр, заинтересовавшись.
Чак покачал головой.
- Клянешься, что никому не скажешь? – Блэр вытянула мизинец.
Чак быстро скрестил их мизинцы и потряс.
- Хорошо, но ты первый.
Чак прищурился, не уверенный можно ли ей доверять, но затем нащупал пуговицу и ширинку своих штанов, расстегнув их, а затем отодвинул трусы от тела, чтобы она могла в них заглянуть. Делая шаг, по-прежнему не глядя, Блэр подняла предупреждающе палец.
- Я не буду его трогать!
- Конечно, нет, – сказал он, закатив глаза, как-будто это было очевидно. – Это было бы непристойно.
Блэр кивнула в знак согласия, а затем сделала еще несколько маленьких шагов и наклонилась вперед, чтобы заглянуть в его штаны.
Блэр воскликнула от отвращения и отошла:
– Иуу! И это и есть пиписька?
- Я полагаю… - Чак пожал плечами, смущаясь ее реакции, затем резко застегнул штаны. – Давай, теперь твоя очередь.
Вздохнув, Блэр приподняла юбку одной рукой и отодвинула белье другой. Чак заглянул, и растерянно отступил.
- И все? Я не понял… Это не выглядит особенно?
Блэр пожала плечами, и они оба сели, не говоря ни слова в течение нескольких минут. Блэр взяла своих кукол, а Чак вернулся к комиксу.
- Давай больше никогда этого не делать.
- Договорились.
Конец Flashback
Чак подошел к шкафу и прислонился к двери, наблюдая за ней некоторое время. Следя за тем, как она быстро двигается. Как она поворачивает голову из стороны в сторону. Он знал каждое ее движение, и любил.
- Псссссс! Уолдорф…
Она повернулась, подозревая по его тону что-то неладное.
- Я покажу тебе свой, если ты мне покажешь свою… - он спрашивал невинно, но улыбка выдавала его самые непристойные мысли.
Широкая улыбка на ее лице, появилась от воспоминаний. С искорками в глазах она запрыгнула на него, нежно проведя руками по его шее, затем толкнула его в глубь шкафа.
- Если ты правильно разыграешь карты…. Возможно, в этот раз, я даже смогу прикоснуться....
- Только в твоих мальчишеских мечтах…
 
OlyaPДата: Воскресенье, 17.06.2012, 18:26 | Сообщение # 7
Privileged
Группа: Блэр+Чак
Сообщений: 266
Награды: 40
Статус: Offline
Название: Я покажу тебе любовь – 8.
Автор: maryl
Оригинал: IWillShowYouLove - тут
Переводчик: OlyaP
Бета: mio-mio

Это моя первая попытка перевода фанфика, надеюсь Вам понравится.
Отдельное спасибо mio-mio за редактуру и за саму идею - переводить. flowers

Первый сезон

Чак Басс был смущен. Для человека, который считал, что познал все, смущение не было тем чувством, которое он привык испытывать. Сегодняшняя ночь… она должна была стать просто очередной из ночей, проведенных в стиле Чака Басса, но теперь она несколько выделялась из них. Хотя бы тем, что он провел ее с девушкой его лучшего друга… бывшей девушкой, и с девственницей, что не было его выбором, но и не стало поводом для отказа. Но, если предполагается, что это был всего лишь секс, тогда почему ему кажется, что Блер Уордолф только что свернула его мир с оси.

Она заснула прежде, чем он успел одеться. Пребывая в шоке, в полной тишине они начали одеваться и устаиваться поудобнее на комфортабельных сиденьях лимузина. Чак дал указание водителю кружить по городу, и, когда они были на другой стороне Манхетенна , он попросил вести их к дому Блер. За неимением большого количества одежды она закончила одеваться первой и откинулась на сиденьях, рассматривая вид за окном. Застегнув последнюю уцелевшую пуговицу, он взглянул на нее. Она спала, возможно, это было и к лучшему, потому что он не хотел, чтобы она видела, как дрожат его руки.

Дотянувшись до мини-бара, он достал виски и залпом выпил. Он не мог оторвать от нее глаз. Это была странная ночь.

Он не мог перестать думать о том, как она смотрела на него, как танцевала для него. Блер Уордолф танцевала только для него, - Чака Басса. Он разбирался в женщинах, это знание было часть его, ему даже не надо было задумываться об этом. Между ними, Чаком и Блер, всегда было нечто особенное, неуловимое, что они всегда отрицали. Она была девушкой его лучшего друга. Он был лучшим другом ее парня. Но они всегда были близкими друзьями, готовыми подставить плечо друг другу в любой ситуации. Чак годами был свидетелем разногласий между Нейтом и Блер, он видел, как Нейт причиняет ей боль снова и снова. А сегодня ночью он увидел ее, настоящую ее, такую, какой Нейт не видел ее никогда прежде. И дело было даже не только в танце. Ладно, это была ложь; это видение будет преследовать его до самой смерти. Но, тем, что он увидел, была ее бесстрашная натура, ее дух. Эта была девушка с неординарными мечтами, девушка, которая всегда добивается того, что она хочет. И сегодня она хотела его, и, в отличие от Натаниеля, Чака не нужно было просить дважды.

У него никогда не было секса с девушкой, которая бы смогла заинтересовать его чем-то, кроме своего тела, и этот факт никак не выходил у него из головы. Это то, что он повторял себе снова и снова. Но он не мог выбросить из головы и другое. Блер Уолдорф была безупречна.

Он не хотел будить ее, он чувствовал, что осознав, ЧТО они сделали, она мгновенно включит стерву-Блер в самом крайнем ее проявлении, возведя между ними стены, отталкивая его прочь. А пока она все еще его. Нежно поглаживая ее растрепанные локоны, он задумался, возможно, если он разыграет свои карты правильно, она снова будет его?

Второй сезон

Блер села в машину с неохотно, так, как будто это была ловушка, и , возможно , так оно и было. Она знала, что сев в машину, она проведет ночь с Чаком Бассом… ночь с Чаком Бассом в лимузине. Весь ее предыдущий опыт такого времяпровождения заставлял ее нервничать. Но она все равно села в машину.

Чак усмехнулся, когда услышал, как Блер звонит своей матери и говорит, что сегодня переночует у Серены. Блер была единственной девушкой из всех, что он знал, которая всегда звонила домой, если не собиралась приходить ночевать. В далеком прошлом Элеанор скорее всего и не заметила бы отсутствия дочери, но не Дорота, а до того – и не Гарольд. Теперь Элеанор и Сайрус рассчитывали на ее звонок в случае, если она не собиралась ночевать дома. Еще перед Рождеством Чак слышал, как Блер жаловалась Серене на этот тоталитарный режим, но Чак знал, на самом деле ей нравится это. Ей нравилось, что ее семье не все равно.

Он размышлял, села бы она в машину, если бы знала, насколько небезразлична ему? Он скучал по Блер и он знал, что ему некого винить, кроме самого себя за то, что он потерял ее. Другие люди просто бы отступились, но они не были Чаком Бассом. И, как всегда, случилось что-то, что свело их вместе, и, как обычно, этим чем-то была Серена. Даже зная, что он одержал верх, он осознавал, что ему пришлось применить свою лучшую тактику, чтобы завлечь ее, но оно того стоило.

Это был не первый раз, когда они не разговаривали. Когда им было четырнадцать, она застукала Чака, когда он убеждал Нейта расстаться с ней. Она подождала, пока Нейт ушел, и тогда вышла, схватила его за ухо и сильно пнула по ноге. Чака скрутило от боли, а Блер нагнулась к нему, ее лицо было всего в паре миллиметров от его.

«Послушай, Басс, даже, если ты ненавидишь меня, даже, если ты думаешь, что он может найти себе лучше, я – его девушка, и это так и будет!» Она ударила его по ноге еще раз, прежде чем оставить его и удалиться.

Два месяца спустя, в грязном туалете какого-то клуба, Блер держала волосы Серены за спиной, пока ту рвало, а Чак подпирал дверь кабинки, готовый помочь нести ее, когда та закончит. Блер выпила пару бокалов, но отнюдь не была пьяна, Чак принял достаточно для того, что бы любой другой человек отключился, но годы практики делали его сейчас трезвым насколько, насколько это вообще было возможным.

Серену стошнило снова, прежде чем она осела на липкий пол, но ни Чак, ни Блер не сдвинулись с места. Они знали, что им не стоит даже пытаться переместить ее до того, как они поймут, что это больше не повториться. Музыка в клубе пульсировала сквозь все стены и била в виски.

Она не просила его помочь, но он мог точно сказать, чем закончится ночь, исходя из степени опьянения Серены. Блер встала, и сейчас они оба опирались на кабинку, смотря в пустоту. В тот момент, когда он решился заговорить, Серену закачало и снова вырвало в унитаз. Так ничего и сказав друг другу, они наполовину выволокли, наполовину вынесли Серену и погрузили в лимузин. Спустя еще час, когда Серена была уложена и мирно спала в кровати Блер, та провожала его к лифту.

«Спасибо, Басс», - сказала она наконец.

«Всегда пожалуйста»

Он собрался зайти в лифт, точнее, одной ногой он уже был в нем, когда остановившись и не оборачиваясь сказал: «Я не ненавижу тебя, и Нейт никогда не сможет найти себе кого-то лучше."

Он вошел в лифт, и двери закрылись, оставляя смущенную, но счастливую Блер в гостинной. Следующим утром он заехал за ней, чтобы позавтракать вместе в городе.

Чак посмотрел на нее еще раз. Блер закончила разговор и смотрела в окно.

«Почему бы тебе не снять свое пальто?» - высказался он, так как в авто было ощутимо тепло.

Она натянуто улыбнулась в ответ. «Нет, спасибо. Я предпочту оставаться полностью одетой в течении всей этой поездки.

Чак улыбнулся, он ничего не сказал, когда через полчаса она расстегнула пуговицы. Это была длинная поездка, и это был длинный, утомительный день. Он не помнил, когда она заснула, но он точно помнил минуту, когда ее тело начало заваливаться на его, потому то на половине пути он подхватил ее, разрешая ей расположиться на нем. Рука Блер легла ладонью вверх между ними, и Чак взял ее в свою руку, переплетая их пальцы. Его голова покоилась на ее, и он разрешил себе уснуть, представляя, что она все еще принадлежит ему.

Третий сезон

Она все еще крепко держалась за его руку, как это было в госпитале. Он вызвал авто, пока они ехали в лифте, и сейчас они вышли на улицу и просто ждали. Блер продрогла на свежем, морозном воздухе декабрьской ночи, ее широкие шелковые пижамные штаны не были предназначены для подобных случаев, да и ее шлепанцы не были самой неподходящей уличной обувью. Чак обнял ее крепче, растирая ее руки и нежно целуя в макушку:

«Почему бы тебе не подождать внутри…»

Блер покачала головой, не желая быть далеко от него прямо сейчас. Во-первых, из-за того, что произошло сейчас между ними в коридоре, и, во-вторых, она до сих пор пребывала в шоке, что случилось с Сереной. Он был нужен ей.

Зная, что ей нужно отвлечься от собственных мыслей, он отстранился на мгновение, чтобы рассмотреть, во что она одета, и, отобразив на лице удивление, снова притянуть Блер к себе.

«Что?» - возмутилась она

«Ничего… Но должен сказать…я никогда не думал, что ты решишься выйти из дома в образе бездомного... Мэри-Кейт будет завидовать»

Она закатила глаза, но до того, как она успела что-либо возразить, лимузин был подан. Чак открыл дверцу, и она быстро скользнула на сиденья теплого внутри лимузина. Чак последовал за ней, и прежде чем она успела прижаться к нему, он взял ремень безопасности и пристегнул ее.

«Ты шутишь?»

«Что? Переживаешь, что помнешь свою пижаму?»

«Чак!» , - сказала она строгим голосом, протягивая руку к пряжке, но его рука накрыла ее.

«Пожалуйста…», - сказал он, смотря прямо ей в глаза. « По крайней мере, пока мы не вернемся в город…»

Она кивнула, понимая его опасения, и оставила ремень безопасности в покое. Он не стал пристегиваться сам, но скользнул ближе к ней и прижал ее к себе. Они сидели молча, одной рукой Чак гладил ее волосы, и Блер почувствовала всю тяжесть сегодняшнего дня. Другой рукой Чак писал смс флористу, заказывая букет желтых роз, чтобы возложить его на могилу отца, и будет розовых пионов для Блер в благодарность и с извинениями за сегодняшний день.

«Устала?», - улыбнувшись, спросил Чак, заметив, что она едва может держать свои глаза открытыми, и засунул свой телефон обратно в карман.

«Ммм…с чего бы это? Моя лучшая подруга попала в аварию. Я вышла из дома в самом неподходящем наряде, который когда-либо мог быть. Я была заперта в фургоне и провела более часа времени не только с Деном Хамфри, но и с Ванессой Абрамс. Я уже упоминала, что это был фургон? Фургон. Не удивительно, что это излюбленный транспорт педофилов. Он омерзителен. Так, и что я упустила….я знаю, что что-то еще было сегодня…»

Чак подкатил глаза, понимая, что он услышит дальше.

«Ах, да! Я провела большую часть дня, преследуя моего парня, самого упрямого человека на планете, даже после того, как он несколько раз пытался отделаться от меня, и сказал мне в лицо, чтобы я убиралась…», - раздраженно сказала она, уже с закрытыми глазами.

Чак промолчал, но сжал ее чуть крепче.

«И вообще, - как ты собираешься провернуть это, Басс? Ты никогда не сможешь избавиться от меня», - сонно пробормотала Блер, прижимаясь к его груди.

Женщина, которую он любил, заснула в его объятьях, и Чак надеялся на то, что в этот раз она была более чем права.

Обсуждение
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » ♡ I Will Show You Love ♡ (Я покажу тебе любовь. (серия мини фиков))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: