Среда, 17.07.2019, 18:32
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Конкурс фиков: Пишем финал (Конкурсные работы)
Конкурс фиков: Пишем финал
mio-mioДата: Четверг, 22.03.2012, 20:39 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
 
mio-mioДата: Четверг, 22.03.2012, 20:40 | Сообщение # 2
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№ 1. И все таки я люблю....


Чак.


Я быстро набрал знакомый номер. - Артур, лимузин к центральному входу, быстро!! - прокричал я в трубку. Почему?

Почему она со мной так поступила?? Я же ей все простил, был готов ждать год, бороться за неё. А тут этот Дэн Хамфри...

Я открыл шкаф, закинул свои вещи в сумку и вышел из номера. Лифт ждал я, наверное, целую вечность. Но вот, слава Богу, я уже выхожу из Palace и сажусь в лимузин. Тут же зазвенел мой телефон в кармане. Черт, как всегда!

***


Снято: Чак Басс выходит из Palace с сумкой в руках. Интересно, почему же Вы уезжаете, Красный Барон?

Это из-за того, что Наша Принцесса больше не верна Вам? А может из-за того, что недавно она была замечена целующейся с Одиноким Парнем? Или из-за того, что вышеупомянутая особа была замечена все с тем же парнем занимающейся непристойным для Королевы делом в общественном месте?

Или есть какая-то другая причина? Ну же, сообщите нам.

И в лучшее верится,

Ваша Сплетница.

***


Я уже купил билет до Голландии, как вдруг мой телефон снова завибрировал. Если это опять Сплетница, я точно найду и убью её. Но это была не она. Сообщение от Серены. "Чак, не делай это снова. Борись за неё. Ты ей нужен". Если честно, моя любимая сестрица, уж очень сильно я сейчас в этом сомневаюсь. Борись? Как будто я не пытался. Еще как пытался. Только получалось наоборот - Хамфри хоть и проигрывал, но всегда получал приз. Ладно этот долбанный поцелуй, но секс – это уже перебор. Я не выдержал и ударил кулаком по стеклянной стойке. Из руки посочилась кровь. Но я не чувствовал боли. Ни капельки.
Я набрал Серене "Прости, но я больше не могу. Она будет счастлива и без меня" и пошел на посадку.

Блэр.


Как же я ненавижу эту Сплетницу!! Но почему он опять уезжает? Нет, конечно, я знала причину, просто не хотела в это верить.

- Что случилось? - спросил Хамфри, лежащий рядом со мной в кровати.

- Очередное сообщение от Сплетницы.

- И что же там интересного?

- Ничего, Чак уезжает. Как всегда.

Тут вдруг Хамфри засмеялся. Если честно, я не поняла почему.

- Ну что ж, я победил. - Что??????? Что он только что сказал???

- Что?

- Я победил. Блэр, ты только не думай, что я на самом деле тебя люблю. Чак всегда был впереди меня, всегда и во всем выигрывал. И тут такой шанс ему отомстить. Ты думала, я им не воспользуюсь??

- Свой среди чужих. Сплетница дала тебе такое прозвище еще на выпускном. Но каждый раз ты его подтверждаешь. Пошел вон отсюда!! - крикнула я и толкнула его с кровати. Он засмеялся, но, собрав свои вещи, ушел. Господи, что же я наделала? А я действительно ему поверила!

Серена.


В нашей семье все потихоньку налаживалось. Лили смогла смириться с тем, что все наследство получила эта самозванка. Они с Руфусом купили замечательную квартиру на Манхеттэна и сейчас занимались её обустройством. Я смогла доказать Шарлотте, что мы не такие, какими она нас увидела при первой встречи. Наши с ней отношения налаживались. Мы часто ходили вместе по магазинам, часами болтали и весело проводили время вдвоем. Иногда втроем.

Я сидела в кафе вместе с Лолой, когда пришло сообщение от Сплетницы. Ну и конечно вы спросите, кто же сейчас Сплетница? Нет, не я. Получив от неё посылку, я, не распаковывая её, отправила на первый пришедший в голову адрес.

- О, а почему Чак уезжает? – спросила Лола.

- Он всегда так делает, когда возникают трудности. Он пытается от них спрятаться в другой стране с морем алкоголя и девочками. Так было раньше, а что будет сейчас, я не знаю, - честно ответила я.

- Но почему он так переживает из-за Блэр?

- Ты даже не представляешь, как сильно Чак ее любит. И всегда, когда возникали какие-то трудности в их отношениях, он собирал вещи и уезжал в другую страну.

- Но почему? Почему нельзя решить проблему, а не бежать от неё?

- Честно, я и сама хочу узнать ответ на этот вопрос. Кстати, тебе, похоже, пора, - добавила я, увидев заходящего в кафе Нейта.

- Всем привет, - сказал он, поцеловав в щечку свою девушку.

- Ну что, Лола, ты готова отправиться в путешествие по Южной Америке?

- Что? - недоуменно спросила она.

- Лола, сейчас начинается лето. А когда начинается лето, мы отправляемся куда-нибудь отдыхать, - помогла я Арчибальду. Он благодарно мне улыбнулся.

- Конечно готова, - ответила Лола, и Нейт улыбнулся. Впервые я видела у него такую улыбку. Похоже, они действительно счастливы.

- Эс, извини, но мне надо собираться, - сказала Лола.

- Конечно, я все понимаю, удачного вам отдыха!

- Спасибо! - крикнули они в один голос, выходя из кафе.
Ну что ж, а я останусь в городе одна и буду целыми днями есть мои любимые пончики. Не сильно хочется куда-то ехать.

Вдруг кто-то сказал. - Привет, - и я подняла глаза на своего собеседника.

- Картер? Что ты здесь делаешь?

- Я тоже очень рад тебя видеть, - ответил он. - Что я здесь делаю? Не знаю. Может, приехал за тобой?

- Что?

- Да, Серена, тебе не послышалось. Я хочу извиниться за всё, что натворил. Пожалуйста, прости меня. Я до сих пор не могу забыть наше совместное путешествие в поисках твоего папы. Все это время я думал только о тебе. Прости. - О, Боже!!!!! Это не галлюцинации?? Если честно, я хочу быть с ним. Очень.

- И у меня есть два билета на Шри-Ланку. Поедешь со мной? - вот тут все мои планы по поеданию в одиночку булочек моментально растворились...

- Конечно! Я тогда пошла собирать вещи!

- Хорошо, я заеду за тобой в 7. - Мой телефон зазвонил. На экране высветилось: Мама.

- Да, мам.

- Что? Когда это случилось?

- Я еду.

Дэн.


Я как всегда сидел в старой квартире и пил виски. Эх, я выиграл Басса! С самого прихода в Сент Джуд он упорно меня гнобил, он всегда это делал. Но ничего, я ему за все отомстил. Вдруг на столе зазвонил телефон. Дженни.

- Да, Дженни. Ты уже прилетела? Хорошо, я выезжаю. Закрыв квартиру и быстро поймав такси, я отправился в аэропорт.

Чак.


Почему именно Голландия? Не знаю. Может потому, что я там никогда еще не бывал. Да, это почти единственная страна, в которой я не бывал. Самолет успешно приземлился в аэропорту Амстердама. Я поехал в ближайшую гостиницу и снял себе люкс. Бросив сумку, приняв душ и переодевшись, я отправился гулять по городу.
Всегда, когда я уезжал из Нью-Йорка, я пытался забыться с помощью алкоголя и проституток. Сейчас мне этого абсолютно не хотелось. Или просто мне это сейчас не поможет?

Вот я увидел на другой стороне кафе и решительно туда направился. Сев за столик, я заказал кофе. Мои мысли опять улетели куда-то далеко. Мне все это время не давала покоя ЕЕ фраза: "Я тебя люблю, но не влюблена в тебя". Я никак не могу понять, как вообще такое возможно. И тут я обратил внимание на девушку, сидящую за другим столиком. Лицо её мне показалось уж очень знакомым. Я встал из-за своего столика и подошел к ней.

- Ева?

- Чак?

- Что ты тут делаешь? - в один голос спросили мы.

- Не знаю, наверное, для того, чтобы опять забыться. А ты что здесь делаешь?

- После того, как ты меня выгнал, мне не хотелось возвращаться обратно. Поэтому я отправилась путешествовать по
Европе. И, как ты понял, сейчас моя остановка - Нидерланды.

- Может,

Блэр.


Я сидела в своей комнате и плакала. Зазвонил телефон. Эс. Не хочу ни с кем разговаривать. Но она настойчиво не прекращала звонить.

- Да, Эс,- ответила все-таки я.

- Би, Дэн погиб в аварии, - сообщила мне Блэр.

Я бросила трубку и сползла по стене вниз, начиная рыдать. Именно так бы я поступила, не узнав сегодня с утра правду.

- Эс, если честно, мне все равно, - сказала я, бросив трубку. Так ему и надо. Он знал обо мне всё, он все лето помогал, был рядом. И так со мной поступил.

Спустя две недели.



Чак.


Серена. Она путешествует вместе с Картером и действительно счастлива. Давно я не видел у неё такой лучезарной улыбки.

Нейт. Тоже путешествует. С Лолой. И тоже счастлив. Похоже, все мои друзья счастливы.
Да и я тоже от них не отставал. Несколько дней назад я вместе с Евой вернулся в Нью-Йорк. Конечно, ее долго пришлось упрашивать, но сейчас я действительно счастлив. По крайней мере, стараюсь.

У Лили и Руфуса потихоньку все налаживалось. После похорон Дэна они уехали отдыхать на остров Лили. Я ей часто звоню. И, похоже, она тоже счастлива.


Блэр.


Сайрус все-таки смог найти лазейку в нашем добрачном договоре. И теперь я разведена. И меня это радует. Хоть что-то радует.

Господи!! Я просто обязана ЕГО вернуть!! Я люблю его!!

С этими мыслями я стояла на крыше Empire. И тут я увидела ЕГО. Я сразу же пошла к нему, точнее побежала.

- Чак...

- Блэр? Что ты тут делаешь? - но я решила проигнорировать его вопрос.

- Чак, прости меня. Я понимаю, что причинила тебе много боли, но пожалуйста, прости меня.

- Ты даже не представляешь, СКОЛЬКО боли ты мне причинила.

- Прости. Я люблю тебя. Всегда любила и буду любить, - с слезами на глазах сказала я.

- Но ты же не влюблена в меня, - с грустной ухмылкой ответил он.

- Прости, если сможешь. Я только сейчас поняла, какой была дурой. Дэн меня просто использовал, чтобы доказать, что он лучше тебя.

- И у него это получилось.

- Чак, прости…

- Блэр, понимаешь, я тебе простил всё. Все предательства, брак с Луи, его ребенка, но то, что было с Дэном я никак не
смогу тебе простить.

- Ребенок? Да ты даже не знаешь, чей это ребенок!! - заплакала и закричала Блэр. - Ты думаешь, это был ребенок Луи? Нет, это был твой ребенок. Я не говорила тебе об этом. И никогда бы не сказала. Из всего, что со мной тогда творилось, спасало только одно - мысль о том, что частичка тебя находится во мне. Ты даже не представляешь, ЧТО со мной было, когда я потеряла нашу девочку, - кричала Блэр, у неё началась истерика.

- Почему ты мне об этом раньше не сказала?? - схватил я ее за плечи.

- А смысл?? Чтобы от этого изменилось?

- Глупая, ВСЁ бы от этого изменилось, - сказал я, разворачиваясь и направляясь к лестнице.


Блэр.


- Ребенок? Да ты даже не знаешь, чей это ребенок!! - я больше не могла сдерживать слезы. - Ты думаешь, это был ребенок Луи? Нет, это был твой ребенок. Я не говорила тебе об этом. И никогда бы не сказала. Из всего, что со мной тогда творилось, спасало только одно - мысль о том, что частичка тебя находится во мне. Ты даже не представляешь, ЧТО со мной было, когда я потеряла нашу девочку, - уже кричала я, начиная истерить.

- Почему ты мне об этом раньше не сказала?? - спросил он, сильно сжав мои плечи своими руками.

- А смысл?? Чтобы от этого изменилось?

- Глупая, ВСЁ бы от этого изменилось, - он развернулся и направился к лестнице.

- Чак, - выдохнула я и заревела.

Я поняла только одно. Если раньше он, уходя, возвращался, то сейчас он больше не вернется. Никогда. И от этого становилось только хуже.

Я даже не помню, как спустилась по лестнице вниз, поймала такси, доехала до дома и поднялась в свою комнату. Я не знала, стоит ли дальше жить. И если стоит, то как? Сегодня я потеряла смысл своей жизни. И только сейчас это поняла.

Я, приняв душ, решительно направился к выходу из пентхауса. Купив по дороге бутылку мартини, я опять поднялась на крышу Empire. Был уже вечер, поэтому здесь никого не было. Как интересно наблюдать отсюда за Нью-Йорком, - подумала Блэр, открывая бутылку с мартини.

Чак.


Это был МОЙ ребенок. Девочка. Почему она все время молчала?

- Милый, ужин уже на столе, - сказала Ева, заходя в мой кабинет. - С тобой все в порядке?

- Да, конечно, - ответил я.

- Тогда я тебя жду в столовой, - ответила она и вышла из кабинета.

Тут зазвонил мой телефон. Неизвестный номер.

- Слушаю.

- Мистер Чак, это Дорота.

- Дорота? Что-то случилось?

- Вы ее любите? Пожалуйста, мистер Чак. Мисс Блэр отправилась на крышу Empire. Мистер Чак, если вы ее любите, спасите ... - дальше я уже не слушал.

Что я вообще делаю? Почему я здесь? Я же не люблю Еву. Я же люблю ту Королеву с шоколадными локонами и каштановыми глазами. Хоть она и причинила мне очень много боли, я ее люблю.

И я не могу снова потерять её. Я опять быстро набрал знакомый номер. - Артур, лимузин к входу! Срочно! И купи по пути букет пионов! Я открыл сейф и достал коробочку с самым лучшим в мире кольцом от Гарри Уинстона и, схватив пиджак, выбежал из кабинета.

- Ты куда? - спросила Ева.

- Извини, но я так больше не могу. Я влюблен в тебя, но не люблю. Извини.
Так и не дождавшись лифта, я побежал вниз по лестнице.

Когда я спустился, лимузин уже стоял. Я залез внутрь и крикнул: - Артур, к Empire. И как можно быстрее. На сидении я заметил большой букет пионов и невольно улыбнулся.

Блэр.


Бутылка стояла почти полная. Пить совсем не хотелось. Мои мысли улетели куда-то далеко. Зачем я отпустила Чака? Зачем я согласилась стать женой Луи? Зачем я все-таки пошла под венец, когда ОН меня упрашивал этого не делать? Я снова заплакала и даже не заметила, как встала на край крыши. А что? Не так уж и плохой конец: "Блэр Уолдорф нашли мертвой на улице Манхеттэна". Смысл жить? Смысл жить, если потерян этот смысл? Я уже приготовилась прыгать.

Я уже начала читать молитву. Вдруг все-таки есть шанс попасть в рай? Хотя, у Блэр Уолдорф не может быть такого
шанса.

Но вдруг кто-то схватил меня сзади и оттащил от края. В воздухе пахло знакомым парфюмом.

- Блэр, прости и ты меня. Прости за те слова сегодня утром. Я простил тебя за все. Я не смогу без тебя. Я люблю только тебя, - мне кажется, что это сон. Этого же не может быть! Я что, всё-таки попала в рай?

- Ты же сказал, мы не можем быть вместе? Почему? Почему ты сейчас здесь? - не веря своим глазам и плача, спросила я.

- Потому что мы - одно целое. Мы Блэр и Чак. Чак и Блэр. Мы не можем существовать порознь. Мы - магниты, ты же помнишь это? - с улыбкой добавил он. Сейчас я - самая счастливая девушка на этом свете!!

- Блэр, я тебя прошу, стань моей женой, - сказал он, протягивая букет моих любимых пионов и кольцо.

- Конечно, Чак!!! Я тебя люблю!!

- Я знаю, что впереди нас ждет очень много трудностей, но мы сможем их преодолеть, ведь я люблю тебя. Только тебя.

 
mio-mioДата: Четверг, 22.03.2012, 20:40 | Сообщение # 3
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№ 2. Единственный шанс.


Чак


У каждого человека есть период в жизни, когда ему не реально хренова. И наверное этот период был у меня. Я выпивал вторую бутылку нет не виски простой воды. Странно? Но при таких обстоятельствах я хотел быть трезвым на 100 процентов. Сплетница опубликовала пост, где Блэр и Ден собирались провести «ночь любви» меня аж передергивает от этого словосочетания. Мой телефон запищал я не, хотя потянулся в карман и взял трубку.

- Чак, ты как - Серена добрая душа. Всегда беспокоиться и никогда не предаст. Лишь молча уйдет, проглотив свои обиды.

- Все нормально Эс- на том конце провода я услышал всхлипывания. Она плачет. Какой я идиот. Ведь Эс, ее называет Блэр- Серена прости.

- Ничего Чак, я по ней даже не скучаю- я знал что она врала. Я усмехнулся свой Чака Бассовской улыбкой.

- Не ври Серена- я покрутил стакан с полу прозрачной жуткостью. Может все-таки выпить виски. Нет Чак, сегодня ты должен быть трезв. В любой другой день успеешь напиться.

- Я не вру Чак. Лола с Нейтом уезжают. Может и нам рвануть- счастливый Нейт. Мне тоже хочется уехать вместе с шоколадными локонами, но не судьба.

- Инцест, Серена. Нельзя - она рассмеялась.

- Фу, Чак, я даже не об этом!!!

- Нет, Серена мне надо подумать. Прости.

- Все в порядке Чак. Я позвоню позже.

Я отключил трубку и закрыл глаза. В мозгу всплыли картинки с Блэр. Сердце сжалось, и я думал что умру. Но я Чак Басс и я никогда не позволю себе умереть.

Блэр


Я думала, что задохнусь от тяжести его тела. Мне плохо!! Боже Блэр ты же любишь его. Вроде. Я не могла. Его губы опустились мне на шею. И вдруг он резко перевернулся к себе на сторону.

-Блэр что происходит- я закрыла глаза и натянула свою фирменную улыбку. Блэр ты его любишь.

- Ничего Ден все в порядке.

- ТЫ не отвечаешь на поцелуи- правда. А я и не заметила. Так спокойнее Блэр. Ты же любишь его.

- Ден может чуть позже. У меня болит голова - я не успела опомниться, как произнесла эти слова. Нет, это вовсе не то, что я хотела сказать или то. Я резко вскочила с кровати и, Схватила свою одежду.

- Блэр ты куда - Ден приподнялся в кровати и посмотрел на меня. А куда я? Да черт его знает. Пойду, куда глаза глядят.

- Не знаю Ден. Не знаю…- я выскочила из комнаты, на ходу одевая вещи. Где угодно только не здесь. Выскочив на улицу, я поймала такси.

Чак


Я вышел у Нью-йоркского парка. В том, где обычна, любила бывать Блэр. Что я тут делаю? Чак нельзя быть слабым вспомни, что говорил тебе твой отец!!! Он много чего говорил о силе и мужестве, но ничего толком. Я посмотрел на телефон, было всего шесть часов вечера. Блэр наверняка нежиться в кровати с Хамфри. Еще одна подобная мысль и меня стошнит. А Чака Баса никогда не тошнит!! Я заметил шоколадную головку чуть по отдал себя и глаза такие же шоколадные. Нет галлюцинации, Чак. Это не может быть Блэр. Фигура все ближе приближалась ко мне. Да это она.

- Уолдорф, что Хамфри быстро кончил- я с усмешкой посмотрел на ее лицо. Она чуть отпустила лицо, а потом вскинула голову и тряхнула локонами.

- Чак, для чего ты пришел. Унижений с меня достаточно.

- О не обольщайся парк не твоя собственность. Ты думаешь Уолдорф что получила достаточно унижений и боли! Ты никогда не почувствуешь моего унижения- она с горечью посмотрела на меня.

- Чак прости меня. Я…. Я просто не знаю- одна слезинка скатилась по щеке но она резко убрала ее рукой.

- Да Блэр ты много не знаешь. Боль ты никогда не узнаешь- она отвернулась и пошла в другом направление. И это все. Я ждал большого. Я сам повернулся и пошел.

Блэр


- Чак- он резко повернулся ко мне с искаженным болью лицом. Блэр Уолдорф, ты докатилась до статусы шлюхи. Но признаваться всем в этом я не собираюсь. Хотя многие так думают. Любила все жизнь одного, но дров наломала столько.

- Да, Уолдорф.

- Ты не прав, когда я сказала тебе «Что люблю тебя, но не влюблена» это значило совсем другое. В тот период жизни мне важен был Ден, потому что он поддерживал меня и помогал, но я никогда не отрицала, что люблю тебя. Я всегда любила тебя, и я порядком устала. Мы с тобой то любим друг друга до безумии то готовы уничтожить. Я не могу так, я не хочу так. Ты знаешь влюбленность проходит, а любовь навсегда. Я никогда и не думала, что останусь с Денном навсегда. Я знала, что буду всегда любить тебя. Но моя душа простит простоты, а не интриг. Может потом позже, но не сейчас.

- Ты сама выбрала свой путь Блэр. Я не заставлял тебя- он с той же горечью посмотрел на меня.

-Мадлен- для чего я это сказала. Он удивлено поднял бровь- Так я хотела назвать нашу дочь- он поморщился.

- Не было никогда нашей дочери, и никогда не будет.

- Была, но ты прав не будет- на этих словах я развернулась и ушла. Мне нужно было быть подальше от него.

Чак


Я вернулся в отель ошеломленный. Я еще немного походил, обдумывая слова Блэр. Нет, это не мог быть мой ребенок. Она сама сказала, что это ребенок Луи. Она же это не серьезно. Я сел в кресло и взял бокал, который оставил два часа назад. Я вытащил телефон и позвонил Серене.

- Серена, я люблю ее- я сказал это и я уверен, я прощу ее. Нет Чак, все будет, как было. Нет, нельзя быть мазохистом.

- Тогда верни ее- я пытался но не смог. Я не смог. Как же вернуть ее?

- Нет, Серена я пытался, помнишь.

- Чак! Послушай меня. Она любит тебя она всегда любила тебя и никакой Хамфри, не должен мешать тебя- слова Хамфри, Серена произнесла с пренебрежением. Это было что-то старое. Обычно Эс любила защищать его.

- Да, Серена, но хочет ли она того- к тому же она наверняка уже спала с Хамфри и любит его.

- Она не спала с ним- как будто прочитав мои мысли произнесла Серена.

- Откуда ты знаешь- я не верил ей. С Блэр она в соре и врятли она обладает экстрасенсорными способностями.

- Она спит в моей комнате Чак. Она запуталась, устала и боится. Вспомни меня, и я понимаю ее. Она была с Денном, только от того, что тот поддерживал ее. Это конечно не оправдывает ее, но она не любит его.

- Серена, все будет как обычно. Мы будем любить друг друга, потом расстанемся и так всю жизнь в страданиях и боли.

- Вы оба не хотите этого, так сделай все, чтобы такого не было- я отключился не дослушав Серену, она была права, как всегда.

Серена


Чак положил трубку. Я пошла в холл и села на диван с книжкой. Как же мне хочется любви, но уж точно не Денном. Он как салфетка использовал одни раз и бросаешь. Я не хочу так. Я не люблю его и мне нужен кто-то другой. Я взяла телефон и сделала звонок. Гудки шли и наконец взяли трубку.

- Серена- удивлено спросил Картер – Что то случилось- всегда такой заботливый и добрый.

- Привет, не хотел бы ты поехать в Испанию- я творю совершено безумные вещи

- Серена, я не думаю что это хорошая идея. Тебя очень трудно забыть и я не хочу снова расставаться с тобой и быть твоей собачкой.

- Нет, Картер я тоже этого не хочу. Мы можем поехать, как друзья, если не хочешь чтобы мы….- почему я мямлю.

- Хорошо Серена, но не Испания я тебя прошу- он рассмеялся и я вместе с ним. Я облегчено вздохнула, а это не так сложно.

- Что плохое прошлое- я была уверена что он закатил глаза.

- Еще какое. Давай Англия - я была удивлена выбору Картера.

- Ты стал консервативнее.

- Нет просто англичанки не на столько симпатичный, не с кем будет убегать на ночь, и может я соблазню тебя - мы оба рассмеялись. И сегодня мне намного лучше, чем в прошлые дни, а может и месяцы

Ден


Я не понимал, что твориться с Блэр. Сейчас сидя в каком-то баре в Бруклине я напивался. Мы даже не успели заняться сексом, а она сбежала. Она не любит меня, да и я, люблю ли я ее? Первая любовь Ванесса потом Серена, Джорджина, Оливия и еще куча не понятных девиц.

- Ден поднимай свою задницу и пошли домой - я удивлено посмотрел на девушку. Точнее на Ванессу. Она стояла, уперев руки по бокам.

-Ванесса - я был пьян и много не замечал.

- Да пьяная задница, а теперь мы идем домой - она взяла меня под руку и потащила из бара. Я еле ходил и думал что свалюсь. Она усадила меня в такси. И мы двинулись. Что она тут делает. А наплевать!

- Ванесса, можно уехать с тобой - она удивлено посмотрела на меня. Да я хочу уехать от всех этих снобов! Устал! У Дена Хамфри творческий кризис.

- ДА Ден, но если ты хочешь - она что разрешила. Я готов был расцеловать ее! Я уеду и я точно в этом уверен. Мой язык заплетался, и многие слова было тяжело произносить.

- Ты просто не представляешь, как я хочу. Я люблю тебя Ванесса Абрамс- в глазах все потемнело и я провалился в сон.

Блэр


Прошло около двух месяцев после разговора с Чаком. Я померилась с Серенной. Нейт с Лолой уехали отдыхать. Лили и Руфус тоже. К Дену я так и не вернулась, к тому же он уехал с Ванессой. Я была рада, что мне не пришлось объясняться с ним. Серена собиралась с Картером, и я даже не возмущалась. Это ее жизнь, и хватит лезть в нее. Я развелась Луи, слава Папе и Сайрусу. Все вроде наладилось, но не внутри. Теперь я брошенная королева Би. Да и королева ли я? Я шла по парку и присела на лавочку. Скоро лето. И надо отдохнуть от этого года. Рядом кто-то сел, но я даже не обратила внимания.

- Мисс можно с вами познакомиться- такой знакомый бархатный голоса. Я повернулась- Я Чак Басс- что он делает? Мы же вроде знакомы.

-Блэр Уолдорф- тихо сказала я. Что происходит. Это подстава с Эштоном Катчером

- Очень приятно два месяца назад я пережил сильный разрыв с девушкой которая не хотела интриг. Я хочу устроить все по-другому.

- О как мило с вашей стороны - он усмехнулся я улыбнулась этим обожаемым цвета виски глазам .

- Да и мне пришлось долго восстанавливаться, но теперь я готов встретить свою судьбу. И давайте на ты - я улыбнулась и кивнула - не хотите пройтись со мной. А потом по ужинать и по обедать и по завтракать и снова по ужинать по обедать и по завтракать.

- Да, было бы очень мило - мы встали со скамейки, и он предложил мне свою руку. Я оперлась на нее и мы пошли вдоль парка. С минуты мы молчали.

- Чак, я люблю тебя- он странно посмотрел на меня.

- Так быстро мы ведь только познакомились- я чуть шлепнула его по руке.

- Басс, я серьезно прекращай этот театр- он сделал драматическое лицо.

- Разве не вы хотели перемен.

- К черту перемены - я прильнула к его губам и поцеловала его со всей любовь страстью и боль. И мне стало легче. Легче везде. Тепло проникало по моему телу давая ощущения тех бабочек и той любви что я похоронила внутри. Думая, что моя судьба, все кроме Чака. Но это не так. Все наоборот. Моя судьба Чак, и больше никто не посмеет забрать у меня, его.

- Я тоже люблю тебя Блэр - улыбчиво прошептал Чак и поцеловал меня еще нежнее. Боже как я его люблю.

Love… Love… Love…

 
mio-mioДата: Четверг, 05.04.2012, 17:23 | Сообщение # 4
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№ 3 В прошлом наше будущее



«Будущее – в настоящем, но будущее – и в прошлом. Это мы создаем его. Если оно плохо, в этом наша вина». (Анатоль Франс)


Так может, стоит задуматься и оглянуться назад…

Атмосфера в пентхаусе Элеоноры Уолдорф была накалена до предела. В воздухе стоял насыщенный аромат цветов, из кухни доносились звуки приготовления всевозможных кулинарных изысков, повсюду сновал персонал.

Казалось, что это обычный вечер. Однако воздух был скован напряжением, которое, казалось, излучалось отовсюду. Все было проникнуто неизвестным предчувствием будущих изменений.

Наверху две девушки делали последние штрихи к вечерним туалетам.

- Ты собираешься попробовать вновь? – спросила Серена, разглядывая себя в зеркале.

- Да, - тяжело выдохнула Блэр.

- Ради этого мы устроили целый прием, - улыбнулась ей Серена.

Блэр ответила улыбкой.

- Все так не просто.

Серена подошла к ней поближе и взяла ее руки в свои, слегка сжимая их.

- Просто будь собой.

***

Через несколько часов дом был наполнен гостями. Но все это было лишь искусно созданным фоном. Сегодня здесь молодая девушка вступала борьбу со своим внутренним миром и страхом.

Блэр выжидала подходящего момента. Она была готова кинуться к нему при его появлении, но понимала, что это привлечет внимание. Но в глубине души она знала, что причина была одна: она боялась. Блэр не знала, как подойти и что сказать.

Собрав всю волю в кулак, она медленно прошла в его сторону.

- Чак!

- Блэр! Прекрасно выглядишь!

- Спасибо! Ты не мог бы уделить мне немного своего времени?

Он удивленно, но в тоже время обеспокоенно на нее посмотрел:

- Что-то случилось?

- Нет, то есть не совсем. Это важно для меня.

- Хорошо.

- Пройдем в соседнюю комнату.

Он последовал за ней.

Она нервничала, и это не скрылось от его глаз. Слишком хорошо он знал ее. Но Чак понял, что ему стоит промолчать и не задавать вопросов. Блэр сама начнет разговор, но ей нужно было время для того, чтобы собраться с мыслями.

Через минуту она неуверенно посмотрела на него и спросила:

- Ты когда-нибудь думал о будущем? Представлял, каким оно будет.

- Я не понимаю, к чему ты это спрашиваешь, но я отвечу. Конечно, это удел всех людей. Люди вообще странные существа. Мы пытаемся разорваться между прошлым и будущим. Мы всегда пытаемся удержаться за то, что у нас было, но при этом отчаянно пытаемся рассмотреть то, что ждет нас впереди.

Он взглянул на нее:

- Я расстроил тебя своим ответом?

- Нет, что ты. А что ты видишь в своем будущем?

Что-то странное промелькнуло на его лице, и потерялось в глубине его глаз.

- Блэр, я не понимаю тебя. Я думал, тебе нужна помощь. Просто скажи мне, о чем ты хотела поговорить.

- О нас, - прошептала она, но потом гордо подняла на него свой взгляд.

Чак не мог поверить в то, что слышит. Сколько времени он ждал, что она придет, вернется с этим вопросом. Но время шло, а она не приходила.

- И что же ты конкретно хочешь узнать? – он начинал злиться.

Это вывело ее из равновесия.

- Какое будущее ты видишь для нас?

Злость, разжигающая его из нутрии, вдруг погасла. На него навалилось то, что он непоколебимо нес на душе и в сердце. Это нахлынуло на него, снося все на своем пути. Внутри него что-то сломалось. То, что давно было изувеченным, но то, что он усердно пытался восстановить день за днем. «Может, стоит сказать правду. Что-то сделать правильно. Помочь тем самым ей», - подумал он.

- Я устал, Блэр, просто устал. Я сделал бы все ради тебя, я бы пошел против всех, стоило бы тебе это попросить. Нет, мое мнение не изменилось. Я продолжаю так думать. Но я так устал, это слишком тяжело. Слишком много драмы, ты не находишь?

- Я тебя не понимаю.

- Не лги меня. Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю.

- Чак, не надо.

- Вот он парадокс. Совсем недавно я говорил те же самые слова.

- Чак, я понимаю…

- Блэр, остановись. Я устал. Ты всегда мчишься вперед. Это прекрасно. Но иногда стоит просто остановиться. Остановиться и посмотреть вокруг себя. Тебе всегда было интересно, как я стал тем человеком, которым я являюсь сейчас. Так послушай меня. Это просто. Надо просто остановиться. Жизнь покажется тебе совсем с другой стороны. С изумительной чудесной стороны.

- Ты думаешь, я смогу это сделать?

- Что за странные вопросы ты задаешь. Блэр, которую знал я, ни перед чем не останавливалась.

- Почему ты говоришь в прошлом времени?

- О чем ты?

- Почему ты говоришь «знал»?

Горечь проступила на его лице.

- Ты опять задаешь вопрос, ответ на который ты знаешь.

- Я не понимаю, о чем ты говоришь.

- Это никогда тебя не останавливало. Не дай себе исчезнуть во всем этом. Ты сильна, я всегда повторял тебе это. Ты уникальна и неповторима. Никогда не забывай это. Пусть преграды не остановят тебя.

- Почему мне кажется, что ты прощаешься со мной.

Он молчал.

- Чак? Почему ты так говоришь?

- Я решил уехать.

- И когда ты вернешься?

- Я не знаю.

Нет, это не правда. Это не могло быть правдой. Наконец, когда ей показалось, что она нашла правильный путь, она снова теряется во мраке.

- И что будет с нами?

- С нами?

- Да, что будет с Чаком и Блэр.

- Я не знаю.

- Ты опять убегаешь? – почему она это говорит. Она не хотела этого говорить. Она сама в это не верила.

Он лишь ухмыльнулся.

- Блэр, ты словно ребенок, - он мягко коснулся ее волос, поправляя локон, который всегда выбивался из общей массы. Это был настолько знакомый жест, что слезы навернулись на ее глазах… и не только на ее. - Этим ты напомнила те времена, когда ободок, словно корона Королевы возвышалась на твоей головке. Ты была такой чарующей и интригующей со своими играми. Но с годами ты превратилась в настоящую женщину. Но каждый раз, видя тебя на каком-нибудь мероприятии или просто при неожиданной встрече, я до сих пор вижу ту взбалмошную девушку, сидящая на ступеньках со своей свитой или проводящая им дисциплинарные слушания. И я понимаю, что это никогда не измениться. Сколько бы лет не прошло, я буду всегда видеть в тебе ту Блэр…мою Блэр…

По ее щекам слезы катались, словно капли росы, сбегающие с лепестков цветка, открывающегося поутру. Он старался успевать собирать их.

- Не плачь, родная. В твоей жизни всегда все будет так, как ты этого заслуживаешь. Потому что ты достойна только лучшего. Но самое главное, что ты не только этого хочешь, но и добиваешься.

- Но я не знаю, что мне делать дальше.

- Ты найдешь выход.

- Но я знаю точно лишь одно. Единственное, что необходимо мне. То, что заставляет меня каждый день вставать с утра и дает силы жить дальше, не бояться смотреть в будущее.

- И что это?

- Моя любовь к тебе. Мужчина, который заставляет чувствовать себя живой, - это ты.

- Блэррр… - протянул он.

- Чак, я знаю это точно. Я всегда это знала.

- Но ты так хорошо это скрывала.

Блэр взяла его лицо в свои руки:

- Чак, не надо так. Мы сможем это преодолеть.

В этот момент вошел Дэн.

- Блэр? – он странно посмотрел на них.

Чак отошел от меня:

- Дай нам минуту, Дэн.

Поняв, что они остались одни, Блэр робко подошла к нему.

- Чак…

- Я больше не стану делать это снова. Ты должна остановиться. Ты не должна делать этот выбор прямо сейчас. Прошлый год… он принес столько боли. Я не думал, что человек может вынести столько страданий. Но оглядываясь назад, я понимаю, что не жалею ни о чем. Ты стала единственный стоящей частью моей жизни. Я всегда считал, что не достоин ни тебя, ни твоей любви. Но я ошибался. Это было подарком мне. Не знаю, за какие заслуги, но я получил шанс в жизни полюбить настолько сильно, но самое важное, что меня полюбили в ответ. Но я никогда не вспоминаю об том с грустью. Нет, я по-настоящему счастлив. Я помню все те мгновения этих лет, что мне посчастливилось провести с тобой. Разве можно о таком жалеть? Мне выпал шанс испытать чувство, которое люди лишь мечтают. У нас была своя история… история Чака и Блэр.

- Чак, пожалуйста. Не делай этого.

- Запомни эти слова, Блэр.

- Чак…

- Прощай Блэр, - он коснулся ее губ в легком поцелуе.

Он развернулся и вышел. Она стояла в оцепенении. В ее голове отзывалось эхом: он ушел. Он ушел…

В комнату снов вошел Дэн.

- Блэр…

- Уйди, пожалуйста. Оставь меня одну.

Лишь когда Блэр услышала скрип закрывающейся двери, она смогла выдохнуть. Она не плакала. Ведь для этого нужно хоть что-то чувствовать. Внутри же нее не было ничего. Как тогда….После аварии…

Когда он просил Блэр пойти с ним, ее сердце разрывалось. Она не могла быть с ним. Он не заслуживал такого. Блэр знала, что причиняет ему боль, что приносит в его жизнь лишь страдания, но ей казалось, что она поступает правильно.

С потерей ребенка ушла и жизнь, словно он забрал с собой и ее. Сердце раскололось на тысячи частей, разлетевшиеся в ее душе и не дающие возможности попробовать вновь воссоединить.

Она не чувствовала, что живет. В душе было пусто…

Как она могла отдать себя ему, когда ее просто не существовало. Внутри нее ничего не было.

Блэр не знала, сколько времени прошло. Ничего не имело значение. Такой ее нашла Серена. Она в испуге подбежала к Блэр:

- Блэр!!! – она трясла ее, - ты в порядке?

Блэр лишь смогла прошептать:

- Он ушел.

В глазах Серены отразилось сожаление. Она просто обняла Блэр. Сейчас слова не имели никакого значения.

Они, молча, поднялись в комнату и легли на кровать.

Ночь не принесла ожидаемого и так необходимого облегчения. Боль, давно зародившаяся внутри, стремительно пыталась вырваться из нутрии в нескончаемом потоке слез. Слезы… Они словно частицы нашей души…

За окном заря окрашивала небо своими красками. Блэр застала те волшебные мгновения зарождения нового дня, миг, когда мир словно останавливается на секунду, и ты можешь насладиться умиротворением. Она подошла к окну, и легкий ветер ласково запутался в ее волосах. Она протяжно выдохнула. Сердце замедлило свой бесконечный ход, внутри появилось странное ощущение жизненный силы, которое давно покинуло ее.

И с первым лучом восхода в ее душе зародилась искра надежды, которая разгоралась с каждым секундой.

* * *

- Чертов Басс! Он решил уехать! «Остановись! Мир прекрасен!» Идиот! Я тебе еще покажу, как мир прекрасен! «Я устал!» – Блэр бормотала себе под нос.

Серена резко поднялась с кровати:

- Блэр? Что ты делаешь?

- А что по мне не видно?

Она вытряхнула почти все содержимое своего гардероба. В комнате стоял хаос: повсюду были разбросаны платья, блузки, туфли.

- Ты сошла с ума?

- Очень смешно. Хотя знаешь, может и так, - Блэр продолжала что-то усердно искать.

- Что ты там говорила про Чака? Ты решила с ним что-то сделать?

- Вариантов у меня целый список. Бессонная ночь мне в этом помогла.

- И что входит в него?

Блэр резко остановила свои поиски:

- Может похитить его собаку?

- Что?!

- Можно попросить выкуп, - задумчиво произнесла Блэр, как будто просчитывая всевозможные варианты.

- Блэр! Остановись! Может, ты присядешь?

- Нет времени.

- Ты идешь похищать его собаку? – Серена из последних сил сдерживала смех.

- А ты пойдешь со мной?

Серена застыла, а потом расхохоталась на всю комнату. Блэр посмотрела на нее как на ненормальную.

- Она мне еще говорит, что я сумасшедшая.

Это вызвало повторный приступ смеха.

- Так и знала, что на тебя нельзя понадеяться, - удрученно произнесла Блэр.

- Оу, прости, Блэр, что у меня нет опыта похищения собак.

- Серна, может, ты уже остановишься!

- Я просто не верю в то, что ты собралась делать.

- Я сделаю все, чтобы он не уехал.

Серена резко остановилась:

- Он уезжает?

- Да,– усталость навалилась на нее.

Она вышла из гардеробной и присела на кровать к Серене. Серена не знала, что сказать. Они обе слишком хорошо осознавали, что означал отъезд Чака.

- Я боюсь…- прошептала Блэр.

- Блэр…

Серена никогда не слышала от своей подруги этого слово, словно оно было под запретом.

- Это не очередная его веселая поездка. Нет… Словно он уезжать строить новую жизнь.

Блэр устало наклонила голову.

- Блэр Корнелия Уолдорф! Соберись! – резко произнесла Серена.

Блэр от неожиданности подпрыгнула.

- Посмотри на себя! Ты же могла сделать все. Тебя никогда ничего не останавливало! Я понимаю, что со временем ты потерялась внутри себя. Но может пора вернуть на свет Королеву Би, - она подмигнула.

Блэр ничего не ответила. Просто вернулась к поискам и через несколько минут появилась в комнате с большой коробкой.

- Королева Би, - улыбнулась она Серене.

* * *

Сколько воспоминаний было с этим лимузином. Как ни странно именно неодушевленные вещи хранят нашу жизнь. В ее голове, словно картинки из фильма, перебирались моменты: они ездят в нем в школу и на вечеринке, они впервые стали близки, она пытается его соблазнить, сидя на капоте, у него он признается ей в любви.

Она увидела, что он выходит из фойе. Мужчина всей ее жизни… Он подарил ей целый мир, где не было границ и запретов, где можно было любить без ограничений и условностей, полностью отдавая себя, но при этом, получая взамен, где можно было отбросить суету дней и окунуться в вихрь чувственности и таинственности.

Чак вышел из отеля. Сегодняшнее настроение было необычным. С утра у него было странное ощущение. Он знал, что сегодня будет необычный день.

Он замер у выхода. Около его лимузина стояла она. На ней было одето платье ярко фиолетового цвета. Это вызвало у него ухмылку. На ее хрупкой шее красовалась нитка белых жемчужных бус, которые ему что-то напоминали… Они были на ней в ту ночь в «Виктроле». Волосы были завиты в кудри. Как долго он не касался их. Но самым удивительным был белый ободок на ее голове. Ему казалось, что он смог заглянуть в прошлое.

Но Чак поспешил отогнать от себя эти чувства. Это было так легко: вновь поверить в то, что все возможно начать сначала. Вновь забыться и отдаться тому вихрю чувств, что камнем застыло в сердце.

Все это время он в тщетной попытке искал себя, чтобы не потерять ее.

Но теперь он находился на грани… Да, когда каждый шаг дается каждый раз с большим усилием… Чак больше не хотел слепо ходить за ней по лабиринту жизни… Он не хотел быть лишь ее тенью…

- Мне казалось, что мы пришли к взаимопониманию.

- Да, но мне хотелось бы сказать кое-что.

- Ты хочешь поговорить именно здесь?

- Да,– уверенно сказала она.

- Я тебя слушаю. У меня не так много времени. Нужно уладить дела до поездки.

- Мы всегда с тобой играли: друг с другом, с другими людьми. Может показаться, что из прихоти или врожденного желания вершить судьбами людей. Я не знаю. Теперь, столько лет спустя, я начинаю понимать, что это Жизнь с Судьбой затеяли забаву между собой. Первая подарила нам нашу любовь, вторая сводила нас так неожиданно и непредсказуемо.

Он был удивлен ее словам.

- К чему все это, Блэр?

- Однажды ты сказал мне: «Мы никогда не будем в безопасности». Ты был прав. Может в будущем мне стоит больше прислушиваться к тебе.

Он улыбнулся ей.

- Ты ворвался в мою размеренную и построенную мной жизнь в своем фирменном шарфе, снося при этом все мои устои и представления. Ты научил меня быть собой. Но самое главное то, что ты научил меня любить. Ты прав: последний год принес с собой слишком много боли. Я потеряла все, что имело значение в моей жизни. Нет, я не говорю о своей сказке. Я потеряла своего ребенка, я потеряла тебя, свое будущее с тобой, - слезы застыли в ее глазах, при воспоминании того, что им пришлось испытать. – Я… я искренне верила, что твоя жизнь без меня будет счастливее и светлее…

- Блэр…

Он не мог вынести этого. Каждый раз при виде ее слез ему казалось, что в нем что-то медленно умирает.

- Нет, Чак, я должна объяснить. Теперь это так ужасно звучит. Но тогда я была уверена в своих поступках, не понимая, что делаю больно нам обоим. Я могла пережить свою потерю, но я никогда не могла простить себе ту боль, которую видела в твоих глазах, - она робко взяла его за руку. – Но существует лишь одна истина: мы никогда не будем счастливы друг без друга. Если двум людям суждено быть вместе, в конце концов, они будут вместе.

Она почувствовало, как дернулась его рука от этой фразы. Тогда это он заставил поверить ее в эту правду, теперь была ее очередь вернуть то, что, казалось, потеряно навсегда.

Ему нужен был знак. Может прежде он и не верил в божественное проведение, но теперь ему нужен был хоть какой-то знак.

- Скажи «да».

- Прости, что?

- Думаешь, что я не знала о твоих летних выходках. Серена мне все рассказала. Так скажи мне…скажи мне «да».

Так легко было бы произнести это короткое слово. Мы каждый день, не задумываясь, произносим его сотни раз. Теперь же от него зависело все.

Минувший год пролетел в голове. Столько событий…

Но он ни одну секунду не пожалел о своих решениях и поступках. Он всегда любил только ее, и однажды осознав силу этой любви, он больше не хотел убегать.

Но он так устал быть тем, кого она всегда любит, но в тоже время не всегда тем, кого она выбирает. Сколько раз ему приходилось смотреть на то, как она уходила, а он не мог ей в этом помешать. Ее счастье всегда было главным в его жизни.

Теперь она вновь просит его окунуться в этот мир. А если она вновь решит уйти от него. Сможет ли он это пережить?

Но если существует возможность вновь испытать это чувство наполненности, когда все внутри тебя трепещет, словно… крылья бабочек…

Он улыбнулся воспоминанию, когда стоя на балконе в день ее семнадцатилетия признавался ей и самому себе в существовании этих бабочках.

Она с надеждой смотрела на него. Ее лицо озарилось при виде его улыбки.

- Я не знаю, что делаю сейчас, но бабочки во мне говорят «да».

Бабочки… Она поняла причину его улыбки. Блэр вспомнила ту ночь…

Но теперь они могли посмотреть в будущее… вместе…

- Ты думаешь, мы сможем вернуть мое кольцо?

Чак оторопел, но это продлилось лишь секунду. Он посмотрел в ее глаза, и по его лицу было понятно, что он увидел то, что было ему не обходимо.

Его фирменная ухмылка появилась на его лице. Он уже открыл рот, чтобы сказать, как она опередила его и положила палец на губы.

- Стоп, я знаю. Ты – Чак Басс.

- Почти. Я люблю тебя.

- Я люблю тебя.

Искра… Вспыхнувшая однажды, она никогда не погаснет в нашем сердце. Сколько бы вы не пытались погасить ее, или просто забыть о ней, она каждый раз вспыхивает с еще большей силой. Вы можете попробовать подчинить ее, либо полностью покориться. Но люди совершают лишь одну ошибку: никто никогда не пытается жить с нею.

Даже в тот момент, когда вы подумаете, что она потухла, не забывайте, что она еще теплится в вашем сердце и лишь ждет момента, когда вы снова будете готовы к силе ее пламени.

Иногда мы боимся, что она исчезнет и вместе и с ней и остальной мир. Мы оберегаем, храним и защищаем. И порой мы делаем больно другим в попытках продлить или замедлить ее горение.

Боль… Она словно шрамы на наших сердцах… Они всегда остаются в нас, как напоминание о содеянном. Мы ставим своей целью избавиться от них, не понимая, что с ними не стрит бороться, их надо просто принять.

И однажды, проснувшись утром, вы поймете, что эта искра никогда не покинет вашего сердца, вырываясь в источнике надежды. Ведь в завтрашнем дне всегда можно найти надежду…

 
mio-mioДата: Вторник, 10.04.2012, 22:12 | Сообщение # 5
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№ 4 Никто не говорит, что это будет просто.


Сухой мартини в бокале, вместо виски. Прохладный весенний ветерок приятно скользит по коже, вместо жарких ласк знойных красоток. Он среди элиты Манхтенна на очередном событие года – благотворительном вечере фонда Стальная роза. Его имя, когда-то синоним разврата, безответственности и порока, теперь приобрело оттенок солидности, благородства и альтруизма. Но это все еще был он - Чак Басс.

В его присутствие не было необходимости – чек уже был отправлен, как и в случае с другими подобными благотворительными акциями. Тогда что же сюда привело Чака Басса? Скука? Любопытство? Желание вновь почувствовать себя прежним? Вряд ли он сам мог это точно определить. Он - молодой красавец миллиардер, оставивший позади бурную распутную молодость и любовь всей своей жизни. В данный период, у него не было ничего, кроме работы, друзей и благотворительности. Желание почувствовать себя необходимым – вот, что ему сейчас было нужно.

Сердце пропустило удар, когда в толпе мелькнула хрупкая фигурка в облаке нежно-голубого шелка и шоколадных кудряшек. Но это была лишь минутная слабость. Это лишь призрак его прошлого. Ценой немыслимых усилий он излечился от этого наваждения. Его душа и тело больше не бились в агонии от чувств к Блэр Уолдорф. Их любовь… Это было важно. Сложно. Сильно. Но это прошло. Нет, не так. Он всегда будет любить ее – это в его крови. Это чувство навсегда оставило неизгладимый след. И именно благодаря этому шраму, Чак мог быть уверен, что знает какого это: жить на полную. Любить и быть любимым. И потерять. Навсегда.

Жизнь не делится на черное и белое. На «люблю – не люблю». В ней много граней и оттенков. В одном из которых существуют две половинки, что просто не могут существовать вместе. Все всегда слишком сложно. А значит, все просто – они не должны быть вместе. Аксиома, о которую разбивались все их попытки. Часы у психотерапевта, бессонные ночи полные терзаний, попытка утонуть в бокале виски, и, наконец, здравый смысл, холодный расчет – все это дало ему долгожданное успокоение. Отныне Чак Басс – принадлежит себе и только себе. И никакие безупречные дъяволицы с глазами цвета горького шоколада не смогут подчинить и поработить его, захватив его сердце и разум в плен своих тонких пальчиков.

- С каких пор ты умираешь от скуки на благотворительном вечере, да еще и в одиночестве? Благая цель превыше всего, серьезно Чак? – произнес ядовитый язычок, чья обладательница, мило улыбаясь матронам высшего света, вышла из-за его спины и теперь настороженно рассматривала его. Самостоятельность определенно шла ей на пользу. Гордая осанка вновь обрела твердость, цвет лица вновь обрел нежно-молочный оттенок, синяки от пережитого были подавлены спокойным 8часовым сном.

- Почему бы и нет?! Многое изменилось, Блэр. – Его взгляд равнодушно мазнул ее по щеке, обнаженным плечам и устремился блуждать по залу. Девушка почувствовала раздражение. Снова игры? Или он и, правда, смог забыть ее? Что ж, может так будет лучше. В конце концов, именно этого она когда-то и хотела… Когда-то… Она мотнула головой, отбрасывая непрошенные мысли в сторону. Ее все устраивало. Оставив позади тяжелый развод с принцем Монако, удобные и легкие отношения с Денном Хамфри, она, наконец, смогла собрать себя по кусочкам, и теперь чувствовала себя полноценной и успешной. Да, определенно, ее все устраивало. Только вот одиночество… Холодная постель. Почти пустое сердце, хотя на его задворках и было спрятано чувство разрушительной силы…Что если? Уверенный взгляд в темный омут прошлого – в глаза Чака Басса. Заплыв напоследок?

- Ты прав – многое изменилось. Но я никогда не поверю, что ты получаешь удовольствие от благотворительного вечера! Или стоит ожидать снегопада в середине мая? – Он знал этот ее голос. Он помнил, куда его заводил изгиб ее губ вот в такой усмешке. Но суицидального желания броситься в пропасть он не испытывал. Поставив бокал на поднос, мимо проходившего официанта, Чак прямо посмотрел ей в глаза:

- Пожалуй, не буду шутить с природой – этот вечер, правда, затянулся. Мне пора. Всех благ, Блэр, - и он ушел. Уверенная походка, рассекающая толпу, и его спина в безупречно сидящем пиджаке заставили ее нервно сглотнуть. Прикрыв глаза, она позволила себе эту слабость: секундная фантазия о его губах, ласках, дыхание, щекочущим ее шею… Все. Все в прошлом, пора идти дальше. Ведь она так хотела мира в душе, простоты в чувствах. Она так устала от тысяч эмоций, ежесекундно разрывающих ее сердце и душу. Любовь, ненависть, страх, страсть, сожаление, нежность, стыд и тысячи других.

Сегодня все было очень просто. Она была одинока, успешна, и она до дрожи в коленках хотела Чака Басса. Черт!

Блэр огляделась в поисках хоть чего-нибудь, что сможет удержать ее от опрометчегого поступка, или кого-нибудь, но, не обнаружив преград, она, прикусив губу, устремилась прямо вслед за тенью Чака Басса.

Стройная мужская фигура, стояла у входа. Его уверенная поза – хозяина положения, хозяина жизни, помогла избавиться от последних сомнений. Только раз! Последний раз. Только секс. Лучший в ее жизни. Это будет только секс, потому что они знают о последствиях, и не будут рисковать своим настоящим, окунаясь в зыбкое прошлое.

- Что Блэр? – он не повернулся, да это и не нужно было ему. Чак знал о ее приближение, едва услышал звонкий стук шпилек. А аромат ее духов… ее аромат накрыл его, едва она оказалась у него за спиной. «Нет!» - жалкая попытка обмануть себя, вот, что он успел подумать.

- Чак? – едва слышно прошептала девушка, прежде, чем оказаться в его объятьях, притянуть его лицо на расстояние поцелуя и жадно сминая, его такие родные когда-то, губы в страстном поцелуе. Когда они отстранились, Блэр торопливо, предвосхищая его вопросы, сказала:

- Мне это нужно. Очень. Помоги мне. Только раз. Только секс. – Мольба в глазах и почти забытый восторг от ощущения близости ее тела, сломили его защиту.

- Ты же знаешь, мне трудно тебе отказать. Тем более в такой просьбе, - печально сказал он и, сгребая в охапку, впихнул в лимузин.

***


Ночь. Лишь лунный свет освещал пентхаус отеля Empire. Один вздох на двоих. Стремительные ненасытные движения. Все такое знакомое и такое новое. Де-жавю любви. Воспоминание о всепоглощающем счастье окутывает и от этого бросает в жар. Агония несбывшихся надежд усиливается сто кратно от ощущения единения. Глаза в глаза и океан мыслей накатывает вновь. Твердые, но нежные мужские губы на пухлых и мягких женских - и волна сомнений вновь отступает. Тонкие женские пальчики погружаются в густую темную шевелюру мужчины - и вот уже ее бедра запрокинуты на него. Удар – падение – всхлип страсти – стон восторга – довольная ухмылка мужчины утопает в страстном поцелуе.

- Еще.. – роняет она.

- Ты восхитительна… - бормочет он ей на ушко, слегка его прикусывая, спускаясь ниже и ниже… Вырывая из ее груди новые отчаянные стоны.

И снова падение в пропасть, неизбежное и бескомпромиссное. Звук рвущейся ткани сопровождается восторженным криком. И два переплетных тела усыпаны осколками разбитых сердец. И пусть завтра они будут зализывать полученные от них раны, но сегодня они искупаются в бурлящем потоке гормонов.

«Просто - не для нас», - мелькнет в голове у нее и у него. Но об этом они будут думать завтра.

***


Завтра.

- Блэр! Блэр! Очнись! Блэр!!! – Блэр Уолдорф удивленно посмотрела на вопящую ей прямо в ухо блондинку.

- В чем дело, Серена? – ее голос выдавал явное раздражение. Еще бы, ведь она оторвала ее от таких приятных мыслей, которые были результатом обнаруженных в офисе пионов. Ночь была великолепна. Даже не так Восхитительна! Идеальна! Все ее тело пело дифирамбы таланту Басса, а сердце сжималось от нахлынувших чувств, некогда затаенных.

- Да ни в чем. Не считая того, что мы договаривались вместе позавтракать, а ты не пришла. А теперь глупо улыбаешься и игнорируешь меня.

- Ох, прости эС! Неужели уже так поздно? – огорчено сказала Би. Посмотрев на часы в мобильном, она убедилась, что уже два часа сидит тут и мечтает. Также она отметила смс от Чака, от чего приятная дрожь пробежала по телу и губы снова сложились в глупую улыбку.

- Опять! – возмущенно воскликнула Серена, тыкая в нее пальцем.

- Что?

- Ты снова так улыбаешься!

- Как «так»? – попыталась сделать вид Би, будто не понимает о чем ее подруга говорит. Но восторг рвался наружу, а желание прочитать смс было почти невыносимым.

- Ты что-то скрываешь! Кто он? – проницательно спросила блондинка, довольно улыбаясь.

- Я не… не знаю о чем ты, эС. Мне нужно идти. Прости. Потом поговорим. - Поспешно собирая вещи в сумочку, Блэр чмокнула подругу и убежала. Серена осталась сидеть в растерянности в ее офисе.

Судорожно роясь в сумочке стоя в лифте, Блэр пыталась найти злополучный телефон. Издав мелодичный звук, створки распахнулись – и в ту же секунду девушка победоносно вытащила телефон.

«Tornton. В 11. Только ланч.»

Ее любимый ресторан. Строгий, но скорее полуофициальный. Безупречная кухня и обслуживание. Столики расположены так, что создается полуинтимная атмосфера. Но, это выход в свет. Что это будет значить для них? Только секс, затем только ланч. Да, вряд ли он думает о большем. Но, что, если…думает? Готова ли она к этому?

«Нет.»

«В 18. Только ужин.»

«У тебя или у меня?»

«Только ужин, Блэр. В Rise.»

Он явно настаивал на разговоре. И они оба понимали, что у нее или у него – все закончилось бы сексом. Иначе быть не могло, после того, как они заглянули в ящик Пандоры – остановить неизбежное было уже не в их силах.

«Что ты задумал?» - написала Би, не рассчитывая на правдивый ответ.

«Ужин.»

***


Чак просто боялся подумать о чем-то большем. Вчера все было так просто, правильно. Какое-то особое волшебство, магнетизм. Только с Блэр бывало так. И он хотел просто понять – насколько далеко она готова зайти. Он не позволит ей использовать себя и снова разбить сердце. Это игра на равных. Он заставит ее открыть карты. В конце концов, он заслужил ее честность.

Раздумывая об этом и чувствуя странную, непривычную нервозность, он крутил в руке телефон и разглядывал винную карту, в ожидание Блэр.

«Любовь и точка. Зачем что-то еще? Разве это чувство не вмещает больше, чем какое-либо другое? Любовь и точка. С меня хватит. Или мы будем вместе, или больше никогда не увидимся», - мысленно подытожил Чак. И тут такой родной голос возник будто из ниоткуда:

- Итак, только ужин? – мило улыбаясь, спросила подошедшая Блэр. Чак поднял на нее взгляд и в эту минуту она была рада, что одела строгое платье с длинным рукавом, т.к. все ее тело покрылось мурашками и руки могли ее выдать. В его взгляде было столько всего: нежность, серьезность, восхищение и … И она испугалась. Сейчас он скажет что-то, из-за чего ей придется сделать выбор.

Но он лишь искренне улыбнулся, встал и коснулся ее спины, направляя к стулу, пододвинул его, а затем бросив мимолетный взгляд в сторону официанта, сел. Официант тут же принес меню и оставил их. Чак продолжал улыбаться и рассматривать ее. Блэр почувствовало смущение и, если б она не прожила всю жизнь на Верхнем Ист-сайде, то обязательно покраснела бы.

- Почему ты так на меня смотришь? – пряча глаза за меню, спросила, наконец, она.

- Просто рад тебя видеть. Правда, - и его взгляд подтверждал искренность его слов. Как же он скучал по ней. По ее голосу, по ее дерзким ответам, по ее высокомерным манерам, по ее пронзительному взгляду. По ее обществу он соскучился, пожалуй, даже больше, чем по телу. Только с ней он чувствовал себя на равных. Только она знала его, как никто другой и понимала. Возможно, в это и была их беда. Они слишком хорошо друг друга знали и не оставляли даже маленького темного уголка в душе, чтобы спрятаться, хоть на несколько минут. Как на ладони, беззащитные друг перед другом. Настоящее счастье для тех, кто вместе. Настоящая беда для тех, кто разлучен.

- Как идут твои дела? – стараясь быть не более, чем вежливым, спросил Чак. Блэр выглянула из-за меню и скептически приподняла бровь.

- Неужели твои сыщики разленились?

- Хм, - усмехнулся парень, затем протянул руку через стол и нежно проведя пальцами по ее, сказал: - Они очень хороши. Они самые лучшие. Но даже они не могут сказать: о чем ты думаешь. Ты довольна результатом своих трудов?

- Не совсем, но я почти добилась того, чего хотела, - гордо приподняв голову и улыбаясь, ответила она.

- Что ж, в этом ты осталась прежней – меньше, чем идеально: не для тебя.

От его тона веяло ностальгией, подняв на него взгляд, Блэр увидела тоску в его глазах. Сердце защемило в ответ. «Разве это все не в прошлом? Разве мы не достаточно повзрослели, чтобы совершать вновь те же ошибки?»

- Я скучал.

- Я понимаю, - она не могла произнести те же слова – это было выше ее сил. Но он понял, что и она тосковала по нему.

- Когда-то один потрясающий человек, девушка, в один из самых тяжелых для нее и для меня дней, прислала мне тыквенный пирог. – Блэр улыбнулась воспоминаниям, с тревогой осознавая, к чему он клонит. – К нему прилагалась записка: «Если мы не можем быть друзьями – это еще не значит, что мы ими не являемся». Ты понимаешь?

- Да. Мы родственные души. И это всегда будет так. Чтобы ни было – я всегда буду заботиться о тебе.

- А я о тебе. Прошло столько времени с тех пор, как мы по-настоящему разговаривали. Почему?

- Слишком много эмоций. Слишком много катастроф. Мы все время куда-то торопились, старались что-то успеть. Все происходило так стремительно, что наши чувства просто растворились в этой суете.

- Но они не исчезли, во всяком случае, не с моей стороны, - добавил Чак, с напряжением вглядываясь в ее смущенное лицо. Но, увидев, как ее глаза распахнулись от нахлынувших чувств, он продолжил: - Просто для них было не подходящее время. Наша молодость, наши проблемы - непременный спутник нашего статуса, все это спутало карты.

- Ты прав… Все происходило слишком быстро. И слишком много навалилось сразу. Мы просто не были готовы. Но я пыталась, а потом…

- Потом я сделал самую большую ошибку в моей жизни – отпустил тебя, - с горечью в голосе сказал он, едва слышно. Его лицо помрачнело, как-будто в этот момент он вновь ощутил ту боль. Она понимала его чувства, но в ней заговорила и затаенная обида:

- Да… Я постаралась поверить в то, в чем ты убедил сам себя. Что я могу стать счастливой с…

- Другим.

- Да.

- Ты знаешь, спустя столько времени, я могу определенно сказать – что у меня снесло крышу. Но я обратился за помощью – ты помнишь? – пошутил Чак, и озорные чертики вновь запрыгали в его темных глазах, как когда-то.

- Да уж. Такое не забудешь, - улыбнулась она в ответ.

- Блэр…

- Да?

- Если бы не та авария, ты бы вышла за меня?

- Да.

Напряженная пауза повисла между ними, пока они пытались пережить вновь последствия той катастрофы, что развела их… навсегда? Их взгляды встретились и Чак тихо сказал:

- Я должен был спросить тебя об этом. Это все еще мучает меня.

- Меня тоже, - искренность ее слов была безусловной.

- Я хочу спросить тебя еще кое о чем.

- Сегодня вечер встреч и откровений, Чак. Дерзай. – Блэр попыталась озорно улыбнуться, но на глаза накатывали слезы. Вряд ли он поверит, что вся их история в прошлом для нее.

- Я ждал тебя. Любил. Верил тебе. Был готов на все. Ты говорила, что любишь меня. Почему Хамфри? – его голос почти сорвался на крик, от накатившей обиды и боли.

- Тогда я не задумывалась, почему он. Но сейчас понимаю – Ден просто был под рукой. И он любил меня. Знаешь, говорят, что важнее, чтобы тебя любили, а не твоя любовь. Я просто приняла эту любовь и спряталась за ней. Мне нужно было время, на реабилитацию.

Каждое ее слово будто ставило все на свои места. Да, теперь она понимала, что Ден был для нее чем-то вроде санатория. От нее ничего не требовалось – он ее итак любил. Это были не отношение. Просто сиделка и пациентка.

- Я все еще хочу, чтобы мы были вместе.

Тишина будто завибрировала в, еще секунду назад шумном, ресторане. Она знала, что придется решить. Решиться.

Перед ними материализовались тарелки с салатом и бокалы вина. Но они не могли оторвать друг от друга взгляд. В это мгновенье они должны были сделать шаг. К друг другу или прочь. Но быть вновь вместе… Значит восстать из пепла. Отстроить их отношения, используя опыт прошлых ошибок. И, наконец, перестать прятаться от своих чувств. Таких сильных, что, кажется, будто именно их любовь заставляет биться их сердца. И, если бы она исчезла – они бы просто перестали существовать. И осознав это, Блэр выдохнула:

- Да.

- Что?

- Я выйду за тебя.

Это не было нелепо. То, что она ответила на его невысказанный вопрос. Они были уже в этом пункте назначения, и все было по правилам: «его предложение – ее ответ». Но потом их унесло в другое русло. И теперь, настала пора расставить все по местам.

***


Спустя многие головокружительные счастливые часы, Блэр откинулась на его плечо.

- Снова лимузин.

- Он обвенчал нас, - хитро усмехнулся Чак. Он крепко прижимал ее хрупкое родное тело к себе и наслаждался умиротворением, которое дарила ее близость. Блэр рассмеялась и шутливо добавила:

- Вот оно что. Поэтому меня на следующий день потянуло в церковь?!

- Это было чудо. А оно чаще всего не однозначно. Люди не готовы к нему и поэтому бояться. Мы были не готовы к такому повороту, – чмокнув ее в лоб, ответил он.

- Когда Серена узнает, то закатит глаза и мне придется ее уговаривать, чтобы она стала подружкой невесты. эС просто не поверит.

- Я ее уговорю. Не переживай, - сказал Чак, лаская ее плечико одной рукой и ища ее чувствительные местечки другой. – Но с одним условием.

Блэр закатила глаза:

- Никакого Хамфри, - произнесли они в унисон. Бедный одинокий мальчик. Если раньше он был изгоем, у которого был шанс стать своим. Теперь он стал изгоем потому, что пытался стать своим и был изгнан.

Эпилог


Последствия необратимы и предсказуемы. Король и Королева на вершине, вместе. А пешки, стали лишь разменной монетой. Всегда есть жертвы. И нет ничего беспощадней истинной любви. Чак и Блэр прошли этот долгий путь, чтобы стать достойными их великой любви. И их опыт дает им шанс, сохранить ее на всю жизнь, не размениваясь по мелочам.

Но Блэр, Чак… никто не говорит, что это будет просто. Простота - для вас синоним пресного, а вы – огонь. И ваши сердца еще не раз будут опаляться о жар друг друга. Но ведь именно поэтому вы- Чак и Блэр, Блер и Чак…

 
mio-mioДата: Среда, 11.04.2012, 16:21 | Сообщение # 6
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№ 5 Road to Freedom


Шаг первый «Epiphany»


Это случилось внезапно. В буквальном смысле, ты просто понял это. Это случилось не утром, с первым моментом, когда ты открыл глаза после глубоко сна. И даже не после всего что происходило все это время. Странно, но даже некоторые события, которые произошли за последнее время не вызвали в тебе это. Нет. Это просто произошло. Словно идея, которая до этого вертелась у тебя на языке, и просто ждала момента, когда её произнесут вслух. Это просто случилось, и если быть честным, то ты с каким-то садистским удовольствием решил проверить её.

И снова, то что произошло потом не стало для тебя открытием. Вновь этот садизм, который обычно заставлял тебя делать то что нормальному человеку не пришло бы даже в голову, предложил тебе проверить крепость этой истины.

По правде сказать, внезапное желание убедится окончательно и бесповоротно в своей правоте, было настолько сильным, что даже в глухом одиночестве на крыше отеля, ты не смог найти ничего, что могло бы ответить на вопрос, с помощью другого ответа.

Странная прихоть, зародившаяся где-то в самом потайном участке твоего извращенного сознания, никак не хотела уходить. И тебе пришлось с ней смириться. Нет, ты не решишься на исполнение, такого несправедливого… Это кстати и послужило ответом. Несправедливого, не по отношению к ней и даже не к тебе. Нет, в этот раз Тебя действительно волнует мнение тех, кто в данном случае был, мягко говоря, инструментом твоей прихоти.

В тот момент, когда ты это понял, все встало на свои места. Странное, легкое и совершенно незнакомое чувство свободы, настоящей свободы, в буквальном смысле слова, смыло все. Все, что было раньше, происходило сейчас, могло или должно было произойти в будущем.

Наступил момент, которого ты не ждал, к которому не готовился, и что самое удивительное не стремился. Он не принес с собой освобождения от обиды. Не принес легкости всепрощения. Он даже не принес ответы, на вопросы, что мучали твое больное подсознание. Странное, но не пугающее, чувство абсолютной прострации, которое стало идеальным… Идеальным другом, идеальным освобождением, идеальным момент очищения его жизни, от всего, что твоя грязная и подлая душа, успела принести в неё. С этого момента началась новая жизнь. Жизнь, в которой появилось столько всего.

Первые несколько дней, ты просто наслаждался. Сначала тишиной. Вы не знаете, да и едва ли поймете что такое внутренняя тишина.

Момент, когда твои личные демоны замолкают. Момент, когда даже самый злой из всех искусителей просто замолкает. Этот удивительный звук, в котором ничего не кроется. Момент, который ничего не скрывает от тебя. Все двери открыты, все замки сняты, все запреты, и страхи просто исчезают. А ты свободен. И ты не то чтобы счастлив, ты скорее просто чувствуешь не то что бы пустоту. Просто там, где раньше была пустота, теперь нет ничего. Словно зарыли яму, в которую тысячи лет падали несчастные.

Жизнь без внутренних страхов, угрызений и иллюзий, хороша тем, что ты можешь сосредоточиться на другой стороне своей души. Странно, но и это скорее было демоном, чем ангелом, пусть так никто и не считает. В твоем случае это было правдой, а потому ангелы молчали. Стояли рядом или нет, но они как и твои внутренние дьяволы замолкли. И это было еще большим моментом “Epiphany”.

Почему именно это слово? Кажется, так просто – прозрение. Но ведь нет. Именно что нет, ведь именно в этот момент, ты видишь не только истину. Ты видишь не только чистоту божественности. Ты видишь грязь и порок дьявола, а потому можешь с необычайной легкостью выбрать свой путь, выбрать своё будущее и настоящее. Особенно настоящее, ведь именно оно станет будущим.

Дальше был голод. Страшный и всепоглощающий голод, утолить который можно было, лишь воплотив какую-то часть потребностей. И начался новый виток эволюции. Началась тяга к чему-то, что раньше могло показаться несущественным или ненужным. Ты вновь и вновь возвращался к прошлому, и с необычной легкостью мог также вычеркнуть что-то как и вернуть. Возвращать было практически нечего, и это не то что бы стало открытием, но можно сказать послужило толчком к новому. Если все что было раньше, было дорогой к этому моменту, то вполне закономерно появлялось желание узнать. А что дальше? А дальше …

Шаг второй «Face Your Demon’s»


Ты стоял на крыше отеля. Один. Ты стоял на крыше своего отеля, в своем городе, совершенно один, и мог этим не насладиться. Ты раскрывал объятия ветрам, что били по тебе со всех сторон. Ты не скрывался от уже заходящего солнца, и ты совершенно не боялся луны, что совсем скоро займет место своей более яркой сестры. О этот удивительный момент, когда еще мгновение назад, еще одно моргание глазами назад её не было на небе. Удивительно тонкий и чистый момент, когда солнце, такое яркое и необходимое, уходило далеко на запад, и Луна, что пряталась все это время, появляется перед глазами. Чистейшая из мировых красот.

Делая глубокий вздох, ты улыбаешься тем чувствам, что будит в тебе этот момент абсолютной чистоты и свободы. Хочется кричать, может петь. Может даже танцевать. А собственно, почему хочется? Ведь ты, кажется, уже несколько минут нашептываешь какую-то мелодию. Себе под нос. Тихо. Но ведь ты это делаешь.

Делая очередной глубокий вдох, ты легко разворачиваешься на каблуках, и легкая улыбка, что играет на твоем лице, не исчезает вместе с выдохом. Ты просто идешь в лифт, нажимаешь нужные циферки, и продолжаешь улыбаться. Ведь жизнь, без ангелов, без демонов, без страха, без боли. Просто жизнь, сама по себе, как явление космическое, прекрасная штука.

Оказавшись в просторном помещении служащим тебе домом, ты не делаешь глубоких вдохов, просто потому, что не хочешь мешать чистоту оттуда, с суетой отсюда. Ты просто улыбаешься, и твоя походка, и твое настроение, и твоя истина, никак не меняются от того, что тебя здесь ждет.

-«Блэр» - и это не неожиданность, но все равно её имя просто соскальзывает с твоего языка. Ты просто приветствуешь её. И даже улыбка, которая появилась от такого, возможно несущественного и слишком постоянного чувства как заход солнца, никак не страдает от её присутствия здесь.

-«Чак» - девушка уверенно поднимается с дивана, и приветствует Тебя.

Ты делаешь свои шаги ей на встречу, и ни её усталые глаза, ни пальцы её рук, что так нервно борятся со своими братьями, ни тем более её опущенные плечи, или неуверенные покусывания губ, никак не могут заставить тебя, хотя бы захотеть, почувствовать себя, не то что бы хуже, но хотя бы участливей.

Оказавшись в непосредственной близости от неё, ты замечаешь, как она неуверенно перебирает ножками стоя на месте. И с каждым таким движением, она старается подойти ближе. И твоя улыбка, которая так и не сошла с твоего лица, кажется, радует и одновременно пугает её. Ну конечно, это все таки страх. Конечно, как ты не понял этого сразу. Она ведь не была с тобой на крыше. Она ведь не чувствовала того чувства абсолютной чистоты, что ты ощутил несколько минут назад.

-«Будешь что-нибудь?» - из желания, прежде всего, выпить самому, спрашиваешь ты.

-«Нет» - слегка покачивая головой, отвечает девушка, и ты все так же, не снимая улыбки, начинаешь движение к бару.

-«А я, пожалуй, не откажусь от сока» - неожиданность, но ты почти пропел эти слова. И тебе понравилось. Это так легко. Просто чувствовать эту легкость и радость, исходящую от неё.

Вновь оказавшись совсем рядом с ней, ты проходишь мимо, и занимаешь место, которое, в последние несколько дней, кажется тебе самым удобным на этом прекрасном диване.

-«Чем я могу тебе помочь?» - и улыбка, которая все еще живет на твоем лице, не собирается убегать, да и ты не хочешь ее прогонять.

-«Чак …» - девушка мнется, и от этого тебе хочется чтобы она поскорее сказала причину по которой оказалась здесь, потому что все что тебя интересует, это момент, когда ты снова сможешь насладиться счастливым одиночеством. –«Я …» - Присаживаясь напротив, она снова опускает глаза, и тебе кажется что ты должен ей как-то помочь, но это не твои проблемы, и это желание исчезает быстрее чем появилось. –«Ты избегал меня»

И после этих слов, ты возвращаешься на несколько дней назад, и …

Шаг третий «Truth»


Наблюдая за девушкой напротив, ты чувствуешь замешательство. Это странно, это раздражает, но ты ничего не можешь поделать, просто потому что её приход, её вопросы, может даже, её страхи, и тем более ожидания, никак не касаются тебя.

-«Согласен» - и тебе становится хуже. Не потому что она вызвала в тебе это. Не потому что ты боишься чего-то, просто улыбка, с которой ты пришел в свой дом – ушла. Ушла, потому что ОНА заставила тебя задуматься. О прошлом. С того самого момента – только о прошлом.

-«Почему?» - её голос уже не дрожит, да и она чувствует себя уверенней. И снова ты всматриваешься в девушку перед собой. Всматриваешься, и пытаешься понять: зачем, почему.

Зачем она пришла?

Почему ей удалось испортить твоё настроение?

-«Мне нечего тебе сказать Блэр» - честно признаешься ты. И замечая как удивленно вытягивается её лицо, ты чувствуешь … Нет, не ту боль, что ты раньше чувствовал в такие моменты. Ты чувствуешь досаду, от того что ты все еще помнишь каково это чувствовать эту боль. Ты помнишь, как было плохо в такие моменты. От того, что твоя память, пусть и без твоего ведома, но все же хранит в себе осколки боли. И даже сейчас, когда ты уже спокоен за свою душу, память о той боли, все равно может все испортить.

-«Но мне казалось …» - тебе хочется отвернуться, может даже снова предложить ей выпить, ведь ты бы так поступил раньше. Но ты остаешься на своем месте, и лишь наблюдаешь за ней. За её вновь нервными движениями рук. За дрожащей верхней губой. За зубами, что иногда впиваются в нежную кожу нижней губы. За веной на шее, которая неожиданно выступила, и теперь не скрывает настроения своей хозяйки. –«Мне казалось, что ты …»

-«Ты заблуждалась» - и снова ты говоришь быстрее, чем успеваешь подумать, о том как это отразится на ней. Не потому что тебе не хочется причинять ей боли, а просто потому что ты вообще не хочешь её причинять.

-«Но мы … и Ты …» - снова запинается девушка перед тобой. В какой-то момент, её голова резко принимает вертикальное положение, и её глаза наливаются сначала осознанием, а потом злостью. –«Это что? Твоя извращенная форма мести?»

-«Нет» - не скрываешься ты.

-«Тогда что?» - настаивает девушка. После этого ты встаешь. И в этот раз стакан с соком, который до этого занимал твою руку, занимает место на столе, и тебе ничего не остается, как подойти к окну, и может успеть захватить еще момент. Или может, просто насладится надвигающейся темнотой.

Тишина. Снова тишина. В этот раз ты всерьёз обдумываешь свои слова. Возможно, чтобы не ранить её слишком сильно. Возможно, чтобы самому, наконец, привести этот вселенский поток мыслей в порядок. А может, просто так, чтобы сделать драматическую паузу, и нанести не то что бы удар, скорее просто поставить точку. Точку – там где раньше ты был слаб или не достаточно храбр.

Ты не слышишь, но чувствуешь как она подходит совсем близко. Чувствуешь запах её духов, слышишь её нервные перетоптывания рядом с собой. Чувствуешь как её руки, медленно и очень аккуратно обхватывают тебя за пояс. Чувствуешь как её милая головка упирается тебе в спину. Слышишь, как её до этого ровное дыхание, обретает рваный ритм, как из её прекрасного рта, иногда вырывается тихий вздох. Вздох, который говорит тебе больше, чем ты хотел бы знать. Оповещает тебя о том, что её слезы, её страхи, её обиды – вырываются наружу, и просят тебя, что ты их выслушал, иногда исправил, но чаще просто услышал их.

-«Когда…» - облизав высохшие губы, ты пожалел что оставил сок на столе, и снова опустив взгляд, начал всматриваться в людей бегающих внизу –«Несколько лет назад, когда ты меня впервые поцеловала …» - шуршание за твоей спиной, дало тебе знать что она вникает в твои слова, и тебе стало легче. Одного раза хватит. Вам обоим –«Я почувствовал взрыв. Настоящий. Это было словно впервые, да это и было впервые. Это был первый настоящий поцелуй» - когда её руки сжали тебя крепче, ты снова посмотрел на её переплетенные пальцы на твоей груди. –«Тогда, в лимузине, это было словно перерождение» - тебе хочется помолчать, чтобы самому вспомнить это. Чтобы снова очнутся там, снова почувствовать ту чистоту, ты красоту. –«Все это время, тот поцелуй, он преследовал меня. Он заставлял меня двигаться вперед, он заставлял меня … Я любил тебя Блэр» - когда её пальцы, до этого крепко сжимавшие тебя резко разжались, и её, до этого момента, обнимающие тебя руки опустились, ты снова почувствовал какая огромная разница, между тем что ты обычно чувствовал раньше и сейчас.

-«Ты…» - её рваный голос заставляет тебя снова окунуться в воспоминания о тех днях, когда этот тон, и интонация заставляли твоё сердце рыдать –«Ты больше … не …» - она не может произнести это вслух, и ты благодарен ей. Просто потому что ты сам должен ей об этом сказать.

-«То что я почувствовал позавчера. Это был просто поцелуй. Просто …» - пожимая плечами, ты пытаешься найти наиболее мягкую формулировку, для того что она пыталась вложить в ваш поцелуй, но не смог почувствовать ты.

-«Что?» - резкость и настойчивость её тона, заставляют тебя прекратить поиски, и сказать правду.

-«Я хотел трахнуть и забыть» - честно признаешься ты. –«Просто переспать с тобой, и потом вышвырнуть тебя, словно девку, снятую на улице» - следующие её действия поражают своей откровенностью. Резко, словно по мгновению волшебной палочки, под её давлением, ты оборачиваешься, и в туже секунду ладонь, что до этого покоилась вдоль её тела, разрезает воздух, и окрашивает твою щеку в красный цвет. Пощечина. Вторая. Третья. Её руки устали, и наверное болят, и тебе больно, и ты не скрываешь этого, но все еще терпишь это. Терпишь, потому что помнишь, как ты себя чувствовал раньше в такие моменты. В моменты – когда тебе хотелось убить её. Убить их. Убить себя.

Хватая её за запястья, ты пытаешься успокоить её. Пытаешься заставить её дослушать, просто чтобы потом, ни у кого не оставалось вопросов. Ты готов сжечь последний мост.

-«Я больше не люблю тебя» - ты говоришь это спокойно и откровенно. И именно это заставляет её замереть на месте. Заставляет остановиться и поднять свои усталые и грязные от слез глаза на тебя.

Шаг четвертый «Freedom»


Ты снова один. И в этот раз это кажется логичным и таким правильным. В этот раз не осталось вопросов без ответа. Нет недосказанности, или каких либо иллюзий, касательно будущего. Нет, ты стоишь один, потому что она не смогла выдержать твоего освобождения. Она не выдержала твоей истины, и не справилась. Возвращаясь к начатому напитку, ты замечаешь предмет её гардероба, и это заставляет задуматься о том, что до того момента, когда она почувствует тоже что и ты, пройдет время. Время. Иногда друг, чаще враг, но в данном случае единственный союзник, на пути к тому что ты для неё желаешь. Это странно, но раньше ее счастье казалось самоцелью в твоей жизни. Сейчас? Сейчас, ты просто хочешь, чтобы она была счастлива. Неважно, где и с кем. Неважно, когда и почему. Ты просто хочешь, чтобы еще одна глава твоей жизни, которая пусть и была самой важной, останется в прошлом.

Возвращаясь в мысли о будущем, ты веришь. Веришь, что найдешь что-то стоящее, и это не будет омрачено прошлым. Веришь, что она, когда-нибудь, сможет снова стать твоим другом, ведь так мало людей знает тебя по-настоящему. Улыбнувшись невероятному количеству возможностей своего будущего, ты встречаешь глазами своего, пока что, единственного партнера по жизни.

-«Манки» - радостный пес момента оказывается рядом, и занимает свое законное место на диване рядом. –«Хочешь гулять?» - беспокойный хвост, и радостные глаза. Пока хватит и этого.

-«Ну пойдем» - поднимаясь с дивана, легко говоришь ты –«Может, найдем что-то интересное»

 
mio-mioДата: Пятница, 13.04.2012, 07:08 | Сообщение # 7
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№ 6 Lonely Girl


Возвращаясь после разоблачения, которое пусть и не принесло ответов, которые все ждали или к которым кто-то был готов, Блэр чувствовала себя по-настоящему уставшей. Открыв дверь лофта, уже своим ключом, она хотела позвать Дэна, как услышала голос его отца, произносящий ее имя.

-«Дэн» - подойдя ближе, Блэр смогла услышать речь обоих мужчин семейства Хамфри –«Я не понимаю»

-«Папа, пожалуйста» - взмолился Дэн, видимо уставший от наставлений предка.

-«Просто ты так ждал именно это приглашение, а теперь …»

-«Это неважно» - быстро ответил Дэн, и Блэр кожей почувствовала что он лжет.

-«Ну объясни мне сын» - настаивал Руфус –«Почему ты не хочешь поехать на стажировку, ты же так мечтал об этом …»

-«Ради Блэр» - на выдохе произнес Дэн, и Блэр неожиданно почувствовала злость.

-«Причем здесь Блэр?» - удивился Руфус –«Это всего на год» - продолжал удивляться он –«Неужели ты думаешь что вы не сможете прожить год, встречаясь раз или два в месяц?»

-«Верю» - вновь быстро ответил Дэн.

-«Тогда в чем дело? Мне казалось что Блэр хорошая девушка, и нет повода боятся что она тебе изменит или …»
-«Да не в этом дело» - настоял Дэн, и Блэр почти была готова почувствовать себя хорошо, если бы только могла понять в чем причина данного разговора.

-«Тогда в чем? Что такого в этой стажировке, что ты не можешь поехать?»

-«Блэр» - неожиданно замялся Дэн –«Не думаю что Блэр …» - не имея возможности увидеть Дэна и его выражение лица, Блэр пыталась угадать что там происходит –«Она бросила Чака, потому что не могла позволить себе быть всего лишь его девушкой»

-«А причем здесь это?» - в этот раз, Руфус не только произнес самый культурный из ее возгласов, но и выхватил слова из её подсознания.

-«Ты не поймешь …» - не стал настаивать Дэн.

-«Причем здесь Чак Басс?» - не смог упустить этот момент Руфус –«Какое он имеет отношение к тебе?»

-«Понимаешь» - и вновь несколько секунд Дэн молчал –«Серена уезжает на практику в Лос-Анджелес, у Нейта есть своя газета» - и вновь она слышит в его голосе нервозность и неуверенность –«Чак открывает отель осенью, а я получил приглашение в Рим»

-«И причем здесь Блэр?» - не сразу понял Руфус, но потом промолчав продолжил –«Неужели ты думаешь, что чужие успехи …»

-«Нет» - быстро перебил Дэн.

-«Тогда …» - замялся Руфус –«Неужели она настолько материальна?»

-«Нет» - вновь ответил Дэн, но в этот раз это было слишком неуверенно и слабо. –«Нет, но мы только нормализовали наши отношения и …» - услышав как один из них неуверенно ходит по комнате, Блэр сильнее прижалась к стене, и попыталась нормализовать своё дыхание –«Я боюсь, что она не выдержит это …»

-«У нее был тяжелый год, неужели ты думаешь …» - вновь начал Руфус.

-«Она уже два месяца пытается восстановить свой статус на Верхнем Ист-Сайде» - продолжил Дэн –«И у нее ничего не получается» - закончил он.

-«И причем здесь это? Вы ведь любите друг друга»

-«Папа» - перебил его Дэн –«Просто сейчас не самый подходящий момент, ей нужно время»

-«Это глупо Дэн» - слишком честно, и откровенно ответил Руфус –«Её друзья рядом»

-«Они даже не хотели ее звать, когда у них начались проблемы» - снова перебил его Дэн.

-«Но мне казалось …» - вновь запутался Руфус.

-«Это Нейт» - легко ответил Дэн –«Он мне рассказал что у него и Чака проблемы с Дианой и Джеком. Блэр была не в курсе»

-«Но она, же помогает им, ты сам сказал»

-«Она сама себя туда вписала» - признался Дэн –«Нейт был уверен что она сами справятся, и …»

-«Что?» - настоял Руфус.

-«Мне кажется, что она не сможет смириться со всем этим, она еще не готова»

-«Не готова? К чему она не готова Дэн? К тому, что друзья выросли и сами могут решить свои проблемы?»

-«Она не готова к тому что бы стать такой как все» - вновь слишком резко и откровенно ответил Дэн –«Ты не видел, как ей тяжело было отказаться от мечты стать принцессой. Она даже не могла подписать бумаги на развод»

-«Мне кажется …».

-«Папа» - продолжал перебивать Дэн –«Сейчас просто не время. Я боюсь что ее желание быть слишком независимой, может уничтожить наши отношения. У нас только все начало получатся, и сейчас, просто не время»

-«А ты вообще разговаривал с Блэр?»

-«Нет. Она не знает»

-«Тогда почему ты так уверен в том что ты говоришь?»

-«Я не уверен» - признался Дэн –«Просто …»

-«Так вот причем здесь Чак? Ты думаешь, что она бросит тебя, потому что ты успешней, чем она?»

-«Не знаю» - глухо признался Дэн.

-«Откуда ты знаешь про историю с Чаком? Только не говори что Басс, сам тебе рассказал» - почему-то перешел к этому вопросу РУфус. Хотя Блэр уже было плевать, потому что она разрывалась между слезами от осознания того что Дэн в нее не верит, и гневом от этого же.

-«Нет. Нейт»

-«Нейт друг Чака…» - попытался вразумить Дэна Руфус.

-«Это было полтора год назад» - перебил его Дэн –«Тогда еще никаких меня и Блэн не было даже в помине. Помнишь вечеринку грешников?»

-«Нет» - признался РУфус.

-«Чак устраивал» - начал рассказывать Дэн –«И они наконец помирились, и должны были снова быть вместе. Но толи её испугали репортеры, толи тот факт, что на его фоне, она была просто “Девушкой Чака Басса” – не знаю»

-«И ты думаешь, что она бросит тебя из-за того, что тебе предложили интернатуру в Риме?»

-«Нет» - глухо ответил Дэн –«Но я боюсь что пока она решала свои проблемы с Луи и разводом, жизнь шла дальше, и она отстала»

После этих слов, Блэр уже не слушала, что говорили друг другу мужчины Хамфри, и просто убежала из лофта. Её жизнь. Её жизнь за последние несколько лет, так круто менялась и ускорялась, а теперь оказывается что абсолютно все, даже Дэн. Её Дэн. Считают что она никто.

Серена уезжает на практику в Лос-Анджелес. Серена будет работать в кино – в точности как она мечтала. Всегда ветреная Серена, не просто добилась чего-то. Серена, решила какое будущее она хочет, и чего она от него хочет. Она смогла добиться всего сама. И не ее прошлое, ни ее легкомысленность и легкость, не стали препятствием на ее пути к мечте.

Нейт открыл журнал. Мальчик, который никогда не мог принять решение, и разобраться со своими проблемами, сумел завоевать доверие семьи. Сумел уровнять свое желание независимости с требованиями своего деда. Он смог доказать что он что-то стоит. И теперь смотрел в будущее с уверенностью и независимостью, подкрепляемый фамилией и связями своего деда.

Еще есть, конечно, Чак. Но Чак всегда добивался своего. Он первым начал свой личный бизнес. Первым стал показывать сколько он может, когда захочет. И действительно, пока все начинали в себе разбираться, Чак уже делал первые шаги. И сейчас, когда и Нейт и Серена, в начали пути, у Чака есть имя, есть деньги, есть влияние. И мало кто сомневается что кто-то, кроме него самого, сумеет ему помешать.

Дэн. Её Дэн. Ее новая и чистая любовь. Он написал книгу. Написал, не просто книгу. Он стал успешным молодым писателем, которого приглашают на стажировку в лучшие университеты мира. Его новый роман автоматически включится в борьбу за лучше продажи. Его мнение, о каком либо произведении автоматически будет учитываться, и его имя имеет вес. Он стал тем, кем мечтал быть всегда.

Блэр. Чего смогла добиться она?

Прокручивая в голове все это, она пыталась понять, когда и где королева школы и всего Нью-Йорка стала “такой как все”. И это не слова ее обидчика. Она могла ожидать такое от Чака, в порыве гнева, или Джорджины, или еще кого-то из недоброжелателей. Но Дэн.

Перебирая сумасшедший поток мыслей в своей голове и не разбирая дороги, Блэр неожиданно оказалась у того самого отеля, который все еще строил Чак. У входа стояло два лимузина, и едва она хотела посмотреть на номер, чтобы определить кто у Чака, как Серена, Нейт и Чак вышли с парадного входа.

Вглядываясь в их лица она не могла оторвать глаз. Вот они. Золотая молодежь. Ее сверстники, ее лучшие друзья, и она – на другой стороне дороги. Это казалось символичным.

Чак – который уже стал успешным бизнесменом. Серена – которая будет продюсером, и уже делает серьезные шаги на пути к своей мечте. Нейт – впервые свободный и действительно независимый и успешный репортер.

А напротив?

Блэр Уолдорф. Бывшая королева школы. Бывшая королева Нью-Йорка – безуспешно пытающаяся вернуть себе свой титул. Бывшая жена принца Монако - успевшая в двадцать с небольшим, иметь за спиной неудачный брак. Бывшая. Главное слово во всем этом слово – бывшая. Она мечтала стать принцессой, и добившись этого поняла что это совершенно несущественно. Пока она мечтала о принцах и замках, остальные строили свою жизнь. Настоящую жизнь.

Вновь вернувшись взглядом к самым близким из всех людей что были у нее в жизни, она заметила, что все они совершенно беззаботно о чем-то спорят, и судя по отголоскам слов, что доносятся до нее, пытаются решить где провести вечер. Когда Серена звонко рассмеявшись и случайно повернув голову в ее сторону заметила ее, ей стало неловко. Впервые в своей жизни, в их присутствии она чувствовала себя жалкой.

Когда Нейт и Чак, видимо оповещенные Сереной, направили свои взгляды на нее, она впервые пожалела что знакома с ними. Успешные бизнесмены и кинопродюсеры, не могут икшаться с кем попало. Она – кто попало. Она никто. Такая же как все.

Оказавшись в компании друзей в одном из самых модных ресторанов, она никак не могла выкинуть из головы слова Дэна о том что она не готова. Не готова к чему? К тому, что жизнь идет, а она стоит на месте, и воюет за воздушные замки с ветряными мельницами? К тому что абсолютно все, вне зависимости от проблем, что преследовали их в этом году, сумели не только решить свои проблемы, но и строили что-то. Строили, даже когда почти все рушилось. Никто не останавливался, никто не брал тайм-аут, и не делал стратегических отступлений. Все шли вперед.

Когда вечер приближался к своему логическому концу, и Нейт с Чаком, заранее начали обговаривать, где и когда они встретятся с Сереной, Блэр вновь поняла что она совершенно одна. Одна – потому что лето приходит. Скоро лето – а ей еще столько нужно сделать. Лето – когда все будут готовиться к будущему, и перешагивать еще одну ступеньку в будущее, она потратит его на то что бы вернуться к тому, что было у нее пять лет назад. Она не просто стоит на месте. Она снова и снова делает шаги назад, и никто не страхует ее. Она одна.

-«Блэр» - оказавшись с Чаком наедине, Блэр стало неожиданно грустно и страшно –«Ты в порядке?»

-«Да» - быстро ответила Блэр, и пусть Чак и почувствовал, что она лжет, но все равно промолчал.

-«Тебя подвести?» - легкость и спокойствие его голоса заставили Блэр очнутся ото всего, что терзало ее последние несколько часов.

-«Да» - вновь быстро ответила Блэр, и лишь оказавшись в уютном лимузине и вдохнув его запах, она смогла немного отвлечься от осознания своих ошибок.

-«Куда?» - вновь спросил Чак.

-«Домой» - спокойно ответила Блэр.

-«К Дэну или к Тебе домой?» - уточнил Чак. И она не почувствовала злости в его вопросе. Не почувствовала его волнения, от того что он собственноручно отвозит ее к другому.

-«Ко мне домой» - быстро проговорила Блэр.

-«Артур» - спокойно обратился к водителю Чак –«К пентхаусу Мисс Уолдорф»

-«С тобой точно все в порядке?» - уточнил Чак, когда очередная пауза затянулась.

-«Да» - кивнув в подтверждение своих слов, ответила Блэр.

В этот раз Чак промолчал, и лишь откинувшись на спинку кресла, выдохнул. Его легкость и расслабленность – даже после всего, что они пережили в последние дни, не могла не испугать ее.

-«Чак» - в очередной раз отвернувшись от его спокойного взгляда, обратилась к нему Блэр.

-«Да?»

И в этот раз, она не смогла спросить его. Не смогла узнать мнение того кто всегда говорил только правду на прямые вопросы. Вне зависимости от статуса собеседника, или степени откровенности вопроса. И вновь она замолчала. Вновь не смогла пересилить себя, и может быть снова услышать то самое – “такая же, как все”.

-«Блэр» - прервал ее молчание Чак.

-«Что?»

-«С тобой точно все хорошо?»

-«Да» - надев небольшую улыбку ответила Блэр –«Я просто устала»

-«Ты хотела задать вопрос» - напомнил Чак.

-«Да» - вновь улыбнулась Блэр, встречаясь с ним взглядом –«Какие у тебя планы на лето?»

-«Не знаю» - он почему-то улыбнулся и пожал плечами –«Мы с Нейтом берем яхту, и плывем …»

-«Куда?» - уточнила почему-то Блэр.

-«Не знаю» - легко ухмыльнулся Чак, закидывая руки за голову –«Может в Азию, может куда-то в Европу»

-«Это интересно» - улыбнулась его мечтательному взгляду Блэр.

-«Да» - продолжал улыбаться Чак –«В прошлом году, мы целый месяц провели в Пекине»

-«Развлекались?» - пошленько ухмыльнулась Блэр.

-«Конечно» - нагнувшись к бару, ответил Чак –«Будешь, что-нибудь?»

-«Нет»

Когда они уже почти подъезжали, Блэр неожиданно поежилась, не то от легкого ветерка из люка, не то от осознания того что она совсем запуталась в себе.

-«Замерзла?» - удивился Чак.

-«Нет» - быстро ответила Блэр –«Просто задумалась»

Когда Чак несколько секунд помолчав, почему-то отвел взгляд, Блэр вновь почувствовала себя неуверенно. Неужели он понимает, о чем она думает, и возможно боится вновь открыть ей ту правду, о которой она узнала всего несколько часов назад.

Лишь оказавшись возле ее дома, Чак вновь обратил на нее свой взгляд, и слегка замявшись, улыбнулся.

-«Твоя остановка» - ухмыльнулся он.

-«Спасибо» - начиная движение, ответила Блэр.

Оказавшись на улице, Блэр уже хотела зайти в здании, как ее окликнул Чак.

-«Блэр» - она быстро обернулась.

-«Что?»

-«Не позволь этому сломать тебя» - неожиданно произнес Чак.

-«Что?» - удивилась его словам Блэр.

-«Не дай этим проблемам задушить тебя» - уточнил Чак –«Ты справишься» - ухмыльнувшись добавил он.

-«Спасибо» - улыбнулась Блэр.

-«Удачи» - вновь легко бросил Чак –«Если что ты знаешь как меня найти» - и когда она улыбнулась и кивнула, он снова ухмыльнулся, и откинулся обратно на спинку кресла.

Когда тонированное стекло медленно поднялось и скрыло от нее Чака, она лишь проводила взглядом движущееся авто и лишь на секунду задумавшись вернула на свое лицо улыбку.

-«Я справлюсь» - шепотом повторила она.

И действительно, она справится. Ведь у нее такие друзья, и как минимум один из них верит. Верит в нее. Верит в нее и верит, что она справится. А ведь он – никогда не ошибается. Он Чак Басс, и он верит.

 
mio-mioДата: Суббота, 14.04.2012, 08:47 | Сообщение # 8
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№ 7 Осталось ли счастье


Виски, неужели это все что у меня осталось – думал парень покачивая почти пустую бутылку дорого напитка в руке.

Парень подошел к бару, открыв дверцу и не увидев там ни чего, с грустью закрыл ее. Я знал, что когда-нибудь и бездонное находит свое дно. Сделав последний глоток обжигающей жидкости, брюнет сел на диван.

- Мысли в слух, и о чем же я думаю, Чак откинулся на спинку дивана и устало потер переносицу. Я успешен, богат, несомненно красив, владею половиной Нью-Йорка и переспал почти со всеми женщинами этого города, с этой стороны моей жизни я должен быть больше чем счастлив, а теперь давай те рассуждать почему же мне так херово в этой жизни. Отец, который ни когда не уделял мне должного внимания, мать, смерть в которой я себя винил, а оказалось, что она жива и не хочет меня видеть, еще и дядя Джек, которого вообще хрен поймешь – так с кровными родственниками вроде бы разобрались. Ван дер вудсоны, эти блондины еще та семека Адамсов, но им я благодарен, особенно Лили. За нее готов сказать отдельное тебе спасибо. Парень ухмыльнулся и лукаво посмотрел на потолок. Тебе спасибо, ха, хотя за что мне быть тебе благодарным, когда ты у меня забрал самое важное, мою Блэр. Именно мою парень начал переходить на крик, сейчас это уже совсем другой человек и мне не в кого верить, не за чем. ВЕРНИ ВСЕ ТАК КАК БЫЛО, может я и сам виноват, ладно Я ВИНОВАТ, в том что отпустил ее к Луи, но я понял свою ошибку и я готов был ждать НО ХАМФРИ, Ты серьезно ХАМФРИ!!!! После всего ХАМФРИ, она же просто не видит, что это не ее, сейчас так кажется. Но пройдет какое-то количество времени и она поймет, что он не может дать ей той жизни, которую она заслуживает, А Я МОГУ, раньше думал, что не могу, но сейчас я уверен МОГУ!!!! Не делай так снова, не отворачивай нас дуг от друга, сыграй новый раунд, который будет в нашу с Блэр пользой, пожалуйста. Голос парня становился все тише и отчаянней и вскоре Чак уснул.

- Да выключите этот чертов мобильник – Чак попытался укрыться одеялом с головой, но поняв что ни одеяла ни подушки у него нет, он решил найти телефон, с закрытыми глазами парень попытался обследовать близлежащую территорию пола, затем дивана, но в итоге осознав, что он в костюме, полез в карман брюк.

- И тебе доброе утро – проворчал парень телефону, но открыв сообщение резко подскочил с дивана.

«Все ли уже в курсе, что Лили Хамфри, одна из самых роскошных и элегантных женщин Манхеттена, стала королевой Бруклина, хотя в этом звании она еще может посоревноваться с Блэр Уолдорф, которая тоже была замечена в районе, который так далек от Вест-Сайда. Знала ли Лили, что сменив фамилию, сменится и карета на тыкву, а в ее собственном экс-доме, самозванка будет проводить балл, а пригласили ли Вас, меня Да xoxo Gossip girl»

- Джорджина совсем с катушек съехала. Парень набрал знакомый номер и поднес телефон к уху.

- Алло Лили

- Да Чарльз, доброе утро

- Не в курсе, что сегодня за вечеринку устраивает Айви

- Айви, вечиринку, в моем доме? – женщина была явно удивлена

- ой, прости, мне видимо приснилось, я тебе позже позвоню – Чак повесил тубку.

Сначала душ потом дела, сначала душ потом дела, одно правило, неужели так сложно! – пробурчал парень и направился в душ.

* * *


- Что, с Блэр Уолдорф, королева Бруклина!!!! Дэн какого черта ты молчишь – Блэр была вне себя с самого утра, а это ни к чему хорошего не приводит.

- Дэн сделал глоток чая и начал намазывать джем на тост, продолжая молчать

- Все я в Бруклин больше ни ногой, слышишь, а то так скоро меня совсем отбросом общества сделают.

- Так ты считаешь, что я отброс общества – Дэн наконец-то оторвался от тоста и поднял взгляд на Блэр.

- Нет – девушка выдохнула – просто для тебя это нормально

Глаза парня округлились

- Я не то имела ввиду – девушка начала оправдываться, но не знала, что сказать

- Я итак все понял, ты просто ляпнула не подумав, ни чего страшного – Дэн продолжил размазывать джем по тосту

Блэр уже хотела объяснить Дэну сложившуюся ситуацию, и она в считанные секунды придумала классную отмазку, но все это не понадобилось

- а ну да, прости – Блэр даже стало скучно.

- Может пойдем вечером на вечеринку Айви? – спросила Блэр

- Да, хорошо

- Как хорошо, ты должен быть против, она такое творит… - девушка была в недоумении

- Я тебя не понимаю, ты же сама предложила

- А ты просто поддакнул, даже не вдумался в мой вопрос.

- Все Блэр давай успокоимся и встретимся вечером – Дэн встал из-за стола и направился к выходу

Девушка молча проводила его удивленным взглядом.

* * *


- Серена, как ты? – Нейт зашел в кабинет своей сотрудницы

- Честно я не знаю, вся эта история с наследством, Айви – Чарли, выбила меня из колеи.

- Ясно, но я уверен, что все наладится – Нейт погладил Серену по плечу

- Я больше не хочу ждать, пока все произойдет само собой, и знаешь, что у меня сегодня будет сногсшибательная вечеринка, настолько, что к Айви ни кто не придет, посмотрим, как ей это понравится, быть одной в столь большом и чужом для нее пентхаусе.

- Хм, дерзай – Нейт улыбнулся своей подруге, он скучал по решительной и уверенной в себе Серене.

- Нейт- девушка окликнула парня

- Что

- Ты же придешь на мою вечеринку - девушка лучезарно улыбнулась

- Разве у меня есть выбор – парень ухмыльнулся и вышел из кабинета

«Роуз против лже Роуз, каждый задается вопросом, как попасть на вершину Манхеттана, но я считаю, что важнее суметь там удержаться. Нужно ли родиться для этого с золотой соской или ее можно купить, давай те проверим. Серена Ван дер вудсон готова провести исследование лично сегодня в Palace, но не ошибитесь этажом, надеюсь фамилия Басс говорит сама за себя. The Spectator»

- Чак привет – Серена судорожно постукивала пальцами по столу.

- Да сестренка, что случилось – Чак уже больше часа пытался собрать себя в единое целое.

- А почему сразу случилось, просто как дела?

- Сама знаешь, что не очень

- Да, время действительно не лучшее, кстати ты уже получил оповещение из Spectator

- Я не подписан

- Что??? Там твои лучшие друзья трудятся не покладая рук, а ты даже не удосужился подписаться!

- Прости, сегодня подпишусь

- И лучше сделай это прямо сейчас

Серена отключилась. Спустя 4 минуты телефон девушки завибрировал.

- Да Чак

- Ты с сума сошла, Серена недалекость твоего ума, завела тебя слишком далеко!

- Попрошу без оскорблений, но Чак мне нужна эта вечеринка, я организую все сама, а тебе только нужно буде там побыть такому красивому

- Мне там еще и присутствовать надо

- Да, а еще тебе нужно разослать приглашение, своим влиятельным друзьям – Серена сделала умоляющий взгляд как буд-то бы Чак ее видел

- Пффф, хорошо

- Спасибо Чак, ты самый, самый лучший.

* * *


- Дэн! Мы идем на вечеринку Эс. Аллооо ты слышишь?

- А это обязательно

- так на вечеринку какой-то Айви, ок хорошо, а к Серене не обязательно

- Ладно пойдем

- Может ты еще с 5 этажа спрыгнешь

- Блэр не начинай

- Не буду, до встречи в Палас.


* * *


Вечер Палас

- Чак – выкрикнула Серена из толпы, и пошла навстречу к нему – Как тебе удалось их всех собрать?

- Ну у меня есть козырь в рукаве, точнее у Лили

- Нууу – Серена вопросительно посмотрела на Чака

- Какая же ты не терпеливая, подожди чуть чуть – ухмыльнулся Чак и отпил виски

- а ты не увлекайся напитками – пробурчала девушка – Ладно пойду попробую найти Нейта

* * *


- Нейт привет – Серена подошла к парню и чмокнула в щеку

- Серена могу тебе сказать, что вечеринка потрясна и ты тоже шикарно выглядишь – Нейт посмотрел на девушку с восхищением

- Ну здесь правда не совсем моя заслуга, но все равно спасибо – Серена смущенно заулыбалась

- А где Чарли? – Серена огляделась по сторонам

- Не знаю, она сказала, что сомневается, стоит ли ей приходить, я не понимаю ее отношения к вам, нельза так закрываться, она должна дать ее новой семье шанс

- Спасибо, хоть ты меня понимаешь

- Там Марк Джейкобс со своим новым другом, - Серена приподнялась на мысочки – о я должна с ним поздароваться, я как раз в его туфлях как удачно то, Нейт прости, я позже тебя найду.

- Марк, здравствуйте, я Серена Ван Дер вудсон – Девушка протянула именитому дизайнеру руку

- Оу, Вы и есть организатор столь блестящего вечера

- Не буду скромничать, да это я

- но не без помощи лучшей подруги, здравствуйте, я Блэр Уолдорф

- Да уж у тебя скромности не отнимать – прошептала Серена

- Я так рада Вас здесь видеть – пролепетала Блэр

- Блэр, слышал историю Вашего развода, мне жаль, что так случилось

- Да, когда я летела в Монако что бы помочь мужу в его работе, я ни как не думала, что помощь будут заключатся в том, что бы стащить с него оголенную премьер министра

- Жаль, что суд был не на Вашей стороне при разделе имущества

- Да в следующий раз я буду более внимательно читать брачный договор

- Позвольте спросить, кто же сейчас Вас сопровождает

- Да конечно – Блэр обернулась и Серена последовала ее взгляду, наткнувшись на то, как Дэн не умело пытался съесть улитку в раковине которой видимо застрял его язык, Серена поперхнулась шампанским, а Блэр скривилась

- Знаете я сегодня сама по себе, хватит с меня пока мужчин – улыбнулась Блэр

- Рад был познакомиться с Вами мисс Уолдорф и мисс Ван дер Вудсон, надеюсь Вы скоро встретить достойных Вас мужчин.

- Ну что Серена могу тебя поздравить, эта лучший вечер года, ты молодец. Не зря я тебе лекции по этикету читала

- Хм, спасибо конечно, но моего участия здесь почти нет

- В смысле

- Это Чак все организовал, у меня нет таких связей

- Ни у кого нет – ухмыльнулась Блэр и направилась в сторону Дэна

- Ау, это еще за что – Дэн почесал затылок по которому ударила Блэр

- Так и будешь вылизывать эту улитку или все же пойдешь поздороваешься с влиятельными людьми

- Я лучше буду вылизывать улитку, чем этих людей

- Так вот по твоему чем я занимаюсь

- Нет, Блэр я ни о тебе, просто я не зависимый писатель, мне нужно вдохновение а не эти люди

- Ты совсем ни чего не понимаешь – Блэр немного повысила голос – Если ты пишешь на верхнем ист-сайда и о людях Манхеттена, ты должен быть среди них как рыба в воде

- Ха, я могу быть и анонимом из Бруклина

- Последний раз это не было удачно

- Следующий раз будет другим

- Так может поедешь в свой гараж и начнешь писать что-то стоящее – Блэр изогнула бровь

- Видимо я в тебе ошибся – выплюнул Дэн и направился к лифту

- Нет, видимо я в тебе – с горечью сказала Блэр и пошла на балкон.

* * *


- В царстве не все сладко? – тишину разорвал голос Чака, кожа девушки покрылась мурашками и она обернулась на звук голоса

- Ты же знаешь, что царства уже давно нет – печально сказала Блэр

- Главное, что королева осталась – Чак подошел ближе

- Без короны, короля, дворца и подданных, боюсь что и королевы нет

- Блэр

Она подняла на него свои большие карие глаза, в которых было слишком много грусти

- Чак – она нежно произнесла, такое родное, но уже забытое имя

- Что у тебя происходит – спросил Чак взяв ее за руку

- Ты ни когда меня не простишь – прошептала девушка и отвела взгляд в сторону

Он аккуратно коснулся ее подбородка и посмотрел прямо в ее глаза – я ни когда не обижался, затем парень развернулся и вышел с балкона, оставив девушку наедине с ее мыслями.

Она даже не заметила как одинокая слеза скатилась по ее щеке, прямо к сердцу, которое начало биться чаще и сильно сжалось, когда дверь балкона закрылась за юношей.

- Чак – тихо прошептала девушка – Чак.

* * *


- Серена, Нейт вы не видели Чака? – Спросила Блэр оглядываясь по сторонам.

- да он пошел на балкон

- Нет, после, когда он вышел от туда?

- Ооо тогда нет – Блондины замотали головами

- Серена. Зачем ты это устроила! – к компании подлетела Айви

- Прости я не понимаю о чем ты

- Да конечно, ты же специально, что бы ко мне ни кто не пришел, а я же старалась ради Сиси, почтить ее память

- Не смей о ней говорить, она тебе не бабушка, я ее внучка, не ты

- Да и где же ты была когда она умирала!?

- Как ты смеешь – Серена начала краснеть от злости

- Серена успокойся – Нейт начал поглаживать девушку по спине

- Ты ни когда не была Роудс и ни когда ей не станешь – выплюнула Серена – а теперь убирайся от сюда

- Нет, Серена подожди – к молодым людям подошла Лили

- Айви ты не могла подождать нас в кабинете Чарльза, я думаю он будет не против

Девушка кивнула и ушла

- Мама, что происходит

- Серена, подожди чуть чуть

- Да вы сговорились что ли

- Нет, мы должны всех дождаться, ах вот и моя дорогая сестра с Чарли и Уильям, прошу всех подняться в кабинет Чарльза

- Наверху, уже ждали Руфус, Дэн, Чарли и Чак, который явно чувствовал себя неприятно в этом окружении, это было заметно по его напряженным скулам.

Нейт увидев Чарли, помахал ей рукой и не стал отходить от Серены. Потому что чувствовал, что той сейчас необходима его поддержка.

Все прошли в кабинет Чака, Лили встала по середине комнаты, остальные разместились на диване и креслах. Дэн позвал Блэр сесть рядом, но та с гордо поднятой головой прошла мимо и села на кресло напротив Чака.

Столкнувшись взгядом с Чаком, они оба почувствовали напряжение, которого казалось бы уже не осталось между ними, от этого они оба заерзали на своих местах.

- Да не может быть – сказал Арчибальд уставившись на Чака и Блэр.

Чак смерил друга взглядом а у Блэр на щеках появился румянец.

- Лили, вроде все в сборе, мы готовы тебя выслушать – сказал Чак.

- Да замечательно, что все здесь, начну с того, где я сегодня была. Я навещала сиделку Сиси, которая рассказала, мне одну увлекательную историю. Как Айви, добрая, отзывчивая и хорошая девочка ухаживала за Сиси, как она поведала ей историю о том, что мать ее скрывала и даже изменила имя в документах на Айви Дикенс.

В этот момент глаза Айви расширились и она вся сжалась сидя в кресле.

- так вот, что самое интересное, Кэрол тоже навещала Сиси, извинялась и подтверждала каждое слово дочери – Лили изобразила воздушные кавычки. Самое ужасное в этой ситуации, что Кэрол сказала матери, что передала нам информацию, о том что как той плохо и где она находится, но ни один из нас так и не приехал ее навестить. – На глаза Лили навернулись слезы. – Естественно Сиси полностью ни когда не доверяла Кэрол и оставила завещание на Айви, веря в ее историю, но не ясным оставалось одно, зачем это Кэрол, конечно ясно, что они с Айви поделят деньги и все будут в плюсе, но Кэрол с самого начала могла сказать имя своей настоящей дочери и получить все деньги. – Айви скажи, ты придумала эту историю, что бы Кэрол не оставила тебя с носом.

- Нет, все от начала и до конца правда, так и было, но все это придумала Кэрол, от начала и до конца – Айви потупила взгляд, ей действительно было стыдно.

- Кэрол, хочешь, что-то сказать – Лили посмотрела на сестру, в надежде что та раскается.

- Да, я это все придумала, потому что если бы ни так, то Сиси все бы завещала тебе, ты ее слушалась и была любимицей, как и Сирена и Эрик, вы все были ее любимчиками, а я сбежала, скрывала дочь, обманывала. Чарли бы ни за что не согласилась на такую авантюру, пришлось импровизировать – чуть ли не кричала Кэрол.

- Да, но это не объясняет того, что ты сказала ей рассказать про Айви, ведь это была твоя идея – Лили сложила руки на груди и продолжала пристально смотреть на Кэрол.

- Какая тебе в этом выгода – неунималась Лили, но Кэрол продолжала молчать.

- Лили – Чак встал с места, я знаю в чем была причина, но хотел бы рассказать тебе об этом наедине.

- нет Чарльз я думаю все мы заслуживаем знать правду

- Лили прошу тебя на два слова

Женщина выдохнула, но все же вышла с Чаком в коридор. Через несколько минут они зашли обратно, Лили села рядом с мужем и предоставило слово Чаку.

- Я бы хотел, что бы это оказалось не правдой, но к сожалению факты утверждают об обратном, с позволения Лили я объясню мотивы Кэрол

- Чарльз прошу не нужно – Уильям умоляюще посмотрел на Чака

- Простите мисте Ван Дер Вудсон, у вас было время

- Итак, Кэрол попросила назваться Айви хм Айви, так как хотела получить еще одну не маленькую сумму денег.

- Я не буду слушать этот бред, пойдем Чарли – Кэрол встала с места

- Сядь Кэрол – зло выкрикнула Лили – это уже не тайна

Кэрол опустилась на место

- Какие деньги – непонимающе проговорила Серена – папа причем здесь ты?

- Да мистер Ван дер вудсон может все же Вы расскажите – произнес Чак

Уильям потер переносицу и тихо произнес – она хотела получить алименты, если бы Чарли стала наследницей, то в суде Кэрол бы вряд ли выиграла, с условием того, что отец не знал о существовании дочери, но вот в ситуации с банкротством и отсутствием трастового фонда, суд был бы на стороне Кэрол именно в той ситуации, которая сложилась сейчас.

- Но причем здесь ты – Серена боялась услышать ответ, который уже знала

- Я отец Чарли, прости – сказал Уильям даже не зная к кому сейчас обращался к или, Серене или Чарли.

Серена прикрыла рот рукой и выбежала из комнаты, Нейт последовал за ней, остальные сидели в тишине.

- Ну и что, все рады этой правде – Кэрол встала и начала размахивать руками – Это все равно ни чего не меняет

- Кэрол если не хочешь в тюрьму то сядь и успокойся – прошипел Басс

Женщина не понимающе уставилась на него

- Сиделка Сиси все рассказала полиции и сейчас дело направлено в суд, о пересмотре завещания и выдвижение обвинений за мошенничество – устало проговорила Лили.

- Что ж спасибо всем за внимание, а тебе Айви советую сейчас же покинуть наши апартаменты – сказала Лили и вместе с Руфусом вышла из помещения.

- Блэр – Дэн направился по направлению к девушке, но та встала и сказала, что пойдет поищет Серену и вышла из кабинета.

Чак усмехнулся и тоже ушел, Оставив Дэна одного, вещи становятся на свои места, а кто-то всегда остается один.

Блэр направлялась в комнату Серены, она аккуратно приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Серена плакала, Нейт пытался ее успокоить.

- Серена, дорогая, не плачь – Блэр подошла к подруге

- Но как он мог, неужели по нормальному не бывает, все врут и изменяют, мне так противно – кричала Серена сквозь слезы

- Хочешь я останусь?

- а как же Дэн

- Его больше не будет

Серена обняла подругу, - Я люблю тебя Би, но ты можешь идти по зову своего сердца – Серена улыбнулась и начала вытирать слезы

- Я с ней останусь – сказал Нейт и крепче обнял свою белокурую подругу.

Серена благодарно ему улыбнулась.

- Хорошо, я позвоню тебе завтра – сказала Блэр и вышла из комнаты.

Около лифта Блэр столкнулась с Лили

- Мисс Ван дер Вудсон мне так жаль

- Блэр милая, у нас у всех бывает черная полоса, но всегда нужно помнить, что скоро начнется белая. Это было в прошлом, а главное, что есть у нас в настоящем и что может быть в будущем, главное сделать шаг и уметь дождаться.

Блэр крепко обняла Лили и побежала к лифту.

Чак зашел в свой номер и направился к бару, увидев пополнившиеся запасы виски и скотча Чак улыбнулся и достал одну из бутылок. Чак уже собирался налить виски, как услышал звук телефонного сообщения, нехотя он поплелся к журнальному столику на котором лежал его мобильный, думаю о том, что это скорее всего сплетница, до которой уже дошла вся информация.

Увидев текст сообщения Чак не поверил. Он потер глаза и ущипнул себя, затем вновь перечитал написанное

«Жду тебя там, от куда все пошло не так… Но в этот раз я дождусь и все будет по другому. Би»

Девушка стояла на крыше, смотровой площадки с которой видно весь Нью-Йорк, она знала, что он придет, она это чувствовала, было около 11, когда она отправила сообщение, сейчас часы показывали 12, но она знала, что он придет.

Чертовы пионы, зачем я сам за вами поехал, теперь торчу в пробке, город который не стоит на месте, стоит еще как стоит.

- Артур остановись, хотя о чем это я

- Чак открыл дверь лимузина и подошел к парну на мотоцикле, который остановился перед светофором.

- Парень слезай садись вон в тот лимузин там тебе все расскажут да еще и денег дадут, давай. Давай быстрее. Чак столкнул недоумевающего партя с мотоцикла и наплевав на светофор помчался в сторону емпайер.

12.45 а вдруг он не придет – проносилось у девушки в голове. Неужели больше ни чего не осталось – ей действительно стало страшно. Она смотрела на огни города и готова была ждать недели и месяца, единственного мужчину с которым должна быть. 12.55 ее глаза начали смыкаться, но она знала, что должна выстоять. 01.00 – кто-то вытянул пере ней изрядно потрепанный букет пионов, она обернулась и увидела такого же потрепанного Чака.

Она улыбнулась и начала приглаживать его волосы

- Что с тобой случилось

- Главное не что случилось, а сто случится – с этими словами Чак крепко обнял Блэр и поцеловал, этот поцелуй был началом нового мира для Чака и Блэр, Блэр и Чака.

 
mio-mioДата: Понедельник, 16.04.2012, 22:52 | Сообщение # 9
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№ 8 THE SPOTLIGHT


Блэр Уолдорф как раз наносила утренний макияж перед зеркалом, когда её побеспокоила Дорота и попросила срочно подойти к телефону. Утро выдалось солнечным, и девушка находилась в положительном расположении духа после их вчерашнего киномарафона с Дэном. Они с упоением посмотрели «Разум и чувства» - лучший выбор для молодой пары в субботний вечер, но что-то казалось ей неправильным. Однако Блэр, наученная жизнью, попросту отбросила свои размышления и сомнения и решила плыть по течению.

Она как раз планировала свой день, когда Дорота попросту бесцеремонно потревожила её во время утреннего туалета. Мисс Уолдорф бросила косой недовольный взгляд на перепуганное лицо домоправительницы и лёгким движением руки взяла у неё радиотелефон.

Беззаботное выражение мгновенно исчезло с её лица, когда она узнала, кто звонил в столь ранний час и по какому поводу.


***


Блэр Уолдорф всегда дорожила своей репутацией, будто бесценным бриллиантом. Ради неё она разрушала чужие жизни, лгала, плела интриги, порой даже предавала своих близких друзей, проще говоря – ради репутации она была готова на что угодно, как, собственно, и ради положения в обществе. К сожалению, влияние в Колумбии она потеряла, пока слепо следовала за свой «королевской» мечтой. Теперь же вся жёлтая пресса смакует детали её бракоразводного процесса с принцем Гримальди. А сегодня утром этот самый «королевский развод» превратился в чистой воды катастрофу. Она висела на волосок от самых низов общества. Её пугала мысль, что на неё будут показывать пальцем и шептаться за спиной, ещё больше её пугала возможность поравняться положением с Хамфри – стать аутсайдером.

Она в растерянности мерила шагами комнату и пыталась собраться с мыслями. Закусив губу и задумчиво рассматривая замысловатый узор на собственном ковре, девушка всё никак не могла решить, что же предпринять. Мысли путались и разбегались. Пора было признать, она, Блэр Уолдорф, – в панике. Похоже, мир действительно начал сходить с ума.

Внутренний голос повторял только одно короткое слово, которое сводило её с ума – имя самого обаятельного мужчины Верхнего Ист-Сайда. Она до последнего не хотела звонить Чаку, будучи уверенной в том, что друзья из них плохие. Но он был единственным человеком, который действительно мог помочь и, пожалуй, был готов это сделать.

Её палец замер над кнопкой «Вызов». Это было так просто, но в то же время так сложно – переступить через себя и всё-таки позвонить. Она боялась: а вдруг он поступит с ней также, как она с ним тогда, когда он приходил по поводу своей матери? Что тогда она будет делать?

Блэр решительно тряхнула головой и всё-таки передумала. Она решила приехать лично.


***


Чак Басс проводил воскресное утро, изучая последний контракт на строительство третьего отеля в его собственной сети, когда внезапно кто-то появился в его пентхаусе. Нейт уехал разбираться с какими-то проблемами в «Spectator», и он не ожидал, что друг приедет так скоро. Тем не менее, он поднялся, решив встретить друга и заодно пропустить с ним стаканчик виски.

— Чак?.. – вопросительно раздался неуверенный мелодичный голос, и Басс остановился, как вкопанный. Что здесь делает Блэр? Он резко выдохнул и вышел ей на встречу:

— Здравствуй, Блэр, - он посмотрел на неё взглядом, лишённым эмоций.

— Чак, я… - запнулась она, подыскивая нужные слова, - мне нужна твоя помощь.

— Правда?

— Да, - она робко прошла вперёд. – Проблема очень серьёзная.

— Я тебя слушаю, - также бесстрастно проговорил Чак, скрывая внутренне беспокойство за эту девчонку, и всё же пошёл за желаемым виски.

— Сегодня утром мне звонила принцесса Беатрис, - начала Уолдорф. – Она сообщила, что наши с Луи телефоны прослушивались средствами массовой информации. То есть они знают про всё. Всё, понимаешь? – она посмотрела на него, как на свою последнюю надежду, а на следующей фразе её голос дрожал от невыплаканных слёз: - О нас, о моём ребёнке, о нашем решении сбежать до той ужасной аварии, обо всём… Это будет невиданный международный скандал и не оставит от остатков моей репутации даже мокрого места. Ты сказал, что я всегда могу обратиться к тебе за помощью. Я в отчаянии и слаба, как никогда прежде. Прошу, Чак, помоги мне.

Напоминания снова разбередили незажившие раны. Что-то внутри Чака перевернулось: та Уолдорф, гордая и сильная, не стала бы его так умолять. Стало быть, она действительно в отчаянии. После долгого молчания, он, наконец, спросил:

— Кто они и в каком издании работают?

Блэр подавила вздох облегчения. Он всё ещё с ней. Он всё ещё на её стороне. Он всё ещё готов помочь.

— Их редакция здесь, в Нью-Йорке, но они связались с редакцией одного из журналов Монако, а там у королевской семьи есть свои люди. Они и доложили об этом Беатрис, а она – мне. Она сказала, что лучше бы мне разобраться с этой проблемой, иначе королевская семья найдёт способ довести дело до конца, то есть полностью уничтожить меня, - Блэр смотрела на свои туфли, не в силах поднять взгляд на Чака. Она боялась, что будет выглядеть ещё слабее, чем сейчас. Её пальцы дрожали, Блэр нервно теребила ручки своей фирменной сумки.

— Хорошо. Дай мне название журнала и двадцать минут. Я постараюсь всё уладить. А ты пока позвони Серене, тебе сейчас необходимо дружеское плечо, - слегка язвительно бросил ей Чак, забирая блокнотный лист, протянутый Уолдорф, с информацией о скандальном издании «The Spotlight».

Блэр словно в забытье поговорила с Сереной, находясь в прострации то ли из-за близости Чака, то ли из-за его бесспорной поддержки. Она чувствовала себя сильнее даже находясь с ним в одном помещении. Блондинка же пообещала быть в «Эмпайр» как можно скорее.

Уолдорф заметно оживилась, когда в комнате появился Чак.

— У меня плохие новости, Блэр, - с сожалением проговорил он, смотря на неё из-под бровей. – Я предлагал им много, потом очень много… Они отказались от всего, даже когда я пригрозил уничтожить их газетёнку. Похоже, материал уже в полной боевой готовности, и скоро они сбросят эту атомную бомбу. Если мы предпримем что-то против них – они мгновенно пустят его в печать.

— То есть публикация неминуема? – дрожащим голосом спросила Уолдорф.

— Я такого не говорил, - сказал Басс, когда искорка коварства блеснула в его глазах. – Серена скоро приедет?

— Она обещала скоро быть здесь, - коротко ответила Блэр.

— Отлично, сейчас я позвоню Нейту и спрошу, когда приедет он.


***


Получилось так, что Серена и Нейт столкнулись на полпути, поэтому прибыли в пентхаус Чака вместе. За это время Блэр слегка успокоилась из-за магнетического присутствия Чака Басса и небольшой дозы алкоголя.

— Случилось что-то ужасное? – эмоционально выпалила Серена, которой по телефону так ничего и не объяснили.

— Что происходит? – спросил Нейт, обеспокоено поглядывая на Чака и Блэр.

Когда они все присоединились к Уолдорф на диване, Чак вкратце изложил сложившуюся ситуацию. Никто не перебивал и не вставлял ни слова, терпеливо дослушивая до конца.

Повисло тяжёлое молчание, когда Блэр немного дополнила рассказ Басса. Серена задумчиво закусила губу, размышляя над ситуацией, а Нейт озадаченно смотрел на скульптурку на журнальном столике.

— Нам нужен план, - снова заговорил Чак. – В принципе, всё вырисовывается довольно просто.

Серена окинула его вопросительным взглядом:

— Что ты задумал?

— Важно не допустить большой шумихи. Конечно, такие вещи безболезненно не проходят, но можно сократить время полного прицела средств массовой информации. А чтобы от него избавиться, мы должны предложить журналистам что-то такое же громкое. Так что если всё получится, то мы сможем всё это пережить более безболезненно. Если вы согласны не задавать никаких вопросов и слушать меня, то мы вытащим тебя, Блэр, из этого болота, - Уолдорф заворожено смотрела на него. В такие моменты он был для неё ещё прекраснее, чем обычно: в глазах блестит коварство, а на губах видна тень хитрой ухмылки. Она вздохнула и вдруг внезапно поняла, что ни разу не вспомнила о Дэне за всё это время. Она даже не рассматривала вариант звонить ему и просить о помощи.

— Серена, ты у нас самая обаятельная и привлекательная, - продолжал свою речь Чак, - поезжай в их редакцию и предложи столь же сенсационную новость, касающуюся одну из семей Верхнего Ист-Сайда. Они не смогут устоять перед твоей улыбкой.

— Сенсацию? Какого рода? – непонимающе уставилась на него девушка.

— Не говори им ничего, скажи только, что мы можем продать эту историю и в более крупное издание, и это точно затмит историю о принцессе Монако. Если они будут согласны хоть на какие-то уступки, то скажи, что дальнейшая связь будет происходить через меня.

— Но, Чак, что за сенсация? Я не понимаю…

— Серена, прошу, не задавай вопросов, у нас мало времени. Если ты хочешь помочь Блэр, то лучше сделать это быстро.

Серена нехотя кивнула и примерно через минуту исчезла в лифте.

Чак всё время встречал вопросительный взгляд Нейта и, не выдержав, спросил:

— Блэр, ты не против, если мы тебя оставим?

Та лишь меланхолично кивнула, всё ещё размышляя о своих отношениях с Дэном. Ей нужно было хоть ненадолго побыть одной, чтобы всё осмыслить и осознать до конца.


***


Нейт закрыл дверь рабочего кабинета Чака, пока его друг разглядывал пейзаж за окном.

— У нас же никогда не было секретов друг от друга, - начал Нейт. – О чём ты говорил Серене?

— Помнишь, я рассказывал тебе о Джеке и его гепатите? – он встретил удовлетворительный кивок от Нейта и продолжил: - Так вот, для меня до сих пор оставалось загадкой, чья кровь до сих пор течёт во мне. Я позвонил Эндрю и попросил разыскать Элизабет, чтобы хотя бы поблагодарить её за спасение моей жизни. – Он замолчал.

— И?

— И нашёл её в Тибете. Есть документальные свидетельства того, что она находилась там последние несколько месяцев. Я лично видел их и проверил каждое на любое несовпадение, но она действительно была там во время аварии. И это поставило меня в новый тупик: Элизабет в это время была на другом конце земного шара, а кровь Джека не может быть донорской из-за гепатита С. Кто же это был? Я велел Эндрю разыскать любых моих однофамильцев или просто людей, так или иначе связанных с семьёй Басс. Неделю назад я получил фотографии, которые попросту вогнали меня в ступор: на них мой три года как покойный отец.

Чак открыл ящик стола и разложил на столе фотографии. Сходство с Бартоломью Бассом было просто потрясающим. Нейт поднёс фотографии поближе к глазам, тем не менее призрак не исчезал, напротив, казался вполне реальным.

— Ты после этого не просыхал два дня, - кивнул Арчибальд. – Кто же этот человек?

— Эндрю удалось узнать, что он записан как Джошуа Рафсан, работает в местной букмекерской конторе обычным клерком, но часто не появляется на работе ввиду частых болезней. Но настоящий адрес, как и новых фото нам достать никак не удаётся.

— Стоп, чувак, не хочешь ли ты сказать. что твой отец мог жить все эти три года в тайне от тебя?

— Я ничего не могу утверждать сейчас, но такое исключать нельзя, - ответил Чак, поникнув.

— И ты собираешься пустить тайны семейства Бассов на конвейеры средств массовой информации? – изумился Нейт от внезапной догадки. – То есть гепатит Джека, личность Элизабет и твой застрявший между мирами отец станут достоянием общественности? Кто ты и где настоящий Чак Басс?

— У меня нет выбора. Это единственный способ защитить Блэр от Гримальди и спасти её репутацию. Я не думаю, что ты или Серена захотите выдать всю подноготную ваших семей в прессу…

— Но, чувак, это чистое безумие! Весь мир перевернётся вверх ногами, если ты вывалишь всё это в прессу! Да твои и так неустойчивые отношения с семьёй станут просто кошмарными!

— Ты что, не видишь, как она подавлена? Она приходила и умоляла меня ей помочь. А теперь вдумайся: Блэр Уолдорф умоляла о помощи. На ней лица нет! Она просто не выдержит ещё и этого скандала… Тебе ли не знать, что значит репутация для Блэр.

— Ты безумец, - печально заключил Нейт.

— Я просто люблю её.


***


Серена Ван дер Вудсен непринуждённо вошла в лифт многоэтажного офисного здания, хотя на самом деле её мучили миллионы вопросов. Что же задумал Чак? Что предпримут Гримальди? Сможет ли она добиться сделки с этим журналом? От неё одной сейчас зависела репутация Блэр. Серена очень хотела помочь, но очень боялась, что не справится с этим заданием. ­

— Вам на какой этаж? – спросила она у своего «попутчика» и повернулась к нему. Встретившись взглядом с очаровавшими её когда-то серо-зелёными глазами, Серена мгновенно изменилась в лице.

— Привет, Ван дер Вудсен, - кивнул ей её персональный представитель ада.

— Кайл, - потрясённо уставилась на него Серена. Даже у мисс Ван дер Вудсен были такие люди, которых она предпочла бы не вспоминать.

— Я всё думал, когда же ты меня заметишь, - язвительно хмыкнул он, а потом пристально, оценивающе осмотрел всё её тело и констатировал: – А ты сильно изменилась.

— Пять лет прошло, Голдмэн, - она уничтожающе посмотрела на него. – Так на какой тебе этаж?

— Двадцать шестой.

— Двадцать шестой? Тебе тоже насолили эти журналисты? – изумилась Серена.

— Насолили? – хмыкнул он. – Я инвестор «этих журналистов».

Серена ошибалась, когда думала, что не сможет сегодня удивиться ещё больше. Она осознала, что так можно надавить на редакцию – через их спонсора. Перед ней в костюме от Армани стоял человек, которого она ненавидела всем сердцем, и в то же время ключ к спасению её лучшей подруги. Конечно, можно было попробовать поговорить с главным редактором, но если сам Чак Басс не смог убедить его, то какова вероятность успеха была у неё?.. Серена всегда ненавидела дилеммы, но сейчас, похоже, встретила одну из самых ужасных в своей жизни: унижаться перед человеком, разбившим ей сердце в пансионе в Атланте, или дать крысам-журналистам уничтожить репутацию своей лучшей подруги?

«Нет, ни за что», - рассудила Серена. – «У меня получится добиться отмены публикации этого материала и без помощи… В общем, без его помощи».

— А что, у тебя возникли какие-то проблемы? Ты же знаешь, я всегда могу тебе помочь.

— Иди к чёрту, Голдмэн, - злобно рыкнула Эс, ненавидя его догадливость. – Неужели не нашёл лучшего вклада, как жёлтая газетёнка?

— Прости, я как раз был у него в гостях, не хочу навязываться, - саркастично парировал он. – Помнишь Атланту? Нам было так хорошо вместе на твоих шёлковых простынях.

Конечно, Серена помнила, даже слишком хорошо помнила. Он сводил её с ума. Именно тогда Серена Ван дер Вудсен впервые влюбилась по уши. Ради него она сбежала из пансиона на две недели, чтобы проехать всю страну на заднем сидении его байка, а потом пожениться в Вегасе и жить без всех условностей высшего общества. Тогда она видела своё счастье именно в этом: безграничной свободе, тусовках и отсутствии правил. К сожалению, она выбрала не того человека, и все её планы пошли крахом с самого начала. Спустя двое суток Серену объявили в розыск по всей стране, а ещё спустя сутки остановил полицейский патруль и конвоировал обратно в пансион. Она просила Кайла забрать её обратно и звонила ему, но он напрочь отказался связываться с копами и рисковать – ей в то время было только шестнадцать, и это грозило ему тюрьмой. Голдмэн исчез из жизни Ван дер Вудсен. Нужно было признать, что навсегда.

— Должен признать, за эти пять лет ты стала ещё сексуальнее. Я хочу тебя, Ван дер Вудсен.

Серена изумилась то ли его дерзости, то ли желанию, полностью затопившему её. Она резко повернулась лицом к наглецу, чтобы дать пощёчину, но вместо этого лишь впилась в его губы страстным поцелуем и начала стягивать пиджак. Он лишь нажал на кнопку остановки лифта и ближе прижал её к себе, расстёгивая молнию на золотистом платье…


***


Блэр Уолдорф размышляла о своей жизни, думая о том, до чего же она докатилась. Раньше о её мастерстве плести интриги в Констанс Биллард слагали легенды, её упрямством и настойчивостью в достижении цели восхищались, перед её способностью манипулировать людьми также легко, как куклами в театре, трепетали. Что же теперь? Она будет разведёнкой уже в двадцать два, потому что брак с принцем пошёл прахом, её бой-френд – Дэн Хамфри, а титул королевы Верхнего Ист-Сайда и Блэр Уолдорф давно существуют отдельно друг от друга. А теперь она даже не может сама себе помочь, а друзья разбираются с её же проблемами без её участия. И, кажется, сегодня утром снова влюбилась в Чака Басса.

Кто она? Что она из себя представляет? Чего она хочет добиться в этой жизни? Блэр была потеряна, сбита с пути. Похоже, она слишком много вытерпела, чтобы оставаться той же непоколебимой и хладнокровной королевой Би. Самое страшное для неё было понимание того факта, что, возможно, она никогда не вернёт свою репутацию, титул и статус. Уолдорф не была готова лишиться всего этого, и к ней пришло понимание, что оставшись с Дэном, у неё не выйдет даже робкая попытка вернуть всё обратно. Рядом нужен кто-то сильный, кто будет её другом и наставником, кто знает её лучше, чем Блэр знает саму себя. Кто-то такой, как Чак.

Внезапно она спросила себя: что мешало ей снова вернуться к нему всё это время? Блэр ведь всегда понимала, что он любовь всей её жизни, зачем пыталась искать какие-то отговорки и пустые оправдания? Сначала то, как Чак отпустил её искать своё счастье с Луи, потом авария… Ведь она пыталась быть с ним счастливой, но судьба спутала все карты. И единственный, кто был с ней всё это время, действительно на её стороне, - Дэн Хамфри. Она сама не знала, почему начала встречаться с ним. Её симпатия казалась такой неестественной и навязанной, что Блэр саму затошнило от фальши этих отношений. В её памяти вспыхнули слова Чака, что Дэн специально старается удержать их вдали друг от друга. Тогда это казалось ей чистейшим бредом и элементарной ревностью, но сейчас подозрение закралось в её сознание. Точнее, оно появилось там ещё в тот самый вечер, когда она услышала его хрипловатый низкий голос, произносящий эти слова, а в этот самый момент… Дэн сказал, что Чак отправил видео в «Сплетницу», хотя это был он, только он поддерживал её идею сделки с Богом, которая казалась ей сейчас нелепой, – этого уже было достаточно, чтобы сомневаться в его честности. Дэн Хамфри был слабаком, считавшим себя неспособным удержать её. И он явно не тот человек, который поможет Блэр стать той, кем она всегда мечтала стать. Чёрт возьми, он нищий писатель из Бруклина, который навсегда останется аутсайдером на Верхнем Ист-Сайде.

В этот самый миг Блэр Уолдорф поняла, что ей следует разорвать эти безнадёжные, пустые и с самого начала обречённые на провал отношения.


***


— Я знал, что ты не устоишь, - самодовольно заявил Кайл, смотря прямо на запыхавшуюся Серену. Ван дер Вудсен должна была признаться хотя бы самой себе, что предыдущие несколько минут были одними из лучших в её жизни. Да, в физическом плане они совпадали. Но Кайл и Серена попросту не могли существовать, как пара. Он был слишком непостоянным даже для неё. Она смерила его уничтожающим взглядом, ненавидя себя за то, что снова не устояла перед этим засранцем.

— Замолчи, - рыкнула она. – Не хочу иметь с тобой ничего общего… Никогда!

— Ой, Серена, ну перестань, - притворно-обиженно заявил ей он. – Я могу оказать тебе какую-то услугу?

— Да, убраться навсегда из моей жизни, - зло ответила Ван дер Вудсен.

— Не злись, - примирительно сказал он. – Мы же двое взрослых людей, пора бы оставить подростковые обиды позади…

— Даже не пытайся.

— Что?

— Втереться ко мне в доверие. Ты, Голдмэн, свинья, которая думает только о себе.

— Хочешь, я докажу тебе, что это неправда? – хитро прищурился Кайл. – Я тоже изменился за эти пять лет. Попроси о чём угодно, я выполню любое твоё желание, которое лежит в переделах разумного.

Серена почти мгновенно хотела в очередной раз послать его к чёрту, но ведь это была прекрасная возможность помочь Блэр. Он сказал любое? Никто этого засранца за язык не тянул. Теперь она запросит полную отмену публикаций новости о принцессе Гримальди. А уж кто-кто, а Кайл Голдмэн всегда держал своё слово.

— И мы забудем о том, что только что тут произошло? – спросила Ван дер Вудсен, когда лифт снова поехал вверх.

— Будем считать это примирением двух старых друзей.

— Ладно. Тогда вот моё желание. В твоём журнальчике работники нарушили право на частную жизнь двух королевских особей: Луи и Блэр Гримальди, и скоро собираются наварить на этом весьма неплохие деньги. Вполне в твоих силах запретить публиковать любые материалы, связанные с ними, так что сделай это.

Сказать, что Голдмэн был в недоумении, значит, ничего не сказать. Он ожидал что угодно, но только не что-то связанное с «The Spotlight», но раз уж Кайл обещал выполнить желание… Ему это ничего не стоило, а после такого потрясающего секса было грех не быть в хорошем расположении духа.

— Пойдём со мной, если ты желаешь лично во всём убедиться, - пригласил Серену он, когда лифт, наконец, доехал на нужный этаж.


***


— Только что звонила Серена. Она всё уладила, у неё даже есть копия договора, в котором журнал «The Spotlight» отказывается от публикации и продажи другим изданиям любых материалов, касающихся семьи Гримальди, - обрадовал Нейт напряжённых Чака и Блэр. Казалось, с плеч Уолдорф упал тяжеленный камень. Она мгновенно распрямилась, будто все силы мгновенно вернулись к ней.

— Простите, мне нужно сделать одну вещь, - коротко сказала Блэр и исчезла из пентхауса «Эмпайр», будто и не появлялась. Чак с болью проводил её удаляющуюся спину. Она даже не сказала «спасибо»…


***


— Дэн, - позвала Блэр, входя в лофт. Никто не отозвался. Похоже, Хамфри не было дома.

Решительность на секунду покинула её, и Уолдорф решила, что не сможет поговорить с Дэном лично. Да, она не любила его, но всё же питала к нему симпатию. Её слова скорее всего сделают ему больно. Блэр взяла ручку и лист бумаги из стопки, лежавшей рядом с потрёпанным ноутбуком.

«Дэн,

прости, что я делаю это так, через бумагу, избегая личного разговора. Я действительно верила, что у нас может получиться что-то, но это «что-то» никогда не было для меня по-настоящему серьёзным и реальным. Мне было хорошо с тобой, когда мы смотрели «Завтрак у Тиффани» и другую классику. Мне было хорошо с тобой, когда мы осуждали современное искусство и моду в литературе. Но, мне кажется, ты тоже понял, что из нас не получится пары в том номере отеля, когда мы впервые занялись сексом. Ты мне глубоко симпатичен, но не как мужчина, а как друг.

Прости за то, что я раню тебя этими словами. Я правда не хочу этого делать, но поступить иначе не могу. Я забыла, что значит носить фамилию Уолдорф, выйдя замуж, но теперь собираюсь вспомнить и вернуть прежнюю Блэр. Спасибо за всё.

Блэр

P.S. Пожалуйста, не звони мне. Я не возьму телефон.

P.P.S. Ещё раз спасибо»

Она чувствовала себя немного неправильно и потерянно, оставляя записку и уходя. Блэр провожала её печальным взглядом, пока покидала лофт, но в то же время чувствовала себя гораздо сильнее, постепенно двигаясь к своей новой мечте.

Серена позвонила Блэр вскоре после того, как Уолдорф вернулась в свой пентхаус. Подруга поделилась почти всем подробностями своей операции, но Блэр отвечала односложно, а когда Серена закончила – кратко поблагодарила и попрощалась. Чаку и Нейту – отослала по сообщению, где выражала свою благодарность. Похоже, это входило в привычку.

Блэр пролежала в постели весь остаток дня, перечитывая биографию Грейс Келли и отключив телефон. Уолдорф отчётливо чувствовала, что устала и полностью вымоталась. К тому же, ей нужен был новый план.


***


— Как ты, Би? – спросила Серена, когда они вместе завтракали на следующее утро.

— Запуталась, - коротко ответила подруге Уолдорф. Она правда временно потеряла жизненный ориентир. К тому же, Блэр с самого утра была не в духе из-за того, что ей предстояло подписать бумаги на развод с Луи. Она тянула с этим уже почти целый месяц. Вчерашняя проблема ясно давала понять, что пора распрощаться с королевской семьёй.

— Я могу как-то помочь? – обеспокоено спросила Серена.

— Ты и так уже сделала слишком много, Эс. Я ранила всех близких мне людей, а вы всё равно так много сделали для меня. Я подумала, ты заслуживаешь услышать это первой…

— Что случилось?

— Мы расстались с Дэном. Точнее я порвала с ним.

Серена несколько секунд потрясённо молчала, а потом переспросила:

— Прости, что?

— Я зашла к нему в лофт, но никого не было дома, поэтому я оставила ему письмо. Мы больше не пара.

— То есть ты решила быть с Чаком? – уточнила Ван дер Вудсен, всё ещё удивленно смотря на подругу.

— Я не знаю, Эс. Я хочу быть собой, значить что-то, как раньше в первую очередь. К тому же, мне очень нужно время, чтобы разобраться со своими чувствами, в частности к Чаку.

— Он очень сильно любит тебя, Би. Нейт рассказал мне, что он был готов подставиться под удар и выдать прессе всю подноготную своей семьи, только бы не допустить публикации о тебе. Ты сильно ранишь его, - закончила Серена, грустно смотря на Блэр.

— Мне нужно сначала поставить точку в другом этапе моей жизни. Я получила бумаги на развод с Луи ещё три недели назад, но всё никак не могу их подписать, - призналась Уолдорф.

— Три недели назад? – вновь изумилась Эс. – Но почему ты ничего не сказала? Хотя бы мне?

— Мне нужно было время, это тяжело…

— Всё будет в порядке, всё наладится, - с улыбкой сказала Серена Блэр. – Ты сильная, я верю в тебя.

— Спасибо, Эс, - поблагодарила Уолдорф и крепко обняла подругу.


***


Она снова оказалась наедине с этими чёртовыми бумагами, которые уже ни одну неделю сводили её с ума. От Блэр требовался всего лишь коротенький росчерк в виде её подписи, но поставить его там для неё было тяжелее, чем написать целую книгу в рукописи.

Блэр Уолдорф с самого детства мечтала стать принцессой. Принадлежность к королевской семье всегда ассоциировалась с безграничным счастьем, благополучием и теплом. В её живом воображении, на голове у принцессы всегда сияла серебристая тиара, усеянная бриллиантами, рубинами, топазами, а на лице – счастливая улыбка. На заднем фоне был виден взмывающий высокими шпилями башен в ажурные облака замок, по стенам которого карабкался цепкий плющ. Но этот мир – лишь плод воображения, а мечты, к сожалению, воплощаются совсем не так, как и когда того ожидаешь.

Она взяла ручку и подвинула бумаги поближе к себе. В этот самый момент Блэр Уолдорф предстояло попрощаться с мечтой, за которой она следовала с самого детства. Забыть про принцесс, тиары и воздушные замки, поставив перед собой чёткую и реальную цель. Блэр хотелось как можно быстрее закончить собственные мучения, поставив злополучную подпись, но рука её слова дрогнула. Она напомнила себе, что принадлежит к семье Уолдорф, и неуверенность просто не имеет места быть.

Выведя свою замысловатую роспись в нескольких графах, она поняла, что пути назад уже нет. А потом Блэр спрятала лицо в подушке и громко разрыдалась.


***


­­— Пожалуй, я недооценивала тебя, Голдмэн, - с довольной улыбкой сказала ему Серена. Они сидели в одном из кафе на Манхэттене. Почти сразу после завтрака Кайл прислал ей СМС с предложением встретиться где-то, и она попросту не смогла отказать. – Изначально ты казался мне тем же наглым засранцем.

— Ну кто же устоит перед тобой, Ван дер Вудсен? – саркастично бросил он ей. – Видишь, ты даже заставила меня помочь тебе.

— Спасибо за это, - поблагодарила она. – Ты спас мою лучшую подругу и лучшего друга от огромного позора.

— Как ты вообще спуталась с принцессой Монако?

— Это долгая история, - загадочно улыбнулась она.

— Насчёт долгих историй… Я хотел спросить: ты занята весь следующий месяц? – Серена ясно вспомнила, как Нейт уволил её из своего журнала, и депрессивную Блэр. Ван дер Вудсен задыхалась на Верхнем Ист-Сайде. Ответ не заставил себя долго ждать:

— Нет. У тебя есть какие-то планы? – она наблюдала, как по его лицу расползается хитрая ухмылка.

— Как насчёт вспомнить старые-добрые времена? Рванём в тур по Штатам, только ты, я и дорога.

— И в качестве кого?

— Друзей, - снова ухмыльнулся он, прекрасно понимая, что кем-кем, а друзьями они быть точно не смогут.

— Когда выезжаем? – смеясь, спросила она.


***


Он сначала постучал в дверь её комнаты, но никто не ответил. Чак постучал снова, но ответом было лишь молчание. Тогда он попробовал открыть дверь, и она оказалась незаперта.

Окна были занавешены тёмными шторами, и, несмотря на то, что был полдень, в комнате царил полумрак. Он рассмотрел её хрупкую фигурку, закутанную в одеяло. Она затравленно смотрела на него из-под опущенных ресниц.

— Блэр… - начал он.

— Даже не пытайся со мной поговорить, - хриплым голосом сказала она.

— Но ты же не можешь всю жизнь просидеть здесь, прячась от всех, даже от солнечного света, - мягко поговорил Чак, садясь рядом с её кроватью.

— Я подписала бумаги на развод. Моя мечта… ей конец, - отчаянно, со слезами в голосе сказала она.

— Я знаю, что ты всю жизнь мечтала об этом, но любой урон поправим, Блэр. Мы с тобой, мы не забыли про тебя и также готовы помочь. Я с тобой, Блэр… Тебе нужно лишь поверить в себя. Ты ведь всё та же Блэр, только ещё более взрослая и мудрая.

— Детали моего развода разбирают во всех газетах, а я потеряла свою цель в жизни, - надрывно ответила ему Блэр, сжимая руки в кулаки.

— Блэр, я знаю, ты сможешь выйти туда и вытерпеть всё, а потом снова править Верхним Ист-Сайдом. Ты ведь прекрасная, сильная, независимая девушка. Твои друзья знают это, сделай так, чтобы весь остальной мир уяснил это себе раз и навсегда. Не сдавайся после падения, а поднимись ещё выше, - Чак посмотрел ей в глаза, нежно поглаживая пальцами её сжатый кулачок. – К тому же, ты девушка, которую любит Чак Басс. После этого ты просто не имеешь права сдаваться, - он улыбнулся той самой улыбкой, которую дарил только ей одной. Приятное тепло разлилось у неё внутри от этих слов, но от этого ей ещё тяжелее было произнести следующую фразу:

— Я давно не та девушка, которую ты любишь, Чак. Я стала слабой и беспомощной. Тебе нужна сильная, волевая натура, но я не являюсь ни тем, ни другим. Я просто недостойна тебя.

— Дурочка, - улыбнулся он. – Я люблю тебя любой, Блэр. Мне всё равно, кто ты в социальной лестнице, сколько у тебя денег, каким влиянием и репутацией ты обладаешь. Если у тебя трудные времена, это не значит, что я отвернусь от тебя. Я наоборот хочу помочь тебе, и постараюсь сделать всё, чтобы тебе стало лучше.

Слабая полуулыбка тронула её губы.

— Спасибо, Чак, - она постаралась выразить всю благодарность, на которую только была способна. – Я знаю, что ты хотел пожертвовать своей репутацией ради меня… Я ценю это.

— Я знал, что Серена всё тебе разболтает. Я просто хотел помочь…

— За это я очень благодарна тебе­. Ты помогал мне, даже когда я разбила тебе сердце, - кивнула она, и повисло неловкое молчание.

— Пойдём, мы справимся, - внезапно он встал и протянул ей руку, а, увидев её промедление, добавил: - Поверь мне.

И она поверила, ухватившись за его сильную руку, на которую всегда могла опереться.

— Кажется, я снова влюбилась в тебя, - серьёзно сказала ему Блэр, а он заглянул в её глаза и засмеялся. И смеялся так заразительно, что Уолдорф сама не могла не улыбнуться. Чак оставил нежный поцелуй на её губах, и она поверила, что всё будет хорошо. Блэр знала это, потому что она снова чувствовала внутри себя бабочек, которых не смогло убить ничто на этом свете…

 
mio-mioДата: Среда, 25.04.2012, 07:54 | Сообщение # 10
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№ 9 Goodbye


***




Блэр стояла у окна, глядя на горящий сотнями ярких огней город.

Бесконечные вереницы окон уходящих в перспективу, мигающие яркие вывески. Этот город манил авантюристов, романтиков и сребролюбцев со всего мира, принимая в свои разноцветные огненные объятья каждого из них, и сжигая дотла каждого второго.

Кто она в нем? Еще недавно ей казалось, что она знает кто она и где ее место в этом центре карьеристов, готовых поставить на кон все, если в финале выигрышем будет слава. Блэр казалось, что ее место в эпицентре этой гонки, и только она выйдет победителем. Но жизнь словно смеялась над ней и ее королевскими амбициями. Она потеряла Йель, потеряла престижную работу, рассыпалась в песок, оказавшись подделкой, ее королевская свадьба, да и корона, которой ее увенчали во времена ее учебы в Констанс, на самом деле была фальшивой… Каждый решительный шаг заканчивался неудачей. Но неудачей ли? Скорее осознанием, что цель была ложной. Она ведь так легко отпускала эти цели в конце. И тут же намечала себе новую, такую же… Весь этот безумный бег, который заставлял ее манипулировать, врать, изворачиваться, предавать и терять друзей, отказываться от любви…Ради чего? Ради чего-то, что кажется теперь лишенным смысла.

Блэр вспомнила о ребенке, которого она тоже потеряла, и внизу живота потянуло, боль была такой реальной…

Она заплакала.

Блэр не позволяла себе ни вспоминать, ни думать об этой потере. Беременность не была желанной и ожидаемой. Но непрошеный ребенок рос в ней и постепенно становился частью ее сознания и мыслей о своем будущем, она ждала его, хотя сама не хотела этого признавать. Ребенок погиб вместе с ее надеждами на счастливое будущее с Чаком. Роковое событие перечеркнуло все надежды. Она, конечно, как всегда придумала правдоподобное отрицание, проводя дни и дни в пустой с гулким эхом от шагов, церкви, куда приходила всегда с Дэном. Откровенно говоря, она просто боялась остаться там одна. Это был самый тяжелый период ее жизни, отчаянный, глухой, бессмысленный. Она продолжала цепляться за свадьбу с Луи, как за способ убежать от любви к Чаку, которая теперь, после потери ребенка из-за ее решения убежать из-под венца, казалось, навсегда связанна с этой смертью.

Чак, смерть, потеря.

Она сама была во всем этом виновата. Она так редко позволяла себе плакать из-за этого. А сейчас слезы без остановки текли по щекам, и Блэр даже не пыталась их остановить. Из-за нее умер ребенок и чуть не умер сам Чак. Быть рядом с ним после этого она не могла. Не могла сказать ему об этом прямо, боялась, что его сила, напористость и власть над ней втянут ее снова в водоворот этих губительных отношений. Она использовала Луи, чтобы убежать от Чака. Она использовала его, но так и не сумела нормально попросить прощения. И Дэна она использовала. Ее вечно послушный паж, которого она таскала за собой, не видя ничего: ни его чувств к ней, ни того, как жестоко она с ним поступала порой. Блэр на миг показалось, что то, что она сделала сегодня, это тоже правдоподобное отрицание. Она перестала плакать, и поняла, что все снова становится слишком сложным и запутанным.

Она осторожно провела ладонями по щекам, вытирая мокрые дорожки слез. Выпрямившись, Блэр снова вгляделась в темноту за окном, и направилась к выходу.

***


Блэр не была здесь уже несколько месяцев. Она подошла к знакомой двери, чуть замешкалась, но потом решительно прошла вовнутрь. Фойе было полно людей, одетых в парадные костюмы и вечерние платья, играла живая музыка, тут и там сновали официанты с подносами. «Все как всегда», - подумала Блэр. Она отдала свою накидку подбежавшему служащему и еще раз огляделась.



Глядя со стороны, было видно, что большей части участников здесь скучно, многие пришли лишь за бесплатной выпивкой и едой, другие пришли в надежде снять кого-то на ночь или хотя бы посплетничать. Сразу же можно было вычислить новичков, по блестящим восторгом глазам, для которых попасть на вечеринку к Бассу значило открыть новый мир и получить новую звездочку в своем социальном статусе. Скука, роскошь и легкий аромат отложенного, но обещанного секса – это все, что она могла увидеть сейчас вокруг. Как она могла любить все это раньше?

Блэр повела плечами, она почувствовала, что мерзнет и вернулась забрать накидку. После она набрала на телефоне Серену:

- Где ты? Я уже внизу.

Серена спустилась через минуту. В роскошном голубом, с металлическим отливом платье, открытом настолько, что еще немножко, и уже сложно было бы сказать, есть ли на ней платье вообще. Ее золотистые волосы блестели в свете хрустальных люстр.

- Би, я так рада, что ты согласилась прийти!

- Ты сказала, это срочно? Я не очень настроена сегодня на вечеринку.

- Да, пожалуйста, пройдем со мной наверх, я не хотела бы говорить здесь. Тут шумно.

В номере Серена вела себя несколько неспокойно, она обошла номер, проводя ладонью о ладонь и все никак не могла начать говорить. Блэр присела в ближайшее к двери светлой обивки кресло. Она смотрела на суетливые передвижения Серены и понимала, что должна быть сейчас здесь для нее, для лучшей подруги, у которой видимо очередные проблемы в личной жизни, но и мысли и чувства ее словно замерли. Она казалась себе маленькой потерянной девочкой. Ей просто хотелось вернуться домой, лечь в постель, и чтобы Дорота накрыла ее самым теплым пуховым одеялом, аккуратно подоткнув все углы. Свернуться под этим теплым холмом калачиком, лежать там и плакать, как в детстве… Не то, чтобы ей было все равно, что случилось с Сереной, но почему именно сегодня…?

-Эс, остановись, пожалуйста, у меня уже кружится голова. Или ты хочешь ввести меня в гипноз, изображая маятник? Что ты хотела мне сказать? Что-то случилось у тебя?

- Я вообще-то хотела поговорить с тобой о Дэне.

Блэр внимательно посмотрела на нее и отрывисто произнесла:

-Мы расстались. Он улетает сегодня. Впрочем, ты знаешь. И ради этого не надо было….

Она не договорила, Серена прервала ее:

-Да, но я не уверена, что мы одинаково осведомлены о причинах его отъезда.

Блэр, удивленно вскинула брови.

- Эс, я, конечно, понимаю что тебе до сих пор было нелегко воспринимать нас вместе, но ты правда думаешь, что можешь знать о причинах что-то, чего не знаю я?

- Только, пожалуйста, не превращай наш разговор в стандартную перепалку. Мне было очень нелегко, поверь. И я старалась справляться все это время. Но есть что-то, что я должна сказать. Я виновата перед тобой. Я сделала что-то ужасное, как мне казалось из-за желания помочь другу. Я понимаю сейчас, что мои мотивы были не лишены эгоизма и даже обиды, но поверь, я не знала до последнего, что это все ложь.

- О чем ты? – Блэр замерла.

- Послушай, у Дэна со вчерашнего дня лежит письмо, написанное тобой Чаку, где ты пишешь, что любишь его и хочешь вернуться, но не уверена, что он примет тебя теперь, что ты не хочешь жить той жизнью, которой живешь сейчас и хочешь вернуться к своей прежней жизни с ним…

Глаза Блэр расширились. Она резко встала, зажав в руке свою сумочку и, впившись в нее ногтями, медленно произнесла:

- О чем ты говоришь? Какое письмо? Я ничего не писала.

- Я знаю, знаю теперь! Так вышло, что это я передала ему его, Би. Я не знала, что оно поддельное. Твой стиль, и даже подчерк, как мне показалось…

- О, нет! Дэн думает…

- Да. И я знаю, что он ничего тебе не сказал, я говорила с ним утром, он был очень подавлен. Как только я выяснила, что письмо подделка, я позвонила тебе. Я пыталась набрать его, но телефон не отвечает…

Блэр стояла, все так же впившись пальцами в сумку. Казалось она в каком-то оцепенении, рот ее был приоткрыт, глаза смотрели куда-то мимо Серены, за окно…

-Би, я понимаю, ты хочешь меня убить сейчас, и я даже готова тебе помочь, подыскать подходящее оружие и все такое, но я знаю, что он улетает, через два часа. Ты еще можешь успеть…

Блэр обернулась к подруге и долгим взглядом посмотрела на нее. Маленькая девочка внутри хотела заплакать, но Би сдержала порыв, и лишь вскинула голову и напряженно улыбнулась.

- Ты сделала все так, как казалось тебе правильным. И ты была всего лишь слепым орудием в известных нам с тобой руках. Спасибо, что сказала мне. Правда я не уверенна, что это что-то меняет.

- Блэр…

- Эс, я отпустила его сама. Потому что так будет лучше для него, понимаешь?

- Мне далось огромного труда принять тот факт, что вы вместе. Но я люблю тебя, Би. И знаю очень хорошо. И я не могу понять, почему ты сейчас делаешь это?

- Делаю что?

- Отходишь в сторону от своей жизни и любви, отступаешь от того, что тебе действительно дорого. Я всегда восхищалась тобой, тем как решительно ты можешь сражаться за то, чего ты хочешь. И я видела, как ты изменилась. Ты просто светилась изнутри рядом с ним. Что случилось Блэр? Только не говори, что ты не любишь его. Это неправда.

- Я давно научилась жить в мире, где я не всегда получаю то, чего хочу. И если раньше, это было из-за внешних обстоятельств, которые я винила и считала несправедливыми, то сейчас в первый раз я делаю это сама и не из чувства врожденного эгоизма. Потому что так будет лучше для него, а не для меня.

-Я не знаю, почему ты решила, что так будет лучше, но мне кажется, то ты просто боишься. Иди и скажи ему, что это неправда.

Блэр прикусила нижнюю губу, как она всегда делала, когда нервничала и не могла решиться на что-то.

-Я не думаю, что это будет правильно, Эс. В любом случае я должна уйти отсюда прямо сейчас. Мне надо побыть одной.

-Би…и..если ты сейчас захочешь найти Чака и сказать ему-то что-то злое, не торопись. Он запутался, и сделал это потому, что он боится потерять тебя, он действительно любит тебя, Блэр. И это была не его идея…

-Не его?

-Не его. Это долго рассказывать. Поторопись сейчас. Лучше поторопись.

Она подошла к Блэр и обняла ее.

-Ты не представляешь, какая ты счастливая, тебя по-настоящему любят. Они все, Би. И я тоже, будь уверенна. Но сейчас время твоего выбора. Не отказывайся от него.

***




Есть еще два часа. Даже больше. Чтобы все изменить. Но ведь она была так уверенна утром, что это все правильно. И что она делает это для него. Блэр прислонилась к колонне и замерла. О, этот день! С каждой минутой все становилось все сложнее и сложнее. Она попыталась успокоить дыхание. Схватила резким движением стакан мартини с проносимого мимо подноса. Она стояла чуть в стороне от центра зала, пила и смотрела в толпу, сверкающую поддельными бриллиантами и, не менее, поддельными улыбками, не замечая никого, пытаясь успокоиться и взвесить все за и против.

Внезапно кто-то схватил ее за руку, чуть выше локтя.

Блэр вскрикнула и с возмущением дернулась. Обернувшись, она оказалась лицом к лицу с Чаком. Он потянул ее с еще большей силой куда-то вправо. Они оказались за колоннами, Чак знал все укромные места отеля идеально. Блэр вырвала руку. Ей было больно.

- Ты мог бы просто позвать меня, совсем не обязательно оставлять синяки, - холодно сказала она.

- Раз только это ты можешь принять от меня теперь… - начал Чак.

- О, раз только это ты теперь можешь мне дать, - парировала Блэр.

- Я так люблю нас в этих милых колких перепалках. Как в старые добрые времена.

- Времена прошли, Чак, все изменилось.

- Я знаю. Но я знаюь способ вернуть все, сделать все, как раньше. Послушай… и давай-ка сядем.

Он опять взял ее за локоть и подвел к креслу, стоящему как раз за колонной. Блэр мельком глянула на телефон. Время еще есть. И рано или поздно этот разговор должен был состояться. Она перевела дыхание, еще раз глубоко выдохнула и села.

Чак сел на кресло напротив. Ссутулив спину и, чуть наклонив голову к ней, с привычно ироничной улыбкой он произнес:

-Я люблю, когда ты слушаешься меня, моя девочка.

Он ерничал и пытался держаться как раньше, но Блэр была права. Как раньше уже не было. Это нагоняло на него необъяснимую тоску, и даже страх. Он, Чак Басс, боится? Чего он боится? Этой маленькой самоуверенной девушки с тонкими запястьями и упрямым подбородком? Того, что он чувствует в ней сейчас? Она действительно стала другая, она изменилась. Его Блэр. Он не может поймать это словами, но она словно ускользает от него. Как так? Как это случилось? Ну не этот же дворняжка Хамфри причина?

Он всегда был уверен в том, что он ее, знает все ее сильные и слабые стороны, знает как.

Но сейчас он впервые был не уверен. Даже не смотря на то, что она сидела, послушно, рядом с ним и молчала, он чувствовал, что не может поймать правильный тон, струну, что он теряет контроль над ситуацией и это чудовищно нервировало. Чак Басс, соберись, тряпка – мысленно сказал он себе и продолжил.

-Блэр, послушай. Я знаю, что ты запуталась. Тебе показалось, что ты можешь быть другой. И жить другую, обычную жизнь. Но ведь мы оба знаем, что это не так. Ты не можешь. Ты не выдержишь и пары месяцев настоящей жизни с ним. Ты сейчас играешь в игры, Блэр, я знаю, ты любишь играть. Но это игра затянулась. И ее надо заканчивать. В конце концов, я тоже не смогу ждать вечно, глядя, как ты развлекаешься с этим дворецким, изображая из себя мать Терезу. Блэр, это НЕ ты. И ты не можешь быть с ним. Это смешно. Ты прекрасно знаешь, что ты можешь быть только со мной. Только. Только я могу дать тебе то, что тебе действительно нужно. Ты зависима от славы, богатства, власти, и ты заслуживаешь их. Как никто другой ты умеешь ценить эти вещи. Ты из рода избранных Блэр. Ты прирожденная интриганка, ты королева Бона Сфорца, графиня Карлайл, ты…

- Остановись Чак. У меня не так много времени, чтобы тратить его на твой экскурс в историю падших женщин. Но одну правильную вещь ты сказал, Чак. Я действительно была зависима. От тебя, от этих ложных иллюзий. И знаешь почему? Я внушила себе с детства, что только так я могу быть нужна и любима. Не сама по себе, нет. А только в свете славы, денег, положения. Ты не представляешь как легко мне сейчас без этого груза. Я наконец-то нашла себя.

-Блэр! Ты не нашла себя, ты потеряла. Я знаю тебя! Я знаю настоящую тебя и хочу быть с тобой рядом. Это блажь пройдет. Ты поймешь, что твои пальцы болят без нового кольца от Cartier, что все твои «благородные» мысли сосредоточенны вокруг Hermes Birkin , которую ты никогда не сможешь себе позволить. Никогда, понимаешь? Ты знаешь, что такое никогда? Уволь, Блэр, но ты так не сможешь. Ты просто не сможешь. Он надоест тебе через год, ты заскучаешь и выкинешь его, как ненужную игрушку. Но я не буду ждать год, Блэр. Ты нужна мне прямо сейчас, понимаешь. Мы должны быть вместе, Блэр. И я готов, наконец, к этому по-настоящему. Блэр, я …

Блэр увидела этот его взгляд, такой знакомый взгляд и боль и сострадание тихой тенью легла на ее сердце.

Она вскинула руку и легонько дотронулась до его губ кончиками пальцев.

-Подожди. Ничего не говори. Дай мне сказать первой. И мне будет нелегко это сказать, поэтому, пожалуйста, не останавливай меня. Это важно. Я очень много думала о нас. Очень много. Я не сержусь на тебя за письмо. Да, я все знаю, Серена сказала. Ты обладаешь удивительной способностью для самых чистых твоих мотивов выбирать самый грязный из способов реализации. Но в этом весь ты, и я не умею сердиться за то на тебя. Ты всегда будешь в моем сердце, Чак. Мне всегда будет до тебя дело. Мне всегда будет важно знать, что все складывается правильно у тебя. Я хочу оценить твою невесту, прежде чем ты сделаешь ее женой. И я буду ревниво следить за тем, чтобы она заботилась о тебе хорошо. Я хочу видеть твоих детей Чак, но это не будут наши, общие дети… Мы никогда не будем чужими, Чак. У нас с тобой всегда будет наша история. Но у нас нет, и не будет будущего…и

- Блэр, послушай меня, - нетерпеливо перебил он, буравя ее своим настойчивым и одновременно таким растерянным взглядом. Взглядом упрямого ребенка, который уверен, что он прав и удивляется, почему другие никак этого не понимают.

Она покачала головой, глядя ему в прямо глаза.

- Нет. Прости. Но мне надо идти.

Она еще раз подняла взгляд и посмотрела на него ласково, с любовью, как смотрят на потерянного ребенка, провела рукой по его щеке, на минуту встретившись с ним глазами.

-Прости, Чак. И отпусти меня. Теперь по-настоящему…

Она быстро развернулась и ушла, оставив его ошеломленного и разбитого стоять в темной нише за колоннами.

***




Она быстро пронеслась вниз по лестнице, улыбнувшись на ходу Лили, которая удивленно вскинула брови, но ничего не сказала, а через пару ступенек Блэр чуть не сбила случайно подвернувшегося Нейта.

«Блэр, куда ты несешься…» - начал было он. Но Блэр, махнула рукой и даже не остановилась ответить. Двери отеля захлопнулись за ней, и она вдохнула свежего весеннего воздуха полной грудью. До отлета самолета оставалось чуть больше часа.

-Такси! – крикнула она, чуть не выскочив на проезжую часть. Желтая машина ловко притормозила рядом. Шофер открыл дверь и с интересом посмотрел на ее красивое запыхавшееся лицо, со спутанными волосами, которые теребил легкий весенний ветер.

- В аэропорт Кеннеди, - решительно сказала она.

***



Дэн стоял возле огромной стеклянной стены аэропорта, прижавшись к стеклу лбом. Он рассматривал посадочную полосу.

Темнело. За стеклом мелькали огоньки самолетов и обслуживающей техники.

Какая-то из этих больших железных машин – его. Сейчас ее проверяют, заглядывают в огромные баки, заливают топливо. Он старательно представлял себе все эти сцены, чтобы не думать о ней. Получалось, честно говоря, плохо.

Тогда он попытался представить себе, что завтра уже будет на Лейпцигской книжной выставке, самом большом литературном фестивале Европы. Он увидит своих кумиров, он будет на равных, ему отдали утро второго дня на презентацию книги и чтение. Чтение. Он представил, что будет читать «Внутри» и закрыл глаза.

Перед глазами снова всплыл ее образ, огромные нежные глаза, ямочки на щеках, когда она улыбается. Как она морщит лоб. Как она великолепна, когда сердится. Ураганы и цунами отступают перед грозным соперником…

Ее образ был настолько реален, что ему захотелось протянуть руку туда, в темноту и дотронуться до нее. Просто быть рядом…

Надо забыть ее. Выкинуть из сердца навсегда. Дурную, капризную, высокомерную. Глупую дурочку. Его дурочку.

Как она там сейчас, где она, что делает, думает ли о нем?

Сердце ныло. Он никогда раньше не думал, что боль от расставания может быть настолько сильной физически. Ее чувствуешь в каждой клетке тела, в каждой, даже самой маленькой. И с этой болью ничего нельзя сделать. Медицина бессильна. Только время.

Он снова попытался сосредоточиться на том, что его ждет завтра. "Бертельсман" хочет перевести и издать его книгу в Германии, Алессандра назначила встречу с представителем издательства на самое утро. Надо как-то подготовиться, надо быть в форме. Это его шанс, может быть самый главный в жизни. «Эй, это твой выигрышный лотерейный билет, Хамфри!» - говорит ему судьба, - «Бери его!» Но почему это не вызывает никакой эйфории, да даже радости особой нет. Он , конечно, понимает, что нужно ехать, и нужно постараться быть там светским и открытым, улыбаться им всем, знакомиться с издательствами. Да, надо с ними знакомиться, завязывать контакты на будущее…На будущее?

Он не вернется. Эта мысль словно молнией поразила его. Он просто не может вернуться. Вернуться в мир, где он и она –

не вместе. Где он и она – всего лишь два имени собственных, разделенных навсегда этой дурацкой запятой…

-О, Дэн, ты здесь! Из дымки мыслей и образов его резко вырвал громкий и радостный голос Алессандры.

-Я не могла тебе дозвониться весь день, даже поехала к тебе в Бруклин. Честно говоря, я до последнего боялась, что ты сбежишь от своего счастья. Я рада, что в тебе проснулся разум. О, Дэн, ты не представляешь насколько это невероятно, что тебя пригласили, это большая удача, и я тебе говорю, мы ее не упустим. Мне кажется, я волнуюсь намного больше тебя, нет, правда, я с трудом смогла собрать вещи утром.

Алессандра широко улыбалась, жестикулировала своими большими руками. Перекладывала туда-сюда свои сумочки; чемодан на колесах, саквояж в цвет ему и небольшой дамский кожаный рюкзачок.

Это мелькание и ее беспрерывный щебет…. С самого утра его немного знобило. Теплая куртка совершенно не помогала, это был странный, нервный озноб, который говорил ему больше об одиночестве, чем о болезни.

-Алессандра, остановись. Сядь, пожалуйста. Ты производишь столько движений в минуту, что у меня кружится голова.

Девушка села на ближайшее кресло, и блаженно улыбаясь, продолжала смотреть на него.

-Дэн, завтра мы будем на крупнейшем литературном событии года. Я говорила сегодня с мистером Биркупом, у тебя два интервью буквально сразу после аэропорта и потом…

-Александра, я как-то себе не очень чувствую. Давай обсудим все завтра утром. Я готов идти туда, куда ты меня поведешь и делать все, что ты скажешь.

-Не очень-то много энтузиазма. Ладно Дэн, присмотри за этим, там вся твоя проза между прочим: я пойду сдам багаж.

Дэн вернулся к окну. Ему было сложно смотреть даже на простые серые сиденья. Этот аэропорт слишком о многом ему напоминал. Он улыбнулся рассеянной улыбкой и, вглядываясь в темноту, подумал, что было бы, если бы ей тогда удалось купить этот дурацкий билет…

***




Блэр вбежала в здание аэропорта. Сердце ее бешено колотилось. Оставалось полчаса до отлета.

Она метнулась в одну сторону, потом в другую. О, где же это несчастное табло. Куда он летит? Цюрих? Мюнхен? Что он говорил… Лейпциг! Каждая минута била в висок так, что казалось, голова разорвется на множество маленьких частей. С утра ее немного знобило, она подобрала накидку, стараясь закутаться как можно плотнее, и, наконец, сумела разглядеть на табло нужную строчку. Чудесно! Теперь найти нужный путь. Блэр схватила за край твидового пальто первую подвернувшуюся прохожую.

- Прошу прощения, Вы не подскажите в какой стороне…

- Блэр, что Вы здесь делаете? Не сказала, а буквально прошипела Алессандра, - Мне показалось, что это были Вы по шуму, который Вы произвели, всего лишь входя в дверь, и я не ошиблась. Что Вы здесь делаете? Мы же обо всем договорились!

-Мне нужно только сказать ему…

-Нет! Вам НЕ нужно ничего ему говорить. Блэр, ради всего святого, оставьте его в покое. Вы же прекрасно понимаете, что стоит Вам появиться сейчас перед ним, и он никуда не полетит. Побежит за Вами, как собачка. Вы испорите ему все. Карьеру, жизнь, будущее. Вы недостаточно еще причинили ему боли? Что за детский эгоизм, почему Вам постоянно надо доказывать всем, что Дэн Ваша собственность? Дайте ему шанс жить свою самостоятельную жизнь без Вас.

У него завтра важные встречи и предстоит десятичасовой перелет. Что и как я должна Вам сказать, чтобы объяснить, что Вы не должны сейчас перед ним появляться и срывать, возможно, единственной для него шанс на серьезный карьерный рост? Да, знаете, и мой тоже! Хватит все портить!

Блэр хотела ей что-то ответить, она многое могла ей сказать. Но осеклась. А вдруг Алессандра права?

И это его шанс. И без нее его жизнь и правда будет проще и лучше…

Она отступила на шаг назад и тихо сказала.

-Я дам ему улететь, я ни словом не выдам своего присутствия. Можете быть уверенны. Но я хочу последний раз увидеть его. Хотя бы издалека.

Алессандра вздохнула и с удивлением посмотрела на Блэр.

-А я не ожидала от Вас. Спасибо. Может он и прав на ваш счет. И ему удалось это разглядеть… Если вы поднимитесь сейчас по правому эскалатору, окажетесь напротив. Он Вас не увидит. Я позабочусь.

Она протянула Блэр на прощание руку.

Блэр отступила еще на шаг назад, развернулась и пошла к правому эскалатору, кутаясь в свою накидку, прижимая ее обеими руками к груди.

Александра пожала плечами и быстро вернулась к Дэну.

Объявили посадку.

-Подающий надежды автор садится в самолет первым! – шутливо произнесла Александра и поднялась, аккуратно оглядываясь по сторонам.

-Я предпочел бы сесть последним.

-О нет, Дэн, пожалуйста, я очень устала, давай уже пройдем в самолет и поскорее покончим с этим.

Дэн окинул взглядом здание аэропорта последний раз.

-Да, ты права. Покончим с этим. Прощай, Америка!

С этими словами, он подхватил свой рюкзак и, подав Александре локоть, повел ее к выходу на посадку.

***




Блэр стояла в углу у огромной стеклянной стены и смотрела в темноту. Волосы ее растрепались, она придерживала край накидки левой рукой, опираясь правой о стекло. Охранник уже несколько раз проходил мимо, неодобрительно поглядывая на нее. Чего она тут стоит? Чего она ждет? Никакого багажа у нее с собой нет, не похоже, что она встречает какой-то конкретный рейс. Он пробурчал про себя: «Надо сказать Стэну», думая, влетит ему или нет, за то, что он так к ней и не подошел. Можно ли считать это нарушением инструкции о мерах по профилактике экстренных ситуаций? Но почему-то ему казалось, что та экстренная ситуация, которая возможно уже случилась, никак не угрожает безопасности аэропорта и тревожить эту красивую и странную юную леди он так и не осмелился.

Блэр прижалась плотнее к стеклу, чтобы видеть. Там, внизу, поднимались по трапу люди. Один из них был Дэн. Она видела, как он подходил к выходу. Разглядеть его сейчас было бы практически невозможно. Вечер съел все краски и четкие линии. Но одним из них наверняка был Дэн. Она автоматически водила пальцем по стеклу и пыталась разглядеть, угадать его фигуру среди смутных движений у лестницы, ведущей в очередной самолет.

Она все сделала правильно, убеждала себя Блэр. Это все для него. Так лучше.

Лестницу подняли, самолет начал медленно удаляться в сторону.

Блэр продолжала стоять и всматриваться в темноту, даже тогда, когда там уже ничего не было видно.

«Дэн…» - тихо прошептала она в ночную мглу.

 
mio-mioДата: Четверг, 26.04.2012, 19:01 | Сообщение # 11
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
№10 Риск.


"Можно стереть любовь из памяти.
Выкинуть из сердца - это уже другая история".

(Вечное сияние чистого разума)


* * *


Нейт восторженно вздохнул… Ну, на самом деле он просто вздохнул… как Нейт! Просто он находился в радужном пребывании духа, и причиной тому были вовсе не многочисленные фужеры с Dom Pérignon, и не те впечатления, которые произвели на него шикарные полуодетые красавицы в том загородном особняке. Причина выражения вселенского блаженства на лице Арчибальда крылась в сладостном послевкусие победы, которую они в очередной раз блестяще одержали. Они! Великолепная четверка снова вместе… ну почти четверка - Серена пропустила финальную часть схемы, идея которой пришла в голову Уолдорф. Хотя если учесть, что блондинка отсутствовала на приеме потому, что где-то в другом месте исполняла роль Блэр, то получилась всё-таки четверка.

Значит, их снова четверо - quorum praesentia sufficit*. И именно это так подняло настроение Нейту. Будучи истинным поклонником их Не-Осуждающего Клуба «Завтрак», Нейт мог в один момент вспомнить, когда Клуб заседал в последний раз. Впрочем, Нейт был единственным, кто помнил такие мелочи, и он уже больше года оплакивал те моменты, когда Великолепная четверка объединялась, чтобы победить. Нейт хранил групповое фото Членов Клуба на рабочем столе, а так же на айпеде, айфоне и в бумажнике. Как-то раз, Басс предложил Арчибальду услуги своего ювелира – изготовить именной кулон, куда бы Нейт смог поместить миниатюрное фото Четверки… кстати, это стало причиной того, что Басс лишился новой плазмы – ответом Нейта на подобное «непристойное» предложение послужил запущенный в Чака бильярдный шар.

И поэтому сегодня душа Нейта ликовала, что не могло не привлечь внимание пары на соседнем сидении Лимо. Брюнеты переглянулись, и Арчибальду показалось, что они пытаются сдержать смех.

- Что? - возмущенно спросил Арчибальд.

- Нет, ничего, приятель! - пытаясь сдержать улыбку сказал Чак - Все в порядке!

- Да бросьте! - возмутился Нейт - Вы всегда так делаете! Еще с самого нашего детства, когда вы, с помощью какого-то только вам присущего астрального диалога, вдруг решали, что я безнадежен! Вы хоть знаете, каково это? – Арчибальд не на шутку разошелся! Казалось, будто он веками копил обиду на своих лучших друзей. Но даже жалобы и обида в его исполнении выглядели мило… это же Нейт? – Ну конечно, - продолжал он, - откуда вам знать? Вас никогда не высмеивали ваши лучшие друзья! Это всегда был ваш излюбленный конек… Вы вообще когда-нибудь повзрослеете?

- Ну-ну, Арчибальд! Не строй из себя королеву драмы, сегодня отличный вечер! Мы возвращаемся победителями. Кстати, - Чак положил ладонь на плечо друга, - Спасибо тебе за твою помощь, она неоценима! Но я не претендовал бы на звание твоего лучшего друга, если бы не попытался найти способ оценить ее… И чтобы выразить тебе свою признательность, я уже позвонил в Эмпайр - к нашему приезду нас будет ждать отличный курс реабилитации после столь эмоционально напряженного вечера. Процедуры SPA, массаж, сауна, расслабляющие разговоры с Мэнди и Микаэллой, ну, или НЕ разговоры! Последовательность действий – на твой выбор. – заметив, как скривилось лицо Арчибальда, Басс добавил – Оу, не волнуйся, приятель, на очередной утренней пробежке с твоими братьями по лакроссу я опущу ту часть со SPA, и оставлю только тебя, Микаэллу и Мэнди. А в этот уикенд я забронировал нам отдых в Кемп Аллен.

Нейт счастливо заулыбался…. И тут уже ни Басс ни Блэр не смогли сдержать громкий хохот, настолько громкий и заразительный, что Арчибальд как обычно забил на свою обиду за то, что уже на протяжении многих лет эти Черти тотально высмеивали его простоту и сентиментальность, и залился звонким смехом…

Молодые люди в салоне лимузина казались совершено беспечными, легкими… Словно не довлел над каждым из них груз тысячи проблем, как будто не было всех этих лет полного разочарования, потерь и боли. Они пили шампанское и выглядели так, словно они снова школьники, и лимузин Чака несется по «никогда-не-спяшему» Городу на вечеринку Поцелуев. Не хватало только фирменных ободка и шарфа.. и Серены Ван дер Вудсен.

Лимузин остановился у входа в Эмпайр.

- Артур отвезет тебя, Блэр. Сегодня была просто ослепительна, - Чак отсалютовал стаканом с виски в сторону Блэр. - Да ты и сама наверно это почувствовала – всегда приятно вернуться в родную стихию.

Девушка внезапно запаниковала – она надеялась остаться с Бассом наедине. Что-то произошло, возможно все тот же Dom, но она внезапно почувствовала прилив внутренней силы.. Что-то вибрировало у не в голове несколько последних дней, но она не могла найти первоисточник вибрации… Но кажется сейчас она осознала – что она хочет.

- Нейт, ты не возражаешь пока подняться один? - пытаясь выглядеть незаинтересованной, спросила она - Мари и Эстелла помогут тебе скоротать ожидания Басса.

- Мэнди и Микаэлла – довольно ухмыльнувшись, уточнил Чак.

- Спасибо, что напомнил, Басс! – метнула молнию в сторону брюнета Блер. - Кстати, очень странно, что их всего две?! Так вот, Басс, не согласишься ли ты отвезти меня сам? Не смотря на успех нашего сегодняшнего предприятия, и ваше с Нейтом нетерпение поскорее отпраздновать победу в кругу… как их там? Не важно! Нам с тобой все еще необходимо решить, что делать с полученной информацией, не возражаешь против подведения баланса нашей удачной операции?

- Как я могу отказать тебе, Блэр? - улыбнулся Басс, и, обращаясь к другу, спросил. -Нейт, я надеюсь, ты не уснешь раньше, чем я вернусь? Ты, конечно, сегодня много думал, но надеюсь лимит сил не исчерпан?

- Обещаю дождаться тебя в полном составе! – злобно улыбнулся в ответ Арчибальд. - Но не гарантирую, что девочки будут так же полны сил, как до того, пока с ними не пообщаюсь я! Видимо, мне придется побеспокоится, и найти также прелестную компанию и для тебя.

- Ты хороший друг, Арчибальд!, - улыбнувшись, Басс протянул открытую ладонь Нейту.

- Кто то должен им быть?, - пожав руку Басса, ответил Нейт.

После того как блондин вышел у отеля и лимузин плавно двинулся к дому Блэр, в салоне повисло молчание. Чак отстраненно смотрел в окно, а Блэр судорожно пыталась придумать, как начать разговор.

- Боже! Я совсем забыла – каково это возвращаться домой с очередной победой на счету! - решилась наконец она - Помнишь, Чак? – хитро улыбнулась девушка. – «Для нас – миллион, для Мира – ноль»!

- Я помню, Блэр - отвернувшись от окна он теперь внимательно смотрел в родные глаза, пытаясь прочесть эмоции - А ты, похоже, наслаждаешься этим?

Теперь уже он не мог скрывать улыбки. Как бы не складывалась на данный момент их жизнь... В эту самую секунду он был рад возвращению прежней Блэр… его Блэр…

- Наслаждаюсь Чем? - лукаво спросила она - Если ты имеешь ввиду - тем как я была целый день Дианой Пейн? То да, ты прав! Я наслаждаюсь! - видя его улыбку, она продолжила - Иногда мне кажется, что раскрыть самую запутанную схему и указать его место очередному псевдо интригану, возомнившему, что он достаточно хорош, чтобы пытаться запутать нас – лучше, чем секс…

Блэр замолчала… она вдруг почувствовала, как напрягся Чак. Он перестал улыбаться и потянулся с стакану с виски.

- Чак, все в порядке? – она попыталась взять его руку…

- Блэр… не надо! – Чак резко убрал свою руку. Он снова вернулся к изучению очертания зданий, мелькавших за окном лимузина.

- Чак…

Блэр замолчала. Ей стало не по себе. Она почувствовала, что прокололась, сыграла слишком грубо и теперь Чак закрылся от нее.

- Я знаю, что ты делаешь, Блэр! - напряженно сказал он, резко повернувшись к ней снова, - Используешь наши старые фразы и возвращаешь воспоминания. Ты возвращаешь нас… в «нас»! Для чего? - горько спросил он, глядя в ее глаза - Неужели ты считаешь, что хотя бы один день я не думаю о том, как нам было хорошо тогда и как мы могли быть счастливы, если бы не…, - Чак устало потер виски и закрыл глаза… он откинулся на спинку сидения, и молчал какое то время. Блэр напряженно считала секунды, боясь пошевелиться. Ей показалось, прошла вечность, прежде чем он продолжил, - Этот вечер показал нам, как легко можно вернуть все назад. Но готовы ли мы к этому? Готовы ли мы снова страдать?

- Почему нам обязательно страдать, Чак?

- Дай подумать - усмехнулся он - Хотя бы потому, что ты не свободна.. опять… и у тебя есть другой… опять…

Конечно, Блэр знала, что попытавшись вывести Чака на разговор, ей не удастся избежать того, что, в какой-то момент «Бруклин» определенно «всплывет», и ей придется хоть как-то объяснить эту главу своей жизни. Но… или значительность пребывания Хамфри в данный момент в жизни Блэр была сильно преувеличена, ей же самой, теперь, проведя целый день с Чаком, она едва помнила о своем статусе «женщины в отношениях».

- Он ничего не значит. - начала она быстро.

- Не значит? – перебил ее Чак, взрываясь - Ничего не значит, что ты спала с ним? Или ничего не значит, что ты влюблена в него? Хамфри – это что-то да значит! Блэр, остановись! Ничего не значил принц. Я смог тогда тебя понять и принять твое желание получить свою сказку. Я смог… - он запнулся, прежде чем продолжить - Я захотел позволить тебе получить свою сказку. Получить то, чего ты заслуживала! И я знал, что не мог дать тебе всего того, что ты желала. Я просто хотел, что бы ты была счастлива, и мне было жаль, что счастлива не со мной… Я страдал, я умирал внутри от того, что мы отпустили друг друга. Я хотел умереть физически… Тебе лучше не знать о тех способах, которыми я пытался вернуть осознание того, что я все еще жив, и как любой живой человек, обязан чувствовать боль, душевную и физическую. - пытаясь успокоится, он сделал глоток виски, и продолжил уже более спокойно, - Я отпустил тебя, и мир остановился. Но похоже, остановился он только для меня. Для тебя он продолжал бешено вращаться. - видя слезы стоящие в ее глазах он почти заставил себя продолжить и уже наконец расставить все по местам - Так или иначе, я нашел способ жить дальше, я нанял терапевта, я занялся благотворительностью, у меня есть собака… Но я не переставал любить тебя не на секунду, я даже не могу представить день, когда перестану. Я просто твердо знаю – этот день не наступит никогда! Но я научился жить с этим – осознание того, что ты живешь счастливо, в сказке, с принцем – так, как ты всегда хотела, придавало мне сил! Я думал, что ты абсолютно счастлива – и это делало счастливым меня, в какой-то степени…

Блэр потянулась к его руке, но он мотнул головой заставив ее замереть на месте.

- Помнишь день, когда ты позвонила мне из лофта? - спросил он, - Ты была настолько потеряна – и мой новый, такой зыбкий мир перевернулся, ты вновь перевернула его! Я вновь почувствовал себя живым, я был готов встать один против всего мира, и идти до конца, только бы взять тебя за руку и никогда больше не отпускать. – Блэр уже не сдерживала слез, Чак продолжал, не в силах остановится и желая наконец высказать то, что так долго держал в себе. - А что было потом? - горько усмехнулся он, - Ты выбрасываешь меня из своей жизни, только потому, что это было обговорено в вашем с Богом пакте? Ты выходишь замуж за принца, но за несколько минут до церемонии клянёшься мне в вечной любви? Затем ты сбегаешь со свадьбы, нарушив тем самым этот пресловутый пакт, и просишь меня ждать тебя год? И самое абсурдное из всего этого – твой роман с Хамфри! - нервно засмеявшись, он повторил имя, которое успел возненавидеть за это время. - Хамфри? Серьезно, Блэр?

Чак неожиданно замолчал и снова отвернулся к окну.

- Да, Блэр, возможно, – снова начал он уже спокойным голосом, - Та жуткая авария не случайна, ты права – таким образом провидение показало нам - что все неправильно, - протянув ей свой платок он продолжил. - Да, я всегда любил тебя, всегда буду. – видя, как она, вытирая слезы, смотрит на него с надеждой, он понял, что обязан быть честным до конца не смотря на то что его слова ранят ее. - Но знаешь, Блэр? Я устал. Я просто устал ждать. Я устал надеяться и верить в нас. Оглядываясь назад, я благодарен судьбе за твою любовь. Определенно, я счастливчик, если мне довелось пережить то что у нас было с тобой! – Чак слабо улыбнулся, - Но когда я думаю о том, как сложилась моя жизнь и пытаюсь понять, куда мне двигаться дальше, знаешь, я думаю, что лучше бы тот вечер не путал все наши планы, и в Виктроллу приехал Нейт.

Блэр, до этого не произнесшая не звука, вдруг дернулась, как от пощёчины и срывающимся голосом, прошептала:

- Нет, Чак! Не говори этого. Мы с тобой…

- Мы приехали, Блэр! – просто сказал он, указав рукой на окно в котором виднелся знакомый подъезд.

Блэр так много хотела сказать, но понимала, что любые ее слова сейчас не будут услышаны. она сделала глубокий вдох и протянув Чаку платок сказала, стараясь не выдать насколько раздавлена:

- Спасибо подвез меня до дома.

Принимая правила этой игры в "ничего не произошло", Чак ответил:

- А тебе спасибо за сегодня, поверь – я ценю твою помощь.

- Для тебя – всегда пожалуйста, Басс - усмехнулась дрожавшими губами Блэр.

- Разве могло быть иначе? – мягко улыбаясь, спросил Чак, рассматривая ее лицо.

- Никогда! – кивнула головой Блэр, посмотрев в родные глаза, и, пытаясь сдержать вновь подступающие слезы, взяла сумочку и открыла дверь - Спокойной ночи, Чак! – вспомнив эту фразу, сказала она.

- Спокойной ночи, Блер - горько усмехнувшись, попрощался Чак.

Захлопнувшаяся дверка лимузина и тихий шорох отъезжающего автомобиля оставили Блэр наедине с ночным городом. Пытаясь как всегда держать лицо, она вдохнула поглубже, и вошла в холл.
* * *


Лифт остановился, и Блэр тихо, стараясь не шуметь и не разбудить обитателей, зашла в свой пентхауз, и все, на что у нее хватило сил, это сесть на диванчик у входа прямо на чехлы, которые, очевидно, доставили из химчистки - ей было все равно. Разговор с Чакок отнял остатки ее сил. Его последние слова гремели в ее голове – и этот грохот отдавал в ее теле вполне ощутимой, реальной физической болью. «Лучше бы в тот вечер в Виктроллу приехал Нейт»... Боль пульсировала, снова и снова… Блэр вдруг осознала, она потеряла его? Нет, безусловно, у них был трудный путь, даже слишком сложный. И она не раз врала ему, глядя в глаза, что больше не любит его (а порой и не врала, во всяком случае, ей так казалось), да и сам Чак много раз давал ей понять, что не желает больше иметь ничего общего с ней. Но в те многочисленные разы всегда была причина для того, что бы сказать эти слова – ревность, страх, обида, разочарование. Сколько бы они не ссорились и сколько боли бы не причиняли друг другу, всегда оставалось что-то, что продолжало связывать их, их связь не оборвалась даже тогда, когда она произносила клятвы перед алтарем другому мужчине…

Но сегодня эта ниточка оборвалась, Блэр это почувствовала. Сегодня все было не так, как это было много раз до этого – не было обиды в его голосе, не было ревности и злости – он просто отпустил себя, отрезал себя от нее. Он больше не ее Чак, она потеряла его из-за неуверенности, в себе, в нем, в их будущем, из-за своего нежелания взрослеть, из-за жажды глупой сказки. Силы окончательно покинули Блэр, по щекам текли слезы, слезы безысходности.

Такой ее и нашла Элеонор, спустившись по лестнице.

- Дай угадаю? - спросила она, подходя к дочери и садясь рядом - Чарлз? Ты опять его упустила?

- Он больше не верит в нас, мама - ответила Блэр, уткнувшись матери в плечо.

- Это всегда было вашей проблемой. - Элеонор убрала волосы от лица дочери и погладила ее по голове - Он долго не мог поверить, что любовь между вами реальна, потом поверил, но вы сами все разрушили. Теперь же он просто устал.

Какое-то время тишину пентхауза нарушало только тиканье больших напольных часов. Блэр уже не пыталась сдержать слез и тихо плакала. Элеонор, не привыкшая видеть дочь в таком состоянии, просто молча гладила ее по спине надеясь, что скоро природа Уолдорф возьмет свое и дочь от истерики перейдет к жажде действия.

- Что мне делать? - спросила вдруг Блэр. - Я не могу снова упустить его. Мы и так потеряли много времени, причинили друг другу так много боли.

«Наконец-то!» подумала Элеонор, вставая с дивана и глядя на дочь, сказала самым уверенным тоном, на который была способна железная Элеонор Уолдорф:

- Так борись за него! - видя недоумение на лице Блэр, она продолжила - Ты слишком долго была слабой. Ему приходилось принимать решения за вас обоих, быть сильным за двоих.

- Кажется, я больше не знаю как это - бороться за что мне нужно. – взгляд Блэр остановился на одной точке. Элеонор начала немного раздражаться. Безусловно, она безумно любила свою дочь, но вопреки мнению Блэр, о том, что она была никудышной матерью, старшая Уолдорф, как никто, знала свою девочку: успокаивать и жалеть Блэр – это самое глупое и опрометчивое решение в данной ситуации.

- Это потому, что ты давно опустила руки. - отрезала Элеонор, строго взглянув на дочь. - Вместо того, чтобы стать сильной как ты хотела, ты стала слабее. Не удивительно, что Чарлз больше не верит в вас - сложно любить женщину, которая сама не знает, чего она хочет. Не обращай внимание на предрассудки, на то, что говорят люди – ведь «ты никто, пока о тебе не говорят»! Посмотри на меня! Когда твой отец ушёл от нас – единственное, что меня беспокоило – это что скажут люди – «Оу, Железная Женщина настолько железна, что Гарольд предпочёл согреться в обществе … мужчины»… И я зарывала себя, оплакивала свою честь и имидж… пока не встретила Сайруса – есть необходимость говорить тебе о Сайрусе и о том, как я счастлива теперь с ним?

- Ты думаешь, у меня получится? - шмыгнув носом, спросила Блэр

- Если ты возьмешь себя в руки и вспомнишь кто ты - конечно. - снова подойдя к дочери Элеонор обняла ее и добавила, - Чарлз особенный мужчина - с такими никогда не бывает просто. Но он однажды выбрал тебя и боролся за тебя, даже когда ты сама опускала руки. Теперь твоя очередь показать, что он не ошибся с выбором и выбрал женщину под стать ему. Не дай ему сбежать от того что у вас есть.

- Хорошо - улыбнулась Блэр смахнув слезу - Я поеду, поговорю с ним еще раз. Ему придется меня выслушать.

- Ты хочешь поехать сейчас? - удивленно спросила Элеонор.

- Да, а то я не смогу набраться смелости потом. - уверенно кивнула Блэр

- Ты посмотри на себя! - она слышала этот тон с детства, и он не предвещал ничего хорошего, - Даже если Чарлз все еще хочет тебя - такая ты его точно не вернешь. Иди на верх и прими ванну и нанеси бальзам на волосы, а я пока позвоню Паоло попрошу его приехать - надо привести тебя в порядок.

* * *


Полтора часа спустя Блэр вышла из такси напротив входа Эмпайр. Сидя в кресле Паоло, пока тот охал и пытался вернуть волосам, как он это называл, "былой шик", она отправила Чаку sms: "Нам надо закончить разговор. Приеду в отель. Б". Теперь же, стоя перед освещенной мягким светом парадной, она боялась сделать шаг. Боялась, что эти двери закрылись для нее навсегда и, что все то, что произошло за этот год будет всегда стоять между ними. Но вспомнив слова матери и признав, что стоя здесь она не решит проблему, она вошла в холл.

Неизменный Стен за стойкой портье, ковер с монограммой, такие знакомые стены лифта - когда то это был и ее дом тоже. Их дом.

Стоя в лифте, поднимающим ее в пентхаухз, Блэр пыталась понять - где они свернули не туда? Безжалостный здравый смысл кричал, что почти все их повороты были не туда. Но настойчивое сердце отказывалось верить. Если ты чувствуешь, что что-то правильно, значит это так и есть, и не важно, что на это может возразить логика и здравый смысл.

Пентхауз Чака встретил ее оглушающей тишиной и отсутствием света. Огни города подсвечивали гостиную, позволяя увидеть стакан с недопитым виски на столике, Манки, спящего возле дивана и галстук, брошенный на биллиардный стол. Можно было не метаться по номеру - Чака в нем не было. И Блэр, слишком хорошо зная его привычки, поняла, где он сейчас. Гадая, как часто ее поступки заставляли его подниматься туда - на крышу Эмпайр - она вошла в лифт и нажала нужный код.

Бесконечный, вибрирующий город под ногами, черное почти непроглядное небо над головой, и его спина на фоне светящегося логотипа отеля - когда-то это было ее любимое зрелище, она часто стояла вот так и просто смотрела на своего мужчину. Вот и сейчас она замерла на пороге балкона. Но на этот раз, оглушенная совсем другим внезапно нахлынувшем чувством. Спокойствие. Неожиданно все ее тревоги улеглись. Глядя на его, она тихо улыбнулась, наверное, впервые за этот вечер, потому, что вместе со спокойствием к ней вернулось еще одно чувство которого она не ощущала уже дано - вера в себя. В них. В то что, они смогут пережить все что угодно.

Сигнал телефона Чака, возвестивший о новом принятом сообщении, заставил Блэр отвлечься от своих мыслей. Она видела, как, вынув телефон из кармана, Чак начал просматривать что-то. Ее телефон, завибрировавший секундой позже, подтвердил ее догадку…

Автоматически нажав на "Просмотреть" и прочтя первую строчку Блэр тихо вскрикнула.

«Замечено! Пока Б в компании Одинокого Парня смотрит интеллектуальное кино и листает книжки в трущобах, нам на Верхнем Ист-Сайде тоже есть, что полистать!

Вопрос: Как долго один человек способен скрывать правду от окружающих?

Ответ: Очень долго! Возможно – вечно… при одном маленьком условии – правду должен знать только он сам и больше ни единая живая душа, только в этом случае ты можешь гарантировать себе, что твой секрет никто не расскажет.. Но на Верхнем Ист-Сайде разговаривают даже неодушевленные предметы..

Би, ты меня разочаровываешь – кто в наше время ведет Дневник?

ХОХО

Gossip Girl»


Чак, еще секунду назад и не подозревавший о ее присутствии на балконе, развернулся и по его глазам она поняла, что он тоже уже прочитал.

В голове Блэр билось только одно - "бежать". Не в силах вынести того, что сейчас произошло, толком не понимая, как вообще это могло случиться, она выбежала к лифту.

* * *


Чак стоял, находясь словно в вакууме, ничего не замечая вокруг, потом, словно опомнившись, бросился в коридор в надежде, что Блэр еще в отеле. В голове совершенно все перепуталось, с одной стороны, он понимал, что Блэр никогда не будет с ним, он помнил ее слова на поминках СиСи…. Но тогда зачем она здесь? И все то, все ее слова, которые она произнесла в Лимо?..

Войдя в пентхауз, Чак остановился возле лифта, не решаясь зайти. А что если ее там нет? Внутри неприятно похолодело, ноги стали ватными. Услышав какой-то звук, похожий на звон бокала, Чак позвал в темноту:

- Блэр? Блэр, ты здесь?

- Эй, чувак! Это всего лишь я. – Нейт вышел из-за барной стойки. – Почему ты подумал, что здесь Блэр? Она приходила?

- Да, она была здесь.. На крыше, во всяком случае…

- Постой, что ты делал опять на крыше? - забеспокоился Нейт, - И почему туда приходила Блэр? Вы помирились?

- Интересно… И что послужило предпосылкой для такого твоего умозаключения? – Басс выглядел растерянным, и одновременно, раздраженным. – Нейт, ты как никто, знаешь всю эту историю из первоисточников, и ты должен понимать – у «нас» с Блэр нет шансов... «Нас» больше не будет.

- Ты сдался?! - удивленно спросил Нейт. - Чак Басс сдался???

Чак не ответил, а лишь кинул суровый взгляд на Арчибальда.

- Тогда в чем проблема?, - не унимался Нейт, - Ты мне говорил мне, что не представляешь дня, когда сможешь перестать любить ее! И что? Я до конца жизни буду наблюдать, как ты страдаешь? Почему ты не борешься за нее?

- Соперник намного превосходит меня…

- Ты разыгрываешь меня? - теперь Нейт и правда перестал что либо понимать, - Чак Басс испугался соперника.. И давай будем честными – с каких пор ты считаешь Хамфри соперником? Прости, чувак, не то, что бы я пел тебе дифирамбы, но никто из бывших и действующих бойфрендов Блэр, включая принца Монако, никогда не были тебе соперниками. Мы оба знаем, кому всегда принадлежало сердце Блэр. По крайней мере, я это знаю точно, ведь я был в числе так называемых ТВОИХ соперников. И поверь мне, состязаться с тобой за сердце Блэр – пустая трата времени и сил…

- Арчибальд! Вот за что я тебя люблю – ты всегда думаешь слишком хорошо обо мне, хотя мы оба знаем, что я не всегда того заслуживаю. – Басс попытался изобразить вполне искреннюю улыбку, но получилась лишь кривая усмешка.

- Приятель, - положил руку на плечо друга блондин, - Прошлое мы давно оставили в прошлом. Пора двигаться дальше, а этот год показал, что делать это по отдельности, ни ты, ни Блэр не можете… Так подожди, - отстранился он, - Ты действительно считаешь Хамфри соперником? Я понимаю, он интеллектуал, может Би и интересно померятся с ним размером мозга, но ты ведь знаешь – ей всегда было нужно совсем другое, то, без чего она никогда не сможет жить… Ей нужен ты!

- А кто сказал, что я говорю о Хамфри? – Чак брезгливо усмехнулся.

- Ну… ты говорил о сопернике, вот я и подумал… - Нейт выглядел слегка смущенным.

- Я говорил о Блэр Уолдорф, это мой самый серьезный и самый непобедимый соперник. Не важно, как сильно я люблю ее, и как сильно она любит меня, важно, что до тех пор, пока она отрицает сама себя, мы никогда не сможем быть вместе.

Друзья замолчали. Они сидели какое-то время в полной тишине, каждый из них был погружен в свои мысли. Арчибальд всегда слишком близко принимал боль друга, Басс давно уже стал ему братом, и, может именно поэтому, боль Чака стала болью Нейта.

- Как ты думаешь, кто мог слить сплетнице Дневник Блэр? – Басс неожиданно нарушил звенящую тишину.

- Серена? – вопросительно приподнял бровь Нейт.

- Зачем ей это? – усмехнулся Басс, - Я знаю свою сестренку, она, несомненно, злилась на Уолдорф из-за бруклина, но Эс никогда бы не вынесла грязное белье подруги на всеобщее обозрение – это, скорее, методы «старой» Блэр, - Чак улыбнулся.

- Не думаю, - прочисти горло Нейт, - Что причиной такого поступка, если, конечно, это сделала Серена, является ее ревность к Дэну. Просто, я думаю, твоя сестра беспокоилась о тебе и о Блэр, о вашем будущем, вас обоих.

- Нейт, я чего-то не понимаю – каким образом передача скандального дневника Блэр Сплетнице могла поспособствовать скорейшему наступлению счастливого будущего для нас с Блэр?

Нейт удивленно уставился на Басса

- Так ты не читал его?! – понизил голос Нейт.

- Нет, а что там?

Нейт налил в уже пустой стакан Басса еще виски и передал его другу, и уверенно произнес, глядя ему в глаза и улыбаясь:

- Просто прочитай ЕГО - с этими словами Нейт залпом допил виски, взял телефон со столика и, положив его прямо перед Чаком, скрылся за дверью своей спальни.

Чак гипнотизировал взглядом свой BlackBerry. Прошло какое-то время, прежде чем... «Да сколько уже можно? Не думаю, что нажав кнопку «Загрузить файл», я открою Ящик Пандоры… Есть ли что-то еще, из того, что я не знаю? Пора перевернуть эту страницу и двигаться дальше…»

Налив себе еще виски, Басс уверенно взял телефон и начал читать.

«..Завтра я снова пойду в церковь. Это не честно! Чак выжил, но я чувствую себя мертвой внутри без него… Я пойду просить отца Смита выступить в качестве посредника между мной и Богом, отец Смит – лицо духовное, безусловно, знает все тонкости и нюансы в подобных делах, смог бы помочь мне найти альтернативные пути обхода нашего соглашения…»

«..Я явно недооценивала могущество высших сил. Хоть я и Блэр Уолдорф, он – Бог! Из окна церкви я видела Чака, и видела, как его чуть не сбило такси. Всю мою жизнь – я никогда не играла честно, блеф, схемы... Но в этот раз ставка слишком высока… Я больше не буду искать способ изменить своему обещанию... Я приму это...»

«…Если бы у меня сейчас спросили, что я хочу больше всего, я бы ответила - я хочу, чтобы Чак двигался дальше и был счастлив, я хочу что бы он встретил достойную женщину, которая могла бы украсить его жизнь... Я всегда буду любить его! Я люблю его с каждым днем еще больше, если возможно кого-нибудь ТАК любить! Но я хочу, что бы он был счастлив… Из нас двоих, он единственный, кто заслуживает этого…»

«..Нда… Теперь я официально – Королева шутов.. А ведь еще вчера была Принцессой Монако – колоссальный рост! Все смеются надо мной – « Хамфри? Серьезно?» А что я смогла сделать еще – Басс никогда меня не отпустит, он никогда не пойдет дальше, он остановится на одной отметке своей жизни и до конца дней будет ждать меня… Хамфри – идеальный вариант! Может быть, мой роман с ним заставит Чака возненавидеть меня? Такого предательства он точно не простит никогда! Ужасно это осознавать, но кажется это именно то, что мне нужно? Так ведь?..»

«… а я в свою очередь, попытаюсь сохранить отношения с Деном… Какая разница теперь, чего хочу я – я все равно больше не живу, я умерла в ту ночь, в ночь аварии...»

«…я надеюсь, Бог, как создатель юриспруденции, как и всего на Земле – не сочтет мою слабость попыткой нарушить наш пакт и не тронет Чака? Ведь я обещала исчезнуть из его жизни, но не обещала что ОН исчезнет из моего сердца! Кстати, я сказала ему, что мое сердце больше ему не принадлежит, что оно принадлежит кому-то другому… надеюсь, это не было слишком? Согласно нашего пакта, в мои обязанности входило исчезнуть из его жизни, но не причинять ему еще большей боли? Ну, если это поможет ему..."

«..я переспала с Хамфри…. Это было ужасно…..»

«… я хочу его! Боже, как же я хочу его… хочу снова почувствовать его в себе, так близко как это только возможно – только так я могу снова почувствовать себя живой! Я даже не могу чувствовать себя виноватой за это, я обещала держаться от него подальше....Но не могу не думать о нем, перестать хотеть его..»

«…Я больше так не могу! Сегодня я пыталась понять, КОГДА все это началось, с какого момента всё пошло не так… С того, когда я, пытаясь насолить Бассу, вернулась к Нейту.. дважды? Или когда я привезла лорда Маркуса из Европы? Или когда, на балу Святых и Грешников, я решила стать Блэр Уолдорф, прежде чем стать женщиной Чака Басса? Все это не правильно! Никогда не было правильно… Я знаю Бог поймет, он сохранит жизнь Чаку, а в замен я обещаю сделать его самым счастливым мужчиной на Земле! ...»


Чак перечитывал снова и снова, не верив в происходящее до конца. И не сразу он заметил, что пост с выдержками из дневника Блэр представляет собой отсканированные кусочки страниц. Многочисленные разводы чернил и темные пятна на страницах… Слезы Блэр? Чаку стало не по себе, из легких внезапно исчез весь кислород, сердце сжалось с неимоверной силой. Чувство было такое, будто его тело летит в бездонную пропасть. Но боли не было. Той боли, которая стала его постоянной спутницей за почти уже год, ее больше не было! И где-то внутри он внезапно ощутил что то очень забытое, но до сладкой боли знакомое… Этот хрупкий трепет согревал его душу и заставлял сердце забиться с новой силой… Да, это были они, они вернулись… Бабочки!

Чак еще раз перечитал последнюю запись из дневника - она датировалась двумя днями назад. Внезапно, когда шок от прочтения начал отступать, Чак почувствовал, как его тело и разум накрывает волна вселенской усталости. Ведь он боролся каждую минуту, пытаясь в наполнившей его апатии, найти силы для того, чтобы продолжать бороться за Блэр.

И вот сейчас он, уставший и совершенно спокойный, он налил себе еще виски в бокал! Подойдя к окну, он смотрел на свой любимый город, бесконечно простирающийся за стеклом! На ИХ город, на их Мир, на их Королевство. Непобедимое Королевство, последний враг которого бесславно пал сегодня. Отсалютовав огням города, Басс произнес в темноту: «За тебя, Уолдорф! И за твою победу над собой!»

Немного погодя он прошел в тускло освещённую спальню и первые за долгие месяцы, успел заснуть прежде, чем его голова коснулась подушки.

* * *


- Ну, и какие у нас планы на сегодня, Медвежонок? Идем смотреть арт-кино в Le Balzac? Кстати, начался сезон Феллини в Accattone, Роман очень любит Феллини…

- Конечно, папочка! Если уж на кондитерскую Ladurée было наложено табу из-за вашей с Романом диеты, а жажда La dolce vita осталась, почему бы не сходить! – Блэр весело смеялась. С момента ее жалкого побега после того, что сделала Сплетница, Блэр понемногу начала приходить в себя. И, надо заметить, ни что так не возвращает разбитую горем женщину к прежней любви к моде, искусству и всему прекрасному, как пребывание в обществе геев.

- Блэр, mon trésor, - Роман наливал сливки в свой кофе, что никак не увязывалось с его диетой, - Мы такие эгоисты, это ужасно! Нам так неловко перед тобой, из-за нашей диеты ты вынуждена отказываться от любимых сладостей!

- Ничего страшного, в последнее время я научилась отказывать себе в том, что мне жизненно важно.

Мужчины заметили тень, скользнувшую по юному лицу девушки. Они молча переглянулись, и Роман, в нерешительности, продолжил.

- Блэр, а почему бы тебе не пригласить еще одного ценителя macaron погостить к нам? Мы с твоим père были бы просто счастливы увидеть Чарлза снова, мы так скучаем по нему..

- Это невозможно, вы это знаете, - Блэр нервно схватила круасан с подноса и принялась сосредоточенно намазывать на него конфитюр, - Чак, наверно, сейчас ненавидит меня…

- Pourquoi pas? Напротив, Блэр! Как он может тебя ненавидеть сейчас? Сейчас, когда ваша Сплетница раскрыла правду о твоих истинных чувствах …

- Угу! Ему, а так же всему Нью Йорку, и всем, кто меня знает, - губы Блэр скривились в саркастической усмешке.

- Блэр Уолдорф! – вмешался Гарольд, - Только не говори МНЕ, что такое огласка окружающих. Посмотри на нас, на своих родителей – мы самый яркий пример для тебя, за которым тебе не нужно далеко ходить. Что было бы, если бы мы с твоей мамой испугались того, что подумает общество о нас, более того, о причине нашего развода? Мы нашли в себе силы побороть этот страх – а взамен получили намного большее, чем просто возможность «сохранить лицо» в обществе! Я счастлив с Романом, а Элеонор счастлива с Сайрусом, как никогда не была счастлива со мной. Я никогда не понимал твоего стремления убежать в сказку… Зачем тебе она, когда у тебя итак есть все – молодость, ум, красота, безграничная любовь родителей (всех твоих родителей) и твой Король..

- Принц… В сказках должен быть принц! – вмешался Роман.

- О, Mon chéri, принцы для маленьких девочек, а моей Королеве нужен настоящий Король. И он у нее уже есть – Чарлз Басс! – Блэр посмотрела на отца, лицо ее засияло.

- Да у Вас все не легко, - подхватил Роман - Но с такими мужчинами, как Чарлз, никогда не бывает легко, они непредсказуемые, никогда не знаешь, как он отреагирует, что сделает, и что после этого будет с тобой. А то, что для тебя все изменится, ты понимаешь сразу. Да это иногда пугает. Это как волны океана, нахлынувшие на тебя, они сбивают с ног, ты падаешь, но ты в восторге.

Блэр, слушавшая внимательно Романа, уже не могла сдержать слез и, счастливо улыбаясь, с благодарностью смотрела на этих мужчин, которые только что заставили ее вновь осознать, как сильно ей повезло в жизни.

Наблюдавший за ней Роман, будучи очень сентиментальным, не смог сдержать слез умиления, и взяв Гарольда за руку, произнес.

- Гарольд, это так прекрасно! Наша девочка влюблена и счастлива! – и мужчины, держась за руки, уже оба смахивали слезы умиления со счастливых лиц.

- Фу! Ребят, я вас, конечно, обожаю… Но вы отвратительны!, – Блэр попытавшись взять себя в руки, сделала шутливо-брезгливую гримасу, оставив нетронутым круасан, она вскочила из-за стола не в силах больше бездействовать и побежала к лестнице на второй этаж в свою комнату.

- Передай привет Элеонор! – она услышала слова Романа уже наверху,

- По телефону? – подойдя к лестнице, в недоумении спросила Блэр.

- Нет, через несколько часов, когда обнимешь ее уже Нью Йорке.

- Как ты узнал? - улыбнулась она.
 
mio-mioДата: Четверг, 26.04.2012, 19:02 | Сообщение # 12
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4149
Награды: 1567
Статус: Offline
продолжение:

- Медвежонок, – строго сказал Горольд, хотя взгляд его был мягким, - Тебе не нужна чужая dolce vita на экране винтажного кинотеатра! У тебя впереди реальная жизнь, где ты – это только ты, и рядом с тобой - ТВОЙ мужчина. Сплетница уже сделала все за тебя, она разбила тяжелый замок на двери в твой мир, единственное, что осталось тебе – легонько подтолкнуть дверь в него! Ты справишься, моя девочка…
Блэр больше не нужны были слова, ей больше не нужны были причины, аргументы и прочее. Осталось только одно дело, которое она должна сделать как можно скорее…

* * *


Зайдя в свой пентхауз, первое, о чем подумала Блэр, было: «Пора переделать тут все! Мой дом похож на дешевую подделку какого-то сказочного королевского дворца… Ну, не то, что бы «дешевую», конечно! Но все эти витражи, канделябры, атаманка, рояль…» Она кинула плащ с клатчем на диван и подошла к роялю. Сердце пропустило удар, когда она, проведя рукой по глянцевой крышке инструмента, вспомнила минуты потрясающих эмоций и наслаждение, подаренные ей Бассом именно на этом рояле.

- Нет! Рояль останется! - сама не заметив, она сказала это вслух, улыбнувшись картинке своих воспоминаний.

- Конечно, останется! Пентхауз Уолдорф без рояля – НЕ пентхауз Уолдорф!, - Блэр обернулась, поняв что она уже не одна в гостиной, но, не успев что-то сказать, тут же была задушена объятиями своей лучшей подруги.

- Эс, пусти, ты меня задушишь! - пробормотала она блондинке в плечо, к которому была прижата.

- Ой, - рассмеялась Эс, отстраняясь, - Просто я так по тебе соскучилась! - взяв подругу за руки и посмотрев ей в глаза, Серена тут же стала очень серьезной, - Блэр? Ты когда-нибудь простишь меня за то, что я сделала?

Блэр вздохнула, понимая что это разговора им все равно не избежать.

- Блэр мне правда очень жаль что вышел такой скандал, - начала тараторить блондинка - просто я не могла видеть, как ты мучаешь себя! – видя, что Блэр ее внимательно слушает и не выглядит рассерженной, Серена осторожно продолжила, - Я нашла его когда ты уже встречалась с Деном. И прочитала. Я хотела узнать - что ты действительно к нему чувствуешь, ведь я и правда тогда ревновала. И я хотела понять для себя – КОГДА? С каких пор ты поняла, что Дэн – это тот, кто тебе нужен. Возможно, таким способом я пыталась найти оправдание тому, как могла со мной поступить моя лучшая подруга. Но, прочитав, я не могла поверить – то, что ты писала, было ужасно, никто не должен так с собой поступать. А ведь больно было не только тебе, но и Чаку.

- Эс, послушай...

- Нет, подожди, - перебила блондинка - Ты должна знать все. Я хотела как то все исправить, но не знала как поступить, внешне ты выглядела нормальной, будто у тебя все хорошо, и я не понимала чему верить. Но потом, между вами с Дэном что-то произошло и ты уже не могла так хорошо притворяться. Я видела тоску и боль в твоих глазах, слышала, как ты плачешь по ночам, когда он не ночует у нас, видела, как ты к нему относишься, что он тебя все больше раздражает и ты почти с трудом терпишь, когда он до тебя дотрагивается, - видя, как горькая тень легла на лицо подруги, Серена вздохнула поглубже и сказала - И я сделала это. Зная, что возможно ты меня никогда не простишь, я все равно сделала это. В тот вечер мне позвонил Нейт и сказал, то Чак вернулся после того, как отвез тебя домой, раздавленным и я даже не стала заезжать к тебе и пытаться как то тебя утешить, я просто отправила пост.

Выдав всю историю Серена преданно смотрела на подругу ожидая ее вердикта.

- Знаешь, Эс, наверное мне стоит сказать тебе спасибо. - видя недоумение на лице подруги Блэр продолжила - Я серьезно! Ты всегда была моей настоящей подругой, всегда в трудные моменты боролась за меня. И сделав это, ты доказала, что ценишь меня настолько, что готова пожертвовать нашей дружбой ради моего счастья. - смахнув слезу и улыбнувшись, Блэр продолжила, - Ты сделала то, что боялась сделать я - ты защитила меня от самой себя. От того, как я разрушала себя. После того поста в Сплетнице мне стало негде прятаться от своих проблем. Мне пришлось признать очевидное - я потерялась, потеряла себя. А потеряв себя, потеряла всех кого я люблю. Я осталась без Чака, почти оттолкнула тебя...

- Ты никогда не оттолкнешь меня… - сквозь слезы пробормотала Серена, снова сгребая подругу в объятия. - И у тебя всегда будет Чак! - твердо сказала она, и отстранившись, посмотрев Блэр в глаза.

- Я в этом не уверенна. - грустно вздохнула та.

- Так борись за него! За вас! Мы с Нейтом так за вас переживаем.

- "Мы с Нейтом"? - удивленно улыбнулась брюнетка - Я что-то пропустила? - Блэр отлично знала это выражение лица подруги – Так... Рассказывай! - приказала она.

- Да нечего рассказывать. Мы немного сблизились за то время, пока наши лучшие друзья в очередной раз сбежали – от нас, друг от друга и каждый от себя, - Эс заметила тень на лице Би, осторожно продолжила. - Нейт пригласил меня на ужин сегодня. Ничего серьезного, просто как друг. И, - Эс посмотрела на дисплей телефона, - Вообще-то, я уже опаздываю…

- Как и я! ДОРОТА! – крикнула Би так громко и решительно, что Эс подпрыгнула. – Машину мне! Быстро!– и посмотрев с теплотой на подругу, коснулась ее руки. – Сделай все правильно на этот раз, Эс!

Серена ничего не ответила, лишь улыбнулась.

Выходя из лифта в фойе своего дома, Блэр взглянула на часы… Так мало времени осталось до рейса, а у нее на сегодня еще запланирована встреча с поверенным. И еще Блэр должна была заскочить на 5ую Авеню.

* * *


Стоя на вершине лестницы, ведущей в казино, глядя на элегантно одетых мужчин и женщин, в лениво рассеянном, лимонном свете за столами обтянутыми зеленым сукном, Блэр вдруг растерялась. "Надо было захватить накидку" пронеслось у нее в голове, но она знала - этот озноб не от холода. Ей просто страшно. Страшно от того, что она совершенно не знает, как отреагирует Чак на ее появление. Но, кажется у нее нет другого выхода, кроме как рискнуть и уже наконец выяснить, нужна ли она ему или они потеряли СВОЕ время. Поискав глазами знакомую широкую спину, увидев радом того, кто явно не сделает ее задачу проще, она вдохнула поглубже, и, расправив плечи и подхватив оранжевый подол платья, начала спускаться в зал.

Сначала она увидела его затылок. Он сидел за столом для Black Jack. Полупустой стакан виски, горка выигранных фишек, ленивая поза и расслабленность жестов говорили о том, что он уже здесь давно и, что он явно не против общества своего дяди. Джек сидел рядом, поигрывая фишками и кидая плотоядные взгляды на официантку у соседнего столика. Подавив желание трусливо сбежать, пока они ее не заметили, Блэр вдохнула глубже и решительно шагнула к столу.

- Здесь свободно? - пытаясь игнорировать безумно колотящееся сердце, спросила она.

- Блэр? Что ты здесь делаешь? - шок на лице Чака говорил о том, что старший Басс ей не соврал, когда обещал молчать.

- Конечно, мисс Уолдорф, - елейным тоном протянул Джек, встав и отодвинув для нее кресло. - Как можно отказаться от общества такой красивой женщины.

- "Мисс Уолдорф"? - фыркнула Блэр, присаживаясь к столу - Серьезно?

- Нуууу… Ты же запретила называть тебя "принцессой"! - ухмыльнулся Джек, возвращаясь к игре.

- Это ты ее сюда позвал? - Блэр хорошо знала этот тон Чака - он злился.

- Она не оставила мне выбора. Твоя женщина умеет быть убедительной, когда ей что-то действительно сильно нужно. Так что у меня было на выбор или я говорю ей - где ты, или сажусь в тюрьму.

- Что? - Чак с недоумением смотрел то на имитирующую спокойствие и непринужденную улыбку Блэр, то на дядю, который снова откинулся в кресле и, кажется, откровенно наслаждался неловкой сценой. - У нее что-то на тебя есть?

Блэр ухмыльнулась и, приняв от крупье стартовые две карты, попыталась вникнуть в суть игры.

- Ничего, кроме видео меня и одной потаскушки в лифте отеля.

- С каких это пор это уголовное преступление? - спросил Чак.

- С тех пор - вступила в разговор Блэр, жестом показав крупье, что ей нужна еще одна карта - Как этой потаскушке еще не исполнилось восемнадцати, а лифт находился на территории отеля, а отель – на территории Американского штата. - закончила она. приторно-сладко улыбнувшись Джеку. Тот, в свою очередь, отсалютовал ей стаканом с виски.

Чак всеми силами пытался оставаться спокойным в этой неловкой и совершенно абсурдной ситуации, когда его, временами очень подлый, родственник, и женщина, которая, исчезнув после скандала в Сплетнице и не давала о себе знать целый месяц, а теперь сидела напротив и выглядела так, будто ничего не произошло, сидели с ним за одним столом. Но это было сложно - не реагировать – потому, что каждый раз, когда она была рядом, все повторялось... Вот и сейчас, чувствуя такой знакомый аромат, видя эти отливающие медью локоны, ощущения шелка под пальцами которых он помнил до сих пор, видя искорки в ее глазах, которые не появлялись так давно... Все повторялось. Но он уже был не тот Чак, каким он был раньше. Да, он перестал себя обманывать и ожидать, что его чувства к Блэр пройдут, да он знал, что как бы они не бежали от себя и друг друга, их связь будет всегда. Но он слишком устал, слишком часто видел, как его любимая уходит от него, или как она отрицает саму себя. Сейчас он просто решил посмотреть, как будет вести себя Блэр, попытаться понять, зачем она приехала, и правда ли была в том сообщении Сплетницы. Поэтому он откинулся в кресле с бокалом виски, решив, что просто посмотрит, как будут развиваться события.

- Вот чего я никак не могу понять? - повернувшись к Блэр начал Джек - Зачем тебе так срочно понадобился мой племянник, что ты пошла на подкуп моего поверенного и шантаж?

- Я приехала вернуть своего мужчину назад - просто ответила Блэр, молясь про себя, чтобы ее неуверенность в успехе осталась не заметна для Бассов.

Услышав ее фразу, Чак чуть было не поперхнулся виски и уставился на Блэр, которая с невозмутимым видом приняла от крупье фишки выигранные в этой партии.

- Аааа, - протянул Джек, - Ну тогда понятно, почему спасовал мой поверенный - когда ты встаешь на след Чака, тебя сложно остановить. Хотя то, что ты отчаянно пытаешься его вернуть каждый раз когда он вполне нормально живет без тебя, - продолжил Джек, делая вид что не замечает, как напрягся его племянник и как немного дрожат губы Блэр в попытке держать дерзкую ухмылку. - Наводит на определенные размышления.

- Может вы перестанете говорить так, словно меня здесь нет?! - не выдержал Чак. Тот факт, что, вместо того, чтобы посмотреть в глаза Блэр и попытаться понять - зачем она здесь, он вынужден сидеть и слушать их перепалку, окончательно вывел его из себя.

Посмотрев на родственника и поняв, что парень взбешен, Джек встал из-за стола и, прихватив виски, сказал:

- Думаю на сегодня достаточно нашего приятного общения. - он застегивал пуговицу смокинга - Официантки с пухлыми губками гораздо более веселая компания, чем вы двое сейчас – Джек напоследок отсалютовал бокалом напрягшейся парочке.

- Mademoiselle, monsieur? - подал голос крупье, который усиленно делал вид, что за его столом не происходит ничего странного - Vous continuer la partie?

- Оui - ответила Блэр, принимая карты.

- Блэр, - дотронулся до ее плеча Чак, - Посмотри на меня? - Девушка выполнила его просьбу и не в силах побороть в себе внезапное смущение - робко посмотрела на Чака. - Что ты здесь делаешь? - повторил свой первый вопрос Чак.

- Я сказала твоему мерзкому дяде правду. - упрямо сказала Блэр, - Я приехала вернуть тебя. Если ты, конечно, захочешь принять меня назад, после всего того, что произошло. - горько добавила она, повернувшись к крупье и кинув еще две фишки на кон.

- Тебе не кажется, что нам лучше уйти отсюда и поговорить где-то в спокойной обстановке? - спросил Чак.

- Не думаю что смена обстановки что-то изменит - с легкой усмешкой ответила она снова развернувшись к игровому столу.

Чак поймал себя на том, что не знает, как реагировать на такую, новую Блэр. Она казалась уверенной, немного игривой и дерзкой, упрямой и невероятно красивой. Вообще то, это была та Блэр, которую он полюбил еще в школе, прежняя Блэр. Просто в их жизни все так запуталось... За два последних года его Блэр изменилась - все реже был слышан ее искренней смех, а она в своих попытках найти свое место в этом мире окончательно запуталась и сильно изменилась: меньше иронии в словах, уже не такая гордая, и какая-то... усталая... Но сейчас она сидела рядом, и казалось, они вернулись в прошлое и не было этих двух последних лет....

Тряхнув головой в попытке отбросить это ощущение, Чак так же кинул фишки на стол, принимая игру крупье и этой непостижимой женщины с горящими глазами, сидящей напротив.

- Ладно - сказал он - Но нам придется поговорить, мы уже не подростки, чтобы бежать от неудобных разговоров.

- Мы поговорим - кивнула головой Блэр - Хотя не думаю, что осталось хоть что-то, чего ты не знаешь обо мне, после того, что сделала Сплетница. И не только ты, но еще и все ее читатели - горько усмехнувшись, добавила она.

- Как ты? - он настолько был шокирован ее появлением, что почти забыл, при каких обстоятельствах они виделись последний раз.

- Справилась - кивнула она, кидая на стол очередную фишку - Вообще-то, это было мне нужно - это помогло мне вернуть себя, понять свои ошибки.

Понимая, что разговор идет совсем не в ту сторону в которую бы ей хотелось, и не зная до сих пор, как он отреагировал на то, что прочитал тогда, она набралась смелости и посмотрела прямо на него ожидая его следующий вопрос.

- То, что там написано - правда? - спросил он.

То, что он прочитал тогда месяц назад перевернуло его мир, он увидел происходящее между ними глазами Блэр и это потрясло его. Так что, от ее ответа сейчас, зависело почти все.

- Да - просто ответила она.

Их взгляды встретились, и в этот миг все слова и объяснения стали уже не важны. Чак видел, что она говорит правду и заново переживал откровение ее чувств о том, что все это время, отталкивая его, отдаляясь все дальше и дальше, она продолжала его любить. Она же увидела, что обрывки ее дневника стали не только ее самым главным наказанием они стали и ее спасением. В них он прочел то, что она боялась признать - она бежала не только от него, она бежала от себя. Ее королевский роман, выходка на свадьбе, то, что она кинулась в отношения с Дэном - ей еще предстоит вымолить его прощение за все это... Но теперь он знает главное - все это время, в ее сердце был только он.

- Placer vos jeux - подал голос крупье, пытаясь обратить на себя внимание странных гостей.

Они вновь повернулись к крупье и кинули свои фишки. Почти не глядя на свои карты, желая снять напряжение момента, Блэр спросила:

- Помнишь как мы играли с тобой в Black Jack в последний раз, Басс?

- Как я могу забыть! - усмехнулся Чак, кинув на нее лукавый взгляд. - Такие ставки редко увидишь на кону.

Казалось, вокруг стало как-то тише... Или просто они перестали замечать все вокруг, втянутые в атмосферу их собственной игры. Крупье решил бросить попытки привлечь их внимание и просто стоял и ждал, когда он понадобится им снова, внимательно наблюдал за двумя брюнетами.

- Не хочешь повторить? – Блэр решила пойти ва-банк.

Чак в который раз за вечер в недоумении уставился на женщину напротив, совершенно пораженный.

- Ты хочешь сказать...

- Ага. Стокгольм номер два. Только на этот раз ставка намного серьезней!

- Ты и в тот раз говорила, что для тебя ЭТО очень серьезно - попытался отшутиться Чак, приподняв бровь и все еще не веря, что она задумала то, что, как ему казалось, она задумала.

- Ну… в первый раз всегда немного страшно - усмехнулась она и, посмотрев в свои карты, сказала - Давай так - если сейчас выигрываю я - мы завтра улетим домой и начнем все сначала, с чистого листа. - видя недоумение на лице Чака, она продолжила - Если выиграешь ты, то я не стану больше тебя преследовать.

- Блэр, не думаю, что ставить наше будущее на кон партии в Black Jack - хорошая идея. - сказал Чак, глянув на свои карты, кажется, впервые с того момента, как за стол села Блэр.

- А мы никогда не были хорошей идеей, - глядя ему в глаза, мягко произнесла Блэр - С самого начала. Это была не очень хорошая идея - лишится девственности с лучшим другом своего бойфренда. Было неправильным требовать от тебя сказать те три слова, когда мы и сами толком не знали, кто мы друг другу.- видя, как он горько усмехнулся, она продолжила - Это было совсем неуместно признаться тебе в любви в день похорон твоего отца. Глупо было пытаться решить твои проблемы с Джеком, не разобравшись толком, что происходит. А потом сопротивляться очевидному, и отказываясь прийти на крышу Empire State Building. - не замечая ничего вокруг кроме его взгляда она продолжила - Чак, ты сказал, что хотел бы, что бы в тот вечер в Виктроллу приехал Нейт… Знаешь? А может ты и прав – горько усмехнулась она - Если бы я не приехала тогда ничего бы не случилось! Вообще ничего! Возможно, сейчас бы я была уже миссис Нейт Арчибальд, училась бы на предпоследнем курсе в Йеле, ты бы все тем же Чаком Бассом, королем вечеринок и бабником, или наоборот стал бы серьезным, женатым бизнесменом. Но это случилось! Мы случились! И уже ничего нельзя изменить. Никогда нельзя было. Оказалось, это не тебе решать, и не мне. За нас уже все решили. Именно в тот вечер, в Виктролле, когда я скинула перед тобой платье в первый раз, мы стали неизбежны, Басс!…И наши войны, обиды, отказ признавать очевидное - ничего из этого не было хорошей идеей. Мы уничтожали друг друга, сгорали вместе, но потом возрождали друг друга. Мы - это мы, Басс! И у нас никогда не будет все просто. Сколько еще раз это повторится? Кто знает? – видя его взгляд, где неуверенность и страх боролись с узнаванием и восторгом от того что они вновь втянуты в свой собственный мир, она протянула руку через стол, положив на стол бархатную коробочку черного цвета, и, крепко взяв Басса за руку, Блэр заглянула ему в глаза, сказала - Но я готова рискнуть. А ты?

 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Конкурс фиков: Пишем финал (Конкурсные работы)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: