Понедельник, 06.07.2020, 22:22
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Раскрываясь (Come Undone) (NC-17, СВ, пятый сезон)
Раскрываясь (Come Undone)
mio-mioДата: Пятница, 27.01.2012, 14:46 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4101
Награды: 1567
Статус: Offline




Раскрываясь.

Come Undone

Оригинал

Статус: закончен

Автор: Maribells

Переводчики: Signs, mio-mio.

Бета: Ministrelechkа

NC-17.

Саммари:

Пятый сезон, Блер беременна, собирается выйти замуж за Луи.
Альтернативная версия событий начиная с 5х9, от очень талантливого автора.

Обсуждение или здесь

Примечания переводчика:

Название и пролог фика взяты из песни Come Undone Duran Duran, кто захочет оценить глубину метафоры, послушайте, здесь перевод.

P.S. Данный фик переведен полностью, продолжения у него нет.
 
SignsДата: Пятница, 27.01.2012, 14:59 | Сообщение # 2
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 1227
Награды: 102
Статус: Offline
В ком ты нуждаешься?
Кого ты любишь?
Когда всё рушится...
Duran Duran


Март 2012.
- Мы приехали, мисс Уолдорф, - сказал водитель, медленно остановившись перед входом в “Empire”.
Чувствуя, что сердце начинает учащённо биться в груди, Блэр посмотрела в окно на освещённый вход в отель. Флаги с монограммами, латунные светильники и персонал в форме впечатляли.
Возможно, это была просто паранойя, но она могла поклясться, что швейцар смотрел прямо на неё сквозь тонированные стёкла.
- Припаркуйся у чёрного входа, - попросила она, доставая из сумочки слишком большие очки и надевая их.
Как только машина остановилась на пустынном заднем дворе, Блэр вышла из неё и поспешно направилась к двери. Порывшись во внутренних карманах сумочки, она достала карту-ключ и небрежно показала её охраннику, проходя мимо него. К счастью, он кинул на неё мимолётный взгляд и кивнул, и она быстро направилась в сторону лифтов.
Избегая камер безопасности, — она точно знала, где они были расположены, так как пару лет назад Чак конфисковал плёнки после их особенно страстной прелюдии, - Блэр приложила карточку к специальному разъёму и нажала на кнопку пентхауса.
Когда световой индикатор мигнул зелёным, сильно выдохнула, дыхание было сбившимся, а она даже не осознавала, что произошло.
Её ключ по-прежнему работал.
Она сказала себе, что это, должно быть, оплошность. Может, он забыл, что у неё есть ключ. Или, может быть, он думал, что она больше никогда не воспользуется им снова. Или не осмелится воспользоваться.
Но крошечный кусочек надежды, закравшийся в сердце, заставил её сдвинуться с места, забыв про все осторожности.
Когда лифт открылся, она осторожно прошла к пентхаусу. Там всё было так, как она и помнила, - со вкусом, современно и минималистично.
Если бы не персональные штрихи вроде картин на стенах или графина со скотчем, могло бы показаться, что здесь никто постоянно не живёт.
-Чак? - негромко позвала она, рассматривая гостиную, прежде чем вернуться в холл.
Остановившись перед закрытыми дверьми его спальни, она немного громче повторила его имя, но в ответ услышала лишь молчание.
Играя на своих нервах, она повернула ручку и толкнула дверь, делая шаг внутрь, чтобы убедиться, что и в этой комнате никого нет.
Чувствуя временное опустошение, девушка подумала, что к этому времени Чак уже должен быть дома. Может быть, позднее совещание или деловой ужин? Или, может, он в командировке? Блэр разочарованно выдохнула. Она даже не задумалась о том, что его может не быть.
Она открыла двери его шкафа и быстро заглянула — ничего такого, просто заглянула — и вздохнула с облегчением, увидев, что его любимый чемодан на месте. Только в нём не мялись его костюмы, поэтому Чак никогда не уезжал без него.
Так что... в конце концов, он вернётся домой. Ей остаётся только ждать.
Она положила свою сумочку на комод и улыбнулась, заметив коллекцию фотографий в рамках. Именно она настояла на том, чтобы они появились здесь, потому что дом не дом без личных вещей, но фотографии он выбирал сам. По центру — фотография их вчетвером в выпускной год. Лучшая улыбка Блэр специально для фотографий, Серена смеётся, Нейт делает тупое лицо, а Чак... ухмыляется, как обычно. Рядом фотография со свадьбы Лили и Барта, на которой запечатлена вся их новая смешанная семья. Чак будто случайно обнимает Эрика за плечи. Эти фотографии заставили её почувствовать боль в груди. Боже, она скучала по нему.
Садясь на край кровати, она ещё раз взглянула на часы. Ей нужно было ещё увидеться с матерью и Сайрусом, Доротой, Сереной и даже Хамфри, она знала, как они беспокоятся с тех пор, как она исчезла два месяца назад, оставив только голосовые сообщения с извинениями, чтобы убедить их, что она в порядке.
По крайней мере, она знала, что они все будут рады увидеть её. Но она не могла с уверенностью сказать того же о Чаке.
Она знала, что, возможно, в этот раз окончательно потеряла его, и не только его любовь, но и его дружбу. И только вероятность того, что придётся прожить всю оставшуюся жизнь без него, провоцировала появление кома в её горле.
С трудом сглотнув, она напомнила себе, что именно поэтому сейчас здесь. Потому что она не может просто сдаться.
Несмотря на все её страхи, это было единственное место, где она хотела сейчас быть.

Январь 2012.

-Блэр? - голос Серены эхом разнёсся по маленькой примерочной комнате. - Ты готова? Пятнадцать минут до... - она замолчала, удивлённо и смущённо глядя на свою лучшую подругу.
Блэр сидела перед зеркалом, в котором в полном великолепии отражались все детали её свадебного образа. Аккуратная фигурка была закутана в складки шёлкового шифона и винтажные кружева, а отсутствие бретелек у лифа выгодно подчёркивало все изгибы. Перламутровые пуговицы аккуратной линией спускались вниз по спине и были заметны под прозрачной вуалью, которая была закреплена с помощью тиары со множеством бриллиантов. Она выглядела именно так, как должна выглядеть элегантная принцесса.
Если исключить то, что в данную минуту она, сгорбившись, лихорадочно строчила что-то на кусочке бумаги.
-Твоя мама послала меня узнать все ли у тебя в порядке, - Серена не смогла скрыть озабоченности в своём голосе. - Би, что происходит?
-Я не смогу сделать этого, - резко ответила Блэр, таким же резким движением закончив записку.
-Не сможешь сделать... чего? - ошарашено спросила Серена.
-Выйти замуж, - ответила Блэр трепещущим голосом. - Я просто... Я не могу.
Она попыталась снять фату, её движения становились всё неистовее, пока она не поняла, что та очень надёжно закреплена на голове.
-Эй, эй, успокойся, - попросила Серена, садясь рядом с подругой и обнимая её за плечи. - Би, это нормально. Всё хорошо. Ты просто волнуешься. Не стоит делать поспешных решений.
-Я и не делаю! - ответила Блэр, наконец, вытащив несколько шпилек из своих волос. - Я знала, что это решение было ошибкой. Я знала... давно.
Серена, уставилась на лучшую подругу, наконец, начав осознавать, о чём та говорит.
-Ты... ты на самом деле не хочешь сделать этого? - недоверчиво спросила она. - Би, почему ты не сказала ничего раньше?
-Я не знаю, я просто... - Блэр замолчала, чувствуя, что в глазах появляются слёзы. - Луи был так добр ко мне, я думала, что я... что я должна хотеть этого. Но чем дальше, тем больше осознавала, что я просто в большой ловушке... Но я... я не могу сделать ему больно.
Она замолчала, глядя в пол. На её лице отчётливо читались печаль и сожаление, и Серена, воспользовавшись моментом, обняла подругу.
-Прости, Би, я даже не думала... - прошептала девушка, поглаживая одной рукой волосы Блэр. - Знай, что я всегда с тобой, что бы ты ни решила.
Блэр кивнула и сделала глубокий вдох, чтобы успокоить нервы.
-Не могла бы ты... отдать это Луи? - нерешительно попросила она, протягивая Серене записку. - Я знаю, что это слишком большая просьба, но я... Мне просто нужно выбраться отсюда, - и она вновь сосредоточилась на извлечение шпилек из волос.
-Конечно, - Серена сложила листок бумаги, стараясь не смотреть на то, что на нём написано. - Мы с мамой позаботимся о гостях, а ты делай то, что тебе необходимо сделать.
-Спасибо, - прошептала Блэр. - Мне очень жаль, что прошу тебя о таком. Я понимаю, что это слишком...
-Перестань, - Серена махнула рукой. - Для чего ещё нужны лучшие друзья?
Блондинка показала себя удивительно искусным организатором побегов. Спустя несколько минут Блэр вышла из заднего хода церкви и села в неприметный автомобиль. Водитель довёз её до пентхауса в рекордное время и только удивлённо поднял брови, когда девушка побежала к входу в свадебном платье, держа шлейф в одной руке.
Наконец, оказавшись одна в своей комнате, она быстро расстегнула длинную линию пуговиц, ворох ткани с шорохом скатился по её телу и упал у ног. Аккуратно повесив платье на вешалку с широкими мягкими плечиками, она оставила его на двери шкафа. Проведя пальцами по шёлковым складкам материи, попрощалась с тем единственным платьем, что вернулось в её шкаф, не выполнив своего предназначения.
После этого Блэр переоделась, собрала свой чемодан, бросая в него юбки, блузки и туфли, пока он не заскрипел по швам. Она решила, что ей нужно нарядов минимум на две недели. В конце концов, может, там, где она будет, не будет прачечной.
Закрыв чемодан, она напоследок оглядела комнату. И поняла, что чувствует себя... немного грустно. И тревожно. И она сожалела. Но самым большим чувством в ней было облегчение. Будто бы гора упала с плеч.
После всего, что он сделал для неё, она поступила слишком грубо. Именно об этом подумала Блэр, оглядываясь назад на свои отношения с Луи. Мало того, что он простил ей неосторожность с Чаком, он принял её обратно с пониманием. Он оставался рядом с ней в самые трудные моменты.
И она заплатила за его преданность, оставив у алтаря. Вина резко уколола её.
Но глубоко в сердце она знала, что не сможет провести всю жизнь, изображая эмоции, которых попросту не испытывает. Луи был так предан их отношениям, что она пыталась изо всех сил убедить себя, что чувствует то же самое, но она не могла любить так сильно, как он того заслуживал. И он, безусловно, не заслуживает того, чтобы провести жизнь с человеком, который испытывает только тёплую привязанность к нему.
«С человеком, который безнадёжно влюблён в другого мужчину»,- призналась она себе.
Она посмотрела на огромный жёлтый бриллиант, украшающий её левую руку, а затем сняла и оставила на столике перед зеркалом.
Достав телефон из белого сатинового клатча, она пролистала телефонную книжку до имени Чака и сглотнула.
Как только она решила, что убежит со свадьбы, то поняла, что этот момент точно настанет, но когда время пришло, она окаменела. Чак никогда не простит её, когда услышит, что она хочет ему сказать. Но она не могла просто продолжать скрывать это от него. Она обязана сказать ему правду, даже если это будет стоить ей всего.
Трясущимися пальцами она нажала на кнопку с надписью «Текст» и начала набирать сообщение.
Прочитала, покачала головой и удалила. Написала другое, но его постигла та же судьба.
«Боже, просто нельзя сказать такое в сообщении», - подумала она, потирая ладонью лоб.
«Я убегаю со своей свадьбы. Хочешь со мной?» - безнадёжно неловко.
«Нам надо поговорить» - слишком драматично.
В конце концов, она решила остановиться на чём-то простом: «Мне нужно тебя увидеть».
Решительно кивнув, она начала набирать сообщение, но тут телефон завибрировал от входящего сообщения Сплетницы.
Приготовившись к заголовку о сбежавшей невесте, Блэр открыла сообщение, чувствуя свинцовую тяжесть в животе. Нахмурившись в замешательстве, она увидела ссылку на видео, нажала на неё. Изображение, снятое трясущейся рукой на камеру мобильного телефона, появилось на экране. Камера выхватила крупным планом Луи, выходящего из парадной двери церкви в прекрасно сшитом смокинге с бутоньеркой... и с выражение праведной ярости на лице.
Она сглотнула, её беспокойство переросло в ужас, когда камера сдвинулась в бок, показывая цель его гнева.
-Чак, - Луи выплюнул имя, будто это был эпитет, и Чак повернулся к нему лицом, морщась в недоумении.
Что он там делает? Блэр с тревогой широко раскрытыми глазами смотрела на экран. Конечно, он был приглашён, но она подумать не могла, что он действительно придёт.
-Ты сделал это, да? - взорвался Луи, обвинение наполняло каждое его слово.
Гости, папарацци и случайные прохожие начали обращать внимание на напряжённую ситуацию у входа в церковь, прерывая свои разговоры и переключая свое внимание на двух мужчин.
-Сделал что? - скептически спросил Чак, приподняв бровь.
-Я всегда знал, - горько продолжил Луи, будто бы Чак ничего не сказал. - Я всегда знал, что между вами что-то происходит.
Понимание начало появляться в глазах Басса, но он молчал, наблюдая за своим противником. Двое мужчин смотрели друг на друга, не замечая собравшуюся вокруг них толпу зевак.
-Я должен был понять, что ей приятнее быть твоей шлюхой, - голос Луи дрогнул, - чем моей женой.
Чак резко вдохнув, прищурив глаза в ответ.
-Я понимаю, что ты, должно быть, очень расстроен, - начал он, напрягая челюсти, чтобы сдержать свой растущий гнев.
-Ты думал, она будет с тобой? - засмеялся Луи. - Что она не будет лгать и обманывать? Пользоваться тобой, а затем выбрасывать, как ненужную игрушку?
Луи горько усмехнулся.
-Она даже не сказала тебе, что была беременна твоим ребёнком! - мстительно выплюнул он.
Блэр почувствовала, как воздух внезапно исчез из её лёгких. Телефон чуть не упал из её рук.
-Нет, - беспомощно прошептала она.
Шок и сомнения мелькнули на лице Чака, его реакция разворачивалась перед ней на экране, как фильм ужасов в замедленной съёмке.
-Нет, она... - пролепетал он, качая головой. - Она делала тест на отцовство...
-Который показал, что ребёнок не от меня, - ответил Луи, голос которого звучал особенно злобно на последнем слове. - Но я был готов остаться с ней, воспитывать ребёнка, как своего, но... это всё, что я получил в благодарность.
Чак застыл, почти дрогнув от слов Луи, и она почувствовала его боль.
Толпа вокруг зашептала, люди доставали свои телефоны, чтобы сделать фотографию или отправить сообщение, обмениваясь зловещими подробностями её самой позорной тайны. Её репутация, вся её жизнь рухнула на их глазах, развалившись по кусочкам.
Но она могла видеть только Чака.
Лицо с защитной маской не могло скрыть его боли от неё.
Она знала, что до конца своей жизни не забудет выражения его лица в этот момент.
Камера резко дёрнулась, и видео закончилось. Блэр увидела своё отражение в чёрном экране, застывшие черты лица. В её животе боль, реальнее не придумаешь.
А потом её телефон завибрировал, возвращая её к настоящему, и дыхание перехватило, когда она поняла, от кого это сообщение.
Три слова, десять букв.
Он не соврал?
Стараясь избавиться от слёз вины, она набрала ответ. Единственное, что она могла сказать.
Мне так жаль.
Она ждала и ждала ответа. Но его не было. Её последующие сообщения были проигнорированы, на телефонные звонки никто не отвечал. И у неё не оставалось никакого выбора, кроме побега из города только с собственным позором, душевной болью и давящей виной.
Она не услышала ни слова от Чака с тех пор.
И вот однажды, два месяца спустя, девушка решила взять дело в свои руки.


Сообщение отредактировал Signs - Пятница, 27.01.2012, 18:54
 
SignsДата: Пятница, 27.01.2012, 14:59 | Сообщение # 3
High Society
Группа: Проверенные
Сообщений: 1227
Награды: 102
Статус: Offline
Чак прошёл через вестибюль «Empire», приветственно кивая своим сотрудникам, и остановился у стойки регистрации. Закончив набирать перечень поручений для своего помощника, он убрал телефон в карман и зашёл в лифт.
Приложив свою карточку для входа в пентхаус, он позволил себе прислониться к стене, и устало выдохнуть. Номера этажей на цифровом дисплее быстро сменяли друг друга, но даже краткий момент наедине со своими мыслями мучил его. Поэтому он предпочитал заваливать себя работой, чтобы проводить, так как можно больше времени.
Вновь достав телефон из кармана пальто, он отвлёкся на просматривание электронной почты и поднял взгляд, лишь когда двери лифта уже раскрылись, предоставляя ему доступ в пентхаус.
Он уже прошёл через двери и половину фойе, когда почувствовал знакомое покалывание в позвоночнике. Пытаясь определить источник беспокойства, он осторожно осмотрел свою квартиру.
Когда он сделал глубокий вдох и задержал дыхание, то, наконец, понял, что слабый, но, несомненно, знакомый ему аромат «Шанель №5» витал в воздухе.
Блэр здесь.
Осознание этого привело его чувства в смятение: ожидание борьбы смешалось с тревогой и негодованием. Часть его знала, что эта встреча была неизбежна. Всё то, что он делал последние месяцы: игнорирование телефонных звонков, уход с головой в работу, отказ от реального разговора с кем-либо об этой ситуации — только откладывало этот момент.
Он понимал, что, в конце концов, встретится с ней лицом к лицу, но был ещё не готов к этому. Однако, стоит признать, он никогда не будет готов к этому. Ничто никогда не могло по-настоящему подготовить его к этому разговору.
Заметив, что дверь его спальни приоткрыта, Чак медленно направился к ней. Надев на лицо маску спокойствия, он решил оставаться внешне собранным, несмотря на то, что его сердце беспокойно стучало в груди.
Но когда он, наконец, толкнул дверь своей спальни, надеясь встретиться с её огромными карими глазами, смотрящими на него, то увидел только хрупкую фигурку, свернувшуюся калачиком на его постели... и крепко спящую. Она лежала у изголовья кровати, складки красной юбки пылали вокруг её ног, а глянцевые завитки тёмных волос были аккуратно рассыпаны по подушке. Пара туфель-лодочек стояла на полу у кровати, и сочетающееся с ними пальто аккуратно висело на спинке кожаного кресла.
Чак был опьянён каждой её частицей: от тёмных бархатистых ресниц, касающихся её щёк, до поджатых от холода пальчиков ног в чулках.
Боже, он всё ещё чертовски сильно любит её!
И он ненавидел себя за это.
Несмотря ни на что, с одной стороны он был рад, что она не проснулась. Он мог претвориться, что возвращается домой и находит свою обожаемую девушку, любовь всей его жизни, спящую в его постели. И она ждёт, когда он вернётся с работы к ней. И он разбудит её таким поцелуем, от которых у обоих перехватит дыхание.
Он мог на мгновение забыть, что Блэр предала его, ранив его так глубоко, что, казалось, рана никогда не заживёт... Не думать о том, что, возможно, она здесь для очередного скандала, чего он боялся всей своей душой.
Чак минуту баловал себя, невозмутимо рассматривая её спящую, пытался подавить разрастающуюся тоску. Он представлял, что за последние два года не случилось ни одного кошмара, и в его фантазиях они по-прежнему были счастливы вместе.
Затем Блэр потянулась, и магия момента разрушилась.
Садясь, она моргнула, прощаясь со сном, и оглядела комнату в замешательстве, пока не заметила его. Разряд электричества прошёл между ними, когда взгляды, её, с опаской, и его, тёмный и бездонный, встретились.
Подвинувшись к краю кровати, она поставила ноги на пол, не отрывая от него взгляда. Нервно сглотнув, девушка заправила волосы за ухо, будто бы ожидая, критики от него.
Но он молчал с выражением, казалось, полного равнодушия. Он не собирался разглагольствовать, кричать в бреду, требовать объяснений или вызывать охрану, чтобы выгнать её из пентхауса.
Он собирался заставить её сделать первый шаг.
-Чак... - начала она неуверенно. - Я знаю... Я знаю, что не должна быть здесь. Но... мой ключ всё ещё работает, поэтому я решила, я просто... ждала тебя.
Она сказала это с намёком на оптимизм в голосе, будто бы с какой-то надеждой.
А он по-прежнему ничего не говорил. Он просто смотрел на неё, ожидая продолжения. Чтобы огромное, тяжёлое напряжение, висящее между ними, исчезло.
-Ты не отвечал на мои звонки и сообщения, - продолжила она, отведя глаза. - Я думаю, что нам нужно поговорить.
Она снова замолчала, нервно скручивая свои пальцы и глядя на них.
-Так говори, - тихо сказал он. Его низкий хриплый голос, едва громче, чем шёпот, устроил резонанс в тишине комнаты.
Она сделала глубокий дрожащий вдох.
-Мне очень жаль, - тихо сказала она. Её взгляд был прикован только к нему, будто она только и ждала, что он поверит в её раскаяние. - Прости, что лгала тебе, что лгала... всем. Мне жаль, что ты узнал всё именно так, как узнал.
Он кивнул то ли в знак благодарности, то ли в знак того, что понял её.
-Я хотела рассказать тебе, - продолжила она, голос был полон искренности и сожаления. - В тот день, когда я написала тебе, приглашая на ужин, я собиралась... но потом...
Она замолчала.
Не нужно было продолжать. Тот ужасный ноябрьский день навсегда в памяти.
Её срочно отправили в больницу в тщетной попытке спасти её ребёнка... их ребёнка, мысленно поправил себя Чак. И он был в больнице с их друзьями и родственниками, безумный оттого, что может её потерять.
До дня её свадьбы он не знал, что на самом деле потерял.
-И... после этого, - продолжила она сбивающимся голосом, - я подумала, что, сказав, только сделаю тебе хуже, потому что... было уже слишком поздно.
То есть вся её ложь, так или иначе, был ему во благо? Он сжал челюсти, чувствуя, как внутри него нарастает негодование.
-Ты лгала мне в лицо, Блэр, - сказал он тихим голосом, изо всех сил стараясь держать себя в руках. - Ты сказала, что ребёнок не мой.
-Да, - согласилась она, уже боясь смотреть ему в глаза. - Я убеждала себя, что это... это было в интересах моего ребёнка. Я не думала, что ты хочешь быть отцом, и я не думала, что ты... был способен на это.
-Ты даже не дала мне шанса! - возразил он, повышая голос почти до крика.
Она вздрогнула, и он сделал несколько глубоких вдохов, стараясь успокоиться.
-Я знаю, - сказала она с раскаянием. - Я ошиблась, Чак. Солгав однажды... всё просто закрутилось, и я уже не знала, как это исправить. Я так волновалась, что все будут думать обо мне, что ты будешь думать... Я просто почувствовала себя в ловушке и не знала, что делать.
Он коротко кивнул, сохраняя на озадаченном лице только боль от предательства, стараясь не обращать внимания на эмоции, кипящие в его душе.
-Я не пытаюсь оправдаться, - поспешно добавила она. - Я просто хочу, чтобы ты знал, что... я не хотела сделать тебе больно. Сначала я думала, что поступаю правильно, а потом поняла, какую ошибку сделала, а потом... потом всё было кончено.
Её голос сорвался на последней фразе, и она быстро моргнула, чтобы не упали слёзы, которые, он знал, давно появились в её глазах.
-Чего ты хочешь от меня, Блэр? - спросил он после долгой паузы.
-Прощения, - прошептала она. - Возможности... попытаться загладить свою вину.
Он посмотрел на неё, в молящие глаза, блестящие от слёз, на её дрожащие руки, прочитал отчаянье на лице, и все инстинкты кричали ему просто взять её на руки и представить, что ничего этого не было.
Все инстинкты кроме чувства собственного самосохранения.
-Я понимаю... - он остановился, чтобы подобрать правильные слова. - Я понимаю, почему ты думала, что я не был готов воспитать ребёнка. Конечно, я не дал тебе никаких оснований думать иначе.
Это было больно, но не было никакого смысла белить собственное прошлое. Он ни разу не повёл себя как «отец года» в первые двадцать лет своей жизни.
-И я знаю, что тебе жаль, - продолжал он, его голос становился всё спокойнее и увереннее. - Так что да, я прощаю тебя.
Он мог видеть, как она заметно расслабилась от его слов, и на её лице появился лучик хоть какой-то надежды.
Собирая рваные остатки своей гордости, он договорил до конца.
-Но ты и я... это прошлое.
В молчание между ними было особенно ясно, как Блэр осознаёт его слова. Он отвёл взгляд, потому что сколько бы морального превосходства в нём не было, Чак не мог видеть боль в её глазах.
-Разве ты больше не любишь меня? - мягко спросила она.
-Я не говорил этого, - ответил он, потирая одной рукой свой подбородок.
-Но... - она заколебалась на мгновение. - Если ты любишь меня, если ты простил меня, то... Я не понимаю.
-Дело не в этом, Блэр, - он разочарованно выдохнул, прежде чем вновь столкнулся с ней взглядом. - Дело не в любви или прощении. Дело не в том, что ты это сделала, а в том, почему ты это сделала.
Она покачала головой в замешательстве.
Слабый голосок шептал ему на ухо, что он должен забыть о своём достоинстве и самоуважении и принять всё, что она была готова предложить ему.
Но он проигнорировал этот голос.
-Ты солгала, потому что не хотела, чтобы я был отцом твоего ребёнка, - сказал он с сожалением, наконец, признавая то, что мучило его с того момента, как узнал правду. - Ты так хотела, чтобы не я был отцом твоего ребёнка, что была готова на всё, лишь бы не допустить этого.
Блэр смотрела на него в смятении.
-И я знаю, что много ошибался в своей жизни, - продолжил он, ощущая тупую боль, пронизывающую его грудь. - Но я хотел бы верить, что заслуживаю кого-то, кто верил бы в меня.
-Я верила! - серьёзно возразила она.
-Верила маленькая часть тебя, - его рот растянулся в ухмылку. - Да, я помню.
-Чак, я была просто напугана и смущена, я не знала, что делать, - умоляла она. - Не то чтобы я не хотела... просто нужно было время... чтобы понять всё. Но после того, что я сделала, было уже поздно.
Боже, это же так просто, принять её обратно. Ему надо было признаться, что он несчастен без неё, и что всё можно легко исправить.
Но также сильно, как он любил её, он не хотел быть запасным вариантом. Её планом Б, когда всё проваливается. Он не хотел быть её плохой привычкой, от которой она никак не могла избавиться.
-Прости, - ответил он, стараясь звучать решительно. - Но ты права. Слишком поздно.
Несмотря на уверенность в том, что он принимает правильное решение, Чак дрогнул, когда она прикусила нижнюю губу, не давая слезам, наполнившим большие карие глаза, выхода.
В попытке вернуть собственное самообладание, Блэр расправила плечи и кивнула.
-Мне надо идти, - тихо сказала она.
Он наблюдал, как она повернулась, чтобы взять пальто, и красная ткань юбки взметнулась, прежде чем снова накрыла колени. Он заметил, что она не только потеряла вес, что набрала при беременности, Нои еще больше похудела.
Оглядев её тело, он отметил слабость и растущее напряжение. Она, конечно, выглядела красивой, как и обычно, но её крошечное тело тонуло в оборках шифона блузы, и ключицы заметно выступали под почти прозрачной кожей. Он видел покрасневшие глаза и круги под ними, умело скрытые профессионально выполненным макияжем.
Чак почувствовал укол вины, вспомнил десятки сообщений и телефонных звонков, что он проигнорировал в последние месяцы.
Он открыл рот, чтобы заговорить, но вдруг понял, что она не обращает на него никакого внимания. Она неподвижно стояла перед комодом с остановившейся рукой, тянущейся к сумочке.
Когда он проследил за её взглядом, направленным на чёрно-белую фотографию позади всех рам, его сердце пропустил удар.
-Откуда ты это взял? - прошептала она, не веря своим глазам, и вынула фотографию из рамки.
-Я... - он запнулся, и дыхание перехватило, когда она погладила сонограмму, которую держала в руках.
Не было смысла отрицать, что это именно тот снимок, она бы узнала его, даже если бы сверху не была написана её фамилия.
-«Mount Sinai» (крупная североамериканская сеть клиник — прим. переводчика), - признался он. - Пожертвования для педиатрического отделения хватило, чтобы купить... мгновенно забытую медицинскую этику.
-Зачем? - её вопрос был еле слышен.
-Я просто хотел... - он замолчал, пытаясь вложить свои чувства в слова, - иметь что-то.
Чак не знал, как ещё объяснить отчаянное желание иметь хоть какие-то материальные подтверждения существования его ребёнка. Иметь какую-то связь с сыном, о котором раньше он даже не знал.
Он провёл часы, изучая снимок с опорой на статью из Интернета, чтобы понять, где ножки, где ушко, а где маленькая ручка, заслонявшая лицо от любопытных глаз. Глядя на зернистый абстрактный образ, он пытался представить, как сейчас бы уже выглядел его сын. Чак представлял маленького мальчика с волнистыми тёмными волосами. Глубокими глазами Блэр и её аккуратным носиком. С его подбородком. И с озорным выражением на лице, доставшемся в наследство от обоих родителей.
Ему нравилось думать, что его ребёнок любил бы его, потому что не знал бы никого лучше.
Привели его в чувства слёзы, упавшие на глянцевую поверхность комода. Он понял, что Блэр плакала, спрятав лицо в ладони.
-У меня есть все снимки, - сказала она дрожащим голосом, возвращая изображение в рамку. - В альбоме, который я купила для него. Если ты хочешь... посмотреть... - её плечи дрожали, но она делала над собой усилия.
-Блэр, - его сердце чуть не выскочило из груди. Он часто видел её плачущей из-за того, что он делал, но он никогда не видел её такой разбитой, измученной.
-Не надо, - хрипло ответила она, вытирая слёзы тыльной стороной ладони. - Мне не нужна твоя жалость, Чак. Я знаю, что это моя вина.
-Потеря ребёнка? - спросил он, морщась в недоумении. - Блэр, это не твоя вина. В этом нет ничьей вины, - он сглотнул, вспоминая свою боль от осознания того, какую злую шутку сыграла с ними судьба.
-Я так переживала по поводу всего, - продолжила она, будто не слыша его. - Беспокоилась о том, что лгу всем. Пыталась решить, что мне делать. Планировала мою глупую свадьбу, - она покачала головой, слёзы не останавливаясь, текли по её лицу. - Я не заботилась о себе. И не заботилась о нём.
Её голос окончательно сорвался на последних словах, и она приложила ко рту руку, чтобы заглушить рыдания.
-Блэр, - запротестовал он, глядя на неё с недоверием и всё большей озабоченностью, - ты не можешь винить себя, ты не сделала ничего плохого. Выкидыши часто случаются. В десяти — двадцати пяти процентах беременностей.
-Выкидыши не случаются на двадцать четвёртой неделе, - сказала она дрожащим голосом. - Мои нервы не выдержали. Давление было слишком высоким. Я не думала о том, что ем, и однажды, съев половину стейка тунца, поняла, сколько в нём ртути. На той неделе я два раза забыла выпить витамины, - она обняла себя и наклонила голову, пытаясь удержаться на ногах. - Я убила его, - прошептала она, захлёбываясь от горя.
Чак почувствовал мучительную боль в груди, когда понял, что Блэр страдала больше, чем он мог себе представить.
Чувствуя естественную необходимость успокоить её, он сделал несколько шагов вперёд и, взяв за плечи, притянул к себе. Она сопротивлялась лишь мгновение, а затем бросила своё пальто на пол и повисла у него на груди, её маленькое тело содрогалось от рыданий. Обняв её так сильно, как только мог, он гладил её по спине, бормоча слова утешения ей в волосы.
-Мне очень жаль, - прошептала она ему в грудь, задыхаясь. - Я знала, что ты будешь ненавидеть меня за это. Я просто... я решилась на всю эту историю со свадьбой только потому, что знала, что ты не простишь меня.
-Блэр, это не твоя вина, - повторил он. - Ты потеряла ребёнка не потому, что ела рыбу или не выпила витамины. Просто было что-то не так с ним. Никто не смог бы ничего сделать.
Она не сказала ничего в ответ, лишь сильнее уткнулась в его шею, цепляясь пальцами за влажную ткань его рубашки.
-Блэр, - повторил он, на этот раз настойчивее. - Это не твоя вина, и я не виню тебя. - Обнимая её одной рукой, второй он взял её за подбородок и заставил посмотреть на себя. - Ты веришь мне?
Она смотрела на него снизу вверх большими карими глазами, всё ещё мокрыми от слёз. Молчание прерывало только её нервное икание.
-Скажи, что веришь, - потребовал он, начиная волноваться, что не сможет убедить её.
Его рука скользнула с подбородка на её щёку, смахивая слёзы.
-Блэр, пожалуйста, - умолял он.
Она кивнула. Неубедительно, но это было уже что-то.
Взяв её за руку, он посадил её на кровать и сам сел рядом. Облокотившись на подушки, Чак обнял её одной рукой и заставил положить голову ему на плечо.
Прошло десять минут, затем двадцать, а они лежали в глубокой задумчивости. Мрачная атмосфера наполняла комнату, и тишина прерывалась только случайными всхлипами Блэр.
-Сегодня срок.
Его дыхание сбилось.
-Что? - спросил он.
-Сегодня... - она сглотнула, вжимаясь в его плечо. - Он должен был родиться сегодня.
Вся боль, гнев и сожаление, которые он испытывал ранее, не подготовили его к раздробляющему чувству утраты, что он испытал в тот момент.
Он изо всех сил старался принять то, что случилось, чтобы примириться с тем, что его сын прожил так мало. И теперь, когда в горло сжалось так, что он не мог дышать, он, наконец, почувствовал истинную боль от потери. Это прошло через его тело, скрутило все внутренности, и ему казалось, что его сейчас разорвёт на части.
Он прижал Блэр ещё сильнее к себе, так, чтобы девушка не могла видеть страдания на его лице, но он не смог скрыть слезу, которая скатилась сначала по его, а затем и по её щеке, растворившись на мокрой ткани его рубашки.
-У нас бы уже был ребёнок, - прошептала ему Блэр. - У нас бы уже была своя семья.
Он сглотнул, чувствуя, как ещё одна слеза стекает по его щеке.
-Я бы очень этого хотела, - продолжила она дрожащим голосом. - Даже когда я знала, что не должна этого хотеть, я хотела этого. Больше чем когда-либо хотела чего-нибудь.
-Я тоже, - признался он, не сумев скрыть эмоций в голосе.
Я до сих пор этого хочу.
Мысли эхом отдавались в его голове, разбивая сознание картинками с Блэр, держащей их ребёнка, укачивавшей его, улыбавшейся в его невинное личико. И как несправедливо знать, что его мечта фактически стала реальностью, но затем разбилась так легко, что это было невыносимо.
Он услышал приглушённые рыдания, а затем девушка заплакала по-настоящему. Инстинктивно притянув её ближе, Чак обнял её обеими руками и зарылся в её волосы... безнадёжно продолжая бороться со своими слезами. Затем он отказался от попыток сдерживать их.
Они лежали в полутемной комнате и плакали, Блэр плотно прижалась к нему, а он, наконец, позволил себе заплакать. Проклиная бога, судьбу и природу, не важно, кто был ответственен за то, что забрал их ребёнка, даже не дав шанса на жизнь.
Боль была беспощадной, мучительной. Почти невыносимой.
Но, наконец, он смог выпустить то, что так долго накапливалось внутри. И он мог разделить это ужасное чувство с той единственной, что действительно понимала, что он испытывает.
В конце концов, рыдания Блэр прекратились, и её тело перестало содрогаться в его объятиях. Он погладил рукой растрёпанные кудри, надеясь, что она засыпает.
-Чак, как ты думаешь... - прошептала она хриплым голосом, разрывающим окружающую их тишину. - Как ты думаешь, мы сможем когда-нибудь пройти через это? И быть... снова вместе?
-Я не знаю, - пробормотал он. Он чувствовал, как она кивнула, прежде чем вновь зарылась лицом в его рубашку, прижимаясь к пропитанной их слезами ткани.
Даже когда он говорил это, то знал, что лжёт. Несмотря на его попытки сохранить некое подобие достоинства, часть его уже простила её, когда увидел спящую на его кровати Блэр, которая пришла к нему. А когда он столкнулся взглядом с её карими, наполненными слезами, раскаянием, отчаянием и надеждой глазами... оставшаяся оборона пала.
Просто потому, что он не сможет разлюбить её раньше, чем перестанет дышать.
Но пока они могли только держаться друг за друга и скорбеть вместе. Испытывать боль. Боль от потери ребёнка, боль, которую они причинили друг другу. Любовь. Избитая и измученная, почти не подлежащая ремонту.
Держаться друг друга и надеяться, что комфорта и прочности, что они нашли в их объятиях, будет достаточно, чтобы пройти через это.
Когда их слёзы перестали стекать по щекам и дрожащие вздохи сменились глубоким размеренным дыханием, к тому же в унисон, они продолжали лежать в объятиях друг друга. Голова Блэр отяжелела на его плече, её тело расслабилось рядом с ним, и она начала засыпать.
Среди непрекращающегося тиканья часов и розовых полос живописной зари на ночном небе Чак наконец нашёл ощущение покоя, которого ему так не хватало без её объятий, без стука её сердца в дуэте с его, без её руки на его груди.
Он прижался губами к её лбу, ещё удобнее укладывая её голову себе под подбородок, и, наконец, тоже заснул.
 
mio-mioДата: Пятница, 27.01.2012, 17:57 | Сообщение # 4
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4101
Награды: 1567
Статус: Offline
Часть 2.

Декабрь 2013.

Блэр тихо мурлыкала песенку, зажигая свечи расставленные полукругом на комоде темного дерева. Убедившись в том, что они расположены так, как надо, так, чтобы их огонь отражался в зеркале, она оглядела комнату, любуясь мягким свечением, разлитым по спальне.

«Стильно и романтично» - решила она. – «Сексуально, но не дешево

Взбив атласные подушки, девушка раскидала их по покрывалу, прежде чем перейти к осмотру своего ночного столика. Шелковые шарфы, массажное масло, и другие ее любимые аксессуары, на случай, если у нее будет настроение.
Хотя, учитывая ее настроение прямо сейчас, то мало вероятно, что до них дойдет. Чак уезжал за границу по делам компании на прошлой недели, она сдавала экзамены и готовила пару проектов, так что они едва виделись последние две недели.

Две недели без секса.

Эти почти беспрецедентные две недели, стали причиной того, что она сдала свою работу на день раньше, но ее определенно не устраивали такая мотивация.

Ему повезет, если ему удастся выбраться из холла, оставшись в штанах, - подумала она с озорной усмешкой.
Блер бросила последний взгляд в зеркало, чтобы пригладить шоколадные локоны, она присобрала их на затылке, чтобы привлечь внимание к изгибу шеи. Красный шелковый пеньюар, подчеркивал грудь, которая соблазнительно вздымалась над кружевными чашечками, а шифоновый подол подчеркивал изгибы. Темно-красная помада с блеском делала губы еще соблазнительней и дополняла образ.

Взяв духи, она составила для него путь следования, оставив метки вдоль шеи, на ложбинке груди, животике и, наконец, на мягкой коже ее бедер. Не то, чтобы он путал направления или нуждался в дополнительных подсказках, но... немного поощрения никогда не помешает.

Кивнув своему отражению, она мысленно перечисляла, все ли сделала: спальня - есть, одежда - есть, сообщение с игривым текстом - послано.

На ужин она заказала все самое любимое Чаком от Le Cirque, персонал которого в данный момент орудовал в гостиной.
О десерте она позаботилась сама, он стоял в серебряном ведерке со льдом рядом с кроватью. Взбитые сливки, может и выглядят слегка неуклюже - подумала она, критически посмотрев на столик, - но то, что им не хватает формы, они с лихвой компенсируют в функциональностью.

Убедившись, что ее план безупречен, она позволила себе немного расслабиться. Блэр уже предвкушала предстоящий вечер, что-то затрепетало внутри и ее щеки порозовели, когда она представила, как Чак будет срывать с нее белье и набрасываться на ее разгоряченное тело. Даже просто мыслей об этом было достаточно, чтобы разряд пробежал по ее телу.

Она села на кровать и посмотрела на часы. «Еще пятнадцать минут», - подумала она, не в силах подавить взволнованную улыбку.

* * *


Чак вышел из лифта, устало взъерошив волосы, прежде чем повесить свое пальто в шкаф. Переговоры с немецкими инвесторами затянулись до позднего вечера, из-за разногласий по плану расширения обычная встреча затянулась на часы. Хотя они, в конце концов, и согласились, он чувствовал себя опустошенным, злым, и остро нуждался в выпивке.
Он вдруг остановился, растерянно нахмурившись, на неожиданный аромат в воздухе

Пахло... стейками.

Можно было подумать, что это Нейт заказал, но его не было в городе, он был на соревнованиях по лакроссу. Единственным человеком у кого еще был доступ в пентхаус, была Блэр, но она ясно дала понять, что ее нельзя беспокоить пока она не сдаст работу по экономики завтра. Поэтому аромат мяса, в его доме был загадкой.
Пройдя в гостиную, парень увидел в центре комнаты стол, накрытый на двоих. Два серебряных купола накрывали тарелки, в центре стола стояла бутылка его любимого французского Бордо и блюдо с устрицами, которые теперь плавали в озере растаявшего льда, вместе с икрой и кусочками тостов. Подняв одну крышку, он обнаружил уже холодный стейк. Под вторым куполом оказалась уже пустая тарелка со следами картофеля и шпината со сливками.
Еще он обнаружил скудные остатки филе трески и его подозрения подтвердились.

Блэр была здесь. И она, вероятно, - определенно - не счастлива с ним. И он понятия не имел почему.
Пройдя коридор, он добрался до своей спальни и тихонько повернул ручку, на случай, если она уже спит.

Но вместо мирно спящей Блер он обнаружил тихо закипающую Блер. Она сидела в постели и читала, откинувшись на подушки в красной сорочке, соблазнительно окутывавшую ее тело. Она даже не подняла головы, когда он вошел, сердито глядя в книгу, так, что он боялся, что та вспыхнет.

Быстро оглядев комнату, он увидел догорающие свечи, слабый запах лаванды в воздухе и слегка приоткрытый ящик комода, который они называли "ящик для развлечений".

- Похоже, я опоздал на вечеринку, - констатировал он спокойным тоном, снимая пиджак и вешая его на спинку кожаного кресла.

Ее взгляд полыхнул яростью, еще раз напоминая ему насколько она сексуальна, когда злится. Ее щеки горели, глаза яростно блестели, а ее грудь была... ну, она вздымалась.

Чак задержался взглядом на сливочной коже ее полной груди, которая поднималась и опускалась с каждым ее возмущенным вздохом.

-Вечеринка окончена, - ответила она надменно, перевернув очередную страницу даже не взглянув на нее. - Не волнуйся, все прошло просто отлично, не смотря на то, что тебя не было.

- Вот как, - пробормотал он, сделав несколько шагов к кровати, и внимательно глядя на очертания ее тела под шифоном сорочки. - Я был бы не против посмотреть на это.

Блэр посмотрела на него, прищурив глаза.

- К сожалению, ты упустил эту возможность, - отрезала она. - Когда решил вернуться домой на четыре часа позже, и даже не позаботился предупредить меня. Так, что я надеюсь, ты насладился своей бизнес встречей.

Отвращение, которое она вложила в эти слова звучало так, словно но был на наркоманской вечеринке в гетто, а не на заключении многомиллионной сделки с европейскими владельцами отелей.

- Прости, а как именно я должен был узнать, что ты ждала меня дома четыре часа назад? - спросил он, приподняв брови. - Ты сказала, чтобы я даже не думал беспокоить тебя, пока ты не закончишь дела.

- Потому, что я отправила тебе sms сегодня после обеда, - разочарованно выдохнула она. - И не делай вид, что ты его не получал, и ты и я, оба знаем, что не проходит и пяти минут, чтобы ты не проверил свой телефон.

- Ты не присыла сообщения, - перебил он, доставая телефон из кармана и протягивая ей.
Она мельком взглянула на него, прежде чем ответить.

- Это ничего не значит, ты мог просто удалил его, - сказала она равнодушно, и бросила его на кровать.

- Зачем мне это делать? - спросил он. - Может тебе стоит посмотреть свой телефон, и проверить посылала ли ты его на самом деле?

Блэр закатила глаза.

- Я не идиотка Чак. - Она взяла с ночного столика свой телефон и начала прокручивать сообщения. - Я знаю как отправлять...

Ее голос затих, непонимание сменило гнев на ее лице.

- Что там? - спросил Чак.

- Но я ведь посылала его тебе... - она тряхнула головой, а ее глаза округлились с тревогой. - Боже мой.

- Ты послала его кому-то другому, - догадался он, не в силах скрыть веселья в голосе.

- Но... как такое... - пробормотала она.

- В некоторых Андроидах ошибка в программном обеспечении, отвечающем за сообщения, и когда ты нажимаешь контакт, он выбирает другой номер, - пожал плечами он с кривой ухмылкой. – Вот, если бы ты послушала меня и выбрала другой...

- Боже мой, - повторила она, с отвращением глядя на ее телефон.

- И... кому ты его отправила? - спросил он удивленно.

* * *


Дэн только что уселся на диван с кружкой горячего какао в одной руке и последним выпуском "New Yorker" в другой, приготовившись отдохнуть от учебного дня.

Вдруг он заметил, что его телефон на журнальном столике мигает зеленым.

«Наверное, он лежит здесь весь день», - подумал он, открывая телефон и нажимая на входящее сообщение.

Твой член необходим, как можно скорее. Пентхаус в восемь. Не обсуждается. Люблю, Б.

Он поперхнулся какао, залив экран телефона.

* * *


Чак фыркнул от смеха.

- Бедный маленький Хамфри, - сказал он, с усмешкой наблюдая, как Блэр торопливо набрала еще одно сообщение: Ошиблись номером. Пожайлуста, не обращайте внимание. - Тебе повезло, что он не ухватился за эту возможность.

- Фу, - поморщилась Блер. - Отвратительная мысль.

- Что именно было в том сообщении? - с интересом спросил он, затем нахмурился, когда ему в голову пришла внезапная мысль. - Ты ведь не посылала фото?

Когда он осознал вероятность того, что фото, предназначенное для него, может увидеть кто-то другой, его резко перестала забавлять ситуация.

- Конечно, нет, - закатила глаза Блер. - Я, если ты не заметил, в данный момент не очень-то подхожу для эротических съемок.

- Ну, здесь мы определенно расходимся во мнениях,- возразил он, заскользив пальцем по ее ключице, наблюдая, как она покрывается мурашками от его прикосновений. - Потому, что я нахожу тебя очень, очень сексуальной в данный момент.

Когда она немного отвлеклась, он протянул руку и забрал у нее телефон, который девушка все еще сжимала в руках.
Прочтя первое сообщение для Хамфри вслух, он с удовольствием наблюдал, как румянец смущения, пополз вверх от ее шеи к щекам.

- Ну, мне, наверное, стоит обидеться на тебя. Ты обращаешься со мной, как... с куском мяса, - заметил он, улыбнувшись, потому, что она покраснела еще больше. – Но, с учетом обстоятельств, я готов спустить это на тормозах.

Он заметил, что Блэр явно не в восторге от его шуточек.

- Извини, но я больше не в настроении,- пробурчала она, натянув повыше кружево на груди.

- Вот как? - положив телефон на столик, он сел на кровать, ослабив галстук и расстегнув верхнюю пуговицу рубашки. Чак усмехнулся, когда она отодвинулась от него подальше.

Он начинал наслаждаться этой специфической игрой.

- Я же сказала, что смогла позаботиться о себе сама, - ответила она надменно, до того как ее дыхание перехватило оттого, что Чак скользнул пальцами по ее шее, вниз, проведя по ложбинке на груди, одним движением сдвинул бретельку комбинации и убрал шелковистую ткань с ее плеч.

- Ммм… - протянул он одобрительно, рассматривая ее белье и наматывая на палец ленточку от бантика. - Новое?

- Может быть,- ответила она капризным тоном.

Блер продолжала смотреть куда-то за его плечо, притворяясь, что не реагирует на прикосновения.

Но, когда он наклонился и слегка прикусил нежную кожу шеи, Чак почувствовал, как ее сердце забилось сильнее от его губ. Он повел дорожку поцелуев вниз к плечу, с удовольствием отмечая, как шея выгнулась под его ладонью.

- Ты пахнешь невероятно, - прошептал он, не отрываясь от ее кожи.
Он скользнул рукой вниз, чтобы погладить грудь, лаская ее медленными, ленивыми кругами, пока не услышал тихое мурлыканье Блер, которое, она не могла сдержать.

- Так значит ...- сказал он хрипло, все еще прижимаясь губами к ее шее, - Ты уже позаботилась о себе сама?

- Именно,- ответила она, затаив дыхание.

- И о ком ты думала,- пробормотал он, - Когда прикасалась к себе?

Он продолжал ласкать ее грудь, наслаждаясь теплой тяжестью в руке. Чак вновь слегка прикусил нежную кожу, чувствуя, как она вздрогнула от этого.

- О тебе, - призналась она, наконец.

Ее руки вцепились в простыни, когда он провел кончиком языка по ее коже и неторопливыми движениями начал развязывать ленты ее сорочки, которые удерживали тонкую ткань на ее теле.

- Так что? - его губы продолжали путешествовать по ее плечам. - Мне заняться с тобой любовью?

Она напряглась.

-Чак, что я говорила тебе об этой фразе?!

- Что она для скучных женатых пар среднего возраста из рекламы Виагры, - ответил он усмехнувшись. – Ну, тогда... Так мне трахнуть тебя? - низким голосом спросил он, распахивая сорочку и гладя ее, теперь обнаженную грудь, обеими руками, и оглядывая ее фигуру откровенно оценивающе.

- Да,- выдохнула Блэр с готовностью, прикрыв глаза.

Он наклонился и захватил губами тугой сосок, и она выгнулась, не в силах сдержать тихий стон. Они были настолько чувствительными, - иногда невыносимо, но сейчас движения его нежных губ отзывались волнами удовольствия глубоко внутри нее.

Она нетерпеливо запустила пальцы в его волосы, торопя, и его поцелуи спустились на ее округлившийся животик.
Чак задержался там, обводя руками все более и более заметную выпуклость ее живота со смесью нежности и благоговения. Первоначально она чувствовала себя неуверенно, но очень скоро обнаружила, что он очень полюбил ее новые изгибы... что-то сильно привлекало его в ее изменившемся теле.
Но, как бы она не любила внимание к себе, прямо сейчас ей слишком не терпелось, чтобы оценить его нежность.

- Заканчивай с прелюдией, Басс,- приказала она. – Переходим к десерту.

Блер почувствовала его улыбку на коже живота.

- О, кто-то слишком требовательный сегодня, - усмехнулся он. И сводящими с ума медленными поцелуями стал спускаться к ее бедрам. Затем он прикоснулся губами к внутренней поверхности ее бедра, сначала одного потом другого. Она чувствовала его дыхание между бедер и с трудом сдерживалась, чтобы не прижать его голову к своему телу самой.

Наконец, он прикоснулся губами к ее разгоряченному центру, пробуя ее на вкус. Она застонала в знак одобрения, откинувшись на подушки, когда он начал ритмичный танец своего языка. Скользнув рукой по бедру, он легко вошел в нее сначала одним, а потом и двумя пальцами.

-Черт, Блэр, ты такая мокрая,- простонал он.

Скользя пальцами, медленными, нежными толчками, он продолжал ласкать ее набухший клитор так, что ее тело инстинктивно выгибалось ему на встречу.

-О Боже, да, - срывающимся шепотом прохрипела Блер. Ее пальцы вцепились в его волосы, в то время, как она двигала бедрами в такт его движениям.

Но Чак крепко прижал ее бедра, удерживая ее на месте, пока его пальцы продолжали сладкую пытку, каждым своим движением раскручивая вихрь желания внутри нее еще сильней.

Всего через пару минут, она почувствовала, что стремительно приближается к своему пику. Ее тело содрогалось в экстазе, а всхлипы удовольствия эхом разносились по всей спальне.

Ошеломленная, все еще дрожащая, Блер почувствовала, как он поднимается поцелуями вверх по ее телу, быстро избавляясь от своей одежды по дороге. Она затаив дыхание смотрела, в предвкушении, когда он, наконец, снимет боксеры. Дождавшись, потянулась к нему руками.

Лаская его, по всей длине, девушка наслаждалась ощущением теплой, мягкой, бархатистой, кожи под пальцами. Его длинной, диаметром, тем, как он становился тверже от ее движений. Чак прикрыл глаза, а с его губ сорвался низкий стон.

Вскоре его лицо напряглось от попыток держать все под контролем, и он потянул ее за руки. Переплетя их пальцы, он завел руки Блер вверх и прижал их к подушке одной рукой.

Глядя на ее обнаженное тело, с огнем желания в глазах, он, свободной рукой потерся членом о ее горячие складки, довольно усмехнувшись, когда она нетерпеливо застонала.

- Ты знаешь, что терпение это добродетель? - ухмыльнулся он, глядя ей в глаза.

Понимая, что настойчивость с ее стороны только заставит его дразнить ее еще дольше, Блэр быстро сменила тактику. Медленно, соблазнительно, она прошлась взглядом по его телу, с выражением подавляемого желания, прикусив губу. Она притворилась, что хочет вырвать руки из его захвата, изогнувшись всем телом, застонала в бессили и снова откинулась на подушки.

Она услышала его глубокий вдох за мгновение до того, как его губы впились в ее в агрессивном поцелуе.
Попался, радостно подумала она.

Затем он одним, нарочито плавным, движением ворвался в нее, и она выдохнула в его губы от ощущения наполненности. Он отпустил ее руки и теперь держал ее бедра, контролируя глубину и скорость его толчков.

Ее тело с готовностью отвечало, бедра устремлялись навстречу, руки вцепились в его спину. Он так невероятно сладко двигался внутри нее, что она чувствовала маленькие разряды в каждом ее нерве.
Несмотря на все ее попытки его поторопить, он продолжал в том же ритме, медленно, легкими толчками.

- Сильнее, - прошептала она в отчаянии, притягивая его к себе еще ближе. Но он не поддался, и Блер разочарованно заныла. - Чак, пожалуйста, - умоляла она.

Он остановился и, оперевшись на локти, наклонился к ней.

- Блэр, я не...- прошептал он, закрывая глаза в сладостной агонии, как ее внутренние мышцы сжались вокруг него. - Я не хочу навредить ребенку.

Она удивленно моргнула.

- Но доктор сказал...

- Я знаю, просто... я не хочу рисковать, - настаивал он тихо.

- Ладно, - пробормотала она и, обхватив его лицо руками, утянула его в глубокий поцелуй. Тут же почувствовав его реакцию на поцелуй внутри нее, она хрипло промурлыкала.

Каждый раз, когда их языки соприкасались, она чувствовала его реакцию глубоко внутри себя и разгоралась от этого еще сильней.

Не разрывая поцелуя, он снова начал двигаться. Она провела рукой по его шее к груди, вниз, по жестки волоскам, наслаждаясь ощущением горячей кожи под ее пальцами.

Он чуть отклонился назад, как раз настолько, чтобы взглянуть на нее - и она увидела завораживающий своей силой, едва контролируемый, голод в его глазах.

Все еще глядя ей в глаза, он стал входить глубже, но не на много, продолжая эту сумасшедшую, мучительно медленную, пытку. Блэр тихо застонала, крепче обвивая его ногами.

Все ее тело просило разрядки, но она казалась недосягаемой...

И когда она уже подумала, что сойдет с ума от этой пытки, она почувствовала первую волну оргазма растущую в ней. Она попыталась придвинуться к нему, но он продолжал движение в том же темпе, прикусив свою нижнюю губу, и из-за всех сил стараясь сдерживать себя.

Ощущения продолжали нарастать, становясь все сильнее и сильнее, пока она не начала бесконтрольно биться под ним. Ее мышцы сжимались вокруг него, пока ощущение блаженства пронзало ее тело, а ее собственные бессмысленные стоны эхом звучали у нее в ушах... Сменяясь тихим воем, когда волны наслаждения отказались утихать.

Сквозь дымку наслаждения, она почувствовала, как его пальцы сжимаются на ее бедрах. Его зубы вонзились в ее кожу, его бедра раскачивались в беспорядочных ударах, пока, наконец, он тихо не застонал у ее шеи, содрогаясь глубоко внутри нее.

Замерев на несколько мгновений, он тяжело дышал у ее щеки, затем перекатил их обоих на бок, и запустил руки в ее волосы.

- Прости, если это не было так... как ты любишь, - сказал он ей на ухо, и Блер не смогла скрыть улыбки слыша
отвращение к себе, в его голове.

- Это было великолепно, - сказала она .

Она решила не говорить ему, что это был один из самых сильных оргазмов ее жизни. Он и так был слишком высокого мнения о его навыках в постели, и ей не хотелось чтобы он останавливался на достигнутом, - стремясь к новым вершинам.

- Я просто... я хотел быть осторожнее, - сказал он тихо, прижавшись носом к ее щеке.
Каждый раз, когда Блэр думала, что невозможно полюбить еще больше, чем она уже любит его, он доказывал ей, что это не так. Пробежав пальцами по его плечу, она ласково погладила его затылок прошептав:

- Я тоже. Но мы с доктором говорили, и она сказала, что все в порядке...

- Я знаю, я просто... я не хочу рисковать. Если я сделаю что-то….- Он сглотнул, и погладил ее живот. - Я никогда себе не прощу, - договорил он, понизив голос.

Она кивнула, и прижалась к нему в поцелуе.

- Я люблю тебя, - сказала Блер, у его губ.

И почувствовала, как он улыбнулся.

- Я тоже тебя люблю, - прошептал он, отстраняясь, чтобы взглянуть на нее. Его темные глаза, казались почти черным в мягком свете свечей.

На несколько минут они просто замерли так, пока Чак, наконец, не отстранился, сорвав с губ Блер тихий вздох протеста, когда их тела расстались.

Он повернул ее и притянул к своей груди, уткнувшись носом в ее затылок и обернув руки вокруг ее живота. Они идеально подходят друг другу даже в мелочах, подумала Блер сквозь туман, затянувший ее разум.

- И тебе лучше заранее подготовиться и найти нянек на шестую неделю со дня рождения этого ребенка, - сказал он, переплетая их пальцы на ее животе. – Потому, что ты и я ... - он поцеловал ее в висок - Будем трахать друг друга до потери сознания все ночи напролет.

Блэр резко вдохнула, под их скрещенными руками.

- Он что только, что толкнулся в ответ? - спросил он восхищенно.

- Да, - вздохнула она. - Это он.

- Это однозначно мой мальчик, - с гордостью сказал он.

Блэр закатила глаза, но не смогла сдержать улыбку. Прижимаясь спиной к нему, она опустила голову на подушку, и погрузилась в сон.
 
mio-mioДата: Пятница, 27.01.2012, 18:03 | Сообщение # 5
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4101
Награды: 1567
Статус: Offline
Девушка пошевелилась спустя несколько часов, перевернулась на другой бок и инстинктивно протянула к нему руки. Но почувствовала лишь прикосновение прохладных простыней. Она моргнула и приподнялась на постели, чтобы осмотреться. В комнате не было никаких признаков Чака.

Часы на столике показывали 3:05.

Отбросив в сторону одеяло, Блэр спустила ноги с кровати и слегка вздрогнула почувствовав холодный воздух на своей обнаженной коже. Окинув свою тонкую шелковую сорочку скептическим взглядом, вместо нее она одела рубашку Чака и его пижамные штаны, закатав их на бедрах так чтобы они не волочились по полу.

Выйдя из спальни, она сразу заметила его. Он стоял в дальнем углу гостиной у огромного окна, его силуэт выделялся на фоне Манхэттена. Парень задумчиво смотрел на город, убрав руки в карманы и, кажется, совсем не замечая ее.

Блэр прислонилась к дверному проему, с любовью глядя на такой родной силуэт. Ее затопила нежность оттого, что она вспомнила тот вечер, почти четыре месяца назад...

Он стоял со стаканом виски в руках, глядя на сверкающий город. Она наблюдала за ним со стороны, и ее сердце почти выпрыгивало из груди.

Еще раз взглянув на пластиковую палочку зажатую в ее дрожащих руках, она напомнила себе, что это хорошая новость. Они, конечно, не планировали этого. В их жизни сейчас происходило так много всего - она балансировала между учебой и работой стажером в Vogue, ему приходилось работать без выходных в течение нескольких месяцев в связи с расширением сети отелей в Европу. У них даже не хватало времени начать планировать их свадьбу.
Но Блер беспокоило что сейчас, когда их отношения, наконец, были идеальными, она собирается сказать то, что все изменит.

Не проходило дня, чтобы она не думала о том насколько им повезло. Что их любовь оказалась сильнее, чем вся та боль, гнев, ложь, которые чуть не разорвали их на части.

Это произошло не быстро. И было совсем не просто. Понадобились месяцы терапии, чтобы восстановить доверие между ними. Чтобы дать друг другу время, пространство, для исцеления. Чтобы сломать ту стену, которую он выстроил вокруг себя. Убедить его в том, что она хочет именно его. Что она выбрала его, и хочет прожить с ним жизнь.

За полтора года, их отношения стали по-настоящему надежными. Они очень любили, были преданны друг другу, и те, кто провел в их присутствии, хотя бы пять минут, не сомневались в этом. Пару недель назад ей об этом сказала Серена
- "Вы двое - это навсегда, Би, и надо быть идиотом, чтобы этого не видеть."

Но теперь, она собиралась сказать Чаку то, что изменит их жизнь навсегда, и ее внезапно охватил страх. Страх, что это снова вскроет самые болезненные раны в их отношениях. Страх, что все это вернет его сомнения и неуверенность в их отношениях.Страх, что может, он на самом деле не хочет ребенка. По крайней мере, не сейчас. Возможно, он только делал вид, ради нее, ведь ему было всего лишь двадцать два, и это было только начало его становления в мире бизнеса.

И это не когда не было частью их плана.

Глубоко вздохнув, Блэр сделала шаг к своему жениху, чувствуя, как дрожат ее ноги.

- Привет, - сказал он своим низким голосом, глядя на ее отражение в окне. Он приветствовать ее довольной улыбкой, которая всегда смягчала его черты. - Как ванна?

Она открыла рот, чтобы заговорить, но у нее не смогла вымолвить не слова. Видя ее волнение, он беспокойно нахмурился.

- Что-то случилось? - спросил он, поставив свой стакан на стойку бара и беря ее руки в свои.

Столкнувшись с пластиковой палочкой крепко зажатой в ее кулаке, он непонимающе посмотрел вниз, а потом осознание происходящего вспыхнуло в его глазах.

- Я беременна, - выпалила она.

- Ты...- Чак умолк, потому, что ему не хватало дыхания говорить.

- … беременна, - повторила она, на этот раз более спокойно.

Закусив нижнюю губу, Блэр искала признак хоть какой-то реакции на его лице.

Да, она знала, что это было немного нечестно: у нее было целых двадцать минут, там в ванной, чтобы посходить с ума, у него было всего десять секунд, чтобы принять это.

- Ты беременна, - ошеломленно повторил он. - Ждешь ребенка. От меня.

- Ну, нет, от Хамфри! - фыркнула с притворным раздражением Блер. – Конечно, от тебя.

Чак встретился с ней взглядом, и как только она увидела его глаза, сияющие от удивления и восторга, девушка поняла, что все ее страхи оказались беспочвенными.

Его лицо светилось абсолютной, чистой радостью - выражение, которое, она знала, сохранится в ее памяти до конца жизни.

Нерешительность испарилась, и теперь Блэр смотрела на него улыбаясь, как идиотка.
Выдохнув, он переплел свои пальцы с ее, еще раз посмотрев на тест, словно желая убедиться, что все это реально.
Синий плюсик.

Они оба уставились на него с благоговением, сцепив руки вместе.

- Только, чтобы прояснить... - откашлялся Чак, с усмешкой указывая на тест, который они оба держали в руках. - Ты писала на него?

- Ага, - ответила она счастливо.

- Просто уточнил - сказал он, притягивая ее к себе для нежного поцелуя, за которым последовали все более и более горячие поцелуи, пока оба не начали почти задыхаться. Тогда Чак обнял ее и прижал к себе так крепко, что она почувствовала, как ее ноги отрываются от пола. Несколько секунда она просто парила в его объятиях.

- У нас будет ребенок, - прошептала она ему в плечо, смахивая слезы с глаз.
Она почувствовала, как он сделал глубокий прерывистый вздох, он отстранился, чтобы прижаться к ней лбом. Она чувствовала, как быстро бьется его сердце, как немного дрожат его руки.

- Я так сильно люблю тебя, Блэр, - пробормотал Чак.

- Я тоже тебя люблю, - тихо ответила она.

Ощущение было настолько сильным, настолько заполняющим, что она подумала, ее сердце может на самом деле вырваться из груди.

Они просто стояли там, потеряв счет времени, просто держа друг друга в объятьях. Наслаждаясь совершенством момента.


Блэр улыбнулась ощущению тепла, захлестнувшего ее от воспоминаний.

Тихо прочистив горло, чтобы он узнал о ее присутствии, девушка направилась к Чаку. Погруженный в свои мысли, он не заметил ее, пока Блэр не подошла совсем близко.

-Эй, - пробормотал он удивленно, обнимая ее за плечи и привлекая к себе. - Ты должна быть в постели.

- Ты же знаешь, я не могу спать без тебя, - ответила с улыбкой она.

Обхватив его руками, она прижала голову к его груди, наслаждаясь таким родным запахом и теплом его тела. Блэр, конечно, могла спросить, что его беспокоит, но ей не хотелось подталкивать его к разговору. Она знала, Чак скажет ей, если это важно.

- Как прошла твоя встреча сегодня? - спросил он после долгого молчания, погладив ее живот. - Я хотел спросить, как только вернулся домой, но я был... отвлекся.

- Отлично, - ответила она, самодовольно улыбаясь на его маленькую недосказанность. - Так же, как и предыдущая.

- Прости, что не появился там, - извинился он. - Я пытался перенести утреннее собрание...

-Чак, - перебила она. - Тебе не обязательно ходить на каждый осмотр со мной, у тебя есть компания и срочные дела. И вообще сегодня было гораздо спокойней, без тебя, допрашивающего доктора о том, что ты вычитал в Интернете на этой недели.

Он обиженно вздохнул у ее щеки.

- Не думаю, что несколько обычных вопросов доктору можно квалифицировать, как "допрос", - возразил он защищаясь.

- Еще она сказала мне, чтобы я сказала тебе, - продолжала Блер, - Что нет оснований здоровой беременной женщине ходить на осмотр каждую неделю.

- Ну, причин не ходить тоже нет.

- И, что если ты не перестанешь звонить ей на мобильный в неприемные часы, только потому, что у меня болит спина, мои ноги отекли или я кажусь тебе "непривычно капризной", она начнет сбрасывать твои звонки, - закончила она, глядя на него взглядом, в котором объединялись любовь и подтрунивание над ним одновременно.
Чак раздраженно вздохнул.

- Может, пришло время подыскать нового доктора, - начал он.

- Чак, - возразила Блер тихо. - Тебе не кажется, что ты просто немного чересчур меня опекаешь?

«Это преуменьшение века», - подумала девушка. С тех пор, как она узнала, что беременна, она получила больше медицинского внимания, чем среднестатистический человек, наверное, получает за всю жизнь. Теперь, стоило ей лишь поднять палец, его служащие тут же бросались выполнять ее желания.

Он даже предложил взять перерыв в учебе, чтобы отложить все эти стрессы до того времени, когда ребенок родится. На что она холодно заявила, что вернется в дом своей матери, если он хотя бы заикнется об этом снова.
Она почувствовала, как он глубоко вздохнул, его грудь поднялась и опала под ее щекой.

- Я просто... - Он замолчал, прижав ее ближе. - Я просто хочу заботиться о тебе.

- И ты заботишься, - подтвердила она. - Ты делаешь достаточно. Более чем достаточно.

- Этого не достаточно, - настаивал он. - Потому что я не могу...- Чак замолчал, прижавшись лицом к ее затылку.

- Что ты не можешь? - тихо спросила она.

Он долго молчал, глядя в окно, чуть заметно сжав губы. И выглядел так, будто на его плечах сейчас все тяжести мира.

- Я не могу быть уверен в том, что все действительно хорошо, - признался он, наконец. - Я не могу быть уверен, что... это не повторится.

Блер молчала, пытаясь переварить сказанное, ее сердце заныло от его спокойного признания.

- Почему ты не сказал мне об этом раньше? - тихо спросила она.

Девушка обхватила его лицо руками, но он закрыл глаза. Через минуту он снова их открыл и с тяжелым вздохом встретился с ней взглядом.

- Потому, что я должен поддерживать тебя. Убеждать в том, что все будет хорошо, а не... - Он замялся, подыскивая слова. - А не нагружать тебя своими проблемами.

- Это наши проблемы, Чак, - убежденно произнесла она, беря его за руку. - Мы вместе, помнишь?
Он посмотрел на их сплетенные руки с огромным бриллиантом на ее безымянном пальце. Блэр чувствовала напряжение в его теле, он пытался сохранить самообладание.

- Я не знаю, что буду делать, если что-то снова пойдет не так, - признался он тихим шепотом. - Это было так тяжело, я ведь даже не знал, пока... после.

Блэр понимала, что он не винит ее, но от этого боль в груди и угрызения ее совести не становились менее мучительными.

- И теперь, когда, все так хорошо, если мы его потеряем... - его голос стал хриплым и он замолчал. – Я просто не знаю, смогу ли выдержать это.

Она слышала страх и неуверенность в его голосе, уязвимость, которую Чак, как правило, скрывал под непроницаемым фасадом... и от этого у нее сжалось сердце.

Когда-то Чак Басс жил так, будто ему нечего терять, и он на самом деле верил, что это так. И в его прошлом были темные периоды, проблемы, о которых Блер не хотела думать, потому, что это ее очень расстраивало. То было время, когда он считал, что его жизнь даже не стоит того, чтобы ее прожить.

Теперь, когда Чак был на самом деле счастлив, теперь, когда у него, наконец, было все, что он когда-либо хотел, - он мог все потерять. Из-за этого парень был сильно напуган и очень уязвим.
Блер поднесла их сплетенные руки к губам и поцеловала его пальцы, чтобы утешить его. Посмотрев на него с теплотой и уверенностью, она сказала:

- Тебе не придется, Чак, - заверила она его. - С ним все будет в порядке.

- Как ты можешь быть так уверена? - тихо спросил он.

- Некоторым детям просто... не суждено увидеть этот мир, - она сглотнула слезы, и, сжав его руку еще крепче, положила ее к себе на живот. - Но я знаю, что этому суждено.

Чак медленно кивнул, его глаза блестели в тусклом свете от навернувшихся слез. Он повернул ее немного, так, что она оказалась лицом к окну, и, обняв ее за талию, прижался щекой к ее виску. Блэр чувствовала его теплое дыхание, а его руки, бережно обнимали ее.

Вместе они смотрели на их родной город, молча, думая об их будущем.

- Нравится тебе это или нет, но у тебя будет реальный, живой ребенок, о котором нужно будет заботиться, почти через три месяца, - пробормотала она с улыбкой. – Так, что может тебе лучше сосредоточиться, ну, я не знаю, на том, чтобы научиться менять подгузники, или начать разрабатывать какой-нибудь механизм защиты от детей для ящика с твоими секс игрушками.

- Моими секс игрушками? - усмехнулся он. - То есть ты продолжаешь делать вид, что качели были не твоей идей?

- Или, - продолжала она, не обращая внимания на его реплику, - Начать придумывать имя ребенку.

- Я думал, мы договорились, что Бартоломью хороший вариант, - напомнил он ей.

- Нет, мы договорились, что Симпсоны уничтожили это имя, как минимум на следующее десятилетие, - возразила она. - И я думаю о чем-то более классическом, более... изысканном.

Она услышала, как он начал ворчать себе под нос и победно улыбнулась.

- Хорошо, - согласился Чак. - Предлагай.

-Я думала... - Она сделала паузу для большего эффекта. - Люсьен. Люсьен Басс.
Блер нахмурилась, когда услышала только тишину в ответ.

- Ну? - она повернулась к нему лицом.

- Ты же понимаешь, что любой ребенок с половиной твоих генов и половиной моих будет на ноль процентов француз, или нет? - спросил он сухо.

- Но... - нахмурилась она. - Он ведь будет проводить лето на папиных виноградниках...

- Кроме того, - продолжил Чак, - Я бы предпочел, чтобы нашего сына не били еще до того, как он достаточно повзрослеет, чтобы чем-то это заслужить. Поэтому, я думаю, надо найти что-то менее чопорное.

- Оно не такое, - возмущенно фыркнула Блер.

- Никто в истории никогда не боялся кого-то по имени Люсьен, - заверил он.

- Я не поняла. Мы сейчас пытаемся заставить людей бояться нашего ребенка? - спросила она раздраженно.

- Ну, однажды, он начнет управлять Bass Industries, - сказал Чак уверенно. - Значит, ему нужно, имя вызывающее определенное количество... уважения.

- Может, он вовсе не захочет управлять Bass Industries, - выпалила она, в основном потому, что просто хотела поспорить.

- Ну, если назвать его Люсьен, - сказал Чак невозмутимо, - Он скорей всего будет проматывать трастовый фонд вместо того, чтобы работать. И проводить все свое время в хипстрерских кафе, поэтических чтениях в Вильямсбурге, и на демонстрациях против капитализма.

Блэр закатила глаза.

- Или, - продолжил дразнить он, - Люсьен будет ездить на велосипеде с корзиной полной багетов, в берете и играть на гармошке.

Она засмеялась не в силах сопротивляться.

- Хорошо, я согласна, -сказала она. -Ты в любом случае, только что испортил это имя для меня.

Наступила пауза.

- Он, скорей всего будет носить узкие джинсы и растянутые майки с V образным вырезом, - добавил Чак. - И...
Блэр остановила его речь поцелуем, и он с удовольствием ответил, а потом снова заговорил:

- Давай заключим сделку, - предложил он у ее губ.

Она отступила, подозрительно нахмурившись.

- Какую сделку?

- Я назову мальчика, а ты девочку, - ответил он, подняв одну руку, чтобы погладить ее по щеке, глядя на нее сверху вниз, его теплыми карими глазами, в которых плескалось обожание.

- А кто сказал, что детей будет больше чем один? - спросила она лукаво.

- Да ладно тебе, Уолдорф - сказал он самодовольно. - Ты никогда не могла сопротивляться мне.

Как будто, чтобы доказать это, он обнял ее, и опустив обе ладони на ее попку, притянул ее бедра вплотную к себе.

Она почувствовала, как ее сердце забилось чаще, а тело инстинктивно выгнулось навстречу ему.

- Могу я, по крайней мере, получить право вето? - спросила она, затаив дыхание, намеренная выбить хоть какие-то привилегии, прежде чем сдастся окончательно.

- Я уступаю право вето, - согласился Чак с улыбкой.

Он опустился, чтобы просунуть руку под ее колени и сгрести в свои объятия.

- Все еще легкая, как перышко, - заявил он, делая вид, что ему очень тяжело.

Она хихикнула, обхватив его за плечи, и уткнулась лицом в его шею, пока он медленно, и с любовью нес ее обратно в постель.
 
mio-mioДата: Пятница, 27.01.2012, 18:04 | Сообщение # 6
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4101
Награды: 1567
Статус: Offline
Обсуждение перевода здесь или здесь

 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Раскрываясь (Come Undone) (NC-17, СВ, пятый сезон)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: