Вторник, 07.07.2020, 00:30
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » See No Eve (ПЕРЕВОД) (See No Evel великолепой Изабелль)
See No Eve (ПЕРЕВОД)
mio-mioДата: Воскресенье, 26.06.2011, 01:18 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4101
Награды: 1567
Статус: Offline
See No Evel
Isabellе


 
Nastya440Дата: Воскресенье, 26.06.2011, 01:22 | Сообщение # 2
Privileged
Группа: Заблокированные
Сообщений: 449
Награды: 33
Статус: Offline
Глава 1.


Когда мы где-то геройствуем.


Прогулка с другом в темноте лучше, одинокая прогулка в свету.
Хелен Келлер


Они вошли в её комнату, смеясь, всё ещё одетые в их синее и красное платья.
- Можешь представить выражение её лица? – спросила она Серену, пока блондинка завалилась на её кровать.
- Она, должно быть, разъярена, - высказалась Серена, её светлая гривы окутала ей. Блэр плюхнулась рядом с ней и вздохнула.
- Я уже давно так не веселилась, - призналась Би и повернула голову посмотреть на подругу.
- Я тоже, - ответила Эс и улыбнулась.
- Я имею в виду, Чак был великолепен в роли лучшего друга, но с ним странно развлекаться, играя в переодевания.
Они взорвались очередным приступом смеха.
- Лучшие подруги навсегда? – спросила её Серена, и Блэр схватила её за руку.
- Навсегда.
Они лениво общались, до тех пор, пока Дорота принесла им булочки и сливки. Она осмотрелась и заметила, что за окном темнеет. Она до сих пор ничего не слышала от своего парня.
Ничего особенного в этих днях не было. Это казалось нормальным, он исчез несколько часов назад, и она ничего не слышала от него. Это, конечно, беспокоило её, но она не хотела становиться властной девушкой, одной из тех, что названивают своим парням по сто раз на день и узнают, чем они заняты.
- Я ничего не слышала от Нейта, - призналась она Серене в семь часов вечера.
- Позвони ему, Серена хрустела несколькими морковками, пока лениво листала журнал и набирала четвёртое ответное письмо Дену.
- Я не хочу быть назойливой девушкой, - объяснила Би, садясь рядом с Сереной, почти завидуя переписке между подругой и Деном.
- Просто позвони, что в этом такого?! Потерянные выходные ведь закончились утром, верно?
Блэр кивнула.
Может быть ,если она позвонит Чаку и спросит, как они, вероятно, это не будет назойливо. Ладно, ей нравится этот план. Позвонить Чаку, спросить о Нейте. Титул Неназойливой девушки.
Кроме того, Чак вообще-то знал, что она была назойливой. Ух, она, порой, ненавидит этого придурка.
Она набрала его номер и попала на голосовую почту.
Чёрт возьми! Он, вероятно, уже обкуренный.
Они решили посмотреть «Римские каникулы», потому что Блэр любила их, а Серена терпела. Эс хотела посмотреть «Когда Гарри женился на Салли», но Би ощетинилась. Друзья не должны влюбляться друг в друга, говорила она. Ты либо чувствуешь любовь к кому-то с первого взгляда, либо нет. Любовь – это магия.
Серена уступила, потому что всегда упускала этот аргумент.
Эндрю и Грегори фотографировали, пока катались на лошадях, когда телефон, наконец, зазвонил. Это был Нейт.
- Наконец-то, - сказала она, и Эс поставила фильм на паузу.
- Я чувствую себя пренебрежённой, - сказала она своим специальным для Нейта голосом.
- Блэр?
Его голос звучал хрипло. Она инстинктивно села.
- Что-то произошло?
Серена оживилась и прислушалась.
Блэр слушала его слова, но чувствовала, что тело онемело.
- … а они вышли откуда-то, и они подожгли лимузин. Я знаю, что до этого, я вышел. Видимо, Чак полез меня вытаскивать…
- О, Господи, - вскрикнула она, приложив руку ко рту.
- Что произошло? – Серена потянула её за рукав.
- Нейт и Чак подверглись атаке, и лимузин Чака загорелся! – быстро объяснила она.
- Тебе больно? – потребовала Блэр от него.
- Я разбил губу…
- О, Боже!
- Что? – Эс была в отчаянии.
- Блэр, послушай, я в порядке. Я просто ушибся, и меня беспокоит головная боль.
Би встряхнулась.
- Ладно, я слушаю, - сказала она, одарив подругу взглядом успокоиться.
- Просто… Чак…
В её животе почувствовалась пустота.
- Что с ним? – потребовала она.
- Что-то произошло с его лицом, Блэр. Они не говорят мне что. Ты можешь приехать? – он почти шептал. Это было так тихо. – Барт вне страны, он не может быть с ним.
- Да, мы будем там.
Она положила трубку и обернулась к Серене.
- Би, ты бледная.
- Нам нужно в больницу, - сказала она быстро, выпрыгивая из кровати и хватая плащ и туфли.
- Что случилось? – Серена последовала за ней, пока DVD диск «Когда Гарри женился на Салли» скользнул на пол.
Блэр рассказала Серене всё, что знала, пока они направлялись в госпиталь. Блэр несколько минут старалась дозвониться Барту, но бесполезно.
Это было до тех пор, пока Серена позвонила своей матери, и Лили сказала, что попытается отыскать Барта. Это сработало, потому что Лили вскоре перезвонила и сказала, что Барт на пути в Нью-Йорк, но прибудет только через несколько часов.
Когда они прибыли в больницу, Блэр напомнила половине персонала, что семья Уолдорф состоит в Благотворительном комитете больше пяти лет.
Затем им позволили увидеть Нейта, который только что закончил переодевать больничную форму.
Она припала к его губам и приложила все усилия, чтобы не заплакать. Но, увидев его разбитое лицо и губу, они пришла в чувство. Плюс, там, в его глазах, были невероятная вина и печаль.
- Я в порядке, Блэр, - он попытался утешить её, похлопав по спине, и подарил Серене меленькую улыбку.
Она успокоилась. Девушка не позволила в целом обмануть себя, особенно перед медперсоналом.
Она села рядом с Нейтом, взяв его за руки, пока он слушал предписание врача.
Когда доктор ушёл, она обернулась к нему.
- Что случилось? – спросила она тихо.
Он сглотнул и отвернулся.
В этот момент медсестра прервала их. Она пристально посмотрела на их сцепленные руки.
- Твой друг под усиленным наблюдением. Если хочешь, можешь его увидеть, но только на минуту, - она улыбнулась Нейту, и он кивнул, быстро отпуская руку Блэр и направляясь к двери.
- Только один, - сказала медсестра, и Блэр кивнула Нейту, чтобы он шёл. Обе девушки наблюдали из окна, как Нейт тихо подошёл к спящему Чаку. Чак был в больничной одежде, а голова его была забинтована. Блэр подумала, что он похож на мумию. Однако, это не смущало её. Она знала Чака, он оправится и всё будет хорошо невероятно быстро. Через несколько дней, когда она принесёт ему цветы и домашнее задание, она обнаружит медсестру, сидящую на нём. Они будет оскорблена этим и угнетена, а затем расскажет ему свои последние проблемы с Нейтом.
Это то, как должно случиться.
Нейт поговорил с Чаком немного, а затем сестра выпроводила его. Нейт мельком оглянулся на друга, а затем подошёл девушкам.
- Барт в пути, - сказала ему Блэр, когда он сел рядом с ними.
Это было через полчаса после того, как шофёр Арчибальдов приехал забрать Нейта. Его родителей в поле зрения не было.
Она видела сжатую челюсть Нейта.
- Я не уйду, пока не прибудет Барт, - сказал Нейт им.
- Нет! Ты ранен, Нейт, - сказала Серена, и Блэр кивнула, соглашаясь.
- Это же Чак! – и она заметила гнев, исходящий от него.
Что-то происходила, но она до сих пор притворялась, что не замечает. Как только Чак очнётся, она сразу получит весть об этом. Они решилась. Она станет волонтёром.
- Я останусь, Нейт. Иди домой, я позвоню, как только он очнётся, - убеждала она его.
- Нет, - пристально посмотрел он, а затем поморщился, когда попытался сжать губы.
- Иди, - выпроваживала она его.
Серена рядом с ней зевнула, и Нейт заметил это. Блэр тоже заметила.
- Давай, я заберу тебя домой, - сказал он Серене. Парень обернулся к Би и прищурился, - Позвони мне сразу же, как он придёт в себя.
Блэр сжала губы и кивнула, - Обещаю.
Она осталась там и наблюдала, как ей парень и лучшая подруга медленно идут перед водителем. Безумная маленькая яма внутри её живота задрожала.
Она повернулась к комнате Чака и вздохнула. Она посмотрела через окно. Он выглядел также. Пульс на мониторе говорил ей, что его пустое сердце до сих пор бьётся, а медленное поднятие и опускание грудной клетки говорило, что он оправится очень скоро.
- Что вообще понадобилось тем двоим? – спросила она тихо.
Медсестра подошла к ней и поинтересовалась: - Вы хотите уйти или останетесь с ним?
Она быстро тряхнула головой.
- Я дождусь его отца, - быстро пояснила она.
- Уверены? Если он очнётся, уверена, он будет рад, если его девушка будет рядом.
Блэр подавила улыбку. Чак и девушка – понятия несовместимые.
- Этот парень неспособен иметь девушку, я просто знакомая.
Так она присела на неудобный пластиковый стул. Она оставалась с Чаком уже до трёх утра раздражённая, голодная и беспокойная.
Не то чтобы она беспокоилась о нём. Зная Чака, он будет использовать шрам на лице как преимущество. Он сочинит героическую историю, что девушки поснимают их трусики быстрее, чем возможно. Она не знала, почему они делали это. Но они это делали. Некоторые даже в её присутствии.
Потаскушки.
Он очнулась в 3:45 утра, когда Барт наконец-то появился в дверях.
- Блэр? – он посмотрел на неё и её запачканный внешний вид.
- Мистер Басс! – она встала, пробежав рукой по спутанный кудрям. Она была в беспорядке. Подумать только, несколько часов назад, она думала, что может стать моделью. – Я ждала вас.
Барт ничего не ответил, но повернулся к комнате Чака.
- Он приходил в себя? – спросил он её.
Блэр покачала головой.
- Как его самочувствие? – спросил он её.
- Он стабилен. Они не дают другой информации.
Она наблюдала, как Барт смотрит в окно Чака. Он не входил.
- Я найду доктора, - вызвалась она, и он кивнул, не оглядываясь на неё.
Когда доктор был найден, он отвёл Барта в сторону и тихо объяснил ему состояние Чака. Конечно, она подслушала. Не то чтобы она беспокоилась, но ради чего тогда она проторчала здесь до четырёх утра?!
- Частичная травма глаз, - услышала она и побледнела.
- Ничтожный шанс восстановить зрение.
Её знобило.
- Мы проведём ещё несколько тестов…
О, мой Бог…
Это было ровно за семнадцать часов перед тем, как Чак Басс, наконец, очнулся.
Она только вернулась в больницу и обнаружила своего побледневшего парня, пристально смотрящим перед собой.
Они незадолго до этого сказали ему о слепоте Чака. Она принесла этому слепому придурку цветы, но он не сможет их увидеть.
Это заставляло её грустить, потому что она не знала что чувствовать: жалость ли к парню или удивление, если это всё ему вернула карма.
- Я купила ему цветы, - произнесла она очевидное, садясь рядом с Нейтом. Нейт продолжал смотреть перед собой.
- Ты говорил с ним? – спросила она, и парень покачал головой.
- Он снова заснул, - его голос был монотонным.
- Ясно, - сказала она тихо и решила рискнуть войти в комнату. Спящий Чак был безопасен.
Она открыла дверь, настолько тихо, насколько позволяли её четырёхдюймовые каблуки. Там уже были тонны цветов и даже несколько плюшевых медвежат и воздушных шаров.
От его потаскушек, как мило. Она усмехнулась.
Она подошла к его кровати, взяла жутко-выглядящий букет (маргаритки, серьёзно?!) и положила его на пол. Она поставила её элегантные пурпурные гортензии на стол и улыбнулась. Гораздо лучше. Она такой хороший друг.
Он рядом с ней пошевелился, и девушка придвинулась чуть ближе.
Она действительно не наблюдала за ним. Они передвинули некоторые повязки на его лице, и всё, что осталось, это толстая белая повязка на его глазах. Она заметила некоторые кровоподтёки около бинта и поморщилась, сочувствуя. Его руки тоже были забинтованы. Видимо, на них у него были небольшие ожоги. Бедный дурак, она покачала головой.
Зная его, он вообще тихо получил удар, ослеп и всё. Она скривилась. Слепой Чак может испортить ей вечеринку.
Она фыркнула, осмотрев комнату, и вышла. Её парень сейчас нуждался в ней.
Она была там, спустя несколько часов, после того, как они сказали Чаку, что он ослеп. Его отца не было, но был Нейт, и она вместе с ним. Она такая хорошая девушка. Конечно, говоря о том, что она игнорировала то, что Нейт, казалось, не могу касаться её. Всё.
Нейт стоял снаружи, когда она слышала, что Чак потребовал медсестру оставить его одного.
Нейт стоял уже два часа за дверью, положив руки в карманы, не решаясь войти.
- Ты не хочешь рассказать мне, что произошло? – спросила она его, когда он, наконец, сел.
Нейт уставился на дверь и покачал головой.
Он был в бешенстве. Ей просто нужно узнать всё от Чака. Чак был много кем, но не лжецом. Чак бы сказал ей правду.
Когда Нейт решил прогуляться, она сердито смотрела на дверь. Она предполагала быть дома, приготавливаясь ко сну.
Который день школа гудела о случившемся с Чаком. Блэр уже видела несколько шлюшек, плачущих вместе. Жалкие. Честно.
Я имею в виду, да, она понимала. У неё появился слабый комок в горле, когда она увидела его спящим. Но он же Чак Басс. Невероятный придурок. Но нет ничего плохого в том, чтобы плакать из-за него.
Она усмехнулась им и прищурилась.
Она посмотрела на часы. 23.45. Она должна быть в кровати, а не в больнице. Она бы ушла, но чувствовала себя отчасти плохо, оставляя Чака одного, пока Нейт прогуливался.
Это было перед тем, как его крик поразил её.
Она встала и зашла в комнату Чака. Его голова бешено ворочалась из стороны в сторону, и он кричал.
О, Боже!
Она оглянулась в поисках медсестры, но, конечно, все были на ланче или притесняли друг друга, как они это делали в «Анатомии Страсти».
Она приняла решительные меры. Она вошла и быстро подошла к Чаку. Он, вероятно, бредил, потому что он продолжал бормотать ерунду. Она бы похлопала его по щекам, если бы он ни был бедным слепым придурком.
Поэтому она завопила в ответ.
- Чак! – закричала она.
Он бился ещё сильнее.
- Очнись! – она прикоснулась к нему и потрепала за плечи. Так что, когда его руки схватили ей, она была потрясена.
- Помоги мне.
Чак сказал это так жалостливо, что она была уверена, что упадёт в обморок.
А затем он поднялся. Она помогла это утверждать, потому что его руки переместились на её руках. Казалось, он старался почувствовать её, понять кто это, ощупывая фигуру.
- Чак? – её голос был потрясённым. – Всё в порядке, ты бредишь.
Боже, она успокаивает Чака Басса.
Он лёг на кровать, голова была на боку, пока он облизывал губы.
- Блэр? – его голос был хриплым. Она быстро схватила кувшин с водой рядом с кроватью и наполнила внушительного размера стакан.
- Я здесь, выпей немного воды, - сказала она более решительно, и девушка заметила, как он незамедлительно скривился. Его рука вытянула… слепо.
Тогда она позволила себе почувствовать себе жалость к нему, потому что он выглядел так печально, пытаясь схватить стакан.
О, Боже, Чак ослеп. Она прикусила губу, пока протянула руку и положила ему за голову, помогая приподняться.
- Вот, - сказала она тихо, прислоняя стакан к его губам. Он пил жадно.
- Ещё, - попросил он, и она кивнула, наполняя стакан ещё раз и повторяя всё заново.
Когда он покончил с первым стаканом, он откинулся назад, и она протянула руку. Она дотрагивалась до него.
Девушка сглотнула.
- Сколько время? – спросил он, и она вздрогнула. Блэр посмотрела на часы.
- Почти двенадцать. Полночь, - она изучала его лицо. Он повернул голову на другую сторону, а затем вернул в прежнее положение.
Они замерли.
- Что ты здесь делаешь, Уолдорф? – спросил он, голос был раздражённым.
Почему-то это заставило её почувствовать себя лучше, потому что жалостливый Чак, что просит о помощи, заставляет что-то внушающее страх происходить в её животе.
- Нейт здесь, - ответила она неубедительно.
- Конечно, - огрызнулся он.
Она пристально посмотрела на него и его повязки. Это определённо карма.
- Вы здесь вдвоём? – спросил он перед тем, как она обернулась.
Она знала, кого он имеет в виду. Здесь ли его отец. Его отца здесь не было, и это заставило, внушающее страх чувство снова появиться в животе.
- Да, - спустя момент, ответила она. – Нейт здесь уже долгое время.
Она видела, как сжалась его челюсть.
Некоторое время он был тих.
- Иди домой, Уолдорф, - наконец, сказал он.
- Чак…
- Я сказал: иди домой, - он был решителен в это время.
Она стояла и наблюдала, как он вздрагивает от боли.
- Я купила тебе цветы, ты неблагодарный ублюдок! – огрызнулась она.
- Да, я вижу. Они милые. Гортензии? – его голос источал сарказм.
Но его слова резали ей, словно ножом, и она вынуждена была отвести взгляд, потому что в этот момент она не была уверена, что должна сделать: дать ему пощёчину или обнять. Так что она замерла.
Они выписывают его сегодня. - Написал ей Нейт, и её живот немного скрутило.
Что Чак будет делать сейчас? Он жил сам для себя. Барт, вероятно, найдёт ему круглосуточную сиделку, которую, он может быть уверен, Чак трахнет невероятно скоро.
Это не имеет значения, это не её проблемы. Она занята планированием Маскарада, а после успеха её прошлой вечеринки, она под строгим контролем добьётся своего.
Ей было необходимо провести всё без изъянов. Маскарад уже на неделе, а Нейт отдалился от неё ещё сильнее. Она была решительна, чтобы добиться этого. Она смогла добиться себя и Нейта, и она не позволит Чаку встать у неё на пути.
Не обращать внимание на жалость к парню.
Когда Нейт исчез, она стала серьёзной. Поэтому она пошла на его поиски в единственное место, где он мог быть. К Чаку.
Она скривилась, когда вошла в лифт и начала подниматься.
Она чертыхалась, ведь даже лифт пах сексом.
Не то чтобы она знала, как пахнет секс. А у секса есть запах?
Она осторожно постучала в номер 1812 и стала ждать, пока медсестра откроет дверь. И ждала.
И постучала снова. Более решительно.
Он там. Где ещё он может быть? Может, он занят. Ух.
Она развернулась уходить, когда услышала какое-то спотыкание и, наконец, дверь отворилась.
Она пискнула и задохнулась.
Чак был почти голый. Почти. На нём были: боксеры, скрывающие его небольшую эрекцию, и повязка на глазах. Он выглядел совершенно адски.
- Кто это? – потребовал он.
Он был пьян как чёрт.
Блэр, - ответила она тихо. Она не могла войти.
Где его сиделка? Почему он один? Это так смущает.
Она расслабил плечо и рассеянно почесал свои яички. Она скривила свой нос.
- Нейта здесь нет, - сказал он ей и направился закрывать дверь.
Она получила ответ. Она должна уйти. Ей нужно выбрать драгоценности. Она занята.
- Ты сам по себе? – спросила она. Почему никого нет?
Он вздохнул, и его челюсть дёрнулась. Он положил одну руку на бедро.
- Чего ты хочешь? – спросил он.
Он выглядел так разбито. Так непохожим на Чака, что она не знала, как вести себя с ним. Она заёрзала и прикусила губу.
- Слушай, я не нуждаюсь в твоей жалости, - сказал он тихо. – так что, пожалуйста, просто уйди.
- Где твоя медсестра? – спросила она, шагнув вперёд ещё немного. Он почувствовал это и придержал её.
- Я слышал, ты заняла планированием вечеринки, Уолдорф. Так иди отсюда, - он указал жестом руки. Его обожжённой руки.
Она сделала глубокий вдох и вошла в его апартаменты.
Она скривилась, номер был ужасно захламлён.
- Вон, вон, - повторял он позади неё, но она осталась на месте. Это отрезвило его, и он хлопнул дверью ко всем чертям. Он опёрся на ней, скрестив руки на волосатой груди.
- У тебя нет домработницы, - заметила она.
- Я хочу побыть один, - прошипел он. – В случае если ты не заметила.
Она заметила бутылки, но нигде не было стаканов.
- теперь пьёшь прямо из бутылки, так? – уколола она его и подошла к бару.
- Это проще, чем возиться со стаканом.
Она обернулась посмотреть на него. Он был в том же положении. Он не двигался.
- Подойди сюда, - сказала она и увидела, как затряслась его челюсть.
- Пожалуй, откажусь, - ответил он.
- Где твоя сиделка? – спросила она снова.
- Я не нуждаюсь в грёбаной сиделке, - огрызнулся он.
- Как ты? – спросила она, подходя ближе.
- Просто замечательно.
Она стала перед ним и взяла его за руку. Он вздрогнул и отодвинулся.
- Мне жаль, – сказала она, спустя мгновение.
Он стоял там, дыша и замерев.
- Мне не нужна жалость…
- Это не жалость!
- Это грёбаная жалость, я ненавижу её, - завопил он, и его лицо оказалось настолько близко к её, что она отпрянула.
- Прекрасно! – завопила она.
- Проваливай! – потребовал он.
Его слова сделали что-то, чего она не ожидала. Она дала ему пощёчину и немедленно пожалела об этом, потому что он был всё ещё ранен.
Он задохнулся и откинулся назад. Его рот скривился.
- Мне жаль, - сказала она немедленно, - мне жаль.
Его челюсть напряглась.
- О, Боже, мне жаль, Чак – я не хотела этого.
Он слушал её.
- Просто… Боже, позволь мне помочь тебе.
Он отступил от неё и схватился за стену, пока он пробовал пройти в комнату. Он споткнулся о какую-то одежду, валяющуюся на полу, и она протянула руку, помочь ему.
Он зарычал, и она немедленно позволила ему идти самостоятельно.
- Ты можешь не следить за мной? – огрызнулся он, пока останавливался возле кушетки.
Она сглотнула и опустила взгляд. Он, наконец, сел на кушетку и слепо потянулся за бутылкой, что была там. Полупустая, там, где он оставил её.
- Чак… - она подошла ближе
Он вздохнул.
- Чего ты хочешь, Уолдорф? – он прозвучал так обессилено, что она не смогла найти, что ему ответить.
Что скажешь другу, который только что ослеп? Сильный друг, что выслушает все твои проблемы, но никогда не разделит их с тобой?
Она села рядом и подняла штаны с пола. Они были жёлтые и выглядели чисто. Достаточно чисто.
- Надень их, - сказала он тихо и забрала бутылку. Он начала сопротивлялся, затем взял штаны. Он испытывал трудности с ними, довольно быстро раздражаясь, пока он пытался отыскать их перед. Она протянула руки и повернула штаны в его руках правильной стороной.
Он скривился. Он ненавидел это больше, чем она.
- Я вызову уборщицу. Если ты не можешь позволить кому-то помочь тебе, ты погубишь себя, пытаясь пройти здесь, номер нуждается в уборке, - сказала она ему решительно. Он рассердился, но слушал, как она вызывает домработниц и говорит им, что они должны сделать.
Когда она повесила трубку, она повернулась к нему.
- Пока, - сказал он и откинулся на софу.
Это вывело её из себя.
- Когда ты последний раз принимал душ? – потребовала она.
Это вызвало ухмылку на его лице. Она закатила глаза.
- Хочешь потереть меня губкой?
Она выдохнула.
- Сделаешь это сам, - она пристально посмотрела на него и снова села рядом.
- Имею в виду, если ты попросишь, я думаю… - он посмеивался над ней, и это почему-то понравилось ей, потому что её Чак радовался невзгодам других людей.
- Давай. Я возьму бельё и чистую одежду. Тебе необходим душ, - она потянула его за руку и повела в ванную.
- Мне не нравится это, - сказал он ей, когда она стояла перед ним в ванной.
- Мне не нравится это тоже, - сказала она и положила его сложенную одежду на бачок туалета. – Твоя одежда здесь. – Она положила его руку на одежду и затем повернула его лицом к душу. – Душ здесь.
Он вздохнул.
- Я оставлю дверь незамкнутой. Не поскользнись, потому что я не хочу войти и спасать тебя.
Когда Чак вышел, она просто положила трубку и обернулась к нему. Она улыбнулась, потому что он выглядел взъерошено. Его рубашка полунараспашку, пуговицы застёгнуты неправильно, и он был босяком.
Она прошла по вычищенному девушками номеру и подошла к нему. Она забрала грязную одежду из его рук и передала её девушке.
- Они убрали твою комнату, - объяснила она, пока он оглядывался, пытаясь осознать, что случилось.
- У тебя было десять женщин в комнате, - ухмыльнулась она ему.
- У меня было и больше, - ответил он и позволил ей поправить его пуговицы.
- Заправь рубашку, - сказала она ему в то время, как пуговицы были в порядке.
- Зачем?
- Потому что мы приводим тебя в порядок, - объяснила она.
- Нет, - огрызнулся он.
- Да.
Он бы свирепо посмотрел на неё, если бы мог. Это заставило её немного расстроиться. Он никогда не посмотрит на неё так снова. Чак лучше всех умел смотреть свирепо. Его взгляд соперничал только с её.
- Мне нужна компания, - заявила она, взяв туфли из его шкафа. Его шкаф больше, у неё, честно!
- Мне нет, - он аккуратно сел на кровать, и она передала ему носки.
Она поставила его туфли рядом с ним и отправилась на поиски ремня. Девушки закончили и сказали, что вернутся к 9 утра.
- Я знаю, что ты не хочешь сиделку, - начала она, пока сортировала его галстуки. – Но она может приходить в 3 часа дня ежедневно. Ты как раз будешь возвращаться из школы.
Она была удовлетворена маленьким жёлтым галстуком, что выбрала.
Она обернулась к нему и увидела его, запустившего руки в волосы.
Она вздохнула и села рядом, опустив взгляд на его развязанные шнурки.
- Чак, - сказала она тихо, касаясь его руки. Он отпрянул, и она психанула. – Ты не можешь жить, повсюду чувствуя жалость к себе?!
Он повернул к ней голову, сложив губы в линию.
- А что бы ты делала, а? – потребовал он, и она отвела взгляд. Он был прав. Она бы была на грани самоубийства.
- Ладно. Прекрасно, - согласилась она и стукнула его ногу, - Но в это время, пока ты валяешься, мог бы завязать шнурки.
Он застонал и наклонился завязать их.
Она изучала его повязку.
- Когда ты сможешь снять это? – спросила она, слегка касаясь повязки. Он вздрогнул и она отпрянула.
- Я уже могу снять её. По предписания я могу носить очки, - сказал он тихо. Но снять повязку, значит признать всё. Она понимала.
Она кивнула.
- Вот, - она передала ему галстук. Он почувствовал его в своих руках и выдохнул.
- тебе необходимо сделать это. Мне нужно зеркало.
Она протянула ему его и пристально посмотрела на галстук. Это просто не Чак без галстука-бабочки.
Такими их нашёл Нейт. Она закончила пытать его галстук-бабочку и улыбнулась ему. Она поправила лацканы его пиджака, и каким-то образом его руки легки к ней на талию.
- Нейт! – она обернулась к своему парню, и руки Чака быстро исчезли с её талии.
Это был взгляд, который Блэр никогда не видела на лице Нейта. Это была смесь смущения с… подозрением.
- Я думаю, сиделка тебе больше не нужна, - высказался Нейт. И Чак вздрогнул, отходя от неё и чувствуя необходимость пойти в ванную. Она скривилась, как он немного оступился, и затем обернулась пристально посмотреть на Нейта.
Она закатила глаза и подошла к своему парню.
- Я звонила тебе весь день, - сказала она ему, пока держалась за дверь.
Нейт не ответил.
- Чак, мы зайдём в другое время, бросила она через плечо. Он был в порядке, сейчас Нейт там, и ему нужно составить компанию. Она чувствовала себя плохо, она всего лишь одела Чака, а он сейчас пошёл куда-то.
Но она была занята. Её нужно выбрать драгоценности. Она взяла телефон и позвонила Дженни. Она была занята, заставляя других трудиться.
 
Queen-AДата: Среда, 29.06.2011, 16:19 | Сообщение # 3
Privileged
Группа: Сплетница
Сообщений: 280
Награды: 16
Статус: Offline
Глава 2

Иди вон!

«Никто так не слеп, как те, кто не видит» - Джонатан Свифт.

Это случилось три дня спустя. Когда она решила посетить его снова. Все же он, как-никак, друг. Друг, который пропускал школу. Она собрала все его домашнее задание и осмелилась принести его.
Блэр с удивлением обнаружила, что дверь была открыта, а в комнате звучал какой-то незнакомый голос. Женский голос. Что-то странное случилось с ее животом, словно он совершил кульбит. Она поклялась себе, что если уж она приходит к нему, то не позволит Чаку жить по-старому, и неважно - слепой он или нет!
Но все же Басс был там, на кровати, куда его только что положила его медсестра Хильда.
-Тебе же велели… - фыркнула Хильда, - Ты слышишь? Нет.
Рядом с Чаком располагались инструменты, принесенные Хильдой: ножницы, бинты, какие-то антибиотики.
Блэр откашлялась, чтобы привлечь к себе внимание.
-Кто вы? – требовательно спросила Хильда. Одной рукой орудуя ножницами, а второй – упираясь в бок.
-Блэр…
-Блэр! – воскликнул Чак, отчего Хильда приподняла бровь.
-Девушка? – все так же строго поинтересовалась женщина.
-Девушка лучшего друга, - рассмеялся Басс, пояснив.
Хильда подозрительно посмотрела на обоих:
-Должно быть, этот друг очень хороший человек, мисс Блэр, если отпускает вас в таких коротеньких юбочках к молодым джентльменам в отели. Тем более к таким, как этот.
Чак стал смеяться еще громче, а Хильда тем временем начала разрезать бинты у глаз.
-Вы часто сюда приходите, дорогуша? – спросила медсестра, когда Би подошла ближе.
-Иногда, - призналась девушка, оставив задание Чака на тумбочке, - Я принесла тебе твою домашнюю работу.
-Разве она не милая… - улыбнулась Хильда. Чак вздрогнул, когда женщина начала снимать бинты, - Потерпи еще чуть-чуть, влюбленный мальчишка, прими это, как мужчина.
Блэр не знала, хотел ли Басс, чтобы она была здесь. Может, ей все-таки стоит уйти, ведь она выполнила свое намерение. Но так или иначе, картина того, как он заламывал руки в тот момент, когда очередной лоскут бинта спускался с его глаз, заставила ее замереть на месте.
Хильда закончила. Остался лишь крохотный слой слева, но Би прекрасно видела воспаленную кожу глаз.
-А я говорила тебе… - бурчала Хильда себе под нос, - Ты будешь ненавидеть меня, после того, как я постараюсь тебе исправить и вылечить.
-Блядь, как больно! – выкрикнул Басс, отстраняясь от Хильды. Крупная женщина устало вздохнула, посмотрев на него сверху вниз.
-Если бы ты все делал правильно, этого бы не было! – раздраженно выдавила Хильда.
Чак взглотнул, морщась, когда медсестра отодрала последний слой. Блэр сделала шаг вперед. Кожа вокруг глаз вздулась и выглядела очень опухшей. Глаза Басса были закрыты, напоминая огромные волдыри.
Блэр поморщилась, когда Чак попытался приоткрыть глаза, но ему это не удалось.
Басс зашипел. И это отнюдь не выглядело сексуально.
Хильда расстроено покачала головой:
-Невероятно! Вот пожалуйста, все из-за твоей истерики, теперь ты позволил глазам заразиться. Не открывай глаз!
Челюсти Чака дернулись, когда женщина начала протирать область вокруг глаз ватным шариком.
-Ты должен выполнять это процедуру дважды в день. Дважды! – говорила она ему.
Хильда резко обернулась к Блэр:
-Идите сюда, - Би сделала шаг к ней. Эта женщина странным образом напоминала ей Дороту, - Вы хорошо слушали? Он должен делать это дважды в день, а промывать глаза – один раз. Я собираюсь показать вам, что нужно, потому что я не доверяю ему.
-Я могу это делать сам! – внезапно отозвался Чак.
-Конечно, можешь, - ухмыльнулась Хильда. Она показывала Блэр, как очистить область вокруг глаз. Это оказалось не таким уж простым делом, потому что из-за ерзающего Чака приходилось делать это по нескольку раз.
-А сейчас… - Хильда взяла странную на вид чашу, - Ее нужно заполнил наполовину, - женщина налила в сосуд молочную жидкость. Блэр попутно кивала, запоминая каждое движение медсестры, - Сейчас он не сделает этого, - Хильда кивнула на парня, Чак же скрестил рук на груди, - Но ему необходимо делать то каждый день. До тех пор, пока я не скажу, что хватит.
Блэр посмотрела на Басса. Тот долго тихо сидел и смотрел будто бы вдаль. Она поняла, что он с удовольствием уволил бы Хильду. Но женщина явно игнорировала его, или, возможно, он понимал, что ему будет еще хуже, если он так поступит.
-Наклонись вперед, - приказала Хильда, Чак с минуту раздумывал, но подчинился. Она осторожно приложила мисочку к левому глазу. Басс вздрогнул, - Замри. Сейчас, легче-легче… - Хильда аккуратно наклонила голову Чака назад так, что жидкость накрыла глаз, - Хорошо, задержи дыхание.
Чак так и сделал.
-Теперь медленно открой глаз.
Ему потребовалось время на это. Он взвизгнул, ловя руками воздух. Он хотел схватить Хильду и безусловно сделать ей так же больно.
-Замри, - женщина поместила чашку обратно, в то время, когда Чак чуть ли не выбил миску из рук, - Это инфекция, так… - Хильда обернулась к Блэр, - Держи голову и чашку. Он должен сидеть так несколько минут. Я знаю, что ему больно, но ты должна с этим справиться.
Блэр дрожащими руками поддержала голову Чаку, запуская пальцы в его волосы, он резко замер. Спустя секунду, она второй рукой взяла чашку, что ей предоставила Хильда.
-Моргни, моргай, - поручила женщина Бассу. Ему понадобилось несколько секунд, но он, сделав над собой усилие, моргнул. Блэр пыталась игнорировать слезу, что скатилась из другого глаза, но она упала на руку Уолдорф, прожигая.
Все молчали, пока Чак моргал. Вскоре Хильда сказала, что теперь Басс может отдохнуть.
-Я знаю, что он способен делать это сам, но как я уже говорила, ему сложно доверять, - Хильда подготовила очередную чашку, забрав у Блэр использованную.
Чак почти коснулся своих глаз, но Би вовремя одернула его руку. По непонятной обоим причине, его рука так и осталась в руке Блэр, пока она забирала у Хильды новую чашку.
-Хорошо, Чак, - Уолдорф отпустила его руку, положив ее опять к голове Басса. Она поместила чашку на правый глаз. Чак вздрогнул, когда она наклоняла его голову назад. Его руки остановились на ее ногах, - Все, моргай, - спокойно сказала она ему.
Чак сделал глубокий вздох. Когда он все-таки сделал то, о чем его просили, то он сильно сжал ноги Би, и это было больно. Она закусила губу:
-Прости, - пробормотала Блэр.
-Все с ним будет хорошо. Через несколько дней эта процедура будет не такой болезненной, - заверила Хильда, собирая свои инструменты.
Они стояли так с минуту. Ее руки в его волосах, пока она держала мисочку, его руки на ее бедрах, пока он старательно силился моргнуть. Блэр нежно перебирала его волосы, пока Чак справлялся с этой пыткой, это единственное, чем она могла помочь.
Блэр поняла, что происходит, когда заметила ехидно-заинтересованный взгляд Хильды, которая наблюдала за ними, слегка приподняв бровь. Би резко остановила эту странную ласку. Чак тут же среагировал на эту ожесточенность, опустив руки.
Он выглядел гораздо лучше, когда последнюю чашку сняли с его глаз. Его веки все так же были закрыты. Блэр отошла, когда Хильда скомандовала:
-Открывай глаза, малыш.
Челюсть Басса дернулась. Он медленно открыл глаза.
Это по-прежнему были глаза Чака. Но они были настолько пустыми, что Блэр пришлось отвести взгляд. Властная печаль, которая брала вверх над всем ее существом. Би больше не знала, как вести себя с ним. Это было что-то, чего какие-то там цветы не исправят!
-А у тебя красивые глаза, - нарушила тишину Хильда, улыбаясь, - Я сделала на сегодня все, что должна была. Ты сказал, что я не нужна тебе каждый день, поэтому я не приду. Но лучше тебе держать здесь полк, а то ты рискуешь остаться без глаза.
-Какой в этом смысл? – буркнул Чак и отвернулся.
-Вы ничего не понимаете, молодой человек, ничего не понимаете, - ощетинилась Хильда.
Блэр отправилась за медсестрой, когда та ушла к двери, натягивая пальто. Тут Хильда резко развернулась к брюнетке:
-И как давно вы знаете этого Казанову?
-Целую жизнь, - усмехнулась Би. – Мы знакомы с дет сада.
-Позаботьтесь о нем. Из того, что я видела, я поняла одно – ему просто нужен кто-то, - кивнула Хильда.
Блэр перевела дыхание, когда дверь за женщиной закрылась. Уолдорф провела рукой по лбу. Это не то, что она ожидала, когда ехала сюда. Ей не очень-то хотелось играть медсестру. Девушка глубоко вздохнула.
Блэр вернулась в комнату и увидела, что Чак неуверенно касается своего лица.
-Все еще больно? – тихо спросила она.
-Чертовски, - ответил Басс, вздохнув, - Спасибо за домашнее задание, - ответил он рассеянно.
Она кивнула, абсолютно забыв, что он не видит. Блэр присела рядом с ним, пытаясь уловить настроение:
-Маскарад через несколько дней.
Чак повернулся к ней, прислушиваясь к ее голосу, Би была уверена, что именно так он старается отвлечься от боли.
-Я кое-что планирую на эту ночь… - наконец осмелилась сказать она, теребя край юбки.
-Очередной коварный план против одной из своих цыпочек? – усмехнулся Басс, на что в ответ Блэр ударила его по плечу.
Чак рассмеялся:
-Ну я уверен, что ты будешь выглядеть восхитительно. Знаешь, если бы я был твоим парнем, мне бы не нужны были ключи, чтобы найти тебя, - Блэр встрепенулась: «как он мог знать?»
-Или изнасиловать. Я уверена, что… - слова затихли, стало как-то неловко.
Тишина в комнате была напряженной. Чак лег на кровать. Блэр наблюдала за ним, его глаза опять были закрыты. Опухоль уже не казалось такой ужасной.
-Я устал, - просто заявил он, в привычной повелительной манере. Не раздумывая, Блэр легла рядом с ним. Это было так странно. Чак не раздевал ее взглядом, как это было обычно, начиная с 6-ого класса.
-Чак? – снова начала Уолдорф.
-Хм…? – сонно промычал он.
-Как насчет того, чтобы быть моим сопровождающим на маскарад? – слова вылетели прежде, чем она смогла себя остановить: «Господи, что она делает!».
Он резко вздрогнул и повернулся в ее сторону.
-Мне просто нужен друг пока Нейт будет меня искать, - быстро объяснила Би. Отговорка была немного детской, зато прекрасно сходила за действительность. Чак ведь ее друг, поэтому он не сильно отличается от Серены.
-Хорошо, Уолдорф, я сыграю твоего призрака, - тихо усмехнулся парень.
Би улыбнулась, сворачиваясь калачиком, потому что было весьма прохладно.
-А я надеялась, что ты будешь Дьяволом…
Она не могла точно сказать, сколько же она спала. Но посторонний шум заставил ее, наконец, открыть глаза. Блэр увидела, что Чак все еще спал. Его рука крепко обнимала ее за талию, а их ноги были переплетены. Она аккуратно выбралась из объятий Басса, стараясь его не разбудить. Когда она вышла из спальни, то натолкнулась на Нейта - нарушителя ее сна.
-Тсс… - зашипела Блэр.
Нейт кивнул и вытянул ее из номера. Как только дверь за ними закрылась, Натаниэль вопросительно уставился на свою девушку.
-Ему сегодня сняли бинты, и еще он подцепил какую-то заразу, - отчиталась Би, глядя куда-то в сторону. Нейт вздохнул, закрывая на мгновение лицо руками, - Медсестра показа, как делать процедуры, чтобы вылечить глаза. Сейчас Чак утомлен, спит.
-А ты в порядке? – наконец, поинтересовался блондин.
Уолдорф кивнула и скользнула в объятия к своему принцу. Блэр проигнорировала это ужасное чувство, что вдруг возникло у нее то ли в животе, то ли в сердце, когда Нейт обхватил ее своими руками. Как будто сейчас она находилась в том месте, где бы она хотела оказаться в последнюю очередь.
-Я отвезу тебя домой, - немного замывшись, Нейт продолжил, - Спасибо.
Блэр удивленно взглянула на своего парня.
-За моего лучшего друга, - пояснил тот.
-Он и мой друг тоже.
Арчибальт кивнул, провожая ее.
-Я ходила сегодня проведать Чака, - отрапортовала Серена, обращаясь к Би. При упоминании его имени живот Блэр совершил очередной флип. Она все еще чувствовала себя некомфортно с ним. Чак главным образом стал теперь частью ее свиты, ведь Уолдорф постоянно отправляла к нему визитеров. Она была у него вчера, Басс был пьян. Она помогла ему добраться до душа, отчего он стал еще более злым. Чак проклинал и скулил все время, что Би отчаянно захотелось его поцеловать, лишь бы он прекратил. Она заставила Басса одеться, привести себя в порядок, сообщив, что он не маленький, и может все это делать САМ!
В конце концов, он позвонил Би позже. Это было что-то вроде извинений в искаженной версии от Чака Басса, которая состояло, кажется, из «извини». Да и Чак почти сказал «спасибо»! Видимо, он до сих пор остался ее сопровождающим на маскарад.
Блэр решила проверить, как отреагирует Нейт, если она заявит ему об этом. Но ничего кошмарного не случилось, даже наоборот, что сбило ее с толку:
-Отличная идея! Так Чак не будет сидеть дома.
Это беспокоило Блэр. Не то, чтобы она использовала Басса, чтобы заставить Нейта ревновать. Но все же она так старалась сделать эту ночь для них волшебной, а получила лишь равнодушие.
-Как он? – спросила Блэр, очнувшись от своих мыслей, пока они с Сереной изучали маски.
-Чак- как? Ну, он… своего рода, печальный, - заверила Эс.
-Я бы тоже была расстроена, если бы потеряла зрение.
-Так ты идешь с ним сегодня вечером? – спроси Ван дер Вудсен.
-Да, мне ведь нужен спутник до полуночи. Я могу спокойно обсуждать: кто - в чем одет, и это будет нормально. Тем более он будет в маске, поэтому его не узнают, - шоколадная девушка пожала плечами, - Это будет идеально!
-Ты стала такая милая с ним, - улыбнувшись, кивнула Серена.
-Чак тоже был хорошим мальчиком и поддержал меня, когда мой отец ушел, - отмахнулась Блэр.
Уолдорф выглядела потрясающе. Нейту определенно захочется ее изнасиловать. Арчибальт встретит ее лишь на праздники, поэтому Би отправилась до Басса.
Би не понимала, почему она чувствовала себя такой счастливой, когда ее каблуки опустились на тротуар около Пэлас. Она была взволнована встречей с Чаком. Даже не смотря на то, что Басс не мог ее видеть, не мог оценить, как делал то раньше. Плюс ко всему, Блэр же оделась для Нейта, а не для кого-то еще.
Когда она подошла к двери номера, ей вновь овладела взволнованность. Наверное, не следовало ей пить шампанское перед выходом. Вероятно, проблема только в этом.
Чак открыл ей дверь в своей привычной манере, одетый с иголочки. Блэр радостно рассмаялась:
-Идеален! – уверенно заявила девушка.
-Правда? – ухмыльнулся Басс, - Достаточно дьявольски?
-Определенно, Чак, - кивнула Би.
-Как ты выглядишь? – спросил он, Блэр уловила нотки грусти в его голосе.
-Я… - она замерла, - Так… - Уолдорф взяла его руки, отчего Чак смущенно замер. Она стояла перед ним полная решимости. Блэр провела его руками по своим волосам. Легкая улыбка появилась на лице Чака.
-Наслаждайся, пока можешь, Басс, - усмехнулась Блэр, руководя его руками. Басс же игриво шлепнул ее по рукам.
-Я знаю, как относиться к женщине, Уолдорф. Доверься мне.
Она раздраженно вздохнула, потому что эта ситуация все больше смущала ее. Девушка начала краснеть.
Руки Чака медленно коснулись ее лица, ожерелья. Чуть ниже. Руки замерли возле груди Би, она задержала дыхание.
-Я буду джентльменом, - пообещал Басс.
-И это говорит Дьявол, - съязвила Блэр, но тут же улыбнулась, когда руки Чака остановились на ее талии.
-Как я и думал. Восхитительная… - пробормотал Басс, продолжая свой путь вниз к ее бедрам.
-Окей, - прервала его Би. Не потому что она была уже красной, и не потому что в ней появился этот ненужный жар, а потому что у них действительно уже не оставалось времени, - Мы опаздываем.
Она заметила его приподнятую бровь, но он просто подал ей руку. Блэр улыбнулась.
-Пойдем же, любимый.
-Скажи это еще раз, - ухмыльнулся Чак, и Уолдорф треснула его по руке.
Когда они прибыли, все взоры были обращены к королеве. Она приветливо улыбнулась окружающим, аккуратно видя Чака. Некоторые сразу поняли, кто с ней, другие же задавались вопросом: почему она не с Нейтом.
-Хочешь, опишу тебе девчонок? – спросила Блэр своего спутника, когда она стояли посреди вечеринки. Чак рядом с ней был таким напряженным.
-Конечно, - пожал он плечами.
-Серена в желтом платье, кстати, здесь есть девушка, которая в подобном платье, она явно сучка из Чапина.
-Горячая сучка из Чапина, судя по всему, - прокомментировал Басс, улыбнувшись.
-Хочешь, я могу вас представить? – предложила Би, моля, чтобы он отказался.
-Нет, решительно заявил он, что привело ее в радостное смятение. Все же Блэр понимала, что он еще не готов.
-Хм, хорошо, Ларри Фелпс, в чем-то напоминающем оранжевый,- засмеялась Уолдорф, Чак улыбнулся.
-Хорошая задница? – поинтересовался он.
Смутившись, Блэр старалась не смотреть.
-Да ладно тебе, Уолдорф. Просто скажи, хорошая ли задница? – покосился он в ее сторону, сделав шаг ближе.
-Я полагаю, что она у нее весьма неплохо, - вспыхнула Блэр.
-Филиппа Уайт и ее фальшивый огонь в постели, - Чак кивнул.
Би поперхнулась.
-В прошлом году. Она была так одинока. А я определенно возбужден, - пояснил Чак. Отчего-то данное заявление задело Уолдорф, заставив беспокоиться. Конечно же она знала, что это Чак. Блэр знала, что он никогда не изменится. Однако за последние дни Басс показался ей с другой стороны, более чуткой, что больше сплотило их.
Они продолжали стоять, музыка становилась все громче и громче.
-Хочешь потанцевать? – в конце концов, спросил Чак. Блэр удивленно на него уставилась.
-Танцевать? – девушка была в смятении.
-Да, помнится леди Офелия говорила, что нужно быть в состоянии танцевать с закрытыми глазами.
Блэр улыбнулась, вспомнив их учителя танцев. Она были тогда, кажется, в классе 4-ом. Чак был ее партнером по танцам, и они танцевали относительно хорошо. Но тогда Би раздражало, что он часто бросал ее одну на танцполе, отправившись за новыми завоеваниями.
-Отправь одного из своих лакеев, - поручил Чак, - Пусть играет наш вальс.
Блэр старалась понять его, но его глаза были закрыты, храня его чувства. Они теперь всегда будут закрыты. Би взглотнула, отправив Кати по своему поручению.
Уолдорф не знала, чем она больше раздосадована, тем, что так легко подчинилась его требованию, или тем, что не уверена, как хорошо Чак может танцевать. Она надеялась на лучшее, ведь когда им было по 12 лет, они заняли первое место по танцам на благотворительном вечере для богатеньких детишек.
Нейт в то время был болен, поэтому ее парой оказался Чак. Это было так удивительно, с того момента они считали вальс своим. Блэр взяла Басса за руку, ведя его к центру танцпола. Наверное, разум играл с ней, потому что ей казалось, что все расступились, чтобы увидеть этот дьявольский танец с ней в главной роли.
Чак не терял ни секунды, как только послышались первые аккорды, он притянул Блэр ближе. Би задохнулась от ощущений.
-Люди? – спросил он.
-Нет, паркет полностью наш, - ответила она, пораженная.
Большинство людей были сбиты с толку тем, что музыка обратилась совсем ни в привычный ритм. Тем более, другие стояли и наблюдали за парой, отчего и этот возмущенный народ замер, любуясь танцем. Блэр не волновалась, ведь она прекрасно помнила все шаги и па, но, единственное, что она забыла, так это то, как это приятно находиться в руках Чака.
Нейт был великолепным танцором, но Чак, он умел контролировать. Он знал все отточенные движения, куда и когда класть руку. И если бы Басс был в состоянии видеть ее сейчас, то его взгляд бы проникал ей в самую душу. Но его глаза были закрыты, Би видела это сквозь прорези в маске. Но не смотря на это, Блэр краснела, будто бы он видел ее насквозь.
-Перестань, Уолдорф, - усмехнулся Чак, отчего она удивленно повернула голову в его сторону. Он не видел этого, но все же благодаря ему, Блэр чувствовала себя лучше. Би успокоилась, Басс все также держал руки на ее талии, но это мало уже волновало девушку. В ее животе что-то встрепенулось, отчего ей захотелось смеяться, как маленькой девочке в ожидании чуда.
Танец закончился, а они стояли вместе с минуту. Опомнившись, Блэр увела Басса с танцпола. Она будто бы горела, и Би не понимала, что, черт возьми, с ней происходит! Наверное, это из-за платья.
Уолдорф раздраженно огляделась вокруг:
-Где же Нейт?
Чак вздрогнул, и осторожно убрал руку с талии девушки.
-Есть вероятность, что он потерялся… - предположил Басс.
-Это невозможно! – отрезала Блэр.
-Что, Уолдорф? Растеряла весь пыл? – усмехнулся Чак, довольный своим комментарием.
Би презрительно фыркнула, как же он любил ее дискомфорт! Она вспыхнула. Девушка не понимала, почему она уже не рада возможности потерять свою девственность, как было изначально. И тот факт, что Нейт так и не появился на протяжении всего праздника, сбавил ее обороты.
Вдруг золотистая грива волос пролетела мимо нее, но блондинка запнулась об ничего не подозревающего Чака.
-Серена! – взвизгнула Блэр, когда Чак задержал девушку.
-Что, черт возьми, происходит?! – зарычал он, пытаясь найти равновесие.
Блэр смотрела, как Серена выбегает из здания, но опомнившись, она обратилась к Чаку:
-Ты в порядке?
Чак отпрянул от нее, поправляя костюм. Вдруг Блэр заметила, что что-то висит у него на кармане, поблескивая в свете ламп.
Би протянула руку и вытащила странный предмет.
-Что это такое? – спросил Чак.
-Малышка Дженни Хамфри, - медленно, словно кошка, улыбнулась Блэр.
-Хамфри? – сумбурно уточнил Басс.
-Да, это она горячая сучка за Чапина.
Чак усмехнулся, разговор стих. Блэр заметила, что наслаждается обществом Чака и вечером, ее совсем не огорчило, что Нейт так и не объявился. Люди начали снимать свои маски, Басс же склонил голову с ухмылкой, оставив маску на месте.
Внезапно Нейт затронул плечо Блэр, та лишь растерянно на него посмотрела.
-Ты опоздал, - жестко заявила она.
-Я сожалею, - попросил Нейт.
Чак стоял, переминаясь с ноги на ногу.
-Я тоже, - легко ответила она, направляясь к лимузину. Блэр помогла Чаку, хотя он и старался ударить ее по руке. Уолдорф повернулась к своему парню, на лице которого читалось замешательство. Она резко остановила его, когда он собирался присоединиться к ним.
-Нет, - задержала Би Нейта, - Ты не нашел меня до полуночи. Нет «долго и счастливо» для тебя.
-Блэр, прости меня, - выдохнул Натаниэль.
Она взглянула на него. Нейт выглядел жалким, хотя он всегда выглядел жалко, когда говорил с ней. Блэр просто устала планировать их отношения, ища поддержки у него. Все ее попытки были тщетны, ведь ему было все равно. Нейт не боролся за нее. Он никогда не боролся за нее.
-Все, что я хотела, так это начать все заново, - голос Блэр был тяжелый, потому что она осознавала, что это конец, начало конца. Ее сказка рушилась на глазах. Би было невыносимо грустно, даже просто смотреть на Нейта. Блэр отвернулась и села в лимузин. Машина медленно заскользила по улице.
Блэр совсем забыла, что Чак с нетерпением ждал ее внутри автомобиля.
-Пэлас, - сообщил он водителю.
Блэр затихла рядом с ним, она отчаянно мечтала, чтобы у нее был пульт управления собственной жизнью. Тогда бы девушка отмотала много моментов, а что-то и вовсе стерла, ведь все они не имели смысла.
Чак снял маску, его глаза опять были воспалены.
-Разве тебе не нужно было их сегодня промывать?
Он сжал челюсти. Басс ненавидел полоскания. Блэр вздохнула, потому что она знала, что он не сделал процедуры.
-Я сделаю их перед сном, - отвернулся Чак.
Би изучала его профиль. Она до сих пор хранила в себе ощущения после их танца, и безразличие Нейта.
-Что случилось той ночью? – наконец, решилась Блэр. Она не осмеливалась спросить у Нейта, потому что он вечно менял тему разговора. Он напоминал ей большого розового слона, который никогда не говорил.
Чак повернул голову в ее сторону, ее голос был задумчив.
-Я… я не могу вспомнить… Я только помню, как мы были в лимузине… Алкоголь… а потом… я был… в общем, было так темно, до сих пор, как в тумане.
Блэр подсознательно придвинулась ближе, ее рука скользнула к нему. Чак удивленно повернулся к ней, когда Блэр поцеловала его в щеку.
Она отпрянула назад, пока Басс пытался избавиться от этого потрясения.
-Ты едешь сегодня ко мне, Уолдорф? – его голос был низким и хриплым.
-Не сегодня, - не смогла Блэр удержаться от улыбки.
-Тогда, черт возьми, что это было? – усмехнулся Басс.
-Просто ты выглядел так, будто нуждался в поцелуи, - волосы Чака были растрепаны, и Би провела по ним рукой, - И я решила, что могу сделать это. Ты ведь был сегодня джентльменом, без тебя этот вечер бы закончился моей депрессией.
Чак медленно улыбнулся. Эту улыбку она видела очень редко. Не долго думая, она блаженно устроилась у него на плече, а он лишь обнял ее.
Стук разбудил ее на следующее утро. Она почувствовала себя какой-то потерянной. Что, черт возьми…?
Блэр открыла глаза. И вот тогда она поняла, что лежит в постели Чака. На ней была одна из его рубашек. Он же спал, сложив руку под голову, до сих пор в своей черной рубашке и красных брюках.
Уолдорф вспомнила предыдущую ночь. Она доставила его наверх, и заявила, что не уйдет, пока он не сделает процедуры. Он начал злиться. Чак признался, что протер глаза, а они стали гореть. Блэр рассердилась, и закончила все сама. Боль, наверняка, было ужасной, потому что после этой пытки Басс был совсем истощенным. Чак лежал на кровати, крепясь, Блэр же забралась на кровать. Она гладила его волосы, пока он пытался уснуть. Именно тогда, Би поняла, что у Басса лихорадка.
Уолдорф не знала, что же ей делать. Ведь она никогда ни за кем не ухаживала в таком состоянии. Поэтому первым делом она позвонила Хильде. Медсестра сообщила, что прибудет рано утром, но Би должна выполнить кое-какие инструкции, т е протирать лицо Чака влажным полотенцем. И именно этим была занята ее ночь. Блэр должна была потерять девственность в этот вечер, а вместо этого, она ухаживала за слепым Бассом. Силы ее были на исходе, поэтому она вырубилась рядом с ним.
Блэр чувствовала себя крайне виноватой, потому что именно ей было поручнно делать ему промывания. Теперь из-за нее Чак стал еще более больным. Часы на тумбе возле кровати указывали на 6:45. Уолдорф вздохнула и первым делом проверила температуру Чака. Басс что-то пробормотал. Слава богу, он был не таким горячим, как вчера, но все равно относительно теплый. Би соскользнула с кровати и пошла открывать дверь.
Хильда оценивающе взглянула на Блэр, когда та впустила женщину. Медсестра подняла бровь и ухмыльнулась:
-Пижамная вечеринка? – поинтересовалась она, отчего Блэр лишь закатила глаза.
-Он в спальне, у него до сих пор лихорадка, - объяснила Уолдорф. проводя по спутанным волосам рукой. Ей было все равно, как она выглядела. Ведь толком ее никто и не видел.
Хильда кивнула, но проходя мимо девушки, продолжала хмуриться, разглядывая наряд брюнетки, точнее его отсутствие.
Чак проснулся, когда Хильда запихнула термометр ему в рот. Блэр пока искала свой телефон, ведь ей нужно позвонить Серене, чтобы та принесла ей одежду. Не может же она в таком виде ходить по улице.
Хильда дала Чаку какие-то таблетки, напоминая ему, что угроза по потери глаза еще в силе. Она подробно расспросила Блэр о том, как он провел ночь, а затем оставила антибиотики в случае, если инцидент повторится.
-Как твой парень? – спросила медсестра Блэр, когда находилась уже у двери.
-Он дома, - неохотно пояснила Би.
Хильда усмехнулась и вышла. Как раз к этому моменту подошла Серена. Эс собиралась поподробнее расспросить о случившимся. Ван дер Вудсен была удивлена, зачем Би понадобились ее одежда и обувь. Но вид оказался еще более интересным. Блэр закатила глаза, выхватив сумку из рук подруги:
-Это не то, о чем ты подумала… - заявила Уолдорф, Серена проследовала в глубь номера.
-Чак, Серена здесь! – крикнула Би, услышав, что Басс зашел в ванную.
Серена смотрела на подругу, словно та свалилась с луны, это было так странно – видеть ее в джинсах.
-Где ты спала? В его кровати?! – возмущенно скривилась Серена.
-Он все равно меня не видит, - устало вздохнула Уолдорф, снимая рубашку Чака.
-Я могу предположить, что если он не видит, это не значит, что у него отключилось воображение!
-О будь уверена, оно у него есть, - Чак ухмыльнулся, расчетливо прокрадываясь к дивану.
-С добрым утром, - ляпнула Эс растерянно.
Басс проигнорировал ее попытку замять произошедшее, он просто взял телефон и стал заказывать завтрак.
-Я слышала, ты заболел, - начала Серена, когда Чак повесил трубку.
-А я слышал, что я ослеп, - рассерженно отрезал Басс.
-Мы уходим, - заявила Би.
-А еще я могу слышать твои изменения, Уолдорф, - покосился Чак. Блэр бросила в него рубашку, та приземлилась ему на грудь. Он лишь усмехнулся, вдохнув аромат ткани, - Она пахнет тобой.
Блэр застонала и, схватив Серену за руку, направилась к выходу:
-Полоскание в три, я должна сегодня вернуться домой.
-Уолдорф, - он встал, когда она проходила мимо.
Она повернулась, но так и не смогла поднять глаза. Блэр была уверена, что его глаза могут видеть больше, чем она хочет показать. Все же это был Чак, и он обязательно почувствует то, что другие нормальные люди бы и не заметили.
-Спасибо за эту ночь, - тихо прошептал он, наклонившись к ней.
У Блэр застряло дыхание в горле.
-Но мне нужно другая услуга, - он закусил губу.
-С чем? – озадаченно спросила Би.
-Прежде чем… ну ты знаешь… - Чак указал на свои глаза.
-Да.
-У меня был бизнес-план, но мне нужна помощь, надо все просмотреть вместе, - Басс выглядел уязвленным и неуверенным. Блэр не знала, как вести себя с таким Чаком.
-Мой «слепой» терапевт придет сегодня, чтобы «помочь» мне, чтобы я мог начать свое обучение, - выплюнул он, - Но как только она уйдет, мне нужен человек, способный передать мое предложение Барту.
Его челюсть дрогнула при упоминании об отце.
-Конечно, - кивнула Блэр.
-Так значит в 4? – спросил Басс.
-Это свидание? – ухмыльнулась Би.
-Ну получается оно второй, так значит мы встречаемся? – подколол в ответ Чак.
Она улыбнулась странному чувству внутри:
-Заткнись.
Когда Би повернулась к выходу, то заметила, что Серена смотрит на нее странно. Но Блэр проигнорировала свою подругу до самого выхода из отеля. Так же она пыталась игнорировать эту идеотскую улыбку, что приклеилась на ее лицо.
Она постучалась в дверь равно в 15:49, за 10 минут до назначенного времени. Ведь это было деловое предложение, и Блэр хотела все сделать тщательно. Не то, чтобы это сильно касалось ее, но она до сих пор была Блэр Уолдорф. А Блэр Уолдорф, значит, совершенство во всем. Плюс ко всему, сегодня она проучила Дженни Хамфри, поэтому ее настроение повысилось до 100 баллов.
Дверь открыл Чак, легко, словно и не был слеп. Блэр улыбнулась ему, только потом поняв, что он так и не знает, кто это перед ним. Она открыла рот, чтобы исправить оплошность, но Басс усмехнулся:
-Ты рано.
-А ты ждешь у двери? - ухмыльнулась Би в ответ, не смотря на то, что ей хотелось танцевать в такт тому танцу, что затеял ее живот.
Блэр повернулась к проему, заметив красивую женщину в простых джинсах и рубашке поло. Она почувствовала, что краснеет.
О мой…. Чак пропустил ее, Би прошла в коридор.
-Я не знала, что вы заняты, - быстро пояснила Уолдорф. Почему она еще здесь? Ведь даже она понимает, что грудь этой женщины неплохо смотрится в ее рубашке-поло. Правда, Чак вряд ли сейчас мог бы этим любоваться.
-Блэр, это доктор Линда Томпсон-Хайнс – мой терапевт, - рот Би чуть приоткрылся в изумлении, но она тут же совладала с собой, улыбнувшись, - Сегодня мне поведали важные вещи, такие, как есть, когда ты слеп, а так же открывать дверь, не убив себя.
Доктор протянула руку Уолдорф, на что, ты, фыркнув, пожала ее в ответ.
-Рада знакомству, - Блэр изогнула бровь, когда женщина ей ухмыльнулась.
-Чарльз, говорим мне, что вы ему помогаете. Друзья детства? – спросила высокая великолепная блондинка.
-Да,- натянуто ответила Би, она не доверяла этой женщине.
Красавица смотрела то на Блэр, то на Чака:
-Мы можем завтра разобраться с планировкой твоей квартиры, Чарльз. Я буду здесь к 12.
Блэр быстро сделала про себя заметку: в 12, значит.
Чак проводил женщину, улыбаясь. В номере остался запах ее духов, отчего Би совсем ощетинилась.
Донна Каран, 2007 год.
Чак повернулся, усмехнувшись:
-Она великолепна, не правда ли? – спросил он, потирая руки.
-Ты слеп. Разве это имеет значение? – огрызнулась Блэр, бросив сумку на столик.
Басс ухмыльнулся и сел на диван:
-Бьюсь об заклад, у нее длинные ноги, - пробормотал он очарованно.
Би резко отпрянула, бросив на Чака гневный взгляд.
-Я не Нейт, я Блэр.
-Не вижу смысла обсуждать это с Нейтом. Он только с виду большой мальчик, а на деле –ничего, - раздраженно заметил Басс.
-Как это нет смысла?! – потребовала она, чувствуя себя оскорбленной. Получается, что Блэр встречается с бестолковым человеком.
-Ты вот все еще девственница! Так где тут смысл? – издевался парень.
Блэр дернулась, уставившись на него. Что она делает? Уолдорф тут же напомнила себе, что она здесь для того, чтобы помочь с бизнес-планом, а вовсе не потому, что Чак скучает без нее.
-Давай займемся делом, а то у меня нет в запасе ночи.
-Да, ты права, - печально ответил Чак. И тут же Блэр захотелось свое расписание, сообщив ему, что у них столько времени, сколько ему нужно.


I... I... Its over!
 
Nastya440Дата: Суббота, 09.07.2011, 16:54 | Сообщение # 4
Privileged
Группа: Заблокированные
Сообщений: 449
Награды: 33
Статус: Offline
Глава 3.


Смерть доблестна, но лишь однажды.


Трусы умирают множество раз, перед тем, как наступает сама смерть.
Герои никогда не вкушают смерть заранее.
От Юлия цезаря (II, ii, 32-37), Уильям Шекспир.


Она посмотрела на себя в зеркало и заметила, что улыбается. Что за чёрт с ней? Она быстро стёрла улыбку с лица. Это бизнес. Девушка поправила красный бант на голове и глубоко вздохнула. Я совершенна. Если б она могла скинуть примерно пять фунтов, всё в её жизни было бы превосходно.
Исключая отдалившегося парня и слепого друга, жизнь была относительно прекрасна.
Когда она спускалась по лестнице, девушка была поражена, услышав от Дороты вопрос о самочувствии Чака. Чак был в порядке – он получал какую-то помощь от Доктора-длинные-ноги, включая ту, что мог ожидать. Она беспокоилась о Чаке. Он большой мальчик.
Она снова поймала себя на том, что улыбается, в зеркале холла. Она снова стёрла улыбку. Что за чёрт?
Её телефон завибрировал, и она посмотрела на экран. Он звонил ей.
Улыбка вернулась на лицо. Она не наблюдала за собой, пока входила в лифт.
- Я в пути, - сказала она ему, пока поднималась.
- Несёшь бублики, – сказал он.
Она закатила глаза. – Нет, я опаздываю.
- Имей сострадание к бедному слепому парню, - хныкнул он.
- Как долго ты будешь играть на жалости? – спросила она до того, как увидела отражение в лифте с глупой улыбкой на лице. Она стёрла её.
- Пока это работает, - ответил он.
- Прекрасно, - и положила трубку.
Она видела сон прошлой ночью. Это вообще-то было то, из-за чего она чувствовала себя так. Чак вернул себе зрение, и она недолго ухаживала за ним. Она спускалась по лестнице Констанс, и он, облокотившись на перила, ухмылялся ей. Он был похож на Ретта Батлера, когда тот впервые увидел Скарлетт. Это пробило её насквозь. А затем она проснулась. Она решила отнести этот сон к категории кошмаров. Только у неё было хорошее настроение, потому что она недолго заботилась о его заднице.
Когда оны вышла из лифта, 1812 был открыт, и он стоял там, не дожидаясь её стука.
Она вопросительно изогнула бровь.
- Я почувствовал, что ты вышла из лифта, - пояснил он, пока пытался застегнуть пуговицы на жакете, его Ray-Bans был на лице.
Она шагнула вперёд, отдавая бублик, завёрнутый в салфетку.
Он с благодарностью взял его, и, когда их руки соприкоснулись, она почувствовала что-то поднимающееся по её позвоночнику. Она ненавидела кошмары. Она бы хотела сейчас быть взволнованной распорядком дня.
- Пошли, - и она повела его вниз, к машине. Она схватила его жакет и забрала папку, пока он жевал бублик. Она закончила вытирать сырный крем с его подбородка. Он сказал ей, что мог бы сделать это сам. Что он недавно делал это. Костюм оставался относительно чистым, и она могла только вытереть его орт дважды. Он пачкался. Его глаза выглядели сейчас почти нормально, за исключением того факта, что они всегда были закрыты. Сейчас у него был штат из пяти человек.
Школьный учитель, персональный стилист, персональный ассистент, круглосуточный хороший доктор. Все они были горячими красотками, исключая Роберта, его водителя. Она была уверена, что у него был секс со всеми ними, потому что он сейчас был в приподнятом настроении.
- Я нашла информацию о собаках-поводырях, - решилась она, пока садилась рядом с ним, чтобы ехать в Виктролу. Он заёрзал от упоминания об этом. Он считал, что это было настолько же плохо, как и палка для слепых.
Если бы он мог зыркнуть на неё, он бы обязательно сделал это. – Блэр, - сказал он предостерегающим тоном.
- Прекрасно, - огрызнулась она. Конечно, она не сказала, что уже связывалась с женщиной из Центра для слепых, и что она отправится туда сразу же после школы. Ему не нужно этого знать.
- Что ты делаешь? – его голос вернул её в реальность. Подуть только, он был слеп, но мог видеть сквозь неё. Проклятье.
- Я просто хочу проверить сервис, - пояснила она и начала писать своему парню сообщение с добрым утром.
Она услышала его вздох; он был, очевидно, раздражён. Это не подходило, если у него была аллергия на животных или что-то в этом роде. Если вспомнить, в семье Бассов никогда не было животных. У Нейта был золотой ретривер, которого она называла Принц, он умер несколько лет назад. У матери Серены была пара маленьких жалких чихуахуа; их тоже теперь нет. Но у Бассов никогда не было животных. О, подождите.
Она скривилась.
У Чака была ручная обезьянка, но, когда умерла его мама, они отдали её.
Она посмотрела на него, слова сорвались с губ прежде, чем она смогла остановить их.
- Никто не собирается брать тебе собаку, - сказала она.
Он резко обернулся к ней, и она почувствовала, насколько он напряжён.
- О чём ты? – спросил он.
- Ни о чём, - и весь оставшийся путь они провели в тишине. Она бы определённо не отказалась бы от должности в Центре Слепых.
Его настроение изменилось, когда они прибыли в Виктролу. Некоторые девушки узнали его и приветствовали его с энтузиазмом. Она не позволяла себе беспокоиться о нём – это Чак Басс. Его сперма исследовала весь мир и вернулась, касаясь бесчисленного количества людей на своём пути.
- То, что случается в Виктроле, остаётся там, - прошептал он ей на ухо с ухмылкой как раз тогда, когда они с удобством осматривали помещение.
Она обернулась взглянуть на него, немного со страхом. Ему так сильно нравилось заставлять её ощущать дискомфорт. Не то чтобы она чувствовала себя неловко.
- О… Это имеет огромный потенциал, - согласилась она, задержав взгляд на его губах. – Чак Басс, все эти годы я верила, что ты несовершеннолетний алкоголик и бабник и вот теперь расплачиваюсь за это, - она улыбнулась ему. – Правда, я горжусь тобой.
- Ты мой самый главный критик.
Это был тот самый момент, когда она, стоя перед ним, скучала по его зрению больше всего. Потому что улыбка была затеряна, ведь как только это место заработает, он не увидит плоды своей тяжёлой работы.
Он немного рассказал об отце, который должен вернуться в город. Она отправилась в школу, после того как передала его Жизель, его персональной ассистентке. Пока уходила, она обернулась посмотреть на него.
- Не нервничай, ему понравится! – отозвалась она, и он замер на минуту, глядя в её сторону со странной улыбкой на лице. Это улыбка сделала что-то в её животе. Ей нужно было позавтракать.

=*=*=*

После школы и получения коробки заурядного шоколада от Нейта в качестве извинений, она отправилась в Центр для слепых.
Она просматривала информацию, когда Синди, менеджер пациентов, прервала её. – Так, как ваш парень отреагировал на идею о собаке?
Она побледнела. – Он не мой парень.
Женщина выглядела смущённой.
- Он друг. Лучший друг моего парня.
Женщина кивнула. Только недавно она смогла объяснить большинству людей, что её и Чака связывают исключительно платонические отношения.
Женщина показала ей центр, и они, наконец, добрались до места с собаками. Она смотрела в комнату, пока женщина тренировала несколько собак. Одна собака особенно привлекла её внимание. Это была веймарская легавая шелковистой шерстью. Она не знала почему, но собака напоминала ей Чака.
Синди заметила её интерес к собаке.
- Я думаю, она ещё не готова, - призналась Синди, и Блэр была поражена. Собака выглядела безупречно элегантной.
- Почему? – спросила она.
- Она ненавидит следовать правилам, - констатировала Синди, и это заставило Блэр улыбнуться. – Хотя, она верна до безумия.
Блэр не слышала больше ничего из того, что ей говорили. Она уставилась на собаку, а та изучала ей, повернув голову вправо.

=*=*=*

На следующий день, пока она сидела, глядя на себя в зеркало, она поняла, что улыбка исчезла. Она ненавидела свой наряд, жизнь, она ненавидела абсолютно всё.
Печаль была всё требовательнее, и она чувствовала, что не может вздохнуть. Она слушала свою мать и Арчибальда внизу, но слова Дженни снова и снова прокручивались в её голове.
Пока она спускалась, к ней приехал Нейт. Её переполняло желание ударить его. Он отрицал, что-то было неправильным, и чем больше длился обед, тем сильнее чувствовала, что задыхается, словно ей не хватает воздуха.
Когда её мать и Капитан настояли, чтобы она примерила кольцо Вандербилтов, она чувствовала эту тяжесть на пальце, но заставляла себя улыбаться.
Когда она увидела, как арестовывают Капитана, Блэр не знала почему, но схватила сумочку. Ей было необходимо уйти и увидеть человека, с которым ей было комфортно в последние несколько недель. Ей было необходимо сбежать, и Чак бы не смог увидеть её обезумевшее лицо.
- Что случилось в ночь несчастья Чаком? – потребовала она, злясь на него и его дурацкие эмоции, что каждый раз проявлялись при ней.
Он сглотнул и отвернулся. – Я не помню.
Он лгал.
- Ты любишь меня? - спросила она его.
Он не смотрел на неё. Он был здесь, с совершенно здоровыми глазами, и он не смотрел на неё, не видел её. Она не знала почему, но, в этот момент, она желала, чтобы слепым был Нейт, а не Чак.
Она закрыла лицо руками, потому что больше не могла видеть его.
- Ты должен разобраться со своим отцом, - вздохнула она. – Ты нужен ему и Чаку. Знаешь что? Мне – нет.
В следующую секунду она закрыла за собой дверь и вздохнула. Непреодолимое чувство удушения, что она чувствовала на этой неделе, поднимаясь в лифте.
Поездка в лимузине показалась вечностью, когда она подъехала к Виктроле. Дверь была открыта, и она прошла к дивану Чака. Его ассистентка была рядом с Чаком, танцовщица восседала на его коленях, извиваясь. Момент, и она увидела его, он почувствовал её и сдвинул задницу девушки с себя.
Она упала на диван рядом с ним.
- Ты одна? – спросил он.
- Ага.
- Где Нейт?
- Думаю, мы расстались.
- Что? – спросил он, сбитый с толку.
- Я не хочу говорить об этом. Я просто хочу забыться. Ведь это место предназначено для этого, верно?
Он мгновенно сел и попросил Жизель принести им шампанское.
Она потягивала напиток, пока смотрела на танцовщиц, исполняющих их движения. Музыка поглотила её, и она постукивала ногой в такт. Он был тих рядом с ней, и его присутствие становилось напрягающим.
- Я знаю, что ты не хочешь говорить об этом… - начал он.
- Облегчение, - выпалила она. Она не знала, что на неё нашло, но позже она просто выболтала ему всё, не задумываясь. – Я чувствую облегчение.
Она почувствовала, что он заёрзал рядом.
- Знаешь, я умею двигаться, - обыденно сказала она, ощущая себя слегка навеселе и вдохновлённой, словно лавина медленно строилась в её животе.
Он наклонился вперёд, и она могла почувствовать запах его одеколона. – Правда? – его голос был абсолютно двусмысленным. – Тогда почему бы тебе ни подняться туда? – ухмыльнулся он.
Она всучила ему в руки свой напиток, и когда их руки соприкоснулись, она наслаждалась этим, а затем направилась на сцену.
Она знала, он не может видеть её, и она могла притвориться, что, фактически, она и делала. Но она знала лучший способ, чем перехитрить Басса. Поэтому она сделала это, он улыбался в её сторону, пока толпа глумилась вокруг неё. Его ассистентка описывала ему на ухо всё, происходящее на сцене. Она танцевала только для него.
Когда песня закончилась, она была обнажена, в таком виде она подошла к нему и схватила за руку.
- Как тебе, Басс? – они притянула его. Их тела были невероятно близко.
- Пошли, я отвезу тебя домой, - его голос был глубокий и шелковистый, она улыбнулась и кивнула.
Он отпустил Жизель, которая, казалось бы, была слишком занята одной из официанток. Она не знала почему, но это понравилось ей. Окружить Чака только лесбиянками.
Поездка в лимузине была относительно тихой.
- Спасибо, что подвёз, - сказала она тихо, глядя на него. Она всё ещё не могла поверить себе. Ей нравился полученный опыт.
Несколько часов назад на её пальце было кольцо Вандербилтов, и она была так ужасно несчастна, что была готова потерять сознание. Сейчас, её палец был свободен, она была подвыпившей со своим слепым другом и абсолютно счастливая. Она не могла описать этого.
Он обернулся к ней с всё ещё поражённым лицом и снял очки. – Бьюсь об заклад, ты была великолепна там, - прошептал он. – Я хотел, но не мог видеть это. Если бы только один раз.
Он сказал это с такой точкой, то она почувствовала нечто великолепное от его слов. Чак Басс хотел, но не мог увидеть её танец. Он не желал увидеть недавно женскую оргию. Нет. Он не желал прошлой ночью бешено провести время с Нейтом. Нет. Он хотел увидеть её. Её сердце растаяло, и она потянулась к его руке. Он сжал её ладонь, и почему-то в ней поднялась такая нежность, что затопила её живот.
Она скользнула к нему по кожаному дивану и прижалась лбом к его. Он выдохнул, и она ощутила ментол и запах сигарет из его рта. Он не ухмылялся, не улыбался, его взгляд был наполнен подлинным вожделением и чем-то ещё, что она не могла описать.
Итак, она поцеловала его.
И она удивилась тому, что делала это сто раз до этого. Его губы делали что-то с её, чего она раньше никогда не чувствовала.
Он отпрянул и схватил её за руку ещё сильнее.
- Ты уверена? - прошептал он.
И она знала это. Она собиралась потерять девственность с Чаком Бассом. На заднем сиденье его лимузина. И он не мог видеть её.
Но кто целуется с открытыми глазами?
И… ребят, это было великолепно. Его руки наверняка знали к чему прикасаться, что делать, что чувствовать. Она ощущала себя разрушенной, сгоревшей и возрожденной.
Когда его дыхание окончательно сбилось, он попытался войти в неё, и она почувствовала некую панику. Но он взял её лицо и коснулся своим лбом её. «Шшш…»
Он успокаивал её тем же способом, что и в те комфортные несколько недель. Итак, она кивнула, и он смягчился, входя в неё так нежно, целуя её щёку, когда она захныкала от неудобства, пока её тело привыкало. Медленно, всё также плавно, он вышел из неё.
Они задыхались, шепча имена друг друга снова и снова.
Когда она пришла, она почувствовала, что её тело ослабло, но дух парил. И глупая улыбка вернулась на лицо. Она собиралась уйти, но, когда поняла, что волосы на его груди щекочут её грудь, она снова захотела Чака Басса и никого больше.
Возможно, это был способ удержать её. Это продолжалось всю ночь. Он заставлял её чувствовать тепло, безопасность и… любовь. Она так отчаянно жаждала любви, что смаковала эту близость, что была между ними.
После нескольких раундов в лимузине и пары острот о том, как он желает увидеть её (хотя она ощущала печать в его голосе), они занимались этим на пути в его комнату. Это было незадолго до того, как они залезли на кровать и начали процесс ещё раз. На этот раз он не медлил. Он уложил её на спину, пока покрывал поцелуями её ноги и начал посасывать её естество. Никто ещё не делал этого для неё. Для неё это было неописуемо. Великолепно.
Она официально заявляет, что это не так плохо, как она думала. Она не отталкивала Нейта раньше, но никогда и не подпускала слишком близко. Она всегда думала, что это грязно и не-для-леди, но голос Чака ободряющий её, заставлял её чувствовать себя в высшей степени сексуально. Она, все эти несколько недель, направляла его, приятно было получить что-то взамен. Он, казалось, наслаждался этим тоже. Секс был чем-то, что он буквально мог делать с закрытыми глазами.
Он сказал это ей. Она была немного раздражена, но он уложил её обратно в кровать и удержал, пока они ни успокоилась и ни поняла, что он, действительно, ни с кем не был близок в последнее время.
Они заснули в объятиях друг друга, и когда она проснулась с потребностью сходить в туалет, она увидела его лекарство, стоящее на раковине. Бутылка для полоскания была почти полной, и она подозревала, что он не следовал предписанию.
Когда она вернулась в кровать и спросила его об этом, он сказал, что не делал этого в течение нескольких последних дней, потому что опухоль уменьшилась. Она была измотана и отправилась спать, решив побеспокоиться об этом утром. Но она принудила себя взять лекарство с собой. Она заставила его сесть, несмотря на протесты и брыкания, ей вообще-то нравилось видеть, как он страдает. Но, на сей раз, всё было по-другому, что-то интимное было между ними.
И не потому что они оба были абсолютно голые.
В этот раз всё было в порядке, она была рядом, чтобы погладить его волосы, когда жидкость причиняла боль, и целовать его, когда всё было в порядке. Это было хорошо для него, но стоило признать, что боль была не настолько сильной, как в первый раз, но он хватал её за ноги. Когда процедура была окончена, она вытерла его лицо и поцеловала в закрытые глаза. Он сидел, не двигаясь, позволяя ей делать это.
Когда он прошептала это, всё окончательно изменилось.
- Меня не волнует то, что ты ослеп.
Он положил голову ей на грудь и притянул ближе к себе. Они оставались в таком положении несколько минут, и в её сердце чувствовалось порхание, которое она не могла контролировать.
Она не знала, готова ли принять то, что чувствовала к её давнишнему другу, но они были настолько близки, насколько каждый из них пока мог допустить.
Они заснули, обнявшись, отдыхая после бурной ночи, и, когда она проснулась, она знала, что он не спит. Это заставило её ещё раз расстроиться из-за того, что он не может видеть её. Она чувствовала, что его это тоже беспокоит.
- Доброе утро, - прошептал он, когда она проснулась.
Она улыбнулась и прикоснулась к его лицу. – Как ты понял, что я уже не сплю?
- Я смог почувствовать это, - ответил он и поцеловал её голову. – Я замечаю сейчас намного больше.
- Правда? – спросила она, играя с одним из его пальцев.
- Правда, я знаю, когда ты входишь в комнату, потому что я могу ощущать тебя и то, как ты ходишь, отличается от других. Я знаю твои шаги.
Она ухмыльнулась, прижимаясь к нему.
- Я ведь знаю, что ты хочешь меня, - промурлыкал он ей на ухо. Звук его вибрирующего голоса послал по её спине дрожь.
Она задохнулась.
Он, посмеиваясь, притянул её ближе.
- Ведь части тебе нравится играть на моих нервах.
- Не смущай мои сексуальные фантазии с твоим участием, - она, дразня, ударила его по губам.
О, я нет, - ухмыльнулся он. Его волосы попадали ей на лицо, и она поцеловала его лоб.
- Я просто хочу, чтобы с тобой всё было в порядке, - сказала она, защищаясь.
- О, верь мне, я в порядке.
Она насмеялась напротив его горла.
- Завтрак? – спросил он, играя с её волосами. Она кивнула напротив него, и он потянулся и взял трубку телефона.
Она обняла его руками со спины, пока он делал заказ по телефону, и нагло положила голову ему на плечо. Казалось, она никаким способом не сможет передвинуться глупую улыбку, выгравированную на её лице, да и не хотела.
Она была счастлива. Нереально счастлива, она не думала, что возможно чувствовать себя лучше. Так сексуально, так прекрасно, так, как хотела всю свою жизнь.
Положив трубку, он лёг на спину, и она села верхом на его бёдра. Они снова начали целоваться, и она таяла от его прикосновений, пока он творил что-то его пальцами. О, она могла занимать этим до того самого момента, как принесут завтрак.
Но вместо завтрака явилась Хильда. Раздался яростный стук в верь, от которого Чак застонал. Он сжал её бёдра и чмокнул попу, пока она вставала ответить на стук в дверь.
На сей раз Блэр открыла дверь в его халате, и Хильда оценивающе посмотрела на неё.
- Доброе утро, мисс Блэр, - сказала она, глядя на неё.
Проклятая улыбка не сходила с лица. Ей теперь придётся обратить за помощью к пластическому хирургу, прежде чем станет новым посмешищем UES (прим. Переводчика: UES=Upper East Side - Верхний Ист-Сайд). Чак вышел из ванной в пижамных штанах и беззаботно о опёрся на дверь. Он выглядел так чертовски сексуально с его взлохмаченными волосами, что Блэр приходилось сдерживать себя, иначе он бы набросилась на него, и Хильде пришлось наслаждаться зрелищем.
Хильда смотрела на них, стоя между ними и ухмыляясь. Он поставила свои вещи на журнальный столик.
- Подойди, влюблённый мальчишка, - сказала она ему, и руки Блэр придержали его, пока он проходил мимо. Её живот сделал счастливый кульбит, и она решила не сопротивляться этому, на сей раз. Она подошла к шкафу и надела одну из его рубашек и шёлковые боксеры. Затем девушка подошла к дивану, в то время, когда Хильда осматривала его глаза, с помощью маленького фонарика, удовлетворённо улыбаясь. - Хорошая работа, – прокомментировала Хильда. Она вручила Чаку капли, после того, как закапала глаза и сказала ему прекратить полоскания. Это заставило его искренне улыбнуться, и Блэр подошла, чтобы сесть рядом. Она была рада прекратить эту процедуру. – Используй капли, если глаза станут слишком сухими, - сказала она ему и начала упаковывать свои вещи.
Хильда ухмыльнулась и начала уходить, прежде чем повернуться и посмотреть на них.
- Предполагаю, что вы оба сейчас вместе? – спросила она, изгибая бровь. Блэр собиралась ответить, но Чак сделал это, обняв её и притянув ближе. Хильда усмехнулась, будто предвидела это. – Знаешь, парень, - сказала она Чаку, - Найди доктора Игнуса Вандершальта. Он работает в Германии. Ты можешь узнать что-нибудь интересное.
Она ушла, и вскоре принесли завтрак. Он попросил её отыскать доктора, которого рекомендовала Хильда, пока он ел бекон. Блэр, сидя между его ног на полу, начала гуглить доктора Игнуса Вандершильта.
- Что там говорят? – спросил он, потягивая апельсиновый сок, когда протянул ей пшеничный тост с желе. Она взяла его, продолжая улыбаться, потому что это было так здорово. Это был просто завтра, они были оба одеты и босы. Она не могла вспомнить что-то такое между ней и Нейтом. Небольшие подколы, затем лёгкие поцелуи, подчёркивающие заботу друг о друге.
- Он специалист по зрению, которого некоторые считают чудотворцем, - читала она вслух с оттенком цинизма. Он наклонился, заинтересовавшись.
- Продолжай.
Она вздохнула и продолжила читать о докторе. Видимо этот человек не получил разрешение практиковать из-за нетрадиционных методов лечения.
Она нахмурилась.
- Ты не рассматриваешь это, ведь так? – спросила она, глядя на него, пока одевала какую-то одежду, которую он заставил подобрать для неё своего личного стилиста.
Он сидел на кушетке, выглядящий чрезвычайно задумчиво, и барабанил пальцами по колену.
Он не слышал её, и она вздохнула, оценивая своё отражение. Улыбка, наконец, исчезла с лица.
Она волновалась. Она была эгоистична и знала это. Часть её боялась того, что, если Чак восстановит зрение, то станет таким же, как и раньше. У него не будет причин оставаться с ней. Ему будет не нужна сиделка или компаньонка. Ему не нужен будет руководитель. Он будет диким и независимым, станет спать со всеми опытными девчонка, с какими только сможет.
Она закусила губу и посмотрела на него ещё раз. Он был в тот же положение. Его челюсть сжималась и разжималась.
Она решила сменить тему и быстро.
- Я пойду к ювелиру, отложу несколько украшений, - сказала она, подходя и садясь к нему на колени.
Она шокировала его, но он быстро оправился, когда она обняла его и положила голову ему на шею. Он поцеловал её плечо и вернулся в объятия.
- Ты затих, - прокомментировала она.
Она почувствовала улыбку на плече. – Я всё ещё не оправился от прошлой ночи, - он укусил её, любя, за плечо.
- Ясно.
Он ухмыльнулся. – Не так ясно, как воспоминания о твоём мурлыканье, которое я вспоминают снова и снова.
Улыбка вернулась на лицо вместе с трепетом, что, казалось, вторгся в её живот. Боже, он удивительно пах.
Когда она увидела знакомое лицо на первой полосе газеты, она осела.
- Что? – спросил он, смутившись.
Она встала с его колен, схватив страницу и просматривая её.
- Блэр?
- Капитан был обвинён в хищении, - сказала она, глядя на него. Он встал и подошёл к ней, положив руки на бёдра. Она прочитала ему статью об отце Нейта, и затем они просто стояли там, уставившись на неё.
- Я должен позвонить ему, - сказал он тихо.
Он кивнула и положила газету.
Она не была уверена, хочет ли говорить с Нейтом сейчас, но Чак был его лучшим другом. Он определённо должен позвонить. Она сглотнула и подошла к нему, обнимая его за шею.
- Я должна идти, – сказала она и посмотрела на него. Она слегка улыбнулась, когда он наклонился, прикасаясь к его лицу, и подарил ей небольшой поцелуй.
- Я надеюсь, ты не ждёшь от меня чего-нибудь, - ухмыльнулся он, когда она уходила.
Она улыбнулась и обернулась к нему, стоящему с руками на бёдрах, его лицо было, словно выточено, с чёткими скулами.
Она послала ему воздушный поцелуй, чуть не упустив лифт. Боже, он была в хорошем настроении. Жизнь прекрасна, жизнь великолепна. Она решила начать новую сказку в жизни. Белоснежка была переоценена, отныне будет только Рапунцель. Принц Рапунцель ослеп, и её слезы исцелили его. Она не думала, что Чак оценит её слёзы, но всё-таки находила это романтичным.

=*=*=*

Витая в облаках из-за мыслей о Чаке Бассе, она буквально столкнулась с Нейтом. Когда она выходила из лифта, она споткнулась прямо перед ним, рискуя удариться лицом, когда он протянул руку и удержал её, прижав к себе.
Она моргнула, смотря на него, и хихикнула.
- Ты в порядке? – они оба были смущены и заинтересованы.
Она опёрлась на его руки. – Натаниель Арчибальд, благодарю за спасение.
Она вырвалась из его рук и пошла дальше, её волосы подпрыгивали по спине. Она услышала, как он окликнул её. Она остановилась и обернулась посмотреть на него, смешавшись.
- Эй, сказал он и подошёл.
Она улыбнулась всё ещё не уверенная, чего он хочет. Она знала, что разговаривать с бывшим странно, но она, на самом деле, чувствовала себя настолько эмоционально независимой от него, что была рада видеть его. Он и его семья проходили через такой ужас, что, может быть, она не должна улыбаться и вести себя совершенно не заинтересовано. Но эта проклятая улыбка не покидала её лица.
- Эй! Доброе утро, - сказала она, заправляя прядь за ухо.
Он смотрел на неё странно.
- О, мне жаль твоего отца! – сказала она быстро и оглянулась.
Он кивнул, всё ещё неотрывно смотря на неё.
- Ты пришёл увидеть Чака? – спросила она, неуверенная от его пристального взгляда.
- Да, - он вывел себя из задумчивости и улыбнулся. Парень провёл рукой по волосам, и она улыбнулась в ответ.
- Слушай, давай будем друзьями, хорошо? – предложила она, подходя ближе. – Я хочу, чтобы мы остались друзьями и всё будет в порядке.
Он склонил голову, изучая её.
- Да…, - слова слетели с его губ, и он ещё раз улыбнулся. – Просто ты выглядишь… так мило.
Она усмехнулась, краснея от его комплимента. Нейт был из тех, кто говорит «ты прекрасна, как всегда». Но то, как он сказал это сейчас, напомнило ей старого Нейта, который обожал землю, по которой она ходила. Конечно, им было шесть, и он ещё ничему не поклонялся, кроме неё или трансформеров.
- С кем в постели ты проснулся, Арчибальд? – засмеялась она, слегка толкая его. Его глаза всё ещё были остекленевшими.
Он засмеялся и продолжил улыбаться, глядя на неё сверху вниз.
- Я имею в виду… - он изучал её. – Ты выглядишь такой счастливой.
Она глубоко вздохнула. – Я… - начала она. – Увидимся ладно? – сказала она, пожимая его руку и разворачиваясь уйти. Он остановил её ещё раз.
- Эй, - он стоял перед ней, всё ещё будто под кайфом и смущённый. – Куда ты?
Она засмеялась, озираясь в поисках лимузина Чака. Водитель кивнул ей, что ждёт впереди. – Завтра мой день рождения, Арчибальд.
- Конечно же. Ювелирный магазин, – кивнул он, пока она отходила.
- Я буду рада видеть тебя, ты сможешь зайти на мою вечеринку? – спросила она через плечо.
- Я всё ещё приглашён? – спросил он, смешавшись.
- Конечно, кивнула она. – Я же сказала, что хочу остаться друзьями.
Она запрыгнула в лимузин и вскрикнула, когда он уселся рядом с ней. – Нейт!
- Мисс Уолдорф? – обратился к ней водитель, заинтересованно глядя на Нейта.
- Всё в порядке, Роберт. Подожди немного, - заверила она его и уставилась на Нейта. Роберт кивнул, затем закрыл дверь. Она обернулась к парню. – Что ты делаешь?
- Блэр, что с тобой? – он удивлённо смотрел на неё.
Она вздохнула и закатила глаза. – Вон, Арчибальд. Иди, увидь Чака.
Нейт наклонился ближе. – Блэр.
- Остановись, - потребовала она, скрестив руки и сверкая глазами. Она была расстроена. Вообще-то, она была разъярена. Он снизошёл до неё, считая её красивой и очаровательной, в тот самый момент, когда они бросила его и начала что-то с Чаком. Она отвернулась к окну, игнорируя его взгляд.
Он смотрел на неё какое-то время, прежде чем воздохнул.
- Ладно. Я пойду к Чаку, но я хочу поговорить с тобой. Может, вечером? – спросил он с надеждой.
Она глубоко вздохнула и пристально посмотрела на него. – О чём? Это моя вечеринка, и я буду окружена вниманием. Помнишь? Я всегда всё контролирую. Моё внимание всегда привлечено к чему-то.
- Да, - он опустил взгляд, а потом развернулся, чтобы уйти.
Она подпрыгнула, когда дверь захлопнулась за ним, и первая вещь, что она сделала, это потянулась за телефоном и набрала номер Чака. Он ответил, и она почти увидела ухмылку на его лице. – Уже соскучилась? – Проклятье. Она не должна была устанавливать ему рингтоны.
- Ты хочешь этого, Басс, - поддразнивала она, но звук его голоса вернул счастливое трепетание в её живот, и она вздохнула. – Арчибальд поднимается к тебе.
- Спасибо. Что предупредила, - протянул он. – Ты на пути в ювелирный?
- Да. Спасибо за лимузин.
Она услышала стук в дверь и вздохнула.
- Я перезвоню позже, - сказала она и отключилась.
После того, как отложила несколько ювелирных украшений, она отправилась домой и слушала свою мать о Капитане и произошедшем ужасе снова и снова. Затем она выслушивала жалобы Серены на Дэна и какую-то Ванессу. Она решила сразу же возненавидеть эту девушку.
Потребовалась большая часть дня, чтобы выяснить, что она оденет. Её волосы были приподняты, и она нервничала. Она хотела успеть на вечеринку.
Она позвонила Чаку, но он не ответил, она подумала, что это странно. Вероятно, он был в душе, поэтому она пожала плечами и ушла с Сереной, потому что лучшая подруга пришла, чтобы забрать её.
- Нейт и я расстались, - выпалила она в такси по пути на вечеринку.
Серена ахнула, изучая её профиль. Она выглядела посвежевшей с проклятой улыбкой на лице.
- Ты серьёзно, - Серена побледнела.
- Абсолютно, - кинула она, затем добавила, - я счастлива.
Серена уставилась на неё, и она немного счастливо станцевала. Она не узнавала себя. Её даже не хотелось устроить скандал. Возможно, причины, по которым она всегда стремилась создать проблему, было то, что она бела несчастна с Нейтом.
Это не имеет значения: она счастлива. Она заботилась о ком-то, и этот кто-то заботился о неё – это магия.
Серена, конечно, смотрела на неё, смешавшись, как на чёрта. – Блэр, что происходит?
Блэр решила, что может сказать ей. Она была так бешено счастлива, что чувствовала, что может лопнуть, и весь свет из её живота обеспечит электроэнергией целый Нью-Йорк, поэтому она пыталась сдержать это внутри. Как заботливый медведь. Блэр-медведь. Она забавлялась.
- Я целовала Чака. Я имею в виду, он целовал меня тоже – мы целовались, выпалила она.
Серена побледнела и уставила на неё.
- Что? – переспросила она, будто ослышалась.
- Мы целовались.
- Ты и Чак?
Блэр кивнула.
- Чак ослеп, Блэр, - сказала Серена, будто это было основанием всего, и Блэр пристально посмотрела на неё.
- Меня это не волнует, - она глубоко вздохнула, и отвернулась. – Я сказала ему, что это не имеет значения.
Серена изучала её так пристально, что девушка не сдержалась.
- Я уже спала с ним. Мы спали друг с другом, - Блэр, наконец, посмотрела на неё. – Я потеряла девственность прошлой ночью.
- О, мой Бог, - глаза Серены расширились, - Боже.
- перестань говорить так, будто это плохо, Эс! – Огрызнулась Блэр. Подруга лопнула ей счастливый пузырь.
- Ты спала с Чаком Бассом, невероятным бабником?
- Он изменился, - завопила Блэр.
- Я имею в виду – это неправильно для меня. Извини, Блэр. Конечно, не важно, что он ослеп… Это просто… - Серена успокоилась и глубоко вздохнула, - Так вы, ребята, вместе?
Блэр попыталась скрыть эту чёртову улыбку. – Думаю. Я имею в виду, мы провели вместе ночь и утро.
Красный румянец, что она обычно держала под контролем, покрыл её уши и шею.
- О, Боже, - вздохнула Серена, - он тебе… нравится?
Блэр скривилась. Она знала, что счастлива с Чаком. Что Чак делает её счастливой. Он заставляет её чувствовать себя сексуальной, необходимой и желанной, но, на самом деле, она не пыталась классифицировать, сортировать в алфавитном порядке свои чувства к нему или к ним.
- Что значит – нравиться.
Серена ахнула, глаза распахнуты.
- Боже!
- О, Боже! – воскликнула Блэр, приложив руку ко рту.
Ей НРАВИТСЯ Чак Басс. ОМГ.
- Тебе он нравится, - указала на очевидное Серена.
- Мне? – Блэр скривилась. – Я… о, нет… Эс, что мне теперь делать?
Серена крепко сжала её руку. – Ладно. Давай подумаем. Как сильно он тебе нравится? Нравится немного, у него великолепный голос, или сильно, у тебя, возможно, бабочки?
Блэр немного задумалась, прежде чем получила удар: то, как она наслаждалась их маленьким танцем, и, когда серена была далеко, каким почти милым был он, как он смотрел на неё. Теперь он показывал ей свои уязвимые стороны, который, она уверена, ещё никто не видел. Интимные моменты между ними: как она помогла ему, как он поцеловал её, как исследовал её тело, как ни завтракали вместе и то, как она совсем забыла о Нейте, матери, мире, когда от его голоса всё таяло внутри.
О.
Чёрт.
- Мы в зоне бабочек, - призналась она себе и Серене.
- Вот, дерьмо, - сказала Серена, пытаясь осознать это.
- Эс, не осуждай меня, - молила Блэр, глядя на неё распахнутыми глазами.
Серена протянула руку и, взяв её ладонь, крепко сжала в своей.
- Мне не понять этого, - признала она, глядя на Блэр, - но ты должна видеть что-то, не я.
- Откуда он знает, что я предпочитаю тост с джемом, а не с маслом. Нейт всегда делал с маслом. Когда я с ним, нет больше никого. Я окружена его вниманием. Я ни с чем ни борюсь.
Серена пристально посмотрела на неё.
- Дэн заставляет тебя чувствовать это? Будто ты особенная.
Серена медленно улыбнулась и кивнула.
- Я… - Блэр опустила взгляд, - Я никогда не чувствовала себя так раньше.
Серена прикусила губу.
- И из-за этого я постоянно улыбаюсь, - улыбка вернулась на лицо, потому что она больше не пыталась контролировать это проклятье.
Серена обняла её. Они обе сидели, как идиотки. Боже, этот бизнес-мальчик.
Перед тем, как они узнали, что подъехали, они удивились Нейту, ждущему их. Серена неловко поздоровалась с ним и посмотрела на Блэр. Би была беззаботна и даже поцеловала его в щёку, улыбаясь.
Он подарил ей цветы, и она изогнула бровь.
- Чак уже здесь? – спросила она, игнорируя цветы.
- Он не придёт, - сказал он, смутившись.
- Что? – огрызнулась Блэр, и он отступил. Серена смотрела на них двоих, уже сконфуженная.
- Он сказал так, когда я был у него. Мы поговорили, он выглядел усталым и сказал, что не придёт.
Рот Блэр приоткрылся. – Он… Ему было больно?
Нейт покачал головой. – Нет, он только выглядел… обречённо. Я имею в виду, я пытался приободрить его, но…
- О чём вы говорили? – потребовала она.
Нейт покраснел, как свекла, и взглянул на Серену.
- Что ты ему сказал? – Блэр подошла ближе.
- Я… я сказал, что не могу позволить тебе уйти.
Пол начал уходить у неё из-под ног. Она сглотнула и обернулась, подняв руку, чтобы остановить такси.
Она собиралась исправить всё. Она не позволит Натаниелю Арчибальду и его сердцу на рукаве разрушить их.
 
Queen-AДата: Пятница, 15.07.2011, 16:20 | Сообщение # 5
Privileged
Группа: Сплетница
Сообщений: 280
Награды: 16
Статус: Offline
Глава 4

Умираю без тебя

«Мрак охватывает все мое тело, словно облако, уничтожая мои крылья. Я был дураком, когда думал, что ты вернешься ко мне» - Chant to the Loved.

В тот момент, когда она захлопывала дверь машины, она чувствовала, будто на заднем плане играет саундтрек , рассказывая собравшимся, что сейчас вот-вот что-то произойдет. Скрипки, что звенели, будто от боли и горя, так и барабаны, что гремели в ритме сердца, - все это говорило об особенности данной минуты. Кино… Чертов кинофильм!
Героиня полна страсти и надежды заполучить своего любимого, который, возможно, сейчас уничтожен. Влюбленные, которые испытывают вечные страдания; чем вам не история? Немного споров, немного от утешения, немного от эпоса. И, видимо, она и Чак – не исключение.
Она сдерживала слезы до того момента, пока она не поняла, что звонит Серена, из-за этого она не могла позвонить ему. Би могла бы совершить блистательный выход, пройдя через лобби, ее юбка и волосы развивались бы. Но сердце стучало, как сумасшедшее (Бам! Бам!). Блэр нужно добраться до ее любимого и заставить выслушать себя.
Потому что он был разрушен. Чак был надломлен, и печально было то, что Уолдорф даже не могла видеть этого в его ввалившихся глазах.
Она достала свой ключ, который Чак недавно дал ей, и с трясущимися руками отворила дверь. Было темно, сыро и неприветливо.
Бам! Бам!
-Чак? – ее голос дрожал от слез.
Басс вышел из тени, одетый в черное, и как всегда безупречен.
Если бы Блэр не знала, что он слеп, то она бы решила, что Чак смотрит прямо на нее. Его челюсти были сжаты, сам он словно струна. Басс был готов получить от нее пулю.
Все стало колючим, и будет больно.
Бам! Бам!
-Мне даже не нужно чувствовать тебя, я и так знаю, что ты выглядишь сногсшибательно, - его голос изменился, и Блэр, вытирая слезы, молча, продолжала падать в эту бездну отчаяния.
-Я хочу тебя… - Би подошла ближе, - Прикоснись к моему лицу.
Его тело дрогнуло.
-Я не хочу к тебе прикасаться.
Слова Чака ужалили ее.
Блэр знала, что Бассу больно. Ее любимый был сломлен. Они оба разрушены.
Она потянулась к Чаку и схватила за руку, но он схватил Блэр за плечи и резко прижал к стене, отчего у нее на миг сбилось дыхание.
Его лицо было в дюйме от нее, и Блэр почувствовала запах виски в его дыхании. Руки Чака по-прежнему сдерживали ее кисти.
Бам! Бам!
Би сделала единственное, что пришло ей в голову. Она наклонилась вперед, пока еще ее щеки были мокрые от слез. Чак отклонился от нее, смутившись.
Блэр позволила себе, наконец, разрыдаться.
Рука Чака прошлась от плеча к лицу, тогда он почувствовал ее слезы на своих пальцах.
-Ты плачешь, - прошептал Басс.
Блэр непослушными руками вытерла глаза и нежно прижала влажные пальцы к его ресницам. Чак моргнул и открыл глаза. Она смотрела в них, надеясь, что ее слезы вернут его к жизни.
-Глаза, смоченные ее слезами, вылечились вмиг, и он снова мог видеть, как раньше, - в ответ прошептала Би.
Чак чуть ли не застонал, вжимая Уолдорф в стену еще больше, так что она осознала, что он сильнее, чем кажется.
-Что это, Блэр? – потребовал Чак, его лицо было так близко, отчего у Би кружилась голова, и она начала терять чувство реальности, не понимая, где начинается он, а где заканчивается она.
-Рапунцель, - тихо ответила она, не переставая плакать.
Бам! Бам!
-Это не какая-то чертова сказка! – выкрикнул Басс, - Я. Не смогу. Видеть. Больше. Никогда. Слышишь, никогда вновь.
-Я знаю! – закричала Би в ответ, схватив его лицо.
А потом он поцеловал ее. Жестко, словно в наказание, показывая, что сказки не будет. Саундтрек в ее голове стал грубее, требовательным, кульминация достигла своего накала. Это был выигрыш, но это, конечно, не "долго и счастливо".
Блэр вернула весь гнев в поцелуй, цепляясь за него. Их руки оставляли синяки и царапины на телах друг друга. Она обвила его талию своими ногами, когда он резко сжал ее ягодицы, вырывая ее стон.
Губы Чака замерли на ее шее, отчего Блэр задохнулась. Он двигался ниже, оставляя дорожку засосов на нежной коже. Да, ей определенно придется носить шарфики несколько недель.
-Кровать, - хрипло проговорил он, чертя замысловатые рисунки на ее бедрах.
Блэр с неохотой соскользнула с него и потянула к постели. Когда они приблизились к кровати, Чак бросил ее на роскошные простыни и навис над ней. Басс прошелся губами по внутренней стороне бедра. Его поцелуи обжигали ее, Блэр выгнула спину, издавая стоны и крики. Ее руки неразборчиво затерялись в его волосах, притягивая его голову ближе к ее губам.
-Ты мне нужен, - отчаянно прошептала Би.
Он отпустил ее ноги и двинулся вверх, касаясь носом ее груди. Характерный всхлип.
-Но не так сильно, как ты мне, - насмешливо заметил Чак.
Его руки стянули, наконец, юбку, а губы замерли возле резинки чулок. Руки Басса прошлись по тонким изгибам талии Би. И очередной поцелуй замер чуть ниже пупка.
-Чак, пожалуйста… пожалуйста… - бормотала она, задыхаясь от сладостных ощещений.
Басс быстро стянул чулки, вместе с кружевными трусиками. Его пальцы умело завладели ее лоном. Блэр удовлетворенно зашипела в знак признательности.
-Неужели ОН прикасался к тебе? – требовательно спросил Басс, но Би лишь нервно покачала головой из стороны в сторону, она не могла издать ни слова, кроме какой-то неконтролируемой мольбы.
Бам! Бам!
-Нет, - сумела выдавить она.
Он усмехнулся, то ли радостно, то ли в нетерпении.
-Разве тебе не хотелось, чтобы он коснулся тебя? – вновь поинтересовался Чак, эти вопросы мучили его, сжигая в адском пламени. Его пальцы продолжали магический танец между ее ног, массируя клитор.
Би резко села, и поймав его лицо, впилась в его рот губами, будто это были последние минуты ее жизни.
Чак освободил свои руки от прежнего занятия, чтобы прижать ее сильнее к себе и углубить поцелуй. Пришла очередь его брюк, потому что они мешали, очень сильно мешали.
Блэр помогла ему освободиться от брюк, нервно стягивая ненужную одежду, но как только последний клок ткани оказался на полу, Чак резко оттолкнул Би на кровать, развернув к себе спиной.
Прежде чем она успела возразить, Басс вошел в нее сзади, отчего ее глаза расширились от новых ощущений.
Это было бы унизительно, если бы Блэр не нуждалась именно в этом, если бы это был не Чак, и если бы эти толчки внутри нее не заставляли ее тело парить.
Би выгибалась под ним, хватаясь за подушки, за все, что могло бы удержать ее в этом океане чувств на плаву, пока Басс ускорял темп в ее теле. А потом он вышел и резко вошел в нее, целуя ее спину, он выкрикнул ее имя. Чувствуя его биение в себе, Блэр ощутила новый прилив, он был тяжелым. Пальцы Чака вернулись к ее клитору, и спустя несколько секунд лавина удовольствия свалила ее, этот оргазм был сильнее предыдущего, охватывай ее тело раз за разом. Блэр закричала в подушку, забыв, кто она, что она здесь делает, и кто находится с ней.
Его тело было вялым, возвышаясь над ней, когда Уолдорф начала приходить в себя, поняв, что они не использовали презерватив. Эта мысль горькой таблеткой упала на дно ее желудка.
Наконец, она развернулась, когда Чак лег рядом с ней, тяжело дыша.
Она смотрела на него:
-Неужели я тебя обидел? – тихо и грустно спросил Басс.
Би протянула руку, чтобы прикоснуться к его лицу, но Чак отодвинулся от нее.
-Ничего подобного! – просто ответила Блэр, на что он вслепую протянул руку к ее лицу.
-Я не хотел причинить тебе боль… - растерянно начал Басс.
-Ты ничего не сделал, - повторила она, целуя его руку.
Чак был тих, проводя пальцами по ее губам, глазам, носу… он пытался понять ее руками.
-Ты сведешь меня в могилу, - ухмыльнулся Чак, и Би, осмелившись, все же положила голову на его плечо.
-Ну ведь это неплохой конец! – усмехнулась она, целуя его в губы.
Чак притянул ее к себе, и Блэр крепче вцепилась в него, потому что она понимала, что могла потерять его сегодня вечером. И это пугало ее до самой глубины души.
- Он хочет вернуть тебя обратно, - сообщил Басс, сжимая челюсти.
-Я знаю, - честно ответила Би, целуя его, чтобы он хоть чуть-чуть расслабился.
-Он же твой принц, - начал Чак, - Я все это время смотрел на тебя и Нейта, как вы планируете вашу будущую свадьбу, как вы назовете ваших детей… Смотрел, как отчаянно влюбленный в тебя человек, который никогда не мог бы тебя получить, я всегда хотел быть на его месте.
Блэр глубоко вздохнула и высказала мысль, что с недавних пор казалось ей очень правильной:
-Я думаю, что я уже большая девочка, и сказки кончились.
-Что ты имеешь в виду? - тихо поинтересовался Чак.
Би нависла над ним, убеждая себя, что одежда тоже нужна в мире, хотя в данный момент Уолдорф не понимала, зачем она создана.
Она посмотрела на него, на его закрытые глаза, на его резкие черты. Он был невероятно красив. Почему она не заметила этого раньше? Он был похож на тех героев, римских, с острым носом, ярко выраженными скулами, высоким лбом - Чак был резок во всем. Как лезвие. Би могла порезалась об него, и эти раны кровоточили бы всю ее жизнь. Он был опасностью и таинственностью, полный сил, смутных представлений о любви и точным понятием о людской похоти. Басс был той самой запретной книгой в темном углу библиотеки, которая так и просится, чтоб ее прочли, и она же вызывает в тебе мысли о греховных действиях.
Древо жизни. Вкуси один раз, и тебе никогда не стать невинной снова.
Ты станешь наглой, и тебя будет восхищать собственная нагота. После того, как ты побывала с Чаком, тебе ни стать прежней никогда.
-Просто я хочу тебя… - Блэр поцеловала его, - Только тебя…
Чак сел, в результате чего Би пришлось усесться к нему на колени. Он же просто склонил голову ей на плечо.
- С Днем Рождения, - сказал Басс, и она улыбнулась, уткнувшись носом в его волосы, потому что от него так приятно пахло мятой и сигаретами. Это был вкус Чака, она очень часто теряла себя в нем.
Они держали друг друга в объятиях, абсолютно голые, именно это было комфортным в тот момент.
- Это самый лучший день рождения в моей жизни, - ответила Блэр, чмокнув Чака, она направилась в ванную, высвобождаясь из его крепких рук. Когда она вернулась, он сидел на кровати, держа в руках черную бархатную коробку.
-А теперь все же мне нужно отдать это тебе, а то я уже думал его выбросить…
Блэр усмехнулась и подошла к Бассу. Она присела на кровать, когда он вручил ей подарок.
- Это ожерелье от Эриксон Бимон, - прошептала она, касаясь блестящих камней на украшение, -Я… Я не могу его принять, - покачала головой Уолдорф.
-Нет, ты можешь это сделать, - отчетливо заявил Чак. Блэр изучала ожерелье и, наконец, сумела убрать пальцы подальше, но не хотела отпускать его.
-Разве оно не прекрасно? – напряженно спросил Басс.
Она удивленно оглянулась на него, а потом снова на ожерелье.
-Да. Так и есть.
Чак медленно и облегченно кивнул, а затем предложил помочь надеть его на Би. Она позволила ему это сделать, терпеливо ожидая, пока он справится с застежкой.
-Такая красивая вещь заслуживает того, чтобы принадлежать достойной хозяйке, - прошептал Чак, целуя ее плечо, там же где он ее коснулся. Она повернула голову и оперлась щекой об его склоненную голову.
- Я знаю, что это не кольцо Вандербильта ...
-Я уже мерила его, Чак. Поверь, оно вышло из моды, - весело сообщила Блэр, поворачиваясь лицом к Бассу.
Они заснули лишь на исходе сил, и лишь потому она осталась у него, потому что он уперся по поводу надвигающейся грозы. И буря все-таки была.
Би была не из тех, кто спал где придется, ей проще было вернуться домой. Блэр спала здесь, потому что Чак чувствовал себя с ней удивительно, и это так сильно влияло на Уолдорф, что она просто не хотела когда-либо покидать это место. Когда Басс проснулся, они занимались любовью медленно и нежно, и это было невероятно интимно. Они шептали нежности друг к другу, и это был официально лучший день рождения Блэр.
Они провели весь день вместе. Би наблюдала, как он давал распоряжение своим сотрудникам по разным мелочам, и Чак помог ей с домашним заданием по истории, когда она устало развалилась на диване, что ей было не свойственно, но так приятно. С наступлением ночи Блэр захотела увидеть город, поэтому он принес для нее новое платье от Ferragamo, за что Чак был вознагражден ее криками восхищения. Он сидел с улыбкой, пока она пританцовывала возле зеркала в обновке.
Когда Блэр повернулась, чтобы посмотреть на Басса, она заметила как печаль коснулась его лица, но Чак быстро стер это выражение своих чувств, когда почувствовал, что она приближается к нему. Она села к нему на колени, потому что это, очевидно, становилось привычным для них делом, и прижалась своими губами к его.
-Что такое, Уолдорф? – спросил Чак, когда она придвинулась.
-Я не хочу, чтобы ты грустил, - прошептала она, вновь сокращая расстояние между их телами.
- Я не грущу, - отрешенно ответил брюнет, и Би поняла не в первый раз, что Чак Басс лжет. - Теперь, давай поторопимся. Отправляемся на обед.
Они держались за руки, отчего чувствовали себя даже прекраснее, чем когда она забиралась к нему на колени, и в лимузине, наблюдая за ночным городом, Блэр расслабленно положила голову на его плечо.
Они прибыли на "Дэниэлс он Ист 65", что и считалось их пунктом назначения. Барт Басс был владельцем здания, и служащие узнали Чака мгновенно. Они подали гребешки для закуски, а на основное блюдо Би решилась на рыбу-меч, когда Басс-младший с усмешкой приказал нести ему морского окуня.
Ужин прошел относительно спокойно, когда Блэр поняла, что люди говорили и смотрела на них. Наследник Басс Индастрис стал слепым, страница шестая в новостях, и Уолдорф знала, что Чак мог чувствовать, как на них все уставились.
-Почему бы нам не отказаться от десерта и просто уйти? - высказала она свою мысль, и Басс тут же согласился, играя со своим телефоном и избегая разговора.
Когда они вернулись в лимузин, Би увидела, что его плечи расслабились, поэтому она не задумываясь вернулась на свое привычное место – его колени.
-Не сейчас, Блэр, - заявил Чак и отвернулся.
Ее живот был пуст, независимо от тех кусочков рыбы-меч, что она съела.
Блэр соскользнула с него. Так они сидели молча, пока не остановилась перед ее домом. Уолдорф посмотрела вопросительно. Она думала, что они вернутся в Пэлас.
-Я улетаю завтра рано утром на День благодарения.
Она обернулась и посмотрела на него.
-У нас еще школа… еще 2 недели...
Чак изменился:
-Я хочу уехать раньше, вот и все.
Би сидела и смотрела на него, не в силах что-либо сказать.
-Чак, - начала она, приближаясь, ее тело вдруг покрылось мурашками, хотя и не было так уж холодно, -Поговори со мной. Пожалуйста. Прежде я не могла заставить тебя замолачть, а теперь ты постоянно такой… задумчивый.
- Я не ребенок, Уолдорф, - отрезал он.
-Посмотри в зеркало! – и слова тут же замерли на ее губах.
Чак отвернул голову, будто его привлекла картина за окном.
Они сидели в тишине. Когда Би смотрела на него, то он проигнорировал ее.
- Я же сказала, что мне все равно, - сказала она мягко.
- Но не мне, - ответил Чак и вновь замолчал.
Блэр была сломлена. Она, ее любимый, весь мир рухнул. Уолдорф не знала, как чувствовать себя, как реагировать, что сказать, что делать, куда идти, куда бежать.
-Ты же будешь мне звонить? – спросила Би, положив руку на ручку двери авто, потому что что еще можно сказать?
Чак кивнул.
И Блэр знала, что он лжет.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Н а следующее утро Уолдорф села в постели, потому что ее будил настырный свет лучей, что пробивались через ее шторы. Она чувствовала, как громко стучит сердце в ее груди, потому что ей было необходимо поговорить с Чаком и заставить его остаться до его отъезда.
Би оделась, настолько небрежно, насколько Блэр Уолдорф было разрешено, легкая блузка и джинсы. Девушка быстро поймала такси. Она велела ехать в Пэлас, теребя свой телефон и постукивая ногой нетерпеливо.
Когда лифт открылся, Блэр тупо смотрела на Нейта, чье лицо просветлело, когда он увидел ее.
- Эй! – воскликнул Арчибальт, когда он направился к Би.
Она взглотнула и непонимающе уставилась на него:
- Нейт…
- Не так счастлива, как на днях - прокомментировал он, изучая ее.
- Такое случается, - легко отмахнулась Уолдорф от объяснений. Она посмотрела на лифт, - Не рановато ли для визитов к Чаку?
Лицо Нейта потемнело.
- Я знаю ... Ты знала об этом?
Би подняла голову, но уже медленный, слизистый холод прокрался к ее животу.
- О чем? - напряженно спросила она.
- Чак вылетел вчера вечером, - Нейт провел рукой по своим волосам. - Барт сказал, что он собрался и уехал, прихватив сотрудников, которые могут ему помочь.
- Это он на день благодарения, - ее голос был слабым, потому что ее мир вдруг стал таким маленьким.
- Нет, он проводит день благодарения с нами, - Нейт наивно пожал плечами.
Би смотрела на него, не моргая.
Внезапно Блэр заметил, что она дрожит. Ей было мучительно холодно, Би была смущена и расстроена по многим причинам. Она покачнулась и рухнула, но Нейт схватил ее и притянул к себе.
- Я не ела, - было единственное, что ей удалось придумать в оправдание, пока она находилась в его объятиях. Блэр почувствовала головокружение. Ее сознание поплыло, и, кажется, она потеряла нить с реальностью.
Когда Уолдорф проснулась, она поняла, что пропустила целый день, так как солнце уже садилось.
- Ты спала в течение нескольких часов.
Би часто заморгала и увидела Нейта, сидящего рядом с ней. Арчибальт наклонился вперед, его глаза полны беспокойства.
- Где я? - спросила Блэр тихо.
- У Серены, - просто ответил он, - Я пойду позову ее. Она сидела с тобой большую часть дня.
Блэр смотрела ему вслед, а затем свернулась в клубок, потому что чувствовала себя такой замерзшей. Прошло совсем немного времени, прежде чем она почувствовала, как матрас прогнулся под чьим-то весом, и светлые волосы промелькнули возле Би. Она вдруг плотно закрыла глаза.
-Би? – голос Эс был взволнован, и вот тогда Уолдорф поняла ЭТО. ОН ушел.
И Блэр ненавидела ЕГО, она ненавидела ЕГО почти так же, как любила, потому что ОН оставил ее. Чак бросил ее, и если бы она могла повернуть время вспять, то Би сделала бы все, лишь бы никогда не входить в его больничную палату. Никогда бы не решилась принести те идиотские цветы, домашнюю работу. Блэр просто держалась бы от Басса подальше.
Один его шаг, ничего раньше незначащий поступок буквально раскромсал и растоптал ее сердце. Вырезал лезвием «Чак Басс».
- Не плачь, Би. Пожалуйста, не плачь ...- отдаленно Блэр услышала голос Серены.
Но теперь ей было все равно, кто видей ее плачущей. Уолдорф читала когда-то, что тело человека состоит на 70 % из воды. Ей хотелось плакать, чтобы вся жидкость просочилась из ее глаз, до тех пор пока ее тело не будет состоять из оставшихся 30% сырой боли.
Когда она закончила плакать, ее все еще трясло мелкой дрожью от рвущихся безмолвных рыданий.
- Он оставил тебе письмо, - мягко прошептала Серена.
- Я не хочу плакать больше, - вымолвила Би, и ее голос был очень тонкий и уставший, что Эс подумала, как этот голос не треснул и не разлетелся на стеклянные кусочки. Та же мысль поселилась и в Уолдорф, отчего она чуть ли не рассмеялась. Потому что они с Бассом составили бы идеальную парочку инвалидов: он – слеп, а она – безмолвна.
-Я могу прочитать его и рассказать, что там.
Но Би протянула руку и выхватила конверт у Серены. Уолдорф обреченно вздохнула, письмо не пахло им.
-Это не он писал, - твердо заявила она.
-Естественно, Чак же слеп, Блэр! – возмутилась отчего-то Серена, как будто она разговаривает с трехлетним ребенком.
-Я знаю. – Би устала от этого оправдания, которое спасало Чака Басса в последние дни.
Она смотрела на то, как Серена открыла бежевый конверт. Внутри бумага была покрыта золотой каемкой, Уолдорф не могла не признать, что в этой вещице определенно был изящный вкус, но она вовремя себя одернула, - это не Чак выбирал, он слеп.
Блэр наблюдала, как губы Серены сжимаются, когда Эс молча читала письмо, а затем ее ярко-голубые глаза посмотрели на нее. Широко раскрытые они выражали боль и поддержку.
-Ох, Би… - расстроено начала она.
Блэр вновь закрыла глаза и прижалась лицом к подушке.
-Читай, - пробормотала она в ткань, потому что если она не видит, а всего лишь слышит, то это будет не так реально.
-«Блэр…» - Серена не хотела добивать подругу, поэтому первое слово далось ей нелегко.
Сердце Би дрогнуло, и девушка сжала руки в кулаки.
Эс, помедлив, продолжила:
- "Ты будешь меня ненавидеть, но я не смогу что-либо изменить в этом…»
Уолдорф закусила губу.
-"Поэтому я не буду извиняться, потому что знаю, что ты не простишь меня. Мне нужно хоть что-то сделать, чтобы почувствовать себя счастливым, хотя бы попытаться. Я знаю, ты спокойно принимаешь эту ситуацию, но я не могу подчиниться этой мысли. Я не гожусь этими чувствами, Блэр " - Серена остановилась, и Блэр услышала, как та всхлипывает. - "Но я никогда бы не подумал, что девушка моего лучшего друга будет той, кто заставит чувствовать меня такие вещи. До сих пор помню, как в первый раз я увидел тебя, помню твою улыбку. Но чем дольше я нахожусь в этой тьме, тем хуже я могу вспомнить то, что было, мне становится все сложнее вспомнить твое лицо. Я не хочу прожить всю жизнь с выцветшими воспоминаниями ".
Серена остановилась, и Блэр повернулась, чтобы посмотреть на нее.
-"Здесь смотрю на тебя, детка…" - Серена закончила и медленно положила письмо на простынь.
- Касабланка, - прошептала Блэр, узнав знакомую ей цитату.
- Касабланка, - согласились Серена.
-Я заставила смотреть его этот фильм несколько лет назад. Он был не рад этому, - пролепетала Блэр монотонным голосом.
-Би? – Серена легла, положив голову рядом с ней. И лучшие подруги смотрели друг на друга.
- Бабочки в прошлом, Эс – признала Блэр, и Серена кивнул, пожимая руку Уолдорф, - Чак все-таки решил отправиться к тому сумасшедшему доктору, который делает спорный, запрещенные операции.
-Ну что может быть хуже того, что Басс слеп… он скоро вернется домой, - пыталась утешить Серена ее.
Слезы опять начали бежать по измученному лицу Би, когда та взглянула на Серену.
- Нет, Эс. От этих делишек часто умирают люди.
- Сам Бог не может убить Чака Басса.
- Тоже самое они говорили о Титанике, - заметила Блэр. Был ли здесь юмор?
И Серена ничего не ответила, что еще она могла сказать? Блэр лежала в своей кровати, пока наступала ночь, и, наконец, обратилась к Серене, спросив: могут ли они смотреть "Когда Гарри встретил Салли», потому что ей было необходимо поверить в счастливый конец.
Но Серена знала, что единственная причина, почему Би хотел посмотреть сейчас этот фильм – это уверенность в том, что давние друзья могут стать любовниками, и в какой-то параллельной реальности они с Чаком смогут быть вместе. Теперь это была новая сказка Уолдорф.
Когда Уолдорф смотрела «Когда Гарри встретил Салли», решила, что этот фильм весьма неплох. Нейт вошел на середине фильма, и Би проигнорировала его, потому что она не могла смотреть на него. Она просто не могла.
Арчибальт присел на миг и снова встал, оставив девушек в покое.
- Ты собираешься хоть что-то сказать Нейту? – спросил Серена Блэр, когда блондин скрылся из виду.
- Нет.
И они замолчали.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- -----
-Что, черт возьми, это? - вскрикнула Элеонор, когда Блэр привела ее нового «друга».
- Ее зовут Энн, и она моя! – уверенно заявила Блэр.
Элеонор брезгливо взглянула на серебряно-пепельную собаку, которая наивно виляла хвостом, тычась носом в ногу дизайнера.
- Она была натренирована, как собака-поводырь. Просто из-за ее характера она не подошла. Они хотели сдать ее на усыпление, но я спасла ее.
Элеонор по-прежнему удивленно таращилась на собственную дочь, будто та потеряла всякий разум.
-Она чистокровная, просто упрямая! - Блэр почесала Энн за ухом. Энн ответила счастливым лаем, облизнув Би в обе щеки.
-Абсолютно исключено, Блэр. - отчеканила Элеонор, вновь посмотрев на животное.
- У меня никогда не было животных! Поэтому она останется у меня, - приказным тоном решила Блэр, - Ты не так уж часто бываешь дома, поэтому ты ее даже не заметишь. Мне нужна компания. Она остается!
Элеонор хотелось накричать на такое беспутство, но после того, как ее дочь две недели хандрила, не выходя из дома, да и инцидент на дне благодарения не спас положения, женщине пришлось лишь хмуро кивнуть в знак согласия.
-Я надеюсь, что ты отнесешься со всей ответственностью к ней, Блэр, - начала Элеонор, морщась, когда Энн залаяла.
- Просто она счастлива, - Блэр попыталась улыбнуться.
- Не нужно перевода, Блэр, иначе я попрошу тебя, чтобы ты перевела мою просьбу - покинуть мой дом.
Честно говоря, Блэр действительно не тратила много времени с Энн, но у них были свои ежедневные прогулки в парке. И Блэр нашла в них свою прелесть, так она наслаждалась прекрасной осенью.
Каждое утро, перед школой, Уолдорф надевала сапоги на низкой подошве, и Энн начинала вилять хвостом, потому что знала, что пришло время для прогулки. Энн прекрасно себя вела. Кроме того собака ненавидела ванны, так Блэр просто использовала особые методы, распыляя духи от Диор на шерсть животного.
Это случилось утром в декабре, когда она встретилась с Нейтом. Он заметил ее, когда Би глядела задумчиво куда-то вдаль, тогда-то он ее и окликнул.
-Что ты здесь делаешь? - его лицо было свежим и счастливым, в такие моменты она понимала, почему Нейт был ее центром вселенной. Порой Би осознавала, что эти отношения были самым удобным вариантом.
- Гуляю с Энн, - просто ответила она, указывая на серебряное животное, изучающее Нейта.
- Я не знал, что у тебя появилась собака, - Арчибальт был очень рад узнать это, ведь это казалось ему таким домашним.
Би скупо улыбнулась ему:
- Энн была воспитана для того, чтобы помогать слепым, но не подошла по характеру. Так что я взяла ее себе.
Улыбка Нейта тут же исчезла, когда он понял, кому предназначалась собака:
- Ооооо…
- Да, - смутилась Блэр, все это как-то неудобно.
Энн выбрала неплохой момент, когда решительно побежала за птицей. Би нужно было несколько минут, чтобы остановить ее. Из-за бега ее волосы разметались, а лицо озаряла лукавая улыбка.
Нейт, глядя на нее, тоже улыбался, и она не знала, как реагироват, потому что так много было поцелуев с Чаком, что Нейт должен был не переносить ее.
Блэр чувствовала его глаза на себе, эта странная, новая брюнетка завораживала его, давая волну энергии.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
У олдорф пыталась делать домашнюю работу, когда Дорота позвала ее, сообщив, что Нейт пришел к Би. Энн залаяла, защищая хозяйку от посетителя, будто в парне была угроза. Но Дорота успокоила ее.
- Хей, что ты здесь делаешь? – спросила Блэр, как она добралась до последней ступени.
-Ну, я ... ты знаешь, после репетиции, я просто не мог перестать думать о тебе. Я имею в виду, мы же планировали пойти на бал вместе с 10 лет. - Его глаза были большими и синими. - Но я дал тебе все основания, чтобы ты возненавидела меня.
Блэр закрыла глаза и отвернулась:
- Нейт, пожалуйста…
Он подошел ближе.
- И принц ... – Арчибальт нервно вздохнул, - Он отличный танцор, но, может быть, все же есть шанс, ты пойдешь со мной, а не ... По старой памяти?
- Нейт, - она посмотрела на него с укором, - Я думаю ... Я думаю, что на данный момент, мы должны двигаться дальше.
Блэр уже это сделала, но он нежно положил руки ей на плечи.
- Да, я знаю. - Нейт уставился в пол, - Я знаю, что ты решила жить дальше, без меня. Я вижу это по твоим глазам.
Он приподнял свой рукав, и тогда Би поняла, что за свитер был на нем.
-Да, я не носил этот свитер очень давно, но сегодня я наткнулся на него…
Так и было. Сердечко-брелок зацепилось за шерсть, словно случайно. Маленький кусочек золотого металла, который означал то, что сейчас было разрушено.
- Это мой подарок. Я оставила его там, так чтобы мое сердце всегда было на твоем рукаве, - Блэр улыбнулась, вспомнив 13-летнюю себя. Тогда она была так невинна, мечтала о сказке.
- Я знаю. - Он улыбнулся. - Я решил, что ты, возможно, потребуешь его обратно ...
Би мягко улыбнулась и протянула руку. Его взгляд недоуменно упал на ее пальцы, но он покорно снял брелок с шерсти. Это ее действие кольнуло его, будто сердечко было не на рукаве.
-Мое сердце принадлежит мне, Нейт, - тихо ответила она, улыбнувшись, когда он положил золотое украшение в ее ладонь. Уолдорф положила в карман свое сердце. Она посмотрела на Натаниэля, от его грустного взгляда, ей захотелось все вернуть назад. Когда все нормально, а не эта вечно хаотичное существование. Би наблюдала за своим бывшим, пока он не понял, что нужно «вернуть лицо».
- Я думаю, что принц поймет… - тихо заметила Уолдорф, - Может быть, мы должны пойти на бал вместе. Как друзья.
Она уверенно взглянула на него, чтобы он не тешил себя глупыми надеждами.
- Абсолютно, - Нейт был рад, что она решила уступить.
- Но только как друзья, - повторила брюнетка, улыбнувшись ему.
Блэр смотрела, как он уходит. И слава богу! Она уселась на диван, опустив голову, Энн печально положила голову к ней на колени. Эта собака невероятно понимала девушку.
- Раньше я думала, что выйду за него, - пояснила Би своему домашнему питомцу. Энн была превосходным слушателем, грустно улыбаясь своей хозяйке, - Но как видишь, я решила остаться старой девой из-за одного кретина и заботиться о тебе до конца своей жизни.
Энн облизала ее лицо, и Блэр побледнела. Пора бы осознать, во что превращается ее жизнь.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
К ней прибыл репортер из Нью-Йорк Таймс, который должен был взять у нее то самое звездное интервью, которого добивались все элитные девушки Манхэттена . Блэр сообщила мужчине, что планы изменились, и теперь ее сопровождающий никто иной, как великолепный Натаниэль Арчибальт.
- Мы все еще хорошие друзья, - заявила Уолдорф и улыбнулась. - Он истинный джентльмен.
Когда репортер ушел, она придумывала себе оправдания, почему же ее рот совсем пересох, а настроение абсолютно испортилось.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ -------
Котильон прошел, как должно. И Нейт танцевал с ней перед всем этим жутким обществом. Блэр чувствовала его руки на своей талии, но внутри оставалась все та же ледяная корка. Почему она не может быть счастливой? Чего ей так отчаянно не хватает? Неужели она забыла напомнить Дороте покормить Энн? Да о чем она вообще думает на празднике!
- Ты не выглядишь счастливой. – нахмурился Нейт, смотря на Блэр сверху вниз.
Би в ответ взглянула на него.
Куда делась то тепло и любовь, что она будто бы испытывала к нему все эти годы? Что они здесь делают? Почему она не может даже вздохнуть?
- Я влюблена в Чака…
Нейт остановился в центре танцпола, отдернув от нее свои руки. Его глаза искали на ее лице ответ. Как будто ветер шепнул ему эту правда, а не ее губы.
- Что? – его голос сорвался и звучал так глухо, будто этот человек с теплым покорным взглядом был далеко от Би.
- Я влюбилась в Чака, - повторила Блэр. Она была довольна тем, что, наконец, смогла сказать это. Лучше сейчас…
Боль в глазах Нейта становилась все сильнее, так что она с трудом могла выдерживать его взгляд, но ей это удалось. Он заслуживал большего чувства. Блэр надеялась, что он поймет.
-Ты ... ты влюблена в Чака? Чака Басса? Мой лучший друга, Чака? - недоверчиво повторил Арчибальт, его тон становится все громче, привлекая все большее внимание со сторону окружающих.
Нейт последний раз взглянул на нее, прежде чем бросил Би в середине танца. Уолдорф не понимала, зачем она последовала за ним. Может быть, она злилась, может быть, она хотела, высказать все, что копилось в ней столько времени. Может быть, она отчаянно нуждалась в нем, чтобы получить его на всю жизнь, потому что в нем было больше жизни и света, может он станет больше похож Чака. Блэр сходила с ума от сильной жажды к Чаку. Все эти эмоции и чувства вырвались сегодня с ее губ, потому что ее глаза давно кричали об этом.
-Нейт! - кричала Блэр ему вслед. Они были в пустом коридоре, и Нейт резко повернулся к ней, кинув на нее жестокий взгляд.
-Ведь ты спала с ним?! – вспылил он, приближаясь к ней.
Би отступила к стене, громко дыша, когда его лицо оказалось в нескольким сантиметрах от нее.
«Да, я позволила Чаку трахнуть меня, и мне это понравилось» - было написано на ее лице. - "Я хотел бы сделать это снова. Прямо сейчас. В этом коридоре, чтобы ты это видел…» - и Нейт это видел.
-Сукин сын! - закричал Арчибальт, отворачиваясь от нее, не в силах смотреть на девушку, что когда-то была его. А была ли? Он ходил взад и вперед, все больше распаляясь, гневно вздыхая. Наконец, Нейт резко остановился, будто принял роковое решение:
-Сколько раз? - потребовал он.
Блэр отрицательно покачала головой, она не собираюсь отвечать на этот вопрос.
-Сколько раз? – завопил Арчибальт, схватил ее за плечо, так что она на миг покачнулась от боли.
-Ты хочешь сделать мне больно? – насмешливо поинтересовалась девушка, не веря в происходящее.
Он опустил руки, будто Уолдорф обожгла его.
- Сколько раз, Блэр? - он сдерживал слезы, и Би не могла смотреть на него больше.
Она оставалась спокойной. Уолдорф никогда не видела блондина таким потерянным, но и никогда он раньше не пугал ее.
-Сколько раз?- закричал Нейт снова.
- Это продолжалось несколько дней, - сказала она, наконец, ее глаза не останавливались на нем, - И это был не просто секс…
Он сглотнул, его глаза обезумели. Как будто она стояла в красном платье, а не в жемчужном, будто он был быком, а не человеком.
-Мы и представить не могли, что это случится, но в любом случае, я не изменяла тебе, - пояснила Би быстро. Нейт размашисто ударил стену рядом с ней так сильно, что девушка в испуге отпрыгнула в сторону.
-Утром, перед твоим днем рождения, - его глаза смягчились, -Когда ты вышла из лифта - Он притянул ее ближе - Ты смотрела так ...
Блэр посмотрела на его руку, она истекала кровью. Бордовые капли жизни падения одна за другой на ковер.
-Поэтому ты отбросила нас, потому что он слеп, и ты вдруг почувствовала притяжение к нему? – его голос был шипящим и ядовитым.
-Э-э-это не так…
-А может тебе понравилось, что он Чак Басс… Я знаю! А еще он трахает каждую женщину, которую встречает, может от этого? Какого черта! Он перетрахал половину женщин в соседней комнате, и, видимо, он трахнул единственная женщину в этой комнате!
Она отпрянула, как будто этот жестокий парень ее ударил.
- Я не бросала нас. Кажется, ты все это начал и уже давно. Могу ли я напомнить тебе о Серене? И я чувствую много больше, чем влечение к нему, но я не обязана тебе объяснять, - она была зла, ее ненависть обжигала, защищаясь.
- Я не могу смотреть на тебя, - выплюнул Нейт, - Вы оба достойны друг друга!
Не выдержав, Блэр ударила его по щеке. Ударила его тяжело, наслаждаясь своей силой в данный момент. Она не позволила бы кому-либо оскорблять себя, а тем более свои чувства.
Его голова дернулась, и он зло смотрел прямо на нее. Схватив ее лицо в свои руки, Нейт притянул Би к себе.
Блэр не знала, почему она позволила ему поцеловать ее. Возможно, именно потому, что она была уничтожена, сожжена, и ей было плевать, что с ней сделают эти руки. Возможно, потому что в этом поцелуи отражались ее собственные эмоции. Полный гнева и боли. Грубо, дерзко, раздирающе до ссадин, Нейт никогда не был с ней таким. Таким был Чак.
И Блэр тонула в этом чувстве. Ее руки судорожно терзали его волосы, забирая ту боль, что предлагали губы бывшего парня. Прежде, чем она поняла, что происходит, что они были одни в комнате, он оказался над ней. Его руки неуклюже стискивали с нее платье. Нейт шипел, потому что его эрекция зашкаливала.
Где теперь ее сказка? Где отточенность действий? Где же романтичнный


Сообщение отредактировал Queen-A - Пятница, 15.07.2011, 17:52
 
Queen-AДата: Пятница, 15.07.2011, 16:22 | Сообщение # 6
Privileged
Группа: Сплетница
Сообщений: 280
Награды: 16
Статус: Offline
Этого принца, она не любила. Ее любовь, ее просто не было. Его поцелуи лишь остужали ее душу. Ее стоны были не для него. Ее руку, будто были ни ее. Она не чувствовала собственного тела, будто заточенная в башню.
Его имени не было на ее губах.
Не было больше сказки! Только жестокая реальность.
Нейт оттолкнул ее, когда все было сделано. Он перевернулся рядом с Уолдорф, грудь которой то поднималась, то опускалась.
Блэр не хотела смотреть на него. Она просто смотрел вперед. Би не прикасается к Арчибальту. Его кожа была ядом.
Нейт повернулся и стал надевать свою одежду, и Блэр все-таки удалость заставить себя посмотреть на него. Это был самый комичный конец. Черная комедия ее чувств. Они рассыпались, как карточный дворец.
-До свидания, Блэр.
И он захлопнул за собой дверь. Уолдорф не плакала в ту ночь. Или на следующую ночь… На третью ночь, она плакала и клялась, что будет ненавидеть Чака Басса до тех пор, пока она еще может дышать. Блэр ненавидит Чака так же сильно, как любила его.


Сообщение отредактировал Queen-A - Пятница, 15.07.2011, 17:53
 
Nastya440Дата: Пятница, 29.07.2011, 18:52 | Сообщение # 7
Privileged
Группа: Заблокированные
Сообщений: 449
Награды: 33
Статус: Offline
Глава 5


Красота пустыни в том, что в ней может скрываться что-то хорошее.
Антуан де Сент-Экзюпери


Она очень желала отправиться в Париж вместе с отцом, куда он уехал на Рождество, но она была большая девочка. Большая, сильная девушка.

Таким образом, она осталась.

Потому что Блэр Уолдорф по-прежнему оставалась романтической натурой, она начала оглядываться на свою жизнь, чтобы найти в ней некоторые подсказки-предзнаменования. Потому что каждая великая история имела предзнаменование, то, чем она отличалась. Она вытащила свой альбом и начала вспоминать Чака Басса.

Она вспомнила, их первую встречу. Он пошел в школу позже, чем она, Нейт и Серена. Он не учился с ними до 4-го класса, хотя Чак был зарегистрирован в одной из школ. Он не говорил много и совершенно не пытался завести друзей. Он всегда засовывал руки в карманы и наблюдал за ними на детской площадке.

Серена смеялась, Нейт гонялся за ней, а Блэр собирала полевые цветы, которые росли на большом дубе. Впервые она заговорила с ним после того, как им разрешили пойти на детскую площадку, спустя несколько дней, в течение которых шёл дождь. Она нашла несколько цветов, и он принес ей гриб.

Гриб.

- Возьми его, - были его первые слова.

Она потрясённо подняла на него свои карие глаза.
- Это гриб, а я собираю только цветы.

Он просто смотрел ее. Ее щёки покраснели, и она убежала в поисках Нейта.

Примерно в 4-м классе, Нейт и Чак стали лучшими друзьями, и она обижалась на Чака, потому что теперь она не была в центре внимания Нейта. Не то чтобы, что-то особо изменилось, но всё было уже не так. Она вспомнила его взгляд, то, как он изучал ее со стороны. Она всегда думала, что он жуткий.

Он был бледен, с чуть раскосыми глазами, беспорядочно лежащими каштановыми волосами и ухмылкой, которая что-то холодила в ней. Нейт был чист, словно ангел, с золотыми прядями волос и голубыми глазами. Но взгляд Чака заставлял её покрываться мурашками, потому что смотрел сквозь нее. Когда ее раздражение выходило наружу, его ухмылка становилась ещё явнее.

- Я видел, как ты давила на эту девочку, - он сказал ей однажды утром, когда их учитель повернулся и пошел к доске. Она резко развернулась, чтобы смотреть на него с отвращением. Она даже не понимала, почему он разговаривал с ней.

- Я не делала ничего подобного, - она прошипела.

Его ухмылка стала шире.
- Не поймите меня неправильно, Волдорф. Я полностью одобряю это.

Это был первый раз, когда он назвал ее по фамилии, поэтому она решила ответить.

- Замолчи, Басс, - ей терпение лопнуло, но в тайне, девушка была рада, что он её одобрил, потому что Хоратия заслужила это.

Летом, когда они окончили начальную школу и собирались начать обучение в средней, Чак сделал себе имя, поцеловав десять девушек.

Она никогда не понимала, почему девчонки буквально расстилались перед ним. Порой, она даже стонала от отвращения, в свои 11.

У него была эта ужасная обезьяна, которая сидела у него на плече и носила розовые бабочки. Мать купила ему этот нелепый шарф, и он носил его в середине весны. Тьфу. И от него пахло сигаретами и мятой – ужасная смесь.

Он был первым в группе, кто закурить, а Джорджина Спаркс сразу же обратила на него своё внимание. Было смешно наблюдать за тем, как Джорджина бегает за ним. Ей часто приходилось закатывать глаза, с понятным всем, Слава Богу, смыслом.
Наиболее чётко на помнила, как Серена бросила её на вечеринке в середине 6-ого класса, а Спаркс ужасно напилась – и это забавляло Чака. Когда она танцевала с ним, не так размеренно, как с Нейтом, он сказал ей, что собирается переспать со Спаркс в эту ночь.

Она покраснела, и он заметил, всегда замечал.

- Что случилось, Волдорф? - ухмыльнулся он, когда поймал, чтобы успокоить. - Жалеешь, что это не ты?

- Ты не смог бы получить такую девушку как я, даже если бы сам Бог очистил твою душу, - у нее лопнуло терпение, и она отвернулась от него.

Он его смеха завибрировала её рука, лежащая на его плече.

Тогда же вечером, когда он потащил за собой Джорджину, эта потаскушка даже не сопротивлялась, она почувствовала его взгляд на себе. Она не посмотрела в ответ, потому что это не её проблемы.

Когда Джорджина поцеловала его в шею и прижалась к нему, он прекратил смотреть на Блэр, и она решила, что ненавидела его.

Ночь стала еще хуже, когда Нейт решил впервые попробовать косяк и был недееспособен остаток ночи. Она обвиняла в этом Чака, конечно.

Их отношения медленно изменялись - в основном потому, что он был настолько занят спать со всем, движущимся вокруг него, что Блэр начала считать Чака не бледным мальчиком со скотчем, а игроком. Всё усилилось, когда умерла его мать.

Впервые она почувствовала накрывающую с головой ненависть к нему, когда он вытворил с ней ужасную шутку. Во время обеда он положил рядом с ней свою сумку и, когда полез за телефоном, из неё выпали красные кружевные стринги. Они упали ей на колени, и Блэр закричала. Чак и Нейт громко смеялись, так же, как и Серена. Она ненавидела в этот момент их всех, и, когда он подошёл к ней извиниться, она сделала вид, что не замечает его.
- Это была шутка, Волдорф! - он все еще улыбался, глядя на нее, пока она складывала свои книги.

Она посмотрела на него и ушла, оставив их смеяться над ней. Но он пошёл за ней.

- Эй, подожди! - Он подбежал ней и положил руку на плечо. Она быстро скинула её.

- Я ненавижу тебя, - сказала она.

Он все еще улыбался.
- Ну, зачем ты так?! Слушай, это была шутка. Они чистые.

Это её немного успокоило, но девушка не собирала показывать это.

- Это просто отвратительно, Басс. Я дама. Ты не должен делать подобное при дамах, - она покраснела, и ненавидела его за то, что он заставлял её покрываться этим румянцем. А где Нейт? Он же должен быть оскорблён поведением Чака, а не смеяться.

Он перестал смеяться и посмотрел на нее сверху вниз, и она не знала, как вести себя, потому что так Чак Басс смотрел только на короткие юбки.

- Я знаю, что ты леди, - сказал он спокойно, и она не знала, как реагировать на это.

- Ты всё всегда знаешь, не так ли? - огрызнулась она.

- Я знаю о тебе все, - просто ответил он, а потом засунул руки в карманы и пошел прочь. Она смотрела ему вслед, но через минуту встряхнула себя и пошла в другом направлении.

Это был значимый момент, она поняла это, пока вспоминала. Он всегда смотрел на нее, также как и Нейт, но он единственный наблюдал за ней. Он знал, когда она была счастлива, когда печальна или злилась, да, что угодно. Чак Басс знал ее намного лучше, чем когда-либо смог бы узнать Нейт. Чак бы заметили, если бы она влюбилась в кого-то. Он бы уже заранее знал, что это произойдёт, и почему.

Она закрыла глаза и попыталась заставить себя не думать о ней и Чаке, как ребёнок, потому что ей было больно. Она скучала по нему так сильно, что была уверена, он высасывал из неё последние силы.

- Что это на тебе? – спросил он ее в 9-м классе. Она закатила глаза и уставилась на него.

-Волдорф ориджинал, - ответила она.

- А тебе не поздно идти в монастырь? – прокомментировал он.

- Исчезни, Басс, - огрызнулась девушка.

- Где же ноги? Я имею в виду, у тебя удивительные ноги, а ты прячешь их под ярдами ... кстати, что это за материал? - он пристально посмотрел, изучая ткани на рукаве.

Она ударила его по руке и сердито посмотрела.
- Это шелковая тафта.

- Ужас, – ухмыльнулся он.

- Пожалуйста, отстань от … – она не успела договорить, потому что увидела Рахиль Хиллз, из десятого класса, которая бросилась к Нейту. Чак посмотрел в ту же сторону, что и она, и улыбнулся так, как она ненавидела.

Всё внутри закипело, а мозг стал работать в разы быстрее.

- Нейт, кажется ... занят вечером, - размышлял он вслух, наблюдая за ее реакцией.

- Что она о себе возомнила? – прошипела он, положив свои руки на бедра.

Он стал в такую же позу и усмехнулся.

- Это ещё один шанс показать, кто здесь Королева, - сказал он тихо, по-прежнему оглядывая её таким образом. Всё внутри ней слегка пустилось в пляс, потому что никто кроме отца, а он не в счёт, не называл её раньше Королевой.

Она медленно повернулась и посмотрела на него, чистый и озорной блеск его глаз заинтересовал девушку.

- У всех есть скелеты в шкафу, Волдорф, - сказал он, приподнимая брови, с намеком. - Вопрос в том - как ты собираешься их использовать.

С этого момента Блэр и Чак стали партнёрами во всех интригах.

Она впустила его. Она впустила его в своё сердце так глубоко, что не могла дышать. Она скучала по нему так сильно, что не понимала, когда всё это произошло.

Теперь перед ней открылась жестокая реальность.

- Если я попрошу тебя кое-что сделать, ты не будешь задавать вопросы или осуждать меня? – спросила она Серену по телефону. – Ты сможешь просто это сделать? - она знала, голос наполнен намёками на истерику, но ничего не могла с собой поделать.

Да поможет ей Бог, если она забеременела от этого слепого ублюдка. Она отправится в Германию и притащит его задницу назад.

- Би, ты пугаешь меня, - сказал Серена. Это было плохо, потому что в последнее время Серена очень беспокоилась о ней. Блэр знала, что несправедлива к подруге, не объясняя ей совсем ничего.

- Ты можешь купить мне тест на беременность?

На линии повисла тишина, и Блэр дрожала, нажимая пальцами на глаза.

О Боже, о Боже. Она не готова.

Она чувствовала себя больной.

Ей нужно заболеть.

О, Боже.

- Что? – Серена едва не закричала.

- Тише! - Блэр посмотрела за дверь, чтобы убедиться, что Дорота не шпионит за ней. Навящевая идея служанки оберегать её, была хуже материнской.

- Би ...

- Пожалуйста. Просто сделай это,- и она повесила трубку.

В это утро она выглядела безупречно и ошеломляюще. Она тщательно выбрала одежду и осмотрела полученное совершенство в зеркале. Только грусть в глазах подтвердила, что всё это маска.

Рвота подступила прежде, чем она успела добежать до туалета. Пока она вытирала пол в ванной, она думала, как должно её стошнить, чтобы выплюнуть ребёнка.

Она устала притворяться, поэтому была без сил. Тело ломило, и эмоции были истощены. Так что, когда она заметила Серену, в ходившую в школу, она покинула аудиторию и схватила блондинку, прижав ту к стене.

Серена смотрела на нее широко раскрытыми, заинтересованными глазами.

- К сожалению, поводов для радости нет, - сказала она ей.

Серена вздохнула. - Дэн сказал, что любит меня.

- Потому что он думал, что ты беременна? – спросила она.

- Потому что он думал, что я беременна.

Она чувствовала себя разбитой. Если Серена чувствовала хотя бы четверть того, что она чувствовала по отношению к Чаку, она поняла б. И она понимала, полностью.

- Спасибо, - они обменялись пакетами.

- Ты хочешь, чтобы я была рядом с тобой во время теста? – спросила Серена спокойно.

- Я не могу быть беременной. Я приказываю себе не быть беременной, - сказала она твердо.

- Би.

- Нет, поскольку, если я от него… я не смогу справиться с этим, - и она ушла, потому что ее мир был настолько разрушен, что, все что осталось, был парадный вход, где короли и королевы некогда шли до конца.

Раньше она была единоличной Королевой. Какова Королева без Короля? Она не была Элизабет.

В этот день она смотрела на тест, направив на него все свои эмоции.

- Слушай меня, ты будешь отрицательным, - пояснила она. - Ведь, да, у меня был незащищенный секс, и это было удивительно, но это не значит, ты обвинишь меня в этом и накажешь. Я имею в виду ...он должен быть отрицательным... Это был акт доброты и любви, поэтому это не означает, что ты должен показать мне, что я беременна, потому что это не так.

Тест смотрел, будто слушая, поэтому она решила пописать на него.

И он был отрицательным.

Она не знала почему, но ей стало грустно. Не нужно будет кого-то отправлять на поиски Чака, потому что она в порядке. С ней всё хорошо.

Она прекрасно жила без него.

Тут появился новенький. Его звали Кольт.

Кольт Элмерс, сына Джея Элмерсон. Он был переведен из Лондона, и было что-то таинственное в его бледно-голубых глаза, на которые обратила внимание Блэр. Парень брил голову, так что все, что осталось, была небольшая щетина.

Он красил свои ногти чёрным лаком, одет всегда в черное, и обувь никогда не была зашнурована. Он не очень хорошо пах, и всегда приезжал в школу на мотоцикле. У него было пять татуировок (в том числе, капля слезы под правым глазом) и челюсть, за которую можно умереть. Каждая девушка в Констанце хотела наброситься на такого. Иногда он приезжал с гитарой, одетой за спиной. Музыкант. Тьфу.

Он появился без приглашения на вечеринку, чтобы закрепить ее статус королевы Би. Некоторые закопошились в рядах, и ей пришлось убрать двух стерв, тем самым напомнив всем, кто именно управляет котильоном.

Он поймал ее и запихнул в комнату, она почувствовала, что задыхается, она избегала Нейта, который был внизу, общаясь с некоторыми первокурсниками.

- Так ... - начал он, прислонив ее двери, английским акцентом, ничего не делая для своего внешнего вида. Да, правильно! - ... Почему тебя зовут Королева Би, Королева Би?

Она сглотнула и выгнула бровь.

- Оставьте меня. Тебя не приглашали, - сказала она.

Он улыбнулся ей, показывая ей ямочки - так что она быстро отвернулась. - Именно поэтому я здесь, котенок. Ведь ты сердишься, не так ли?

- Все говорят, что ты была с каким-то слепым парнем, - усмехнулся он, и это заставило ее кровь кипеть.

Он оглядел комнату и хихикнул в отвращении. Она отодвинулась, потому что знала, ее комната принадлежала принцессе. Чак любил это.

- Боже, ты даже занималась сексом в постели? – протянул он, разглядывая ее.

- Я требую, чтобы ты ушёл, - огрызнулась она.

- Ты слишком высокого мнения о себе, детка, - он подошел ближе к ней, и она отвернулась. -Если хочешь, я бы позаботился о тебе. Только скажи.

Она ударила его, и ему это понравилось.

Она была счастлива видеть людей, когда дошла до конца лестницы, потому что у неё нет проблем касательно Кольта, когда она притворно подвергалась преследованиям его с сторон. Ну, он, технически, преследовал ее.

Она пыталась игнорировать Кольта, пока его глаза горели за ее спиной, и она, наконец, подошла к нему и его друзьям-наркоманам из школы.

- Иди за мной, - потребовала она и закатила глаза, потому что ему понравилось.

- Миледи, - сказал он, и она отвернулась.

- Я хочу попросить тебя сделать кое-что приятное, то, что совершенно против твоей природы. Прекрати на меня смотреть, - ее челюсть была сжата, и она посмотрела с ожесточением.

- Не обольщайтесь, ваше величество, - усмехнулся он, и она борола желание вырвать его серьгу.

- Мало того, что ты гнусный, так ещё пытаешься казаться глупым?

Он ухмыльнулся и приблизился на дюйм.

- Так это правда? – прошептал он. - О слепом парне.

Она почувствовала, что ее кровь закипает, и она вот-вот взорвётся.

- Его звали Чак, - она зарычала. - И Блэр Волдорф просто так не получить .

Он оскалился неприятной британской улыбкой и закурил. – Так я и поверил, ваше Высочество.

- Ты прекратишь на меня пялиться? – потребовала она, едва не топнув ногой.

- Нет, - сказал он и выпустил дым прямо ей в лицо. - Потому что, когда я смотрю на тебя, я обдумываю первое место, в котором получу тебя и всё не могу решить: на твоём велосипеде или на четвереньках…

Желчь.

Она сердито посмотрел на него.

Яд.

Его сигарета упала из его уст, и глаза сузились.

Она повернулась и ушла. Она получит приказ против голубоглазых ублюдков.

Несколько дней спустя, Серена почти тащила ее на вечеринку в Виктролу. Из всех мест, именно в Виктролу. Она старалась придумать оправдание, но не могла, потому что была близка потерять трон в пользу Хэйзел или Пенелопы, которые распускали похабные слухи о ней и Кольте в разных позах.
Эти суки не понимают намеков. Она собиралась использовать что-то большее, чем обычные слухи о герпесе.
Настало время для активных действий Королевы.

Так она купила черное платье от Валентино и пару огненно-красных Маноло Бланик и направилась туда. Потому что, если кто-нибудь умрет в этот вечер, то под её 5-дюймовым каблуком. Ее губы были красными, волосы завиты, и она собиралась уничтожить воспоминания, ранее сделанные там.

Когда девочки увидели ее, они выдохнули.

- Блэр, ничего себе…

- Я знаю, - выдохнула она, удовлетворенно. Не существовало той, кто займёт её трон, тем более это не будет 14-летняя шлюха, одетая в подержанное платье..

- Ну, ты, конечно, выглядишь эффектно, - протянул голос рядом с ней, и она застыла, размещая тщательно спланированную насмешку на лице, пока она оборачивалась к нему.

- Ты преследуешь меня? - Она потребовала, положа руку бедро.

- Я, должен сказать, очарован вами и вашей маленькой атакой, - он осмотрел ее сверху вниз, медленно облизывая губы и заставляя мурашки пробежать по коже ее руке. – Такая чопорная, днем и ночью ходишь с этой красной помадой и видом приди-отъ*би-меня.

Ей что надевать серую обувь?!

Он был в опасной близости, и ей это не понравилось. Он не привлекал её ни на йоту.

Она повернулась и направилась вверх по лестнице. Клуб сделан так хорошо, что Басс, когда купил его, сделал 2 этажа. Сверху можно увидеть танцоров и всех остальных, поскольку он продолжал пить всю ночь напролет.

Серены нигде не было видно, и, независимо от того, как часто они переписывались, она не отвечала.

Именно тогда он загнал ее в угол. Он прижал ее к стене и выдохнул таким образом, что послал озноб по спине.

- Отстань от меня, - она толкнула его.

- Разве этот парень испортил вас, принцесса?- Кольт прошептал ей на ухо, пока его рука ласкала ее бедро. – Никто другой не может сделать этого для вас?

Она замерла и бросила взгляд на него. - Вот если ты был человеком, а не отчаянным, глупым мальчишкой с преждевременной эрекцией…

Он улыбнулся и прекратил ласки, уставившись на ней широкими, ясными, голубыми глазами.

- Ты влюблена в него?- он спросил тихо.

- Да, - она не знала, почему она ответила так.

Он медленно кивнул.

- Так может… попробуем?

И она это сделала, потому что это была Виктрола, и он пах сигаретами.

Она позволила себе это, ведь абсолютно никто не узнает, что она делала с Кольтом Эмерсом. Кольт должен был быть счастлив, потому что начал «знакомство», как последняя дрянь с Верхнего Ист-Сайда. Только он ещё носил кольцо в носу.

Он прижал её к себе утром и провёл влажную дорожку от шеи к уху.

- Доброе утро, великолепная, - и ушел.

Она была уверена, что она определенно ненормальная, когда поняла, что он не повернул ее к себе. Чак сломала её сексуальное влечение, и она будет одной из тех женщин, которые никогда не выходят замуж, всегда носят жемчуг и заводят собак. Она будет королевой Верхнего Ист-Сайда всю свою жизнь и всегда помнить потерянную любовь.

Это было, будто Эдвард Руки-Ножницы охладил ее. Она ненавидела Эдварда Руки-Ножницы.

В начале марта она, в поисках Серены, заглянула в апартаменты Барта Басса.

Она тщательно избегала его любой ценой, но теперь вот она стоит, глядя на него.

- Мистер Басс, - она поздоровалась с ним, улыбаясь своей идеальной улыбкой Блэр. – Как ваши дела?

- Блэр, рад видеть тебя, - приветствовал он ее со своим привычным каменным выражением лица. – Ты здесь, чтобы увидеть Серену?

Семья Ван дер Вудсен переехала в апартаменты Барта Басса, и эта мысль уже вызывала тревогу сама по себе.

- Да, - весело сказала она, пятясь к лифту. - Она здесь?

Он кивнул. - Я разговаривал с Чарльзом недавно.

Всё внутри замерло, она была уверена, что лицо побледнело, но Барт Басс продолжал. Словно ничего не заметил.

- Он спрашивал о тебе. Я сказал ему, что ты в порядке. - Он сделал паузу, изучая ее.

- Он? - вопрос вырвался прежде, чем она смогла остановить его.

Он кивнул с легкой улыбкой и ушел, помощник отправился следом.

Чёрт возьми. Теперь она всю ночь будет думать об этом ублюдке.

Он спрашивал о ней. А что насчёт, приехать? Увидеть её? Но, он собирался сделать сложную операцию, чтобы суметь снова увидеть её.

Боже, она ненавидела его. Бедной Серене пришлось слушать об этом всю ночь.

- Знаешь, что это значит? - Они жевали на конфеты.

- Я не знаю, Би.

Конечно, она задала этот вопрос уже в пятый раз, но у Серены не было никаких причин, чтобы проявить энтузиазм.

- Может, мне написать ему на электронную почту? - спросила она. – Но это бесполезно. Он не может видеть.

- Может быть, его помощник прочитает ему? – предложила Серена.

Она поджала губы.

Ей нужно было что-то сделать, ведь он контролировал её жизнь, мысли. Я имею в виду, они не были женаты, но это происходило. Как всё могло зайти так далеко?

Ей было интересно посмотреть на него в смокинге.

Бог мой, она была жалкой.

- Возможно, тебе нужно завести парня, - предложила Серена в надежде сменить тему разговора.

Блэр пытался представить себя с парнем и вспомнить какими удивительными были поцелуи Кольта, но она уже успела попробовать Чака Басса, и теперь он стал её воздухом.

Серена поймала летевший в неё свадебный журнал Лили.

- Что ты делаешь? - Она потребовала, положив руки на бёдра.

- Белый - полностью мой цвет, - защитилась она.

- Ты жалкая.

И Серена была права – насколько бы удивительно это ни было.

Поэтому, когда Джорджиана в очередной раз явилась разрушить жизнь Серены, Блэр была рада встрече.

- Белоснежка, - Джорджина улыбнулась ей, удивлённо глядя сине-остекленевшими глазами.

Она закатила глаза и хотела ответить, но посчитала, что леди выше этого, поэтому просто проигнорировала.

- Таким образом, он до сих пор, там? Как удивительно… – прошипела Джорджина, делая глоток мартини. Почему в Нью-Йорке нет полиции на лошадях? – Я знала уже тогда. У него был такой потенциал.

- Я не могу поверить, что ты что-то помнишь, учитывая, что все твои желания описываются языком блондинки, - огрызнулась Блэр, наконец, вытягивая руку, чтобы остановить такси.

- Жаль, что он ослеп, я бы сейчас переспала с ним, - Джорджина открыла ей дверь, и блеск голубых глаз глумился на ней. - Это очень романтично, я думаю ... учитывая ...

Чёрт, последнее слово повисло в воздухе, и Блэр не знала, как поступить. Внутри она разрывалась.

Учитывая? Учитывая, что?

Тьфу. Она ненавидела Джорджину Спаркс.

- Ты знаешь, что хочешь знать, и я это знаю, ты же понимаешь, я знаю очень многое. Ужасно много, - она ухмыльнулась.

Блэр посмотрела в сторону.

- Держись от меня подальше, Джорджина. Или я уничтожу тебя, - ядовито выплюнула она.

- Шестой класс, - она усмехнулась. - Помнишь, Би?

Она села, проигнорировав стерву.

- Это было плохо, даже тогда. Он был очарован тобой.

Она сделала паузу, глубоко вздохнув, вероятно, сожалея.

- Садись, - потребовала она от Спаркс. Джорджина ангельски ей улыбнулась и стремглав уселась рядом с ней, выброси бутылку из-под мартини – бутылка разбилась на сотни осколков.

- Я так рада, что мы вместе, Би.

- Да, я тоже, - рыкнула она саркастически.

- Ты думаешь, что я собираюсь дать тебе некоторое представление о Чаке Бассе. О, ты будешь иметь место перца моем Рагу.

Блэр поморщилась. – Фу.

Джорджина улыбнулась, довольная собой.

- Я просто хочу, чтобы все вернулись к тому, что было. Ты понимаешь. Ты знаешь, учитывая, что хотела бы вернуть Чака назад, имея планы на свадьбу весной.

Тьфу, она должна выгнать эту шлюху из машины.

- Я тебе не верю, - Блэр сломалась.

- Ты можешь доверять мне Белоснежка или нет, - Джорджина одаривала её тупыми ухмылками. – Но я могу помочь тебе вернуть нашего слепого мальчика.

- Если бы это было возможно, я бы попросила Серену, поэтому, позволь сообщить, что это невозможно. Ты вырыла себе яму настолько глубокую, что достигнешь ада быстрее Гитлера.

Джорджина усмехнулся. – Хорошая попытка, детка. Я единственный, кто не боится испачкать руки достаточно для того, чтобы найти кого-то вроде Чака Басса. И ты знаешь, что, когда он не хочет, чтобы его нашли ... нужна гончая, чтобы найти его. Я собака, детка.

Джорджина коснулся ее волос, и Блэр ударила ее по руке.

- Эс для Ч, Би? - спросила Джорджина сладко.

Это было последней каплей, кровь застыла в жилах.

- Остановите машину, - потребовала она у водителя.

- Би, что такое, черт возьми…

Блэр открыла дверь и, игнорируя рога и новые уникальные оскорбления в Нью-Йорке, что появятся, она вытащила Джорджину за руку и бросила ее на улице.

- В следующий раз, при подобной попытке, твоя жизнь может внезапно прекратиться, - она глумились над ней.

Джорджина смотрел на нее, как будто у Блэр выросла вторая голова.

Блэр просто улыбнулся, бросил стерве сумочку, и снова села в машину.

Эта дрянь не поняла, потому что Серена позвонила Блэр, сказав, что Джорджи накачала её наркотиками.

Всё вышло из-под контроля, и был лишь один человек, способный поставить её на место. Один единственный, кто был настолько умён и зол, как и Спаркс.

Боже, но она упустила его.

Она вышла из здания и увидела лимузин, который не ожидала. Ее сердце ускорился, но, оглядываясь вокруг, она не увидела его. Ее девочки подошли к ней.

- Нелли Юки?- позвала Пенелопа, но Блэр не отвлеклась. Она не могла вспомнить, кто же такая Нелли Юки.

- Там Кольт, - заметил кто-то, и некоторые девочки стали томно вздыхать. Блэр закатила глаза так же, как Кольт одарил её своим знойным взглядом.

- Вы его переоцениваете, - она сообщила им. И это действительно было так. Это не могло отвлечь её. А вот когда она заметила Нейта с Ванессой и поняла, что ничего не чувствует, девушка была поражена. Это хорошо для него. Действительно хорошо.

- Куда мы идем сейчас? - спросила Из, глядя на Блэра с надеждой.

- Я ...

- Боже мой, Блэр!

Блэр не слышала восклицаний Пенелопы, но у нее заболело горло, и она знала, чем вызвано это волнение, потому в воздухе что-то изменилось, и ей стало очень трудно дышать.

Девушки расступились, и там, на нижней площадке лестницы, был не кто иной, как Чак Басс. Черное пальто, шарф свободно обмотан вокруг шеи, солнечные очки на глазах, он смотрел вниз. Его руки были в карманах, и он опирался о перила лестницы.

- Чак, - его имя сорвалось с губ, прежде, чем она смогла его контролировать.

Девочки все смотрел на нее, и подтверждением давних слухов стал слишком реальный шёпот.

Он повернул голову медленно, а потом снял очки и посмотрел прямо на нее.

- Уолдорф, - ухмыльнулся он.

Глаза у него были глубокие, темные и знойные, как в шестом классе. Он моргнул, глядя на неё, и кивнул.

Она побежала к нему - после того, как накричала на него, конечно, - но их встреча была прервана очень злым Нейтом, который схватил Чака и бросил того на капот припаркованного такси.

Вот, дерьмо. Чёрт бы побрал этого Нейта и его нетерпение.

продолжение следует


Сообщение отредактировал Nastya440 - Пятница, 29.07.2011, 18:54
 
Queen-AДата: Среда, 03.08.2011, 11:15 | Сообщение # 8
Privileged
Группа: Сплетница
Сообщений: 280
Награды: 16
Статус: Offline
Глава 6

Частично прекрасный принц.

«Когда-нибудь ваш принц придет. Возможно, он просто свернул не туда, заблудился и слишком упрям, чтобы спросить дорогу» автор неизвестен.

Честно говоря, на самом деле с точки зрения рационализма: прекрасный принц – это идеал для маленьких девочек, что в будущем составляет мечту номер один. В общем, вы меня понимаете.
Блэр Уолдорф была кем угодно, но рациональной и ординарной? Фактически, если вообще объединить эти два наискучнейших качества и употребить их к Блэр, то по ее мнению, это был бы верх унижения!
Несмотря на ее слезы, разбитое сердце и сломанное прошлое, Блэр Уолдорф была романтиком с большой буквы. А любой романтик всегда обладает той самой смутной надеждой на хеппи-энд, которая нерушима, она не успокаивается, сворачиваясь уютно клубочком где-то в уголку души, она бунтует, заставляя делать безумные поступки. Именно такая надежда никогда не дает забыть, как это не грустно осознавать. Из-за нее у Блэр рождалась безумная потребность в сахарозаменителях, когда любимое лакомство снилось ей в черно-белых снах.
Почему-то сейчас Би казалось, что вся ее жизнь, как заезженная старая кинопленка 60-х годов, что ее так завораживала. Да, именно так все происходило в ее мечтах, когда она сидела на своем шелковом покрывале, крутя в пальцах прядь волос (из-за чего часто получала выговор от матери), подпевая «Мне шестнадцать!». Тогда ее мир перевернул голубоглазый белокурый мальчик, целовавший ее под дождем. Насколько же все точно!
И вот сейчас ее ненавистно-любимое «чудовище» пришло вернуть свою девушку. Именно, свою…. От этой мысли всегда бросает мелкой дрожью, заставляя что-то чуть сжиматься внутри, вздрагивая. И наступает долгожданное облегчение. Блэр почувствовала, что ее гнев вмиг испаряется, остается лишь усталость и потребность оказаться в его объятиях хотя бы еще раз, закутаться, как в плед, что напоминает о теплых бесконечно-звездных ночах. Поэтому, когда ее глаза встретились со взглядом Чака, их поразила правда момента: принц всегда возвращается, и он потрясающе красив. Красавец замирает у подножья лестницы. Ну а потом они прогуливаются по старинному ирландскому замку.
Это было у Деборы Керр и Керри Гранта в «Affair», если она правильно вспомнила.
-Если ты не можешь простить… то я пойму, я уйду….
Если мы простим друг друга, Чак – я только твоя…
Он подмигнул ей, ухмыляясь. И Блэр, кажется, простила его еще до того, как ресницы коснулись кожи. Миг. И все в режиме замедленной съемки. Нейт хватает Чака за грудки и прижимает к припаркованной такси:
-Ты спал с ней! – закричал он.
Ученики замирают вокруг, ожидая интересного продолжения. Чак был абсолютно холоден, огонек какого-то странного гнева горел в его глазах, будто бы он все знал. Басс просто уставился на своего бывшего друга, изучая каждое его действие. Блэр поддалась вперед.
Спокойного взгляда Чака хватило, чтобы Нейт дошел до точки кипения в своем стремлении задушить этого человека.
-Ты сукин сын!
Басс крепко сжал челюсти. Он заслужил.
-Хей, может, мы поговорим об этом без рук на моей шее, - решился Чак. Ни так, чтобы он очень уж и боялся Арчибальта, но все эти зеваки не добавляли им очков в популярности, грубо говоря.
-А потом ты кинул ее, как и всех своих женщин до нее, - встряхнув Басса в очередной раз, Нейт зло зашагал прочь.
О Боже, она же теперь первая школьная шлюха! Блэр отчаянно осознавала это, и это касалось ни только Чака. Какая же она идиотка! Да, она сама виновата, заслужила. Было больно, будто ее препарировали заживо. Би взглянула на Чака. О, она прекрасно знала этот безжалостный взгляд, ей захотелось спрятаться. Неужели, ее напугал Чак Басс!
-Да, Натаниель, я просто взял то, что она постоянно предлагала тебе, а ты бросал ее это обратно!
Желудок Би сжался ее сильнее. Боже…Боже… Ей так хотелось уже провалиться сквозь эту чертову землю.
-Ах, значит, то, что ты решил воспользоваться ею, как очередной своей победой, это моя вина?! – замер Нейт.
«О, нет… нет… нет! Господи, нет!» - колотилось в Уолдорф.
-Это был не спорт! – выкрикнул Басс в ответ, отчего сердце Би замерло на секунду, пропустив удар, - Нам обоим был нужен кто-то!
-Так что ты любишь ее?! - дерзко бросил Натаниель, вновь приближаясь к бывшему другу,- Ты-то?!
Взгляд Чака был тяжелый, так смотрят на жертву хищники. Холодная ярость. Челюсть сжата. Блэр приготовилась если что растащить парней, потому что что-то подсказывало ей, что Чак просто разорвет Арчибальта.
-Вы, ребята, разошлись, - заметила Басс, сузив глаза.
-В ту же ночь!
Чак замер, взглянув на Блэр с вопросом, но не смог поймать ее взгляд, потому что брюнетка отвела глаза.
-Да, она сказала мне, - зашипел Нейт. Через секунду он продолжил, Би расслышала его, потому что была достаточно близко, - Прежде, чем мы… ну ты понимаешь.
Лицо Чака помрачнело еще больше и вытянулось. Блэр вспыхнула, как маленький кусочек жженой бумаги, плавящейся на ветру.
-Сейчас мы вернулись к исходной точке, не так ли? – прошептал Нейт, толкнув Басса в последний раз, прежде чем уйти.
Чак обратился к Би, ему было достаточно одного взгляда. Как и ей, она знала, что он знал, что это была правда.
-Чак... – неуверенно начала Блэр. Но ее мужчина уже отвернулся от нее и резко набросился на Арчибальта, что Уолдорф не успела остановить его. Нейт охнул от неожиданности. Трое парней растаскивали их. Блэр вскрикнула. Как только потасовка закончилась, блондин скрылся в своем лимузине, пока Дэн держал Чака.
Уолдорф подошла к Бассу. Тихие, мелкие шаги. Да, его вид был уже не такой потрясающий, но такой восхитительный для нее. Нос разбит, на скулах уже проявлялись лиловые синяки. Чак оттолкнул от себя Хамфри и отправился к своему лимузину. Блэр просто последовала за ним, стараясь обратиться в его тень, как неверная жена. Жена, которая оступилась. Ее сердце билось изо всех силах, загоняя свою обладательницу в страх. Басс почувствовал спиной, что она идет за ним, повернулся, смотря на нее.
-Не ходи за мной! – прошипел он.
Она дерзко посмотрела на него в ответ, хотя вся ее сущность выла от неуверенности. Но теперь не время отступать:
-Нет, - заявила Би.
Басс склонил голову, изучая ее. Вытерев нос шарфом, он ухмыльнулся, но как-то совсем уж горько.
-Садись, - смягчился Чак, открывая дверь для нее. Блэр быстро скользнула в уютный лимузин, прежде чем Басс навсегда закроет свое сердце для нее.
Би удивленно рассматривала его, пока он упорно уставился вперед.
-Пэлас, - приказал он водителю, всю дорогу они ехали молча.
-Чак…- начала Блэр.
-Пожалуйста, молчи. У меня болит голова.
Уолдорф заметила несколько маленьких шрамов от швов, сглотнула. Идиотка! Как она могла все испортить?!
Чак нажал слегка на переносицу и поморщился, будто не замечая той совершенной девушки, что сидела смиренно рядом.
Би придвинулась ближе, не в силах удержать себя. Он медленно повернулся к ней, наблюдая за ее действиями. Брюнетка улыбнулась. Как давно он видел ее улыбку? Как давно ее ласкали эти глаза? А было ли такое вообще когда-то?
Его взгляд смягчился, и он выдохнул:
-Почему ты улыбаешься? – поинтересовался Чак настороженно.
-Потому что ты вернулся… - тихо прошептала Блэр, замирая в конце фразы. Это было так сложно и так легко сказать. Она всегда боялась, что ее обидят, в конце концов, Уолдорф, не смотря на свой статус, оставалась маленькой наивной девочкой, - И то, что ты все-таки сделал это, и ты здесь, ты со мной… - ее голос был сбивчивый, ее переполняли эмоции, - и да, я знаю… ты можешь ненавидеть меня вечно, но это ничего не изменит… - она вдохнула кислород, потому что, кажется, в ее легких остались лишь одни эмоции, - Я все равно буду любить тебя, я люблю тебя… и сколько бы ты не смотрел на меня с яростью, я останусь с тобой.
На мгновение Чак отвел глаза. Почему ему было так тяжело? Почему он так глупо хотел эту предательницу? Почему верил ее словам? Басс вздохнул и притянул ее к себе. Блэр всхлипнула. Рыдания все усиливались, Би хваталась за рубашку Чака, сжимая и комкая ее. Ей казалось, что все это нереально, что если она хоть чуть-чуть ослабит хватку, то ее мужчина исчезнет. Испарится, оставив лишь легкий аромат своего парфюма. Поэтому она прижималась все сильнее, пряча лицо у его шеи.
-Я не могу злиться на тебя, - ответил, наконец, Басс каким-то странным тоном. В его голосе переплетались уверенность, надломленность, нежность и грусть, - Я чертовски сильно тебя люблю…
Блэр замерла, подняв на него счастливые глаза. Улыбка. Весь мир сейчас крутился вокруг ее улыбки. Он любил ее. Она знала, всегда это знала, знала с того самого момента, когда он впервые ее поцеловал. Блэр знала, но его слова вылечили ее рухнувший кусок души. Почти мертвый кусочек, который она сама убивала последние дни.
-Я до сих пор не могу поверить, что ты сделал это… - нежно сказала Уолдорф, поражаясь, какими живыми были глаза Чака.
Его глаза сверкнули, когда Басс улыбнулся:
-Я хотел бы приехать раньше, но нужно было пройти курс реабилитации.
Би притянула его голову к себе и поцеловала шрамы:
-Я хотела бы быть там с тобой.
-Оу, я бы тоже этого хотел. Поверь, медсестры были не такими жаркими, как ты.
Уолдорф рассмеялась, зная, что он совсем этого не проверял. Чак целовал ее. И она потерялась в нем. Такое странное чувство, когда… когда ты настолько потерян, что понимаешь, что только сейчас нашел свой дом, свое сердце, свой покой.
Они вошли в Пэлас, держа друг друга за руки, улыбаясь, как школьники, игнорируя восхищенные взгляды сотрудников отеля, которые были в курсе по поводу этой молодой пары.
Они вцепились друг в друга, как только попали в лифт, жадно терзая губы друг друга в немой схватке: любовь и ненависть. Оттягивать момент и наслаждаться секундой. Он был ее. Она была для него.
-Боже, я так люблю тебя! – выдохнул Чак ей в губы, отчего внутренности Би стали плавиться, превращаясь в кашицу, а ноги переставали слушаться.
-Ты такой несносный, Басс, - засмеялась она, целуя его снова и снова, - К-Кровь…
Уолдорф съежилась, когда капелька крови упала на ее губы. Чак рассмеялся, успокаивая ее, и вытер нос шарфом.
Басс вытянул ее из лифта. О да… Блэр была уже на нем. Они устремились к его номеру, где их воспоминания были общими, скользя по стенам отеля, ударяясь, и кусая друг друга.
Парочка никак не ожидала увидеть Серену на полу возле дверей. Девушка была разбита, размазанная косметика и дорожки слез, которые все продолжали свой путь по лицу. Блэр резко отпрянула от Басса.
-Серена! – Уолдорф опустилась к лучшей подруге.
-Би… Я слышала: Чак вернулся… - прошептала она, закрыв глаза.
Басс присел рядом с Эс, втянув воздух ноздрями:
-Она пьяна в стельку, - констатировал брюнет.
Блэр озадаченно уставилась на него.
-Чаааак…. – улыбнулась Ван дер Вудсен, глядя остекленевшими глазами, - Ты можешь видеть!
-Давай затащим ее внутрь, - решила Би, помогая Бассу поднять Эс.
-Ты плохой! – невнятно лепетала Серена, - Бросил Блэр… она плакала, - смутилась, - А сегодня я плачу…
Чак положил блондинку на диван и направился за водой. Би сидела рядом с Сереной, легонько поглаживая пальцы подруги:
-Эс?
-Я скучаю по своей жизни. Ден ненавидит меня, - бормотала Серена, - А я ненавижу Джорджину.
Басс замер и взглянул на Би.
-Сумасшедшая сучка вернулась, - сообщила она ему. Парень вздохнул и покачал головой.
Час спустя блондинка уже растянулась на кровати, роняя слюни на подушку, за это время они измудрились засунуть ее в душ, надеть халат Чака и даже накормить!
Блэр вздохнула, потирая шею, и ожидая, когда же принесут ужин и для нее с Бассом.
-Ощущение, как в старые - добрые времена… - ухмыльнулся Чак, указывая жестом Би на то, чтобы она присоединилась к нему на диване. Блэр уселась рядом с ним, обняв за шею и положив голову на его плечо.
-Я сожалею о Нейте, - прошептала она ему в плечо.
Чак напряженно замер, а потом притянул любимую ближе.
-Я… я так сильно скучала по тебе … я ненавидела тебя… А он был так зол… он… - Блэр крепко закрыла глаза, воспоминания мучили ее, выжигая клеймо преступницы, - Боже, я так ненавидела… я…
-Я знаю, - спокойно ответил Чак, кружа узорами по ее спине.
-Я даже думала, что беременна, - призналась Уолдорф, уплетая салат, что привезли служащие.
Его пальцы остановили свой танец на ее спине. Блэр увидела его удивленные глаза и улыбнулась:
-Ложная тревога.
-Ты думала, что ты беременна? – зачем-то уточнил Басс.
-Да, - просто ответила Би, тщательно прожевывая лист цветной капусты, - Целый день.
Чак коснулся ее лица:
-Но ты бы мне сказала, ведь так?
-А я не говорила?! – воскликнула Би, опасно размахивая вилкой, - Я бы нашла твою слепую задницу, притащила бы обратно в Нью-Йорк, заставила бы воспитывать ребенка и назвала бы его назло Чарли!
Басс расхохотался:
-По крайней мере, это ни Одри!
Уолдорф улыбнулась и поцеловала его:
-Я скучал по тебе, - признался Чак, - Я думал позвонить тебе каждый день, но…
Он опустил глаза.
-Посмотри на меня! – Блэр подняла его лицо, - Я хочу видеть твои глаза всю жизнь!
Лицо Басса потемнело, и он отпрянул.
-Что? – испугалась она, будто сказала что-то постыдное.
Челюсть Чака дрогнула:
-Я…
-Не закрывайся, - Би приблизилась, - Пожалуйста, не закрывайся от меня.
-Блэр, эти процедуры… - Чак изучал ее реакцию, - Они… они не постоянны. Со временем, они до конца разрушат глаза. Это займет пару лет, если повезет, то больше… но в любом случае, я снова ослепну, - Ее сердце дрогнуло, все тело парализовало холодом, - В конце концов, однажды проснувшись утром, я не смогу ничего увидеть. И мне придется это принять.
Би не знала, что сказать, что сделать, кажется, ее начало трясти. Но ей нужно быть сильной, она не может сейчас вот так вот просто сдаться. Уолдорф оседлала Чака, уткнувшись лбов в его лоб:
-Я говорила тебе тогда; мне все равно, видишь ты или нет. Это по-прежнему не имеет значения.
Он вздохнул, притянув ее к себе. Чак нуждался в ее тепле, в ее голосе, взгляде…
-Я знаю, я был эгоистом…
-Да, был, - ухмыльнулась Блэр, - Ты был эгоистичным ублюдком, Чак Басс, и я не могу поверить, что влюбилась в тебя!
Басс усмехнулся в ответ:
-Я рад, что ты это сделала, Уолдорф.
-Чудовище! Ты хоть представляешь себе, что я вынуждена теперь выносить? – вспыхнула Би, глядя на него сверху вниз.
Вдруг раздался настойчивый стук в дверь. Басс застонал, потому что придется открывать.
Когда Чак отворил дверь, то увидел удивительную картину для сегодняшнего дня: на пороге замер Нейт. Его глаз был подбит, одежда помята, а лицо угрюмое.
-Естественно! – вспылил на секунду Арчибальт, заметив Блэр.
Чак стоял перед Нейтом, словно защищая свое от коварных рук «лучшего друга».
-Не приплетай ее к этому, - бросил Басс, на что Нейт ощетинился и отправился прямиком к бару.
Блэр отчаянно старалась слиться с диваном. Ей не нужны были очередные драмы сегодня. Но, не выдержав, подскочила, как ошпаренная.
-Что тебе здесь нужно, Натаниель? – спросил грубо Чак, пряча руки в карманах.
Нейт схватил бутылку с полки и быстро открыл ее.
-Итак… - заявил блондин, - Сейчас я чувствую себя гораздо лучше, чем все предыдущие месяцы, как ты знаешь! – пара посмотрела, как Нейт сделал большой глоток и поморщился – На вкус полное дерьмо… дерьмо!
-1878, лучшее, - вступился Чак, но Арчибальт лишь кинул на него злой взгляд.
-Будь тише. Серена спит, - Нейт заглянул к блондинке и, покачав головой, закрыл дверь в спальню. Видно, он не собирался понижать голоса. Блондин медленно повернулся в сторону тех двоих:
- Блэр… - начал он, но тут же замер, потому что она автоматически схватилась за руку Чака, будто это был спасательный круг или любимый леденец, - Я здесь ни для того, чтобы кричать, - Нейт видел, что его бывшая девушка больше ему не доверяет, Блэр зашла за спину Басса. Она еще помнила тот бешеный взгляд, прежде чем Натаниель пригубил ликер.
-В ту ночь… ее явно никто и не вспомнит, кроме меня, - блондин медленно плюхнулся на диван с бутылкой в руке.
Чак приблизился к другу.
-Я… боже… она теперь не имеет значения! Ты же здоров, - Нейт смутно махнул рукой на Басса.
-Так что же произошло в ту ночь? – спросил Чак, его голос был стальным и решительным.
Нейт посмотрел на него и отвернулся, потому что взгляд Басса прожигал парня.
-В тот день… Ты предупреждал меня насчет Картера, но я не хотел этого слышать. Поэтому я бросил тебя в «O'Brady» и отправился играть туда, куда меня пригласил Картер. Там были карты. Ставки. Очень высокие ставки, - Нейт вздохнул, закрывая глаза руками.
Би взглотнула. Непонятная волна гнева опалила ее.
- Картер манипулировать мной, и я потерял около десяти тысяч. Я понял, что он использовал меня, слишком поздно. Но ты прибыл в последний момент, и ты ... ты спас меня…
Нейт взглянул на Басса, но тот лишь кивнул, будто бы ему было плевать на какие-либо слова благодарности за спасение.
-Тогда я решил вернуть тебе свой долг, но мой счет был закрыт. Это сделал мой отец. Все из-за его махинация, уж теперь я это знаю, - горько заявил Арчибальт.
Чак сел напротив Нейта, в то время как Блэр стояло за его спиной, положив руку на его плечо.
- Было еще очень рано, поэтому мы решили пойти немного выпить, и мы оказались в Гарлеме, пьяные. Было около 11 вечера, когда мы сели в лимузин.
Нейт посмотрел прямо в глаза Чака:
-Я признался тебе, что до сих пор влюблен в Серену, - выплюнул он, досадуя на самого себя.
Блэр отвела глаза, но Чак успел поймать ее руку и сжать холодные пальцы.
-Ты сказал мне сделать выбор, потому что это несправедливо по отношению к… - Нейт взглотнул, взглянув на Би, - И ты был прав.
Глаза Арчибальта остекленели, он смотрел в пустоту, словно находился сейчас там - на месте происшествия:
-Тогда ... лимузин внезапно остановился. И Чак вышел посмотреть, что происходит. Я был очень пьян, но я помню, бой. Я выбежал, чтобы помочь Чаку. Несколько ребята из того карточного клуба избивали его. Я побежал вперед, крича, чтобы они убирались. Какой-то парень отбросил меня к стене, поэтому я сломал руку…
Басс моргнул, пытаясь вспомнить. Но была лишь путота. Память отказывалась показывать те события.
- Они втащили нас в лимузин и заперли внутри. Затем они подожгли его. Основной поджог они устроили на месте водителя, но мы не знали об этом. Машина горела, и нужно было как-то выбираться. Я выл от боли, так что ты, Чак… Ты полез к окну, разделяющее салон от водителя и открыл отделение. Когда окно скользнул вниз ... - Нейт остановился и сделал очередной большой глоток, взглянув на Басса, - Когда окно поползло вниз, дым ударил тебе в лицо…
Арчибальт замолчал, а Блэр на нагнувшихся ногах подошла к Чаку, усевшись рядом на спинку.
- Ты вскрикнул, и упал на сидение, - продолжил Нейт мягче, потому что видел слезы на щеках Блэр, - Я пинал окно и, наконец, разбил. Не знаю как, но мне удалось открыть ту дверь. Я тогда тебя вытащил. Ты был ... это было ужасно. Крики ...
Блэр закрыла рот рукой, чтобы Чак не слышал ее отчаянные вопли и страх за него. Но он и без того все понял, поэтому, посадив на колени крепко обнял, продолжая смотреть на своего друга.
- Я позвонил в полицию, сидя рядом с ним¸- Арчибальт теперь говорил все это Блэр, он хотел, чтобы ей стало легче. Но может ли быть от ЭТОГО легче? - Я знал ... Я просто знал, что он ослеп. Поэтому я сидел с ним, и продолжал говорить ему, что я извиняюсь. Так как знал, что это моя вина. Он пытался предупредить меня о Картер, но я вел себя, как последний самовлюбленный идиот, который упивался своим горем.
Нейт встал и зашагал по комнате, будто он был там один. Би взяла себя в руки, хотя ее слезы до сих пор падали на руки Чака.
- Так что я все говорил и говорил, что мне жаль, - повторил блондин. - А потом ... - Нейт посмотрел на Чака, будто видел его в первый раз, - Ты сказал, прежде чем потерять сознание. Ты сказал: «Я забочусь лишь о трех вещах, Натаниэль. Это деньги, ты и деньги, которые приносят удовольствие мне и тебе».
Уолдорф закрыла на миг лицо руками, слишком уж хорошо она знала эту фразу. Блэр будто слышала сейчас голос Басса. Ему всегда было на всех и на все плевать.
Нейт сделал очередные три глотка из бутылки и громко поставил ее на стол:
-На самом деле ты лгал… правда в том, что ты лгал, не так ли? – тихо спросил он, словно в пустоту, - Потому что ты заботился о ней, даже тогда…
Чак опустил глаза, сжав челюсти.
-Да ...- Нейт тихо рассмеялся, - Я знал. Я знаю это с того дня, когда я наткнулся на Блэр, которая поправляла твой галстук. Знаю, с того момента, когда нашел вас спящих вместе, но особенно видно это было, когда вы двое танцевали на маскараде. Когда я смотрел, как она садится в лимузин до Виктролы, большая часть меня наделась на то, что ты отвлечешь ее, и она от меня отстанет.
Блэр чувствовала себя последней дурой. Чак продолжал смотреть на Арчибальта, не говоря ни слова.
- Так что я не сумасшедший ... Я просто ... Я рад, что ты снова видишь, чувак, - Нейт потянулся за бутылкой, но Чак протянул руку и выхватил ее у него, изучая блондина.
-Извини, что я ударил тебя, - наконец, сказал Басс, указывая на черные синяки под глазами Нейта.
-Извини, что я тоже полез в драку, - Арчибальт кивнул на брюнетку, - И прости меня за Блэр…
Уолдорф онемевши уставилась на своего экса, не понимая.
- Я знал, что она была влюблена в тебя, и до сих пор ...И когда я целовал ее… - Нейт нежно взглянул на Блэр, - Я знал, что она не думает обо мне.
Чак медленно улыбнулся:
-Натаниель, полагаю, что ты просто стал ей неинтересен.
Нейт улыбнулся в ответ, наклоняясь вперед:
-И как это... видеть снова?
Чак прочистил горло и бросил взгляд на Би. Она поняла все без слов. Уолдорф кивнула, сжав его ладонь, и отправилась к Серене. Бассу нужно было остаться наедине с Нейтом, хотя бы потому, что ему необходимо сообщить заранее другу, что его зрение временно.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------------------------

Блэр не заметила, как уснула. Внезапно она почувствовала, как кто-то осторожно убирает прядь с ее лица. Ее ресницы затрепетали, и брюнетка улыбнулась. Би уже знала, что Чак наблюдал за тем, как она спит.
-Желания №2, - тихо сообщил Басс, чтобы не разбудить Серену.
Блэр удивленно подняла брови.
-Смотреть, как ты спишь, - пояснил Чак, усаживаясь на кровать рядом с ней.
-У тебя есть список? – ухмыльнулась Блэр. Он кивнул, поцеловав ее руку, - Я обещаю тебе, что прежде чем это… произойдет… Ты увидишь все, что там записано, - уверенно заявила Би.
-Один из таких пунктов – это увидеть лицо Шлюходжины, когда мы спустим ее с небес на землю, - Чак посмотрел на Эс, - Теперь она моя семья… Думаю, что мои желания не обязательно должны идти по порядку.
-У тебя есть идея! – воскликнула Блэр, совершенно, как маленькая. Тут ее что-то осенило.
«Совершенно, как ребенок», - вдруг подумал Чак, ухмыляясь. Бабочки внезапно напомнили о себе, заставляя улыбаться ей.
Блэр посмотрела Бассу прямо в глаза. В ее взгляде было что-то загадочное. Чак понял, что его ожидает что-то интересное.
-Ты должен спросить об этом моего папу, - вдруг выпалила Уолдорф.
Брови Чака взлетели вверх:
-Спросить о чем?
-Ну я ожидаю, что ты все-таки внес в список тот пункт, что хочешь посмотреть на меня в свадебном платье, Басс!
Чак ухмыльнулся, ничего не ответив.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------------------------

План Чака был блестящим, и не было никакой необходимости делиться им с Сереной, которая, видимо, думала, что она убила кого-то, или с Нейтом, который «пропал» в Бруклине.
У Блэр появилось время, чтобы опустить Дженни Хамфри вниз так быстро, что одобрение Чака замерло в его глазах, как только ему стало об этом известно. Он оставил Би только на одну ночь, чтобы пообщаться с Эриком, которому, казалось, необходима была компания. Уолдорф улыбалась, наблюдая за ними, потому что Чак Басс всегда хотел семью. И теперь он получил свое желание.
В школе люди не могли нарадоваться, что любитель вечеринок – Чак Басс вернулся. Но что-то в нем неуловимо изменилось.
-Так слепой мальчик вернулся! – послышался шипящий голос возле Би, отчего ее глаза презрительно сузились. Пора было поставить этого татуированного скунса на место.
Уолдорф резко обернулась, собираясь уничтожить негодяя взглядом.
-По-жалуй-ста, боль-ше не при-бли-жай-ся ко мне, - отчеканила она, показывая свой злобный характер. Она была почти любезной в этой своей угрозе.
Кольт ухмыльнулся ей и прошелся оценивающе по ее фигуре. Его взгляд проследовал по юбке до изящных стройных ног, затем вверх к ее лицу ... а потом он побледнел. Нервно взглотнув, он отвел глаза. Ему хотелось исчезнуть. Блэр поняла это по его сжавшемуся самолюбию, потому что прекрасно читала людей. Вдруг Уолдорф почувствовала руки Чака на своих плечах. Кольт в конец стушевался. Зачем он подошел к этой королевне? Черт его дернул играть с девчонкой Чака Басса!
-Нашел что-нибудь интересное? – глубокий голос Чака прозвучал около ее уха, в нем слышались раскаты грома и предостережение.
-Нет, ничего… Просто полюбовался, - наконец, осмелел Кольт. Усмехнувшись, он пошел прочь, напоследок подмигнув Блэр.
Чак медленно повернулся к Би, изучая ее лицо.
Она смутилась, решив для себя, что скрывать это все бесполезно. Чак будто видел на ее лице надпись «Мальчик-реванш». Он сам часто искал выход злости через постель, сколько шлюх прошло через его спальню лишь потому, что его отец отверг очередной вечер с ним. Иногда нужна тупая, больная разрядка.
Басс вновь начал изучать парня, которого использовала Блэр. Кольт уселся на велосипед, провожая взглядом короткую юбку очередной старшеклассницы. Чак скривился. Это же просто смешно!
-С ним? – спросил он недоверчиво.
-От него пахло тобой, - просто пожала плечами Уолдорф, будто сейчас они говорили о выборе посуды для приема. Их разговор был абсолютно бездушен, по крайней мере, по отношению к Кольту. Он озадаченно посмотрел на нее, Би поцеловала его, как ни в чем не бывало.
Чак оторвал ее от себя, внимательно смотря на нее:
-Пахло мной? – он запнулся, неужали эта информация его смущала?
Блэр ухмыльнулась:
-А ты ревнивый, Басс? Потому что тебе это определенно идет.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------------------------

В ту ночь они, наконец, смогли отделаться от Серены на достаточно долгое время. Их одежда летела в разные стороны. Поцелуй, всхлипы… она соскучилась по нему, как и он по ней. И когда Чак, наконец, увидел Блэр голой, то его лицо изменилось.
-Желание №3, - хрипло прошептал Басс, проводя руками по плоскому животу Би.
Она покраснела под его взглядом, думая, что лучше бы он был сейчас слепым.
-Не стесняйся, иди сюда!
Чак вытащил ее к зеркалу. Уолдорф стояла голая перед отражающей поверхностью, и Басс был такой же голый позади нее. Держа руками ее руки, он руководи ее движениями, заставляя трогать ее собственное тело, все его изгибы.
- Ты… - Прошептал он ей на ухо, пока его-ее руки нежно касались груди Блэр, - самая потрясающая…
Невероятно, но эта почти невинная вещь сделала что-то необыкновенное с разумом Уолдорф, потому что мысли о лишнем весе больше никогда не беспокоили ее.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------------------------

Чак с интересом разглядывал собаку, когда Блэр впервые познакомила их.
-А это твой папочка… - сообщила Би собаке, когда ты радостно заливалась лаем.
Энн виляла хвостом, тыкаясь мордой в бедро Басса, словно различая в нем хозяина.
-Энн? – удивленно спросил Чак, приподняв иронично одну бровь.
-Принцесса Анна, как в… - начала объяснять Би.
-«Римских каникулах» - закончил он скептически. Уолдорф кивнула, размышляя о том, как ему удается запоминать все мелочи, что ей нравятся.
Они выгуливали по парку Энн, лениво шагая по длинной улице. Вокруг распускалась весна, как банально. Но от этого Блэр становилась еще счастливее.
-Хильда теперь в отставке, между прочем, - небрежно заявил Чак. Би резко остановилась и уставилась на него, ища подвоха.
-По-моему, она не была такой уж старой, ей где-то около 40-а с небольшим, - сказала она подозрительно.
Он пожал плечами:
-Видимо, она наткнулась на какое-то неожиданное наследство, - подметил брюнет.
-Чарльз Бартоломео Басс, что вы сделали? – потребовала Би.
-Ничего, Уолдорф, ничего… - Чак усмехнулся, окидывая взглядом парк.
Блэр была горда за него. Многие люди считали, что у Чака Басса не было сердца, но те немногие, кто знал Чарльза давно… их было значительно меньше, чем то большинство проходимцев. Потому что Басс выбирал очень тщательно тех, кого он будет любить. И, как только вы окажетесь в этом списке, он подарит вам мир - а он мог позволить себе мир, потому что весь мир прогибался под его интересами.
Чак не обращался с Би, как со стеклянной, этот мужчина прекрасно понимал, какая женщина ему досталась, и он не собирался давить и душить ее характер. Басс разрешал себе ставить ее на пьедестал, но держать под контролем ее замашки королевы. Когда он смотрел на нее, Блэр чувствовала, что мир вокруг них исчезает. Но даже когда Чака не было рядом, он всегда был настроен на нее. Басс знал, когда Уолдорф расстроена. Даже не дожидаясь сердитого взмаха ресниц, Чак знал, когда он должен уйти.
Блэр также научилась читать его, как открытую книгу. Поэтому она знала, что Чак сейчас хотел спросить у нее что-то. Но так как они уже давно гуляли, а он так и не начал, означало лишь одно: он боялся.
Это был не тот случай, когда Чак выбирал «я просто сбегу» - способ, он уже им пользовался, это не помогло; а тот вариант, который значил «я не знаю, согласишься ли ты…».
-У тебя есть ко мне какое-то дело, Басс? – небрежно спросила Блэр, передавая попечение над собакой в руки Дороты.
Он щелкнул языком, слоняясь по ее холлу, пока не сел на любимую кушетку. Ее трон. Блэр присела рядом, уверенно заглядывая в его глаза. Ей нужно было, чтобы он задал ей этот вопрос. Она это чувствовала.
Это было не просто хорошо, это было замечательно.
Блэр больше не считала Чака резким. Его резкость поселилась в ней. И теперь Уолдорф знала, что эти острые края его души являлись отличной защитой от жизненных ударов - она перешла их и выжила. Би получила ободранные в кровь коленки, слезы, но она заставляла себя двигаться дальше, потому что ей нужно было получить его полностью. И ее любовь сделала ее сильнее, чем когда-либо. Когда Би была «влюблена» в Нейта это делало ее слабой и нуждающейся. Любовь к Чаку привела к тому, что ее ноги крепко чувствовали землю, Блэр стояла так твердо, что была способна выдержать бурю. Басс отшлифовал ее, словно бриллиант, и она теперь блестела настоящей чистотой драгоценности.
Серена однажды спросила ее, почему она уверена, что любит Чака. И Блэр ответила, что любит его вслепую.
Би не боялась упасть, потому что Чак держал ее за руку.
-Свадьба на следующей неделе, - сказал он отстраненно, играя с ее волосами. Басс нервничал.
Блэр кивнула:
-Как продвигается речь у лучшего мужчины?
Чак ухмыльнулся:
-Там будут все рыдать.
Она и не ожидала чего-то меньшего, тем более от Чака Басса.
-И… Мне нужна пара на вечер, - наконец, сказал он. Блэр не нужно было смотреть на него, чтобы знать, что это значит.
-И ты зовешь меня? – поинтересовалась Уолдорф, теребя его шарф. Ей так нравилось его мучить порой.
-Что-то вроде того, - отозвался Чак.
Было тихо, они молчали.
-Хорошо, - нарушила момент Би, - Но с одном условием.
Басс улыбнулся. Улыбка в секунду, но она была от этого еще искренней:
-И какое же?
-Ты со мной потанцуешь!
Чак перестал играть с ее волосами и резко поднялся. Блэр осталась одна на кушетке. Басс пошел в соседнюю комнату и, когда он шел обратно, она услышала звуки вальса. Их песня. Уолдорф рассмеялась. Чак вошел, отбросив свое пальто в сторону, и изящно поклонился перед ней.
Он протянул руки к ней, Блэр лишь улыбнулась. Присев в легком реверансе, она поддалась его рукам. Чак держал ее уверенно, как умел только он. Они танцевали в маленьком пространстве комнаты. Тихо. Умиротворенно.
Уолдорф не знала, что чувствовать: она была так рада, что он несовершенен. Потому что тогда Чак был бы принцем, но ей не нужен принц. Почему-то сейчас ей так хотелось его несовершенности, грешности, чувствовать и знать, что он НАСТОЯЩИЙ.
-Я знаю, я делал много ужасных вещей, которые были через чур даже для меня, - спокойно сказал он, глядя на нее.
- Ты имеешь в виду, то, когда оставил меня в течение нескольких месяцев одну, без возможности слышать от тебя хотя бы слово, и отправился на опасную операцию, чтобы увидеть, как я сплю? - Би улыбнулась, - Ты прощен.
Они замолчали.
-Я знаю, я сделала кучу ужасных вещей, - вдруг снова начала Блэр.
-Ты имеешь в виду, когда переспала с Нейтом, - он насмешливо наблюдал за ней, - И когда целовалась с каким-то случайным уродливым парнем?
-Ты так считаешь? – спросила Уолдорф.
-А ты? – не остался в долгу Басс.
-Я думаю, что мы не самые приятные люди на свете, - согласилась она.
-Большинство людей не выдержали бы нас, - вставил он.
-Чудо, что мы есть друг у друга, - кивнула Би.
Чак наклонился и поцеловал ее:
-Мы могли бы притормозить… сделать все медленно. Сделать правильно.
-Чак Басс - романтик! Кто б знал?! – улыбнулась Блэр.
Он наклонился ближе к ней, его голос был хриплым:
-Теперь ты знаешь. Это единственное, что имеет значение.
Би притянула его голову ниже, так что их лбы соприкоснулись. Ее глаза были полны любви. Она мягко поцеловала его:
- Да, вот это… все, что имеет значение, - подтвердила брюнетка.


Сообщение отредактировал Queen-A - Среда, 03.08.2011, 12:15
 
Queen-AДата: Среда, 03.08.2011, 11:25 | Сообщение # 9
Privileged
Группа: Сплетница
Сообщений: 280
Награды: 16
Статус: Offline
Э. П. И. Л. О. Г.

Дневник Чарльза Басса.

5 октября 2015

Блэр подарила мне журнал в кожаном переплете, чтобы я мог писать, но я не пишу. Я не писатель, ни поэт, ни романтик. Я всего лишь я. Я просто Чак Басс, и мне не нужно создавать какие-либо чувства на бумаге. Так что я пишу первую запись, чтобы сделать ее счастливой.

12 декабря 2015

Когда я проснулся сегодня, то понял, что ЭТО произойдет в скором времени. И это наполняет меня страхом. Хотя я видел все те вещи, что были в моем списке, я все равно очень напуган. Чем больше я живу, тем больше вещей, которые я хочу видеть, тем больше я понимаю, что я многое не испытал.
После того как я наблюдал за Блэр во время ее сна, я шел в комнату нашей дочери и смотрел, как спала она. Потому что я стал настолько бояться того, что могу забыть лицо дочки, и как ее грудь медленно поднимается и опускается, когда она спокойно дышит в своей разноцветной кроватке, что эта мысль не дает мне спать каждую ночь.
Я не говорил Блэр об этом, но я сказал Нейту. Он отвел взгляд, потому что он все еще чувствовал себя виноватым за это, независимо от того, что я уверял его, что это все из-за людей, что теперь гнили в тюрьме. Я все еще вижу тяжесть в глазах моего друга, потому что мы такие дураки, вели себя, словно дети. Такие дураки.

22 декабря 2015

Я молился Богу сегодня. Я молился в первый раз, потому что хотел иметь возможность увидеть первое Рождество моей дочери. Потребовалось целых пять минут, прежде чем все стало ясно, когда я проснулся сегодня утром. Я так боялся, что это был тот самый конец. Так что теперь я боюсь засыпать снова, потому что меня не отпускает мысль, что случится "однажды", когда пять минут будет длиться всю жизнь.
Я думаю, что Блэр все знает, потому что она смотрит на меня чаще. Она не может оторвать взгляда от моих глаз, и я вижу мольбу. Я чувствую грусть, потому что хотя я и знаю, что моя королева может справиться с чем угодно, но это все равно будет слишком большим ударом для нее.

25 декабря 2015

Видимо Бог слышит, потому что я все еще могу видеть. Мои 2-х летние братья устроили беспорядок в нашей гостиной, разбросав оберточную бумагу по всем углам. Вокруг куча подарков. Оно того стоило, я говорю себе, когда смотрю на нее - Блэр смеется, делая очередные снимки для альбома. Итак, мы увидим их позже. В любом случае Блэр сможет увидеть их позже.
Холодно в Нью-Йорке в это время года, и Роберт греется у меня в ногах. Роберт - это щенок Энн. Бедная Анна умерла в начале года. Блэр Роберта подготавливает в качестве собаки-поводыря у меня за спиной, и теперь я думаю, что животное чувствует, что его время придет, потому что оно не оставляет меня ни на секунду.
Я думаю, что Блэр все знает, потому что я никогда не был близок с животными, но я позволяю Роберту оставаться в своих ногах.

28 декабря 2015

Я молился Богу во второй раз сегодня, потому что я просто хотел видеть Блэр в последний раз, когда я поцелую ее в Новый год. Просто еще раз, я просил его... Просто еще один день.
Сегодня утром, когда я проснулся, Блэр наблюдала за мной, и ее глаза были грустные, мне стало больно. "Это происходит, не так ли?" – спросила она меня тихо. Я коснулся ее лица, как я делал это всегда. Она прикрыла глаза, я видел ее слезы. Эта темнота… она шагала за мной по пятам.
Блэр долго плакала, и я смотрел на нее. Не в силах что-либо сделать, потому что она не такая сильная, она просто женщина. Этого не было в моем списке желаний.
Я не верю в судьбу или карму, но я знаю, что был не самым приятным человеком в молодости. На самом деле, я знаю, что я до сих пор не самый приятный человек. Может быть, поэтому все это происходит? Может быть, нет…

7 января 2016

Это случилось, когда я держал мою дочь на руках. Я закрыл глаза и наслаждался ее любовью и преданностью, а потом ... потом темнота. Я знал, что это тот самый момент. Я был уверен в этом. Это был жестокий конец.
Семь лет. Я получил волшебных семь лет, но они истекли.
Я сел, все еще прижимая мою дочь, и приказал Роберту, который был, как всегда, поблизости:
-Позови сюда Блэр, - уверенно сказал я собаке, она все поняла.
Я услышал шаги Би, когда она подошла ко мне, и я улыбнулся. Ее нельзя пугать. Она по-прежнему ходила бесшумно, но с легким шорохом, будто на носочках, поэтому я всегда знал, когда она была рядом.
-Чак? - позвала она, и я почувствовал отчаяние в ее голосе.
-Возьми ребенка, - указал я ей. Я почувствовал, как ее губы касаются моего лба в кротком поцелуе, когда она забирала у меня дочь.
Я гладил Роберта, который сидел покорно рядом со мной, когда Блэр вернулась без ребенка и уселась ко мне на колени, как она всегда делала.
Она положила голову мне на плечо, и я вспомнил, как красиво это ее действие.
Я чувствовал, как ее слезы капают мне на шею, и я прижал ее ближе к себе. На этот раз она не тешила себя ложными надеждами. Моя Блэр теперь выросла.
Ее губы нашли мои ресницы, и я почувствовал, как она поцеловала мои глаза, так же, как она сделала это в нашу первую ночь вместе.
-Меня не волнует, что ты слеп, - повторяет она. И меня тоже не волнует. Больше. Я сделал, все что смог.
Я всегда был азартным человеком, и это моя плата.
Я вспоминаю дни до аварии, и мне интересно, если бы этого не случилось, то была бы моя жизнь такой, как сейчас?
Если бы Блэр не вошла в мою комнату, когда я мечтал быть сожженным заживо, если бы этого не произошло? Если бы Нейт не вытащил меня из машины, что бы тогда произошло? Если бы Блэр никогда не появилась в моей номере, чтобы заставить меня жить… Что бы тогда произошло?
Была бы она сейчас на моих коленях? Существовала бы наша дочь, спящая в соседней комнате? Может мы все также бы добивали друг друга обидами? Была бы она сейчас с Арчибальтом, в то время как я бы был абсолютно несчастен?
Это не имеет значения, на самом деле это не так. Каждый шаг, что я сделал в своей жизни, привел меня к этому моменту. Выбор я сделал - это люди, которых я люблю.
Я молился Богу в третий раз сегодня, и на этот раз я был краток, потому что мы еще будем иметь много разговоров. Я попросил его, чтобы он не позволил мне никогда забыть…
ОН был довольно добродушным до сих пор. Если бы это было человеческое пари, то я бы поставил на то, что я не забуду.
Я решил, что не буду больше писать этот дневник. Я не писатель, ни поэт, ни романтик. Я всего лишь я. Я просто Чак Басс, и мне не нужно создавать какие-либо чувства на бумаге. Так что я пишу эту последнюю запись, чтобы сделать себя счастливым.

*** *** ***

Не пышной розою тебя люблю, не искристым топазом,
Не стрелкою гвоздики, что горит огнём лучистым в поле.
Тебя я прячу в тайниках своей души бутоном нежным,
Что никогда не расцветет и от того стократ прекрасней.
В нём силы нерастраченной потоки дремлют, чистой силы,
Что наполняют душу тайным страстным светом, мощным, скрытым.
И Жизни аромат густой, от почвы поднимаясь тяжко,
Вливается мне прямо в сердце, опаляя душу жаром.
Не знаю, как пришла ко мне любовь, когда или откуда.
Я так тебя люблю, не зная способа любить иного.
Из сердца сокровенный образ твой перетекает в руки,
Чтоб удержать тебя между ладоней смог я ночью чёрной.
И перед тем, как сны заманят в закоулки подсознаний,
Твои черты я долго меж ресниц своих лелею нежно.

Сонета 7-ая – Пабло Неруда, (перевод: интернет-источник)

К.О.Н.Е.Ц.


Сообщение отредактировал Queen-A - Среда, 03.08.2011, 11:32
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » See No Eve (ПЕРЕВОД) (See No Evel великолепой Изабелль)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: