Воскресенье, 18.11.2018, 22:40
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от Minimina (Chair)
Мини от Minimina
MiniminaДата: Пятница, 30.09.2011, 11:37 | Сообщение # 16
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
и снова NB! высокий рейтинг!

4.5.

- Что значит, спустимся к тебе? – спросила Блэр, удивленно глядя, как Чак уверенно идет к лестнице на первый этаж пентхауса. – Я думала, твоя комната, - она повернулась к коридору, - где-то там.
- Вот что значит, думать о своем парне больше, чем о себе, - издеваясь, заметил Чак.
- Ты мне не…! - она прикусила губу, понимая, что Барт или Лили могут быть за любой из дверей.
Вздохнув, Блэр послушно пошла за ним к лифту.
- Что случилось? – уже спокойно спросила она, когда металлические створки медленно закрылись перед ними.
- Меня переселили в мой старый номер.
- Переселили? Ты не сам?
- Нет, - неохотно ответил он, выходя в коридор с красным ковролином.
Блэр смотрела на его спину, прикидывая в голове разные возможности, но понимая в конце концов, что у нее слишком мало данных. Она вышла из лифта и прошла через открытую нараспашку дверь в знакомый номер.
- Ты же понимаешь, что я все равно узнаю, - заметила она, почти привычным движением бросая на диван сумку.
- Я так понимаю, ты приехала выяснять не это.
Блэр подошла к нему и взяла его лицо в ладони.
- Чак, я знаю, я увлеклась борьбой с Дженни и выпала из твоей жизни. Но если за эти сутки случилось что-то, из-за чего Барт может вернуться к мысли о закрытой школе, я должна знать. Не считаешь?
Он закрыл глаза, то ли раздумывая над ее словами, то ли наслаждаясь прикосновением. Потом кивнул и, взяв ее ладони в свои, коротко рассказал о том, что случилось.
Пару минут Блэр молчала.
- Как думаешь, - спросила она, наконец, - насколько сильно он разозлился?
- Очень. Я думаю, единственное, почему он не сослал меня в Техас ближайшим рейсом – это ты.
- Хорошо, - кивнула Блэр. – Может, мне поговорить с ним? Если мы с Сиреной выступим единым фронтом…
- Нет, - помотал он головой. – Не надо.
- Почему? Ты сможешь вернуться домой.
Он грустно ей улыбнулся. Блэр удивленно смотрела в глаза цвета горького миндаля.
Раздался тихий стук в дверь. Чак повернулся, отпустил руки Блэр и впустил в номер официанта с сервированной тележкой
- С возвращением, мистер Чак, - сказал тот, принимая купюру.
- Спасибо, Майкл.
Блэр оперлась бедрами на спинку дивана и смотрела, как Чак закрывает дверь.
- Ты знаешь, как его зовут?
- Ну, ты же знаешь, как зовут Дороту. Кофе?
Блэр молча взяла из его рук чашку с темным ароматным напитком. Она предпочитала более легкий американо, но судя по тому, как Чак спокойно отпил из своей чашки, она поняла, что он любит густой эспрессо.
Впервые за много лет общения она подумала, что совсем не знает этого человека.
- Почему ты не рассказал мне?
- Не хотел отвлекать.
Блэр молча наблюдала, как он обошел ее и сел на диван, взяв со столика ноутбук. Она повернулась, через его плечо наблюдая, как он открывает свою работу по экономике, что она так настойчиво заставляет его писать. С удивлением она заметила в оглавлении новый пункт.
- Знаешь, - протянула она, обходя диван и садясь рядом с парнем, поджимая под себя одну ногу, - я бы предпочла сейчас что-нибудь поострее кофе.
Она провела кончиками пальцев по его щеке, потом встала на колени и нежно поцеловала, наклонившись между ним и белеющим дисплеем. Сквозь удовольствие от прикосновения к мягким губам она осознала, что Чак остался совершенно неподвижен.

4.6.

Блэр отстранилась и удивленно посмотрела на невозмутимого парня.
- Давай кое-что проясним, Уолдорф, - сказал он, - я не собираюсь растрачивать свои законные права на твое время, только потому, что тебя грызет чувство вины. - Она нахмурилась и уже собиралась снова сесть рядом с ним, но Чак резко обнял ее за плечи одной рукой и притянул к себе, - но могу предложить дописать наши правила, - продолжил он мысль. Блэр замерла, прислушиваясь к нему. - Давай так, ты в моем распоряжении пять раз в неделю, я в твоем - без ограничений, по первому требованию. Это ведь не унизит королеву? - шепнул он напоследок, щекоча кожу за ее ухом своим дыханием.
Блэр закрыла глаза, наслаждаясь нежной лаской.
Судорожно разрываясь между удовольствием от легких касаний и собственными сомнениями, она почувствовала, как Чак закрыл компьютер.
Он снова выпрямился и скользнул кончиками пальцев по ее щеке, повернув к себе лицо, он нежно коснулся губами все еще приоткрытых губ.
Блэр ответила на поцелуй, посылая к черту все сомнения и принимая новое правило.
Она подползла к нему ближе и обняла за плечи. Чак обхватил ее стройное тело обеими руками и прижал девушку к себе так тесно, что та тихо пискнула в его губы.
- А не надо пропускать столько дней, - заметил он, усаживая ее на себя и начиная целовать открытую шею.
- Арр…. я по уважительной причине, - простонала Блэр, упираясь ладонями в его рубашку. – Я… ммм… я разрушала чужую... жизнь... о, да...
Его ладони и губы жадно ласкали все ее тело. Через несколько секунд он настойчиво потянул вверх подол короткого платья. Блэр послушно подняла руки, помогая ему.
Небрежно бросив клочок ткани на пол, он резко оттолкнул девушку, повалив на диван животом вниз, откинул со спины ее волосы и продолжил целовать шею, нежные холмики позвонков, ямочки у ключиц, изгибы лопаток. Она тихо стонала, пытаясь приподняться на локтях и удобнее лечь под его сильным телом, пока не почувствовала, как его пальцы ныряют под тонкие бретельки ее темно-розового бра.
- Задвинем шторы? – предложила она.
- Зачем? – едва оторвавшись от ее кожи, Чак расстегнул застежку.
Блэр почувствовала, как он встал за ее спиной на колени. Она неуверенно обхватила себя руками, не позволяя ненужному комочку ткани упасть на пол к ее платью, и села на диване.
- Ну… просто…
- Блэр, - Чак через голову стянул и бросил на пол рубашку, - ты что, никогда не занималась любовью днем?
Он потянулся к ней, чтобы снова поцеловать, но она уже вскочила и даже успела сделать пару шагов к окну, все еще крепко прижимая к груди обе руки. Чак быстро нагнал ее, и развернул к себе, снова впившись в ее губы требовательным поцелуем. У нее подогнулись колени от прикосновения его кожи к своей, от волны страсти, сметающей ее стеснение, от сладкой мягкости его поцелуев.
Блэр запрокинула голову, растворяясь в волнах удовольствия от его губ. Когда она почувствовала, как он спустился чуть ниже, она не сдержалась и, подняв руки, запустила пальцы в темные волосы, теснее прижимая к себе его голову. Оставшийся без поддержки бюстгальтер грустно приземлился у носочков туфель.
Чак крепко обнял девушку, его ласки становились все жарче. Она начала нетерпеливо отвечать, раздражаясь от того, что диван так далеко, в нескольких сантиметрах.
Чак чуть оттолкнул ее от себя и, до того, как она успела что-то понять, поднял на руки.
Блэр охнула от неожиданности, теряясь между желанием прикрыть грудь и необходимостью обнять его за шею.
- Ну и что я у тебя еще не видел? – ухмыльнувшись, помог он ей с выбором.
Блэр снова прижалась губами к его губам.
Он отнес ее на так и не застеленную постель и, откинув на пол смятое одеяло, уложил на простыни.
Она сжалась как от холода, когда Чак встал перед ней, рассматривая ее почти обнаженное тело.
- Мне повторить последний вопрос?
Она посмотрела на него снизу вверх.
- Я… я просто…
Он молча опустился между ее ног на колени.
Блэр выгнулась, когда его губы нашли ее грудь. Она извивалась от ласковых прикосновений влажного языка, растворялась в нежных покусываниях, умирала от крепких объятий его губ вокруг своей чувствительной плоти. Когда его руки нашли кромку оставшегося на ней кусочка ткани, она резко распахнула глаза.
- Так что там со шторами? – спросила она охрипшим голосом.
- Хочу тебя видеть, - простонал он, едва выпуская из горячего плена тугую розовую ягодку ее соска, - но если ты настаиваешь…
Он приподнялся, словно собираясь встать. Блэр расслабленно вытянулась на простынях и почти машинально приподняла бедра, чтобы помочь ему стянуть с себя трусики.
- М? – то ли восхищенно, то ли удивленно протянул он, сразу же забывая про все еще открытое окно.
Блэр закрыла глаза ладонью и попыталась плотно свести ноги.
- Чак… я… - она вздохнула, собираясь с силами, но он уже целовал ее живот, спускаясь все ниже.
- Мило, - шепнул он. - Ничего, если я рассмотрю?
Он снова приподнялся и руками широко развел ее бедра в стороны.
Блэр закрыла лицо двумя ладонями.
- Что не так, моя королева? – спросил он, проводя кончиками пальцев по неожиданной гладкости раскаленной кожи.
- Ты меня смущаешь, - призналась она, все так же не глядя на него.
Чак продолжал рассматривать аккуратно выстриженную корону из поблескивающих золотом волос на твердом холмике.
Потом наклонился и поцеловал плоский красный камешек в центре узора. Потом спустился к основанию короны. Потом еще ниже.
- Что ты делаешь? – удивленно выдохнула Блэр, когда его дыхание обожгло ее нежно-розовые створочки.
- Преклоняюсь перед короной, - ответил он, осторожно раскрывая ее кончиками пальцев.
Блэр выгнулась на кровати, когда почувствовала горячее прикосновение кончика его языка. Словно сомневаясь или спрашивая разрешения, он медленно скользнул по повлажневшей коже.
Блэр застонала, закрывая глаза. Прикосновение стало требовательнее. Через несколько секунд он уже с силой раздвигал ее нежные складочки, заставляя девушку кричать и извиваться на хлопковых простынях.
Иногда он давал ей пару секунд передохнуть, просто скользя по ее коже теплым дыханием, потом жестко возвращался, то поглаживая ее длинными движениями шершавого языка, то невесомо лаская кончиками пальцев. Иногда Блэр машинально смотрела вниз и, видя чья голова мерно покачивается между ее разведенных ног, снова вжимала макушку в горячую от страсти простынь, задыхаясь от удовольствия. Скоро и эти мысли покинули ее.
Огненный океан заполнял ее все полнее, постепенно вытесняя не только воспоминания о правилах, но и эмоции.
Скоро она уже беззастенчиво раскрывалась перед ласкающим ее парнем, забыв про прошлое смущение, просила и умоляла, послав к черту все игры и условия, громко стонала, не вспоминая про тонкие стены и ходящих по коридору людей. Чак довольно заурчал, когда она запустила ладони в его волосы и прижала к себе теснее. Извиваясь под его руками, ласкающими ее бедра и попку, Блэр понимала, что до полной потери контроля над ситуацией ей остаются крохотные секунды.
Чак короткими быстрыми движениями играл с маленьким комочком нервов, настойчиво приподнявшимся ему навстречу. Слушая наполняющие номер стоны, перемешанные с бессвязными «Пожалуйста», «Садист» и «Еще», он, наконец, понял, что Блэр полностью готова к тому, чтобы умереть.
Он широко раздвинул потемневшие от страсти складочки и сильно обнял губами тугую жемчужинку. Девушка затихла, вытянувшись как струна. Чак положил ладонь на плоский животик, плотнее прижимая ее к простыни и продолжая свою сладкую пытку. Скоро он услышал знакомый тихий вдох и мысленно улыбнулся, продолжая настойчиво ласкать губами и кончиком языка сосредоточие ее расцветающей женственности.
Блэр дернулась под его ладонью, но он снова вжал ее в постель, не позволив отодвинуться и наслаждаясь ее дрожью и вскриками едва ли не больше, чем она сама.
Она тяжело дышала, когда он, по дорожке из поцелуев поднялся от низа дрожащего животика к налившейся груди с торчащими ягодками сосков.
Удобно положив подбородок в исцелованную им ложбинку, он поднял глаза.
- Ты осталась довольна моей присягой, королева?
Она хрипло рассмеялась, обнимая его ногами, но почти сразу передумывая и сталкивая его с себя. Встав перед ним на колени, она расстегнула его ставшие очень тесными брюки. Только отбрасывая их на пол, она вспомнила, что стоит перед ним совершенно голая и снова неуверенно посмотрела на окно.
- Перестань, - поморщился на миг он и обнял ее, притянув к себе.
Его губы пахли желанием, Блэр целовала его, словно впервые пробуя на вкус. Он не торопил, мягко поглаживая ее спину, талию, крутой изгиб бедер. Вжав ладони в подушку у его плеч, Блэр закинула на него одну ногу, продолжая получать удовольствие теперь уже от настойчивого прикосновения его восставшей упругой плоти. Она села на нем ровнее, покачиваясь и позволяя ему скользить по своим раскаленным истекающим удовольствием складочкам.
Чак обхватил ладонями полукружия ее попки, направляя и лаская. Блэр тихо рассмеялась, когда он попытался усадить ее на себя.
- Не-а, - с улыбкой погладила она его грудь.
- Блэр, - умоляюще простонал он.
- Я тебя тоже долго просила, - напомнила она и выпрямилась, с заметным сожалением отрываясь от его тела.
- Это не считается.
Он снова попытался обхватить ее бедра, но Блэр, как строгая учительница, звонко ударила его по рукам. Чак попытался снова, она снова была быстрее. Отбиваясь от его ладоней, она заливисто хохотала, явно наслаждаясь их маленькой игрой.
- Ладно, - хмуро сказал, наконец, Чак и вытянулся на кровати, подложив обе руки под голову. - Тогда делай все сама.
Она погладила его живот, потом прямыми руками скользнула по груди, наклоняясь ниже, снова упираясь ладонями в подушку у его плеч, она наклонилась к его губам, не поцеловав и продолжая дразнить.
- Как скажешь, мой кардинал, - словно издеваясь, прошептала она и выпрямилась, едва он попытался приподняться и поймать ее губы.
Его взгляд тут же опустился к поблескивающей короне на широко раскрытом треугольнике молочно-белой кожи. Прекрасно понимая и чувствуя низом живота, как действует на него этот вид, Блэр погладила себя по шее, опустила ладони к груди с напряженными розовыми сосками.
- Уолдорф, - снова простонал Чак. - Это ты садистка.
Она рассмеялась, чуть приподнялась и наклонилась к ящичку прикроватной тумбочки. Открыв упаковку, она с сомнением перевела взгляд на не шелохнувшегося парня.
- Сама, - напомнил он. - Технологию ты знаешь.
- Вредина, - буркнула Блэр, немного сползая к его коленям.
Ее руки дрожали от нетерпения, повозившись несколько секунд, она снова подняла глаза на наблюдающего за ее неловкими действиями Чака.
- К черту, - согласно кивнул он, и тихо зарычал, когда она наконец-то позволила ему скользнуть в себя.
Пару секунд она поерзала на нем, приноравливаясь к новому чувству наполненности, то ли не осознавая, как сейчас чувствует себя Чак, толкаясь в ее тугие горячие стеночки, то ли наоборот, прекрасно это понимая.
Он снова потянулся к ее бедру, надеясь остановить это сводящее его с ума ворочание. Блэр снова шлепнула его раскрытой ладошкой. Едва не взвыв от разочарования, Чак сжал рукой простынь.
- Так-то лучше, - заметила Блэр, начиная движение.
Он вытянулся под ней, упираясь макушкой в хлопок подушек. Потом, словно что-то неудержимо его тянуло, и он снова посмотрел на качающуюся на нем корону, украшенную россыпью плоских страз.
- Королева, ты жестока.
- Разве?
Она двигалась на нем, распаляясь все сильнее. Тугое гладкое скольжение, раздвигающее ее, заполняющее собой, выдавливающее с каждым вздохом все посторонние мысли сводило ее с ума. Каждой клеточкой она чувствовала его горячую упругость, каждым сантиметром кожи она принадлежала сейчас этому человеку. Блэр запрокинула голову, кончики волос защекотали лопатки и изгиб талии. Она отклонилась назад и сильнее подвернула бедра, еще больше раскрываясь перед Чаком, еще глубже впуская его в свое тело. Он хрипло застонал и сел, крепко сжав ладонями ее талию.
- О, ммм... Это бунт? - смогла выдохнуть она, обнимая его плечи, пока он прижимался горячими губами к порозовевшей коже ее шеи.
- Угу, восстание, - выдохнул он, нежно прикусывая бьющуюся жилку.
Его руки легли на изгиб ее поясницы, толкая ее вниз все жестче. Блэр стонала от глухих ударов при соприкосновении их плоти, когда он с силой насаживал ее на себя, едва помня о ее удовольствии. Она удивленно замерла в его руках, когда почувствовала новое приближение знакомой огненной волны.
Запуская пальцы в его волосы, она тихо задышала в его висок, прислушиваясь к собственным ощущениям. Она не ошиблась, она была готова. Снова.
Руки Чака скользили по ее спине, плечам, талии, бедрам, Блэр казалось, что она покрыта его прикосновениями, как тонким кружевом. Она вцепилась в его плечи, чувствуя, как он все резче опускает ее на себя. Чувствуя дрожь его желания глубоко внутри себя, она едва осознала, что он замер в ней. Хрипло вскрикнув, Блэр вытянулась как струна, когда почувствовала, как в ней разливается горячий признак его удовольствия. Ощущение было таким острым, что она не смогла сдержать океан огня и позволила ему захлестнуть себя полностью, впиваясь ногтями в повлажневшую кожу сильных мужских плеч.
Блэр осторожно приходила в себя, выпутываясь из густой паутины страсти, плотной органзой покрывшей ее мысли. Она открыла глаза. Больше увидев, чем почувствовав, она осознала, что все еще сидит на Чаке верхом, ее голова мирно лежит на его тяжело вздымающейся груди. Она снова закрыла глаза, слушая, как быстро и сильно бьется под ее щекой его сердце.
Чак осторожно обнял ее за плечи.
- Это был потрясающий подарок, - сказал он.
- Ты про что? - уточнила она, щурясь от его прикосновений, как котенок на солнце. - Если про бикини-дизайн, то я немного запоздала. Это было к началу семестра, но эта выходка Дженни с «Баттером» спутала мне планы.
- Я только что начал по-настоящему ненавидеть Дженни, - заметил Чак.
Блэр рассмеялась и поерзала на нем, укладываясь ровнее, складывая на его груди ладони и опираясь на них подбородком.
- Что за традиция у тебя с Нейтом?
- Может, прежде чем спрашивать о своем бывшем, хотя бы трусы наденешь?
- Я спрашиваю не о нем, я спрашиваю о тебе. Что это за традиция?
- Каждый год последние несколько лет мы с ним уезжаем от всех и просто напиваемся. - Блэр разочарованно хмыкнула, снова прижимаясь к нему щекой. - И тем не менее, - продолжил Чак, - мне эти пару дней в году нравятся, и я не хочу ничего менять.
- Эти пару дней могут быть у тебя в любое время.
- И тем не менее, - упрямо повторил он.
Он снова крепко прижал ее к себе, чувствуя приятную тяжесть ее маленького тела. Он погладил ее по рассыпавшимся по все еще горячим плечам прядям.
- Ты уже думала, чем собираешься заняться сегодня? - спросил он, сам еще толком не понимая, какой ответ хочет услышать.
- Угум, - уркнула Блэр в его объятиях, - сначала я планировала выпустить тебе кишки, потом заняться подготовкой твоего доклада. Кстати, - словно только что вспомнив, она снова приподнялась, в этот раз упираясь в его грудь острыми локтями. Чак поморщился и столкнул ее с себя. - Ты добавил исследовательскую часть? - не отступила она от мысли, съезжая на простыни.
- Да. Уолдорф, успокойся уже. Ты напоминаешь мне об этом чертовом докладе каждый день не по разу.
- Я хочу. Чтоб ты сделал достойную работу, - возразила она, вставая на кровати на колени. - Так, - она уперла руки в голые бока, - отмени все, что планировал. Сегодня мы весь день занимаемся экономикой.
- Мы?
Он приподнялся на локтях, оценивающим взглядом скользнув по обнаженному телу девушки со спутанными волосами и потеками спермы на бедрах, стоящей перед ним на широко расставленных коленях. Блэр вспыхнула, понимая, что возможно сейчас она не в том виде, чтобы говорить тоном неприступной директрисы, но знакомая ухмылка Чака вернула ей самообладание.
Она размахнулась и хлопнула ладонью по его макушке.
- Экономика, Чак! - повторила она, указывая на него пальцем.
Тот обреченно вздохнул, понимая, что королева уже приняла решение.


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©
 
MiniminaДата: Суббота, 01.10.2011, 12:34 | Сообщение # 17
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
5. Невыносимая жестокость.

5.1.

Аэропорт встретил почти оглушающим после тишины авто шумом. Блэр раздраженно поморщилась и огляделась.
Вежливо повторяя «Позвольте, позвольте, позвольте» и совсем невежливо работая локтями и плечами, она протиснулась к электронному табло и быстро нашла глазами ближайшие улетающие рейсы. Ей везло - терминалы были неподалеку от нее.
Она зло застучала каблучками по светлому полу, ища глазами знакомую темную макушку.
Полчаса, потерянную набойку и миллион мысленных проклятий спустя, она резко остановилась.
Вдохнула, выдохнула, надеясь успокоиться. Прислушалась к себе. Снова вдохнула.
Плюнула на вежливость и подошла к сидящему парню.
- Чак, черт возьми! - остановилась она перед ним.
- И тебе доброе утро, Уолдорф, - поднял он на нее глаза. - Что ты здесь делаешь?
- Вопрос - что ТЫ здесь делаешь? Я приехала к тебе, готовится к твоему докладу, а коридорный сказал, что снес твой багаж к лимузину. Что за черт?
Чак закрыл журнал и медленно встал.
- Я устраиваю себе выходные. Это традиция. Я как-то упоминал об этом.
- Ты никуда не летишь! - отрезала Блэр. - Через два дня тебе выступать с докладом, я просто не позволю тебе уйти в загул. Кроме того, у меня на тебя планы на завтра.
- Я не собираюсь быть в стране завтра.
- Собираешься! - топнула Блэр ногой. - Артур! Займись его багажом. Мы возвращаемся в «Palace».
- Никуда мы... - начал было Чак, но разъяренная Блэр просто схватила его за шею и потянула за собой. - Ай! Что ты творишь, чертова стерва!
- Ты. Остаешься. В стране, - отчеканила она, не притормаживая на поворотах.
Чак вывернулся, заставляя ее остановиться.
- Я могу подготовиться к докладу и вне своего номера, - заявил он. - Пара дней с другом на Канарах погоды не сделают.
Блэр повернулась к нему. Медленно вдохнула, только что не складывая руки намасте, выдохнула. Потом шагнула к парню, взяла его лицо в ладони и поцеловала.
Тот замер, явно удивленный такой резкой сменой настроения.
- Чак, - сказала она почти не дрожа от ярости. - Ты нужен мне. На сегодня, на завтра и в пятницу. И поэтому, ты остаешься.
- Блэр, - возразил тот, но она снова прижалась губами к его губам. - Блэр, - повторил он, - не пойдет. - Она упрямо гнула свою линию. - Блэр, - выпутываться из плена ее ласки было все сложнее, - нет. Это... - не удержавшись, он ответил на поцелуй, и эта пауза в разговоре была чуть дольше, - это традиция, - повторил Чак, не замечая, что уже вовсю обнимает ее, - это всегда так. Каждый год.
- Традиции меняются, - ответила Блэр. - Ты должен остаться.
- Зачем?
- Сегодня мы должны закончить доклад. Завтра у меня вечеринка, на которой я обязана появиться, к сожалению, вместе с тобой. А в пятницу - твое выступление.
- Я допишу оставшиеся мелочи в самолете. Иди на вечеринку одна. К пятнице я вернусь.
- Нет! - нахмурилась она. - И не смей со мной торговаться!
- Почему?
- Потому что... Потому что ты остаешься, или я придушу тебя прямо здесь и сейчас!
- Блэр.
- Не обсуждается, Чак! Живой или мертвый. Ты. Остаешься. В стране.
Она крепко сжала его руку и снова потащила к выходу.

5.2.

Чак поморщился, когда лимузин медленно припарковался у входа в школу.
- Я все равно уже опоздал, - снова повернулся он к сидящей рядом, как Цербер, Блэр.
- У тебя первая химия, это не страшно, - пожала она плечом, подталкивая его к выходу. - Но на обществознании, английском и литературе ты должен появиться.
Чак не скрывая недовольства, вышел из лимузина, окинув взглядом пустой школьный двор.
- И что прикажешь мне делать ближайшие полчаса? - с издевкой спросил он, поворачиваясь к все еще открытой дверце авто.
Блэр молча протянула ему кожаный портфель, потом снова нырнула в полумрак салона. В следующее появление она вручила ему красную сумку для ноутбука и снова исчезла. Выйдя из лимузина в третий раз, она поправила на плече съехавшую к локтю сумочку и, перекинув на другую руку пухлую пачку бумаги, закрыла дверцу.
Чак молча хлопал глазами, глядя на эти пока еще не совсем понятные ему телодвижения. Подозрение о своей участи на ближайшие полчаса медленно кружилось вокруг его сознания, но он упрямо отгонял его, не желая верить в то, что Блэр не просто испортила ему каникулы с Нейтом, но и заставит сейчас учиться.
- Уолдорф, - начал он, но она нежно погладила его рукав, улыбнувшись так мило, словно вот-вот признается в любви.
- Мы с тобой, - она сжала пальцы, спиваясь ногтями в его руку, - идем в библиотеку, Басс. Там мы систематизируем данные по «Виктроле», которые ты предложил использовать.
Не позволяя ему даже пискнуть в возражение, она потащила его через пустой школьный двор.
- Уолдорф, я просто сказал, чтобы ты со мной не спорила, потому что тема доклада вполне соответствует тому, что я делал в клубе. Я добавил в доклад небольшую ссылку на реальные данные, которые я и так помню наизусть. Практическая часть будет занимать максимум пять страниц. Какое, черт возьми, исследование? О чем ты вообще?
- Ну, - пожала она плечом, поднимаясь по лестнице, - я подумала, что раз уж мы все равно решили кое-что добавить, неплохо было бы развить мысль. Поэтому я поехала в клуб и уговорила нового управляющего снять копии со всех бухгалтерских документов того времени. Потом я поехала к Барту и попросила у него твой проект, с которым ты к нему пришел. Потом...
- Уолдорф! - остановился он.
Она медленно повернулась к нему.
Ее улыбка была той самой, которую он так любил и за которую так часто хотел ее убить.
- Да, - кивнула она в ответ на его растерянный мысленный вопрос. - Мы добавляем в доклад полноценное исследование рынка на примере бурлеск-клуба. И нам предстоит много работы. Не отставай, - снова развернулась она, цокая каблучками по пустому коридору.

хохо

Коротко поговорив с преподавателем, Блэр вышла из кабинета, сразу же направившись в школьный двор.
Два урока назад она оставила возмущающегося Чака в библиотеке, пригрозив, что испортит ему остаток жизни, если он все-таки сорвется и уедет из страны. Тот жарко возражал, что знает свой бывший клуб и на подготовку необязательной исследовательской части доклада ему понадобится максимум полдня. Она затыкала ему рот поцелуями, заставляла замолкнуть испепеляющими взглядами и не принимала никаких возражений, просто повторяя, что он нужен ей на ближайшие три дня, а потом он может катиться хоть в Тайланд, хоть в племя бешенных нимфоманок в Новой Зеландии. Естественно, не забыв изменить внешность до неузнаваемости.
Блэр была почти уверена, что он сейчас в школе. Была уверена процентов на 95.
Но...
- О, - улыбнулась она хмурому парню, выходящему из здания Сент-Джуд. - Как урок?
- Иди к черту, - нежно поцеловал он ее, словно они только что увиделись. - Я ненавижу тебя, Уолдорф.
- Взаимно, Басс.
Она ответила на поцелуй, расправила шарф у его воротника и ласково улыбнулась.
- Привет, Блэр, - подошла к ним Пенелопа. - Не отвлекаю?
- Ничуть, - ответил за нее Чак. - Мы все равно увидимся вечером, да, милая?
Блэр захотелось прямо сейчас развернуться и вцепиться ногтями в его такую известную ей улыбку.
- Конечно.
- Мы просто хотели спросить тебя кое о чем? - словно сомневаясь, продолжила Пенни.
За ее спиной стояли остальные фрейлины. Дженни не было.
- Да?
- Мы... ммм...
- У нас намечается дисциплинарный комитет, - выпалила Хейзел.
- О! - приподняла брови Блэр.
- И мы подумали, - снова вступила Пенелопа, - лучше тебя их никто никогда не проводил.
- Что неудивительно, - не смогла не уколоть их Блэр. - Ведь это я их придумала.
- Ну да... Мы просто подумали... ты не поучаствуешь?
- Конечно. Кто провинился?
- Надеюсь, не маленькая Джей, - заметил Чак. - Они друг друга растерзают.
- Не лезь, - машинально отрезала Блэр, но быстро справилась с эмоцией. - То есть, я хотела сказать, Чак, это наши девчачьи дела, не вмешивайся, хорошо? Увидимся вечером.
Она мило улыбнулась ему и, кивнув фрейлинам, отошла с ними к белому круглому столу, выслушивая по пути короткий отчет о происшествии.
Буквально через несколько секунд ее внимание отвлек писк телефона в ее сумке. Она достала оранжевый моноблок и прочитала короткое сообщение.
Наскоро придумав какую-то ерундовую причину, Блэр извинилась и снова вернулась к Чаку.
- Что это? - спросила она, показывая ему открытый дисплей.
- «После этого урока. В лимузине.» - вслух прочитал он. - Я думаю, ты понимаешь. Или хочешь, чтобы я сказал это словами? Хорошо, правда я сейчас не в настроении выбирать литературные эпитеты, поэтому уж прости, скажу как есть. Это значит, что...
- Что ты, черт возьми, творишь? - прошипела она, сжимая отворот его пиджака.
Парень наклонился и снова поцеловал ее. Она замерла, реально осознавая, что он прекрасно понимает, до чего же ей хочется сейчас пнуть его коленкой в пах.
- Чак, - выплюнула она сквозь стиснутые зубы. - Мои... отработки не должны мешать учебе. Секс в лимузине — это пошло. На следующей перемене ты должен подготовиться к литературе, а у меня - первый после возвращения дисциплинарный комитет. Мать твою, мне продолжать?
- Как хочешь, - он наклонился к ней, делая вид, что целует кожу у ее ушка, - мне все равно плевать на все это. Ты включила стерву. Плати.
- Ничего я не включала. Девушки всегда так разговаривают со своими парнями.
- Ничего подобного. Стервы так разговаривают со своими бойфрендами-подкаблучниками.
- Я всегда так вела себя. С Нейтом.
- Подтверждение теоремы.
Он выпрямился перед ней, не убирая, однако, руки с ее талии, и очаровательно улыбнулся. Блэр захотелось взвыть в голос, понимая, какой великолепной любящей парой они смотрятся сейчас со стороны.
- Ненавижу, - улыбнулась она ему в ответ, потянулась и поцеловала в щеку. - Скотина, - шепнула она.
- Шлюха, - успел ответить он.

хохо

Блэр подошла к припаркованному лимузину у тротуара. Выдохнула. Оглянулась. Потом взялась за ручку двери и резко дернула ее на себя.
- Ты ведь понимаешь, что я тебя ненавижу? - спросила она, опускаясь на сидение и сразу же чувствуя мужские руки на своей талии.
- Ты ведь понимаешь, что мне все равно? - услышала она, прежде чем к ее губам прижались теплые мужские губы.
Она немного отстранилась.
- Чак, давай вечером. В отеле.
- Нет, - он снова притянул ее, практически усадив себе на колени. - Сейчас и здесь. Я хочу тебя.
- Ты хочешь меня наказать.
- Одно другому не мешает. Кроме того, если ты не хочешь, можешь не получать от этого удовольствия.
- Какое удовольствие? - возмутилась Блэр, упираясь ладонями в его плечи. - Почему нельзя заняться этим в человеческих условиях? Там, где есть кровать, душ и простыни?
- У меня был душ пять минут назад.
- Ах да, физкультура, - вспомнила она.
- А простыни, - продолжил Чак, - что-то я не помню, чтобы ты настаивала на них в прошлый раз.
Блэр закатила глаза, не удостоив его ответом. Он продолжил целовать ее шею, развязывая бант у воротника ее блузки.
- Подожди, - сказала она. - То есть ты не против просто получить свою порцию удовольствия?
- Я не понимаю.
Она медленно, словно сомневаясь, сползла на пол лимузина и встала перед парнем на колени.
- Ты шутишь? - удивился он. Она руками развела его ноги и придвинулась ближе. - Блэр, ты...
- Боишься, что не уложишься в перемену? - спросила она, расстегивая его брюки. - Ты вроде не жаловался раньше на мои умения, - заметила она.
- Мне грех жаловаться, ты великолепна.
- Тогда в чем проблема? - она освободила его из тканевого плена и, обхватив рукой, провела теплой ладошкой по всей длине.
Потом наклонилась и лизнула блестящую головку.
Чак шумно выдохнул и запрокинул голову.
- Никаких проблем. Никаких.


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©
 
MiniminaДата: Суббота, 01.10.2011, 12:35 | Сообщение # 18
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
5.3.

Чак с раздражением застегнул рукав рубашки. Блэр сидела на подлокотнике дивана, молча наблюдая за его сборами.
- Черт возьми, Уолдорф, - спросил он, забирая протянутую ему галстук-бабочку, - что это за вечеринка такая, что тебе обязательно нужно было кружить вокруг меня весь день из-за нее?
- Мог пообещать, что не сбежишь, я бы отстала.
- Я не хочу быть в этом городе сегодня, стервятница.
- Придется. И перестань ворчать. Если захочешь, уйдешь через час, но появиться ты там должен.
- Десять минут назад ты говорила, что это ТЫ должна там появиться.
Она махнула рукой, словно это замечание не стоило того, чтобы на него отвечать и снова скользнула по нему оценивающим взглядом. Потом встала и поправила лацканы пиджака, проводя ладонями по его груди.
На несколько секунд они замерли, глядя друг другу в глаза. Потом Блэр тихонько тряхнула головой, словно сбрасывая сомнения, и взяла парня за руку.
- Артур уже ждет, - сказала она, потянув упирающегося парня к выходу. - Ты ведь не против, что я воспользовалась твоим лимузином?
- Я против того, что ты почти что испортила мне сегодняшний день.
- Ну, - мило улыбнулась она, посмотрев на него поверх обнаженного плеча, - еще не вечер.

хохо

Авто медленно припарковалось у высокого здания.
- Черт возьми, Уолдорф, - возмутился взъерошенный Чак. - Это что, вечеринка у тебя в пентхаусе?
- Да, - она снова взяла его за руку и вытащила из лимузина.
Он открыл рот, чтобы выдать очередную порцию своего недовольства, но она повернулась к нему всем телом и поймала несказанные слова в клетку своих губ. Чак крепко обнял ее, прижимая к себе и отвечая на поцелуй.
- Будь хорошим мальчиком, - она пригладила его волосы и вошла в здание.
В лифте Блэр заметно нервничала. Когда на электронном табло засветились номера верхних этажей, Чак не выдержал и нажал кнопку остановки.
- Так, - повернулся он к ней, - Уолдорф, рассказывай.
- О чем ты?
- Я впервые вижу, чтобы ты так напрягалась, когда едешь на собственную вечеринку. Рассказывай. Что я должен знать?
Она молча подошла к нему и нажала на кнопку, снова запустив лифт.
- Это не моя вечеринка, - пояснила она, положив ладошку на его грудь. - И я... в общем...
- Что? - напрягся он еще больше.
Дверь лифта за его спиной открылась.
В холле было темно. Блэр взяла Чака за руку. Он с сомнением посмотрел на их сплетенные пальцы и вышел следом за ней. По его виду было понятно, что если пару минут назад ситуация его просто раздражала, то сейчас она его почти пугает.
Каблуки Блэр гулко ударились в гладкий пол. Чак остановился рядом с ней.
- С днем рождения!!!
В его глаза ударил яркий свет.
Не успел он опомниться, как на его шее уже висела заливающаяся хохотом Сирена.
- Поздравляю, Чак!
Он нахмурился.
Блондинка растерялась, не успев снять руки с плеч неподвижно стоящего парня.
Блэр тут же отстранила ее и обняла его сама.
- Во-первых, - сказала она, разворачивая его так, чтобы его лица не видела толпа все еще радостно аплодирующих подростков. - Ты же не думал, что я забуду. Во-вторых, наша договоренность в силе - если тебе здесь не нравится, ты можешь уйти. Если хочешь — прямо сейчас, но тогда Дорота будет рыдать минимум месяц — она настояла, что сама испечет для тебя торт и не позволила профессиональному кондитеру заняться даже глазурью. В-третьих...
- Блэр, - перебил он ее. - Какого черта ты ведешь себя как моя девушка?
Она посмотрела в его глаза, понимая, что сейчас самое время заклеить себе рот клеем, потому что еще чуть-чуть и она скажет ему то, что реальная девушка могла бы сказать своему реальному парню. Она на секунду сжала губы, собирая в комок эмоции. Выдохнула.
- Чак, - она повела ладонью по его щеке. - Просто прими подарок. И позволь себе хоть раз отпраздновать этот день, не напиваясь черт-те-где в одиночестве.
Он продолжал смотреть в ее почти виноватые глаза. Вся суета, которой она его сегодня окружила, вдруг стала совершенно понятной и оправданной.
Он обернулся. Немного напряженные подростки выжидающе смотрели на эту невозможную парочку. Сирена нервно покусывала губы. Дэн обнимал ее одной рукой, готовый в любой момент начать утешать. Эрик терпеливо стоял у обвитой черной лентой красной колонны с бокалом сока.
Чак огляделся.
Весь холл был украшен в красно-черных тонах. По периметру наизготовку вытянулись стройные официантки в очень откровенных платьях и неизменных галстуках-бабочках, заставляющих вспомнить зайчиков «Playboy». Вместо рояля в углу стоял стол для рулетки, блондинка-крупье в красном корсете уверенно собирала рассыпанные по зеленому сукну фишки. Столы для покера и блэк-джека занимали ниши у окна. Центр залы был явно отведен под танцы, а слева от себя, в небольшом коридоре возле лифта Чак увидел стол для бильярда с треугольником разноцветных шаров по центру.
- Это напоминает Потерянные выходные, - заметил он. - Только круче.
- Я старалась, - кивнула Блэр.
Чак обернулся и улыбнулся гостям.
- Зажигаем!
Радостный вопль и взметнувшиеся вверх бокалы были ему ответом.

5.4.

Чак допил виски и поставил низкий стакан на серебристый поднос в руках плавно разрезающей толпу девушки. Он нашел глазами каштановую макушку с забранными вверх кудряшками и подошел к Блэр, обнимая ее со спины. Девушка от неожиданности вздрогнула, но быстро расслабилась в его руках и наклонила голову, позволяя своему парню поцеловать себя в шею. Он положил ладони на ее плоский живот под плотной тканью поблескивающего платья.
- Тебе понравился подарок Сирены? - спросила она. - Мы вместе выбирали...
- Да, - кивнул он, теснее прижимаясь к ее спине, - но я пришел уточнить, моя девушка, когда я смогу получить твой подарок, - Блэр закрыла глаза, когда его ладонь незаметно для окружающих скользнула к бедру под пышным подолом. - И я не имею в виду галстук...
- Упс, - она подняла руку, кончиками пальцев поглаживая его шею, - а я купила тебе именно его.
- Ну, - протянул он, скользя дыханием по ее коже, - я думал, что на день рождения своего парня девушка дарит ему еще кое-что. Или я ошибаюсь?
- Ну, - в тон протянула она, разворачиваясь в его руках, - вообще мой тебе подарок я планировала вручить немного позже, - она чуть наклонила голову. Чак понял, что она смотрит куда-то за его плечо. - А вот и он.
Чак обернулся. У лифта стоял Нейт.
Блэр взяла парня за руку и почти силой подтащила его к бывшему другу.
- Чак, - кивнул тот.
- Нейт.
- Так, ребята, - решительно заявила Блэр. - Я понимаю, что вы долгое время хотели друг друга убить, и ваши последние встречи, судя по тому, как долго Нейт отказывался приходить, мало что изменили. Но вы - друзья. И сегодня вы должны быть вместе. Чак, - повернулась она к нему, - я рассказала Нейту всю правду. Про нас, - уточнила она. - Нейт, - повернулась она в другую сторону, - спасибо, что пришел.
- Вообще-то, я пришел задать Чаку вопрос, - протянул тот. - Может, прогуляемся, чувак?
Чак с сомнением смотрел на него. Потом перевел взгляд на Блэр.
- Вам все еще надо поговорить, - сказала она.
Чак медленно, словно сомневаясь, кивнул.
Парни поднялись по лестнице и сели на верхней ступеньке. Внизу бушевала вечеринка. На них никто не обращал внимания.
- Вообще-то, то, что ты рассказал мне про ваши с ней отношения и то, что рассказала она...
- Хочешь, что б я извинился за ложь? Я не собираюсь этого делать.
- Я знаю.
- Тогда зачем ты пришел?
- Я не хотел. Я помню, что ты просил держаться от нее подальше. Я отказывался, как мог. А потом она...
- А потом она тебе все рассказала, - горько хмыкнул Чак.
- Чак, - повернулся к нему Нейт, - почему ТЫ мне не рассказал? Мы же вроде помирились, если б я знал, я бы вам помог. Подсказал тебе, что можно сделать, чтобы Сплетница вам быстрее поверила...
- Гулял бы по парку с нами, организовал в нашу честь вечеринку... - с сарказмом продолжил Чак. - Хорош, чувак. Ты общаешься с малышкой Джей, которая на настоящий момент единственная, кто все еще мутит воду в королевстве Уолдорф.
- Хочешь сказать, - уточнил Нейт, - дело в Дженни? Серьезно?
Чак опустил голову, спрятав лицо в ладонях.
- Так, чувак, - ответил он через несколько минут молчания, - давай так. Ты мой друг. Ты можешь остаться на вечеринке, не зря же Блэр все тут организовывала. Периодически мы будем вместе пить, а на этих выходных поиграем в баскетбол, как раньше. Но, - Чак встал и застегнул пиджак, - в остальном: все по старому - держись подальше от моей девушки. Особенно теперь, когда ты знаешь, что она мне не девушка и находится рядом со мной черт знает почему.
Он спустился на пару ступенек, когда друг догнал его и рывком развернул к себе, схватив за рукав.
- Чувак, да что с тобой?
- Да ладно тебе, Нейт, - вырвался тот. - Мы же с тобой все понимаем. Блэр ничего ко мне не испытывает, мы все это знаем. Я не идиот, и не слепой, я прекрасно осознаю, что произойдет, как только ты опять начнешь ошиваться рядом с нею.
- Думаешь, она не любит тебя?
- Думаю, она любит не меня, - посмотрел Чак в голубые глаза и хмыкнул. - Чувак, я не прошу тебя не общаться с ней вообще, - добавил он, - все, что мне нужно - подожди, пока отец окончательно откроет мне доступ к деньгам и откажется от идеи с закрытой школой. Тогда и вспомни, что вы с ней друзья. И мы все трое знаем, чем это закончится.

хохо

Чак спустился по лестнице и снова нашел глазами Блэр. Та весело смеялась, опираясь на край бильярдного стола и глядя, как какой-то парень пытается попасть по шару, преувеличенно смешно изображая пьяного.
Чак подошел и обнял ее, собственнически взяв двумя пальцами подбородок и повернув ее голову к себе.
- Чак? - удивилась она, но он не дал ей договорить и накрыл ее губы жадным поцелуем. - Ммм... Что с тобой?
- Поехали отсюда. Сейчас же.
- Но...
Он сильнее сжал ее талию.
- Вообще-то, я все еще рассчитываю на твой подарок. Тот самый подарок.
- Чак, - понимающе улыбнулась она и снова посмотрела куда-то за его плечо.
Он с неохотой обернулся.
- Чувак, - сказал подошедший Нейт. - Как-то это не похоже на те дни рождения, к которым я привык. Может, поедем, напьемся? В лучших традициях этого дня? Вдвоем?
Чак отвернулся, снова уперевшись взглядом в глаза Блэр.
- Вообще-то, - сказала она, - я заказала для вас столик в «V». На сегодня.
- Ты не могла знать, что мы захотим свалить, - недоверчиво посмотрел на нее Чак. - Вечеринка слишком шикарна. Ты не стала бы так стараться, если б думала, что я пробуду здесь от силы пару часов.
- Ну, видимо, - улыбнулась она и провела ладонью по его груди, - я знаю тебя очень хорошо, «милый», - она потянулась к его лицу, обнимая руками за шею. - А на вечеринке, кстати, остаюсь я. Поэтому уж извини - только высший класс предполагался изначально.
Чак наклонился и поцеловал ее, растворяясь в завистливых взглядах окружающих.
- О, да ладно вам, - сморщился через несколько секунд стоящий рядом Нейт. - Чувак, все поняли, она - твоя, успокойся уже.
- Напомнить никогда не лишне, - возразил он и снова потянулся к губам Блэр, но та уже отстранилась, не покидая, однако, его обьятий.
- Кстати, - она снова провела ладонью по его груди и опустила глаза, словно смущаясь, - потом я буду ждать тебя.
Блэр так игриво взглянула на него из-под бесконечных ресниц, что Чак едва сдержался, чтобы прямо сейчас не схватить эту сумасшедшую брюнетку, не усадить на бильярдный стол за ее спиной, не задрать пышный подол короткого поблескивающего платья, и не закрепить свои права на эту девушку перед всей вечеринкой.
- Так что, - словно не прочитав его мысли, улыбнулась Блэр Нейту. - Постарайся не слишком сильно его поить.
Она снова коротко чмокнула Чака в губы и отстранилась. Он посмотрел на все еще ожидающего его решения Нейта. Потом хлопнул его по плечу и пошел в сторону лифта.
Блэр с улыбкой смотрела им вслед.

5.5.

- Сирена, - с шумом выдохнула Блэр в телефонную трубку, - мне нужна твоя помощь.
Блондинка удивленно захлопала глазами, стоя в объятиях Дэна.
- Что случилось? И где ты?
- В женском туалете на первом этаже.
- Что? Разве ты не взяла отгул на сегодня? Что ты делаешь в шко...?
- У тебя есть с собой косметика? - перебила ее подруга.
- Ммм... ну, смотря, что тебе нужно.
- Так, - решила через секунду Блэр. - Найди Мари-Энн, она постоянно приходит в школу после загулов, не заезжая домой, возьми ее косметичку. Еще мне нужен хоть какой-нибудь пиджак.
- Пиджак? - еще больше удивилась блондинка. - Блэр, что слу...?
- Сирена! Через десять минут мне нужно быть в конференц-зале и выглядеть так, словно я была дома. Поторопись.
Слушая короткие гудки в трубке, она виновато посмотрела на Дэна. Тот поднял вверх обе ладони, выпуская девушку из объятий.
- Блэр. Дружба. Я понимаю.
Сирена быстро чмокнула его в губы и пошла в школьный двор искать хоть кого-то одного с Блэр размера.

хохо

Она дернула дверь с матовым стеклом, но та не поддалась. Сирена неуверенно постучалась.
- Блэр?
С той стороны раздался цокот высоких каблуков. До того, как блондинка успела что-то осознать, ее довольно грубо затащили в комнату. Она обернулась, глядя, как взъерошенная подруга снова запирает дверь.
- Боже, Блэр, - Сирена внимательно осмотрела ее от кончиков высоченных шпилек, по ногам в ажурных колготках, подолу смятого вечернего платья, оголенным плечам, растрепанным волосам до взволнованных глаз.
- Знаю, все ужасно, - мотнула она головой, подходя к окну и разворачиваясь к свету. - Я сделала Чаку подарок на день рождения. Номер для новобрачных в Эмпайр.
- О, - удивленно заметила Сирена, подходя к подруге.
Та подняла к ней лицо с потеками туши,
- Сможешь что-нибудь с этим сделать?
- Конечно, - та достала из косметички Мари-Энн ватные палочки и пузырек с лосьоном, - закрой глаза.
- Они с Нейтом помирились окончательно, - продолжила Блэр. - Я пригласила его на вечеринку.
- Да, я видела.
- Потом они уехали в «V», а на обратном пути Нейт должен был отдать Чаку ключ от номера и карточку с адресом. Кстати, по-моему, он совершенно не умеет хранить секреты - Чак приехал в отель еще до полуночи. Я едва успела зажечь свечи и, вообще, не успела переодеться.
- О, - неопределенно хмыкнула Сирена, прикидывая, что делать с опухшими губами подруги.
- Да, - вздохнула та, - мы занимались сексом на полу у двери. Потом мы занимались сексом в спальне, потом на диване в гостиной, потом на веранде, потом у стены, потом...
- Блэр, - спросила Сирена, опуская взгляд на ее вчерашнее вечернее платье, - ты вообще поспала хоть сколько-нибудь?
- Нет. Мы встречали рассвет, занимаясь сексом на подоконнике. Я не помню, когда закрыла глаза, но это явно было уже после семи утра, потому что нам принесли завтрак, и мы занимались сексом на сервировочной тележке.
- Ну, - заметила Сирена, доставая из своей косметички пудру и проводя пуховкой по залитым румянцем щекам Блэр, - тогда ты могла и не заснуть, а просто отключиться от истощения.
- Перестань, - отмахнулась та и тихо вскрикнула, когда подруга неосторожно задела ранку от зубов на ее нижней губе. - А когда я проснулась, - продолжила она, - Чака не было, а я опаздывала на его доклад. Это было ужасно.
- Что именно? - уточнила Сирена, нанося на темные круги под глазами подруги двойной слой пудры.
- Когда я шла к такси, служащие отеля наверняка подумали, что я всю ночь занималась конным спортом. Господи, у меня была походка, как у проскакавшей марафонскую дистанцию на необъезженном скакуне.
- Блэр! У меня сейчас кровь из ушей пойдет! Ты, вообще-то, о моем почти что брате говоришь! Кстати, - спросила Сирена, снимая с себя галстук и отдавая ей, - зачем ты вообще сюда приехала?
- Чак сейчас читает доклад по экономике. Я должна быть рядом с ним.
- Зачем? И ты в курсе, что говоришь сейчас так, словно вы и правда встречаетесь?
- Перестань, - поморщилась Блэр, застегивая чужой пиджак на все пуговицы и прикрывая галстуком засос на шее. - Я позвала Барта.
- Что?!
- Я позвала на выступление Чака его отца, - повторила она, поворачиваясь к зеркалу и оценивая свой внешний вид. - Мы много работали над этим докладом, Чак провел серьезное исследование. Если все будет хорошо, Барт вернет ему содержание. Я должна там быть, понимаешь?
- Ну, - протянула Сирена, - с трудом, но, кажется, теперь понимаю. Но почему Чак не разбудил тебя?
- Об этом я с ним еще поговорю, - зло бросила Блэр и вышла из туалета.

5.6.

За дверью конференц-зала раздавался знакомый голос. Блэр тихонько вошла и подошла ближе к трибуне на небольшой сцене, с которой Чак уверенно читал грамотный текст.
Он поймал ее взгляд и улыбнулся ей уголком губ. Блэр вспыхнула, прекрасно помня, что обычно следовало на этим полу-подмигиванием. Она отвернулась и осмотрела зал.
Всего в нем было около двадцати человек. Преподаватели, четверо представителей университетов, еще двое школьников с толстыми пачками исписанной бумаги.
Чак нажал на кнопку на маленьком пульте, что держал в руках, и обернулся к таблице, появившейся на большом белом экране.
- Таким образом, снижение стоимости входных билетов не в будние, а именно в выходные и праздничные дни, сказалось не только на посещаемости заведения, но и на...
Он продолжал говорить, переключая таблицы и графики на экране.
Блэр на несколько минут залюбовалась уверенным человеком, что говорил со сцены о том, что явно было ему интересно, и о чем он знал, без преувеличения, все.
- Но разве пятая таблица, - раздался из зала вопрос, - не показывает нам снижение рентабельности?
Чак обернулся и замер. С последнего ряда кресел на него с сомнением смотрел его отец.
- Это... эта таблица... - парень на сцене явно растерялся.
- Эта таблица, - решительно сделала Блэр шаг к сцене, молясь по пути, чтобы пышный подол ее мятого платья не отвлек на себя слишком уж много внимания,- показывает нам положение дел на первое число месяца, следующего за тем, когда был начат этот эксперимент, - она подошла к Чаку и незаметно сжала его руку под трибуной. - Я так же участвовала в сборе данных для этого исследования, и, насколько помню, уже через два месяца ситуация изменилась. Через, ммм, - она опустила голову и перелистнула несколько страниц раскрытого доклада, - кажется...
- Через три недели, - уверенно продолжил за нее Чак, - количество посетителей увеличилось настолько, что даже с учетом снизившейся суммы среднего чека, заведение вышло на показатели недели перед экспериментом. - Он нажал на кнопку и указал на столбец в следующей таблице. - И как правильно заметила моя коллега, уже к восьмой неделе мы можем констатировать повышение прибыли.
- Повышение прибыли, - снова заметил Барт, - за счет снижения класса заведения?
Блэр посмотрела на Чака, снова сжав его пальцы под трибуной.
«Мы говорили об этом», - одними губами прошептала она.
Чак немного растерянно моргнул, снова переводя взгляд на отца, с явным сомнением рассматривающего его с заднего ряда кресел.
- Да, - кивнул он, - мы продумали этот момент. Во-первых, нам пришлось сменить фирму, занимающуюся охраной и фейс-контролем на входе. Во-вторых, зал был разделен на две части, одна из которых была доступна любому, купившему билет, другая - только VIP-гостям. Стремление попасть в ряды избранных подстегивало посетителей тратить больше денег, что привело...
Чак продолжил говорить, развивая мысль.
Через несколько минут Блэр незаметно отошла от него, снова со стороны залюбовавшись уверенным увлеченным человеком на сцене.

хохо

Блэр подошла к представителю Йеля, просто чтобы удостовериться, что он ее помнит, вежливо поздоровалась и начала необязательный разговор.
Краем глаза она внимательно следила за разговаривающими Бассами. Чак был смущен и растерян, но, кажется, не зол, по лицу Барта понять что-нибудь было как всегда сложно, но вроде явного разочарования не было. Да и говорили они довольно мирно. Не ссорились. Не хмурились.
Когда «пять минут вежливости» вполне можно было заканчивать, Блэр мило попрощалась и, все еще смущенно одергивая платье, подошла к своему названному парню.
- Привет, - погладила она его по рукаву, заставив немного обернуться. - Спасибо, что пришли, мистер Басс.
- Спасибо, что позвала, Блэр.
- Это ты позвала его? - нахмурился Чак.
- Да, - кивнула она и снова повернулась к Барту, - я просто хотела, чтобы вы видели, работа в «Виктроле» не была для Чака игрушкой. Это было действительно важным.
- Да, он достаточно уверенно говорил о некоторых аспектах, - согласился Барт. - Мне не кажется, что ты узнал эти вещи из книг.
- Он и не узнавал, - с воодушевлением кивнула Блэр, - я была рядом, когда Чак готовил это исследование. Мистер Басс, я была удивлена, сколько данных он знает наизусть, о скольких нюансах помнит и...
- Знаешь, Чак, - протянул Барт, - я думаю, тебе стоит заехать ко мне сегодня.
- Да-да, - закивал тот и приобнял Блэр, наклоняясь к ее уху. - Мне возвращают «Виктролу»!
- О! - радостно улыбнулась она и едва не запрыгала от счастья, но сдержалась.
- Ну, пока еще нет, - осторожно напомнил Барт. - Как я сказал Чаку, мы уже нашли покупателя на долю в клубе, но возможно...
- Возможно! - повторил Чак на ухо Блэр.
Барт улыбнулся откровенно счастливым детям.
- На самом деле, я имел ввиду другое, в смысле не только это. Сын. Как ты относишься к тому, чтобы...
- Да?
- В общем, еще пару недель назад у меня и мысли такой не было, но... я опоздал на твое выступление, потому что разговаривал о тебе с мисс Куэллер, она сама слабо в это верит, но ты неожиданно стал вполне достойным учеником. Плюс это выступление, которое, прямо скажем, произвело впечатление. Поэтому... Чарльз, ты будешь моим шафером?
Чак замер, словно не веря своим ушам. Блэр тихонько пихнула его локтем в бок, и он словно ожил.
- Конечно, - затряс он протянутую руку, - конечно, буду. Спасибо, отец.
Тот сдержанно кивнул и отошел к директрисе школы.
Чак повернулся к Блэр.
- Это даже лучше, чем я ожидала, - удовлетворенно улыбнулась она, потом нахмурилась и ударила парня кулачком по груди. - Какого черта ты не разбудил меня, Басс?
- Ты так сладко спала, - улыбнулся он и приобнял ее за талию, - к тому же ночью ты сделала столько для меня, что я решил сделать хоть что-то приятное для тебя, например, дать выспаться. Знаешь, Уолдорф, - он погладил ее по предплечьям в чужом пиджаке, - ты вернула мне отношения с Нейтом, сделала чудесный подарок на день рождения, заставила отца снова в меня поверить... Черт возьми, не думал, что когда-нибудь скажу это, - он снова обнял ее, явно нарушая личное пространство, школьные порядки и приличия, - но… Блэр, кажется, ты делаешь меня счастливым.
- Здорово! - обрадовалась она и, на миг нахмурившись, продолжила, - слушай, а ведь ты, получается, организовываешь мальчишник.
- Да, - Чак крепче ее обнял, зарываясь лицом в распущенные волосы. - Уже есть идеи?
- О, нет, - она чуть отстранилась, так некстати для него вспоминая о приличиях, - это мужская территория. Я просто подумала, может, тогда из-за него расстанемся?
Чак застыл.
- Что?
- Ну, просто теперь, - продолжила Блэр, все еще нежась в тепле его объятий, - когда все почти что вернулось на круги своя, нам больше нет смысла ломать эту комедию, - она подняла на него глаза. - Я подумывала, как мы сможем расстаться без лишних драм, но при этом сохранив мое достоинство. И если планируется... Чак, что с тобой? Ты как-то странно на меня смотришь...
- Решай сама, - он отпустил ее и отошел. - Просто придумай историю и скинь мне сценарий. Я все сделаю.
Он развернулся и вышел из зала.
Блэр нахмурилась, глядя ему вслед.

Вы хотите поговорить об этом?


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©

Сообщение отредактировал Minimina - Воскресенье, 02.10.2011, 01:21
 
MiniminaДата: Суббота, 01.10.2011, 22:02 | Сообщение # 19
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
глава 6, последняя
ура, добили-таки фик *аФФтор Щастлив* biggrin

6. Сбросить до исходников.

6.1.

Оставшиеся дни перед итоговым тестом были просто сумасшедшими.
Каждое утро Блэр старательно вгрызалась в текущие школьные дела, не собираясь падать с пьедестала лучшей ученицы, днем разрывалась между Сиреной и девочками из свиты и делила вечера на минуты, чтобы успеть и готовиться к тесту, и отрабатывать свои «разы» с Чаком.
Когда телефон на ее прикроватной тумбочке зазвонил, она, не отрывая взгляд от учебника по истории, на ощупь пробралась через горы сваленных на постели книг, тетрадей, картонных карточек и взяла дребезжащую трубку.
- Алло.
- Привет, Блэр.
- Привет, Чак, - на секунду отвлеклась она от текста про гражданскую войну. - Надеюсь, ты отвлекаешь меня от подготовки к тесту, имея на то достаточно вескую причину?
- Ммм… да. То есть нет. Ты что, будешь сама сдавать? - уточнил он. - Знаешь, у меня есть одна знакомая рыжая, которая не против стать тобой на один день. А ты освободишь время, чтобы приехать ко мне.
- Не уверена, что хочу, чтобы кто-то из твоих видел, как я заезжаю к тебе на час.
- Я не переехал.
- Что? - удивилась она. - Я думала, после твоего триумфа на олимпиаде, Барт позволил тебе вернуться в пентхаус.
- Позволил. Но я привык к этому номеру. До свадьбы остаюсь здесь. Так что насчет короткого визита? Или долгого, если ты захочешь.
- Чак. Сделка сделкой, но...
- Да, ладно. Я пошутил. Готовься. Увидимся завтра в школе.
Блэр откинулась на спинку кровати и нахмурилась. Потом бросила телефон перед собой и несколько минут просто смотрела на него. Ее взгляд то и дело перебегал на раскрытые учебники и наполовину исписанные рабочие тетради, но неизменно возвращался к оранжевому прямоугольнику.
- Да какого черта, - сказала, наконец, она и взяла трубку.
Несколько длинных гудков почти заставили ее передумать.
- Да, Уолдорф.
- Чак, сейчас заткнись и просто слушай. Если я не права, ты просто молча положишь трубку и никогда, слышишь, никогда не заговоришь об этом разговоре. Ты меня понял?
- Не только понял, - хмыкнул знакомый голос с той стороны, - я еще и заинтригован.
- Я думаю... я... - Блэр замолчала, собираясь с духом. – Когда мы с Нейтом встречались, мы всегда готовились к серьезным экзаменам вместе и...
Она замолчала, понимая, что не может выдавить из себя эти слова.
- Я бы очень хотел приехать к тебе, - помог ей Чак.
- Я скажу, что б тебе подготовили гостевую спальню.
- Серьезно?
- Ну, если ты не хочешь, - стушевалась Блэр, - то, конечно... но... Элеанор в Париже, Сирена готовится одна, тебя, насколько я знаю, тоже никто не ждет, и... И я...
- Понятно, - ответил Чак, и Блэр почти увидела, как он при этом кивнул, - помимо учебников захвачу презервативы.
- И не мечтай. До теста меньше недели.
- Ты что, сажаешь меня на строгую диету?
- Чак, это важно.
- Наша договоренность тоже. Ты же не надеешься, что я прощу тебе пропущенные разы?
- Нет, конечно. Я верну тебе все долги. Потом. А пока...
- А пока ты приглашаешь меня переночевать у себя.
- Когда ты сказал это вслух, я еще больше засомневалась.
- Тогда просто забудь об этой фразе. Кстати, ты не думаешь, что ночевать с тобой в соседней комнате будет форменным издевательством?
- Да, ты прав, - согласилась Блэр. – Издевательство фирмы «Уолдорф» - гарантия качества. Но, как скажешь - раз ты не уверен в себе, твоя комната будет максимально далеко от моей, например, рядом с комнатой Дороты. Не забудь пижаму. В отличие от меня, она наверняка проверит наличие одежды.

6.2.

Блэр подняла глаза на шум открывающейся двери.
- Ты долго, - заметила она, сгребая залежи учебников и освобождая ему уголок кровати.
- Болтал с Доротой.
Она то ли удивленно, то ли возмущенно посмотрела на него, отвлекаясь от исписанных листов на своих коленях.
- Пытаюсь произвести впечатление, - он мотнул головой на ее работу. - Не отвлекайся. Разве он не на время?
Блэр снова опустила глаза, потом снова посмотрела на него, явно разрываясь между желанием выяснить, что за странные отношения пытается Чак завязать с ее домашним Цербером, и необходимостью закончить тест с максимальным результатом.
- Я до утра, - помог ей сделать выбор Чак, сопроводив фразу фирменной улыбкой. – Мы успеем… поговорить.
Блэр сжала ручку, собираясь как минимум проткнуть ею его колено. Он быстро отодвинулся от нее подальше, не забыв, однако, выхватить из-под ее ладони карточку с заданием.
- Так, вопрос 9, - прочитал он. - А ты еще успеешь высказать мне все, что думаешь.
Она растянула губы в фальшивой улыбке, возвращаясь к тесту.

хохо

- Ну как? - спросила Блэр, вытягивая шею, чтобы заглянуть в окошечко калькулятора у Чака на коленях.
- 2 000 баллов, - ответил Чак. - Ты хороша. Во всем, - не смог ни добавить он, и Блэр хлопнула его ладонью по макушке. - Эй!
- Имею право, «парень», - съязвила она и завизжала, когда он повалил ее на кровать, тиская как плюшевого медвежонка. - Перестань.
- Имею право, «девушка», - ответил Чак, тем не менее разжимая руки и садясь на кровати напротив Блэр.
- А у тебя сколько баллов? - спросила она.
Он пожал плечами и собрал рассыпавшиеся от их борьбы карточки.
- Продолжим? - спросил он, доставая одну из картонок.
Блэр накрыла карточку рукой и терпеливо дождалась, пока Чак поднимет на нее глаза.
- Сколько у тебя баллов?
- Я не знаю, - с неохотой признался он. - Какая разница, Блэр! Я все равно не собираюсь проходить этот тест сам.
Она посмотрела на него, потом чуть прищурилась, наклонила голову. Чак понял, что сейчас будет озвучен очередной приказ королевы, который ему будет чертовски сложно оспорить. Блэр уже открыла рот, но потом вдруг посмотрела за его плечо и нахмурилась.
- Дорота, я же сказала, нам ничего не надо.
Чак обернулся и быстро убрал руку с коленки Блэр.
В комнату вошла женщина с маленькой яркой сумочкой.
- Вы забыли это внизу, - сказала она и, положив сумочку на стул у туалетного столика, вышла из комнаты.
- Чак, - повернулась Блэр к нему, - ты должен пройти предварительный тест.
- Зачем? - поморщился тот. - Я все равно уже заплатил за поддельный пропуск.
- Затем! - отрезала Блэр и протянула ему пачку бумаги. - Пройди его. Сейчас.
- Не сходи с ума.
- Давай вместе.
- Ты же только что закончила, - удивился он. - На кой тебе отвечать на похожие вопросы еще раз?
- Незачем, - согласилась она, - я и так знаю, где у меня пробелы, но... Если это нужно тебе, чтобы...
- Черт, Уолдорф, - возмутился Чак, но она уже протягивала ему свой калькулятор.
- Где тебе удобнее? Здесь или внизу? Могу освободить тебе стол, - кивнула она на заставленное косметикой зеркало.
Чак обреченно выдохнул и сел на пол у кровати.
- Знаешь, Блэр, - заметил он, раскрывая первую страницу теста и снимая колпачок с ручки, - я, конечно, говорил тебе когда-то, что не надо стесняться идей, которые возникают у тебя в постели, но эта твоя прихоть - как-то она даже меня удивляет. - Вместо ответа она приложила его голубой атласной подушкой. - Эй!
- Это старт, - пояснила она. - Время пошло.

6.3.

- Ну как? - спросила она, когда Чак закончил подсчеты.
- 1 800, отсиженная задница и затекшая шея, - ответил он, забрасывая исписанные листы обратно на кровать и вставая, - что еще раз доказывает - я все делаю правильно. Джиму нужны деньги, мне нужны 2 000 баллов. Все довольны.
- Нет, недовольны, - возразила Блэр, рассматривая его результаты. - Смотри, - ткнула она пальцем в столбец цифр, помеченных красным маркером, - у тебя почти 100 процентов правильных ответов по экономике, математике и обществознанию, но почти нет знаний по литературе и истории. У меня, кстати, наоборот.
- Серьезно? - Чак, все еще потирая затекшую шею, вернулся на кровать. - Уолдорф, ты вчера в кондитерской высчитала размер нашей скидки по золотой карте раньше, чем у продавщицы кассовый аппарат включился. И проблемы с математикой?
- Проблемы с закономерностью убывающей доходности, - хмуро ответила та.
- Законом.
- Что?
- Закон убывающей доходности, - поправил тот. - Кстати, зная твою любовь к делу Элеанор, я был уверен, что с этим у тебя проблем нет. О, - удивленно обернулся он на стоящую на пороге комнаты Дороту.
Блэр раздраженно поджала губы.
- Что в этот раз? Дорота, я же...
- Я просто подумала, что вам не помешает перекусить, - сказала та и сделала шаг к тумбочке у кровати, но остановилась, потому что Чак встал ей навстречу.
- Дорота, - сказал он, - когда я прошлый раз пришел к Блэр, я закрыл дверь машинально. Я не имел в виду ничего такого и обещаю, больше этого не повторится.
- Я не понимаю, о чем вы, - поджав губы, ответила она. Блэр изо всех сил сдерживалась, чтобы не захихикать, глядя на начинающуюся перепалку, - мистер Чак, я просто принесла вам тарелку печенья.
- Замечательно, - кивнул он, - а мы просто готовимся к тесту Блэр, - он развел руки, - смотри. Я одет. И она, - он мотнул головой в сторону отвернувшейся и спрятавшей лицо за волосами Блэр, - тоже.
Женщина снова поджала губы, Чак понял, что она напоминает ему о том жесте, что увидела, когда вошла прошлый раз, и кивнул, признавая свою вину.
- Дорота, - шагнул он ближе, - Блэр - моя девушка. Мы не делаем ничего плохого.
Она молчала.
Чак обошел ее и открыл дверь комнаты нараспашку.
- Давай так, - сказал он, снова возвращаясь к Дороте и забирая у нее тарелку. - Мы готовимся к тесту. Ты можешь в любое время заглядывать к нам. В любое. Можешь вообще остаться здесь, если у тебя нет никакой работы по дому.
- Она есть, - с неохотой призналась та.
- Тогда просто приходи, когда сочтешь нужным. И не придумывай больше ерундовые поводы. Договорились?
Чак посмотрел на нее с таким смиренным и послушным видом, что Блэр едва не прокусила насквозь прикушенную в попытке не смеяться губу. Дорота внимательно смотрела на стоящего перед ней парня.
- Бог все видит, - сказала она напоследок и вышла.
Чак вернулся к Блэр и сел рядом. Девушка с улыбкой посмотрела на него.
- Ты же понимаешь, что она будет заглядывать каждые пять минут?
- Не думаю, - ответил Чак, - я думаю, она будет заглядывать каждые две минуты, - он оглянулся на дверь, потом потянулся и коротко чмокнул свою девушку в кончик носа.
Та рассмеялась, но почти сразу нахмурилась.
- Так что ты говорил про дело Элеанор?
- Я говорил про закон убывающей доходности.
Блэр непонимающе смотрела на него.
- Ну, смотри, - с неохотой пояснил он, - например, Элеанор открывает магазин площадью 400 квадратов и продает в нем одну линию. Получает прибыль, ну, допустим, 100 тысяч в месяц, неважно, на самом-то деле.
- Так... - Блэр придвинулась ближе.
- Потом она в этом же самом магазине начинает продавать еще одну линию. Прибыль увеличится?
- Да.
- Насколько? Одна линия плюс одна линия даст 200 тысяч в месяц?
- Возможно, - кивнула Блэр. - Но не факт.
- Не факт, - согласился Чак, - Потом, - продолжил он, - Элеанор начинает продавать в том же самом магазине третью линию. Шансы, что это даст прибыль в 300 тысяч?
- Никаких, - тут же ответила Блэр. - Покупатели будут толкаться, продавщицы собьются с ног и вместо магазина будет один большой бардак.
- Ну, - кивнул Чак, и пожал плечами, словно все это было само собой разумеющимся, - хотя прибыль, конечно, вырастет, но не в три раза, то есть непропорционально изменившемуся фактору. Так с чем у тебя проблемы?
- Наверное, - протянула Блэр, - с ассоциативным мышлением. Так, - она решительно отложила с кровати несколько учебников. - Планы на сегодня - моя экономика. Завтра вплотную займемся твоей историей. В выходные - читаем в парке книги из школьной программы по литературе, держась за руки, заодно засветимся в «Сплетнице», убьем двух зайцев. В понедельник - контрольный тест, проверим наши успехи.
- О чем ты, черт возьми, говоришь?
- О том, что ты помогаешь мне подготовиться к моему тесту...
- Это я понял.
- ...а я помогаю тебе подготовиться к твоему, - закончила она мысль. - Прям, как пара, - хмыкнула она и открыла учебник. - Закон возрастающих вмененных издержек.
- Уолдорф, я не буду сдавать тест сам.
- Если к среде не будешь набирать 2 100, то все пойдет по ТВОЕМУ плану, - согласилась она. - Но поверь, - Блэр улыбнулась своей фирменной улыбкой, - я думаю, ты наберешь 2 100 баллов. Итак, закон возрастающих вмененных издержек.
- Разве мы не решили расстаться?
- До этого еще пара недель, это первое, и мы не встречались, это второе. Закон возрастающих…
- Почему бы нам не поругаться прямо сейчас?
- Потому что сейчас здесь нет Сплетницы, и это будет бессмысленно, - тщательно проговаривая слова, втолковывала она. - Кроме того, Дженни совершенно затихла, а значит что-то явно затевает. Я хочу подождать до конца недели, посмотреть, что она задумала и только потом начать писать сценарий нашего расставания.
- А нельзя просто бросить меня?
- Нет. Тогда я буду стервой, а я сейчас не могу себе позволить такую роскошь. Извини, но скотиной будешь ты. Чак! Не отвлекайся. Закон возрастающих вмененных издержек.
Блэр выжидающе смотрела на него.
Он обреченно вздохнул.
- Допустим, Элеанор занялась производством обуви...

6.4.

Блэр сонно потерла глаза. Чак закрыл учебник и встал с кровати.
- Куда ты? - нахмурившись, уточнила она. - Нам еще... ааа, - непрошенный зевок не дал ей закончить мысль.
- Вот именно, - кивнул Чак.
Блэр удивленно моргнула. Потом снова взяла закрытый им учебник и открыла на первой попавшейся странице. Глаза упрямо слипались.
- Уолдорф, - гнул свою линию Чак. - На сегодня мы закончили.
- Нет!
- Да!
Он потянулся к толстой книге на ее коленях, но Блэр вцепилась в нее двумя руками, категорически отказываясь отдавать.
- Нет, - возмутилась она. - Мы хотели закончить главу.
- Закончим завтра. - Чак настаивал, сжав плотную обложку со своей стороны и потянув на себя. Блэр еще крепче вцепилась в учебник.
- Ты просто не хочешь учить историю! Басс, я вчера сидела с твоей литературой чуть не до утра!
- И поэтому на сегодня с историей покончено, - он боролся с желанием просто резко дернуть чертову книгу на себя, оставив на пальцах упрямой брюнетки лишь несколько царапин от углов обложки. - Тест послезавтра, и тебе надо выспаться. А мне надо кое-где появиться в десять.
Пыхтя и возмущаясь, они продолжали перетягивать друг у друга учебник.
- О чем ты? – от удивления Блэр на секунду ослабила хватку.
- Забудь, - Чак тут же перехватил инициативу. - Просто захвачу друга, чуток перегулявшего в кабаке.
- Друга? Аррр! - она обиженно надулась, когда в их неравной борьбе победила грубая мужская сила. – Надеюсь, ты…
- Я просто припаркуюсь у входа. Сплетница даже не будет знать, был ли я в авто.
Блэр возмущенно скрестила руки на груди, наблюдая, как Чак собирает с кровати все остальные тетради, листы и пособия.
- Послезавтра тебе сдавать тест. Самому! – напомнила она.
- Я сдам, - отмахнулся он, складывая их стопкой на тумбочке. - Ты же лично проверила меня в понедельник. 2 200 баллов, и ты еще недовольна?
- Я хочу 2 300.
- На двоих?
- На двоих 4 800.
- Ну, - он выпрямился перед ней, - математику сдашь. Какие у тебя планы на день?
- Уничтожить Нелли Юки. Кстати, спасибо за информацию.
- Обращайся, - кивнул он. - А потом?
Блэр пожала плечами, отползая к изголовью кровати.
- Думала провести вечер с Пенни, Хейзел и другими. Подготовиться к тесту и укрепить свое положение. К тому же, эта дрянь и правда хороша. Мне явно понадобится помощь, чтобы ее уничтожить, - раздраженно нахмурилась она.
Чак улыбнулся и сел рядом с ней, почти машинально оглянувшись на распахнутую дверь. Блэр не смогла отказать себе в удовольствии издевательски хмыкнуть.
- Неужели ты развернула орудия? – не обратил на это внимания Чак. - Как же маленькая Джей? Или она уже присягнула тебе на верность?
- Если бы, - поморщилась Блэр. – Более того, она нашла себе некого Ашера. Сейчас выставляет его напоказ, пытаясь на его руках приподняться по социальной лестнице.
- Опасно, - заметил Чак. - Для тебя, - уточнил он.
- Поэтому я и хочу уделять девочкам больше внимания.
- Ах, ну да, очередной девичник? – он щелкнул пальцами. - А почему бы тебе не позвать на него Нелли Юки?
Блэр несколько минут оценивала идею, рассматривая ее со всех сторон, как новую дизайнерскую сумку. Потом в сомнении помотала головой, отказываясь от покупки.
- Мы не друзья.
- Так станьте ими, - пожал плечами Чак. - Завтра вы бок о бок проведете в школе полный день. Ты очаровала меня за 20 минут, не думаю, что кто-то другой, независимо от пола, продержится дольше.
- Мне не за что зацепиться, - в раздумье протянула Блэр. – Мы даже не знакомы толком, и подходить к ней с предложением дружбы…
- Значит, не подходи сама. Пошли Пенни. Пусть они… не знаю, пригласят ее с вами в СПА.
- На ланч на ступеньках, - поймала мысль Блэр. – Все, что мне надо – заставить ее пробыть в моем обществе несколько минут.
- А потом мои источники уже донесут все про ее личную жизнь, - добавил Чак, вставая. - Хоть я и сомневаюсь, что она у нее есть.
Блэр рассмеявшись кинула в него подушкой.
- Злыдня!
Чак на лету поймал атласный бежевый снаряд и зажал его подмышкой.
- Пока, Уолдорф.
- Эй! – возмутилась она.
- А это трофей, - невозмутимо возразил он. - Точно не хочешь, чтобы я остался на ночь? Я могу вернуться, подарить Дороте коробку конфет, и она крепко проспит до утра.
- Я не позволю тебе накачать ее ради секса со мной.
- Кто говорит о «накачать»? – возмутился он. - Легальное снотворное в строгой дозировке...
- До завтра, Чак.
Он преувеличенно глубоко вздохнул, выходя из комнаты.
- Спокойной ночи, тиран.

6.5.

Блэр довольно улыбнулась, читая текст достаточно длинной СМСки.
Она подняла глаза на явно не клеящийся разговор девочек и Нелли. Брюнетка сопротивлялась любому предложению, умело парируя все доводы. Пенни и Хейзел были растеряны, цепляясь за все менее толковые предложения, хотя и не подавали вида.
Наконец, Нелли забрала свой футляр для скрипки, тряхнув напоследок черными прядями, развернулась и ушла.
- Не вышло, - грустно выдохнула Хейзел, подходя к стоящей у стены Блэр.
- Я видела. Я же от вас в двух метрах.
- Что будем делать? – спросила Пенелопа. – Эта стерва непробиваема.
- О, нет, - протянула Блэр, - у нее есть кое-что, если и не разбитое, то явно сильно потрескавшееся. Сердце, - пояснила она в ответ на два удивленных взгляда. – Насколько мне стало известно, буквально пару дней назад нашу маленькую Нелли бросил ее бойфренд.
Блэр снова опустила глаза на пискнувший телефон.
- Но откуда ты…?
- Но главное, - не смогла не улыбнуться она, прочитав «Ну и в дополнение, та самая песня» - что теперь все под контролем. Я знаю, как подобраться к Нелли Юки, - она нажала «Скачать». – Но все равно, - снова подняла она глаза на фрейлин, - спасибо, что пытались помочь, девочки. Увидимся за ланчем.
Она зашла за угол и сразу же набрала знакомый номер.
- Итак, - раздался бархатный голос, - когда мне заехать за моим вознаграждением за верную службу, моя королева?
- Сначала мне нужно еще кое-что, - как всегда пропустила она часть с взаимным приветствием.
- Мой приз вырастет?
- Чак!
- Ладно, - вздохнул он, - слушаю.
- Узнай, где этот Тодд Дженсен сейчас. Он нужен мне вечером.
- Хм… предполагается твоя мне измена или наш совместный секс втроем? Я разве не говорил, что предпочитаю другой половой состав?
- А я еще не говорила, что ты мерзкий извращенец? Я хочу, чтобы сегодняшнюю ночь Нелли Юкки не спала.
- Благотворительность?
- Страховка.
- Ммм, - задумчиво протянул Чак, - начинаю понимать. Хочешь, чтобы твоя соперница пришла на тест с тяжелой головой?
- Лучше бы обезглавленной, но за неимением легальных способов использования гильотины это тоже пойдет.
- Хорошо, моя королева, - сказал Чак. - Я найду Дженсена и заставлю его просидеть с бывшей всю ночь. Когда увидимся?
- На тесте, - ответила она, словно не услышав в его голосе намек. – До завтра, Чак.
- До завтра, тиран.

хохо

Блэр довольно поднималась по ступенькам школы Хантер, купаясь в волнах восхищенного молчания. Солнце грело ее спину, а мысль, что она почти стопроцентно завалила тест Нелли Юки заставляла блаженно улыбаться. Она снова сжала в ладони четыре батарейки из чужого калькулятора, наблюдая, как маленькая брюнетка бестолково тыкается в стеклянную дверь, пока проходящий мимо парень не открыл перед ней створку, просто потянув на себя.
- Как тебе удалось уговорить Тодда на это? – спросила, наконец, Изабель.
- Ну, - чуть обернулась Блэр, тряхнув темными прядями, - у меня есть свои способы.
«И есть мой кардинал», - против воли всплыло в памяти.
Блэр тут же разозлилась на себя за это. Открывая дверь в полумрак чужой школы, она пообещала самой себе оставить за порогом все подобные мысли.
Холл Хантер был непривычно огромным по сравнению с уютным школьным двором Констанс. Серые колонны лишь подчеркивали, что здание построено совсем недавно, а огромные плакаты на стенах напомнили бы Блэр о рекламе в метро. Если бы она когда-нибудь спускалась в метро.
Стайка девушек подошла к столу в центре зала. Молодой мужчина в относительно хорошем костюме выдавал пропуски в аудиторию, тщательно сверяясь с фотографиями на маленьких ламинированных карточках.
Почти машинально улыбнувшись, словно позируя, Блэр получила свой пропуск и обернулась. В паре шагов от нее Дэн взволнованно слушал тишину в трубке.
- Где Сирена? – подошла она к нему, в очередной раз опустив часть с приветствием.
- Я не знаю, - не удивился он. – Но думаю, Чак знает.
- Чак?
- Позавчера она была у него.
- О, - Блэр достала из крохотной сумочки телефон и набрала знакомый номер.
- Да, родная? - раздалось у другого ее уха.
Она резко развернулась, сразу же оказавшись в крепких объятиях своего «парня». Блэр нажала на отбой, уговаривая себя сдержаться и не укусить упругие губы на своих губах.
- Так тогда ты заезжал за ней? – возмущенно спросила она, пытаясь упереть кулаки в бока, но запутавшись в теплом кольце мужских рук, бросила эту затею на полпути.
Чак ближе притянул ее к себе, наклонившись к уху.
- Потом расскажу, - тихо шепнул он и снова выпрямился. - Да, она серьезно отравилась, пришлось отвезти ее к себе, - добавил он громче. - Она сейчас здесь?
- Нет, - ответил все еще стоящий неподалеку Дэн. – Я пытаюсь до нее дозвониться.
- Пойду поговорю с организаторами, - сказала Блэр. – Постараюсь придержать для нее место.
- Займусь подстраховкой, - кивнул Чак, доставая свой телефон.
Он повернулся и поймал решительно зацокавшую каблуками в сторону входа в аудитории Блэр за рукав и снова притянул к себе.
- И не забудь о моем вознаграждении, королева, - шепнул он, коротко чмокнув ее в щеку.
Блэр привычно закатила глаза и растянула губы в фальшивой улыбке.

хохо

Блэр набрала Сирену, остановившись на широких каменных ступенях чужой школы. После нескольких гудков на том конце снова включился порядком надоевший автоответчик.
- Привет, Эс, - сказала Блэр, - это Би. Вот теперь я начинаю беспокоиться. Сейчас мне надо заехать домой и переодеться, но потом…
Прямо перед ней только что не повизгивающая от радости Ванесса повисла на шее тоже вполне себе довольного Нейта. Они коротко поговорили о чем-то, явно касающемся только их двоих. Он галантно открыл ей дверцу авто. Все еще оборачиваясь и продолжая о чем-то восхищенно рассказывать, она села в машину. Улыбающийся Нейт последовал за ней.
- Я… - вспомнила Блэр о все еще прижатой к уху трубке. – Я буду вечером в «Palace». Позвони мне.
- Какой взгляд, - услышала она и вздрогнула от неожиданности.
- Чак! – возмутилась она. – Ты сегодня весь день ко мне подкрадываешься…
Что-то в его глазах не позволило ей закончить фразу какой-нибудь шуткой. Он смотрел на нее в упор, молча ища что-то на дне ее зрачков.
- Мы встречались, - сказала, наконец, она. - Это просто остаточные явления. Тебе не о чем переживать.
- Иначе ты будешь выглядеть стервой. Я помню.
Блэр молча опустила глаза, то ли чувствуя себя виноватой, то ли подбирая слова.
- Не оправдывайся, - помог он. – Сегодня…
- И не собиралась, - перебила его Блэр. – Я выполняю все условия нашего соглашения, остальное – мое дело. Что за история у тебя с Сиреной? – сменила она тему.
Чак бесконечную секунду смотрел на нее, прежде чем ответить.
- У нее проблемы. Я помогаю.
- Ты собирался мне рассказать.
- Как только поговорю с ней.
- Чак Басс, - недоверчиво уточнила Блэр, - тебе нужно разрешение, чтобы поделиться сплетнями?
Он молча обнял ее за талию и повел в сторону припаркованного лимузина.
- Подвезу тебя до дома.

6.6.

Блэр проснулась от прикосновения руки к своему животу.
Она сонно потянулась и перевернулась на спину. Сильная ладонь скользнула по ее телу, теплые губы коснулись виска, потом медленно опустились к щеке. Блэр выгнулась и повернула голову. В ноздри ударил сладко-острый запах алкоголя.
Она широко распахнула глаза и окончательно проснулась.
- Черт возьми, Чак, - воскликнула она, резко вскакивая на колени. – Что ты…? Где ты..? Какого черта?
Он устало упал на спину.
- Что не так?
- Что не так? – возмутилась Блэр. – Я ждала тебя весь вечер, ублюдок! Какого черта ты не отвечаешь на звонки? Нам надо обсудить идеи для расставания, я скинула тебе их еще днем, а ты мало того, что даже не соизволил позвонить, так еще и напился где-то со своими псевдо-друзьями, наверняка, засветившись в «Сплетнице», и, наверняка, вдоволь полапав дешевых шлюх, что ты любишь делать. А сейчас ты еще и имеешь наглость после всех них приставать ко мне!
Чак закрыл ладонью глаза и молча вздохнул. Блэр кивнула, словно в чем-то убедилась, и поползла мимо почти спящего парня к краю постели, как вдруг он резко подскочил, схватил растерявшуюся девушку за руку и одним рывком швырнул ее на кровать. Блэр начала вырываться, но хватка мужских рук была стальной. Чак за секунды подмял ее под себя и широко развел ее ладони, вжимая тонкие запястья в постель.
- А теперь послушай, - выдохнул он в ее лицо густое облако алкогольных паров, - я понятия не имел, что ты сегодня собираешься прийти. Я видел твои звонки, но не мог ответить. Я получил этот гребанный сценарий, еще не читал, но, как и договаривались, я все сделаю. И поэтому, черт возьми, перестань устраивать сцены!!!
Блэр ошарашено молчала.
Чак разжал ладони, перекатился через девушку и снова упал на спину.
- Я хотела поговорить с тобой до твоего отъезда, - прошептала она через несколько минут. – У меня была ниточка, как можно поймать Дженни на лжи и унизить Ашера, но...
- Проверь почту, - перебил ее Чак, кладя ладонь на глаза.
- Что?
- Ашер – гей, - раздраженно пояснил он.
- Я знаю, - обреченно махнула рукой Блэр. - Я пыталась найти доказательства, но у меня ничего не получилось. Изи стащила его телефон, но он был пуст. Мы попытались выяснить, с кем он общался последнее время, но там только стопроцентные натуралы, а...
- Он переписывался со своим парнем, - словно не слушая ее, продолжил Чак, - все сообщения за последние пару месяцев уже в твоем ящике. Там же имя адресата. С ним я поговорил, он согласен завтра появиться на вечеринке и во всеуслышание объявить об их отношениях.
Блэр задохнулась от открывшихся возможностей.
- Это уничтожит Дженни, - с восхищением прошептала она.
- И окончательно вернет тебе свиту, - кивнул Чак. – И когда все твои бывшие друзья выстроятся в очередь, чтобы идти за тобой на край света, ты вполне сможешь отвести их в «151». Я предупредил управляющего, он оставит для вас места в VIP-зоне. Лимузин для тебя и десятка тобою избранных будет ждать у дома Ашера в семь, - сказал он, поворачиваясь на бок. – Теперь можешь сказать, какой я гад, и с чистой душой ехать домой. Сегодня я уже профнепригоден.
Блэр села рядом с ним на кровати и несколько минут молча смотрела на его спину. Потом наклонилась и, резко дернув на себя его плечо, уложила на спину и начала расстегивать его рубашку. Чак с силой опустил ладонь на ее руки, Блэр вскрикнула от боли и неожиданности.
- Какого черта ты еще здесь? Проваливай.
- Тебе завтра с утра лететь с отцом в Монте-Карло, - она зло отшвырнула его руку и продолжила расстегивать рубашку, - если ты заснешь в таком состоянии, ты будешь едва живым во время перелета. Барт снова в тебе разочаруется и закроет кредит, в том числе и своего доверия.
- Какая тебе нахрен разница? – он попытался не позволить ей стащить с себя рубашку, но Блэр уже переключилась на расстегивание его брюк, а потом и вовсе спустилась на край кровати к ботинкам.
- Чак, заткнись, - сказала она, вставая на пол и стаскивая с парня штаны.
- О! - пьяно рассмеялся тот, раскидывая руки по кровати. - Ты еще надеешься меня сегодня использовать. А что? Давай попробуем! Ты всегда была особенно хороша в части... А! - вскрикнул он, когда Блэр начала стаскивать его с кровати и, не рассчитав силу рывка, уронила на пол. - Черт возьми, исчадие ада, куда ты меня тащишь?
- В ванную, - невозмутимо ответила она, умудряясь одновременно стаскивать с его плеч рубашку и волочь его в сторону открытой двери, почти не роняя по пути. – Сейчас ты примешь душ, потом выпьешь две таблетки обезболивающего и только тогда ляжешь в постель.
- С тобой? - посмотрел он на нее через голое плечо, залюбовался на миг ее спутанными ото сна волосами и не заметил, как она мастерски затолкала его в душ и нажала на смеситель. - Ааааа!
- Что? – невинно приподняла уголки губ Блэр. – Ой, я же забыла добавить горячей воды. Упс.
Чак наклонился вперед и попытался выбраться из-под ледяных струй, но трезвая Блэр была быстрее и уже задвинула прозрачную дверцу.
Он бил по пластику ладонями, толкался, скользил и падал на шатающийся под ним гладкий пол, она с улыбкой наблюдала, запоминая некоторые новые для нее ругательства, которыми Чак безостановочно сыпал. Когда он окончательно смирился со своей участью, сел под обжигающе холодным водопадом, обняв колени и мелко дрожа, Блэр кивнула, отпустила дверцу и вышла из ванны.
Через несколько минут почти протрезвевший Чак вошел в спальню и удивленно остановился. Одеяло на половине кровати топорщилось, словно под ним кто-то лежал.
Он, слабо веря своим глазам, подошел ближе.
- Таблетки на тумбочке, - напомнила Блэр, поворачиваясь на спину, - Насколько я помню, с Сиреной эта технология работала. Утром будешь почти нормальным.
Чак молча проглотил две белые капсулы. Потом откинул угол одеяла и вытянулся рядом с Блэр. Она вздрогнула от прикосновения холодной кожи, но не оттолкнула, а прижалась к нему спиной еще теснее, согревая своим теплом.
Он уткнулся подбородком в изгиб ее шеи и обнял.
Несколько минут оба просто прислушивались к чужому дыханию.
- Я пил с Ашером, чтобы оказаться у него дома и залезть в его компьютер, - тихо сказал Чак, сонно растягивая слова. – Завтра у тебя все получится. Я правда не знал, что ты придешь. И не было никаких шлюх...
Его рука расслабилась, дыхание стало ровным, Блэр поняла, что Чак спит.
- Спасибо, - тихо сказала она.

6.7.

Чак уже много лет умел определять класс казино, не заходя внутрь.
Дверь или портьера, строгий костюм или золотой мундир на швейцаре, всплески восторженных криков или тихий шорох передвигаемых фишек из полутемного помещения без часов.
Сейчас они с отцом и несколькими его полу-друзъями – полу-партнерами по бизнесу сидели в одном из самых высококлассных заведений этой крохотной, по сравнению с Америкой, страны. Вышколенный персонал, приятная атмосфера, сумасшедшие ставки должны были заставить посетителей забыть обо всем.
С некоторыми это получилось.
Чак снова посмотрел на соседей по столу. Парочка из них уже крепко набралась и примеривалась к тому, что б начать лапать девушку крупье. Один сдерживал их, предлагая ехать туда, где это позволено. Трое беседовали с его отцом, явно восхищаясь организацией вечеринки. Выпивка лилась рекой. Менеджер казино стоял неподалеку наизготовку.
По короткому взгляду Чак понял, что отец доволен им.
Это должно было его обрадовать.
Он в очередной раз рассеянно посмотрел на остановившийся диск рулетки. Не глядя бросил несколько фишек на первые попавшиеся поля зеленого поля.
Сегодня в Нью-Йорке Блэр Уолдорф попытается уничтожить новичка, так неосторожно решившую, что она сможет с ней бороться. Скорее всего, уже уничтожила.
В Нью-Йорке сейчас уже ночь, так что скоро можно ждать сообщения от Сплетницы.
Телефон в кармане завибрировал.
Сначала Чак решил проигнорировать его, но потом понял, что это не СМС. Он достал трубку и посмотрел на номер вызывающего абонента. Впервые за сегодня улыбнувшись, он извинился перед всеми и вышел за тяжелый красный занавес входной двери.
- Привет, Уолдорф, - сказал он, рассматривая в огромное зеркало в холле, как глупо он сейчас выглядит со все еще не сходящей с губ улыбкой. - Сразу говорю на будущее, если я с кем-то засыпаю, я хочу и проснуться тоже вместе с ней, а не обнимать утром холодную подушку. Почему ты ушла?
- У меня были дела, - отмахнулась она. - Кстати, я звоню тебе как раз по поводу нашего будущего. Ура!
- Что такое?
- У нас получилось! Дженни не просто поймали на лжи, она еще и унижена. А еще от нее отвернулся Эрик. Более того, ты не поверишь, но малышка Джей пришла сегодня ночью в «151» и лично признала свое поражение, стоя передо мной на заднем дворе на фоне мусора, что символично. Ура! Я победила! – Чак еще шире улыбнулся, почти увидев как там, за сотни километров, его «девушка» сейчас хлопает в ладоши и довольно жмурится, как от солнца. - Все кончено. Это я уже про нас, - добавила она.
Улыбка начала медленно таять на все еще изогнутых губах. Скоро отражение показало ему пустую горькую гримасу.
Чак отвернулся от зеркала.
- Так, - словно не замечая тишины в трубке, продолжила Блэр, - празднование свободы будет чуть позже, сейчас давай обсудим дела. Где вы?
- Все еще в казино, - смог выдавить он.
- Заканчивайте, - решительно приказала она, - и начинаем делать все, как договаривались. Тащи всех в стриптиз-клуб, заказывай там оптом самых развратных шлюх и отрывайся по полной. Максимум к 11 утра по Нью-Йорку я жду от Сплетницы фото твоего грехопадения. Чак, только постарайся, чтобы улики были четкими, хорошо? Должно быть видно, что ты не только смотришь и просто кладешь в трусики двадцатку. Постарайся не сдерживаться, договорились? Тебе должно быть легко, вспомни прошлое. Так, - как всегда, планируя, она начала говорить чуть тише и спокойнее. Чак снова представил, как она сейчас смотрит вверх, теребя прядку длинных волос. - Мы с девочками встречаемся завтра за ланчем, надо сделать так, чтобы они были свидетелями моего подавленного состояния. Возможно, я даже посомневаюсь перед ними по поводу тебя, чтобы Изи посоветовала тебя бросить, и Хейзел к ней присоединилась. Да, - решила она, и он снова почти увидел, как она привычно пожимает плечами, подпрыгивая от счастья на кровати. - Как здорово, Чак! У нас получилось!
- Поздравляю, - горько хмыкнул он.
- Все, - едва услышала его Блэр. - Тебе удачного публичного секса со стриптизершей, я пошла репетировать горькие слезы. Или слезы будут лишними, как думаешь?
- Думаешь у нас ТЫ, - напомнил он ей фразу их первого школьного дня «вместе».
- И правда, - улыбнулась она. - Так, все, пока. Если все пойдет хорошо, с момента твоего возвращения я тебя игнорирую. Увидимся на свадьбе.
- Увидимся… Блэр.
Несколько секунд он просто молча слушал короткие гудки. Потом опустил руку и посмотрел прямо перед собой. Взгляд уткнулся в густую кроваво-красную тяжесть бархатной портьеры.
«Символично, - подумал Чак. – Королевские мантии цвета крови…»
- Сэр, - склонил голову стоящий рядом швейцар.
- Все в порядке, - мотнул головой Чак. – Вызовите наш лимузин. Мы едем веселиться, - тихо добавил он.

Ну все, дальше канон smile - Сирена в пентхаусе Блэр, ее поиски, Джорджина во всей красе. Даже совместное пробуждение из 01х18 и тост про «второй шанс» вполне себе вписываются. А потом танец, неделя счастья, Тоскана…


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©

Сообщение отредактировал Minimina - Воскресенье, 02.10.2011, 01:59
 
MiniminaДата: Пятница, 09.12.2011, 17:49 | Сообщение # 20
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
Название: Успеть за 60 минут
Автор: Minimina
Бета: Blue fairy
Пейринг: Chair
Рейтинг: PG-15
Размер: мини
Жанр: флафф
Таймлайн: ДО 01х07
Каноничность: настаиваю, что злость+алкоголь+характер ≠ ООС cool В AU - признаюсь, эт есть, в этом «грешна, батюшка» © хотяяяя... uhm

- Алло, Блэр?
- Да. Нейт? Что случилось?
- Привет, милая. Ты не могла бы приехать?
- Что случилось?
- Ну... тут кое-что произошло.
- Нейт? Ну, разве ты не с Чаком?
- Да. Я... потерянные выходные... Блэр. Приезжай, пожалуйста.
- Нейт. Ты заставляешь меня волноваться.
- Ммм... Приезжай. Чак уже послал лимузин. Он ждет тебя у входа.

Лимузин остановился перед отелем. Швейцар открыл дверцу и провел ее в достаточно приличный небольшой клуб на первом этаже.
- Привет, - сказала Блэр ждущему ее у входа Нейту.
- Милая, мне надо тебе кое-что сказать.
- Милая? - переспросила она. - Ты называешь меня... Так, - остановилась она. - Что случилось?
Парень взял ее за руку и провел к карточным столам за тяжелой бархатной шторой.
- Просто понимаешь... просто так получилось...
- О! - воскликнул Картер, увидев ее, - вот и приз. А я завидую ему, Нейт. Ну, и тебе, конечно, тоже.
- Нейт, - повернулась к нему Блэр. - О чем он?
- Прости меня. Но... так получилось... просто мы... в общем...
- Нейт!
- Он проиграл тебя, - сказал Чак, даже не удосужившись оторваться от игры. - Сочувствую, Уолдорф.
- Что?! - повернулась она к Нейту.
Тот опустил глаза.
- Нейт!!!
- Блэр, прости...
- Что. Тут. Происходит?!
- Он проиграл тебя, - Чак забрал с зеленого сукна свой выигрыш и развернулся на стуле, - мы играли в покер, у Нейта кончились деньги и... Вообще-то сначала деньги кончились у Джона, и он поставил на кон свою девушку, он выиграл, и все просто посмеялись, но потом... В общем, Нейт сделал то же самое.
- Нейт?! Ты поставил меня на кон!?
- Прости, милая, но... у меня был фулл-хаус, а я поставил только час, и...
- Что значит, только час?
Чак встал, взял ее за предплечья и отвел подальше от смущенного парня.
- Уолдорф, успокойся. Нейт поставил час наедине с тобой на территории выигравшего. Не так уж и много.
- Что??? - возмутилась Блэр. - Ты... ты... ты просто...!!!
Она ринулась на своего парня с кулаками, но видимо Чак это предусмотрел. Он встал прямо перед ней, собственной грудью прикрывая друга от раскрасневшейся фурии.
- Блэр, пожалуйста! - жалобно лепетал Нейт за его спиной. - Я не думал, что проиграю. Прости меня, я...
- Простить? Ты проиграл меня... черт! Кому ты меня проиграл? А впрочем, неважно! Я хочу, чтобы ты пошел к нему и предложил отработать долг по-другому. И мне плевать как!
- Я согласен с Блэр, чувак, - сказал Чак, оборачиваясь. Девушка тут же попыталась обежать его, но он крепко схватил ее за плечи, возвращая на безопасное для блондина расстояние. - Отдай деньгами, Нейт, что это вообще за ерунда...
- Вот видишь! - метнула она темную молнию из-за плеча Чака. - Даже твой друг говорит то же самое! Иди к нему!
- Я... Нет, Блэр! - упрямо потряс головой Нейт. - Карточный долг — это святое! Ты проведешь час наедине с выигравшим и... Блэр, я доверяю тебе! И ему!
- Что? - подпрыгнула она, лучший друг провинившегося снова сдержал яростный порыв. - Черт возьми, Нейт, о ком мы говорим?
- Ну...
- В этом-то и проблема, Уолдорф, - встрял Чак.
- Ты вообще заткнись, - возмутилась она, только сейчас понимая, что за всю ссору секунды не было, чтобы Чак ее не касался. - Ты здесь вообще не причем! - она скинула с себя его ладони. - Поднимись в свой номер и займись ждущей тебя шлюхой. Нейт...?
- Эмм... милая...
- Вообще-то, - снова встрял в разговор Чак, - я немного причем. Немного, но все-таки.
- Что он имеет в виду, Нейт?
- Ну. Так получилось, что...
- Нейт!
Блэр шагнула в сторону. Чак напрягся, готовый в любую минуту бросится наперерез ее возможному броску.
Она скрестила руки на груди и твердо посмотрела в глаза смущенного парня.
- Блэр. Мы... Я... в общем...
- Он проиграл тебя МНЕ, - ответил, наконец, Чак. - Так что, Уолдорф, в мой номер мы поднимемся вместе. Кстати, там никого.
- Прости, - одними губами сказал Нейт.

хохо

Блэр с силой швырнула телефон в светлые диванные подушки.
Всю дорогу от клуба до номера она самозабвенно ругалась с Нейтом. Чак из чувства самосохранения молчал.
Стараясь держаться подальше от разъяренной девушки, он сразу же подошел к бару и налил себе щедрую порцию. Потом поднял глаза на Блэр, меряющую шагами его номер, и достал из холодильника бутылку шампанского. Хлопнула пробка.
- Не мечтай, Чак. Я не буду пить с тобой.
- Уверена, что тебе не нужно сейчас сбросить напряжение?
Блэр поджала губы. Телефон на диване зазвонил. Девушка не шелохнулась.
- Перестань, - Чак протянул ей бокал с золотистыми пузырьками, - это получилось случайно. Неужели ты думаешь, что Нейт сделал бы это, если б думал, что есть хоть какой-то шанс НЕ выиграть.
- Он отнесся ко мне как к вещи!
Чак едва не отпрыгнул от нее.
- Ну, - протянул он с безопасного расстояния, - ты ему и не такое прощала.
- Замолчи.
Она упала на диван и подняла трубку.
Чак молча пил виски, скромно стоя у угла собственного бара, как не особо желанный гость, пока Блэр заявляла его другу, что между ними все кончено. Потом она снова швырнула телефон на диван и протянула Чаку пустой бокал из-под шампанского. Он налил ей еще.
- Собираешься меня напоить? - не замечая явно нелогичности, спросила Блэр.
- Прекрати злиться на меня! – возмутился он. – Неужели ты думаешь, что мне приятно тратить этот час на тебя, когда я мог остаться внизу и спокойно заниматься тем, что мне нравится?
- Пить и лапать женщин?
- Пить и играть в покер.
- Покер… - хмыкнула она. – Никогда не понимала, что в нем такого хорошего.
- Это потому что ты не играла.
- Ха.
- Я имею в виду, иначе как в он-лайн игрушках.
- Еще раз ха.
- Серьезно? – он внимательно посмотрел на нее.
- Что тебя удивляет?
- Не думал, что ты даже знаешь правила.
- Ты вообще много про что думаешь, что я этого не знаю.
Чак обошел ее и сел в кресло напротив дивана. Он выглядел озадаченным.
- Что? – раздраженно нахмурилась Блэр. – Эта игра - глупая.
- Значит, ты проигрывала, - сделал вывод Чак.
- Ничего подобного. Я хорошо играю.
Чак улыбнулся уголками губ. Блэр едва не подпрыгнула на диване от возмущения.
- Ты мне не веришь? - она встала и взяла сумочку. – Спустимся в клуб, и я тебе докажу.
- Мы не можем, - напомнил Чак.
- Весь этот отель – твоя территория, - отмахнулась она. - Мы не нарушим это глупое условие. А я выиграю у тебя минимум три из пяти партий. А Нейт пусть горит в аду.
Чак встал и подошел к комоду за ее спиной.
- Нет, - сказал он, - мы не выйдем из номера, но… - он обернулся в его руках Блэр увидела небольшую коробку с разноцветными фишками, - ты можешь доказать мне, что я прав и не спускаясь в клуб.
Девушка молча смотрела, как Чак убрал со стола ноутбук и пару книг, поставил на пол бутылки со спиртным и выложил из шкатулки колоду карт.
- Набор для игры в покер? – приподняла она бровь.
- На что играем? Классические президенты? Или по-вашему, по-девчачьи – на конфеты?
Блэр опасно прищурила глаза.
- По-взрослому, - отчеканила она. - Я буду играть красными.
Чак высыпал на стол по горсти красных и фиолетовых фишек. Потом подлил в полупустой бокал шампанского, встал и прошел к барной стойке.
- Пять раундов, Уолдорф? – спросил он, возвращаясь.
- Скорее три, - улыбнулась она, - я даже почти уверена, что три. Ты продуешь мне всухую.
- Уверена? - переспросил он.
Если бы Блэр не была так зла на весь мир, она бы уже как минимум покраснела от взгляда, который Чак бросил на нее, как максимум, крепко задумалась о сохранении своей невинности в ближайший час.
Если бы на ее месте сидела любая другая девушка от 14 до 54, она бы просто молча встала и начала раздеваться.
Но Блэр лишь недовольно посмотрела на пепельницу, что Чак принес из бара.
- Ты не будешь здесь курить.
Чак отсчитал равное количество красных и фиолетовых фишек.
- Чтобы ставить мне условия, Уолдорф, тебе придется выиграть у меня хотя бы раз, - он придвинул к ней красные пластиковые кружочки. – Каждая фишка – 100 долларов. Расплатишься в финале. Чеки я не принимаю.
- Тебе и не придется, - ответила Блэр. – И не доставай пока зажигалку.
- Ты слишком самоуверенна. Первый признак новичка.
- А ты слишком много болтаешь. Первый признак... того, кто любит много болтать.
Она протянула руку и взяла колоду. Чак, улыбаясь, смотрел, как она уверенно тасует карты. Блэр бросила по паре прямоугольников с непримечательным рисунком на рубашке к его и своему краю стола.
- А неплохо сдаешь, - заметил Чак, поднимая карты. - Надеюсь, в остальном ты так же хороша.
- Я во ВСЕМ хороша, - улыбнулась Блэр и выдвинула на середину стола две фишки.
Чак тут же ответил. Блэр задумалась, потом кивнула, пропуская ход.
Он открыл три карты из колоды.
Блэр на минуту опустила ресницы, глядя на ряд из пятерки пик, валета треф и бубнового туза, потом подняла ставку. Чак, почти не глядя, ответил.
- Ты блефуешь, - уверенно сказала девушка.
- Я играю с 11 лет, - ответил Чак. – Мне нужно намного меньше времени, чем тебе, чтобы оценить свои шансы. Этот раунд будет за мной.
- Ха, - Блэр открыла еще одну карту.
Четверка червей. Девушка посмотрела в свои карты.
– Пропускаю.
- Хорошо. Я тоже.
Чак потянулся к колоде. Дама треф легла к четырем прямоугольникам на столе. Блэр прикусила губу.
- Итак, - наклонился к столу Чак, - что будешь делать?
Она медленно выдвинула к стопке фишек еще два красных кружочка. Чак бросил сверху три фиолетовых. Блэр задумалась, потом все-таки добавила еще один.
- Ну что, открываемся? – спросила она.
- Легко.
Чак бросил на стол свои карты, откинулся в кресле и достал из стола зажигалку.
- Две пары, - небрежно сказал он, - тузы и пятерки.
Блэр указала пальцем на огонек в его руках.
- Что? – нахмурился он.
- Просто, - она аккуратно положила на стол свои карты. – Вот эти три пятерки говорят мне, что ты не будешь курить ближайший час.
Она подняла на озадаченного парня глаза и невинно хлопнула ресницами.

хохо

Чак тасовал колоду, пока Блэр крутила в пальцах свой бокал на тонкой ножке.
- Не ожидал, Басс?
- Честно? Нет. Ты удивила меня, Уолдорф. С раздачи поймала сет, но не поднимала. Если бы я не был так уверен, что это случайность, я б подумал, что ты опытный игрок.
Она молча взяла свои карты.
- Ты всегда меня недооценивал, - бросила она на него короткий довольный взгляд.
Чак посмотрел в свои. Потом выдвинул на середину стола две фишки. Блэр ответила пятью. Чак добавил еще три. Девушка молча кивнула.
- А ты нервничаешь, Басс.
Он выложил на стол три карты из колоды. Тройка, восьмерка и четверка. Все пики.
Блэр тут же отсчитала от своей горсти пять фишек и замерла, дожидаясь ставки Чака.
- А ты - выдаешь себя, - ответил он и положил на стол семь фиолетовых кружков. – Ты могла бы просто открыть свои карты с тем же успехом. Все-таки ты - новичок.
Блэр добавила в стопке фишек в руке еще две и выдвинула их к ставке парня.
- Откровения и открытия будут позже, - ответила она, - когда ты проиграешь мне и этот раунд тоже.
- Кстати, - он повысил еще на 200, она ответила, добавив к банку две красные фишки. Чак кивнул, - об откровениях.
Блэр открыла еще одну карту. Десятка бубен.
Чак бросил на стол одну фишку, Блэр сделала то же, не глядя.
– Ты выиграла и лишила меня возможности курить, - продолжил парень. - Следовательно, я тоже имею право на желание. Логично?
- Вообще-то нет, - Блэр открыла еще одну карту, - но я не против, - добавила она, глядя на белый прямоугольник с шестью красными сердечками.
Она откинулась на диване и сделала большой глоток из бокала. Чак отзеркалил ее движение, удобно устроившись в кресле напротив нее.
Пару минут они молча смотрели друг на друга.
Потом Чак придвинул к кучке фишек еще четыре. Блэр ответила четырьмя красными.
- Мне, конечно, не понадобится, - сказала девушка, - но, просто интереса ради, что бы ты загадал, если бы выиграл?
- Я должен сказать сейчас?
- Я сказала сразу.
- Я тебя об этом не просил.
- Хочешь еще больше испортить этот час моей жизни?
- Я тоже не в восторге от своего выигрыша, так что будем считать, что я просто компенсирую свой моральный ущерб.
- МОГ БЫ компенсировать, - поправила его Блэр.
Чак улыбнулся и кивнул глазами на ее карты.
Девушка открыла одну из своих карт, семерка пик.
- Ммм, - протянул Чак, глядя на карты на столе, - флеш?
- Мог бы быть, - кивнула она, - но, - она перевернула рубашкой вниз вторую карту. Девятка червей. – Стрит меня тоже устраивает.
Блэр довольно улыбнулась.
Чак улыбнулся ей в ответ, потянулся и долил шампанского в ее пустой бокал. Потом добавил алкоголя в свой стакан.
- О, - кивнула она на янтарные отблески, - не переживай, мое желание не потребует от тебя…
Чак перевернул свои карты и бросил их на стол. Блэр осеклась, глядя на пиковых валета и туза. Потом подняла глаза на парня.
- Да, - кивнул он, - а мне вот повезло. Флеш. Почти с раздачи.
Блэр надула губы как обиженный ребенок.
- И чего ты хочешь? Разрешения закурить? Идефикс? Чтобы мои волосы все-таки провоняли запахом табака и травки?
- Нет, - он снова удобно сел в кресло и отпил виски. – Хочу, чтобы приняла ванну с пеной.

хохо

От возмущения Блэр едва не подпрыгнула на диване.
- Что? Чак, ты в своем уме?
- Да, вполне.
- Я не играю на раздевание!
- Я тоже. Если бы играл – потребовал бы снять платье здесь. А так, - он равнодушно пожал плечами, - я просто хочу, чтобы твои нервы перестали плясать танго, меня это утомляет. А алкоголь почему-то явно не срабатывает.
- Иди к черту, Басс! Я не буду раздеваться в твоем номере!
- Отказываешься платить по карточному долгу?
Блэр едва не заскрежетала зубами. Она поднесла к губам бокал, но поняла, что вместо глотка рискует просто откусить край тонкого стекла.
Она отставила вино и встала.
- Ты мерзкий ублюдок, Чак Басс, и я тебя ненавижу, - констатировала она.
- Ванна продезинфицирована, пена на зеркале, полотенца на полке. Если чего-то не найдешь - сразу кричи, я примчусь на помощь.
- Даже не мечтай.
Она развернулась и прошла в его ванную, и захлопнула за собой дверь с такой силой, что подпрыгнул, казалось, не только Чак в кресле, но и бармен на первом этаже.

хохо

Блэр сидела в ванне, скрестив руки на груди.
Вместо расслабления от тепла воды и аромата лаванды, она чувствовала все нарастающее раздражение.
В дверь тихо постучали.
- Даже не думай, Чак! - крикнула она.
- Я и не думаю, - вошел он.
- Уходи сейчас же!
Он начал молча расставлять во всему помещению свечи. Блэр настороженно наблюдала за его действиями несколько минут.
- Что ты делаешь? - спросила она наконец.
- Пытаюсь добавить комфорта в твое пребывание здесь.
- Тогда пропади пропадом. Это точно поможет.
- Не могу. Еще минут 40 точно, - он начал зажигать свечи.
Потом с сомнением посмотрел на девушку. Густые облака пены поднимались над краем ванны сантиметров на 30.
Выше, чем темная макушка с заколотыми на ней кудряшками волос.
- Весь пузырек вылила? - уточнил он, держа в руках последнюю зажженную свечу.
Блэр съехала вниз, из-за пушистых белых хлопьев на него сейчас выглядывали только два горящих глаза.
- Экономишь на гостях?
- Ты не гостья, ты - хомут на шею.
Он медленно подошел и, осторожно вытянув руку, словно девушка была гремучей змеей в стойке, поставил свечу на край ванной. Потом снова шагнул на безопасное расстояние.
- Мой проигрыш был случайным, - фыркнула Блэр, и тут же закашлялась, выплевывая лоскутки пены.
- Не сомневаюсь, - хмыкнул Чак. - Похлопать?
- Даже не мечтай! И я серьезно, - добавила она. - Ты выиграл случайно. Я выйду и докажу тебе это. Следующие два раунда будут за мной.
- Посмотрим.
- Так, - девушка выпрямилась, от злости забыв о смущении. Показались ключицы в эполетах из такой густой пены, что скрывали лучше некоторых тканей. - Ой, - Блэр снова занырнула в воду. - Сколько мне здесь сидеть? - она нахмурилась и снова сжалась в комочек.
- Пока не успокоишься и не перестанешь злиться на меня. На Нейта можешь злиться, сколько хочешь.
- Какой ты добрый. Я спокойна.
- Не похоже.
- Поверь мне.
- Так может, тогда не будем прерываться? - приподнял Чак бровь.
Из белых облаков Блэр швырнула в него такой взгляд, что парень всерьез удивился, как дверь за его спиной не превратилась в кучку пепла. За себя он был спокоен. Он такие взгляды ловил довольно часто.
- Л-е-г-к-о! - отчеканила Блэр.
Чак вышел из ванной. Через пару минут вернулся, придвинул к краю ванны белый табурет из угла комнаты, поставил на него столбики красных и фиолетовых фишек.
- Открой новую колоду, - потребовала Блэр, собирая вершины с пенных гор и притягивая их к своей и без того надежно скрытой груди.
- Становишься параноиком, Уолдорф.
- У меня мокрые руки, тасовать и сдавать будешь ты. А ты - жулик, неизвестно, сколько карт ты вынул из...
- Ты меня оскорбляешь, Блэр, - преувеличенно возмущенно заявил он, - ладно бы доказательства были...
- Открой новую колоду!
Он снова вышел из ванной, вернулся с бокалом шампанского и поблескивающей целлофаном коробкой. Осторожно приблизился к девушке и протянул ей и то и другое.
- Вскроешь сама?
Она взяла бокал, сделала глоток и поставила его на край ванны. Потом внимательно осмотрела колоду.
- Нет, открывай ты. Я намочу карты.
Потратив несколько минут на то, чтобы закрыть каждый сантиметр не скрытой под водой кожи плотными хлопьями, Блэр чуть приподнялась.
- Кстати, - заметил Чак, присаживаясь на край ванны, - у тебя вряд ли есть что-то, чего я не виде...
- Брысь!!! - плеснула на него Блэр пригоршню теплой воды.
Парень с места отпрыгнул чуть не на метр.
- Уолдорф, - возмутился он, стряхивая с себя пену, - ты...!
- Не смей ко мне приближаться, извращенец!
Он положил так и не распечатанную колоду на табурет и снова вышел из ванной.
- Я могу воспринимать это как пас? - крикнула Блэр.
- И не мечтай, - вернулся он со своим стаканом, наполненным намного больше, чем на положенные два пальца.
Он сделал большой глоток, поставил стакан на пол и встал на колени перед ванной, надежно отгораживаясь от разъяренной девушки табуретом. Она недоверчиво смотрела, как он распаковал колоду карт. Отложил джокер. Начал тасовать.
- С твоей подозрительностью, - заметил он, - тебе бы в ЦРУ работать. В приемной комиссии...
- Жизненный опыт, - бросила она, мокрой рукой в потеках пены поднимая свои карты.
Чак посмотрел свои и выдвинул в центр табуретки пять фишек.
Блэр прикусила губу.
Потом ответила пятью красными кружочками. Чак добавил еще два. Блэр возмущенно на него посмотрела, он улыбнулся. Она ответила.
Чак открыл три карты из колоды.
Блэр поджала губы. Он добавил к расползающейся по пластику стула кучке фишек еще четыре.
Девушка чертыхнулась и сбросила карты, швырнув бубновую двойку и пятерку треф на кучку фишек.
- Ты просто везучий засранец, - заявила она. - Покажи свои.
- По правилам, - напомнил он, - я не обязан.
- Покажи!
До того, как он успел среагировать, она перевернула его карты и открыла еще три из колоды. Две двойки и пятерка червей.
- Твою мать!
- Уолдорф, - возмутился Чак, забирая свои десятку и тройку бубен, - правила запрещают...
- Заткнись, - она осеклась, осознав, что выпрыгнула из спасительной пены, оголив плечи и грудь. - Черт!
Глядя, как она снова скрывается под плотным белым покрывалом, Чак улыбался.
- И чего Нейт тянет...
- Еще слово, и я тебя утоплю.
- Для этого тебе придется как-то подтащить меня к себе, а для этого...
- Пошел вон, Басс!
Он покорно вышел.
Блэр удивленно нахмурилась, глядя на незакрытую дверь. Дурные предчувствия не подвели - Чак вернулся через минуту. В его руках была аккуратно сложенная мужская рубашка.
- Что это?
- Твой проигрыш.
- У нас что, каждый раунд будет желанием сопровождаться?
- Ты согласилась, - напомнил он.
Блэр сжала зубы, сдерживая слова, недостойные леди.
Чак положил рубашку на зеркало и осторожно отодвинул от девушки табуретку с их банком. По ее глазам он понял, что она только и ждала, чтобы он приблизился на достаточное для броска ее ногтей расстояние. Он довольно улыбнулся.
- Я хочу, чтобы остаток часа ты провела со мной, сидя в этой рубашке. ТОЛЬКО в этой рубашке.
- Чак!
- И предупреждаю сразу, Уолдорф, - как ни в чем не бывало продолжил он, - если у меня возникнет хоть тень сомнения в твоей честности, я оставляю за собой право проверить наличи...
- Ни за что!
- Тогда не жульничай.
- На кой тебе это надо?
- Лишаю тебя 100 граммов уверенности в себе. И не понимаю, почему ты так возмущена, ты уверяешь, что ее у тебя тонны.
- Ублюдок.
- Неумеха, - он собрал фишки и кивнул ей. - У тебя еще десять минут.
- Мне мало, - возразила Блэр, - я не успею рассла...
- Тебе и так не помогает, - перебил он. - Так что тратить время смысла нет. Десять минут. Или признай, что я играю лучше тебя, и покончим с этим.
Она зыркнула на него из подушек белой пены.
- Десять минут, Басс. А сейчас - выметайся.

- Ты не выиграешь, - сказала Блэр, с ногами забираясь на диван.
Чак смотрел, как пылают ее щеки. Как она нервно одергивает край рубашки, стараясь прикрыть теплые от воды коленки. Блэр огляделась в поисках диванных подушек.
- Неа, - тут же предупредил Чак, - ТОЛЬКО рубашка.
- А я и не собиралась ничего надевать.
- Прикрываться тоже нельзя.
- Скотина.
- Новичок. Не сбросила бы карты, поймала б фулл-хаус. И счет был бы 2-1 в ТВОЮ пользу.
- У меня еще есть все шансы, Басс.
- Проверим, - он отставил стакан, из которого пил все это время и наклонился к столику. - Кто тасует?
- Я!
- Как скажешь.
Блэр мешала карты. От силы, с которой ее пальцы вжимались в картонные края, те едва не разлетались по всему номеру.
Она сдала по паре себе и ему.
- Злишься, - заметил Чак.
- Ничуть.
- Считается, что это признак страстной натуры. Хотя мне сложно представить тебя в пароксизме страсти.
- У тебя вообще хреново с мозгами и воображением.
- А вот этого ты не знаешь. К тому же у меня нет никаких фактов, подтверждающих ты вообще способна на страсть.
- У ТЕБЯ их и быть не может.
- Зато у моего лучшего друга - полное досье.
- Нейт не мог говорить с тобой о нашей сексуальной жизни.
- Само собой. Ее ведь не существует.
- Ты понятия не имеешь, что я позволяю Нейту в постели.
- Дай угадаю. Подоткнуть тебе одеяльце?
- Пятьсот.
- Что?
Она посмотрела прямо на него. Злые черти в ее зрачках точили зубы и ножи.
Чак улыбнулся. Девушка перед ним ему явно нравилась.
И он с трудом узнавал в ней пассию своего лучшего друга, которую знал с песочницы.
«Бывшую пассию», - некстати поправила память.
- Теряешь нить, Чак? - издеваясь, уточнила девушка. - Заявил, что почти профессионал, а сам...
- Отвечаю, - он передвинул к столбику ее фишек столько же своих. - И, - решил позлить он ее еще больше, - повышаю.
- Ммм, - протянула Блэр, - опять блеф. Больше не сработает, Чак. Я повелась на это один раз...
- А судя по тому, что твои отношения с Нейтом опять трещат по швам, ты как раз из тех, кто не запоминает, где лежат грабли из пословицы.
- И ты снова ошибаешься. Я быстро учусь.
Она ответила на ставку. Потом посмотрела на него исподлобья и бросила в центр стола еще пару фишек.
- То есть ты уверен, что у Нейта нет от тебя секретов?
- Ну, что-то он, возможно, мне не и рассказывает. Но секреты о твоем мастерстве? Нет. Их нет.
- Ты не можешь этого знать.
- Твоя злость тебя выдает, ты далеко не так опытна, как хочешь изобразить. Ни в чем.
Блэр улыбнулась так соблазнительно, что у парня перед ней взмокла спина. Он снова подумал, что возможно, и правда, совсем ничего не знает о девушке своего друга.
«Бывшей девушке», - опять не к месту напомнило сознание.
- О, - хрипло протянула Блэр. Он сглотнул, - Ты бы очень удивился, Чак...
- Да неужели?
- Представь себе.
- Меня сложно удивить.
- Я знаю.
- И, кстати, - сказал он больше себе, чем ей, - можешь сколько угодно пытаться.
- О чем ты? - невинно хлопнула она ресницами. - Мы играем...
- И ты делаешь все, чтобы я отвлекся.
- Я сама напоминаю тебе, когда твой ход, - ее голос стал тихим и хриплым. Чаку было все сложнее не реагировать. - Или ты и этого не заметил? Две коленки перед глазами и внимательность ни к черту, да, Чак?
- Предпочитаю, чтоб коленки были по бокам от меня. Ну или на плечах.
- Не сомневаюсь. Но это тебе в оставшиеся минуты точно не светит.
- Серьезно?
Он наклонился к ней, внимательно глядя в глаза. Если бы не злость и игривость шампанского в крови, Блэр захотелось бы забиться в уголок дивана, поджав коленки к груди.
Но она ответила таким же самоуверенным взглядом.
Чак прищурился.
Блэр ухмыльнулась.
- Ва-банк, - он выдвинул к разноцветной кучке на столе все свои фишки, - и проигравший доводит победителя до оргазма не более, чем за десять минут.
Блэр моргнула.
- Любым способом, - уточнил Чак.
- Ч-ч-что???
- Ну, - он отпил виски, посмотрев на растерянную девушку поверх стакана, - ты же так уверена в себе и своих умениях.
- И не понимаю, зачем мне доказывать что-то ТЕБЕ.
- Свое умение играть в покер ты решила продемонстрировать. И кстати, то, что мы выяснили...
- Мы еще не закончили, - перебила она. - Ты не выиграешь, Басс.
- Это значит да?
Она молчала.
- Уолдорф, - Чак снова наклонился к ней через стол, - хватит. Просто признай, что ты новичок. В покере в том числе. И все. Это же не сложно. А мне так даже приятно.
Блэр откинулась на диване и отпила из своего бокала.
Здравый смысл кричал, чтобы она остановилась. Жизненный опыт торопливо подтаскивал факты для баррикады, чтобы оградить ее от не совершенных пока глупых поступков. Воспоминания и мысли толкались в голове, пытаясь помочь ему.
Расплавленный горький миндаль глаз напротив сжег все это за пару секунд.
Чак ухмыльнулся.
Глаза Блэр опасно сузились.
- Хочу ограничение.
- Хорошо, - кивнул он. – Я не трону твою невинность, если конечно сама не попросишь...
- Ха!
- ...но тогда, - продолжил он, - у тебя остается всего два варианта*, и, я думаю, мы оба понимаем, что твои ладошки вряд ли уложатся в отведенный срок. Так что придется...
Она наклонилась к столу и, так же медленно, как Чак за минуту до этого, передвинула остатки своих фишек к разноцветному банку.
- Отвечаю.
Теперь уже парень удивленно моргнул.
- Ты не серьезно.
Он посмотрел на кучку фишек. Потом на сидящую перед ним девушку. Потом снова на фишки.
Кусочки картинки в его голове явно не складывались.
- Блэр, - напомнил он, - проигравший дарит победителю сексу...
- Я слышала! - перебила она. - Так ты играешь, Басс? Или все-таки признаешь, что блефовал?
Он посмотрел на нее.
Воздух между ними накалился. Блэр чувствовала, как горит ее кожа под тканью его рубашки. Краешком сознания она поняла, что ее дыхание сбилось. В висках стучал участившийся пульс. Кончики пальцев покалывало.
- Блефуешь сейчас ты, - сказал Чак.
- Ха!
- Ты не можешь сделать такую ставку...
- Почему же? - приподняла она бровь.
Бокал в ее руках почему-то оказался пустым. Она наклонилась, чтобы поставить его на столик, но Чак потянулся и на весу подлил ей золотистого соблазна.
Блэр сделала глоток, думая, что танцует сейчас на лезвии.
- Я свободна, - продолжила она, - мы с Нейтом расстались... - она красиво повела рукой, Чак сглотнул, - А даже если и нет, разве ж это измена?
- Сделать минет лучшему другу бывшего?
- Позволить ублюдку вылизать себя.
- Ты самоуверена.
- Я видела свои карты.
- А я видел свои.
Их взгляды столкнулись. Обоим показалось, что они услышали металлический лязг, как при ударе шпагами.
Потом Чак открыл пять карт из колоды.
Блэр радостно улыбнулась.
- Где хочешь отработать проигрыш? - спросила она, расслабленно усаживаясь на диване. - Здесь или на кровати?
- Предпочту убедиться, что мой лучший друг в надежных... губах.
Она, уже не сдерживаясь, рассмеялась.
- В попытках блефовать ты даже упрямее меня, Басс.
Блэр наклонилась к столу и открыла свои карты.
- Флеш. Сочувствую.
Чак улыбнулся и сделал глоток виски. Потом поставил пустой стакан на столик. Стекло ударилось о стекло. Льдинка звука никого не остудила.
- Чак, - покачала головой Блэр, - лучше подумай, как будешь дарить мне оргазм. У меня флеш от дамы...
Он перевернул свои карты.
- Флеш от короля.


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©
 
MiniminaДата: Пятница, 09.12.2011, 17:57 | Сообщение # 21
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
хохо

Блэр вскочила и бросилась к ванной. Чак в два прыжка догнал ее и, схватив за руку, развернул к себе.
- Нет! - попыталась вырваться она, но он лишь толкнул ее спиной к стене и крепко сжал тонкие запястья.
- Нет? Уолдорф. Я же уточнил, уверена ли ты в ставке.
- Нет! Чего ты хочешь?
Она пыталась выбраться из клетки его горячего близкого тела, но он не позволял.
- Ты знаешь.
- Чего ты хочешь ВЗАМЕН?
- Ничего.
Она тяжело дышала и не смотрела в его глаза. Когда ее силы иссякли, и сопротивление чуть ослабло, Чак отпустил одно из тонких запястий и запустил нетерпеливые пальцы во все еще собранные на затылке волосы. Пряди рассыпались по плечам, когда он притянул к себе ее голову.
Блэр охнула от удивления, когда Чак поцеловал ее.
Это было неожиданно. Странно. Терпко. Сильно. Страстно. Вкусно.
Это сводило с ума.
- Чак, - выдохнула она, - что ты...?
- Настраиваю тебя на нужную волну, - ответил он, снова накрывая ее губы своими губами.
Блэр уже не вырывалась.
Сжавшись в его объятии, как испуганная птица, она позволяла целовать себя, пытаясь заставить мысли работать. Получалось плохо. Упругость чужого тепла обволакивала сознание, крепкие мужские мышцы под ее повлажневшими от волнения ладонями приглашали к объятию.
Блэр осторожно, словно танцуя с ядовитой змеей, подняла руки и обняла парня за шею. Он ослабил хватку.
Не успела она обрадоваться возможности вырваться из плена, как почувствовала, что земля ушла из-под ног. Она крепко вцепилась в мужские плечи, когда Чак поднял ее на руки и отнес к кровати.
- Что такое, Уолдорф? Тебе же не впервой, - уколол он ее и, не позволив ответить, снова прижался к ее губам.
Блэр выгнулась, когда почувствовала, как его руки скользят по ее телу, едва прикрытому короткой рубашкой. Со злостью на саму себя она поняла, что ждет этого прикосновения уже давно. Их игра завела ее. Взбудоражила. Распалила.
Так, как никогда еще не распаляли осторожные ласки Нейта.
Отвечая на поцелуй, Блэр уже почти спокойно констатировала про себя факт, что она, видимо, сошла с ума.
Обнимая незнакомые плечи, целуя совсем не такие как у Нейта губы, чувствуя на себе непривычную тяжесть чужого тела, она думала, что должна бы сейчас испытывать угрызения совести и отвращение. Запрокидывая голову, чтобы открыть для поцелуев Чака шею, и запуская пальцы в его волосы, она думала, что сейчас самое время смутиться и попытаться остановить это. Позволяя его пальцам расстегнуть рубашку на своей груди, она думала, что не должна сейчас дрожать от нетерпения.
Чак восхищенно выдохнул, приподнимаясь над ней на локте и распахивая свободной рукой рубашку на горячем женском теле.
Блэр застонала, когда его ладонь обняла грудь с налившейся ягодкой соска.
Она снова притянула к себе темную голову, нетерпеливо раздвигая кончиком языка упругие губы. Чак тут же ответил, обволакивая его своим теплом. Их языки столкнулись в танго.
Блэр почувствовала, как натянулась ткань рубашки на ее бедрах, когда Чак рывком попытался расстегнуть оставшиеся пуговицы. Она мурлыкнула, как кошка, чувствуя бедром его нетерпение, и, опустив вниз одну ладонь, сама справилась с непослушными застежками у живота.
Когда по дорожке из влажных поцелуев голова Чака спустилась к ее приподнявшейся груди, Блэр едва не закричала от неожиданно горячего океана удовольствия, захлестнувшего ее с головой.
В последний раз подумав про себя, что она, видимо, сумасшедшая, она плюнула на остатки здравомыслия, широко развела колени и обняла чужое тело ногами.
Чак довольно уркнул в ее кожу.
Блэр поняла, что он улыбается. До того, как она успела разозлиться, он обхватил ее едва прикрытое тело двумя руками и перевернулся, укладывая на себя.
Она недовольно заворчала, усаживаясь на нем удобнее и приподнимаясь.
- Разве Я должен вести в этом танго? - издеваясь, уточнил он, отводя от ее лица рассыпавшиеся пряди.
Девушка застыла, вспоминая, почему сейчас оказалась в этой постели, верхом на ее полностью одетом хозяине.
- Я... конечно, - она негнущимися пальцами расстегнула пару пуговиц его рубашки.
Наклонилась. Поцеловала кожу его шеи у косточки скулы. Поглаживая ладошкой его грудь, спустилась губами к кадыку.
Чак вздохнул.
- Как же медленно ты заводишься, - заметил он и снова перевернулся, накрывая ее собой.
- Ничего подоб...!
Его губы снова не дали ей закончить.
- Ммм? - приподнялся он над нею. - То есть дело все-таки в неопытности?
Блэр вспыхнула.
- Нет! Я... ммммм, хорошо...
Она выгнулась, когда его поцелуи снова обняли ее шею, заставив слова и мысли растворится где-то под лавиной удовольствия. Блэр обняла его за плечи, притягивая ближе к себе.
Его губы и язык разрисовывали ее тело невесомыми горячими узорами из поцелуев и ласк. Когда с изгиба шеи танец нетерпения и удовольствия переместился сначала на холмики груди, а потом на плоский животик, Блэр широко распахнула глаза и застыла.
- Чак, - неуверенно сказала она, понимая, что совершенно не помнит даже как дышать. – Что ты…?
Вместо ответа он погладил молочный шелк стройных ног и еще шире развел руками ее коленки. Его губы мягко коснулись раскаленной кожи на внутренней стороне бедра. Блэр закрыла глаза, чувствуя поглаживания кончиков умелых пальцев. Теплое дыхание разливалось по ее венам. Предвкушение неизвестного заставляло дрожать от нетерпения.
Звонок телефона разбил воздух на осколки.

***

Чак поднял голову.
- Не отвечай, - почти приказал он и снова склонился к ее бедрам.
Блэр неловко выползла из-под его тела. Ее щеки горели. Сердце тыкалось в грудь как испуганный зверек. Едва дыша, девушка запахнула расстегнутую рубашку.
- Это, - она сглотнула, - это... Нейт...
На подгибающихся ватных ногах она вернулась к дивану. Ей казалось, что даже ее затылок под волосами горит от стыда за слабость, что она себе чуть было не позволила.
- Да, - она закашлялась, - да, - повторила она, молясь, чтобы ее голос звучал нормально. Сама она его почти не слышала. Ее лопатки пылали от взгляда парня, оставшегося на кровати. - Нет, почему ты решил? Правда? О. Да... Хорошо... НЕТ!!! Нет, - повторила она тише, - не надо, не поднимайся. Я спущусь, сейчас, пара минут... Да, хорошо.
Она положила трубку и, не глядя на раскинувшегося на постели Чака, прошла в ванную. Поставив личный рекорд по скорости одевания, она, все так же пряча глаза, выскользнула в комнату, мечтая стать невидимкой.
Подхватив с дивана сумку, Блэр уже повернулась к входной двери, когда услышала за спиной насмешливый голос.
- Ты должна мне признание, Уолдорф.
- Ха! - обернулась она.
- Тогда... - ответил он знаменитой ухмылкой, - ты просто ДОЛЖНА мне.
Густо покраснев, она проглотила несказанные слова и вышла из номера.

хохо

Понедельник был почти обычным.
За остаток выходных Чак ни разу ей не позвонил. Нейт рассыпался в извинениях всю дорогу до дома, списывая ее молчание на обиду и желание его наказать. Сирена заполнила первые перемены рассказами о Дэне и их выходных. Мама больше не злилась из-за шалости с кражей коллекции, а Дорота ни слова не говорила, находя ее каждое утро с пылающими щеками.
Блэр вышла из кабинета директора и помахала ждущим у выхода в школьный двор фрейлинам.
- Ты должна была сказать.
Блэр вскрикнула, когда словно из-под земли перед ней неожиданно появилась фигура в фирменном шарфе. Она сглотнула, стараясь взять себя в руки.
- Я... не понимаю, о чем ты.
- Ты ничего мне не должна, - сказал Чак. - Ты маленькая лгунья, но я не собираюсь лишать тебя невинности. Нигде.
Блэр, открыв рот, смотрела, как он уходит.
Потом нахмурилась и процокала каблучками мимо озадаченных девушек в ярких ободках.

***

- Нейт?
Парень удивленно обернулся.
- Привет, Блэр.
Она схватила его за рукав и едва не волоком оттащила к углу двора.
- О чем ты говорил с Чаком?
- Ч-что?
- О. Чем. Ты. Говорил. С. Чаком?
- Я... эм... милая...
Снова услышав «виноватое» обращение, Блэр прищурилась.
- У тебя хватит смелости хотя бы признаться мне, ЧТО вы обсуждали?
- Ты...
- Да, - кивнула она, - я знаю, что вы обсуждали меня в постели. Но мне интересно, понимаешь ли ты, что после Сирены, после твоего поведения последний год, после того, что ты поставил меня на кон, как породистую кобылу, трепаться с другом о нашей сексуальной жизни - НЕ ТО, что я от тебя жду в качестве извинений?
- Извинений? Я думал, ты простила меня?
- Ты ошибся.
Нейт попытался обнять ее за плечи, но Блэр скинула его ладони.
- Хватит, Нейт. Это была последняя капля. Все кончено. Прощай.
- Нет, Блэр, подожди. Просто... мы просто болтали, Блэр. Он сказал, что... он спросил, - Нейт покраснел.
- Спросил, часто ли я делаю тебе минет? - издеваясь, помогла она. - И ты не смог послать его к черту? Прощай, - повторила она. – Все кончено.
Не дав парню сказать и слова в свое оправдание, Блэр развернулась и ушла.

***

Чак сидел на диване в самом отвратительном настроении.
Нейт только что добрых полчаса плакался в его трубку по поводу вездесущих шпионов Сплетницы и Блэр. Он был уверен, что кто-то подслушал ТОТ их разговор. Чак терпеливо выслушивал все «за» и «против» очередного расставания, почти безучастно поддакивал на столбике «за» и лихорадочно придумывал контр-аргументы на перечне довольно длинного списка из «против».
В сотый раз предложив Нейту приехать и поговорить уже лично, он в сотый раз услышал что-то про «мне стоит побыть одному», и, попрощавшись, положил трубку.
Он попытался отвлечься. Но ни Интернет, ни коллекция фильмов не привлекли внимания. Алкоголь не затуманил разум ни на йоту.
Все его мысли занимала одна-единственная девушка.
И возможность, которую он даже не хотел рассматривать.
Чак злился на себя за глупые мечты, когда в дверь его номера постучали.
Он неохотно встал и открыл.
Опасно наклонившись, едва стоя на вывернутых ногах, в светлый косяк его двери плечом упиралась Блэр.
Горлышко бутылки из тяжелого зеленого стекла в ее руках было перемазано красной помадой. Темные волосы рассыпались по плечам. Глаза лихорадочно блестели.
- Мне плевать, что ты сказал, - отчеканила она. – Карточный долг – это святое!
Чак удивленно моргнул.
Не дождавшись приглашения войти, девушка толкнула его ладошкой в грудь.
От неожиданной силы удара, он едва не потерял равновесие, останавливаясь где-то ближе к середине номера.
- Что за…?!
- Снимай штаны, Басс! - заявила Блэр и, перешагнув порог, захлопнула за собой дверь.

*сноска для 18+ (!!!)


а, и во избежание недопонимания

в том плане, что проды нет и НЕ будет! tongue


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©

Сообщение отредактировал Minimina - Пятница, 09.12.2011, 20:53
 
MiniminaДата: Пятница, 13.01.2012, 22:38 | Сообщение # 22
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
Название: Кольцо от Harry Winston
Автор: Miniminа
Бета: нет, все сессию сдают
Пейринг: Chair
Рейтинг: PG
Размер: попытаюсь уложиться в любимое мини
Жанр: Драма
Таймлайн: после всего

NB! Фик написан ДО начала 5 сезона, и автор за лето не прочитала ни одного спойлера(честно-честно!).
Так что все совпадения с уже показанным на момент публикации фанфа считать совпадением... диагноза автора и сценаристов smile

1.
Все бары мира на самом деле похожи.

Их владельцы тратят сотни и тысячи, чтобы сделать что-то этакое, «придать особый шарм», выделить свое заведение. Но это все бесполезно. Потому что если посетитель хоть раз в жизни был в баре, он уже не удивится ничему. Как говорится, если ты видел один, считай, что ты видел их все.

Бар «V» исключением не был.

Полумрак, длинная стойка, окно с видом на странное сооружение, напоминающее Эмпайр-Стейт-билдинг в миниатюре, усталый бармен и рыжая официантка, протирающая стаканы.

Женщина в дорогом деловом костюме неуверенно замерла на пороге.

- Почему они всегда рыжие? - тихо спросила она сама себя, глядя на огненный хвост сидящей к ней спиной девушки.

Потом вздохнула и вошла.

В фильмах, которые она любила, после этого над героиней обычно тихо звякал колокольчик или музыка ветра, что почти обязательно висели над дверью в заведение. Но в реальной жизни такое случалось редко.

Ретро было не в моде последние лет шесть.

Она прошла к стойке и осторожно присела на высокий барный стул.

Женщина была красива, ухожена, и однозначно знала цену. Всему. Себе, своему маникюру, туфлям рыжей в короткой юбке, бабочке бармена. Она жила в большом городе, уверенно карабкалась по карьерной лестнице вверх, старательно стискивала зубы при разговорах с матерью и вообще была типичной картинкой «мне 32 и я из Нью-Йорка».

Хоть и не была в Нью-Йорке уже год.
А последние 8 лет и вовсе жила в Париже.

- Мартини? - спросил бармен, едва подняв на нее взгляд.

Женщина нахмурилась.
Она и правда хотела заказать сухой мартини, но то, что какой-то бармен из уже почти чужой для нее страны так легко ее прочитал, ее разозлило.

- Нет, - мотнула она головой. - Белый Jim Beam. Один лед, пожалуйста.

Пить не самый дорогой бурбон было уже много лет как не по статусу, но она утешила себя тем, что он хотя бы сладкий, в отличие от дорогих и, как следствие, более выдержанных, терпких, мужских сортов настоящего виски.

Женщина сделала глоток.
Морщиться не пришлось. Алкоголь и правда был неплох.

Она больше по привычке, чем по реальной необходимости прикинула, каковы шансы увидеть фотографию этого момента в разделе сплетен желтых газет, и успокоилась.
Почти нулевые.
Она в другой стране. В городе, где ее в принципе никто не знает. В баре ее стопроцентно никто узнает.
Она не медиа-персона и не появляется на разворотах.

Только на маленьких фотографиях внизу первых страниц.

Женщина обернулась на стуле, оценивая уровень заведения. Ниже, чем она привыкла, но выше, чем могло бы быть.

Ее костюм от Ralph Lauren и туфли на высоком устойчивом каблуке от Louboutin органично смотрелись в холле дорогого отеля, откуда она шла, но и на улицах города не были кричащим китчем. Скорее — элегантная классика. Да и для этого заведения вполне себе подходили.

Женщина откинула с груди прядь длинных темных волос и встала с высокого стула. В зале было несколько свободных столиков, но она пошла к темному угловому диванчику в самой дальней части бара. Там ее никто не увидит. Там она сможет запрокинуть голову, закрыть глаза, и забыть хоть на несколько секунд о том, как она устала за бесконечный сегодняшний день.

Она поставила на деревянную поверхность стакан и уже толкнулась в ее ладонями, чуть наклоняясь, чтобы упасть в объятия маленького диванчика, рассчитанного максимум на троих, как...

- Ой, - вскрикнула она, прижимая руку к груди, - какого черта вы...! То есть, нет. Простите, - замотала она головой, наблюдая как из скрытого тенью от абажура угла дивана ей навстречу поднимается человек. - Это я виновата, я вас не заметила. Извините. Я сяду за другой... - она замерла, на несколько секунд лишившись дара речи. - Чак?

- Блэр, - учтиво склонил перед ней голову человек из ее прошлого.

2.

- Что ты здесь делаешь? - весело воскликнула Блэр, обнимая бывшего друга. - Я не могу поверить! Ты в Лас-Вегасе! Как? Кто? Где? Почему? Когда?

- Те же вопросы я могу задать и тебе, - его мягкий бархатный голос, казалось, совершенно не изменился за тот десяток с лишним лет, что они не виделись. - А впрочем, я что-то слышал о презентации Elle в Paris Las Vegas. - Блэр чуть прищурилась, недоверчиво глядя на него. - Нет, - улыбнулся он, мотнув головой, - никакой слежки. Просто ты увела у меня зал.

- А, - рассмеялась она, усаживаясь рядом с ним, - точно. Кармен говорила, что на него была какая-то предварительная договоренность, но они протянули с авансом. А мы готовы были внести предоплату сразу. Так это был ты?

Чак опустил голову и сделал еще один глоток из такого же как и у Блэр низкого стакана.
- Да, - хмыкнул он, - я как-то отвык от твоего присутствия в этой стране, теперь буду знать — Блэр в городе. Больше никаких проволочек и расслабления.

Она благодарно рассмеялась. Чак поднял стакан в тосте.

- За тебя. Твое возвращение.

Они чокнулись.

- Вообще-то, - сказала она, допивая свой бурбон. - Это разовая акция.

- Завтра улетаешь?

- Да, 9.15.

- Я в 10.10, - кивнул Чак.

Блэр удивленно на него посмотрела, потом отвлеклась и проследила за его взглядом, к ним приближалась та самая рыжая официантка в обтягивающей футболке.

- О, - снова рассмеялась Блэр и тихонько хлопнула раскрытой ладошкой по полочке его пиджака, - только я хотела удивиться, что Чак Басс летит коммерческим рейсом и сказать, что мир, похоже, меняется, как ты доказываешь мне, что ничего не меняется, - она с сомнением посмотрела на свой пустой бокал.

- Еще две, - решил за нее Чак.

- Смело.

- Я все еще знаю тебя.

- А я, как мы только что выяснили, знаю тебя.

Новые порции алкоголя принесли на удивление быстро.

- Значит, ты теперь в Elle? - заметил Чак.

- Да, - кивнула она, - уже почти 8 лет. Ушла туда сразу после развода.

- Слышал. Мне жаль.

- Ничего, - махнула она рукой. - Я уже пережила это. Честно говоря, все к этому шло. Еще до свадьбы все к этому шло.

- Ты была такой счастливой, когда уезжала.

- Ты не видел меня на свадьбе. Как ты? - перевела она тему. – По-прежнему открываешь отели?

- Да. Все больше и больше.

- Ммм, - она щелкнула пальцами, словно вспомнив что-то. - У тебя получилось?

- Что именно?

- Заработать свой первый капитал к 21. Сирена как-то сказала, что...

- Да, - кивнул он. - Когда ты уехала, я занялся бизнесом вплотную. Когда горишь на работе, она, как правило, быстро приносит плоды.

- О, да, - кивнула Блэр. - Как я тебя понимаю. Я тоже перескочила несколько карьерных ступеней, почти не глядя. Сирена приезжает хоть иногда?

- Почти нет. После смерти Лили я ее почти не вижу. Как и Нейта.

- Тысячу лет ничего о нем не слышала.

Они говорили обо всем.

Блэр иногда ловила себя на мысли, что они болтают, словно школьники на дружеской вечеринке. Хотя оба должны бы как минимум мучиться угрызениями совести, чувством вины за разбитое сердце сидящего перед ней человека и вообще, испытывать неловкость.

Она пристально посмотрела во все такие же светло-карие глаза, пока Чак увлеченно рассказывал о новой ветке бизнеса, для запуска которой, собственно и собирался снять зал для презентаций в Paris Las Vegas. Он совершенно не выглядел напряженным.

Неужели все и правда забыто?

- Почему ты здесь? - спросила Блэр, уже после окончания фразы понимая, что и перебивает и меняет тему одновременно. - То есть прости, - тут же попыталась она выправить ситуацию.

- Ничего, - улыбнулся Чак. - Здесь - в смысле в городе?

- Нет, - она махнула узкой кистью, описывая полукруг. - Здесь.

- В отеле полно знакомых. На улицах все еще встречаются папарацци. Напиваться в номере — банально. Идти в дорогой бар — уже лет 10 как скучно. Можно было пойти на какое-нибудь шоу... собственно, я на него и шел...

Блэр рассмеялась, облокачиваясь на спинку дивана.

- Боже, Чак, мы с тобой ментальные близнецы. Или как называются те, кто одинаково думают?

- Гении?

- Наверное. Я тоже рассудила так же. Когда закончилась вся эта суматоха со звездами, прессой и отчетом перед Валери, я задумалась, чем заняться. В баре отеля полно приставучих личностей, не понимающих отказа, а высококлассные заведения кишат знакомыми моделями. СПА - банально. Кино в номере - скучно. И пошла на шоу...

- По Фримонт-стрит...

- А потом передумала и свернула в первый попавшийся переулок...

- А потом еще в один, - Чак снова поднял свой стакан, - за невероятные совпадения.

- За невероятные совпадения.

Через двадцать минут Блэр посмотрела на часы.

- Проводить тебя?

- Ну, тут недалеко...

- Блэр... Это просто вопрос. Я не буду напрашиваться на кофе и намекать на продолжение.

Она снова рассмеялась.

- Прости, - тряхнула она головой, разметав по темному воздуху идеально прямые пряди, - наверное, Париж сделал из меня параноика. Пошли.

Они вышли из бара. Ночной летний воздух напомнил Блэр воздух Нью-Йорка, что влился в ее легкие на выходе из «Виктролы». Она покосилась на Чака, но тот рассматривал маленькую копию Эмпайр-Стейт-билдинг через дорогу.

- Ты женат? - не в тему спросила Блэр.

- Нет, и не собираюсь. Ты замужем?

- Нет. Хватило. Ты тоже об этом подумал? - спросила она, показывая глазами на здание.

Они медленно пошли по тротуару, полному туристов с фотоаппаратами, зазывал на тысячи самых разнообразных и разнорейтинговых шоу, пасторов в невероятных костюмах, предлагающих пожениться здесь и сейчас.

- Честно говоря, я подумал о том, что эта улица уже не кажется мне такой привлекательной, - ответил Чак, доставая телефон и набирая номер.

Блэр надула губы, изображая обиду, но Чак крепко сжал свободной рукой ее ладонь и уверенно вел сквозь эту пусть и небольшую, но такую шумную толпу.

Они прошли мимо сверкающего огнями казино, дошли до почти скромного отеля в пять этажей, обошли огромную клумбу с выложенным цветами рекламным слоганом.

- Ты ведь знала? Что я собирался сделать тебе предложение на вершине мира? - спросил Чак.
Блэр несколько раз тряхнула головой, словно отгоняя какие-то мысли.

Она сама начала этот разговор, но сейчас вопрос застал ее врасплох.

- Да. Нет. Тогда — нет, - уточнила она. - Я узнала потом. Уже в Париже.

- Представляешь, - Чак уверенно свернул направо на перекрестке и повел ее вдоль стены, украшенной синими и голубыми огнями как водопад. - Мы бы приехали к Дороте с объявлением о помолвке. Молодая мама наверняка... Блэр? - почувствовав перемену ее настроения, он удивленно посмотрел на нее.

- Нууу, - она прикусила нижнюю губу. - Я...

Чак на секунду остановился, и обернулся.

- Блэр, ты что, отказала бы мне?

Она поджала губы.

3.

Он смотрел на нее несколько секунд, потом вздрогнул, как от неожиданности, поднял телефон, все еще зажатый в ладони и прочитал сообщение.

- Перестань, - сказал он, поднимая голову и оглядываясь, - ты же не собиралась отказать мне тогда?

Он кивнул, найдя глазами здание казино, залитое огнями, и снова повел женщину за собой, крепко держа за руку.

- Нет, - уверенно мотнула Блэр головой. - Но я бы тянула время.

- Как это?

- Чак! Мне было 19. Тебе тоже.

- И что?

- Ну, я бы предложила подождать, - призналась Блэр. - Но кольцо бы взяла, - уверенно добавила она.

Чак снова свернул на перекрестке, и она поняла, что они вышли на улицу с автомобильным движением. Они остановились у бордюра.

Блэр стояла рядом с Чаком и думала, что ей хочется сейчас взять его под руку и прижаться к его плечу.

«Наверное, дело в прохладном воздухе», - подумала она, сдувая со лба прилипшую от жары прядку.

Несколько секунд они молчали.

- Так, нет, - сказал Чак, поворачиваясь. - Ты что серьезно?

- Ты о чем? - непонимающе уточнила она.

- Ты серьезно, отказала бы мне?

- Нет! - воскликнула Блэр. - Я бы... не согласилась. Но я бы тебе не отказала!

Перед ними, все еще держащимися на руки остановился длинный черный лимузин. Блэр насколько секунд с сомнением рассматривала его, потом удивленно моргнула.

- Подожди... Это ведь... нет, Чак! Не может быть!

- Да, - кивнул он. - Тот самый. Не хочу с ним расставаться.

- Но, Чак! Десять лет! Это много для автомобиля.

- Это лимузин, - почти обиженно возразил он. - И кстати, почти 18.

Водитель услужливо открыл заднюю дверцу.

- Мистер Чак. Мисс... миссис... Мисс... Гримальди?

- Мисс Уолдорф, Артур, - помогла она растерянному мужчине, - я вернула девичью фамилию.

Пара села в лимузин.

- Нет, я все еще не верю, что после всего, что мы пережили, - продолжил Чак, - ты бы
заставила меня томиться в ожидании еще... так, - повернулся он к ней всем телом, - сколько там лет ты бы предложила, - он поднял вверх руки и изобразил кавычки, - подождать? Я так понимаю, счет шел бы не на месяцы, и уже тем более не на недели.

Блэр удобно легла в объятия кожаного сидения. Чак протянул ей еще один бокал с виски.

Она сделала крохотный глоток, этот скотч был более густым и крепким.
А впрочем, Чак всегда предпочитал именно такой.

- Перестань, - рассмеялась она. - Господи, я уже жалею, что сказала тебе правду. Поможет, если я сейчас солгу, что вышла бы за тебя в тот же год?

- Нет! - он вовсю дурачился вместе с нею. - Ты хоть представляешь, чего мне стоило то решение?

- Нет. Не представляю, - они снова чокнулись. - Хорошо, а поможет, если я скажу, что сейчас поступила бы по-другому?

- Это тоже ложь, - насупился Чак, напомнив ей обиженного плющевого мишку. - Полчаса назад ты сказала, что не собираешься замуж.

- Ну, ради того кольца, - мечтательно закатила Блэр глаза, - я бы не только замуж, я бы в открытый космос шагнула. Ооо... Harry Winston... Тот камень, - она чуть отодвинулась, когда Чак наклонился к маленькому сейфу под баром и начал тыкать в цифровую панель с кнопочками, - оно было таким впечатляющим... таким удивительным... таким...

Чак закрыл металлическую дверцу и снова выпрямился.

- Таким? - спросил он, открывая перед ее лицом весьма потертую бархатную коробочку.

Сквозь тонированные стекла лимузина в салон проникали лишь самые яркие лучи неоновых вывесок, приглушенный свет почти не давал бликов, но Блэр на мир показалось, что в бриллианте перед ней вспыхнул целый костер искр.

Она, как и тогда, много лет назад, задохнулась от восхищения.

- Боже, Чак, - выдохнула она и приподняла руку, не решаясь прикоснуться к произведению ювелирного искусства, - оно... Ты что, все еще хранишь его? - подняла она на мужчину глаза.

Он почти равнодушно пожал плечами.

- Я понимаю, что это прозвучит... странно, но оно типа мой талисман, - он сделал еще глоток и облокотился на кожаную спинку. - Если я таскаю его с собой на открытия новых проектов — они окупаются невообразимо быстро. Глупость, конечно, но... если это срабатывает — почему бы и нет?

Блэр продолжала восхищенно рассматривать камень, поворачивая голову из стороны в сторону. Чак смотрел, как в ее темных глазах отражаются лучики преломленного света.

- Я думала, ты подарил его кому-нибудь или...

- Была пара кандидатур, - заметил он, - ну, из тех, с кем я мог делить все свои начинания, но оба раза что-то случалось. - Она вскинула на него глаза, Чак кивнул на молчаливое «Сочувствую». - И оказывалось, что либо нам обоим выгоднее продолжать ходить вместе на презентации на условиях трудового договора и официального оклада, либо не появляться больше вместе нигде и никогда. В общем, - он тряхнул головой, закрывая тему. - Оно так и осталось у меня.

- Знаешь, - Блэр наконец, решилась вынуть кольцо из коробочки, - вот сейчас я бы за тебя вышла.

- Ради кольца? - возмутился Чак. - Уолдорф, Париж сделал из тебя не только параноика, но и редкостную стерву!

- Стервой я была всегда, - возразила она, надевая кольцо и рассматривая его на руке. - Не сваливай все на бедный город.

- Но десять лет назад ты хотя бы не была такой меркантильной!

- Во-первых, не десять, а двенадцать. А во-вторых, я не меркантильна, я практична! И вообще, ты только что переживал из-за моего так и не полученного отказа, а сейчас...

- Что сейчас? Ты сказала, что тебе просто нравится кольцо! - он отставил бокал и потянулся к руке Уолдорф. - Отдавай!

- Не просто, - возразила Блэр, заливаясь смехом и пихая Чака в бок, - а так сильно, что я готова выйти замуж. Вот! Ты получил мое согласие, Чак! Перестань! - завизжала она, вырывая руку и отбиваясь от настойчиво пытающегося стянуть с нее украшение мужчины.

- Отдай!

- Не отдам! Оно мое!

- Ах так, - резко выпрямился Чак, Блэр от неожиданно потерянной опоры, охнув, сползла на пол лимузина. - Артур! - крикнул Чак, помогая ей подняться. - Остановись у ближайшей церкви!

Блэр расхохоталась, возвращаясь на сидение.

- Вообще-то я не Бритни.

- И слава Богу, - кивнул он, чуть нагибаясь и рассматривая, куда Артур паркует лимузин. – Пэрис сейчас чудовищно выглядит. Я не хочу, чтоб фото с вашего загула после развода были подписаны моей фамилией. Так, выходим!

- Чак, - рассмеялась Блэр, - это жестоко! Дай мне поносить его до завтра! Я отдам тебе его утром в аэропорту.

- Нет, - решительно заявил он, подавая ей руку. - Хочешь мое кольцо — докажи!

Они вошли в белую церковь. На входе их ждала девушка, одетая в школьную форму с желто-красным полосатым галстуком.

- Здравствуйте, - приветливо сказала она обнимающейся парочке и протянула им рекламку заведения.

- О, - шепнула Блэр, прижимаясь к Чаку плечом, - свадьбы в стиле колледжей Лиги Плюща.

- Судьба, - ответил он. - Давай, Уолдорф.

Блэр замерла в его объятии.

- Чак... мы ведь даже не пьяны...

Он развернул ее лицом к себе и заглянул в глаза.

- А, по-твоему, зачем мы здесь? - спросил он, чуть наклоняясь. - Ты ведь опять предложишь подождать, не так ли?

Он резко выпрямился и отстранился.

- Отдавай кольцо, Уолдорф!

Чак протянул ей ладонь. Блэр насупилась и пару минут обиженно смотрела на него исподлобья.

- Ах так! - она прищурила глаза и резко повернулась к девушке, тряхнув копной каштановых прядей. Чак поморщился, когда волосы ударили его по носу, потом отвернулся и чихнул. –

- Девушка! - позвала Блэр. - Пожените нас! Немедленно!

Милая школьница растянула губы в понимающей улыбке.


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©
 
MiniminaДата: Суббота, 14.01.2012, 12:14 | Сообщение # 23
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
4.

Блэр сонно пошевелилась, чувствуя, как тяжелая мужская рука на ее животе напряглась и теснее прижала ее тело к чему-то большому и теплому у нее за спиной. Женщина улыбнулась и перевернулась на другой бок.

- Доброе утро, - сказала она, проводя ладонью по голой мужской груди.

Лучи света, пробившись сквозь тяжелые занавески, прыгнули на кольцо на ее безымянном пальце. Блэр положила голову на теплую ото сна кожу и несколько минут рассматривала танец солнечных зайчиков. Она слышала как ровно и гулко бьется сердце под ее щекой.

Потом мужчина глубоко вдохнул и потянулся.

- Ммм, - возмутилась Блэр, сползая с его груди на смятые простыни, - Чак Басс, кто учил тебя манерам? Мог бы и поцеловать сначала. А хотя о чем это я, - улыбнулась она, приподнимая на локте и смотря в его расслабленное лицо. - Поздравляю с потерей невинности.

- О чем ты? - нахмурился он и сгреб ее обнаженное тело в охапку, снова укладывая на себя.

- Вчера у тебя был твой первый супружеский секс, - рассмеялась она и поцеловала его в кончик носа. - Мои поздравления. Как тебе? Надеюсь, я была достаточно осторожна, и тебе было не больно?

- Так, - он возмущенно хлопнул ее по попке, - перестань меня подкалывать. Я тебя не подкалывал, - напомнил он.

Блэр снова рассмеялась и окончательно села на него верхом. Его взгляд тут же опустился к ее груди с темно-розовыми сосками. Она медленно провела рукой по его животу и... вздрогнула от звонка мобильного.

- Черт, - сказала она, скатываясь с его тела. - Твой или мой?

- Мой, - Чак взял трубку с тумбочки у кровати, - Да? Да, Марк, доброе. Конечно, помню. Тут все отлично. Я буду в Нью-Йорке около пяти и наберу тебя из аэропорта. Да, лучше пришли, Артур будет со мной, но лимузин доставят грузовым рейсом, он будет после восьми. Да. Нет, не стоит, дай сначала Марджери провести исследование рынка. Отлично. До вечера.

Чак положил трубку и провел руками по лицу.

Потом повернулся к лежащей рядом женщине, та усиленно набирала что-то на своем мобильном.

Он повернулся на бок и, подперев щеку рукой, смотрел, как она оправляет почту.

Потом набирает СМС.

Потом снова отправляет почту.

Наконец, она повернула голову.

- Эта новенькая меня с ума сведет, - сказала она.

- Как я тебя понимаю.

Они несколько секунд смотрели друг на друга.

Потом оба снова вздрогнули от дребезжания телефонного звонка. Оба одновременно посмотрели на смартфоны, все еще зажатые в руках.

Потом Чак перегнулся через Блэр и поднял трубку гостиничного телефона.

- Да. Да, спасибо. Эм, да, и если можно на двоих. Да. Хорошо. Пора вставать, - сказал он лежащей под ним Блэр. - Мой самолет через четыре часа.

- Мой через три, - согласилась та и откинула одеяло.

- Я заказал завтрак, - сказал Чак, садясь на кровати и надевая на руку часы.

За его спиной зашелестела тяжелая ткань гостиничного халата.

- Спасибо, - крикнула Блэр по пути в ванную. - Ты в Нью-Йорк?

- Да, - кивнул он, - вставая и тоже надевая халат. - Ты в Париж?

В ответ раздался шум включенного душа.

Чак вошел в ванную. Из-за полупрозрачной перегородки, еще недостаточно запотевшей, он увидел, как Блэр показала ему кулак.

- Что? - возмутился он. - У тебя на теле сантиметра кожи нет, который бы я не погладил, не поцеловал или не приласкал другим способом, - напомнил он, открывая тюбик с зубной пастой. - И вообще, ты моя жена...

- Кстати, об этом, - напомнила Блэр. - Я только сейчас подумала — у меня в редакции полнейшая запарка, моя помощница в декрете, новую я перманентно хочу убить в среднем 20 часов в сутки, а главред подумывает уйти с должности и планирует меня как преемницу...

- Пажавляю, - вставил Чак, не прерывая чистку зубов.

- Ну, - Блэр выключила воду и протянула руку, он молча подал ей полотенце, - пока это выражается лишь в том, что она потихоньку сваливает на меня свои обязанности, не предоставляя никого, на кого я могла бы спихнуть свои. Так что...

Чак отошел от зеркала, позволяя женщине в одном полотенце взять запакованную в целлофан одноразовую гостиничную щетку, сам сбросил халат и шагнул в душ.

Потом обернулся и посмотрел на нее в зеркало. Она покачала головой, встретившись с его отражением глазами.

- Мы опоздаем на самолет. На самолеты, - уточнила она, когда муж вернулся и обнял ее сзади, уткнувшись небритым подбородком в ямочку ее плеча.

- Я могу быть быстрым, - прошептал он, целуя кожу за ее ухом. - Да и ты, насколько я знаю, тоже.

- Чак, - протянула она, почти против воли выгибаясь в его руках и прижимаясь попкой к его животу. - Нам надо... то есть нам НЕ надо, - она подняла руку и направила его голову ближе к своей шее. - Ммм... да.

- Согласен, - кивнул он, продолжая целовать ее все жарче. - С «Да» я согласен.

Его руки уже вовсю скользили по все еще влажной от душа коже бедер. Через несколько минут Блэр повернулась и позволила полотенцу упасть с себя, открывая рукам и губам своего мужа доступ к груди и животу.

- Ммм, - простонал он в ее шею, коленом толкая ее ногу и заставляя ту приподняться, - кажется, кое-кто остался очень плохой девочкой, - его ладонь скользнула между разведенных бедер.

Чак рывком снова заставил ее повернуться лицом к зеркалу. Блэр зажмурилась, понимая, что может сейчас кончить от одного вида их сплетенных тел.

Она снова выгнулась, скользя изгибами ягодиц по ямочке в низу его живота.

- Ммм, - в тон простонала она, когда он шумно выдохнул в ее волосы, - кажется кое-кто тоже уже готов, - она наклонилась ниже и тихо вскрикнула, когда Чак вошел в нее.

Его руки придерживали ее за талию, пока Блэр не встала на смятом полотенце достаточно устойчиво и не начала подмахивать бедрами навстречу его движениям.

Его ладонь поднялась к ее покачивающейся тяжелой груди. Вторая рука продолжила поглаживать ее тело.

Блэр тихо постанывала в такт его движениям, наклоняясь все ниже. Выгнув спину, она запрокинула голову, и волна влажных волос, на секунду взлетев, прилипла к красивой спине с покачивающимися лопатками.

Его движения становились все резче.

В зеркало он видел, как Блэр начала прикусывать нижнюю губу, сдерживая крики. Он довольно улыбнулся и крепче сжал ладонями ее бедра.

Она наклонила голову, по ее позвоночнику прошла сладкая волна подступающего, но еще не захлестывающего удовольствия.

Чак протянул руку и собрал с ее спины темный шелк волос. Осторожно потянув его на себя, он заставил женщину выпрямиться.

- Ну что, миссис Басс, - прошептал он в ее ухо, самодовольно наблюдая, как она начала мелко подрагивать в его руках. - Ты готова?

- Да, - ответила она, впиваясь в его бедро ногтями и начиная контролировать его движения, - почти... вот так... ммм...

5.

- Знаешь, - сказал он через несколько минут, снова заходя в душ и включая воду. - У меня примерно та же история. - Блэр на минуту опустила глаза, вспоминая, на чем остановился их разговор. - Я, конечно, запустил вчера «БассМедиа», но теперь это будет требовать моего неустанного контроля минимум пару месяцев. Я не думаю, что мне удастся вырваться, работы будет и правда много...

- Так, - подвела итог Блэр, открывая наконец, свою зубную щетку, - мы оба будем загружены чуть больше, чем всегда. Ак авоится уем?

Чак молчал.

Потом так же молча вышел из душа и завернулся в полотенце. Блэр дочистила зубы и вышла из ванной, задумчиво осматривая комнату в поисках своего белья.

Обнаружив бра на диване в гостиной, а трусики на полу спальни, она села на кровать, натягивая на себя кусочки французского шелка.

В дверь постучали.

Блэр встала с кровати, на ходу поправляя трусики, плотнее запахнула халат и открыла дверь.

- Мэм, - услужливо склонил голову коридорный, закатывая в номер столик, сервированный на двоих, и неся в вытянутой руке два чехла с одеждой.

Блэр молча забрала одежду и протянула стюарду купюру. Потом резко подняла руку, не позволяя ему забрать свое вознаграждение.

- Мэм? - удивленно склонился в очередном поклоне мужчина.

- Хочешь, чтобы он при необходимости подтвердил, что я был один? - чисто выбритый Басс вышел к ним из спальни.

Блэр с сомнением посмотрела на сервированный столик. Потом покачала головой.

- Данные об обслуживании в номер уже в системе. Опиши меня, - приказала она, снова поворачиваясь к мужчине в форменной униформе.

Тот молча хлопал глазами, явно не понимая, чего от него хотят.

- Ну, давай, Майк, - подбодрил его Чак. - Майк ведь, да? Темно-русая блондинка, - начал он. - Высокая. На вид лет...

- Восемнадцать? - предположила Блэр.

- Нет, не люблю, - отрицательно мотнул головой Басс. - Двадцать пять.

- Кроме того, - продолжила Блэр, - я худая, как щепка и постоянно смеюсь.

- Как он разглядит твою фигуру под халатом? - спросил Чак, забирая из ее рук одну из вешалок с одеждой.

- Я встретила его без халата.

- Хм, - не удержался Майк.

Двое обернулись к нему, Басс вопросительно приподнял бровь, доставая из чехла с логотипом отеля свой костюм.

- Ты все запомнил?

- Кажется, да...

- Повтори, - потребовала Блэр.

- Я принес завтрак, мне открыла развеселая блондинка в не застегнутой мужской рубашке. Она все время хохотала, называла мистера Басса «Чарли» и дала мне щедрые чаевые.

- Молодец, - Блэр отдала ему купюру, - с деталями не переусердствуй.

Когда за стюардом закрылась дверь, она подошла к дивану и, бросив на него второй чехол, достала свой вчерашний костюм.

- Давай так, - сказала она, одеваясь. - Вернемся на рабочие места и попытаемся найти окошко, чтобы подать заявление.

- Или просто наймем по парочке адвокатов, чтобы они все сделали за нас, - предложил Чак, тоже надевая пиджак.

- Нет, - решительно тряхнула недовысушенными прядями Блэр. - Тогда это может попасть в газеты, а я этого не хочу... Давай пока оставим так, как есть.

- Хорошо, - кивнул Чак. - Кольцо мне понадобится примерно через пару месяцев.

- Очередной проект?

- Кстати, в Париже.

- Отлично, - Блэр в последний раз провела по бокам, разглаживая несуществующие складочки на талии, и села перед сервированным столиком, - вот и ориентир. Не смотри на меня так, - нахмурилась и улыбнулась она одновременно, - я не отдам тебе кольцо, пока не будет официального свидетельства о расторжении брака. И не надейся, Басс!

- Сама ты Басс, - ответил он и рассмеялся, глядя на ее обескураженное лицо, - всегда хотел так тебе ответить, - пояснил он, садясь напротив нее.

- Боже мой, - воскликнула Блэр, отпивая кофе. - Чак Басс — романтик! Кто бы знал...

6.

Блэр быстро цокала каблуками по коридорам редакции, делая сто дел одновременно.

Она по телефону отчитывала своего основного автора, плачущего о творческом кризисе, отдавала распоряжения мелко семенящей рядом помощнице, пыталась не рассыпать не скрепленный макет нового номера, что несла в руках, и прикидывала, когда бы во всей этой суматохе ей выкроить пару минут, чтобы позвонить мужу.

Когда Марион клятвенно пообещала ей прислать статью максимум сегодня вечером, Блэр положила трубку, не забыв сказать напоследок несколько вполне дружелюбных приободряющих фраз. Она подумала, что кажется, одним делом меньше, ей не придется лично ехать к этой такой непунктуальной, но, черт возьми, такой талантливой колумнистке, а значит...

Додумать мысль она не успела.

Из кабинета главного редактора выглянула пожилая женщина с копной блестящих волос и окликнула ее.

- Да, Валери? – обернулась Блэр.

- Зайди, пожалуйста, - попросила та тоном, не предполагающим не то что отказ, но даже минутное промедление.

Блэр опустила взгляд на кипу глянцевых распечаток и телефон в своих руках, потом посмотрела на растерявшуюся Жульет.

- Так, - решила она, - отнеси это в мой кабинет, - она свалила на руки девушки номер, - потом обзвони редакторов, я жду их к трем, либо лично, либо по конференц-связи, уточни, кто как будет присутствовать. Кроме того, - указала она на нее пальцем, делая вполоборота шаг ко все еще открытой двери кабинета мадам Турунен, - я жду, что к моему приходу на столе меня все-таки будет ждать мой утренний кофе, про который я тебе напоминаю уже четвертый раз.

Жульет в очередной раз за сегодня виновато опустила глаза и залепетала миллионы извинений и заверений.

Закрывая за собой дверь в кабинет своей начальницы, Блэр подумала, что надо бы уточнить на всякий случай, сколько по французским законам ей дадут за убийство в состоянии аффекта.

- Да, Валери? – выдохнув и успокоившись, прошла она к огромному столу, заваленному бумагами.

Женщина сняла очки и указала ей на стул перед собой.

- Блэр, ты ведь работаешь на меня уже шесть лет?

- Восемь, - поправила Блэр. Что-то внутри нее подпрыгнуло, смяв сердце и легкие. На секунду ей стало трудно дышать. – Почти восемь лет.

- И все это время, - продолжила редактор, - мне казалось, что мы неплохо общались.

- Я, - пока еще не понимая, к чему идет речь, осторожно ответила Блэр, - думаю так же. Вы очень грамотный руководитель и коллектив редакции…

- Блэр, - перебила Валери. Та незаметно затаила дыхание. За доли секунды в ее голове мелькнули сотни причин, почему прямо сейчас она не может стать главным редактором, тысячи контраргументов и пара десятков самоуспокаивающих мыслей, что, возможно, речь пойдет вообще не об этом, – ты помолвлена? – закончила ее начальница мысль.

Блэр опустила голову, стараясь скрыть смесь из разочарования и облегчения, что разлилась по ее лицу вместе со смущенным румянцем.

- Нет, мадам, - уверенно ответила она. – Я не помолвлена.

- Но твое кольцо…

Блэр подняла руку, в очередной раз посмотрев на прекрасный символ любви IF-чистоты, что сверкал на ее пальце.

- Это просто… Валери, - она наклонилась чуть вперед, - буду с тобой откровенна. В Лас-Вегасе я встретила своего старого друга, который много лет назад купил мне это кольцо. Тогда я его не взяла, но сейчас… Просто по прошествии стольких лет это уже не более чем просто красивое украшение. И это временно.

- Временно? – Валери приподняла одну бровь, прикусывая дужку очков. – Ты хочешь сказать, что ТАКОЕ кольцо тебе просто дали поносить?

- Да, - Блэр пожала плечами, словно речь шла о меню на завтрак. – Я верну его через пару месяцев.

Главный редактор рассматривала свою потенциальную преемницу бесконечную минуту, прежде чем надела снова очки и взмахнула рукой, отпуская ее.

- Но, Блэр, - снова окликнула она, когда та уже взялась за ручку двери, - если в твоей жизни произойдут изменения, которые могут сказаться на твоем желании работать на меня…

- Я обязательно дам вам знать, - заверила она.

Они понимающе кивнули друг другу.

Закрыв за собой дверь, Блэр быстрым шагом прошла в свой кабинет.

Кофе опять не было.

Вздохнув, она упала в свое кресло и подняла трубку телефона, по памяти набирая знакомый номер.

- Алло, Чак?

- Привет, миссис Басс, - ответил он.

- Не называй меня так, - поморщилась Блэр, разворачиваясь к окну. - Ты же знаешь, что я оставила свою фамилию. Так, я звоню не спорить. Я узнала особенности нашего развода. У меня двойное гражданство, я могла бы подать на развод здесь, тебе бы пришло уведомление, и если не будет возражения, нас разведут в течение трех месяцев.

- Три месяца? – уточнил он, явно занимаясь чем-то еще. Фоном в трубке раздавались громкие возгласы, гудки авто и шум какой-то строительной техники. - Это долго.

- И небезопасно, - согласилась Блэр, - за это время бумаги пройдут через десяток людей. Кто-то да читает прессу. Поэтому есть еще один вариант — мы вместе, лично подаем заявление о разводе в любой мэрии страны. Я имею в виду, нашу общую страну. У тебя еще есть американское гражданство?

- Да.

В трубке раздался глухой удар, похоже, ее собеседник только что выронил телефон.

Блэр снова повернулась к столу и взглядом оценила важность разложенных перед ней папок с бумагами. На секунду задумавшись, она открыла желтую с бабочками и «Темы, сентябрь» на обложке.

- Так, прости, - снова раздался в трубке знакомый голос. - Да, я все еще американец.

- Отлично, - ответила она, просматривая длинный список примерных заглавий и ставя галочки перед некоторыми. - Я, частично, тоже.

- Блэр, почему ты не хочешь отдать это все на откуп адвокатам? Главному редактору нужно уметь делегировать полномочия.

- Я выпускающий редактор, а не главный. И... скажем, по прошлому разводу я могу судить... В общем, - сказала она, - я бы хотела обойтись минимальным количеством людей.

- Что он сделал?

- Кто?

- Твой адвокат.

- Это неважно.

- Продал конфиденциальную информацию желтой прессе?

- Нет, – она посомневалась пару минут, потом все-таки ответила. - Он продал ее семье Луи. Это стоило мне титула герцогини, на который я могла бы рассчитывать, и имения в Италии.

- О, - воскликнул Чак. - Хорошо, Басс. Обойдемся без посторонних.

- Спасибо, Басс. Итак. Все что нам надо — это встретиться на территории страны на два часа, - она перелистнула несколько страниц своего всегда открытого ежедневника. - Я буду в Чикаго через неделю.

- Я в Марокко. Гран-При. Я - один из организаторов и почетный гость, не отвертеться. Но смогу сократить визит и вернуться к двенадцатому.

- Пятнадцатого я подписываю в печать номер, - произнесла Блэр, - с неделю должна быть в редакции почти круглосуточно. Восемнадцатого у одной из моих редакторов день рождения, она едет к внукам в Калифорнию, могу напроситься с ней.

- Семнадцатого я должен быть в Сиднее. Экономический саммит. Проторчу там до двадцатых чисел.

- В конце месяца я могу приехать на пару дней. Но двадцать восьмого я должна быть в Лионе.

- Тридцатого я открываю отель в Париже. Сама понимаешь, должен быть в городе чисел с двадцать пятых, если не раньше.

- Так, - выдохнула Блэр, - я начинаю понимать, как мы умудрились не встретиться за эти 12 лет.

Чак тоже молчал, то ли прикидывая варианты, то ли снова отвлекаясь на то, что происходило сейчас вокруг него.

- Давай встретимся в Париже, - предложил он, наконец, - я захвачу свое расписание, если надо, просто подгоним встречи друг под друга на месте.

- Похоже, это единственный вариант, - вздохнула Блэр, возвращаясь к списку потенциальных тем на следующий месяц. - Увидимся, Басс.

- Увидимся, Басс.


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©
 
MiniminaДата: Воскресенье, 15.01.2012, 22:55 | Сообщение # 24
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
7.

Дорога в аэропорт заняла меньше часа.

После трех ночи в Париже было меньше пробок, и всеобщее, пусть и навязанное социальное рекламой, предпочтение малолитражек способствовало уверенному лавированию ее серебристого С6 по пробелам рваных пунктиров чужих автомобильных огней.

Блэр немного взволнованно вздохнула, откинувшись на сидение. В зеркало заднего вида она перехватила настороженный взгляд Жиля и ободряюще ему улыбнулась.

Потом снова посмотрела в тонированное стекло, рассматривая затихающие огни города. Скоро они проехали указатель с большим белым А1. Дорога стала почти спокойной.

А Блэр начала волноваться еще больше.

В этот раз Чак отказался от коммерческих рейсов с не особенно удобным для него расписанием, и летел на своем самолете.

И он понятия не имел, что она мчится к нему в аэропорт, чтобы встретить.

Как она часто делала, Блэр начала прикидывать все возможности, просчитывая свое поведение на каждую из них.

Допустим, он не обрадуется ей.

«Что за глупость! - разозлилась она сама на себя. - Естественно он не обрадуется, он провисел в воздухе 6 часов, перед этим работал как проклятый и летит в Париж, чтобы продолжить в том же духе. Максимум, на что его хватит – это на удивленный взмах брови и усталую улыбку».

Блэр поерзала на сидении, серьезно обдумывая, не стоит ли сейчас велеть Жилю повернуть назад. Потом она вспомнила, что отступление никогда не было для нее приоритетным способом. Тем более, ДО начала действий, когда не проведена еще даже разведка.

«Так. Хорошо, - подумала она. – Я просто подойду и скажу, что рада его видеть. А дальше по ситуации. В худшем случае, вернемся в Париж каждый на своем авто»

Она продолжила прикидывать другие варианты.

Что если он разозлится?

Маловероятно. Повода просто нет, если только…

Та единственная возможность, которую ей совсем не хотелось рассматривать, упрямо лезла в голову.

«Что если он летит не один?»

Они ничего друг другу не должны, не обещали и не ждут. Они вообще, если немного поторопить события, на стадии развода. Ну, или медового месяца, если события чуть притормозить.

Блэр снова нахмурилась. На темном горизонте показались огни такого знакомого ей колосса из стекла и стали. Ехать еще минут 15 максимум. За это время ей надо решить, стоит ли появляться ли в зале с красным напольным покрытием или все-таки отложить встречу на завтра.

Жиль притормозил на повороте. Времени оставалось все меньше.

Блэр достала косметичку и прошлась пуховкой по и без того бархатным скулам, машинально оценив себя в зеркальце.

Неплохо.

Ухожена. Уверена в себе. Самодостаточна. Правда взволнована, глаза выдают ее с потрохами.

Авто остановилось, выпуская с парковки такси. Блэр закрыла глаза.

- Я буду ждать вас здесь, мадам, - учтиво сказал Жиль, паркуясь недалеко от входа в терминалы.

Блэр растянула губы в благодарной улыбке и вышла из авто.

8.

Зал прилета встретил шумом и запахом кофе и кондиционеров. Блэр последний раз вздохнула и решительно вжала каблук в пружинящее половое покрытие.

Чака она увидела сразу.

Он вышел из окаймленного блестящим металлом проема, разговаривая по телефону и катя за собой небольшой чемодан на колесиках. Он не оглядывался и вообще едва скользил глазами по лицам случайных встречных, явно не ожидая увидеть кого бы то ни было знакомого. Блэр молча ждала, когда он подойдет ближе.

- Да, все в порядке, факс ты знаешь, - услышала она полузабытую английскую речь. И такой знакомый бархатный голос. - Нет, я до последнего момента не знал точно, во сколько вылечу и решил, что будет проще взять такси. Нет, это вполне... - Чак остановился, увидев, наконец, брюнетку с нервно сжатыми ладонями. - Я... да... Все, пока. Созвонимся.

Он опустил руку с телефонной трубкой и шагнул к ней ближе.

- Я просто... - Блэр поняла, что совершенно забыла все, что планировала сказать. - Как перелет? Как... ты?

- Чувствую себя женатым, - улыбнулся он и притянул ее к себе.

Она слабо завозмущалась, лепеча что-то про чужие глаза и решение держать что-то в секрете, но уже через несколько секунд отвечала на требовательный поцелуй.

Чак посмотрел в ее глаза.

- Хочешь остановиться в гостинице? - спросила она, поглаживая его грудь и нежась от сильного прикосновения мужской руки на своей талии.

- Хотел. Сейчас хочу напроситься в гости. Можно?

- Попробуй, - улыбнулась она, - но имей в виду, у меня не такая большая квартира.

- Спальня в ней есть?

- Одна.

- Нам хватит.

- И никакого обслуживания в номер.

- Переживем.

- И я почти не готовлю.

- Я умею звонить в рестораны и делать заказ на дом.

- Ну, тогда... - она снова лукаво ему улыбнулась, - прошу в мое авто. Учитывая обстоятельства, доставка до квартиры за счет принимающей стороны.

Он снова коротко поцеловал ее. Все так же обнимаясь, они пошли к выходу.

9.

Жиль медленно повернул, выезжая на шоссе в город.

- Будем на месте минут через 45, - сказала Блэр, думая, не пора ли уже убрать голову с плеча Чака.

Словно прочитав ее мысли, он крепче обнял ее, притягивая к себе. Она довольно улыбнулась.

- С тобой, - тихо шепнул он в ее макушку, - я готов провести здесь остаток жизни.

- И не выходить?

- Неа.

- Невозможно, - рассмеялась она. - Жилю через 12 лет на пенсию, придется заехать в редакцию для прощальной вечеринки.

- Но потом опять сюда? Ладно, - недовольно поморщился он, - тогда я согласен.

- А как же верность лимузину?

- Он не в обиде. Мы с ним договорились, что я могу иногда встречаться с другими машинами.

- О, - протянула Блэр, удобнее располагаясь в крепких объятиях и поднимая лицо к колючему подбородку. Чак тут же наклонился и коротко чмокнул ее в кончик носа. - Какой понимающий лимузин.

- Да, мы столько прошли вместе, что он уже не ревнует.

- Я бы ревновала тебя всегда.

- А я убил бы любого, кто к тебе прикоснется. Даже если чтоб приблизится к нему, мне пришлось бы снимать кислородный баллон и как-то вылезать из ходунков для престарелых.

Блэр снова рассмеялась.

- Как все изменилось, - заметила она, поглаживая рубашку на груди мужа.

Он молча накрыл рукой ее ладонь и поцеловал кончики пальцев.

- Я был идиотом. И сделал миллионы ошибок.

- Не миллионы. Две.

- Когда отпустил тебя, когда ты этого не хотела, и...?

Она молчала.

Потом внимательно посмотрела в его лицо.

- Чак. Как так получилось, что мы столько лет не виделись? - спросила она то ли продолжая, то ли меняя тему.

- Я видел тебя. Один раз.

- Да? - удивилась она. - Когда? Где? Почему не подошел?

Чак недовольно поморщился, словно жалея о сказанных словах.

- Тебе было не до этого, - неохотно ответил он, поглаживая ее волосы. - У тебя есть джакузи?

- Что значит, мне было не до этого? - пропустила Блэр вопрос мимо ушей. - Откуда ты знаешь?

Чак продолжал перебирать пальцами ее рассыпанные пряди. Она настойчиво хлопнула его ладошкой по груди. Он тяжело вздохнул.

- Я видел, как ты выходила из больницы Lenox Hill. Если, конечно, твое бегство по коридору из папарацци и фотовспышек можно назвать словом «идти».

Блэр вздрогнула от воспоминаний и спрятала лицо на его груди.

- Я знаю, - он крепче прижал ее к себе, обнимая двумя руками. - У тебя был нервный срыв перед свадьбой и... Я читал в газетах, какую шумиху они из-за этого подняли, тебя подозревали в чем угодно, от подпольного аборта до начала реабилитации в АА.

- Это Линни... - прошептала она.

- Кто?

- Паулин, - повторила она громче. - Сестра Луи. Она невзлюбила меня еще до того, как впервые увидела.

- Сумасшедшая женщина, - Чак снова погладил Блэр по голове.

Та горько усмехнулась.

- Иногда я всерьез об этом объяснении всех ее действий задумывалась. Она строила козни с помолвки и пока не получила на руки мое свидетельство о разводе. Но особенно она бушевала перед самой свадьбой. Когда меня привезли Lenox Hill...

- Привезли? - взволнованно уточнил Чак.

- Все и правда было плохо, - устало пояснила Блэр, - мы держали все в тайне. Даже моя мама не знала, где я провела эти три дня.

- Сколько?

- Сирена меня прикрыла. И когда она приехала, чтобы забрать меня, мы были уверены, что никто не знает. Но Линни как-то узнала, - вздохнула Блэр. - И из больничного коридора я шагнула в ад. Я думала, меня растерзают. Мы едва смогли сесть в авто, а когда попытались отъехать, нас окружила такая плотная толпа, что...

Она зажмурилась, глубже зарываясь в его объятия. Чак хотел остановить ее, но по нервно сжатым кулакам на своей груди понял, что Блэр понимает, что делает. Ей действительно нужно рассказать это. Она сама остановится, когда поймет, что ей стало легче.

- Мы смогли выбраться только благодаря какому-то ненормальному. Он на полном ходу въехал в эту толпу, едва не помяв нашу машину. Стервятники бросились врассыпную, а мы смогли сбежать. Это было... - она разжала кулаки и расслабилась в его руках, - так...

- Помог чем смог, - он снова притянул ее к себе и поцеловал волосы на макушке.

Блэр резко отстранилась.

- Что?! Так это был ты?

Он молчал, не совсем понимая, злится она или благодарит.

- Но это был спортивный седан.

- Ты искала счастье в браке. Я искал забытье в скорости.

Она молча смотрела на него несколько минут. Потом снова вернулась в тепло его рук и прижалась, слушая глубоко внутри биение его сердца.

- Знаешь, - неуверенно и тихо заговорила она. - Я тоже видела тебя. Однажды.

- До свадьбы?

- Нет. После.

Он чуть оттолкнул ее от себя.

- Когда?

- На похоронах Лили.

- Я думал, ты не смогла приехать.

- Все решилось в последний момент. Я... я как раз разводилась, ты был убит горем, и... не один. Я подумала, это мне не стоит подходить.

Чак молчал. Блэр прижалась к нему теснее, не уверенная, осуждает он ее или просто обдумывает сказанные слова, пытаясь понять давние мотивы.

Жиль прервал повисшее молчание деликатным покашливанием.

- Почти приехали, мадам Блэр, - вежливо сказал он. - Мне припарковаться у главного входа?

- Лучше у черного, - ответил Чак, избавляя Блэр от минуты сомнения и неудобного ответа. - Он ведь есть в таких домах?

- Конечно, месье... эм...

- Чак Басс, - представился он. - Месье Чак меня вполне устроит.

- Хорошо, месье Чак, - Жиль чуть сдал назад и свернул на узкую неприметную дорожку.

- И Жиль... - начала Блэр, когда Чак вышел из остановившегося авто забрать багаж. - Мадам Валери не знает, что мы с месье...

- Все в порядке, - добродушно и совсем не издеваясь кивнул он, глядя на нее в зеркало заднего вида. - Я просто отвез вас в аэропорт, вы хотели встретить друга. Но он не прилетел.

- Ты лучший водитель, что был у меня, - ответила Блэр. - Напомни мне выписать тебе премию.

Жиль лишь добро улыбнулся ей, откровенно довольной, выходящей из авто.


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©
 
MiniminaДата: Четверг, 19.01.2012, 21:45 | Сообщение # 25
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
10.

Прием в новом отеле близ Елисейских полей был без преувеличения блестящим.

Основное действие происходило в огромном холле, но женщина в длинном вечернем платье стояла сейчас на украшенной фонариками полупустой веранде второго этажа.

Женщина повернулась к перилам спиной, оперлась на них локтями и еще раз осмотрела балкон почти профессиональным взглядом.

Слишком много презентаций она организовала, слишком часто выбирала место для них, слишком много ошибок сделала по пути к идеальным приемам, чтобы не оценить сейчас уютную изысканность, граничащую с элитарной закрытостью, которыми дышала каждая мелочь на этом открытии.

В проеме настежь распахнутых белых дверей в стиле арт-деко появился человек с двумя бокалами шампанского.

Блэр самодовольно улыбнулась, оценив до какой степени идеальный у нее муж.

Тут же разозлившись на себя за подобные мысли, она выпрямилась и, нахмурившись, тряхнула головой. Заколотые на затылке локоны тяжело качнулись, возвращаясь на обнаженные плечи.

- Могу я угостить самую красивую женщину на этой планете выдержанным шампанским? – спросил мужчина в золотистой бабочке.

Та улыбнулась и взяла из его рук охлажденный бокал.

- Чак Басс, неужели ты за столько лет не сменил парфюм?

- Раньше он нравился моей жене, - пожал он плечом, - ну и…

- Ммм? – Блэр с улыбкой приподняла изогнутую бровь. – Вы женаты? О, охотницы за миллионерами всего мира сейчас рыдают взахлеб. Не хотите утешить девушек?

- Не сегодня, - он взял красивую ладонь с сияющим на безымянном пальце кольцом. – Ты надела его.

- Ты же знаешь, что я его и не снимала, - улыбнулась Блэр.

- Кстати, - Чак сделал глоток из своего бокала, - это не вызвало разговоров?

- Вызвало, - улыбнулась она и тоже отпила. – И это добавило мне пару пунктов в гонке за пост главреда.

- Уже можно поздравлять?

- Пока нет. Но скоро. На традиционной встрече с руководством. Ну, то есть, Валери объявит имя своей преемницы, и я надеюсь, что это буду я.

- Не сомневаюсь, - они подняли бокалы и соприкоснулись тонкими стенками. - Не дашь мне пару имен тех, кто выбыл из борьбы. Я подыскиваю толкового управленца в "БассМедиа".

- Ммм? - удивилась Блэр. - Не думала, что с этим будут проблемы.

Чак пожал плечами и встал рядом с ней, так же опираясь бедрами на перила.

- Мне по сути нужен мой зам по работе с филиалами, - пояснил он, - не хочу брать совсем уж незнакомца. Хотя, - вздохнул он, снова отпивая из бокала, - видимо, придется.

- Неужели работа такая грязная и низкооплачиваемая? - рассмеялась Блэр.

- Да, - смиренно склонил голову Чак, - я ужасен. Я хочу, чтобы он или она наладила мне работу с подразделениями по всему миру. По прошлому опыту я помню, что когда масштабы «Басс Индасстрис» укладывались на карте Соединенных штатов, все было относительно нормально. А потом мы пошли в Азию, шагнули в Европу, и это показало, как у меня все запущено. Я неделями не мог собрать руководителей отделений. Сейчас в «Басс Индасстрис» Бен более-менее все настроил, но вырывать его с места, чтобы он сделал то же самое для «Медиа»...

- Неразумно, - закончила его мысль Блэр. - Тебе проще взять относительно знакомую со СМИ кандидатуру, - словно размышляя сама с собой, продолжила она, - чем переучивать и так необходимого тебе круглосуточно человека. Я поняла тебя, - кивнула она. - Я поговорю кое с кем и дам тебе знать. Ты не слишком надолго оставил гостей?

Чак смиренно склонил голову и виновато вздохнул.

- Вот за что тебя всегда ценил - ты умела обращаться со всей этой разношерстной публикой.

- Ну, - Блэр хлопнула его ладошкой по плечу, - не преуменьшай. Ты тоже вполне себе светская персона.

- Последние лет семь я остыл.

- Остыл или устал?

- Не знаю. Но ты права, - он выпрямился, обнимая ее за талию, - пора возвращаться.

- По отдельности, - Чак не понял, спросила она или попросила и повернулся к ней, заглядывая в ее глаза. - Мы и так не особенно осторожны эту неделю, - пояснила она.

- Ммм... Знаешь, а ведь у нас есть потрясающая отговорка, - заметил он и настойчиво потянул не совсем понимающую, что происходит, Блэр за собой.

Спускаясь по широкой лестнице в холл и в открытую держа женщину за руку, Чак загадочно улыбался и молчал на все вопросы, что она безостановочно задавала.

Выйдя в центр холла, он дал знак музыкантам, через несколько минут гул в зале затих, и всеобщее внимание намертво приковалось к двум красивым людям, держащимся за руки словно школьники. Женщина явно смущалась всей этой ситуации, но мужчина был абсолютно уверен и просто светился, не обращая внимания на опущенные глаза своей подруги. А может быть и наслаждаясь ее неуверенностью.

- Дамы и господа, - начал он, - во-первых, я благодарю вас всех, что вы откликнулись на мое приглашение и нашли время, чтобы прийти сегодня ко мне в гости. Заверяю вас, в каждом отеле Чака Басса вас неизменно ждет самый радушный прием. Во-вторых, я хочу признаться в любви, - Блэр испуганно вскинула на него глаза, но быстро справилась с эмоцией, сделав вид, что просто удивлена, как и все. – Дамы и господа. Я влюблен, - сердце Блэр пропустило удар. - Влюблен в Париж.

Понимающие смешки и одобряющие возгласы заполнили зал.

- Именно здесь, - продолжил Чак, - я встретил ту, которую уже и не ожидал увидеть. Дамы и господа, - он подтянул Блэр ближе к себе, - право перерезать красную ленточку я хочу разделить с моей одноклассницей, Блэр Уолдорф. Да, - улыбнулся он толпе перед собой, - представьте себе, я тоже учился когда-то в школе, носил форменный галстук и прогуливал химию.

Гости засмеялись.

- Видишь, как все удачно складывается, - шепнул он своей жене, беря ее под руку и проходя к натянутой у входа во второй зал ленте. - Теперь все наши совместные ланчи вполне себе оправданы. Мы ж 12 лет не виделись.

Вокруг них суетились люди, сверкали вспышки фотокамер, несколько репортеров вытянулись в ожидании, явно готовые засыпать пару вопросами, как только объявят час для общения с прессой.

Блэр довольно улыбнулась.

11.

Кабинет Чака в Нью-Йорке почти не отличался от того, в котором работал его отец.

Построив под офис новое здание, он перевез сюда всю еще годную мебель и настойчиво повторял дизайнеру, что не хочет ничего нового.

Короткий звонок рабочего телефона оторвал его от работы. Он нажал на кнопку громкоговорителя.

- Да, Бет.

- Мистер Басс, к вам посетительница.

- Я занят.

- Я так и сказала, но...

Дверь в его кабинет открылась.

- Блэр?

- Мистер Басс, - снова раздался голос секретарши, - мне вызвать охрану?

- Э... - Чак все еще непонимающе смотрел на стоящую на пороге женщину, думая, не галлюцинирует ли он. - Э, нет, Элизабет. Все в порядке. Спасибо.

- Говорят, - закрыла дверь Блэр, - у вас открыта вакансия, мистер Басс.

Она прошла к его столу и положила перед ним красивую папку.

- Вот мое резюме.

- Так ты...

- Да, соискательница, - улыбнулась она. - Меня зовут Блэр Уолдорф. Можно? - кивнула она на стул перед его столом.

Чак приглашающе махнул рукой и открыл папку, вступая в игру.

- Уолдорф? - уточнил он. - Известная фамилия.

- Спасибо. Но я предпочитаю, чтобы меня судили по моим достижениям, а не по наградам моей матери.

Чак послушно пробежался глазами по резюме, все еще ожидая увидеть где-нибудь между листков игривую записку с легкомысленным признанием или приглашением вместе поужинать.

Ничего такого не было.

Он снова вернулся к первой странице и просмотрел текст более внимательно.

- Ммм, - восхищенно протянул он, - ваш карьерный рост просто впечатляющ, мисс Уолдорф.

От ассистента до выпускающего редактора за три года.

Блэр закинула ногу на ногу.

- Что несомненно говорит о моей работоспособности и ответственности. Я бы даже сказала выносливости, - она смотрела на него без тени улыбки, но по мимолетному взмаху ресниц, Чак понял, на какую именно выносливость она ненавязчиво намекнула. - Помимо этого, - продолжила Блэр тем же деловым тоном, - обратите внимание на ту ступеньку моей карьерной лестницы, где я занималась работой с другими филиалами нашего издания. Я была на должности всего полгода, но прекрасно изучила особенности работы в условиях разных часовых поясов и необходимости учитывать национальные особенности.

- Вы понимаете, что работа, которую вы хотите выполнять сейчас, все-таки отличается от того, чем вы занимались раньше?

- Да, - кивнула она, - понимаю, я готова к новому. Не думаю, что организация медиа-поддержки строительного бизнеса существенно отличается от того же процесса в сфере глянца. Разве что авторы статей больше не будут больше звонить в слезах по ночам с рассказами о творческом кризисе, - добавила она.

- Естественно, - заметил Чак, делая вид, что изучает текст, - чтобы получить эту работу, вы должны будете переспать с боссом. Возможно, не единожды.

- Да, конечно, - с готовностью кивнула она, продолжая вести разговор деловым тоном и не допуская ни тени улыбки, - это по-моему, даже было в тексте вакансии. Я, правда, еще не обсуждала это со своим мужем, но думаю, он не будет против.

- Так же вам придется переехать в Нью-Йорк.

- Это тоже не проблема, это мой родной город. Мне есть, где остановиться.

- Что заставило Вас рассмотреть эту вакансию. Ваша карьера в глянце, насколько я могу судить, идет в гору.

- Я решила попробовать что-то относительно новое, но где я смогу применить уже накопленный мною опыт по организации самых неорганизованных людей.

- А теперь то же самое, но не для протокола.

Блэр замолчала.

До этого их беседа шла по привычному для нее сценарию миллионов проведенных ею деловых встреч, и эту ремарку она тоже слышала сотни раз, но сейчас сидящий перед ней человек явно спрашивал ее не как потенциальный работодатель.

Он на самом деле хотел знать, что случилось за две недели с их последней встречи.

- Я... - она опустила на минуту глаза, собираясь с духом. - Валери назначила Робби. Не то, чтобы я сильно расстроилась, но... мне предложили возглавить Корейское отделение.

- А ты не любишь корейскую кухню, я помню.

Она улыбнулась милому замечанию.

- Так же я могу остаться на своем месте. Но пару дней назад я поняла, что выбирая между сумасшествием в Сеуле и привычным стрессом в Париже, не хочу ни того, ни другого. Я даже не хочу выбирать.

Она замолчала.

- Хорошо, - кивнул Чак. - Возможно, фирма настоит на том, чтобы вы воспользовались корпоративной квартирой.

- Я думаю, этот вопрос вполне обсуждаем, - снова с ходу включилась она в игру, - и мы сможем прийти к некому компромиссному варианту.

- Замечательно. Вы готовы приступить в понедельник?

- Конечно.

12.

Блэр поселилась в «Empire».

Нейту и Сирене она по телефону рассказала, что ее мать стала ей почти чужой за время ее отсутствия, и она не хочет пока останавливаться в своей комнате, сначала наладит отношения. Карьеристке-маме она объяснила, что из отеля ей будет проще добираться до работы. Всем остальным она просто солгала, что в ее пентхаусе идет ремонт.

За двое суток с момента заселения Блэр появилась в своем номере дважды - проследила, как коридорный занес ее багаж в пятницу вечером, и переоделась в деловой костюм в понедельник утром.

Она в последний раз оценила свой внешний вид, остановившись перед большим зеркалом у входной двери.

Идеально. Стильно, но не броско, официально, но не скучно.

Блэр вышла из номера и подошла к лифту с отделанными деревянными панелями цвета темного шоколада створками. Нажала кнопку. Дверцы открылись буквально через секунду.

- Доброе утро, - улыбнулась она стоящему в лифте человеку. - Нам везет на совпадения.

- Да уж, - едва оторвался тот от бумаг, что просматривал, держа на весу.

Блэр встала рядом с ним и нажала на круглую кнопку с единицей на блестящей поверхности.

Мужчина, не отрываясь от бумаг, наклонился и буднично поцеловал ее.

- Как дела? - спросил он, снова возвращаясь к белым листам.

- В смысле, не случилось ли что за последние два часа? - улыбнулась Блэр. - Нет.

- Готова?

- Всегда.

- Уверена, что не хочешь приехать на работу вместе? - в очередной раз за утро спросил ее Чак. - Даже случай на нашей стороне, - заметил он, намекая на то, что они вышли из своих номеров с разницей в пару минут.

Блэр улыбнулась и покачала головой.

- Не будем дразнить судьбу. Я приеду на работу на такси. Как простой работник без привилегий.

- Ты не простой работник.

- Только пока не остановился лифт.

Чак преувеличенно грустно вздохнул, словно смиряясь со своей тяжелой судьбой. Блэр снова улыбнулась.

- Планы на вечер в силе?

- Да. Я заказал столик на семь. Точно не хочешь отпраздновать свой первый рабочий день наедине с боссом?

- Нет, - покачала она головой. - Соблюдем традиции хоть в чем-то. Ужин с основными партнерами будет более уместен. Кроме того, я еще успею надоесть тебе. Наши офисы на соседних этажах?

- Да. Как ты и просила. Хотя ты знаешь, я бы предпочел более близкое соседство.

- О, по этому поводу не переживай. Если этот город не изменился, то мы будем регулярно оказываться соседями в одной пробке на пересечении Пятой и Мэдиссон.

Чак посмотрел на нее, не поднимая головы.

- Представляешь, сколько всего можно было бы успеть за это время, если б ты была моей соседкой по сидению лимузина, - Блэр рассмеялась откровенному намеку и легонько толкнула мужа в рукав пиджака. - Сегодня, например, я бы успел ввести... тебя в курс дела.

- Чарльз Басс, - строго одернула его Блэр. - Я могу воспринимать ваше предложение как домогательство?

Он снова грустно вздохнул.

- Чертов закон. Мне что же теперь позволено исполнять супружеский долг только в нерабочее время?

- Ага. И вне офисных стен.

Чак вздохнул еще грустнее.

Блэр рассмеялась и остановила лифт.

Обняв ладонями лицо своего мужа, она нежно прикоснулась губами к его губам. Чак тут же
обнял ее и прижал к себе крепче. Пару секунд они просто растворялись в объятиях и ласках друг друга, потом Блэр отстранилась.

- Ну, или дожидайся, когда у меня будет минутка почтить законодательство.

- В каком смысле? - нахмурился Чак. - Что там чтить? Оно запрещает вступать в связь начальнику и подчиненному, - почти обиженно заметил он.

- Неа, - Блэр запустила лифт. - Оно запрещает делать двусмысленные предложения младшим по должности. - Кабина остановилась буквально через пару секунд. Женщина шагнула к открывающимся дверцам, чуть обернувшись и посмотрев на Чака поверх плеча в темно-синем пиджаке. - Но там ни слова про недопустимость приставания подчиненного к начальству.

Чак вышел из лифта вслед за женой, но она уже свернула к холлу отеля. Его лимузин был припаркован у служебного входа.

Он посмотрел на удаляющуюся стройную фигуру уверенной деловой женщины, что буквально несколько часов назад плавилась в его руках, улыбнулся и пошел по коридору в другую сторону.

13.

Они вошли в холл отеля вместе. Чак нажал на кнопку «пентхаус». Блэр не попросила высадить ее на своем этаже.

- Ты очаровательна, - заметил он, обнимая жену за плечи. - По-моему большая часть тех, кому я представлял тебя все утро, уже к ланчу верили в тебя не меньше, чем я.

- Да? - она повернула в нему голову. - Я машинально.

Он наклонился и поцеловал ее приоткрытые в улыбке губы.

- Тебе понравился ужин? - спросила она, входя в его номер и на ходу скидывая туфли.

- Кроме того, что примерно половину его времени мне хотелось придушить некоторых своих неженатых партнеров за взгляды, что они бросали на тебя? Да. Кроме этого - мне понравилось. Я и не думал, что ты так хороша.

- Это комплимент?

- Это факт.

Он упал рядом с ней на диван.

Они помолчали. Тишина не была гнетущей или неловкой. Тишина мягко обнимала их.

- Ты... - неуверенно начал Чак, поглаживая ее волосы, - может...

Она посмотрела на него.

- Что?

- Может откроемся? - выпалил он.

Блэр задумалась.

- Нет, я серьезно, - он повернулся к ней всем телом. - Пусть все знают, что ты занята.

- Я и не думала, что ты так ревнив, Чак Басс.

- Я не...! Ладно. Возможно. Я не хочу, чтобы ты флиртовала на работе, Блэр Басс. Это отвлекает.

- Кого?

- Меня.

- А если я пообещаю, что не буду флиртовать?

- Ты сегодня флиртовала?

- Нет.

- Значит, не поможет. Вокруг тебя будут кружить все эти ловеласы, а я буду сходить с ума.

Блэр положила голову на его грудь. Он обнял ее двумя руками, прижимая к себе.

- Чак... Если мы хотим... Я должна тебе что-то сказать.

Он продолжал поглаживать ее плечи. Она глубже зарылась лицом в его рубашку.

- Это по поводу той нашей встречи. То есть не встречи... Когда ты видел меня, выходящую из Lenox Hill.

Она снова замолчала. Чак не торопил, понимая, что она собирается с духом.

- Я... это был не нервный срыв...

- То есть все-таки Анонимные алкоголики? - попытался пошутить он, но она лишь покачала головой.

На сжатых губах не мелькнуло и тени улыбки.

Чак напрягся.

- Блэр...

- Я... я была в гинекологии. С выкидышем.

Они молчали бесконечные минуты. Чак прикидывал, что тут можно сказать. Блэр продолжала собираться с духом.

- И, - осторожно начал Чак, - ты говоришь мне это, потому что теперь ты... потому что у этого были последствия?

Блэр отодвинулась от него. По дрожащим кистям ее рук, он понял, что ей сейчас хочется свернуться калачиком и забиться в угол дивана.

- Нет. Последствий не было. То есть, я не знаю. Мы с Луи не пытались.

- Странно с его стороны.

- Он даже не знал.

- Что?

Чак нахмурился. Факты в его голове расползались как кусочки паззла на скользком столике. Картинка упрямо не складывалась.

- Он твой муж. Почему ты не сказала?

- Потому что... потому что... - она опустила голову. - Я знала, что ребенок был не от него.

Чак замолчал.

Паззл сложился и картинка, представшая перед глазами, была отвратительна.

Он встал.

- Почему ты не сказала МНЕ?

Блэр сжалась, словно металл в его голосе ударил ее вживую.

- Чак...

- Почему. Ты. Не. Сказала. Мне?

Она несколько секунд смотрела на него.

- Ты представляешь, как бы это все усложнило? - тихо ответила она.

- То есть проблема в этом? Твоя сказка должна быть идеальна? Получив ее, ты решила, что все остальное неважно?

- Нет!

Блэр вскочила с дивана.

Чак тут же сделал шаг от нее.

- Уходи.

- Что?

- Сейчас же. Уходи.

Она сглотнула. Но потом опустила голову и, подхватив сумочку и туфли, бесшумно вышла из его номера.

Закрыв за собой дверь как можно тише, Блэр вздрогнула, словно на это простое действие ушли последние ее силы, и, едва успев прислониться спиной к стене, съехала на пол, как сдувшийся воздушный шарик.


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©
 
MiniminaДата: Среда, 01.02.2012, 21:55 | Сообщение # 26
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
ЗЫ от автора: врать не буду, в этот раз в тексте есть фактическая ошибка, но честно говоря, переделывать обе главы из-за нее одной мне банально лень. Давайте спишем косяк на "все течет, все изменяется" biggrin ? 2023 год в фике все-таки biggrin ?

14.

Блэр вышла на балкон и вдохнула полной грудью воздух ночного Монте-Карло. Город давно стал для нее чужим, и сегодня она стояла на открытой веранде и думала о том муже, который никогда не был с ней в этом городе.

Сейчас здесь было почти так же малолюдно, как и на том, парижском балконе, больше полугода назад.

Как и тогда основное действие проходило в шикарном холле первого этажа. Как и тогда женщина стояла одна, позволяя прохладному воздуху втекать в легкие и не зная, чем может закончиться вечер. Но даже тогда в ее жизни было намного больше определенности.

Тогда, больше полугода назад, она хотя бы знала, на кого она работает, знала, где ее дом, и знала, как к ней относится Чак.

Сейчас все было сложнее.

Она не видела мужа почти семь месяцев.

С того вечера в его номере.

Он уехал из страны на следующий же день, не оставив на счет нее вообще никаких указаний.

Осторожно уточнив в отделе кадров и у основных партнеров, уволена ли она, и сведя разговор к шутке, едва увидев откровенное непонимание в чужих глазах, Блэр засучила рукава. Следующие полгода она работала по 20 часов в сутки, сменив за первые месяцы с десяток не выдержавших карьерной гонки ассистентов и сколотив в итоге вокруг себя довольно крепкую команду профессионалов.

Сейчас она могла бы гордиться собой.

Или умирать от усталости.

Или злиться.

Но она чувствовала только страх.

В проеме прозрачных дверей, оформленных в стиле барокко, появился мужской силуэт.

Блэр вздрогнула.

В этот раз ее муж был без шампанского. И в этот раз он не подошел к ней.

Они молча стояли, глядя друг на друга, несколько бесконечно падающих в вечность минут.

Потом Блэр подошла сама.

- Здравствуй.

Он молча склонил голову в знак приветствия.

- Чак…

- Не ожидал тебя здесь увидеть.

Она опустила глаза.

- Догадываюсь. Я получила приглашение вместе с основными партнерами. Наверное, ты просто забыл дать указание, чтобы мне его не присылали.

- Нет, - ответил он, - я знал, что ты его получишь. Не думал, что придешь. И не думал, что будешь... здесь.

- Ты все еще мой босс, - просто ответила она.

Он кивнул.

- Читал твои отчеты. Подробные.

- Я знала, что у меня вряд ли будет возможность пояснить что-то лично.

Они обменивались этими известными обоим фактами почти без эмоций. Блэр не понимала, тянут они время, или это и есть их новый способ общения. Спросить она не решалась.

- Поздравляю, - сказала она.

- Спасибо.

- Ты ведь первый американец, получающий «Бизнесмен года» за… сколько лет? Двадцать?

- Почти. Восемнадцать. Последний был в 2005.

- Достижение.

Они снова замолчали.

Чак посмотрел на раскинувшийся за спиной Блэр город, обошел ее, все еще стоящую перед ним, и облокотился на перила. Она подошла и встала рядом, положив ладони на холодный мрамор рядом с рукавом темного смокинга. Знакомый запах бывшего когда-то родным города и шум авто немного успокоили.

- Я… - начала Блэр, - я еще не совсем… ну…

Чак посмотрел на нее. Блэр сглотнула. Потом повернулась к нему всем телом.

- Я понимаю, что ты не уволил меня просто потому, что не хотел вообще думать об этом, - на одном дыхании, словно шагнув в ледяную воду, сказала она. - Я начала искать приемника на свою должность с первого дня. Сейчас я могу предоставить тебе список из трех относительно обученных кандидатов.

Он смотрел на нее, не возражая и не соглашаясь.

- Конечно, - продолжила Блэр, бестолково теребя кольцо на пальце, - они еще не так хороши, как... Чак! - не выдержала она. - Не молчи!

- Что ты хочешь, чтобы я сказал?

- Что-нибудь. Что угодно. Скажи, что я уволена, скажи, что я могу продолжать работать, скажи, что отправляешь меня на рудники в Австралию. Мне все равно. Скажи хоть что-то. Я устала от твоего молчания...

Он повернул голову и посмотрел на нее.

Блэр крепче сжала холодный камень перил.

- Я устала от неопределенности, - повторила она, сжигая мосты. - Я до сих пор вздрагиваю, когда вижу на столе конверт с логотипом юридической фирмы, я до сих пор не знаю, хочешь ли ты со мной развестись, я до сих пор набираю твой номер и сижу по полчаса, глядя на дисплей и не решаясь нажать «Вызов». Скажи хоть что-нибудь, Чак... Пожалуйста...

Он выпрямился, повернувшись к ней всем телом.

Между ними оставались несколько сантиметров ночного воздуха. Блэр накрыло невесомой волной знакомого аромата. Она сжала зубы, чтобы сдержаться и не положить ладонь на его такую близкую грудь, не почувствовать кожей биение его такого родного сердца.

- Я не отправлю тебя на рудники в Австралию, - сказал он и ушел.

15.

Блэр сидела за столиком, наблюдая, как на сцене ее мужу вручают приз с четырьмя поблескивающими в вечернем освещении столбиками.

Шквал аплодисментов, знакомое пощипывание пузырьков шампанского на языке, привычные вспышки фотокамер - она тонула в океане света и звука.

А внутри у нее бушевал океан совсем не соответствующей случаю злости.

Вставая для общего снимка победителя и его основных партнеров, Блэр чуть прищурила глаза, сознательно отходя как можно дальше от мужа.

«Что, черт возьми, он о себе мнит! - подумала она, складывая губы в подобие улыбки. - Да, я виновата, но это же 12 лет назад было! Сейчас уже ничего не изменить! Или он хочет, чтобы я всю жизнь мучилась? Я и так это делаю и без его указок. Хочет заставить меня приползти к нему?»

- Замечательно, - довольно кивнул им фотограф.

Блэр тут же схватила с подноса официанта бокал с шампанским и сделала большой глоток. Не удостоив победителя даже взгляда, она развернулась пошла к выходу на балкон.

Чак продолжил улыбаться и пожимать бесконечное число рук в толпе партнеров, конкурентов, других лауреатов премии и прессы.

Блэр спиной чувствовала его удивленный взгляд.

Она толкнула прозрачную дверь на балкон.

- Леди, - две азиатки у перил улыбнулись ей в ответ на приветствие, - вы не могли бы меня оставить?

Женщина в длинном платье совершенно не подходящего ей винного цвета недоуменно посмотрела на нее. Блэр, все так же лучезарно улыбаясь, повторила просьбу на японском.

- Присоединяюсь, - так же по-японски, пусть с намного худшим произношением, сказал Чак из-за ее спины.

Азиатки моча переглянулись, пожали плечами и прошли мимо победителя, окутав его ненадолго шлейфами из тонких духов.

- Что с тобой? - спросил Чак, подходя к перилам.

- Я же сказала, я устала от неопределенности, - посмотрела в его глаза Блэр. - Раз ты не можешь принять решение, его приму я.

Она сняла с пальца кольцо и протянула ему. Чак не шелохнулся. Блэр положила драгоценность на холодный мрамор перил, совершенно, казалось, не озаботившим тем, как опасно порыв ветра подтолкнул сверкающий комочек искр к темноте города под их ногами.

- Как только я вернусь в Нью-Йорк, я подам на развод. Сама. После этого выйду на работу. Хочешь меня уволить - издавай приказ.

Она развернулась, как он за полчаса до этого, и пошла к выходу.

- То есть работа для тебя важнее, чем я? - спросил Чак ее удаляющуюся спину.

- Я этого не говорила, - развернулась Блэр. - Но я не знаю, чего ты добиваешься своим молчанием, Басс. Ты полгода держишь меня в подвешенном состоянии. Мне нужна определенность. Или дай мне ее, или я решу все сама, подбросив монетку.

- Прошлый раз ты приняла решение так же?

- Прошлый раз я вообще не принимала решения, - краешком сознания Блэр отметила, что злится все больше. - Прошлый раз ТЫ сказал, что я должна быть с Луи. Я, позволь тебе напомнить, ехала в Констанс, чтобы порвать с ним. Это ты вылез со своим благословением, которого никто не просил.

- Я думал, для тебя это будет лучше.

- А я думала, для тебя будет лучше не знать о том, что произошло потом.

- Чем лучше? Это был мой ребенок!

- Замечательно! – возмутилась Блэр. - То есть ты, оберегающий меня - томный страдалец, а я, делающая то же самое для тебя - подлая дрянь?

- Я имел право знать о его существовании!

- Его существования не случилось!

- А если бы! Ты и тогда не сказала бы?

- Да какая разница, Чак! Если бы да кабы! Что случилось, то случилось! Я и так до конца жизни буду мучиться, что потеряла то единственное, что могло бы нас связать! Вот только твоего осуждения мне не еще хватало!

- То единственное? - переспросил он. - То есть все, что было до этого, все года, когда мы трепали друг другу нервы и разбивали сердца...!

- Ты послал все это к черту! И отправил меня замуж за Луи!

- Перестань говорить так, как будто ты моя рабыня, и я продал тебя другому хозяину! Это был и твой выбор тоже!

- Моим выбором всегда был ты, ублюдок! Не смей обвинять меня в моем браке!

- В котором, интересно?

- То есть и в нашем тоже Я виновата?

- А кто отказался отдавать мне кольцо?

Блэр задохнулась от возмущения.

- Ах так! К черту, Басс! Никаких возвращений в Нью-Йорк! Я СЕЙЧАС ЖЕ звоню своему адвокату!

- И предашь все огласке?

- Плевать! Лишь бы избавится от тебя до конца недели!

- Избавится от меня? То есть я тебя типа преследую?

- Да! Всю мою жизнь, засранец!

- Вообще-то это ты не вылезаешь из моей головы с шестнадцати лет!

Со стороны открытой двери раздалось тихое покашливание.

- Позже!!! - хором крикнули двое, синхронно повернув головы к небольшой толпе из представителей Ernst & Young, репортеров, приглашенного на прием мэра и нескольких глав очень немаленьких международных фирм.

- Все, Чак! Хватит! Это была последняя капля!

- О, нет! - ответил он. - Ты уволена! Вот - последняя капля!

- Ничего подобного! Ты не можешь меня уволить! Потому что я увольняюсь САМА! Возись со своими проблемами сам, мне плевать, даже если ты разоришься и пойдешь по миру! Я умываю руки!

- Как на тебя это похоже! Но я сделаю заявление раньше, чем ты, так что ты - уволена!

Блэр прищурила глаза, потом резко развернулась и пошла к выходу. Толпа, все еще стоящая на пороге испуганно всколыхнулась.

Чак в два шага нагнал женщину на шпильках и, схватив за руку, развернул к себе.

- Я не позволял тебе уйти, Басс!

- Иди к черту, ублюдок! И не смей так меня называть!

- Вообще-то это твоя фамилия, Басс!

- Вы что, женаты? - удивленно уточнил Бизнесмен года - Великобритания.

- Да! - ответил Чак.

- Нет! - ответила Блэр.

- Посмеешь подать на развод без моего согласия, я тебе такую рекомендацию выдам, будешь до конца жизни журналистом в «Glamour-Никарагуа»!

- Посмеешь меня уволить до того, как я сама напишу заявление...

- А это мы называем шантаж, - заметил китайский бизнесмен. - Противозаконно в моей стране.

- Нам поговорить можно? - прикрикнула на него Блэр.

- Оставьте нас! - согласился с женой Чак. - Мы спустимся, когда закончим!

- Как представитель власти, - возразил мэр Монте-Карло, - я против этого. Судя по всему, оставлять вас сейчас вдвоем чревато для статистики убийств по городу.

Двое на минуту замерли, потом синхронно развернулись к двери и скрестили руки на груди. Стоя перед элитой со всего мира плечом к плечу они, казалось, представляли собой не меньшую, а то и большую силу.

- Господа, - чуть растягивая слова, сказала Блэр, - я повторяю свою просьбу.

- Не могли ли бы вы, - продолжил за нее Чак, - оставить нас? Ненадолго?

- Пожалуйста, - Блэр прищурилась.

Женская улыбка лезвием полоснула по чувству самосохранения всех присутствующих. Некоторые переглянулись. Представители власти напряглись. Пара бизнесменов испуганно сглотнули.

Первым отреагировал австралийский медиа-магнат. Отпихнув плечом предпринимателя из Южной Африки, он быстро покинул поле боя. Остальные тут же последовали его примеру.

Скоро Чак и Блэр остались на балконе одни.

Они снова повернулись друг к другу.

Секундная передышка и такая знакомая обоим уверенность, что второй, если потребуется, всегда сыграет на нужной стороне, охладили пыл и умерили взаимную злость.

Двое стояли и смотрели в карие глаза напротив.

Потом Чак отошел к перилам и забрал все еще чудом не свалившееся вниз кольцо.

- Я не хочу разводиться, - сказал он, возвращаясь к жене. - Но я был так зол на тебя, Басс!

- Я тоже не хочу разводиться, - призналась Блэр. - Но я устала, Чак. Я 12 лет живу с чувством вины. Неужели этого недостаточно?

Он снова посмотрел на нее.

- Достаточно. Но ты все равно уволена.

- Что!?

- Поверь, тебе будет не до этого.

- О чем ты?

- Ты будешь занята. Организуй такую свадьбу, чтобы весь мир знал, что ты моя. Мне надоело, что я не имею права уничтожить любого, кто смотрит в твой вырез, без придумывания каких-то причин.

- И почему я должна этим заниматься?

- Ты только что сказала, что не хочешь разводиться, - напомнил он и, протянув руку, взял ее ладонь.

Блэр пару раз удивленно моргнула, глядя, как он пытается надеть на ее палец все то же, уже почти проклятое ею кольцо.

Потом упрямо вырвала руку, вжала кулаки в бока и тряхнула головой, гордо выпрямляясь.

- Если хочешь, чтобы я вышла за тебя, попроси.

- Блэр, ты УЖЕ замужем. За мной, кстати.

Она все так же молча сжала губы.

- Басс, - поморщился Чак, - ты не можешь заставлять меня делать это после всего, что мы уже наворочали.

Она упрямо молчала. По твердости его взгляда, Чак понял, что вариантов у него немного.

- Ты чертова стерва с завышенным самомнением.

- Это все, что ты хочешь мне сказать?

- Нет. Еще ты должна мне! Ребенка. Не позднее, чем через год.

- Через три. Еще условия?

- Ты становишься Блэр Басс, увольняешься, переезжаешь ко мне и становишься домохозяйкой из журналов. Никаких скандалов, кидающих тень на нашу фамилию, никаких «Уолдорф» в твоем паспорте, никаких интриг против меня и безропотное подчинение в спальне.

- Фамилию сменю, свадьбу организую, в отель не перееду, но могу подобрать нам дом. На остальное даже не надейся.

- Я не хочу, чтобы ты работала.

- Брошу, когда сочту нужным.

- Эгоистка.

- Манипулятор.

Блэр приподняла одну бровь и одними глазами указала ему на пол.

Чак с явным неудовольствием опустился перед ней на колено.

- Имя ребенку выбираю я, - уже поднося кольцо к тонкому пальцу, добавил он.

- Хорошо, - кивнула Блэр. - Из списка, который дам тебе Я. И только если будет девочка. Мальчики - все мои.

- Ну хоть право вето у меня есть?

- Конечно. Для девочек.

Чак снова вздохнул и посмотрел в ее глаза снизу вверх.

- Блэр Уолдорф, чтоб ты провалилась, стерва, ты ОСТАНЕШЬСЯ моей женой?

- Чак Басс, черт тебя возьми, грязный ублюдок, ДА.

Он надел на ее руку вспыхнувшее в свете звезд кольцо и поцеловал красивые пальцы.

- Я люблю тебя, Басс, - сказал Чак, вставая.

- Я тоже тебя люблю, Басс, - ответила Блэр, обнимая мужа за шею.


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©

Сообщение отредактировал Minimina - Среда, 01.02.2012, 21:58
 
MiniminaДата: Пятница, 03.02.2012, 14:58 | Сообщение # 27
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
Название: Цена вопроса.
Автор: Минимина
Бета и идейный вдохновитель: Майями
Пейринг: Чак/Блэр
Рейтинг: NB!!! NC-17
Размер: мини
Жанр: порнушка-флафф biggrin
Каноничность: AU (хотя автору нравится думать, что Пропущенная сцена biggrin , ибо дальнейшему, показанному в каноне фик ну вот просто ни разу не противоречит)
Таймлайн: 02х07

***

- И зачем мне этот тролль?

Блэр продолжала смотреть в карие глаза.

Напряжение стальными нитями сковало воздух.

- Дэн украл твоего друга теперь ты украдешь его. Соблазнить и уничтожить, - добавила она, прикидывая, сколько еще минут сможет находиться наедине с этим басстардом без ущерба для своего решения не кидаться ему на шею и не умолять взять ее.

- Какой интерес для меня?

- Единственный человек, которого Ванесса ненавидит больше меня - это ты.

Чак потянулся за желтым листком. Их пальцы едва не соприкоснулись.
Блэр мысленно поделила получившееся у нее число минут разговора на два.

- Будет очень сложно, - заметила она, обращаясь то ли к нему, то ли к себе. - Может, ты и не готов к этому. Если мне не изменяет память, у тебя были некоторые... механические проблемы.

- О, все могло бы измениться, если бы ты приняла мое предложение.

- Это было не предложение, - издеваясь, улыбнулась Блэр поверх бокала, - это была жалобная просьба.

- В исполнении которой, - как будто и не стесняясь, ответил Басс, - ты мне отказала. Статус кво остался тем же. Как и просьба, которая все еще в силе.

- О, нет, - покачала она головой. - Я не буду спать с тобой, чтобы заставить переспать с эти бруклинским недоразумением.

- Хорошо, - кивнул он и шагнул к девушке ближе. - Тогда просто, - его дыхание скользнуло по коже ее скулы, Блэр с неудовольствием поняла, что не отшатнулась, - найди кого-то...

- Более работоспособного? - попыталась уколоть она, делая шаг назад.

- Вроде того, - кивнул Басс.

Блэр смотрела на него, пытаясь вернуть разлетевшиеся от его прикосновения мысли. Чак, казалось, совершенно не смущался факта, который вообще-то должен его как минимум злить.

- Я не буду спать с тобой, - повторила Блэр, злясь одновременно на него и на себя.

- Хорошо, - кивнул он, снова приближаясь, Блэр снова шагнула назад. - Я умею довольствоваться малым.

- Что ты имеешь в виду?

- Я думаю, ты знаешь, - улыбнулся он ей и снова подошел. Блэр толкнулась спиной в стену, с неудовольствием осознав, что боится близости чертова засранца. Чак наклонился к ее уху, - ну же, Уолдорф, - шепнул он, - мы же оба знаем, что ты можешь помочь мне, и не принимая горизонтального положения.

Он взял ее ладонь и положил на молнию своих брюк.

Блэр не почувствовала никаких признаков того, что он готов к процессу, к которому так настойчиво склонял ее. Почти против воли она отметила, что это злит ее даже больше, чем его приставания. Одно дело - знать, что ты желанна, другое - чувствовать, что тебя не хочет даже тот, кого ты сама пытаешься выбросить из головы уже несколько месяцев.

Блэр прижала ладонь теснее.

- Я могу... - начала она, но прервалась, чтобы восстановить сбившееся почему-то дыхание, - я могу рассчитывать, что после этого ты... уничтожишь эту дрянь?

- Конечно.

Чак стоял все так же близко к ней, наклонившись и почти спрятав лицо в ее волосах. Блэр была рада, что не видит сейчас его глаз. Она слишком хорошо знала все эти чертовы шальные искры веселья и самодовольства, что сейчас стопроцентно подсвечивали его зрачки.

Она осторожно погладила Чака через слои ткани.

Он среагировал.

Блэр поставила мысленную галочку.

Уверенность в собственной желанности начала потихоньку возвращаться.

Движения ее руки становились все увереннее. Чувствительной кожей за ухом Блэр чувствовала, как сбивается дыхание прижимающего ее к стене парня.

- Сильнее, - выдохнул он, - давай же, Уолдорф, я не лорд, не церемонься.

- Очередная просьба?

Желание поиздеваться перевесило здравый смысл.

Блэр толкнулась макушкой в стену и посмотрела в склоненное к ней лицо Чака.

В его глазах вовсю бушевал настоящий пожар. Язычки огненного желания и черные прожилки несказанных слов втекли в нее через его прямой неотведенный взгляд.

Девушка облизала губы, понимая, что сама заводится.

А потом Чак сделал то, чего Блэр совершенно от него не ожидала.

Он обнял ее лицо ладонями и притянул к себе.

Его родные теплые губы были такими сладкими и упругими, что Блэр почти запаниковала.
Надо было срочно искать какое-то более-менее толковое объяснение тому, что она не только не отталкивает его, но и покорно позволяет себя целовать. Она попыталась отпрянуть, но лишь сильнее прижалась спиной к стене, Чак за секунды преодолел сантиметры воздуха, что появились между их телами.
Его язык скользнул по коже ее нижней губы.

А потом Блэр сделала то, чего совершенно не ожидала от себя самой.

Она ответила на поцелуй, страстно выгнувшись навстречу мужскому телу.

Ее ладони погладили дорогую ткань голубой рубашки и оказались где-то на широких плечах. Девушка приоткрыла губы. Язык Чака тут же воспользовался приглашением.

Ощущения из восхитительных быстро стали невообразимыми.

Блэр сильнее вжалась в знакомое тело и притянула к себе темную голову. Растворяясь в огненных всполохах удовольствия, она уже не контролировала себя. Губами она почувствовала, что Чак улыбнулся.

С трудом вспомнив, кто она и где находится, Блэр поняла, что это был его ответ на ее совершенно недвусмысленный стон удовольствия.

Мысль, что контроль над ситуацией стремительно перетекает от нее к нему, неожиданно промыла мозг.

- Нет, - выдавила она, сгорая от желания впиться в раздражающую усмешку, - нет... я...

- Да-да, - коротко кивнул Чак, Блэр больше увидела, чем почувствовала, что ее пальцы запутались в его волосах, - ты не будешь... помню.

Он снова поцеловал ее.

В этот раз девушка смогла оттолкнуть от себя его тело. Глядя в его озадаченное лицо и смятый ее руками шейный платок, она поняла, что больше всего на свете хочет сейчас, чтобы Чак проигнорировал ее слова и продолжил начатое.

- Нет, - вслух сказала она. - Я думаю, этого достаточно.

- О чем ты?

- Ты теперь в курсе, что вполне... что...

- А если это все, на что я способен? - парень приподнял бровь, то ли умоляя, то ли подначивая ее. - Уолдорф, мы не можем так рисковать. Мы должны убедиться, что мне не грозит... резкое падение котировок в самый ответственный момент.

Блэр сглотнула.

- Предлагаешь продолжить?

- Тебе решать. Я весь в твоем полном распоряжении.

- То есть... ты...?

- Выражаясь более конкретно, адвокатская твоя душонка, делай со мной все, что хочешь. Можешь использовать меня всего, только некоторые мои части, вместе или по отдельности друг от друга, можешь передвигать меня, наклонять, выгибать, ставить в любое удобное для тебя положение, усаживать, укладывать...

- Заткнись, Басс!

- Как скажешь, Уолдорф.

Она подошла к нему и толкнула на светлый диван. Басс послушно сел и поднял на нее глаза. Его руки как-то сами собой оказались на ее талии. Блэр с силой шлепнула по тут же сбежавшим ладоням.

- И имей в виду, - ткнула она пальцем в его лицо, - попробуешь меня поцеловать, лишишься парочки ценных органов.

Басс молча ткнулся губами в глянец розового ногтя у своего носа.

- Это не считается, - уверенно сказал он, с удивлением наблюдая за действиями Блэр.

- Заткнись, Басс, - повторила та, расстегивая его штаны и стаскивая их вместе с бельем с его бедер.

Встав между его немного разведенными ногами на колени, Блэр деловито расстегнула рубашку, обнажая грудь и живот чуть растерянного парня.

- Серьезно? - не смог не уточнить он, когда ее ладонь обняла его, ничуть не утратившего своей твердости, и уверенно потекла от основания к напряженной головке.

- Могу передумать, - пригрозила девушка и опустила голову.

Чак шумно выдохнул, когда тепло языка коснулось чувствительной кожи

Блэр знакомо проложила влажную петляющую дорожку снизу вверх, чуть отстранилась, позволила дыханию согреть след от ласки. Вернулась вниз и снова коснулась его плоти, теперь уже всей поверхностью ставшего немного шершавым языка. Ее ладонь придерживала его, почти обнимая и непрерывно поглаживая.

Чак шумно выдохнул, открыл глаза, оглядел пустой холл и немножко нахмурился. Потом посмотрел на темную макушку у паха.

Мысли о том, что он сидит со спущенными штанами в холле пентхауса, куда в любой момент может заглянуть его сестра, или Дорота, или даже мать той, что стоит сейчас перед ним на коленях, вылетели из головы, едва Блэр осторожно, прислушиваясь то ли к себе, то ли к нему, сомкнула на нем припухшие от его поцелуя губы.

- Черт возьми, Уолдорф, как же я скучал по тебе, - простонал Чак.

В ответ она лишь приоткрыла рот и опустила голову ниже. Он тихо взвыл.

Девушка уже полностью владела ситуацией.

Воспользовавшись его советом использовать себя как ей заблагорассудиться, она вовсю отрабатывала на нем что-то невообразимое. Предположения, откуда она может знать эти приемчики на секунду омрачили настроение Чака, но потом ее язык коснулся какого-то совсем уж невозможно чувствительного местечка, и парень забыл обо все на свете.

- Блэр… - прошептал он.

Она понимающе хмыкнула, продолжая методично втягивать его в себя.

Чак изо всех сил старался помнить, в каком времени он сейчас находится, но такое узнаваемое кружево из движений шаловливого языка там, внизу, упрямо бросало его память в события почти годовой давности.

Наконец, он плюнул на все и позволил себе представить, что они с Блэр так никогда и не расставались.

Девушка, словно почувствовав это, перестала экспериментировать и вернулась к тому, чему он сам ее учил.

Тихо выдохнув, она глубоко впустила его в себя, позволив набухшей от желания головке толкнуться сначала твердость неба, потом скользнуть в мягкое горло.

Чувствуя кожей, как горят от движений ее губы, Чак понял, что Блэр сейчас методично и сознательно сводит его с ума. Он запрокинул голову, посылая гордость к черту и позволяя ей сделать это с собой.

Мягкость ее губ сменялась твердостью неба, горячая влажность щек смешивалась с теплой силой ладони. Прохлада воздуха и огонь ее ласки боролись за его удовольствие.

Через несколько минут купания в море ощущений Чак оттолкнул стоящую перед ним девушку и резко встал.

- Эй, - возмутилась та, от неожиданности теряя равновесие и приземляясь на попку.

- Хочу видеть тебя, - пояснил он и протянул руку, чтобы помочь ей снова встать пред ним на колени.

Блэр насупилась, словно прикидывая, стоит ли идти на хоть какие-то уступки, но тихое «Пожалуйста» снесло мысленные барьеры.

Девушка поерзала, удобнее вжимая коленки в холодный пол, и вернулась к бесстыдному танцу губ и языка на арене его кожи.

Чак протянул руки и осторожно собрал в кулак рассыпанные по плечам и бедрам волосы. Открывшийся вид едва не свел с ума. Парень отвел темный хвост в сторону, осторожно убрал за розовеющее ушко выбившуюся прядку с ритмично двигающегося виска.

Через пару минут Блэр немножко отстранилась. Чак снова восхитился тем, как хорошо они знают друг друга.

Хриплый мужской полустон взлетел под белые потолки, пока выпустивший его на волю хозяин смотрел, как льется на розовый язычок стоящей пред ним девушки его удовольствие.

Чак закрыл глаза.

Его покачивало.

Судя по звукам, Блэр перед ним начала вставать. Удар шпилек в пол подтвердил догадку.
Чак посмотрел на нее.

- Так я могу рассчитывать на тебя? – спросила девушка, кончиком языка слизав с нижней губы прозрачную капельку.

Чак медленно застегнул несколько пуговиц на рубашке, потом наклонился и подтянул съехавшие почти до колен брюки.

- Басс? – нахмурилась Блэр.

- Конечно, Уолдорф, - выдохнул он, поправляя одежду. – Я сделаю все, что ты скажешь. Довольна?

- Да. Теперь уходи. Сейчас же.

Он улыбнулся продолжая заправлять рубашку.

- Уверена, Уолдорф? - уточнил он. - Я думаю, мы оба прекрасно понимаем, чем ты мечтаешь сейчас заняться. Стоит ли довольствоваться собственными пальцами, если в распоряжении есть я?

Девушка уперлась ладонями в его грудь и сильно толкнула. Чак попятился.

Память снова вернула его на месяцы назад.

Блэр сама вызвала лифт.

- Завтра же займись Ванессой.

- Вообще-то...

- Не обсуждается! - она едва не пинком втолкнула парня в кабину и нажала на кнопку с единичкой в центре.

Потом быстро шагнула обратно в холл.

- И только попробуй приблизиться ко мне, пока не выполнишь задание, - добавила она, когда светлые дверцы почти скрыли от нее самодовольную усмешку.

Последнее, что увидела Блэр - покорно склоненную темную голову с взъерошенными волосами.

Она вздохнула. Потом поднялась в свою комнату и налила ванну горячей воды.

Через 15 минут, вытирая полотенцем влажные плечи, Блэр с неудовольствием осознала, что чертов Басс опять был прав.
Ей не хватало собственных пальцев.
Хотелось большего.
Хотелось мужского тела, сильно вжимающего ее в простыни, хотелось нахальных губ на раскаленной коже, хотелось крепких объятий.

Девушка чертыхнулась и залезла под одеяло. Телефон на тумбочке коротко пискнул.

«Я все еще в холле твоего дома. Предложение все еще в силе.»

Кнопки «Удалить» и «Ответить» в нижней части дисплея почти соприкасались.

Блэр опустила одну руку под одеяло и погладила себя сквозь ткань белья.

Потом вздохнула, посмотрела в потолок, словно тот мог помочь принять решение.

Потом решительно нажала на нужную кнопку.


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©

Сообщение отредактировал Minimina - Среда, 08.02.2012, 20:34
 
MiniminaДата: Суббота, 07.04.2012, 21:36 | Сообщение # 28
Elite
Группа: Сплетница
Сообщений: 532
Награды: 123
Статус: Offline
Название: Не играй с девчонками!
Автор: Минимина
Автор идеи: maryl (тот же фик, уже в переводе) (прям с ходу признаюсь - Да! Скоммуниздила идею! biggrin )
Бета: Blue Fairy
Пейринг: Чак/Блэр
Рейтинг: PG-13 (не-не! Ничего такого, просто в финале есть 1 (одно! smile ) слово, которое детям к прослушиванию не рекомендуется biggrin )
Размер: мини
Жанр: флафф (если вы любит Блэр) ну или драма (если вы любите Чака biggrin )
Каноничность: автору нравится думать, что канон (ибо дальнейшему показанному фик ну вот просто ни разу не противоречит biggrin )
Таймлайн: за 12, 10 и 8 лет до начала сериала (да-да, Chair еще маленькие, но уже Chair biggrin )

Чак подошел к приоткрытой двери в комнату Блэр, чувствуя себя самым несчастным человеком на Земле.

Он был зол, растерян и обескуражен одновременно. Разбираться в своих эмоциях он толком еще не умел, поэтому просто решил, что он сейчас несчастен настолько, насколько это вообще возможно в этой недружелюбной вселенной. И вообще-то это было почти правдой. Ну, для ребенка восьми неполных лет, конечно же.

Такая же восьмилетняя, без пары месяцев, Блэр сидела на кровати спиной к двери и играла в куклы.

Чак подумал, что ненавидит кукол.

С них все началось.

хохо

В тот день, четыре года назад, папа Блэр уехал на важную встречу, самолет, доставляющий Элеонор из Милана, еще не приземлился, Лили была где-то на островах с очередным мужем, родители Нейта праздновали в Европе закрытие важной сделки, а Барта не было в городе. Традиционно.

К тому времени уже как-то так сложилось, что всех четверых детей в подобных ситуациях свозили в один дом, оставляя на всех одну няню. Не из экономии, а просто потому что так было проще, и никто не возражал. В этот раз «дежурство по детям» выпало на долю особняка Арчибальдов.

Четырехлетние на тот момент Сирена и Нейт убежали в сад играть в догонялки, Блэр нигде не было видно, и маленький Чак (уже тогда - Чак, а не Чарльз!) рассеянно бродил по дому, решая, что ему не нравится больше - бегать по грязной траве и колючим кустам или сидеть в одиночестве в пустом тихом доме.

Незаметно он забрел в библиотеку.

- Но милый, - услышал он звонкий девчачий голос, - мы не можем поехать на свадьбу, у меня слишком много дел. Давай я попытаюсь вернуться пораньше, и мы сможем появиться хотя бы на приеме.

Мальчик всем своим небольшим пока весом навалился на тяжелую дубовую дверь и вошел в просторную, но уютную комнату.

Блэр сидела на полу. У ее сложенных коленей была выстроена целая цивилизация - стульчики, столы, заправленный меховым покрывалом диван, несколько шкафов, пластмассовая машина, самолет, дом и много-много всяких мелочей. У Чака на минуту зарябило в глазах от обилия розового, кремового, бежевого, красного и прочих девчачьих цветов.

- Блэр, - обозначил он свое присутствие.

- Привет, Чак, - ответила она, усаживая куклу в деловом брючном костюме верхом на самолет, - тебя тоже привезли?

- Ага, - он оперся на подлокотник кресла. - Папа сказал, что заберет меня через час.

- Меня заберут через два, - ответила Блэр, дергая куклу за руку, видимо, чтобы показать, что босая женщина с огромным фиолетовым бантом на белых волосах нежно прощается с семьей, - правда мама сказала это еще утром, но видимо, ее самолет задерживается.

- Наверное, - кивнул Чак, пытаясь в множестве кукол разобрать кто есть кто.

Это было довольно сложно, потому что Блэр никогда не ограничивалась в своих играх одной семьей, в ее мирке всегда присутствовали няни, подруги, дети, деловые партнеры и толпы других персонажей.

Сейчас девочка методично пыталась одной рукой удержать самолет и куклу в брючном костюме, прижимая к уху последней трубку телефона, по размеру примерно в половину самой «бизнес-леди», другой - усадить в розовый кабриолет пару близняшек в одинаковых коротких платьях, и расчистить коленкой «дорогу» для авто. Она прикусила губу, поглядывая на пупса чуть меньшего размера, сидящего на диване в короне и пышном бальном платье, в окружении щенка, котенка и пони.

Чак подошел, сел рядом с девочкой на ковер и взял в руки маленькую принцессу.

- Она куда-то едет?

- На свадьбу, - ответила Блэр, - на пони.

Чак послушно начал усаживать пупса на розовую лошадь. Платье мешалось, пони падал, кукла скользила, а Блэр потребовала, чтобы еще и щенок рядом бежал.

Через пару минут мучений мальчик просто задрал белое блестящее платье до твердых плеч на шарнирах, широко раздвинул пластмассовые ноги и усадил, ну, видимо, невесту в седло, как ковбойку.

- Чак! - возмутилась Блэр. - Девочки так не ездят.

- Иначе падает, - развел он руками. Оставшись без поддержки, принцесса тут же грохнулась на пол, перевернув вверх тормашками еще и щенка. - Хочешь невесту-инвалида?

Блэр вздохнула и потянулась за куклой с торчащими из-под пышного платья раздвинутыми ногами.

- Это не невеста, - девочка начала поправлять блестящий подол.

- А почему тогда на пони?

- Потому что на пони, - словно это было само собой разумеющимся, пояснила Блэр. - Так, - хлопнула она в ладоши, - нам нужен парк. Для свадьбы.

Девочка быстро и методично вернула кукол на исходные позиции, передвинула щенков и котят, организовала, судя по всему, место торжества, отгородив деревьями из бумаги небольшое пространство и расставив там стулья и столы. Чак молча выполнял указания, думая, что это хоть и глупо, но не так уж и скучно.

- Все, - довольно кивнула Блэр через несколько минут, - теперь переодеваемся. Сначала мальчики.

Она взяла в руки еще одну куклу в брючном костюме и галстуке, до этого скромно сидящую в шкафу, и начала стаскивать с длинных ног штаны.

- Это не мальчик, - со знанием дела оценил открывшийся рельеф Чак.

- Мальчик.

- Мальчики другие.

- Ничего подобного! Его зовут Стив и это мальчик. Я спрашивала в магазине.

- Значит, тебя обманули.

- Неправда.

Чтобы не спорить попусту, Чак просто взял куклу, оказавшуюся не невестой, и снова задрал ее подол.

- Чак! - возмутилась Блэр.

- Видишь? - спросил он, не обратив на гневный оклик никакого внимания.

- Что я должна видеть?

- Тут то же самое, а это девочка, значит и Стив тоже девочка. Переодетая.

- Да о чем ты вообще? - нахмурилась Блэр. - Все люди одинаковые. Просто девочки носят платья и длинные волосы, а мальчики - брюки и короткие стрижки. А там, - кивнула она на собственный подол, - мы все одинаковые. Как куклы.

Чак сел на пятки, сложив ладони на коленях, и задумался. Весь его небольшой жизненный опыт сейчас возмущался против категоричности, казалось, абсолютно уверенной в своей правоте девочки.

Кто-то из них явно ошибался, но... Не верить Блэр у него поводов не было, предполагать, что она его обманывает специально - тоже. Может, он сам - неправильный? Может, это с ним что-то не так?

Чак вспомнил, как они с Нейтом не так давно переодевались в плавки, чтобы искупаться в бассейне. Потом вспомнил как Джим однажды, играясь, стащил с маленького Роберта штаны. Все дети, бегающие тогда по лужайке, весело рассмеялись и никто не удивился.

Мальчик снова посмотрел на Блэр. Высунув от усердия кончик языка, она как раз заканчивала переодевать неожиданно обрученного щедрой детскою рукой молодожена для грядущего мероприятия.

Потом девочка отложила жениха в сторону и взялась за не-невесту.

- Чак, - тихо сказала она.

Он молча поднял глаза на ее опущенные ресницы.

- А почему ты решил, что мальчики другие?

- Я - мальчик.

Девочка снова задумалась, расчесывая длинные волосы из полиэстера и прилаживая на них ярко-розовый бант.

Потом она раздела куклу, посадила перед собой и внимательно смотрела на нее несколько секунд.

- Но у нее все правильно!

Блэр нахмурилась, словно вот-вот собиралась заплакать. Чак понял, что ее жизненный опыт тоже сейчас не принимает новые данные. Ситуация стала совсем непонятной.

- У тебя... так же, как у куклы? - осторожно уточнил он.

- Ну да, - широко распахнутые карие глаза взглянули на него с такой искренностью и удивлением, что у мальчика даже сомнений не возникло в правдивости сказанных слов.

- Странно, - заметил он, усаживаясь на попу и обнимая руками коленки.

Дети замолчали, снова крепко задумавшись.

Через несколько минут Блэр посмотрела на Чака. Почувствовав ее взгляд, он повернул голову. В глубине темных глаз плясали искорки любопытства.

- Что? - непонимающе моргнул мальчик.

Она прикусила губу, словно все еще обдумывая уже готовое и сформулированное предложение.

- А у тебя как?

Чак встал на коленки и начал брать всех кукол подряд, заглядывая им под подолы. Поиски успехом не увенчались. Мальчик задумался, какими словами можно максимально точно и правильно описать себя, когда Блэр тоже встала перед ним на коленки и положила ладошку на пояс его серых брюк.

- Ты предлагаешь...? - недоверчиво уточнил он.

- Ну да, - пожала она плечами, - это ведь самое простое.

- Тогда я хочу знать, как у тебя, - выдвинул он встречное предложение.

- Хорошо, - легко кивнула Блэр.

Дети встали.

Подкоркой чувствуя, что они собираются сделать что-то не совсем правильное, Чак замер, поворачивая голову и глядя на приоткрытую дверь.

- Да ладно тебе, - решительно отмахнулась от всех его сомнений девочка, и сама расстегнула пуговицу на его штанах.

Быстро справившись с молнией и полами заправленной в брюки рубашки, она зацепила пальчиком край детского белья и оттянула его. Вытянув шею, она несколько секунд оценивала открывшийся вид.

По недовольно сморщенной в итоге мордашке Чак понял, что картинка ей не понравилась.

- Что-то не так? - взволнованно уточнил он.

- Как-то там... много всего.

- Ну да, - пожал он плечами. - У всех мальчиков так.

- У всех!?

- У Нейта - точно. И у Роберта. И у...

- Я поняла, - перебила Блэр и снова задумчиво прикусила губу.

Чак поправил одежду и шагнул к девочке ближе. Та словно не заметила.

- Блэр, - позвал он.

- У меня как у кукол.

- Мы так не договаривались.

- Но...

Он молча потянулся и задрал подол яркого летнего платьица. Девочка недовольно насупилась, но вырываться не стала.

Так же как и она за минуту до этого, Чак зацепил пальцем краешек белых трусиков и оттянул резинку. Заглянув за кромку он... ничего не увидел. Все было ровно и гладко, как у пластмассовых кукол.

«Наверное, ниже», - решил он и попытался заглянуть поглубже.

- Чак! - вскрикнула Блэр, когда натянувшаяся едва не до треска кромка трусиков впилась в детскую кожу. - Перестань!

Мальчик понимающе кивнул и, отпустив резинку, начал просто стаскивать девчачье белье к голым коленкам.

Собственно за этим занятием его и застали вошедшие в библиотеку Барт Басс и чета Уолдорф.

хохо

Двое растерянных детей сидели на диване в гостиной Арчибальдов. Трое весьма озадаченных взрослых сидели на диване перед ними.

- Чак, - строго сказал Барт. - Потрудись объяснить, что ты делал.

Мальчик повертел головой, глядя то на девочку рядом, то на родителей, и промолчал. Широко распахнутые детские глаза смотрели на отца с испугом и непониманием.

- Чак!

- Барт, - Элеонор положила на руку мужчины ладонь. - Не кричи, ты пугаешь его.

- Не больше, чем он испугал вашу дочь.

- Но она сама предложила, - возмутился Чак.

- Серьезно? Тогда почему она кричала, когда мы вошли?

Мальчик снова замолчал, понимая, что ситуация поворачивается к нему каким-то странным неприятным местом. В поисках поддержки он снова посмотрел на сидящую рядом Блэр, но та опустила голову и вообще выглядела так испуганно, что если б Чак не был уверен, что только что произошло, он и сам бы подумал, что девочку кто-то обидел.

- Блэр, - окликнул он, пытаясь расставить точки над i, - ну скажи им.

Она подняла на родителей огромные повлажневшие глаза.

- Я... играла... а потом пришел Чак и...

- Предложил тебе снять трусики? - помогла Элеонор.

Девочка снова опустила голову и обреченно кивнула.

- Но это не так! - возмутился Чак. - Предложила Блэр. И играли мы вместе. В свадьбу.

- В свадьбу? - напряглась Элеонор. - И ты... эм... ты трогал Блэр?

Мальчик задумался, вспомнил, как его руки касались голой кожи, пока он пытался, не сделав девочке больно, снять с нее белье.

- Ну да, - признался он. - Трогал.

Старший Басс вскочил с дивана. Его глаза пылали. Чаку на секунду показалось, что отец его сейчас ударит.

- Барт! - вскочил следом Гарольд. - Перестань!

- Этот мальчишка...!

- Барт! Они же дети!

- Дети? - подняла на мужа возмущенный взгляд Элеонор. - Этот ребенок, Гарольд, только что пытался раздеть твою дочь!

- Он просто хотел посмотреть. Так ведь, Чак?

Мальчик быстро кивнул. Потом поднял оценивающий взгляд на вроде как успокоившегося родителя и, неосторожно решив, что на него больше не сердятся, поделился только что полученным опытом.

- Только там нет ничего. Смотреть не на что.

- Барт! - взвизгнула Элеонор. - Может ты уже начнешь водить сына по выставкам? Чтобы он не искал новых ощущений в трусах у моей четырехлетней дочери!

Гарольд снова попытался воззвать к голосу разума, повторив, что их детям и правда, по четыре года, а значит все, что произошло, вполне можно списать на естественное любопытство.

Мальчик на диване тряхнул головой, понимая, что ситуация становится все хуже, но еще не понимая, где именно он допустил ошибку. Он посмотрел на все так же сидящую с низко опущенной головой темноволосую девочку рядом.

- Почему ты соврала? - шепнул он.

- Я не врала, - так же шепотом ответила она, - я не предлагала раздеваться. Это ты начал.

Мальчик задумался, понимая, что Блэр, в общем-то, права.

Взрослые перед ними ссорились все громче.

Элеонор требовала, чтобы Барт никогда больше не позволял Чаку играть с другими детьми, а особенно с девочками, Гарольд пытался успокоить жену, а Барт грозился отправить сына в закрытую военную школу с усиленным психиатрическим надзором.

- Так! - решительно остановила спор женщина. - Хватит! Блэр! Мы уходим!

Девочка послушно спрыгнула с дивана. Озадаченный развитием событий мальчик растерянно посмотрел ей вслед.

В этот же день Барт привел сына в свой кабинет, усадил на диван и имел с ним серьезный обстоятельный разговор, показавшийся испуганному ребенку строгим выговором. Затем мальчика на неделю лишили сладостей, няня, к которой он только начал привыкать, была уволена, а на традиционный просмотр мультиков с Нейтом был наложен месячный запрет. Когда через пару дней Чак гулял в парке с уже новой гувернанткой, он встретил радостно заливающуюся смехом Блэр. Увидев его, девочка расправила кончиками пальцев подол своего платья и закружилась в лучах солнца, хвастаясь обновкой. Потом взяла тоже явно недавно купленную коляску и затопала по дорожке маленькими ножками в новых туфельках.

Чак тогда первый раз подумал, что как-то все несправедливо получилось.

И решил, что он, наверное, не будет больше играть в куклы. Никогда.

хохо

Мальчик вздохнул от горьких воспоминаний и постучался в приоткрытую дверь комнаты Блэр.

Девочка на кровати обернулась.

- Чак?

Он медленно вошел.

Блэр спрыгнула с кровати и, не выпуская новую куклу с еще висящей на пухлой руке этикеткой, подошла к ребенку ближе.

- Тебя опять прислали извиняться?

- Ага.

И без того хмурый Чак стал вообще мрачнее тучи.

Вообще-то это они уже тоже проходили.

хохо

Свадьба Кингов праздновалась в холле дорогого отеля. Плетеные стулья, увитые белыми лентами, были выстроены ровными рядами по пять.

Шестилетняя Сирена, приглядывая за двухлетним на тот момент Эриком, усадила его с краю, чтобы иметь возможность быстро выйти, если мальчик вдруг закапризничает. Нейт по тем же причинам (чтобы незаметно слинять с казавшегося ему очень скучным даже на стадии подготовки торжества) тоже сел у прохода. Чаку и Блэр не оставалось ничего другого, кроме как занять стулья посередине.

Их родители сидели на первых рядах. Няни - на последнем. Из-за спин взрослых детям было почти ничего не видно, и уже когда невеста медленно шла к украшенному белыми розами алтарю, Чак откровенно заскучал.

Он тяжко вздохнул, вспоминая данное отцу обещание вести себя хорошо.

- Тихо, - цыкнула на него сидящая рядом Блэр.

- Так ничего ж интересного.

- Как ты можешь так говорить! Это же свадьба!

- Ну и что?

- Ты глупый.

- А ты... - Чак задумался, но слов типа «восторженная», «наивная» или «романтично-настроенная» он тогда еще не знал, поэтому просто вернул Блэр ее же оскорбление. - Сама глупая.

- Ничего я не глупая, смотри, - толкнула она его локтем в бок. - Сейчас они поцелуются.

Чак послушно посмотрел, как жених, едва достающий невесте до подбородка, приподнимается на цыпочки, чтобы дотянутся до накрашенных красной помадой губ, и поморщился.

- Фу.

- Вообще-то это приятно.

Мальчик задумался, вспоминая свой опыт поцелуев.

Целовали его в основном няни, причем, чаще всего, когда на них смотрел его отец. В эти моменты они рассыпались в усюсюканиях в адрес ребенка и так активно проявляли свою заботу и любовь, что Чаку иногда приходилось идти умываться, стирая со щек липкую помаду и слюни. Потом он, как правило, слышал, как отец говорил с женщинами, замечая, что те, кажется, искренне привязались к его сыну и, они, все как одна, торопливо начинали лепетать до удивления схожий текст про то, что мальчику нужна материнская ласка и забота и что любовь няни никогда не сможет этого заменить. Потом отец и няня куда-то пропадали на выходные. А потом появлялась новая гувернантка.

Чак тряхнул головой.

- Ничего это не приятно.

Блэр удивленно на него посмотрела. Потом зал взорвался аплодисментами, молодоженов начали засыпать лепестками роз, ровные ряды гостей всколыхнулись, и девочка отвлеклась.

Через пару часов, когда свадебный прием в холле начал снижать обороты, Блэр нашла Чака на лестнице на второй этаж здания. Он сидел на мраморных ступеньках и рассеянно двигал перед собой машинку.

- Вот ты где.

Он посмотрел на нее, потом вернулся к игрушке.

- Я думал, ты внизу.

- Я там была, - девочка поднялась к нему и, аккуратно расправив красивое платье, села рядом. - Но потом вспомнила о тебе.

Мальчик удивленно на нее посмотрел.

- Чак, почему ты сказал, что целоваться неприятно?

- Это липко. И... - он снова попытался подобрать слово, но интуиция настойчиво подсказывала «ханжески» и «лживо», а сознание таких понятий еще не знало, - показуха это все, - закончил он, наконец.

- Ничего не показуха!

- Ну..., - согласился Чак, понимая, что слово, и правда, не совсем то. - Но в любом случае, это липко.

Блэр задумалась.

- Когда мама меня целует, это не липко. И когда папа - тоже.

Чака папа никогда не целовал. И мама тоже не целовала. Ответить было нечего.

Он снова вернулся к машинке.

- Если хочешь, я тебе докажу, - выпалила сидящая рядом девочка через несколько минут тишины.

- Что именно?

- Что целоваться - приятно. И не липко.

Чак задумался. Предложение было заманчивым.

Он повернулся к девочке всем телом и потянулся к ее губам.

- Нет, - Блэр возмущенно хлопнула его ладошкой по подбородку. - Встаем.

- Зачем?

- Чак, - вздохнула она, - ну ты же смотрел кино, вместе со мной. Целуются стоя.

Дети встали и поднялись на площадку второго этажа.

- Теперь обними меня, - велела Блэр.

Чак послушно обхватил ее двумя руками, прислушиваясь к ощущениям. Он и раньше обнимал девочек, на почти обязательных для детей его круга курсах танцев, когда они разучивали вальс или что-то подобное, но тогда можно было лишь положить ладонь на пояс платья, а тут можно было сделать больше. Что именно входило в это «больше» Чак не знал, но само ощущение дозволенности ему нравилось. Он провел руками по девичьей спине. Блэр не возразила. Чак поднялся выше, погладил голые плечи.

Девочка приподнялась на цыпочки и взяла его лицо в ладони. Мальчик уверенно и удобно обнял ее за талию.

- Ты раньше это делала? - спросил Чак, снова чувствуя то самое, почти забытое за два года ощущение, что они делают что-то не совсем правильное.

- Я кино смотрела, - как и прошлый раз отмахнулась от его сомнений Блэр. - Наклонись. Я не достаю.

Мальчик послушно опустил голову и позволил девчачьим губам коснуться себя.

Блэр была права. Было не липко. Не показушно. Не неприятно.

Он сжал девочку крепче. Она тихо пискнула в его губы, но прикосновения не разорвала. Чак на секунду ослабил хватку, опасаясь, что делает Блэр больно, но почувствовав, как она тут же начала сама целовать его, позволяя обнять себя еще плотнее, продолжил начатое.

Не совсем понимая, что он собственно делает, Чак толкнул Блэр к стене и прижался к девочке всем телом. От неожиданности она вскрикнула и недовольно заерзала в его неловких объятиях.

Собственно в этот момент на лестничной площадке и появились Барт Басс и Элеонор Уолдорф.

хохо

Барт едва не волоком тащил сына по лестнице в холл, где вовсю гуляла дорогая свадьба. Элеонор шла следом, придерживая одной рукой длинное платье, а другой крепко сжимая повлажневшую от страха ладошку дочери.

- Блэр? - удивленно посмотрел на них Нейт. - Что случилось? Ты выглядишь...

- Нейт, иди поиграй! - отрезал Барт. - Нам с Чаком нужно поговорить.

- Но папа, - возмутился тот, - я ничего не сделал!

- Правда, Чак? - рявкнула Элеонор. - А по-моему, ты силой поцеловал мою дочь.

- Но она сама предложила. Сказала, что видела это в кино и...

- Чак! - крикнула Блэр. - Как ты можешь такое говорить!

В ее широко распахнутых глазах мгновенно появились совершенно искренние слезы. Чак растерянно захлопнул рот. Он подумал, что явно чего-то не понимает в этой жизни.

- Но ведь... Блэр...

- Замолчи! - крикнула девочка и уткнулась лицом в материнский подол.

Ее плечи начали сотрясаться. Чак был совершенно обескуражен.

- Блэр, - шагнул он к ней, но Элеанор предупреждающе выставила вперед руку.

- Не смей, Чак! Даже не думай приближаться к моей дочери!

Нейт, все это время молча хлопающий глазами, наконец-то понял, что один с осознанием ситуации он явно не справится.

- Пойду найду Сирену, - сообщил он и нырнул в толпу гостей.

- А мы уходим, Чак! - заявил Барт. - Ты сегодня уже достаточно натворил.

- Но я ничего не сделал! - повторил мальчик, которого отец настойчиво потянул к выходу.

- Как ты мог сказать, что мы целовались! - крикнула ему вдогонку Блэр. - При Нейте! Как ты мог!

- А он-то здесь причем? - совсем перестал понимать девочку Чак.

- Мнеееее же заааааамуж за него выходиииииить, - заплакала девочка так безысходно, что пусть и не разобравшая ни слова Элеанор присела и взяла дочку на руки, - а тепееееерь он... а яаааа...! - в новой силой зашлась в рыданиях та.

Чак попытался обернуться, но отец уже выволок его на тротуар. Последнее, что он увидел через распахнутые двери отеля - горько рыдающая в материнское плечо Блэр.

На следующий день Барт привез Чака в пентхаус Уолдорфов, где заставил его прилюдно, в присутствии Дороты, Элеонор, Гарольда и Сирены, принести девочке свои извинения. В этот раз мальчик был лишен мультиков на полгода, его няня снова сменилась, и его силой записали на уроки скрипки, которую он не любил до этого и начал просто ненавидеть после.

Блэр выслушивала его извинения, нетерпеливо притоптывая ножкой - родители подарили ей поездку в Диснейленд с Сиреной и еще двумя подружками-шестилетками, и лимузин, чтобы доставить девочек в аэропорт, уже ждал внизу.

хохо

- Снова уезжаешь? - хмуро спросил Чак.

- Нет, - мотнула головой восьмилетняя Блэр. - Школа. Но на каникулы мама обещала, что отвезет меня в Париж и покажет, где она работает.

- Здорово, - вздохнул мальчик. - А меня записали на плавание.

- Ты же не хотел.

Чак снова вздохнул, еще безысходнее.

- Блэр, - спросил он, - а почему так получается, что ты мне что-то предлагаешь, потом мы это делаем, а потом Я наказан, а ТЕБЯ все жалеют?

Девочка задумалась.

- Я не врала. Ни разу.

- Я знаю, - согласился Чак. - Но странно это как-то.

Блэр отбросила куклу на кровать и шагнула к мальчику ближе.

- Мне жаль, что тебя записали на плавание, - призналась она, - ты сердишься?

- Да, - хмуро кивнул он, - это ты предложила устроить в кабинете отца больницу, ты раздела Сирену, ты назначила меня доктором, ты попросила меня...

- Ну Чаааак...

- Блэр, - решительно скрестил он руки на груди. - Мне надоело, что ТЫ вечно получаешь, что хочешь, а виноватым и наказанным оказываюсь все время Я!

- Но ведь я не виновата, что Барт не спросил, кто предложил играть, - возразила Блэр.

- Но ты могла сказать это сама, когда он кричал на меня!

Девочка поджала губы, понимая, что крыть нечем. Тогда, пару дней назад она и правда просто молча стояла и смотрела в пол, пока грозный Большой Басс пытал своего отпрыска на предмет «Кто открыл кабинет?» и «Ты трогал Сирену?». Блэр и Эс в этой ситуации как-то незаметно и довольно неожиданно для самих себя оказались вроде как бы и не при чем.

- Чааак, - снова протянула девочка, реально осознавая, что рискует сейчас лишиться хорошего друга с лимузином, пропуском во все развлекательные центры и, как правило, поддерживающего все ее идеи.

Да и Нейт больше любит с ним играть. Или с Сиреной. А ей же замуж за Нейта выходить...

Нет!

Девочка подумала, что она категорически, никак и ни при каких условиях не может позволить Чаку Бассу уйти от нее рассерженным.

Она шагнула к мальчику ближе и провела теплой ладошкой по его руке.

- Нет, Блэр!

Пару минут они оба помолчали.

Но сведенным бровям и поджатым уже почти мужским губам девочке стало понятно, что рассчитывать на извинения не приходится.

И маленькая Блэр Уолдорф пошла ва-банк.

- А если я тебя поцелую?

Такого Чак точно не ожидал. Он отшатнулся от стоящей перед ним брюнетки с невинным взглядом, словно та замахнулась на него плеткой.

- Чего?

- Если я тебя поцелую, - терпеливо повторила Блэр, - ты перестанешь на меня сердиться?

- Знаешь, - напомнил он, - когда мы делали это прошлый раз, я лишился игрушек на месяц.

- Так ведь тогда ТЫ меня целовал, - возразила она, - а сейчас все будет по-другому. Ну серьезно, Чак, я не хочу, чтобы ты на меня сердился, я же не специально...

Мальчик замер.

Предложение ему нравилось. Он помнил, что целовать Блэр было приятно, но... жизненный опыт категорически возражал против новых экспериментов.

- Чак?

Он посмотрел на девочку с распущенными локонами, светлым ободком и такими сладкими и мягкими губами. Он неуверенно разжал руки и опустил их вниз. Блэр снова шагнула к нему.

- Подожди! - остановил ее мальчик.

Потом вернулся к все еще приоткрытой входной двери и плотно ее закрыл. Подошел к гардеробной и проверил маленькую темную комнатку, заглянул в ванную, под кровать и, убедившись, что родители не сидят в засаде, вернулся к удивленно наблюдающей за его передвижениями девочке.

- Ты точно не будешь потом на меня сердиться? - уточнила она.

- Точно.

- И мы сможем играть, как раньше?

- Да.

Блэр удовлетворенно кивнула и подошла к нему ближе. Подняв руки, она скрестила их на его шее, Чак почти машинально обнял ее в ответ. Ему по-прежнему нравилось ощущение тепла маленького еще несформировавшегося тела под ладонями.

Он погладил девочку по спине, тут же настороженно обернулся на входную дверь. Та не шелохнулась. Блэр в его объятии весело рассмеялась.

- Смешно тебе, - насупился Чак.

- Прости. Ты готов?

- Ага.

Блэр подтянула темную голову ближе к своему лицу и осторожно коснулась губами губ мальчика.

Тот замер, оценивая ощущения. Они были очень даже приятными, совсем не липкими и не показушными.

Он наклонился ниже, крепче вжимаясь в невинно приоткрывшиеся влажные губы. Его руки словно сами собой сильнее обняли узкую девичью спину и прижали девочку к его взрослеющему телу еще плотнее.

Собственно на этом его движении в комнату и вошли решившие проверить ход примирения Барт Басс, чета Уолдорф, Анна Арчибальд и заглянувшая к подружке в гости Сирена.

хохо

Парочка резко разорвала прикосновение и выпрямилась перед вереницей взрослых.

Увидев будущую свекровь, Блэр широко распахнула глаза.

За секунду забыв все, что обещала Чаку пару минут назад, она спихнула со своей талии его ладошку и на одном дыхании протараторила:

- Миссис Арчибальд, я люблю Нейта, но Чак сказал, что если я его не поцелую, он не будет больше со мной играть!

Барт посмотрел на сына. Даже стоявшей в полуметре от эпицентра взгляда Блэр показалось, что пол под их ногами опасно провис, вот-вот собираясь рухнуть прямиком в ад.

Чак уже не возражал и не спорил. Он просто молча стоял и пытался вспомнить, какое слово обычно говорит его отец, прежде чем кинуть в стену телефонную трубку или стакан с резко пахнущей невкусной жидкостью.

Что-то такое простое. Вертелось на языке.

Короткое.

Похоже на «бильярд».

Чаку очень хотелось сейчас кинуть что-нибудь в стену. Или что-нибудь сломать. Или и то и другое.

- Блэр, - спросила Анна Арчибальд, - хочешь сказать, Чак тебя... хм... заставил?

Маленькая брюнетка виновато опустила глаза, изо всех сил стараясь не замечать прожигающего взгляда соучастника своего преступления.

- Он лучший друг Нейта... - тихо сказала она в пол.

- Нейта! - возмутился Чак. - Так ты ради Нейта предложила мне поцеловаться!? - искомое слово неожиданно всплыло в памяти. - Уолдорф, блядь!

Четверо взрослых ошарашено застыли. На минуту в комнате повисла гробовая тишина.

Не зная, что именно он только что сделал, но прекрасно ощущая всеми пятью чувствами, что хорошим сегодняшний день уже точно не закончится, Чак подумал, что терять ему, в общем-то больше нечего.

- Знаешь что, Уолдорф! - заявил он, пока взрослые пытались выйти из ступора. - С меня хватит! Я больше не подойду к тебе ближе, чем на метр. Я больше не буду с тобой играть. Я больше никогда не приду на твои вечеринки. И да, Уолдорф! - НИКОГДА больше со мной не разговаривай!

Он решительно прошел мимо все еще стоящих в оцепенении четырех родителей и одной солнечной блондинки-восьмилетки.

- Чак, - жалобно позвала Сирена.

Тот остановился радом с нею и заглянул в ее совершенно несчастные глаза в половину расстроенного лица.

- Ну ладно, - сменил он гнев на милость, - я буду с тобой разговаривать, - обернулся он к Блэр, - но только если рядом будет кто-нибудь из взрослых или Нейт и Сирена. Оба! А играть вдвоем мы больше не будем никогда!

Чак почти сдержал слово.

Следующие четыре года (то есть половину от уже прожитой жизни - вполне можно засчитать за «никогда») он избегал Блэр Уолдорф, называл ее исключительно по фамилии и всеми возможными и невозможными способами старался не оставаться с нею наедине.

Когда он все-таки, под уговорами Сирены и Нейта, согласился прийти на день рождения Блэр, той исполнялось тринадцать.

К тому времени Чак уже не считал алкоголь невкусным, а Блэр уже встречалась с Нейтом.

Получилось улыбнуться? biggrin


Нам оставалась всего неделя, и она уже прожита ©

Сообщение отредактировал Minimina - Среда, 11.04.2012, 22:48
 
mio-mioДата: Вторник, 14.08.2012, 13:29 | Сообщение # 29
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4148
Награды: 1567
Статус: Offline
Название: Юбка в клетку.


Автор:
Клуб Ми-Ми (Minimina, mio-mio).

Бета: Zaikamoya

Пейринг: СВ

Жанр: Драбл

Рейтинг: PG-15

Таймлайн: ДО 1 сезона.

Обсуждение

Примечание:
Жанр текста «авторы развлекаются». Фик на 90% написан Миниминой, и да, это тот самый ее «первенец», о котором мы так много говорили последнее время. От mio-mio - пролог, капля вдохновения, пинание и бета. Нашей бете Zaikamoya, отельное мерси за плодотворную работу.

Данный фик в этой теме до окончания "Их правила" затем будет перенесен в тему "Мини от клуба МиМи".

Приятного чтения.


Сентябрь 2010 года


- Блэр, я дома.

- Добрый вечер, милый.

- Прив... Уау!

- У меня для тебя подарок.

- Ну, то, что на тебе школьная форма уже само по себе...

- Есть еще кое-что...

- Оо.

- Что скажете, мистер Басс?

- Скажу, что впервые меня возбуждают собственные инициалы.

- И все?

- А еще, ты идеальная девушка.


Сентябрь 2007 года

- Проблема?

Блэр вздрогнула, когда мочки ее уха коснулось теплое дыхание.

- Черт возьми, Басс, - отшатнулась она, пряча телефон, - ты напугал меня.

- Бывает, - равнодушно заметил он. - Ты не ответила.

- Все в порядке. А если бы что-то и случилось, я справлюсь без тебя.

- Уверена? - его губы сложились в привычную улыбку, на Блэр привычно закатила глаза. – Со мной было бы проще.

- Есть вещи, которые ты не можешь изменить.

- Только если это не вопрос наличных.

Блэр несколько секунд задумчиво смотрела на парня, словно пытаясь по ухмылке капризных губ просчитать возможные варианты, потом тряхнула головой.

- Нет, Басс. Решительно Нет.

Тот лишь понимающе улыбнулся, когда энергичное цоканье каблучков смешалось с шумом школьных коридоров. Тонкий аромат духов медленно растворился в воздухе.

* * *


Блэр остановилась у края тротуара. Потом нервно притопнув, прошла вдоль дороги несколько метров. Обернулась на неспешный поток авто. По улице текли реки из черных, красных, синих седанов и хэтчбеков, волнорезами раздвигали разноцветные ручейки отполированные лимузины, натужно кряхтели старые джипы с крайних правых полос. Такси не было.

Такси не было уже почти две минуты, что было просто непростительно долго, если учесть, что королева школы стояла эти минуты одна. Нейта забрал еще в обед отец. Свита разъехалась с водителями.

Блэр сделала еще пару нетерпеливых шагов.

С тихим шорохом к тротуару подплыл черный лимузин.

Девушка обернулась, одновременно ожидая, что он остановится напротив нее и опасаясь этого.

И ожидания и опасения оправдались.

- Подвезти? - знакомый голос, знакомый взгляд.

- Хорошо, - кивнула Блэр и открыла дверцу.

Чак подвинулся.

- Итак - приподнял он бровь, едва девушка упала в объятия черной кожи сидений.

- О, нет, - тут же возмутилась она и тряхнула темными локонами, - Если ты собираешься возвращаться к нашему разговору, высади меня прямо здесь.

- Почему ты так смущена? - Чак наклонился к порозовевшему ушку ближе. – Это же вполне естественно.

- Ты даже не знаешь, о чем мы говорим!

- Это связано с Нейтом, - сказал парень. - И с наличными. А сообщение, которое мне удалось прочитать, было из салона красоты, - он выжидающе смотрел на Блэр.

- Ладно, - выдохнула она, - Меня временно лишили наличных. Дают только на такси и кофе, все остальное приходится оплачивать кредитками.

- Пока не вижу проблемы. Если, конечно, ты не наркоманка. В этом случае скажи, что предпочитаешь, и Я без вопросов приму твою кредитку.

- Элеонор получает распечатки всех моих расходов, - продолжила Блэр, не удостоив реплику ответом.

- И…?

- Ей, конечно, наплевать на меня, но она недавно заявила, что не хочет, чтобы я торопилась с Нейтом, и… Я не хочу рисковать - смутившись окончательно, закончила Блэр.

- Тебе нужны наличные, чтобы оплатить в салоне красоты какую-то процедуру для вашей с ним первой ночи, - собрал все кусочки паззла Чак. – Неужели интимный пирсинг? - приподнял он брови и уголки губ.

- Не твое дело, - буркнула Блэр, отворачиваясь к окну.

- Само собой, не мое, - ухмыльнулся Чак.

Он чуть наклонился, чтобы за плечом отвернувшейся от него девушки рассмотреть улицу, на которую они только что свернули. Оказалось, лимузин уже подъезжал к ее дому.

Блэр удобнее перехватила ручки школьной сумки.

- Спасибо, что подвез.

- Во сколько тебя ждут в салоне?

- В три, - на автомате ответила она. – Стоп! А какая те…?

- Заеду за тобой в два пятнадцать.

Она повернулась к нему, почти неосознанно сжав колени.

- И…?

- Я оплачиваю твою процедуру и храню все в тайне. Даже от Нейта.

- Но взамен…?

Чак придвинулся к напрягшейся девушке еще ближе и вытянул руку вдоль спинки сидения. В его раскрытую ладонь лег темный локон.

- И не надейся, Басс!

- Даже не думал, Уолдорф, - ухмыльнулся он - Один взгляд.

- На процесс? – издеваясь, уточнила она.

- На результат, - не поддался он.

- Ты извращенец. Ведь ты даже не знаешь, что это. Или сколько это стоит.

- Я рискну.

Они смотрели друг на друга, просчитывая возможные ходы. Автомобиль плавно остановился. Водитель открыл дверцу.

- Договорились, - сказала Блэр и вышла из машины.

* * *


- Еще кофе? - услужливо предложила администратор салона.

- Нет, - равнодушно мотнул головой Чак, снова поглядывая на часы.

Когда длинная стрелка сделала еще один полный круг, он встал и подошел к высокой стойке.

- Сколько вообще времени занимает эта процедура?

- Простите?

- Ну, то, что сейчас делают Блэ... девушке, с которой я пришел, - быстро поправился он. - Она сказала, что около полутора часов.

- Эм... Вообще-то 40 минут. Мы закончили полчаса назад, мисс Браун ушла через черный ход и просила Вас не беспокоить.

- Что?! Ушла?!

Глядя в, испуганные его реакцией, глаза администраторши, Чак едва сдержался, чтобы не ударить кулаком по стойке.

"Чертовка", - подумал он и кивнул девушке с бейджиком.

- Извините, мы с ней, наверное, неправильно друг друга поняли, - он попытался наскоро выбрать самую милую улыбку из своего арсенала, - простите за беспокойство.

- Все в порядке, мистер Басс, - услужливо растянула губы девушка.

Чак развернулся и вышел.

* * *


Глядя на Блэр сидящую в метре от него, Чак злился. Сегодня он подвозил в школу ее и Нейта. Друг увлеченно играл в телефонную бродилку, едва обращая внимание на происходящее вокруг, а девушка старательно не смотрела в сторону хозяина лимузина. Так же, как делала последние три дня.

Блэр избегала его. Она не брала трубку, когда он звонил, предельно лаконично отвечала на СМС почти шаблонными "Помню" или "Терпение, Басс" и тщательно следила, чтобы рядом с ними всегда кто-то был, если они вдруг пересекались на школьном дворе.

Чак хмыкнул и, прекрасно осознавая бесполезность действия, набрал очередное сообщение.

«Думал, ты держишь слово, Уолдорф»

Ответ пришел почти мгновенно.

«Думала, ты умеешь быть терпеливым, Басс»

«У нее что и правда шаблоны набраны?» - нахмурился Чак и, покосившись на друга, снова опустил пальцы на кнопки.

«Умею. Если оно того стоит»

«Ты знал, что рискуешь»

Лимузин остановился у ворот школы. Нейт со вздохом закрыл игрушку и вышел из авто.

- Когда? – шепнул Чак, делая вид, что подает Блэр руку.

- Скоро, - так же тихо ответила она.

- А если точ…?

- Пенелопа!

Взяв под руку своего парня, королева школы позволила отвести себя к свите в ярких ободках. Чак, наблюдая со стороны за краем клетчатой юбки, на ладонь не доходящую до коленок, ненавидя отсутствие сегодня ветра и беспомощное чувство, что его пытаются обмануть.

* * *


Чак хмуро брел по школьному коридору.

Несколько минут назад в дверь его класса постучалась первокурсница и сообщила, что мистера Чака Басса срочно вызывает к себе директор Херст. Выходя из-за парты, парень почти испугался. Во-первых, не так часто учеников школы Сент Джуд снимали с уроков ради разговора, и при этом Чак не мог вспомнить ни одного случая, когда в роли гонца, приносящего новости, была бы использована ученица соседней школы для девочек. Видимо, ситуация требовала полной безотлагательности. Во-вторых, директор совершенно не скрывал, что занимает свою должность последний предпенсионный месяц и занимался только теми вопросами, без которых школа просто не могла бы существовать, благополучно переложив все остальное на плечи своей скорой преемницы. В-третьих, за последние две недели Чак на школьном дворе ни на чем не попадался, а значит, речь пойдет либо о том, что произошло ВНЕ школы (что было очень и очень серьезно) либо о том, что произошло раньше и всплыло только сейчас.

Собранные вместе, факты ни предвещали ничего хорошего.

Парень подошел к двери с темным стеклом и толкнул ее.

Секретарша-блондинка подняла глаза от монитора.

- Мистер Басс, - мурлыкнула она, улыбнулась и облизала губы, видимо, предполагая, что жест получится эротическим.

- Мисс Кингсли, - официально поздоровался Чак, стараясь не рассмеяться над глупой жеманностью. – Директор Херс

- Да?

- Ждет меня…

- Правда? – девушка в сомнении посмотрела на приоткрытую дверь кабинета начальника. – Вы уверены?

- Да, Мэнди, мы уверены.

Через порог уверенно переступила девушка в белой блузке и классической школьной юбке в широкую складку. Едва притормозив у стола секретарши, Блэр прошла к двери в кабинет директора и, чуть обернувшись, кивнула растерявшемуся парню. Едва увидев такой знакомый карий взгляд без намека на сомнения, тот неожиданно понял, по ЧЬЕМУ приказу пришла в его класс первокурсница Костанс. Он обошел секретарский стол вслед за брюнеткой и перешагнул порог из светлого дуба.

* * *


Мужчина в глупой бабочке поднял глаза на вошедших учеников.

- Мисс Уолдорф, мистер Басс.

- Добрый день директор Херст, - кивнула в ответ Блэр, - Вы хотели нас видеть, - больше сообщила, чем спросила она.

- Эээ. Правда?

- Да, - девушка подошла к столу ближе и достала из небольшой сумки сложенный листок. – Вот. Это передали мне сегодня. Я и мистер Басс, как вы и просили, здесь.

Директор Херст несколько минут в сомнении рассматривал небольшой текст.

- Но это не моя подпись, - сказал он, наконец. – И до Снежного бала еще больше трех месяцев…

- Но здесь штемпель школы и подпись мисс Кингсли, - возразила Блэр.

- Так, - мужчина с неохотой встал и отодвинул от чашки с чаем уже приготовленную тарелку со сдобным печеньем. – Присядьте, молодые люди, - указал он широким жестом на стулья перед столом, - Я… я на минуту.

Блэр села. Чак продолжал стоять у двери, пытаясь собрать картинку из рассыпающегося паззла и предугадать следующий ход девушки перед собой. Директор прошел мимо него и наклонился к столу Мэнди.

- Присаживайся, Чак, - словно только что увидев парня, равнодушно бросила Блэр. – Или предпочитаешь стоять в дверях?

- Предпочитаю для чего? – уточнил он, но прошел в кабинет и сел на второй стул.

Брюнетка покосилась на приоткрытую дверь.

Даже отсюда она могла видеть профиль директора и дергающееся плечо секретарши. А значит, эти двое вполне могли увидеть ее, если один чуть повернет голову, а вторая на несколько сантиметров наклонится вперед.

- Для чего мы здесь, Блэр? – спросил Чак.

Она вздохнула, опустила голову, словно в сомнениях, потом коротко тряхнув прядями у лица, молча встала и, взяв кончиками пальцев подол короткой юбки, подняла его вверх.

Парень задохнулся от восхищения ее наглостью, удивления от увиденного и болевого шока от своих только что рухнувших на его макушку представлений о Блэр Уолдорф, казалось бы, такой знакомой девушке его лучшего друга.

Он все еще продолжал сидеть с приоткрытым ртом, когда всего несколько десятков секунд спустя в кабинет вернулся директор Херст.

- Эм, произошла небольшая ошибка, - сообщил он, возвращаясь к своему креслу.

Блэр, уже снова сидящая на стуле, равнодушно расправила на коленках складки школьной юбки.

- Вы можете вернуться на урок, мисс Уолдорф, - кивнул мужчина. – Я сообщу учителю, что это была вина мисс Кингсли, и он не заставит Вас отрабатывать пропущенное время.

- Спасибо, мистер Херст.

Девушка встала. Колыхнулся перед глазами Чака подол в клетку поверх, как он точно теперь знал, темной «Н» из коротких завитков волос, на сливочной и такой светлой, что кажется, что она светится, кожи, поверх широких кружевных резинок чулок на стройных бедрах.

Он моргнул, стараясь вытряхнуть из головы засевшую там картинку.

Девушка уже взяла сумочку и шагнула к двери, когда Чак осознал, что она уходит. Он тоже встал.

- Мистер Басс? – непонимающе уточнил директор.

- Да?

- Куда вы?

- Ну так… ведь...

- Ты остаешься, Басс, - полоснула его улыбкой Блэр. – Ты что не слышал, что говорил директор? Я оказалась здесь по ошибке, но К ТЕБЕ есть пара вопросов.

Она издевательски кивнула ему от порога. Чак мог думать только о том, что сейчас эта девушка выйдет за дверь и пойдет по пустым коридорам школы для мальчиков. Одна. Без белья. Что сегодня утром она ехала ТАК в его лимузине, сидела на белом столе во дворе школы и отдавала указания фрейлинам, стояла у ступенек, рассказывая про показ Элеонор, и ветер трепал подол ее клетчатой юбки...

И все это время была без трусиков? Она так будет ходить весь день?

«Быть не может!» - решил Чак и в два шага догнал уже положившую ладонь на створку дверей девушку.

- Мистер Басс! – возмущенно прикрикнул директор.

- Я только возьму ручку, - едва обернулся тот, выхватывая у растерявшейся девушки сумочку размером с две мужских ладони. – А то я забыл свою, а вдруг записать что-то придется… Одолжишь, Блэр?

- Басс! Что ты...? Нет!

- Не вредничай, - Чак уже внимательно рассматривал нехитрое содержимое поверх золотистой подкладки.

Блеск для губ, зеркальце, кошелек, в который, судя по размерам, едва входят две кредитные карточки или одна сложенная купюра, телефон и… никаких признаков сложенного комочка ткани.

Чак посмотрел на девушку с пылающими щеками. Ни на блузке, ни на юбке никаких карманов не было. Вариант, что она попросила Нейта пару уроков поносить в рюкзаке свои трусики, казался ему маловероятным.

То есть… Блэр и правда пришла в школу без трусиков.

И до конца дня она будет сидеть на ступеньках музея, улыбаться холодной королевской улыбкой, строго смотреть на свиту… и все это время на ней не будет белья?

Чак позволил девушке вырвать из его рук свою собственность.

Слушая возмущенный стук каблуков, он как-то очень живо представил себе вместо скучной "Н" совсем другие буквы. Закрученные в вензель. Может быть, даже украшенные чем-то...

Он тряхнул головой, отгоняя внезапные мысли. Потом повернулся к директору школы, уже начавшему говорить что-то про поиск места для Снежного бала и то, что отель Барта Басса просто идеален в своей изысканной роскоши. На что Чак стал бестолково кивать и поддакивать.

Ему все еще представлялись поблескивающие черным золотом инициалы ЧБ на гладком белоснежном холмике.

* * *


Наблюдая из-за угла школы за Блэр, окруженной своей свитой и держащей под руку своего парня, Чак понял, что ему срочно нужен косяк. Еще один.

Стоя в клубах ароматного дыма, он смотрел, как Нейт пошел к лотку с мороженным и неожиданно понял, ЧТО так его терзало последние два часа.

Выйдя из кабинета директора и безучастно отсидев еще два урока, Чак не переставал думать о том, как шикарно смотрелись бы другие инициалы на шелковой коже Королевы школы. Он прикидывал, как добиться этого, что можно сделать, как уговорить или заставить Блэр наведаться в тот салон еще раз, но вдруг увидел то, что как-то ускользало от его понимания все это время.

Его инициалы на интимном месте девушке предполагают не просто секс. Они предполагают еще и отношения. А глядя, как его лучший друг в очередной раз тащит стайке подружек несколько видов мороженного, Чак понял, что это слишком. Это не для него.

"ЧБ" на такой шикарной киске – это, конечно, хорошо, но головная боль в виде статуса парня Блэр Уолдорф…

«Оно того не стоит», - подытожил парень и отбросил недокуренный косяк.

* * *


Сентябрь 2010 года

- Тебе нравится?

- Ты даже представить не можешь, как…

- Ну, я предполагала, что ты думал о чем-то подобном…

- Неправда.

- Правда!

- Блэр, я не думал.

- Никогда?

- Ну…

- Вот видишь! Я же тебя знаю.

- Блэр…

- Хочешь поспорить?

- Хочу перестать уже разговаривать.



Порадуйте Минимину плюсиками, все таки не каждый день показываешь своего первенца народу.
И... мы ждем вас в Обсуждении
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от Minimina (Chair)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: