Среда, 15.07.2020, 04:48
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Поддельная империя (Fake Empire) (Главы 1-6)
Поддельная империя (Fake Empire)
CandleДата: Суббота, 13.03.2010, 00:26 | Сообщение # 1
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Fake Empire.
оригинал



 
CandleДата: Суббота, 13.03.2010, 00:28 | Сообщение # 2
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава первая.

Падая с небес.

Крадемся на цыпочках по сияющему городу
В домашних шлепанцах, украшенных бриллиантами.
Весело танцуем на льду.
Удача с нами.
Мы почти проснулись в поддельном мире.

Первый раз, когда она его увидела, он стоял посреди переполненной людьми комнаты, на него смотрели сотни глаз, а у нее мгновенно сложилось впечатление, что более одинокого человека она никогда не видела. Ей было пятнадцать тогда, она была избалованной принцессой, уверенной, что жизнь преподнесет ей все, что она хочет, на красивом серебряном блюде, которое купил ее отец, когда она родилась (естественно, блюдо было из“Tiffany’s”, только там можно найти что-нибудь стоящее). Ему же было девятнадцать, он только что бросил Йель и был самым таинственным человеком среди элиты Нью-Йорка. Все-таки он был Бассом, а все знают, что мужчины из этой семьи просто рождены быть порочными… но порок так ценится жеманными и правильными девушками элиты Манхэттена, которые практически вешались ему на шею.
У него были темные волосы, выглядевшие растрепанными, несмотря на то, что были идеально уложены. Потом она не раз заметит, что он отбрасывает их рукой от лица, и каждый раз ей хотелось схватить его за руки и снова уложить его волосы. Ей было легче с ним общаться, если бы он был больше похож на ее знакомых, но когда он переходил эти четкие границы (что делал почти постоянно), она начинала нервничать, ей становилось неуютно, откуда-то из глубины поднималось очень странное волнение, и она заставляла себя отвести от него взгляд. Она же была Уолдорф, а пялиться на юношу (хотя нет, мужчину) было недопустимо. Блэр Корнелия Уолдорф очень четко следовала всем правилам поведения в высшем обществе.
Ее отец работал на его отца, так что она слышала о нем почти все время. Юный темный принц, не встретивший еще девушки, которую не смог бы обольстить, и отца, не возненавидевшего бы его с первого взгляда. Он был опасен. Слишком дикий, слишком свободный, в нем было так много всего запретного. Мать Блэр и ее подруги иногда шептались о нем во время воскресных чаепитий. Когда Блэр была маленькой, ей не разрешали сидеть вместе с ними, но она тихонько прокрадывалась в уголок и подслушивала. Рассказы о его выходках Блэр слушала так же, как другие дети слушают сказки. Он был ей безумно интересен, хоть Блэр в этом не признается никому, даже своему снисходительному отцу и уж тем более своей строгой матери. Она прекрасно скрывала свое влечение к Чарльзу Бассу.
Прошло немного времени, и ей разрешили оставаться на воскресных чаепитиях, и дамы – примеры для молодежи тут же обрушили на нее поток непристойных сплетен. “Ох, ты слышала?”, наперебой кудахтали они. Блэр качала головой и наклонялась вперед, c нетерпением ожидая, когда же всплывет его имя. Иногда так и случалось. “Он проиграл в карты лучшего скакуна своего отца!”. Иногда эти сплетни были связаны с его другом Нейтом Арчибальдом или, скорее, наследником Вандербильтов, которым он был. “Он нашел себе другую девушку. Его мать уже потеряла им счет!”. Они хохотали до слез над победами младшего Арчибальда, и каждая втайне надеялась его соблазнить. А когда Блэр и ее подруга Серена стали постарше, они начали прохаживаться и на счет юной Ван дер Вудсен. “Эта неуправляемая девица… беда”. Да, беды окружали Блэр Уолдорф, но она никак не могла набраться храбрости, чтобы и самой вытворить что-нибудь этакое.
До своего семнадцатого дня рождения.
Ее родители арендовали бальный зал в “Паласе” и превратили его в царство показушности и демонстративной роскоши. Блэр была знакома и с пафосом, и с гламуром, но что-то в этой вечеринке было для нее фальшивым. Вечеринка была по случаю ее дня рождения, но на самом деле Блэр лишили возможности выбора. При малейшей попытке ее мать приказывала ей провести лишний час в домашнем спортзале, “Дорогая, в этот особенный вечер ты захочешь выглядеть лучше всех”. Блэр, будучи всегда покорной дочерью, повиновалась, и надо признать, что ее платье было потрясающим. Да и потом она просто не представляла, как можно кукситься в такой вечер.
- Это потрясающе, Би, - к ней как всегда изящно подошла Серена Ван дер Вудсен, Блэр в жизни не видела девушки красивее. Что бы Серена не надевала, как бы себя не вела и что бы не говорила, она всегда выглядела идеально. Блэр старалась этому не завидовать, но в такие вечера, как этот, вечера, которые должны быть посвящены только Блэр, она просто не могла удержаться. Несомненно Серена привлекала к себе внимание всех юношей и мужчин в зале. Не то, чтобы это внимание было нужно Блэр… нет. Она просто не хотела совсем оказаться без пары.
- Наверно, - согласилась с ней Блэр и отпила немного шампанского из бокала. Серена подняла брови, и Блэр решила немного расслабиться. Уж если она с кем-то и может быть откровенной, то только с Сереной. – Просто… все сделала мама… - вздохнув, Блэр сделала большой глоток.
Серена сочувственно кивнула и обняла Блэр за талию.
- Ну, по крайней мере, она знает толк в организации вечеринок. Но сегодня твой вечер, Би, обещаю, мы сделаем его особенным. У меня для тебя сюрприз.
Блэр мгновенно насторожилась и немного отстранилась от Серены, глядя ей в лицо. В голубых глазах Серены прыгали лукавые чертенята, отчего желудок Блэр сжался. Блестящие идеи Серены вовсе не были такими уж блестящими или забавными для Блэр. На самом деле все обычно заканчивалось тем, что несчастная Блэр отвозила напившуюся Серену домой, а ее заляпанную рвотой одежду сдавала в химчистку. Но в свой день рождения она этого делать не собиралась.
- Не думаю, - Блэр опустила пустой бокал из-под шампанского и схватила с подноса проходящего мимо официанта другой. – Отменяй все свои планы, неважно какие. Сегодня я не хочу никаких сюрпризов, Серена, - твердо сказала она, но Серена улыбалась, точно кошка, нализавшаяся сметаны, и Блэр захотелось ее придушить.
- Подожди и увидишь. Это мой подарок, Королева Би, - расцеловав Блэр в обе щеки, Серена исчезла в толпе гостей, оставив Блэр в одиночестве.
- Жду с нетерпением, - едва слышно пробормотала Блэр и отпила шампанского. Она уже могла сказать, что эту ночь она не забудет. Блэр надеялась, что полным унижением это не закончится, но, к сожалению, в этом участвует Серена, а значит, надежды пусты. Зная Серену, что-нибудь обязательно пойдет не так.
Час спустя, после того, как струнный квартет сыграл “Happy Birthday”, а Элеонор велела подать заказанный ею огромный торт, Блэр, едва не плача, вышла во двор с полупустым бокалом в руке. Большинство гостей были знакомыми ее родителей, с которыми сама Блэр не была знакома, или учащимися ее школы, на которых ей было плевать. Приперлась даже эта мерзкая Нелли Юки, которую Блэр ненавидела. В восьмом классе она написала тест лучше Блэр, и Блэр была уверена, что ей удалось списать.
- Блэр! – позвала ее подвыпившая Серена и, споткнувшись, начала падать. Блэр обернулась как раз вовремя, она успела подхватить подругу. – Ой, - Серена захихикала и попыталась обрести равновесие.
- Сколько ты выпила? – Блэр быстро выплеснула остатки своего шампанского в кусты. Она не позволит себе выглядеть так же, как Серена сейчас. Это просто недопустимо.
- Не так много, Би, - поспешила успокоить ее Серена, и Блэр не стала развивать тему дальше. Серена она Серена и есть. – Улыбайся, я готова подарить тебе сюрприз.
Желудок Блэр ухнул вниз.
- Серена, это совсем необязательно, - заверила она девушку и хотела было вернуться в отель. Не тут-то было, Серена схватила ее за руку. Блэр была, конечно, сильной, но Серена была сильнее, да и не хотелось Блэр упасть в траву. – Серена, - предупреждение в голосе Блэр смешалось с изумлением.
- Перестань, ты же хочешь получить свой подарок. Обещаю, он тебе понравится. Я выбрала их специально для тебя, - Серена широко улыбнулась, и Блэр не сдержала ответной улыбки.
- Их? – Блэр представились какие-нибудь экзотические животные, которые тут же нападут на нее. Для Серены это была бы идеальная идея и столь же идеальный кошмар для матери Блэр. – Это же не обезьянка, правда? Я говорила, что я… - Блэр замолчала на полуслове, когда Серена расхохоталась. – Слава Богу.
Блэр вздохнула с облегчением.
- Обезьянка, Би? Элеонор бы меня убила. Нет, это куда лучше. Я знаю, твоя мама пригласила парней из нашей школы, которые понятия не имеют, как доставить девушке удовольствие, а тебе семнадцать, так что ты просто должна получить свое удовольствие. Я хотела…
- Ты о чем? – Блэр нетерпеливо прервала болтовню Серены. Она снова встревожилась. Если Серена заказала кого-то, кто сейчас явится сюда, готовый доставить Блэр удовольствие, Блэр закричит изо всех сил, а потом убьет Серену, несмотря на то, что она - ее лучшая подруга.
- Сейчас скажу. В фойе до вечеринки я столкнулась со старым другом. Его некоторое время не было в городе и… ну это долгая история, в общем, я сказала ему, что буду здесь, и он согласился устроить для тебя небольшое after party. Настоящую вечеринку, Би, а не это шоу.
Блэр несколько расслабились. Порой идеи Серены были весьма достойными. Настоящая вечеринка – это же прекрасно, она может переодеться, распустить волосы и наслаждаться этим вечером, не думая о том, что с другого конца комнаты на нее смотрит мать.
- Что за друг? – Блэр нужно было узнать немного больше, чтобы решить, хорошо это или плохо.
- О, это просто парень, с которым я как-то тусовалась. Не думаю, что вы знакомы. Не волнуйся, он знает весь Нью-Йорк, уверена, кого бы он ни пригласил, будет весело. Тебе семнадцать, Блэр, неужели не хочешь пожить хоть немножко? – Серена была словно змей-искуситель, протягивающий Блэр запретный плод.
- Мама убьет меня, если я просто уйду, - слабо запротестовала Блэр. На самом деле она уже изобретала отговорки, чтобы смыться из зала.
- Ты же знаешь, что ты этого хочешь, - Серена схватила ее за руки и закружила. Иногда она была права. Блэр этого хотела. Сегодня она хотела побыть другой, а тайная вечеринка – то, что надо, чтобы встряхнуть Блэр. Никаких правил, никаких последствий, ведь никто об этом не узнает.
- Ладно, - согласилась Блэр, боясь растерять решимость. – Я отправляюсь разговаривать с мамой, ты обеспечиваешь смену одежды. - Серена радостно запрыгала, точно дрессированная собачка, и Блэр улыбнулась ее ужимкам. – Серена, никаких сумасшествий с одеждой. Ты же знаешь, я не ты.
Серена ухмыльнулась.
- Я об этом уже позаботилась. Встречаемся у лифта через пять минут. Не опаздывай, - она порывисто обняла Блэр и убежала в том же направлении, откуда выбежала.
Через пять минут Блэр стояла у лифта, нервно постукивая ногой. Серена, как обычно, опаздывала. Элеонор могла в любую минуту выйти из зала и увидеть, что ее “малышке, которой стало плохо” вовсе не так плохо, и она явно не собирается ехать в пентхаус. Если это случится, Серена будет трупом.
- Вот и я, - запыхавшаяся Серена сунула Блэр в руки потертую сумку от Louis Vuitton. – Забыла, какому гардеробщику я ее отдала и… - Блэр подняла руку, останавливая поток ее слов, и Серена улыбнулась. – Ну что ж, именинница, ночь только начинается.
Двери лифта открылся, и Серена впихнула туда Блэр.
- Куда мы? – озадаченно спросила Блэр. Обычно Серена не снимала номер в пентхаусе.
Серена вытащила из лифа платья карточку-ключ и провела ею по слоту пентхауса. Она ухмыльнулась удивленному лицу Блэр, но ничего не сказала, а Блэр слишком нервничала, чтобы продолжать расспросы. Все знали, кому принадлежал пентхаус, Бассам. Блэр там никогда не была, туда допускались только близкие друзья, но ее отец несколько раз поднимался туда по деловым вопросам. Она ни разу не набралась смелости расспросить его, что там, и понятия не имела, как Серена достала ключ.
- Ты его украла? – резко спросила Блэр. Она не могла взломать чужую частную собственность. Девушка мгновенно представила все ужасные варианты развития событий. – Серена, нет, мы не можем. Давай просто вернемся на вечеринку.
- Блэр, - Серена захихикала и сжала ладонями щеки Блэр. – Его мне дал мой друг. Он сейчас живет там и там же проходит вечеринка. Разве тебе не интересно? Пентхаус Бассов! Это же легенда, и именно этого ты заслуживаешь в такой особенный день. Я была там всего один раз, но я была в таком состоянии… хотя, думаю, там обалденно, - Серена была похожа на взбудораженного ребенка, казалось, вот-вот, и она надует в трусики.
- И кто там будет? – теперь Блэр подумала уже о другом. Она прекрасно знала, кто там живет, этот темный принц был интересен ей с детства. Хотя судя по последним сплетням, он сейчас в Индии карабкается по горам и расстраивает своего отца больше, чем должен. Барт Басс был очень гордым человеком.
- Все узнаешь в свое время, - поддразнила ее Серена. Двери лифта открылись.
Серена вышла из лифта первой, Блэр заколебалась, и тогда Серена потянула ее к себе. Каблуки Блэр заскользили по мрамору, девушка оглянулась. Пентхаус Бассов открывал новые грани роскоши, и Блэр ничуть не иронизировала сейчас. Обстановка была богатой и роскошной, именно об этом Блэр и мечтала. Ее матери стоит взять это на заметку. Это прекрасный стиль жизни.
Блэр вздохнула, и Серена кивнула.
- Знаю.
Они постояли еще минуту, глазея на все вокруг, а затем Серена встряхнулась, снова переключаясь на веселье.
- Наверно, все где-то в глубине пентхауса, давай сначала найдем, где переодеться. Для этой вечеринки мы чересчур пафосны.
- Пафосны? – повторила Блэр, но Серена уже втянула ее в огромную ванную, Блэр никогда раньше не доводилось бывать в такой большой. Ванна запросто могла вместить десять человек, и Блэр тут же захотелось раздеться и нырнуть туда. Интересно, если она просто переедет сюда, Бассы ее заметят?
- Вот, - Серена сунула Блэр какую-то одежду, быстро расстегнула свое платье и в считанные секунды разделась. Никто не снимал одежды быстрее Серены Ван дер Вудсен. – Что? – Серена насторожилась, увидев выражение лица Блэр. – Тебе не нравится то, что я принесла?
Блэр опустила глаза на платье, которое сунула ей Серена. Оно было неплохим, черным, без бретелек, с небольшим вкраплением розового над юбкой. Оно шло Блэр, немного смело, немного кокетливо и непохоже на розовое безумие с блестками, которое Серена надела на себя. Это платье обещало сегодня что-то особенное, так что Блэр без лишних слов сняла свою “пафосность” и надела его.
- Эти парни не узнаю, кто их сразит, - Серена заставила Блэр покружиться, и девушка захихикала.
Благодаря шампанскому и заразительному настроению Серены Блэр сейчас было так хорошо, как не было уже давно. Ей семнадцать, на ней красивое платье и она проведет эту ночь в пентхаусе Бассов, это нельзя не упомянуть. Через несколько лет она расскажет о том, что отпраздновала свое семнадцатилетие в пентхаусе Бассов, на каком-нибудь благотворительном бранче девочкам, с которыми она выросла. Они откроют рты и будут с легким возмущением смотреть, но это будет ее победа, и Блэр Уолдорф знала это.
- Готова? – Серена засунула их платья в сумку, а затем запихала ее под раковину. Блэр хотела запротестовать, но что-то ее остановило. Не сегодня, решила она и кивнула. – Отлично, - Серена взяла ее под руку, и они вышли в коридор.
По всему пентхаусу гремела музыка, и Серена потянула ее в глубину дома. Блэр пыталась запомнить каждую деталь, но Серена шла быстро, и обстановка большей частью превратилась в пятно. Они остановились у битком набитого бара, и Серена оставила Блэр, бросившись на шею отдаленно знакомому парню.
- Картер! – Серена завизжала в своей обычной манере, и парень со светло-каштановыми волосами и голубыми глазами без труда поднял ее, улыбнувшись.
- Я думал, ты забыла, - пробормотал он, и Блэр была вынуждена признать, что у него хороший голос. Теперь она его узнала. Картер Бейзен. Неуправляемый гуляка, оставивший семью несколько лет назад для того, чтобы попутешествовать по миру, и вернувшийся, как все заблудшие мальчики с Верхнего Ист-Сайда, с опущенной головой и протянутой рукой. Деньги – тот клей, что держит семьи вместе, Блэр знала это лучше остальных.
- Никогда, - старательно заверила его Серена и, громко чмокнув его прямо в губы, отошла к Блэр. – Картер, это моя самая лучшая подруга в целом мире, Блэр Уолдорф.
Картер улыбнулся ей.
- Уолдорф. Слышал о тебе, - вот и все, что он сказал ей, осматривая ее с головы до ног. Блэр захотелось ударить его или возмутиться тому, как он ее разглядывал, но когда она посмотрела на Серену, уверенная, что той это так же не нравится, Серена просто улыбнулась и пожала плечами.
- Картер Бейзен. Слышала о тебе, - парировала она, глядя ему прямо в глаза, когда он наконец-то посмотрел ей в лицо. Он несколько секунд смотрел на нее, а затем ухмыльнулся и обнял Серену за плечи.
- Мне она нравится, - сообщил он, и Серена захихикала, очевидно, в восторге от него.
- Фантастика, - едва слышно пробормотала Блэр, ее уверенность несколько исчезла. На него, быть может, и было приятно смотреть, но он уже вызвал в ней достаточно раздражения, чтобы Блэр было теперь некомфортно в его присутствии.
- Где все? – своим вопросом Серена несколько ослабила напряжение.
- Следуйте за мной, леди, - Картер отпустил Серену, и она снова взяла под руку Блэр. Они прошли еще через несколько прекрасно отдекорированных комнат, пока не вошли в берлогу холостяка, как позднее Блэр ее назовет.
Эта комната была непохожа на остальные. В ней не было и следа женственности. Стены были увешаны плоскими экранами и странными картинами. По комнате были расставлены экзотичные диваны и кресла, а посреди помещения стоял стол, на котором были, кажется, все виды наркотиков. В воздухе висел дым, и Блэр захотелось задержать дыхание и побежать обратно. Комната не выглядела филиалом ада только потому, что был открыт балкон, и большая часть сладкого резкого запаха от наркотиков выветривалась. А посреди всего этого был парень, о котором Блэр думала уже два года, Чак Басс собственной персоной.
Он до сих пор выглядел одиноким, но, может, сейчас он был немного счастливее с какой-то рыжей на коленях и блондинкой, сидящей чуть ли не у него на ногах. Блэр быстро отвернулась от них и едва заметила, как Картер, прошептав что-то Серене, сел на другой диван со стаканом в руке.
- Серена, - прошептала Блэр, - мы должны уйти, сейчас.
- Блэр, - голос Серены стал нетерпеливым, будто она разговаривала с маленьким ребенком, - расслабься хотя бы раз. Повеселись. Обещаю, я о тебе позабочусь. Сегодня я буду твоим трезвым водителем, - Серена рассмеялась, но Блэр не находила это забавным. – Давай, Би, это же твой день рождения… раскрепостись. Разве ты не устала быть совершенством?
- Я не совершенство, - огрызнулась Блэр и быстро оглянулась, чтобы убедиться, что на них никто не смотрит. Слава Богу, здесь было достаточно алкоголя и наркотиков, чтобы занять остальных участников вечеринки. – Просто… я не принимаю наркотики, - твердо сказала она и сжала руки за спиной. Вечеринка ее матери теперь казалась гораздо привлекательнее.
Серена захихикала.
- Да просто немного травки. Картер обещал мне, что сегодня они будут аккуратны. Я знаю тебя, - Блэр безумно возмутило то, как Серена это сказала, но она промолчала, видя попытки подруги. – Тебе стоит попробовать немножко, Би, это тебя расслабит. Уверена, Нейт с тобой поделится, он постоянно смолит.
- Нейт? – повторила Блэр. Серена вела себя настолько естественно, что Блэр невольно задала себе вопрос, когда подруга начала тусоваться с Картером Бейзеном, Нейтом Арчибальдом и, очевидно, Чаком Бассом, и почему Блэр об этом ничего не знала.
- Нейти, - захихикала Серена и оглянулась в его поисках. – Вот! – она заметила красивого юношу со светло-голубыми глазами и сияющей улыбкой, только что закурившего на балконе. Вокруг него сгрудились несколько таких же красивых парней, готовые передать косячок по кругу. – Я вас познакомлю. Он для тебя идеален. Он остается в городе потому, что его дедушка хочет, чтобы он пошел в политику, - Серена усмехнулась этому.
- Мне это неинтересно, - быстро сказала Блэр, опасаясь, что Серена полезет не в свое дело и попытается их свести. Несмотря на то, что Нейт был привлекателен, а его щенячий взгляд мог заставить даже ее мать прыгать от восторга, он был неинтересен Блэр. Она слышала достаточно историй о его волокитстве, чтобы понять, что он - неподходящая кандидатура для серьезных отношений. А Блэр с детства учили, что она будет искать не парней, а мужа.
- Ну ладно, - Серена слегка надулась и бросила еще один взгляд на Нейта прежде, чем перенести свое внимание на Блэр. – Тогда кого ты хочешь? Оглянись, Би. Я заставила Картера пригласить сюда всех подходящих холостяков, чтобы ты выбрала. У Нейта есть симпатичный кузен Трипп, но не помню, может, у него есть девушка. Ну и еще Картер, но учти, я с ним переспала, - Блэр поморщилась. – Хорошо, Картера убираем. Хотя ты ему, кажется, понравилась.
- Нет, Серена, - Блэр покачала головой.
- Ладно, ладно, - она вздохнула и снова оглянулась. – Вон там Дэн Хамфри. Он нувориш (быстро разбогатевший человек из низкого сословия – прим. перев.), но твоей маме нравятся картины его матери, а его отец – рок-звезда, так что это дает ему несколько очков.
Блэр внимательно посмотрела на Дэна Хамфри и нахмурилась. Они встречались на какой-то выставке и немедленно поругались. Она и помыслить не могла, что он будет здесь, кажется, он презирал таких людей. Но деньги меняют все, даже самые правильные им поддаются.
- Ну-у, Блэр. Разве ты не хочешь целоваться? Забудь всю чушь о том, что нужно найти хорошего мужа, найди хорошего парня. Тебе семнадцать, а ты ни разу… - Блэр быстро прижала ладонь ко рту Серены. – Ни разу не влюблялась, - закончила девушка, когда Блэр убрала руку.
- Зато ты очень часто влюбляешься, - огрызнулась Блэр, раздражаясь все больше и больше. Она понятия не имела, зачем Серена устроила этот балаган. Как же нелепо и неловко. Она должна была довериться своей интуиции. – Я не целуюсь с незнакомцами.
- Тогда я тебя познакомлю, - не отступила Серена. – Перестань, они сексуальные, богатые, а тебе надо немного раскрепоститься. Твоя жизнь скучна, Блэр. Не отрицай. Ты становишься все несчастнее и несчастнее, и я не могу на это просто смотреть. Рутина Блэр закончена. Выбирай или я выберу за тебя.
- Ты смешна, - фыркнула Блэр и заставила себя не смотреть в том направлении, куда хотелось. Интересно, Чак Басс и его небольшой гарем уже удалились в отдельную комнату или делают Бог знает что прямо здесь, на этом черном кожаном диване. Блэр оглянулась, не удержавшись, и с удивлением обнаружила, что он сидит один, откинув голову на спинку дивана с закрытыми глазами и странным выражением на лице.
Серена проследила за ее взглядом и задохнулась.
- Нет, Блэр!
Блэр быстро повернулась к ней, думая, что за проблему она нашла сейчас. Серена надулась, хотя надуваться должна была Блэр, ибо Серена притащила ее сюда без ее особого согласия.
- Что? – озадаченно спросила она.
- Не он, - прошептала Серена и потянула Блэр чуть подальше. Она наклонилась, точно собиралась рассказать что-то ужасное, и сердце Блэр забилось быстрее. – Он плохой. Очень плохой. Ты не можешь. Я тебе не позволю, - она покачала головой.
- Твоя речь бессмысленна, я понятия не имею, о чем ты. Кто плохой? – Блэр смутно ощущала, что знает, о ком говорит Серена, но озвучить это вслух не решалась. Маленькое влечение Блэр принадлежало только ей, и она не собиралась рассказывать о нем Серене. Это было слишком неловко, а Блэр не любила смущаться. Она покрывалась красными пятнами.
- Он, - не произнося его имени, Серена чуть повернула Блэр. Теперь они обе смотрели на Чака Басса. Он сидел в той же позе, с вытянутыми ногами, которые он положил на стеклянный столик странной формы перед ним. Блэр подумала, что он, наверно, выбрал его во время одного из своих путешествий, и эта мысль взволновала ее. Он видел мир, делал то, чего она даже представить себе не могла.
- Он, - Блэр собралась и выкинула мысли о Чаке Бассе из головы. – Серена, я с ним даже незнакома. Я понятия не имею, кто он. А вот о чем я имею понятие, так это о том, что мне не нравится, что ты притащила меня сюда, как рабыню, которую пытаешься продать. Надеюсь, ты никому не сказала о своих планах.
- Конечно, Блэр, - заверила ее Серена. – Я просто сказала Картеру, что у тебя день рождения, и я хочу, чтобы ты повеселилась. Я даже не знала, что ты знаешь кто будет здесь, его никогда нет в стране.
- Ох, ради Бога, Серена, - раздраженно прервала ее Блэр. – Просто скажи его имя.
- Оно может вызвать дьявола, - прошептала Серена, и Блэр не смогла удержаться от смеха.
Серена тоже рассмеялась, и несколько человек повернулись к ним. В их числе был и Чак Басс, и на мгновение их взгляды пересеклись. Блэр показалось, что весь воздух в комнате исчез, а затем снова появился так резко, что Блэр едва не задохнулась. Она слышала, что можно упасть в обморок от шока, но у нее и в мыслях не было, что потерять сознание можно просто потому, что кто-то на тебя смотрит. Его глаза были темно-карими, почти черными омутами, и Блэр почувствовала, что тонет в их глубине. Они были бездонными, и его взгляд пугал ее. Прежде, чем она заставила себя отвернуться, Серена схватила ее за руку и утащила в пустую комнату, откуда они пришли.
- Он – сплошные неприятности, - Серена еще никогда не выглядела такой серьезной, но Блэр захотелось рассмеяться и сказать “ну и что?”. Ну и что, что он сплошные неприятности? Ну и что, что он плохой, и про него так говорят? Он красивый и он видел мир, он – это все, чем я никогда не буду. Блэр так хотелось сказать все это Серене и как-то заставить ее понять, но она не смогла подобрать слов, да и не готова она была делиться таким сокровенным.
- Я думала, тебе нравятся неприятности, Эс, - парировала Блэр, ей хотелось вернуться в комнату и посмотреть, что Чак Басс делает сейчас. Может, ей показалось, что он смотрит на нее. Она вздохнула, это было возможно. Никто не мог сказать, что у Блэр Уолдорф не было живого воображения.
- Мне нравятся веселые неприятности, - на лице Серены появилось беспокойство. Было удивительно видеть, что Серена Ван дер Вудсен не щебечет, как обычно, но ее настроение, видимо, резко упало.
- А он не такой? – Блэр знала, что тему развивать нельзя. Если она начнет расспрашивать дальше, Серена заподозрит, что ее тянет к темноволосому темноглазому страннику в соседней комнате. Блэр скорее умрет, чем это позволит.
- Нет, - Серена покачала головой. – Он целиком и полностью что-то другое. Пообещай, что ты не… - Серена даже не закончила свою мысль, она просто умоляюще посмотрела на Блэр, моля ее согласиться.
Блэр быстро взяла себя в руки и фальшиво улыбнулась.
- Конечно, нет, Серена, - она постаралась сказать это так, словно сама идея этого была отвратительна для нее, и на лице Серены появилось облегчение. – Мне и через миллион лет не понравится Чак Басс.
- Мое сердце разбито, - за спиной Блэр раздался мягкий сексуальный голос, и она закрыла глаза, молясь про себя, чтобы это не был тот, кто это должен быть. Она никогда не говорила непосредственно с ним, но достаточно подслушала его разговоров, чтобы узнать этот голос. По ее спине побежали мурашки, но теперь еще и от страха и тревоги. Она только что оскорбила его в его же доме, но самое паршивое, что она врала от начала и до конца. Конечно, он ей нравился, с пятнадцати лет нравился, с тех самых пор, когда она впервые увидела его привлекательное лицо.
- У тебя есть сердце? – Серена кокетливо улыбнулась и усмехнулась, что делала всегда, разряжая обстановку. Блэр одними губами прошептала ей “спасибо” и обернулась к Чаку Бассу. Его глаза были первым, на что она посмотрела, и на какой-то момент Блэр была уверена, что перестанет дышать
Он гипнотизировал.
- Ты делаешь мне больно, Ван дер Вудсен, - он слабо улыбнулся ей, и Серена попыталась продолжить кокетничать, но у нее ничего не получилось. Почему-то Чак Басс пугал Серену, и Блэр была уверена, подруга уже ищет пути отступления.
- О, я уверена, ты справишься с этим, Басс, - она посмотрела ему через плечо и широко улыбнулась. – Нейти! – позвала она красивого наследника Вандербильтов и как можно быстрее проскользнула мимо Чака к старому другу. Блэр открыла было рот, она не могла оставаться одна с парнем, с которым была толком незнакома, но Серены и след простыл.
- Закрой рот, дорогуша, тебе не идет, - в его голосе было что-то такое, что вернуло Блэр к реальности, и она посмотрела на него. Его одежда была измята, а волосы растрепаны. Он выглядел абсолютно несобранным, но в то же самое время Блэр в жизни не видела мужчины сексуальнее, и это ее пугало. Девушка повиновалась, не сумев придумать достойный ответ. Она даже не смогла из себя выдавить “Привет, меня зовут Блэр”.
Он прошел мимо нее, и его движения напомнили ей о пантере. Он был изящен по-своему. И ВТО же самое время производил впечатление хищника, преследующего жертву. Сейчас его жертвой стал бар, откуда он достал бутылку виски, чтобы наполнить пустой стакан. Блэр молча наблюдала за ним, надеясь, что он не поймает ее взгляд, отвернуться она просто не могла. Кроме того, у него будет преимущество, если она повернется к нему спиной. За ним надо наблюдать все время, даже если бы он на ее глазах совершал какое-нибудь преступление, она бы не знала, что сделала бы.
Обычно ее язычок ее не подводил, но только не сегодня, не с ним. Он не только, по-видимому, заставлял ее забыть, как дышать, но и как думать тоже. Наверно, она кажется ему беспомощной маленькой гуппи, и позднее он будет смеяться над ней с друзьями по всему миру. Эта мысль заставила Блэр поежиться, ей захотелось снова спрятаться в его большой красивой ванной. Она хотела свое бальное платье и шпильки в волосах. Блэр не знала, кто сейчас стоит перед ним в этом черном коротком платье с распущенными по обнаженным плечам волосами. Это совсем не она.
Басс налил себе стакан и осушил его одним глотком. Не глядя на Блэр, он наполнил его снова. Она могла бы быть статуей, Чака Басса она не волновала абсолютно. Он уже забыл, что она находится в том же помещении, что и он. Блэр сжала руки и заставила себя отвести взгляд от него. Серена ее бросила, но она, Блэр Уолдорф, Королева Би, как ее все называют, и она сможет пережить эту ночь. Может, если она на цыпочках выйдет из комнаты, он забудет весь этот инцидент, и ей никогда не придется проходить через то же унижение. Ну а Серена, конечно, получит взбучку за то, что бросила ее.
- Держи, - Блэр в шоке подняла глаза и увидела перед собой Чака Басса, протягивающего ей наполовину полный стакан виски. Она тупо смотрела на него несколько секунд, затем, слава Богу, пришла в себя и схватила его. – Пей, - приказал он и опустился в антикварное кресло, которое Блэр облюбовала ранее.
Блэр опустила взгляд на переливающуюся жидкость и попробовала не поморщиться. Она ненавидела виски, но не выпить будет еще одним оскорблением, а она уже и так поставила себя в неловкое положение. Девушка медленно подняла стакан к губам и сделала глоток горькой жидкости. Один глоток, два глотка, после чего она опустила руку. Блэр бросила взгляд туда, где сидел Басс, он наблюдал за ней с непроницаемым лицом. Наверно, он думал, что она похожа на шута сейчас, но что она сейчас могла с этим сделать.
- Садись, - он похлопал по небольшому пространству рядом с собой, но Блэр не пошевелилась. Она внимательно смотрела на него, пытаясь понять, что происходит сейчас в его голове. – Иди сюда, - он посмотрел ей в глаза, не отводя взгляда. Головокружение и нехватка воздуха начались снова, и Блэр решила сесть, чтобы не упасть.
Он не подвинулся, поэтому они оказались прижатыми друг к другу, а платье Блэр легло на его брючину. Черное на черном. Это могло бы быть забавным, но не было. Это выглядело правильно, от этой мысли Блэр стало жарко. Она целовалась и раньше, но то были лишь мальчишки, а с того момента, когда она впервые увидела Чака Басса, она поняла, что он никогда мальчишкой не был. Он родился с этой мощью и уверенностью, о которых она так отчаянно мечтала. Ее мать держалась так же, но у отца этого не было, и она даже не надеялась этого достичь. Чак Басс же даже не прилагал никаких усилий, и она завидовала ему поэтому. Они принадлежали к одному и тому же миру, но вместе с этим Блэр знала, что, между ними была огромнейшая разница.
Басс выхватил у нее стакан и выпил его одним глотком. Блэр наблюдала за тем, как сокращались мышцы на его горле, когда он сглотнул, и ей стало еще жарче, она заставила себя отвернуться. Она скорее услышала, чем увидела, как он поставил стакан на мягкий ковер на полу, и в комнате снова воцарилась тишина. Интересно, он на нее смотрит? И когда ему наскучит ее компания и он вернется обратно искать ту рыжую или блондинку? Они совершенно точно знали, что делать с мужчинами вроде Чака Басса. Блэр всегда думала, что и она это знает, но сегодня она осознала, как же далека она была от истины.
Она почувствовала, как ткань платья щекочет кожу и, повернувшись, обнаружила, как он потирает ткань пальцами. Казалось, это рассеянный жест, но сердце Блэр все равно заколотилось. Был бы он учеником “Сент Джуда”, она бы отшвырнула его руку и твердо сказала бы, чтобы он перестал мять ее платье. Но он им не был, и от мысли о том, чтобы ударить Чака Басса по руке, Блэр захотелось покрыться крапивницей. Басс отпустил ее юбку, и она снова упала на его ногу, только сейчас она была мятой. Это должно бы расстроить Блэр, но вместо этого ей снова стало жарко, и она едва удержалась, чтобы не вздохнуть.
Блэр решила, что ей нужно еще немного посидеть с Чаком Бассом в уютном молчании, и она будет удовлетворена. Еще несколько минут этого опьяняющего чувства, и семнадцатый день рождения она никогда не забудет. На самом деле она никогда не расскажет об этом никому из женщин их общества. Да и Серене тоже. Это просто есть, момент времени, в котором они находятся в одном и том же месте, и он знает о ее существовании. Момент, в котором Блэр чувствует себя по-настоящему живой, а не куклой огромного размера, которой вечно помыкает мать.
Чак откинул голову на спинку кресла и закрыл глаза, как раньше. Блэр молча смотрела на него, отмечая и снова глядя на маленькие недостатки его лица. Прямо рядом с его правой бровью был небольшой тонкий шрам, и Блэр захотелось провести по нему пальцем. Вместо этого она крепко сжала руки на коленях. Какое-то время Басс не двигался, и Блэр понемногу тоже расслабилась. Ее юбка по-прежнему лежала на его ногах, а их бедра были так крепко прижаты друг к другу, что Блэр чувствовала жар его тела. На какие-то несколько секунд ей показалось, что она впитала немного его жизненной силы, и ее существо переполнило безрассудное чувство. Блэр не смогла удержаться от улыбки и сбросила туфли, единственное, что она смогла придумать. Она погрузила пальчики в ворс ковра, который явно выбрала Эвелин Басс, а затем легонько толкнула ногой его. Блэр думала, что он откроет глаза или уберет ногу, но Басс не двигался.
Сердце Блэр колотилось так, точно вот-вот выпрыгнет из груди. Он слышит его стук? Да и не волновало ее это. Блэр опустила глаза на их ноги. Его нога в черном носке, а рядом ее бледная ножка с идеальным маникюром. Ее пальчики были накрашены сверкающим бледно-лиловым лаком в тон ее платью ранее, и контраст с его ногой в черном носке бросался в глаза, притягивал взгляд. Она не могла поднять глаза, да она и не хотела. Тот факт, что она едва не потерла его ногу, соблазняя его, не ускользнул от ее внимания, хоть Басс и не знал, что сейчас происходит.
Это умиротворение не могло продлиться долго, и Блэр вернулась к реальности, когда Басс устало вздохнул и открыл глаза. Она быстро убрала свою ногу, но взгляд от него отвести не могла. В его глазах были все его тайны, но Блэр слишком боялась пытаться их разгадать. Он смотрел на нее всего несколько секунд, но Блэр это показалось вечностью. Блэр не отводила глаз, больше ничего она сделать не могла.
- С днем рождения, – прошептал он. Его тихий и хрипловатый голос эхом отдался в комнате. Блэр хотела было ответить, но его улыбка лишила ее такой возможности. Ну вот, опять ей нечем дышать.
Басс поднялся на ноги, и ее юбка упала на ее колени. Теперь ткань выглядела одинокой и забытой, как и Блэр. Она подняла глаза, чтобы проводить его взглядом, но он наклонился над ней. Казалось, он снова где-то далеко, и Блэр захотелось спросить, о чем же он думает. Однако он не дал ей и шанса.




Сообщение отредактировал Candle - Суббота, 13.03.2010, 00:44
 
CandleДата: Суббота, 13.03.2010, 00:44 | Сообщение # 3
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Басс быстро наклонился, поцеловал ее в щеку, затем провел пальцем по ее локону и ушел.
- Спасибо, - прошептала Блэр, когда он скрылся в соседней комнате.
Она посидела в кресле еще немного, а затем в комнату ворвалась покрасневшая взволнованная Серена.
- Вот ты где, - она вела себя так, словно оставила Блэр всего на несколько секунд, но Блэр была слишком шокирована, чтобы на нее накричать. – Нейт хочет в “Pinkberry”, и я сказала, что мы поедем. Ты ведь согласна?
Блэр хотела отказаться, сказать, что она не уедет отсюда, не оставит Чака Басса. Теперь он словно бы держал ее, ее влечение росло. Однако она не смогла выдавить из себя ни слова, и Серена расценила ее молчание как согласие с их планом. Не успела Блэр опомниться, как Серена уже тащила ее за руку к лифту, на ходу прощаясь со знакомыми.
За их спинами появился Нейт Арчибальд, и Блэр едва на него взглянула. Ее беспокоила его идеальность. Его волосы, его глаза, даже эта одурманенная улыбка, похожая на одну из улыбок Серены, все было идеально. Теперь Блэр поняла, почему эти казалось бы неглупые девушки влюбились в него. Глядя на него, всю его невинность и нежную любовь к замороженному йогурту, она поверила, что он вовсе не хотел разбить все те сердца, что превратились из-за него в осколки. Он просто не мог вести себя по-другому, как и Серена.
Они забрались в такси и поехали в ближайший “ Pinkberry ”. Нейт заплатил таксисту, и они с Сереной принялись хихикать над каким-то инцидентом в фонтане, произошедшем несколько лет назад, о котором Блэр никогда не слышала. Она улыбалась и смеялась вместе с ними, пытаясь забыть того мужчину, который разделил с ней несколько минут ранее. Серена и Нейт, кажется, не заметили, что она сейчас вовсе не с ними, и Блэр была за это благодарна. Ее семнадцатый день рождения закончился поцелуем в лоб от Нейта Арчибальда и чмоканьем в губы от Серены Ван дер Вудсен. Но много лет спустя, когда она станет старой и седой, когда она будет вспоминать эту ночь, она об этом и не вспомнит. Она вспомнит антикварное кресло, виски, черные носки, пальчики, накрашенные бледно-лиловым лаком и мягкий ковер. Вспомнит его губы, его волосы и свою юбку, лежащую на его ногах. Она вспомнит все, так же, как будет помнить каждый момент, разделенный с ним.

Цитата в начале главы взята из песни The National - Fake Empire
http://www.youtube.com/watch?v=CNQE7-2r3Vg - слушать
http://beemp3.com/download.php?file=3523689&song=Fake+Empire - скачать.




Сообщение отредактировал Candle - Суббота, 13.03.2010, 00:58
 
CandleДата: Среда, 17.03.2010, 21:57 | Сообщение # 4
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава вторая.

Вдох, выдох.

Ведь свет
В твоих глазах, в твоих глазах.
И ложь,
В твоих глазах, в твоих глазах.

Второй раз Блэр встретилась с Чаком месяц спустя, на ежегодной вечеринке ее матери, в декабре. Он появился почти в самом начале ужина с папкой в руках, которую Гарольд должен был просмотреть по желанию его отца. Элеонор, как обычно, тоном, не допускающим возражений, настояла на том, чтобы он остался, в противном случае он ее очень разочарует. У Чака просто не было иного выхода, кроме как повиноваться. Блэр сразу поняла, что ее мать сорвала все его планы, но никто не смел оскорблять Элеонор Уолдорф в ее же собственном доме, так что Чаку пришлось остаться. За столом было два свободных места, одно рядом с Гарольдом во главе стола (ранее там сидел сенатор, которому пришлось уехать по политической необходимости), и возле Блэр, которое всегда оставалось пустым. Чак, не колеблясь, селя рядом с девушкой.
Следующий час тянулся точно вечность, Блэр сидела рядом с вожделенным объектом, не имея возможности перекинуться с ним хотя бы словом. Интересно, а он помнит ту ночь в его пентхаусе? Не то, чтобы она постаралась произвести какое-то впечатление, разве что вела себя как полная дура. В конце концов, при его-то сущности наверняка в присутствии Чака Басса теряли дар речи огромное количество девушек. Так что в этом отношении она не уникальна. В течение ужина Басс практически не взглянул на нее, вместо этого он поддерживал разговор о бизнесе за столом и отвечал на глупые вопросы Элеонор. Блэр чувствовала себя невидимкой, и ей это безумно не нравилось. Откинувшись на спинку стула и сбросив туфли, она опустила ноги на холодный деревянный пол. Блэр принялась развлекать себя написанием кончиками пальцев сладко-неприличных фраз, услышав которые Серена наверняка запрыгала бы от радости, а ее мать выскочила бы из комнаты, красная от стыда.
Блэр как раз написала ужасно непристойное слово и улыбалась, как Чеширский кот, когда Чак, наконец, повернулся к ней. Потягивая десертное бренди, которое только что подала Дорота, он наблюдал за ней сквозь полуопущенные ресницы. Блэр понадобилось несколько секунд, чтобы собраться и перестать делать то, что она делала под столом. Ее собственный десерт так и стояла перед ней нетронутым, и Чак несколько раз перевел взгляд с нее на тарелку прежде, чем Элеонор снова привлекла его внимание, и он отвернулся. Блэр вздохнула с облегчением, наконец-то освободившись от его взгляда, и принялась искать под столом свои туфли. Пора подняться к себе под предлогом несуществующего плохого самочувствия. Больше она не могла смотреть, как ее мать пристает к Чаку, слишком неловко. Он определенно запомнит ее этим вечером, как бедную девочку, у которой мать – сущее чудовище. Вы бы определенно хотели, чтобы у Чака Басса сложилось о вас несколько иное мнение.
- Ах, Чарльз, я только что поняла. Вы же с Блэр еще незнакомы?
Голос Элеонор прокатился по комнате как похоронный звон. Блэр перестала шарить ногой под столом и резко повернула голову. Теперь она хотела провалиться сквозь землю. Либо он скажет, что они знакомы и подведет ее под монастырь, либо скажет, что они незнакомы, и Блэр получит подтверждение своему страху о том, что она не производит никакого впечатления. Без сомнения, если Элеонор спросила бы его о Серене, он бы ее вспомнил. Серену забыть никто не мог.
Чак снова повернулся к ней, встретив ее взгляд, полный паники. Он помедлил с ответом, сделав глоток бренди и разглядывая Блэр. Блэр поняла, что он ее узнал, еще с самого начала ужина. Она не смогла сдержать улыбки, и он ухмыльнулся в ответ. Он ее помнил! Девушку не волновало, выдаст он ее или нет, этим вечером случилось нечто судьбоносное. Самооценка Блэр повысилась, ведь ее знает сам Чак Басс. Он помнил то, как они молча сидели рядом в том кресле. На щеках Блэр заиграл румянец, и она заставила себя скромно опустить глаза. Продолжи они смотреть друг на друга, люди вокруг начали бы шептаться.
- Мы прежде встречались, - неопределенно сказал он, давая Элеонор возможность расспрашивать дальше. Опустив стакан, Чак поднялся на ноги. Он повернулся к Элеонор, поняв, что именно она – глава этой семьи. – Боюсь, мне пора. Ужин был прекрасен. Спасибо за приглашение, миссис Уолдорф.
Кивнув Гарольду, он подошел к Дороте, услужливо протягивающей его пальто. Обаятельно улыбнувшись, он забрал его и пошел к выходу. Прежде, чем уйти, он повернулся к Блэр, заслонив ее собой от остальных гостей, и со значением посмотрел на нее.
- До свидания, мисс Уолдорф, - Чак ухмыльнулся ей, и Блэр улыбнулась в ответ, ведь этого она и хотела больше всего. Басс вытащил что-то из кармана и незаметно для остальных уронил ей на колени.
- До свидания, - прошептала она в ответ, сжимая упавший ключ-карточку.
Басс вышел из комнаты, девушка заставила себя не провожать его взглядом. Опустив глаза на ключ, она мгновенно его узнала. Ключ от его пентхауса, приглашение. От волнения Блэр слегка поежилась и, подняв голову, обнаружила, что мать с подозрительным выражением лица наблюдает за ней.
- Он интересная личность, - громко сказала Блэр, обращаясь ко всему столу и надеясь, что разговор перейдет на другую тему прежде, чем мать начнет допытываться.
Элеонор кивнула и, повернувшись к Гарольду, перевела разговор на другую тему. Ее попытка не имела значения, остаток вечеринки прошел под шепотки гостей о наследнике Бассов, он ведь стал таким привлекательным. Блэр хотелось смеяться, Чак вовсе не стал, он всегда таким был, и они все это знали. Хотя они его боялись, Блэр это чувствовала. Он был немного слишком похож на отца, те же жесткость черт и таинственность в глазах. Они хотели сблизиться с ним, их привлекала та власть, которую он излучал всем своим существом, но в то же самое время что-то в нем их отталкивало. Быть может, в них говорил инстинкт самосохранения, который еще не взял верх над Блэр.
К десяти вечеринка закончилась, а Блэр все еще сжимала ключ в руке. Она была уверена, что на ладони появились к этому времени глубокие вмятины, но это волновало девушку меньше всего. Она не знала, почему он дал ей этот ключ и когда она должна его использовать. Сегодня вечером он устраивает вечеринку? От этого его оторвала Элеонор и приглашена ли Блэр? Да не просто приглашена, теперь у нее есть ключ. В какой-то степени для Блэр это была святыня, и ей была ненавистна мысль о том, что ей, быть может, придется его вернуть. Наоборот, Блэр хотелось спрятать его, смакуя его значение. Он вспомнил ее. Он хочет, чтобы она составила ему компанию. Девушка хотела позвонить Серене и спросить, что все это значит, но она не рассказала ей о своем увлечении и не думала, что это нужно сделать сейчас. Все эти ощущения до сих пор были для Блэр в новинку, и принадлежали только ей.
- Блэр, - за ее спиной раздался голос матери в тот момент, когда она намеревалась подняться к себе в комнату. Девушка медленно повернулась, усилием воли делая бесстрастное лицо. Элеонор была проницательной женщиной и знала Блэр куда лучше остальных. – Прекрасный вечер, как думаешь? Он прошел лучше, чем я ожидала, - Элеонор замолкла, наблюдая.
- Да, - согласно кивнула Блэр и повернулась, собираясь продолжить путь наверх. Элеонор схватила ее за руку. – Что-то еще? – как можно бесстрастнее поинтересовалась Блэр, надеясь избежать дальнейшего разговора. Ей и так было о чем подумать, помимо матери, постоянно сующей нос не в свое дело.
- Я и не знала, что ты знакома с младшим Бассом, - озвучила Элеонор главную цель разговора и внимательно вгляделась в лицо Блэр.
Оставаясь спокойной, Блэр позволила себе слабо улыбнуться непослушными губами. Теперь ее мать затеяла игру.
- Мы столкнулись с ним лишь однажды. В “Паласе”. Вроде я была с папой, - отец Блэр, если Элеонор его спросит, просто это подтвердит. – По-моему, он достаточно мил, - Блэр пожала плечами и осторожно высвободилась из хватки матери. – Я устала. Позвоню Серене, спрошу, можно ли у нее переночевать.
Элеонор кивнула.
- Спокойной ночи, милая.
Быстро поцеловав Блэр в лоб, она скрылась в соседней комнате, несомненно, в поисках Гарольда, дабы выспросить у него подробности предполагаемого знакомства Блэр с этим Бассом. Блэр же, перепрыгивая через две ступеньки, взбежала по лестнице и, быстро пройдя через коридор, закрыла дверь в комнату, крепко сжимая ключ в руке. Разжав пальцы, она осмотрела его еще раз, а затем осторожно положила на туалетный столик и кинулась в гардеробную. Блэр позвонит Серене и скажет, что будто бы слышала об еще одной вечеринке сегодня, Серена всегда им рада. Потом они приедут в “Палас”, где Блэр, как бы между прочим, обронит, что сегодня к ним на ужин заходил Чак Басс и дал ей этот ключ. Лифт приедет прежде, чем Серена докопается до подробностей, а когда верх над ней возьмет алкоголь, она напрочь все забудет. План был идеален, и тело Блэр кипело энергией, чего сроду не бывало. Ей хотелось выбежать на улицу и закричать изо всех сил. Она представила на мгновение, в какой ужас придет ее мать, если она так и сделает, но ее это не волновало. Да плевать, пусть даже весь Верхний Ист-Сайд увидит, как она входит в “Палас” и поднимается в номер Бассов. Она туда пойдет, а последствия… да черт с ними.
Блэр пересмотрела весь свой гардероб в поисках чего-нибудь подходящего, но так ничего и не нашла. Она хотела показаться дерзкой, хотела доказать Чаку Бассу, что он не зря ее пригласил. Она не просто маленькая паинька из элиты, старающаяся и близко не подходить к запретной черте. Сегодня она эту черту пересечет, просто войдя в пентхаус Бассов. Блэр соврет матери, соврет Серене. Да она в жизни не делала ничего безрассуднее, но ей это нравилось. Блэр хотела безрассудствовать и дальше.
Блэр позвонила Серене, и, как всегда, та была легка на подъем. Через двадцать минут, широко улыбаясь, Блэр вошла в пентхаус Ван дер Вудсенов. Серена странно на нее посмотрела, но промолчала, затащив Блэр в свою гардеробную.
- Так, - Блэр сделала глубокий вдох, - найди мне что-нибудь…
- Знаю, знаю, - прервала ее Серена на полуслове. – Не слишком. Не волнуйся, медвежонок. Я так рада, что ты этим прониклась. А где вечеринка, кстати? – небрежно поинтересовалась она, перебирая вешалки с одеждой. Она вытащила несколько платий, но Блэр покачала головой.
- “Палас”, - как можно безразличнее ответила Блэр, надеясь, что Серена не учинит допрос сразу же. Ее план строился на основе того, что Серена останется в неведении буквально до последней минуты. К счастью, прежде, чем Серена успела задать еще один вопрос, Блэр заметила идеально подходящее платье. – Вот оно! – она прикусила губу, стараясь не улыбаться, как дура, коей она себя чувствовала. – Прекрасно! – девушка с благоговением погладила платье рукой. Она ни разу не видела это платье на Серене, чему была несказанно рада. Сравнение в этом случае не будет таким губительным.
Серена нахмурилась.
- Его для меня купила мама, забирай, - она, безразлично зевнув, сняла его с вешалки и протянула Блэр. Блэр моментально схватила платье и скрылась в соседней комнате, чтобы переодеться. Серена же осталась в гардеробной, подбирая наряд себе. – Так в “Паласе”?
Не отвечая, Блэр занялась переодеванием. Платье облегало ее именно так, как это было нужно, посмотрев в зеркало, Блэр даже не поверила, что это она. Ее мать задохнулась бы и сказала, что она выглядит неприлично, но Блэр было сейчас плевать на ее мнение. Ее как-то больше волновало, что скажет Чак Басс, когда увидит ее сегодня. Блэр надеялась, платье ему понравится, и эту ночь она никогда не забудет.
Серена вышла из гардеробной в платье короче и куда смелее, но Блэр не обратила на это внимание. Чак Басс дал ключ ей, не Серене. Это ее ночь, в которой она будет блистать, хотя бы раз в жизни она не чувствовала себя хуже подруги. Конечно, Серена была красива, как всегда, но и Блэр ей не уступала. Впервые она чувствовала… что, что бы не задумала, все получится. А все мысли, разумеется, были о Чаке Бассе. Быть может, Блэр удастся изменить его мнение о ней. Она улыбнулась, подумав об этом.
- Ты почему такая счастливая? – спросила Серена, когда они направились к двери.
Блэр пожала плечами.
- По-моему, будет весело, а ты как думаешь?
Серена несколько секунд внимательно смотрела на нее, а затем кивнула. Они приехали в “Палас” и направились к лифтам в полном молчании. Наступил момент Х, и Блэр была к нему готова.
Когда она достала карточку и провела ею по слоту, Серена промолчала. Даже когда двери лифта открылись, и девушки вышли в пентхаус Бассов, она не проронила ни слова. Но увидев, как сам Чак Басс кивнул Блэр, сидя на другом конце своего затянутого дымом логова, она не смогла больше выносить недосказанность и оттащила Блэр подальше от других участников вечеринки.
- Что происходит, Блэр?! – громко спросила она, поморщившись. Блэр едва сдержала смех, это был один из тех немногих моментов, когда Серена не выглядела идеально. – Би?
- Чак Басс пришел на вечеринку моей матери. Какие-то дела, касающиеся бизнеса, с моим отцом. Он пригласил меня прийти после вечеринки на эту небольшую… встречу, - Блэр решила, что это звучит лучше, чем “вечеринка”, тем более, что кроме них в комнате было только около десяти человек, так что это все равно не вечеринка.
- Чак Басс просто пригласил тебя в свой пентхаус… и дал тебе ключ? – Серена недоверчиво посмотрела на нее.
- А что? – огрызнулась Блэр. – Парни дают ключи от своих номеров только тебе? Серена не будь такой стервой, - она попыталась пройти мимо подруги в соседнюю комнату, но пристыженная Серена ее остановила.
- Я не о том, Би, - она вздохнула и взъерошила и без того растрепанные волосы. – Просто… это не твое привычное окружение. Ты хотя бы кого-то из них знаешь? – она махнула рукой в сторону соседней комнаты, где знакомые юноши и девушки пили и танцевали так, точно сегодня был их последний день в жизни. По правде говоря, Блэр знала там почти всех, другое дело, что она с ними не общалась, и Серена это прекрасно знала.
- А может, я хочу измениться? – Блэр потянула Серену еще дальше, чтобы их никто не смог подслушать. – Может, мне это нужно, - она умоляла Серену просто понять, как ее всегда пыталась понять Блэр. – Меня тошнит от всех этих светских вечеринок с моими родителями и тусовок с нашими одноклассницами. Если ты не заметила, все они скучные серые мыши. И я была такой же. Всегда следовала правилам и устала от этого… - Блэр сокрушенно вздохнула, настроение уже упало. – Я думала, что ты, как никто, меня поймешь, - тихо прошептала она и попыталась побороть жжение в глазах. Еще не хватало заплакать в пентхаусе Чака Басса.
Лицо Серены немедленно смягчилось, и она обняла Блэр за плечи.
- Я прекрасно понимаю, Би… наверно, просто удивилась. Откалывать что-то дикое и безрассудное в моем стиле, - она усмехнулась, и Блэр слабо улыбнулась. – Я с тобой на все сто процентов. Хочешь сходить с ума? – она дьявольски улыбнулась. – Тогда вперед, - не успела Блэр даже запротестовать (да она и не собиралась), как Серена схватила ее за руку и втащила в соседнюю комнату.
Серена тут же заметила Нейта и Картера (интересно, уходят ли они отсюда вообще). Она потащила Блэр к ним, и девушка тут же едва не задохнулась от удушающего запаха травки. Блэр изо всех сил попыталась не поморщиться или закашляться, и после процедуры знакомства (опять) ей удалось справиться со рвотными рефлексами.
- Как поживает именинница? – промурлыкал Картер, и Блэр улыбнулась в ответ. Он был полным придурком, и Блэр это знала, но безрассудная Блэр будет флиртовать.
- Мой день рождения уже прошел, - Блэр постаралась надуться как можно привлекательнее. Картер ухмыльнулся ей, и она схватила его стакан. Вкус напитка был ужасен, но Блэр сделала большой глоток прежде, чем его вернуть.
Он улыбнулся, явно впечатленный, а Серена удивленно подняла брови. Нейт продолжил смолить, интересно, он только этим и занимается. Быть может, если бы Блэр курила, она бы тоже была такой же добродушной и расслабленной, как Нейт Арчибальд. Она решила было попросить косячок, но потом передумала. Все-таки хотя небольшой контроль над собой сегодня необходим.
- Вот жалость, - Картер придвинулся ближе и, скользнув рукой ей по талии, положил ладонь на бедро Блэр так, будто бы и не убирал ее оттуда. Блэр решила пока его не отталкивать. Чак все равно в другом конце комнаты был своего рода занят с рыжей, которая сидела у него на коленях в день рождения Блэр.
Она нахмурилась.
- Что-то не так? – прошептал ей на ухо Картер, наклонившись к ней так, что Нейт и Серена их не слышали. Блэр посмотрела на подругу напротив, та уже забрала косячок у Нейта. Чудесно.
- Все прекрасно, - заверила его Блэр, медово улыбаясь, и снова схватила его стакан. Ей нужно больше алкоголя, чтобы набраться храбрости. Она намеревалась поговорить сегодня с Чаком Бассом, и если ей придется сбросить рыжую с балкона, что ж, так тому и быть.
- А ты не такая, как я думал, - Картер не отстранился, хотя надобности шептать не было никакой. Блэр подумала, что это часть обычной игры, и решила подыграть. От него исходил приятный аромат, да и вреда во флирте нет никакого.
- А какой ты меня представлял? – Блэр посмотрела ему в глаза. Его голубые глаза потемнели, и у Блэр появилось чувство, что он видел куда больше, чем она того хотела.
Картер просто улыбнулся и допил свой напиток. Отстранившись от Блэр, он отвернулся. Девушка решила было, что он собирается уйти, но в последнюю секунду Картер взял ее за руку и, пробормотав “пошли”, потянул ее к парню, о котором она думала всю ночь напролет, и рыжей, приклеившейся к его губам.
- Басс, - позвал Картер, и Блэр пришлось сглотнуть комок в горле.
Рыжей оказалась Джорджина Спаркс, и хоть Блэр изо всех сил старалась не испытывать ненависть, Джорджи она ненавидела. Эта девушка была полной психопаткой, и все это знали. Насколько Блэр поняла, Басс вовсе не возражал против ее действий, и это взбесило ее больше, чем должно бы. Блэр Уолдорф не ревновала, особенно к Джорджине Спаркс. Есть элита, а есть мусор. И Блэр знала, к какой категории она принадлежит.
- Бейзен, - лениво отозвался Чак и оттолкнул Джорджину.
Джорджина погрустнела на секунду, но, собравшись, прошептала что-то Бассу на ухо и встала. Она замерла, увидев Блэр, и та ждала какой-нибудь мерзкой ремарки, но, к ее удивлению, Джорджина лишь, как обычно, ядовито ухмыльнулась и отправилась восвояси.
- Твоя подруга? – поинтересовался Картер, заметив очевидное напряжение.
- Едва ли, - фыркнула Блэр, жалея, что у нее нет в руке стакана с алкоголем. Вот снова она стоит перед Чаком Бассом и снова почти не сказала ему ни слова. К сожалению, на ум не шло ничего остроумного, так что она просто решила подождать и посмотреть, как все обернется.
- Любопытно, - Картер снова ухмыльнулся, Блэр начал раздражать этот знающий вид. – Я собираюсь в “Виктролу”. Уолдорф едет со мной. Ты с нами? – в словах Бейзена было столько категоричности, что Блэр захотелось его ударить. И речи нет, чтобы она ушла из пентхауса Чака Басса с Картером Бейзеном, когда сам Чак и пригласил ее. Она уже открыла было рот, но ее прервал Чак.
- Пять минут. Вызову лимузин.
Картер кивнул и направился к Нейту и Серене, оставляя Чака и Блэр наедине в первый раз с ее дня рождения. Она поняла, что должна сейчас что-то сказать, или навеки останется тормознутой дочкой юриста его отца.
- Спасибо за приглашение, - Блэр постаралась сделать голос как можно безучастнее, как обычно делала Серена, но судя по его взгляду, ничего у нее не вышло. Слава Богу, он хоть не смеялся.
Чак кивнул и схватил бутылку текилы, стоящую перед ним на столе. Он сделал глоток, и Блэр заметила тоненькую струйку, стекающую по его губам к подбородку. Интересно, а как он отреагирует, если она совсем спятит и слижет ее? Посмотрев ему в глаза, Блэр заметила, что они еще больше потемнели, и по телу побежали мурашки. Если Картер видел то, чего она ему выдавать не хотела, то Чак и вовсе видел ее насквозь.
Блэр без приглашения села рядом с ним и потянулась к бутылке текилы в его руке. Чак бутылку не отпустил, вышло так, что они оба молча воевали за одно и то же. Разве не этим занимается все его окружение, пьет, принимает наркотики, сходит с ума? Блэр пыталась вписаться в их круг и уже провалилась. Чак наконец отдал ей бутылку и откинулся на спинку дивана. Однако взгляда с нее не сводил, и Блэр собиралась пройти проверку, которую он ей устроил. Она поднесла бутылку к губам, как ранее сделал он, и даже сделала глоток, не выплюнув содержимое. Это был настоящий подвиг потому, что вкус был кошмарен, и больше всего на свете Блэр сейчас хотела прополоскать рот.
Чак забрал у нее бутылку и поставил ее на стол, подальше от Блэр. Если бы дело касалось кого-то другого, Блэр сказала бы, что это было сделано ненамеренно, но что-то в Чаке говорило о том, что каждое его движение тщательно спланировано. Он не хотел, чтобы она пила его текилу, а Блэр не собиралась настаивать.
- Знаешь, что такое “Виктрола”? – голос Чака был тихим и соблазнительным, но где-то в его глубине крылось веселье.
- Клуб, - предположила Блэр и по его ухмылке поняла, что оказалась не права. – Не клуб?
Теперь Чак по-настоящему улыбнулся, и Блэр была уверена, что про себя он смеется над ней.
- Думаю, клуб. Хотя и не твоего типа.
- А откуда ты знаешь тип моего клуба? – быстро парировала Блэр прежде, чем растеряла решимость.
Они на самом деле разговаривали, и ей не хотелось, чтобы этот разговор заканчивался. Она могла бы сказать ему, что на самом деле у нее нет определенного типа клуба потому, что Блэр была только в одном или двух и ни один ей не понравился. Громкая музыка, толчея потных тел… Слишком необузданно, слишком дико. Ей нравилось контролировать ситуацию, а в таких местах этого никогда не получалось.
- Может, и не знаю, - Чак отвел взгляд от нее и закрыл глаза. Блэр почувствовала себя полной неудачницей. Она не могла удержать его внимание больше пяти минут. – Тебе нравится Картер? – вопрос шокировал Блэр, и, наверно, она молчала слишком долго потому, что он открыл глаза и внимательно посмотрел на нее. Она готова поклясться на груде Библий, что на целой планете ни у кого больше нет таких темных глаз.
- Картер? – Блэр тупо повторила его имя. Да она даже не знает Картера. Он кажется забавным, но он больше подходит Серене. В фантазиях Блэр присутствовал только один темный принц, и его зовут не Картер Бейзен. Однако, кажется, это не слишком подходящий ответ. – Он интересный, - Блэр старалась показаться загадочнее, чем она есть на самом деле.
- Ты ему нравишься, - с уверенностью сообщил ей Чак, и Блэр захотелось, чтобы в его голосе было чуть меньше равнодушия, но увы. За его словами не было абсолютно никаких эмоций, даже предупреждения, что Картер – плохой парень. Чак вел себя так, словно они обсуждали свои любимые цвета.
- Разве? – Блэр пожала плечами и оглядела комнату в поисках Серены. В пределах видимости ее не было, и Блэр занервничала.
В кармане Чака завибрировал телефон, Блэр сидела достаточно близко, чтобы это почувствовать. Он вытащил его, прочитал что-то на экранчике, что ему не понравилось, и, извинившись, вышел в другую комнату, оставив Блэр в одиночестве. Вечер пошел не так, как Блэр планировала. Чак не только не обращал на нее внимания, но и, кажется, пытался спихнуть ее на Картера. Ей нужна ее шелковая ночная рубашка от La Perla и любимые вишни в шоколаде.
Рядом с ней кто-то сел, и Блэр повернулась в надежде увидеть Чака. Она расстроилась еще больше, обнаружив вместо него Джорджи. Змеюка подколодная смотрела на нее так, точно она была ее завтраком, и Блэр затошнило. Не надо было пить ту текилу.
- Могу чем-то помочь? – резко спросила Блэр, немедленно переходя к нападению. Она и пяди не отдаст Джорджине, иначе исход событий никто не сможет предсказать. В жутких видениях Блэр видела вырванные волосы, прицельное метание туфлей, сломанные ногти и разорванные платья. У Джорджины хватит ума затеять все это перед всем честным народом.
- Ты здесь чужая, Блэр. Оглянись, ты не вписываешься, - глаза Джорджины горели дьявольским огнем, и Блэр захотелось ее ударить. Еще не хватало, чтобы Джорджина озвучила все те страхи, что бродили в голове Блэр. Где Серена? Черт подери, где Картер?
- Катись, Джорджина. У меня нет времени на твои игрушки. Уверена, здесь огромное количество желающих, которые еще не знают, какая ты сука, - Блэр попыталась встать, но Джорджина точно клещами вцепилась ей в руку и задержала ее на месте.
- Не уходи от меня, малышка, - глаза Джорджины стали жесткими, и Блэр разозлилась еще больше. Она вырвала руку и потерла красные отметины от пальцев Джорджины. – Я знаю, зачем ты здесь. Это так очевидно, и на этот раз ты желаемое не получишь.
- Прекрати строить ложные иллюзии, Джорджина, - посоветовала ей Блэр, молясь, чтобы сердце перестало так колотиться. Джорджина не могла знать, зачем, а точнее, за кем она здесь, но Блэр все равно начала паниковать. В этой суке достаточно злобы, чтобы использовать это против Блэр и разрушить ее репутацию. Она уже услышала кудахтанье дам на чаепитиях Элеонор о той бедняжке Уолдорф, преследующей наследника Бассов. Она в жизни не будет поводом для шуток… никогда.
- Он не твоего поля ягода, - отрезала Джорджина. В глазах Блэр появился страх, и Джорджина мгновенно это заметила. Она триумфально улыбнулась и придвинулась к Блэр. – До чего ты жалка, Уолдорф. Ты ребенок, а он мужчина. Ты и понятия не имеешь, что с ним делать.
Блэр побелела. Ее вот-вот вырвет на дорогой диван Чака и так бы и случись, не появись он вовремя.


 
CandleДата: Среда, 17.03.2010, 21:58 | Сообщение # 5
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
- И что это? – Чак обратился к Джорджине, та побледнела, но не ответила. – Я задал тебе вопрос, - в его голосе послышалось предупреждение, которое не ускользнуло ни от Блэр, ни от Джорджины.
На лице Джорджины появилось невинное выражение, и она встала, оказавшись как можно ближе к Чаку. Блэр отвернулась, прекрасно их слыша.
- Просто дружеская беседа. Мы с Блэр давние знакомые, - Джорджина была прирожденной лгуньей, и Блэр едва удержалась, чтобы не назвать ее лживой стервой. Чак себя сдерживать не стал.
- Сомневаюсь, что в том, что я видел, было что-то дружеское, - Блэр посмотрела на него, в глазах Чака бушевали бури. Он злился на Джорджину, что обрадовало Блэр. – Вечеринка окончена. Увидимся, - Чак оборвал разговор с Джорджи, как будто она была никем, и, хоть она и надулась, но промолчала. Бросив еще один злобный взгляд на Блэр, она вышла из комнаты.
- Лимузин готов? – Блэр хотелось забыть весь разговор с Джорджиной, но она не могла. Джорджина знала о ее тайне. Как-то она это поняла, а если поняла она, значит, могут понять и остальные. Что, если Чак пригласил ее сюда просто из жалости? Блэр снова посмотрела ему в глаза, эту темноту, из-за которой создавалось впечатление бездушного человека, и поняла, что он ничего не делает из жалости. Он просто что-то в ней увидел. Вот только что именно?
- Джорджина тебя расстроила? – он протянул ей руку, и Блэр инстинктивно приняла ее, поднимаясь на ноги. Чак заметил красные отметины на ее руке и начал их осматривать. Его прохладные пальцы коснулись горящих следов, и сердце Блэр снова заколотилось. На этот раз он это заметил, но ничего не сказал. – Прости.
- Я не ребенок. Могу о себе позаботиться, - огрызнулась Блэр и вырвала руку. Она понятия не имела, откуда взялась эта агрессия, но тут же об этом пожалела. Теперь он разозлится на нее и вышвырнет ее так же, как и Джорджину. Но когда Блэр снова заглянула в его глаза, она не увидела там упрека. Она не могла понять, что же видит там, но совершенно точно что-то другое. Что-то немного пугающее и дикое, но такое волнующее.
- Знаю, - Чак еще немного смотрел ей в глаза, и Блэр шагнула к нему. Она не могла удержаться. Он был магнитом, и что-то внутри нее кричало, чтобы она подошла еще ближе. Схватиться за него и не отпускать. Чак поднял руку и намотал на палец ее локон. Блэр никак не могла отвести от него взгляд, и он, кажется, не возражал. Ее переполняли ощущения от близости с ним, и ей безумно хотелось, чтобы он сделал что-нибудь такое, отчего она почувствовала себя еще более живой.
Поцелуй меня, хотела сказать Блэр, но промолчала. Она не могла… пока. Момент разрушили Картер с тем Хамфри, маячившим у него за спиной. Кажется, никто не заметил, как мир вокруг них меняется в эту самую секунду, Блэр Уолдорф только что влюбилась в самого неподходящего парня, которого только смогла найти. Даже Блэр до конца это не поняла. Может, понял Чак, у него был дар видеть сквозь строки, но он был слишком поглощен саморазрушением, чтобы сказать об этом вслух. Чак отпустил ее волосы и повернулся к друзьям с вежливым интересом на лице.
- Хамфри едет с нами. Его подруга организует нам комнату с нашими любимыми танцовщицами, - Картер усмехнулся, и Дэн Хамфри неловко переступил с ноги на ногу.
- Танцовщицами? – голос Блэр был тихим и далеким. Она все еще была своем мирке, со своим темным принцем. Но это слово уловить она успела.
Чак едва заметно ухмыльнулся, но Блэр все равно это заметила. Картер усмехнулся, шагнув к ней и обняв ее за талию. Блэр тут же захотела убрать его руку, она бросила взгляд на Чака, надеясь увидеть его реакцию, которой, впрочем, не было. Настроение Блэр упало еще меньше. В своем воображении она нарисовала романтичную сказку, а ее принцу было плевать на то, что Картер Бейзен уводил ее у него из-под носа. Так, нужно побыстрее успокоиться. Джорджина была права, она не вписывалась в эту среду, но Блэр сможет это сделать. Блэр Уолдорф сможет сделать все, что задумала.
- В “Виктроле” развлечения особого рода, дорогуша. Уверен, тебе понравится, - по лукавому взгляду Картера Блэр догадалась, что он уверен в обратном, и пригласил ее только ради смеха.
- Уверена, что понравится, - холодно ответила она и высвободилась из его объятий. Повернувшись к Дэну Хамфри, Блэр поздоровалась с ним, точно они были старыми друзьями, а не знакомыми, которые терпеть друг друга не могли. – Как дела, Хамфри?
- Неплохо, - он озадаченно переводил взгляд с нее на Чака и Картера. Чак с появления Картера не проронил ни слова, и Блэр искоса посмотрела на него. Он хмурился. Когда она перевела взгляд на Картера, то заметила, что и он чему-то не слишком рад. – Мы идем? – внезапно спросил Дэн, нарушив молчаливое напряжение. – Ванесса сказала, что поможет нам, но у нее смена через час заканчивается.
- Лимузин готов, - бросил Чак и направился к двери.
На этот раз Картер обнял Блэр за плечи и потянул ее к выходу. Она снова оглядела комнату в поисках Серены, но ее нигде не было видно. Картер это заметил и махнул рукой Дэну, чтобы тот шел вперед.
- Серена не хочет ехать, если хочешь попрощаться, она на балконе. Увидимся внизу… если, конечно, ты не решишь остаться, - он бросал ей вызов, и она прищурилась в ответ. Смеясь, Картер скрылся в лифте.
Серену Блэр действительно нашла на балконе, она болтала с Нейтом и еще несколькими парнями.
- Эй, - позвала ее Блэр, и Серена оставила своих поклонников. – Ты не едешь? – Блэр не смогла скрыть панику в голосе. – Я думала, ты поедешь.
Серена скучающе улыбнулась. Блэр возненавидела ее на несколько секунд, а потом вспомнила, что это ее лучшая подруга.
- Я уже была в “Виктроле”. Настроения нет. Я обещала Нейту, что останусь с ним и ребятами… ты тоже можешь остаться, Блэр. Я даже думаю, что так и надо поступить, - со всей серьезностью заявила Серена.
Судя по обеспокоенному лицу Серены, она думала, что Блэр не сможет позаботиться о себе в этом клубе. Блэр же не ребенок, она ровесница Серене. Может, Серена и могла похвастаться большим количеством опыта, но Блэр надоели ее предупреждения. Сегодня, конечно, не идеальный вечер, но это шаг. Она встретилась с Джорджиной лицом к лицу и победила. С ней разговаривал Чак. Картер… ну, она узнала его чуть лучше. Все ведет к тому, чего она хочет. Если Блэр останется здесь с Сереной, она никогда не повзрослеет. Всегда будет той девочкой Блэр Уолдорф или той жеманной и правильной леди Блэр Уолдорф. А просто Блэр никогда не станет, но ведь ей это так нужно. Ей нужно отделить саму себя от кого-то другого.
- Я еду, - решила она и почувствовала небывалую уверенность. Серена хотела было запротестовать, но передумала. Вместо этого она наклонилась и поцеловала Блэр в щеку, - Со мной все будет хорошо, - прошептала Блэр, зная, что Серена волнуется.
- Знаю, - прошептала в ответ Серена. – Безумствуй, - она захихикала, и Блэр засмеялась вместе с ней. Серена подтолкнула Блэр к двери, предупредив напоследок: - Не делай ничего, чего не сделала бы я!
Блэр кивнула, это было ей на пользу. На свете мало было вещей, каких Серена Ван дер Вудсен не сделала бы. И сегодня Блэр собиралась стать такой же. Она выберется из своей раковины и докажет, что Джорджина была не права. Она заставит Чака Басса ее запомнить, по-настоящему запомнить.
Водитель открыл Блэр дверь, и она скользнула на сиденье рядом с Дэном Хамфри. Картер и Чак сидели на другой стороне, напряженно глядя в окно. Блэр посмотрела на Дэна в надежде на пояснение, но он пожал плечами и вытащил из кармана темный маленький блокнот.
- Что это? – Блэр попыталась завязать разговор. Она не знала, что заставило Дэна Хамфри поехать с ними, но он смог подружиться с двумя самыми могущественными парнями на Верхнем Ист-Сайде, а это уже о чем-то говорило. Может, в нем было что-то помимо кошмарной одежды и ужасной стрижки.
- Его журнал, - фыркнул Картер с другой стороны сиденья, не успел Дэн ответить. Блэр искоса на него посмотрела, и это возымело действие, он перестал смеяться. – Он гений. Зарабатывает себе на жизнь пером. Любит писать истории обо всех наших деяниях и публиковать их в своей колонке. Нас это веселит, поэтому мы ему и разрешаем.
Блэр побледнела. Она не планировала стать героиней светской колонки и сплетен. Она повернулась к Дэну, зло глядя на него.
- Напишешь обо мне хоть слово, подам на тебя в суд, - предупредила она его. – Мой отец юрист… и прекрасный.
- Именно, - согласился Чак. – Но колонка Дэна анонимна. Он дал нам неплохие псевдонимы, так что наши родители не урежут наши траст фонды за плохое поведение, - взгляды Чака и Блэр пересеклись, между ними промелькнуло понимание. – Не волнуйся, - уже тише добавил он, и Блэр ему поверила.
- Тогда ладно, - остаток поездки она молчала. Девушка смотрела в окно, смакуя тот факт, что она в такой компании, направляясь в подозрительный клуб, который никогда бы не одобрила ее мать. Блэр чувствовала себя Спящей красавицей, пробудившейся от долгого сна.
Машина остановилась, и Дэн с Картером выбрались первыми, несомненно, отправившись на поиски этой самой Ванессы. Чак остался с ней и сделал знак водителю закрыть дверь. Блэр замерла на сиденье, думая, что же будет дальше. Если он поцелует ее, она его не оттолкнет.
- Ты уверена? – спросил он, абсолютно серьезно.
Блэр поняла, что если она сейчас откажется туда идти, Чак отвезет ее домой и не поднимет ее на смех. Как она это узнала, Блэр не знала, просто поняла. Чак отличался от остальных парней, знакомых ей. И тут она с удивлением поняла еще кое-что. Она не только хотела быть с ним рядом, ей не только было это нужно, она чувствовала себя в безопасности рядом с ним. Он не приведет ее туда, где ей причинят вред. Так что не думая дважды, она улыбнулась и кивнула. Чак улыбнулся в ответ, и дверь лимузина волшебным образом открылась.
Чак протянул ей руку, и Блэр с его помощью выбралась на улицу. Им открыли дверь, и они вошли в темный и прокуренный клуб. В любимых Блэр старых фильмах именно в таких местах люди попадали в неприятности. По телу Блэр побежали мурашки, и она крепче сжала руку Чака. Он все еще сжимал ее пальцы, и девушка не собиралась первая разрывать контакт. Чак погладил большим пальцем тыльную сторону ее руки, и Блэр улыбнулась еще шире. Она должна бы возненавидеть это место, но этого не случилось.
- Мне здесь нравится, - выдохнула она, удивившись собственному голосу.
Чак повернулся к ней, буквально на несколько секунд на его лице промелькнуло удивление прежде, чем он скрыл его за привычной Блэр бесстрастной маской.
- Правда? – он действительно хотел это знать.
- Правда, - кивнула Блэр. Она оглядела зал, запоминая всю пышную обстановку. Она словно попала в прошлое. Блэр заменила бы лишь несколько деталей. Кое-что не подходило, вырывало ее из фантастичного сна, в атмосферу которого погружал клуб, но в общем впечатление было сногсшибательное. Блэр была рада своему решению прийти и никак не могла понять, хочет ли уходить.
Чак наклонился ближе, и Блэр замерла. Если бы ее спросить в тот момент, она поклялась бы, что и ее сердце остановилось. Он стоял так близко, что Блэр чувствовала аромат его одеколона, наверняка разработанный специально для него. Волосы Чака касались ее щеки, и Блэр задрожала. Конечно, он это почувствовал, но не отстранился. Вместо этого он наклонился еще ближе, Блэр почувствовала его губы возле уха.
- Я собираюсь купить это место, - он словно бы разделил с ней секрет, который очень долго хранил в себе, и Блэр резко втянула в себя воздух. Чак отстранился, но, не отпустив ее руки, повел ее к бару, где стояли остальные.
Девушка оглянулась еще раз и улыбнулась. Да, это место подходило Чаку Бассу. Четкость. Тайна. Красота. Этот клуб уже принадлежал ему, Блэр могла это почувствовать. И в каком-то смысле он принадлежал теперь и ей тоже, ведь это был его секрет и он разделил его с ней. Блэр будто воспарила к небесам, и ничто не могло опустить ее на грешную землю. Он держал ее за руку, и Блэр наслаждалась ощущением его кожи, скользящей по ее руке, пока они шли. У Чака на ладони было несколько мозолей, немного, но достаточно, чтобы возбудить любопытство Блэр. Она размечталась о том, как спросит его об их происхождении, и он расскажет что-нибудь такое, что только на чаепитии матери и прошептать.
У бара, возле Картера и Дэна стояла девушка в наряде, не оставляющем простора воображению, с черными вьющимися волосами. Должно быть, это Ванесса, решила Блэр и напряглась. В этой девушке было все, чего не было в Блэр, отчего Блэр стало неуютно. Она бросила взгляд на Чака, который едва обратил внимание на Ванессу, и несколько расслабилась.
- Басс, - приветствовала его Ванесса, зло глядя на него. Чак закатил глаза и промолчал. Остальные не обратили на это внимания, так что Блэр решила, что такое общение между ними обычно, отчего не смогла сдержать улыбки. – И кто же это такой миленький рядом с тобой? – Ванесса окинула ее внимательным взглядом.
Блэр мгновенно перестала улыбаться и нахмурилась. Ей не нравилось, когда ее называли “миленькой”. Ванесса несомненно разглядывала, и Блэр внимательно посмотрела на нее в ответ. Косметика дешевенькая, но этой девице каким-то образом удавалось неплохо выглядеть. Слишком узкое платье, чулки в крупную сетку, явно рабочая униформа. Ее глаза были глубокими, и внимательный взгляд немного пугал Блэр. Она не была тупой кретинкой, которую ожидала Блэр. Но она ей и не нравилась.
- Блэр Уолдорф, - высокомерно представилась Блэр, расправив плечи и глядя ей прямо в глаза. – А ты? – она быстро поменяла роли и заметила, что Ванесса несколько растерялась прежде, чем собралась и ответила.
- Ванесса. Обычно такие девочки, как ты, сюда не захаживают, - она сделала ударение на слове “девочки”, и Блэр почувствовала, что готова выпустить коготки. – И не приходят с такими парнями, - Ванесса кивнула на Картера и Чака.
- Любопытно. Ты именно то, что я ожидала здесь увидеть, - напряжение повисло в воздухе, и Дэн зашевелился рядом с Ванессой. Он явно не мог решить, то ли кинуться защищать подругу, то ли позволить ей самой справиться с Блэр. Судя по первому впечатлению, Ванесса вполне могла сама позаботиться о себе, так что Хамфри принял мудрое решение молчать. Картер расхохотался и прошептал что-то на ухо Чаку, отчего тот на несколько секунд улыбнулся.
- Точно, любопытно, - Ванесса отступила на секунду, и Блэр не понравилась искорка понимания в ее глазах. Ванесса была проницательна, и она составила себе ясный портрет Блэр. – Ладно, пойдем в задние комнаты. Табби уже организовала ваше любимое шоу, ведь Басс не любит мешаться с массами.
Блэр хотела спросить, что это за любимое шоу, но мудро промолчала. Чак наконец отпустил ее руку и пошел вперед, догнав Картера и Ванессу. Блэр смотрела, как эта троица подшучивает друг над другом, и что-то в ее груди сжалось. Это было недоступно ее пониманию.
- Что такое? – голос Хамфри вырвал ее из мрачных дум, и она посмотрела на него. Он скорее любопытствовал, чем беспокоился за нее. Этот придурок, наверно, собирает материал для своей колонки. Ей надо бы проглядеть ее утром и попытаться понять, кто есть кто. Да и за собой следить неплохо бы. Она едва не улыбнулась, подумав об этом. – Хочешь уйти? – он дразнил ее, и Блэр нахмурилась. Хамфри это не напугало, что случилось бы с остальными. – Не могу тебя винить. И в голову не приходило, что я увижу Блэр Уолдорф в таком месте. Не твой тип, правда?
- Твой, Хамфри? – он промолчал. – Не думаю. Давай быстрее, - Блэр схватила его за руку и потянула в VIP-комнату. Она сможет с этим справиться. Докажет им всем, и даже себе, что они не правы.
Зал, в который они вошли, был почти таким же большим, как и соседний. Он был декорирован огромными занавесками и диванами, обитыми дорогой тканью, а в середине зала была маленькая сцена. Блэр внимательно на нее посмотрела, думая, что же будет дальше. Дэн уже отошел от нее и сел в маленькое кресло возле сцены. Он достал свой блокнотик и уже что-то там строчил. Несомненно он готов поведать своим читателям о сомнительном клубе, куда Блэр Уолдорф пришла по своей воле.
За ее спиной появился Картер и, обняв ее за талию, повел ее к дивану. Блэр уже устала от всей этой ерунды с чувственными прикосновениями, но начать вырываться значит устроить сцену, так что она терпела. Она лишь убийственно на него посмотрела, и это возымело действие, Картер отпустил ее и сел рядом с Чаком. Басс сидел в середине дивана прямо перед сценой. Блэр села с другой стороны, на приличном расстоянии, но достаточно близко, чтобы чувствовать тепло его тела.
Он повернулся к ней, пока Картер и Ванесса спорили о том, кто будет выступать.
- Что-нибудь выпить? – предложил он. Ресницы у Чака были густыми, как у девушки. Однако ему это шло, придавая ему необычный вид. – Шампанское? – предположил он, не дождавшись ответа.
- Да, - согласилась она. Шампанское – это прекрасно. Это будет праздник. Она проведет время в сомнительном клубе с Чаком Бассом. Блэр тихо засмеялась про себя. Повернувшись к нему, она обнаружила, что он наблюдает за ней. – Что? – она неожиданно смутилась.
- Ты полна сюрпризов, - уклончиво ответил Чак и сделал знак Ванессе. Она подошла к ним, нахмурившись, и, фыркнув, приняла его заказ: шампанское и клубнику. Однако его достаточно весомые чаевые она приняла. Блэр, нахмурившись, проводила ее взглядом. – Ты привыкнешь к ней, - пожал плечами Чак и откинулся на спинку дивана, приготовившись к шоу.
Блэр выпрямилась и еще раз оглядела зал. Дэн строчил в своем блокноте. Картер флиртовал с неизвестно откуда взявшейся блондинкой в подобии одежды. У Чака было бесстрастное выражение лица, которое сводило Блэр с ума. Ванесса вернулась с шампанским и клубникой, и Блэр быстро налила себе бокал прежде, чем это сделал кто-то из парней. Она прикончила его в несколько глотков и налила себе другой. Картер странно посмотрел на нее, а Чак слишком был занят флиртом с блондинкой, даже не заметив. Блэр схватила ягоду и, повернувшись, заметила, что Дэн Хамфри внимательно за ней наблюдает. Она посмотрела на него, отчего он покраснел и опустил глаза. Что ему от нее надо, Блэр не знала, да ее это и не волновало.
- Еще? – Картер схватил бутылку шампанского. Еще один вызов, Блэр чувствовала. Она молча протянула ему бокал. Он наполнил его до верха и улыбнулся, явно очень довольный собой. – Куда лучше. Расслабься, Уолдорф. Шоу вот-вот начнется.
Блондинка была уже на сцене рядом с другой блондинкой, брюнеткой и девушкой с длинными черными волосами и интересным лицом. Блэр откинулась на спинку дивана, потягивая шампанское. По залу разлился блюз, сделав окружающую обстановку еще опаснее. В воздухе повисло ожидание, и Блэр на мгновение закрыла глаза, впитывая в себя атмосферу.
Когда она открыла их, заметила на себе взгляд Чака. Блэр посмотрела ему в глаза с большей уверенностью, чем раньше, и допила шампанское. Он поднес к ее губам ягоду клубники, и Блэр, глядя на него, немного откусила, испачкавшись в соке. По ее подбородку потекла тоненькая струйка, Чак внимательно смотрел на нее, пока Блэр не выдержала и не вытерлась. Она уже не могла смотреть ему в глаза, еще немного, и она сделает какую-нибудь глупость. Блэр отвернулась к сцене, где танцовщицы двигались в своем собственном ритме. В крови Блэр бурлило шампанское, музыка затопляла разум… Она жила, жила по-настоящему. Шоу продолжалось, и во время танца Блэр почувствовала, что рука Чака легла на спинку дивана за ней. Его пальцы защекотали ее плечо, рисуя на нем понятные только ему знаки. Когда музыка достигла пика, он зарылся пальцами в ее волосы.
До конца шоу Чак больше не двигался. Блэр чувствовала себя как никогда свободной, когда в ход пошла вторая бутылка шампанского, она сбросила туфли и положила ноги на колени Чака, ступни оказались на коленях Картера. Картер, кажется, не возражал, а Чак, если ему это и не понравилось, никак этого не показал. Он очень быстро приспособился к ее новой позе, положив другую руку ей на колено.
Музыка закончилась, и в зал вошла Ванесса (видимо, ее смена до сих пор не закончилась). Она что-то сказала Дэну и помогла другой официантке забрать пустую бутылку шампанского и блюдо из-под клубники. Она поймала взгляд Блэр и с интересом посмотрела на ее позу. Блэр не знала, что значит выражение на ее лице. Может, она посчитала Блэр шлюшкой, может, пожалела, что не оказалась на ее месте. Неважно, Блэр это больше не волнует. Она ухмыльнулась девушке, и Ванесса, кивнув, молча вышла.
Картер бросил на стол несколько купюр, и Блэр осторожно убрала ноги с колен Чака. Найдя туфли на полу, она всунула в них ноги и встала с помощью Чака, поднявшегося на ноги раньше нее. Когда они выходили из “Виктролы”, уже его рука покоилась на ее талии. Блэр не знала, то ли он хочет быть ближе к ней, то ли боится, что из-за выпитого алкоголя она упадет. Плевать. Он обнимал ее, и Блэр позволила себе прижаться к нему. Это было потрясающе, и она прижалась еще крепче. Положив голову ему на плечо, Блэр схватила его за рубашку. Чак помог ей забраться в лимузин, и Блэр прижалась к нему, когда он сел рядом с ней.
Она не особенно уделяла внимания окружающему во время обратной поездки. Чак и Картер обменялись несколькими словами. Дэн все строчил в своем блокноте, и Блэр наградила его самым злым своим взглядом. Однако она была слишком умиротворена, чтобы по-настоящему на него злиться.
Но кое-что не ускользнуло от ее внимания.
- Дашь мне идиотский псевдоним… засужу, - пробормотала девушка.
Дэн кивнул и вернулся к своей писанине. Чак притянул ее к себе ближе, и Блэр положила голову ему на плечо. Она закрыла глаза и провалилась в сон.
Какое-то время, быть может, через час, может, через пять минут, Блэр проснулась оттого, что Чак отвел от ее лица локон.
- Просыпайся, Золушка, - идиллию нарушил Картер, и Блэр захотелось ударить его по лицу, но она сдержалась. С помощью Бейзена она выбралась из лимузина, он помог ей удержаться на ногах и тут же начал забираться обратно в машину.
- Погоди, - запротестовал Дэн Хамфри. – Ты собираешься оставить ее здесь в таком виде?
Блэр недоверчиво посмотрела на него, вот только она выпила слишком много, чтобы протестовать. Уголком глаза она заметила швейцара, что служил в их доме, Генри, который прилагал все усилия к тому, чтобы она не упала и не разбила себе лицо. Из-за каблуков Блэр с трудом держала равновесие, к тому же тротуар под ней качался.
- Ее швейцар доведет ее до лифта. Перестань, Хамфри, мы же собирались глянуть тот клуб, в который вложился Габриель. У него сегодня частная вечеринка, - Картер забрался в машину и, изнывая от нетерпения, придержал дверь для Дэна. Дэн, нахмурясь, переводил взгляд с Картера на Блэр. – ну ты едешь?
Дэн покачал головой. Картер, засмеявшись, назвал его паинькой и захлопнул дверь. Дэн и Блэр остались на улице в два часа ночи, вместе со швейцаром они проводили взглядом отъезжающий лимузин Чака Басса. Волшебный вечер Блэр определенно подошел к концу.
- Идем, - Дэн взял ее за руку и пошел к двери, Генри последовал за ними. – Я могу как-нибудь доставить ее домой так, чтобы об этом не узнали ее родители? – с надеждой спросил юноша. Генри кивнул, и Дэн потянул Блэр к лифту.
Большую часть пути Блэр преодолела, выпрямившись, но, когда они приехали в пентхаус, ей пришлось опереться на Дэна, чтобы подняться по лестнице. Она указала ему на дверь своей комнаты и, усадив ее в одно из кресел, он направился к выходу.
- Хамфри? – позвала его Блэр, и юноша остановился, не оборачиваясь. – Я так понимаю, спасибо, - прошептала девушка, сбросила туфли и свернулась калачиком на кровати. Прежде, чем сознание поглотила темнота, Блэр услышала, как открылась и закрылась дверь ее комнаты.
Чак снился ей всю ночь, но эти сны очень отличались от ее прошлых сновидений. Он больше не был рыцарем в сияющих доспехах, а кем-то куда темнее и опаснее. Его темные глаза светились, и Блэр содрогнулась. Теперь он преследовал ее, но самым страшным было то, что Блэр вовсе не возражала. Этот вариант развития событий нравился ей даже больше, чем сказка.


 
CandleДата: Воскресенье, 28.03.2010, 16:27 | Сообщение # 6
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава третья.

Не произнеся ни звука.

Ты ли это или я?
Никто не знает, никто не видит,
Кроме меня.

Железный Дровосек со своей развеселой компанией снова приехал в башню Мерлина для пьяного (и не без наркотиков) дебоша. Эта ночь началась по-другому, Железный Дровосек приехал позже, и Дама Червей надулась, как делала всегда, но вдохнув дорожку кокаина, исчезла в задней комнате с Герцогиней. Ваш покорный слуга никак не может догадаться, что происходило за украшенными золотом дверями, но у него есть неплохая идея. Наконец-то появился Железный Дровосек, и его почитатели обрадовались его не лишенному стиля появлению. С ним были и его приятели, Одиссей и Дон Жуан, и ночь пошла своим чередом. Летописец, как обычно угрюмый, занял место в углу. Настоящее веселье началось, когда появился наш любимый персонаж в этой трагичной сказке, как в окрестностях зовут Верхний Ист-Сайд, появился в башне Мерлина. Да, вы услышите это первыми. Здесь появилась Мадам Бовари и, как всегда, она выглядела потрясающе. С этим согласились Дон Жуан и Одиссей и наблюдающий за ней издалека Летописец. Сегодня она привезла с собой маленькую подружку, о которой мы еще ни разу не писали. Нам дали указание назвать ее по-особенному (она, кажется, пугливое создание). И мы нашли подходящее имя. Алиса в Стране Чудес. Алиса появилась достаточно стильно и сразу привлекла к себе внимание многих, но не Летописца. Одиссей, кажется, был ею очарован, но на Верхнем Ист-Сайде чувствуется запах войны, ведь и Железный Дровосек заинтересовался ею. Пришло время небольшого приключения в “Виктроле”, и Алиса отбыла туда в сопровождении двух своих поклонников и Летописца собственной персоной. Наша любимая Джейн Эйр устроила великолепное шоу, а маленькие шпионы донесли нам, что крошка Алиса была одурманена к концу вечера. К сожалению, веселье нашего нового друга там и закончилось. Железный Дровосек и Одиссей препроводили ее и отпустили, дабы испробовать новых ощущений в открывшемся клубе Геркулеса, о котором мы слышали. Можно только догадываться, в какие неприятности они вляпались там. Наши источники сообщают, что Железный Дровосек и Дама Червей закончили ночь вместе. Мы могли бы пожалеть Железного Дровосека, если бы забыли первое правило. У него нет сердца ”.
Блэр поморщилась, дочитав статью. Какого черта несет Дэн Хамфри и кто все эти персонажи? Она отшвырнула этот кусок макулатуры, его поймала появившаяся на пороге ее комнаты Серена. Она удивленно посмотрела на Блэр, а затем понимающе улыбнулась, опустив глаза на газету.
- И что же такого написал Дэн, что тебя так расстроило? – Серена забралась на кровать рядом с Блэр и протянула ей только что купленный стаканчик с кофе. Блэр втянула носом аромат и сделала большой глоток. Именно такой она и любила.
- Спасибо, - Блэр удовлетворенно улыбнулась, впервые за это утро чувствуя себя счастливой. Со вчерашней ночи ее немного мучило похмелье, и кофе помог прояснить мозги. Теперь, когда она снова может мыслить четко, она из-под земли достанет Дэна Хамфри и заставит его разъяснить каждое слово.
- Так... – Серена быстро пробежала глазами колонку и рассмеялась. – Ты Алиса, по-моему, это… - она примолкла, увидев, как Блэр нахмурилась, - ужасно. Нам придется убить Хамфри.
Блэр вздохнула.
- Некоторых я идентифицировала, но остальных не могу. Объясни, пожалуйста, - Блэр замолкла в ожидании. Она определенно была Алисой, Серена – Мадам Бовари, а вот остальные пока оставались под завесой тайны. Хотя Блэр догадывалась, кто такой Железный Дровосек, и ей это прозвище показалось достаточно обидным. Как будто Дэну Хамфри жить надоело.
- Я – потрясающая Мадам Бовари, - самодовольно сказала Серена, и Блэр закатила глаза. – Картер – Одиссей. Поппи Лифтон – Герцогиня… наверно. Не знаю, кто такой Геркулес. Дон Жуан – Нейт, и он терпеть не может это прозвище, хотя ему подходит, ты должна признать. Не знаю, кто такой Летописец. Чак – Железный Дровосек, и я обожаю это прозвище. Дэн подобрал просто не в бровь, а в глаз, - Блэр поморщилась, и Серена продолжила. – А Дама Червей – Джорджи, кто же еще? – она захихикала.
У Блэр закипела кровь, и она мгновенно разозлилась. Поставив стаканчик с кофе, она снова схватила газету, которая не исчезла, несмотря на то, что Блэр этого хотела. Вот оно, черным по белому. Железный Дровосек и Дама Червей закончили ночь вместе. Какого черта это произошло? И почему Чак это позволил? Блэр и так была оскорблена тем, что ее оставили у дома, даже не пожелав спокойной ночи, но это просто завершающий аккорд.
- Сука, - едва слышно прорычала Блэр, но Серена явно ее услышала. – Я имею в виду Джорджи, - добавила Блэр, и Серена пожала плечами. В течение нескольких лет Серена периодически дружила с Джорджиной, чего Блэр никогда не понимала. А теперь эта бледная рыжая стерва нравилась ей еще меньше.
- Избегай ее. Она тебя почему-то ненавидит, - предупредила ее Серена. – Итак, - она поменяла тему, бросив газету на пол и заставив Блэр переключить свое внимание, - что произошло вчера ночью? Я тебе все утро звонила, чтобы это узнать, - Серена выжидающе посмотрела на нее.
Блэр молчала, сколько могла. Она принялась искать свой мобильный телефон, он оказался под креслом, куда ее усадил Дэн. Схватив его, Блэр начала просматривать оставленные сообщения, пока Серена вертелась рядом с ней, как маленький ребенок в ожидании конфеты. На телефоне было пропущенное голосовое сообщение от Элеонор, уведомлявшей Блэр, что у них сегодня состоится чаепитие и что Блэр должна на нем присутствовать. Блэр вздохнула, ей придется найти для сего мероприятия идеальное платье или она будет выслушивать весь вечер жалобы матери. Вот сообщение от отца, он спрашивал, не хочет ли Блэр пообедать с ним сегодня. Она улыбнулась, когда Серена уйдет, она перезвонит ему и согласится. Она всегда была счастлива, проводя с ним время. Остальные пять пропущенных звонков были от Серены, которые Блэр удалила. И осталось одно сообщение с незнакомого номера.
Палас”, 10 утра, бранч. Приходи“.
Блэр нахмурилась. Ей не нравилось, когда ей приказывали, особенно неизвестно кто. Она быстро набрала “Кто это?” и вернулась на кровать к Серене.
- Мы поехали в “Виктролу”. Ты знаешь, что там случается, Эс. Тебя приглашали, - Блэр изо всех сил старалась прозвучать безразлично. Прошлый вечер был пятном для нее. Она помнила, что выпила шампанского больше, чем могла себе позволить, практически уснула на коленях Чака, а потом была оставлена у дома и с ней даже не попрощались. Все было шоколадно до этого момента.
- Детали, - потребовала Серена.
- А как прошла твоя ночь с Дон Жуаном? – Блэр попыталась сменить тему.
Серена захихикала, явно вспомнив что-то забавное.
- Было весело. С Нейти всегда весело. Но мы говорим не о моем вечере, а о твоем. Чак Басс пытался тобой воспользоваться? Он всю ночь смотрел на тебя, как на мороженое, покрытое шоколадом, - Серена поморщилась, и Блэр улыбнулась. – О нет, Би! – Серена схватила ее за руки и громко всхлипнула.
- Что? – Блэр вырвалась. – Он не пытался мной воспользоваться, а вел себя по-джентльменски, - Серена расхохоталась, услышав это, и Блэр зло смотрела на нее, пока она не притихла. – А твой извращенец Картер – другая история. Поверить не могу, что ты оставила меня с ним наедине. Ты должна была пойти, - Блэр надулась, но Серена просто рассмеялась.
- Картер безвреден. Ну если ты, конечно, хочешь, тогда он тоже хочет. Но было понятно, что ты в нем не заинтересована. Пора признаться, Би. Пока не скажешь правду, не уйду, - Серена развалилась на кровати с самодовольным лицом.
Блэр вздохнула. Она была загнана в угол, Серена была похожа на бульдога, который, если втемяшит себе что-то в голову, не отступится.
- “Виктрола” была удивительной. Я этого не ожидала, вы так вели себя с Картером. Там все с таким вкусом и такая расслабляющая атмосфера, - Блэр улыбнулась, вспомнив момент, когда Чак наклонился к ней и сказал, что он покупает это место. – Там была одна стерва, подружка Хамфри, она мне не понравилась, но в остальном все было чудесно.
- О, Ванесса, - Серена кивнула. – Она прикольная.
Блэр нахмурилась.
- Неважно. В общем, мы пошли в отдельную комнату. Появились танцовщицы, они… танцевали. Все было очень мило. А потом они отвезли меня домой, и я отвлеклась. Если подумать, скучный вечер, - Блэр бросила взгляд на Серену, надеясь, что она купилась, но Серена явно ей не поверила.
- По словам нашего прекрасного писателя ты напилась, а в конце вечера тебя бросили. Либо ты мне сейчас все расскажешь, либо я доберусь до Чака Басса и вставлю ему мозги. Поверить не могу, что они оставили тебя на швейцара, - Серена, кажется, не на шутку расстроилась, отчего Блэр стало лучше. Несмотря на все свои прегрешения, Серена всегда была рядом.
- Ладно, - Блэр сделала глубокий вдох. – Мы поехали в “Виктролу”, и я немножко нервничала потому, что ты меня бросила, - Серена хотела было возразить, но Блэр не дала ей и шанса. – Чак велел той грубиянке принести шампанское, и я немного выпила. Думала, это поможет мне расслабиться, так и произошло. Было весело наблюдать за шоу вместе с Чаком… и с Картером и Хамфри, насколько я понимаю. Мы уехали после того, как шоу закончилось, и Чак со мной был очень мил. Он помог мне забраться в лимузин и я проспала на его плече всю поездку, - Блэр улыбнулась. Ей так хотелось снова вдохнуть аромат, исходящий от него. – А потом… все. Лимузин остановился, Картер помог мне выбраться, и они оставили меня там.
- Я их убью, - немедленно решила Серена. – Я же предупредила Картера не спускать с тебя глаз. Поверить не могу, что они оставили тебя одну. Слава Богу, там оказался Генри. Он привел тебя в пентхаус, и Элеонор ничего не узнала?
Блэр отвела глаза, почему-то смутившись следующей части.
- Вообще-то это сделал Хамфри, - быстро сказала она, стараясь не смотреть на Серену.
- Дэн? Всегда считала его неплохим парнем. Мне надо будет его поблагодарить. Рада, что хоть у кого-то из них оказалось достаточно здравого смысла тебе помочь. Ты же никогда не напивалась. Ты могла просто упасть на улице, а они бы и не дернулись, - Серена расстроилась еще больше, что, в свою очередь, расстроило Блэр. Серена была права. С ней могло что-то случиться, ее могли унизить, а Чак Басс даже не пошевелил пальцем, чтобы ей помочь. Если бы он не был таким привлекательным, Блэр просто его бы послала.
Ну да, она даже не могла убедить в этом саму себя.
- Ну, - Серена вздохнула, - по крайней мере, теперь ты сама видишь, о чем я тебя предупреждала, - на ее лице появилось то удовлетворенное выражение, которое так бесило Блэр. Она терпеть не могла, когда Серена чувствовала себя на коне, Блэр всегда хотелось спустить ее на землю… причем жестко.
- Ты о чем? – в голосе Блэр прозвучало больше раздражения, чем она того хотела. Ей нужен душ и еще один стаканчик с кофе, и она снова станет прежней.
- Чак Басс плохой. Человек без сердца, - Серена продолжила вспоминать все плохое, что знала про Чака, пока Блэр это не достало.
- Хватит, - перебила она Серену, и та замолкла с удивленным лицом. – Он вполне может быть таким уж плохим. Я этого не знаю, ты тоже. Со мной вчера он был очень мил. Я решила, что мы будем дружить.
- Дружить? – скептически повторила Серена. – И как именно? – в ее голосе слышалось беспокойство, она явно расстроилась.
Блэр не понадобилось отвечать, в этот момент в ее руке запищал телефон. Она открыла его и обнаружила еще одно сообщение от таинственного анонима.
Ч.Б”.
Сердце Блэр сделало несколько кувырков прежде, чем она смогла сосредоточиться на Серене, которая продолжила рассказывать, почему Чак Басс - это зло. Блэр решила не говорить ей об этих сообщениях, Серена несла какую-то ерунду. Она бросила взгляд на часы, было уже 9:15. У Блэр почти не осталось времени привести себя в презентабельный вид прежде, чем встретиться с Чаком в “Паласе”.
- Серена, - она перебила подругу, - боюсь, у мамы сейчас творческий кризис, и я должна приехать к ней в офис. Поговорим позже.
Она быстро поцеловала Серену в щеку, соскочила с кровати и скрылась в ванной. Утро стало куда лучше. Она едет в “Палас”, она едет в “Палас”… Блэр едва не начала распевать, пока принимала душ. Она постаралась выбрать несколько менее изящное платье, но зато куда сексуальнее, чем обычно. Элеонор бы его, конечно, одобрила, но оно не было наглухо закрытым, как всегда надевала Блэр.
Приехав в “Палас”, она направилась в ресторан. В глубине сидели Чак, Картер и Нейт, который один был без солнечных очков. Блэр сделала глубокий вдох, успокаивая себя, а затем уверенно направилась к их столику. По телу побежали мурашки, когда она поймала на себе взгляды нескольких бизнесменов. Да, Блэр сегодня немного красивее, чем обычно.
Когда она подошла к их столику, они разговаривали о какой-то экстремальной охоте на Аляске, куда они все хотели поехать. Нейт первый заметил ее и улыбнулся, точно дружил с ней всю жизнь. Он и правда был ужасно похож на Серену. Это несколько успокоило Блэр, и она заняла свободный стул между ним и Чаком, поприветствовав всех.
- Ты не можешь быть вчерашней девушкой, - заявил Картер, когда любезности закончились. Блэр холодно ему улыбнулась. Кажется, у него ужасное похмелье, зато его нет у Блэр.
- Ты про ту, которую ты бросил у дома? – она подняла брови, давая понять, что ей это не понравилось. Он ухмыльнулся в ответ, явно не мучаясь раскаянием. – Я была не так пьяна.
- Да ну? – заговорил рядом с ней Чак, и она первый раз за все утро посмотрела ему в глаза. У Блэр до сих пор немного перехватывало дыхание и ее сердце отстукивало бешеный ритм, что ее пугало, но она начала понемногу привыкать к его присутствию. – Мне так не кажется. Ты едва держалась на ногах, - он явно ее дразнил, так что она не расценила это оскорблением.
- Я быстро собралась. Хамфри помог, - парировала она. Чак кивнул и больше ничего по этому поводу не сказал. – Почему меня позвали? – Блэр терпеть не могла быть не в курсе происходящего и притворяться, что завтракать с ними обычное дело, она тоже не могла.
- Я тебя не звал, - заявил Чак, схватив тост и намазывая на него немного масла. Блэр смотрела, как он откусил небольшой кусочек, а затем быстро отвернулся, представив, как он точно так же укусит ее. Она же в момент покраснеет, если будет представлять дальше.
- Я, должно быть, себе нафантазировала, - Блэр ухмыльнулась удивленному выражению его лица и, махнув рукой официанту, заказала стакан апельсинового сока и фруктовый салат. Она внезапно проголодалась. – Так почему меня пригласили? – она переводила взгляд с Картера на Чака, понимая, что Нейт знает столько же, сколько и она.
- Мы завтра летим в Барселону, - ответил Картер.
Блэр расстроилась, желудок сжался. Чак отправляется в очередное путешествие, и она не увидит его какое-то время. Все ее мечты о том, как они случайно столкнутся в фойе “Паласа”, обратились в дым. Блэр чувствовала себя оставленной женой, хотя ничем подобным она не была. Она едва могла назвать его своим другом, чего на самом деле хотела. Хотя ее немного утешило, что на этот раз с ней хотя бы попрощались. Это ведь что-то да значит. Жаль, что Серене не нравится ее идея подружиться с ними, Блэр бы обсудила это с ней.
- Чудесно. Я слышала, там красиво, - Блэр взяла себя в руки.
- А разве ты не хочешь увидеть это своими глазами? – подал голос Чак, и Блэр медленно повернулась к нему. Кажется, она не навязывалась и даже почти не удивилась. Это было бы бестактно, а Блэр Уолдорф таковой не была. Но поверить своим ушам она не могла. Получается, он приглашал ее лететь с ними.
- Я об этом не думала, - честно ответила она, сделав глоток сока.
- Поехали, Блэр, - ободрил ее Нейт. – И Серену захвати, - он тут же вернулся к еде, и Блэр постаралась не нахмуриться. Если весь этот разговор затевался только для того, чтобы взять в Барселону Серену, Блэр пас. Хотя бы раз в жизни она надеялась, что у нее будет в жизни что-то свое.
- Может быть, - она сунула в рот виноградину и, не глядя на них, принялась обдумывать предложение. Если она поедет с ними, то проведет время с Чаком, у нее будет свое приключение. Но тогда ей придется пригласить Серену, и Блэр всю поездку будет изводить себя мыслями, что без Серены ее бы не взяли.
Бранч продолжился, они продолжили вспоминать прошлые поездки и как весело им было. Чак говорил меньше всех, почти все время он копался в своем карманном ПК и жевал тост. Картер начал рассказывать о какой-то египетской шлюшке, отчего Чак нахмурился, а Блэр затошнило. К счастью, Бейзен остановился, не поведав сочных деталей, а Нейт вспомнил об экстремальном катании на лыжах. Никаких женщин, только веселье. Нейт начал нравиться Блэр все больше и больше, зато Картера она уже почти не любила.
- Пойду покурю, - объявил Чак, перебивая очередную дикую историю Картера. Он повернулся к Блэр. – Пойдем.
Он протянул ей руку, и Блэр осторожно ее приняла, поднимаясь из-за стола. Положив на стол несколько купюр, он сообщил Картеру и Нейту, что найдет их позже, и пошел к выходу. Блэр поспешила за ним.
Они вышли из отеля, и Чак отвел ее в небольшой угол, где создавалось хоть какое-то подобие приватности. Блэр села на скамейку и отвернулась от сладкого дыма. Сидеть рядом с Чаком, когда он средь бела дня курил травку, было странно. Блэр все время ждала, что приедет полиция и заберет их обоих.
- Что-то не так? – Чак заметил, как она нахмурилась.
- Нет, - быстро покачала головой Блэр. Она не хотела начинать жаловаться. Он может назвать ее ребенком и оставит ее здесь одну. Рядом с ним Блэр до сих пор чувствовала себя неуверенно. Она вообще его не понимала и боялась, что еще меньше знает о себе.
Чак улыбнулся ей и выкинул окурок.
- Так ты едешь с нами? – сразу приступил он к делу.
- Мне надо поговорить с мамой, - ляпнула Блэр и тут же пожалела об этом. Она не хотела напоминать ему, что учится в школе, но, судя по его взгляду, только что это сделала.
- Я и забыл, что тебе еще семнадцать, - сказал он, и Блэр не поняла, что конкретно он хотел этим обозначить.
- То есть? – она буквально на секунду позволила промелькнуть на лице растерянности, но тут же собралась. Блэр начала уставать догадываться о значении каждого его слова. Ей нужно знать, кем он ее видит. Ребенком? Жалким несчастьем? Кем-то, с кем он хочет познакомиться поближе? Его слова и действия были бессмысленны.
Чак опустил глаза и покрутил в пальцах косячок.
- Не знаю, - он просто пожал плечами, и Блэр расстроилась.
Басс посмотрел ей в глаза и улыбнулся. Это была не та уверенная улыбка, которую Блэр видела раньше, на этот раз Чак улыбался немного смущенно, и девушке стало немного легче.
- Я хочу, чтобы ты поехала, - прямо сказал он, не отводя от нее глаз. Блэр видела, что он действительно этого хочет. Он хочет, чтобы она поехала не из-за Серены и не из жалости. Он хочет с ней пообщаться. Может быть, не так сильно, как этого хочет она, но ведь хочет.
- Почему? – снова спросила она. Блэр была готова прыгнуть со скалы ради него и поругаться с Элеонор. Она была готова навсегда загубить свою репутацию из-за него. Это было неизбежно. Она поедет в Барселону. С ним она поедет куда угодно. Блэр просто нужна причина, пусть даже незначительная.
- Ты другая. Я понял это, еще когда мы только познакомились, - он пожал плечами и отвернулся от нее. Сейчас он отдаленно напоминал того застенчивого мальчика, которым когда-то был, и Блэр захотелось дотронуться до него.
- Я поеду, - сказала она, и Чак кивнул, не глядя на него.
Блэр несколько минут просто наблюдала за ним. Ветер трепал его волосы, и она, осторожно протянув руку, убрала их от его лица. Чак наклонил голову набок и посмотрел на нее. Он слабо ухмыльнулся ей, и она ухмыльнулась в ответ. Все, что Блэр знала, сейчас поменялось. Она пододвинулась к нему поближе и положила голову ему на плечо, взяв его за руку. Больше она не боялась, что он ее отвергнет. Он этого не сделает.
- Моя мать придет в бешенство, - прошептала она, нарушив комфортное молчание.
- Матери обычно терпеть меня не могут, - небрежно бросил Чак, словно ему это было неважно. Интересно, это показное или ему действительно настолько неважно мнение общества? Он был на самой вершине, но они продолжали шарахаться от него и шептаться о нем по углам. Блэр неожиданно захотелось хоть как-то его защитить, и она крепче сжала его руку.
- Моему отцу ты нравишься… хотя я не уверена, придет ли он в восторг, узнав, что я еду с тобой… и Картером, - Блэр поморщилась при упоминании Бейзена, и Чак усмехнулся в ответ. – Он может быть мерзким, ты должен признать, - Блэр тоже усмехнулась.
Ей было так хорошо. Блэр хотела наслаждаться этим бесконечно, и спрятать где-нибудь на самом дне души, чтобы никто не мог до этого добраться. Она и Чак холодным декабрьским днем наслаждаются компанией друг друга, забыв об остальном мире. Она была уверена, это будет один из ее самых любимых моментов.
- А ему ты нравишься, - Чак все еще смеялся, и Блэр подняла голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Они по-прежнему ничего не выдавали, и Блэр не могла сказать, что чувствует он по этому поводу. Не было похоже, чтобы он признавался, что чувствует к ней что-то романтическое. Он ни разу даже не попытался поцеловать ее, а мог бы несколько раз. Может, он и правда видел в ней только друга, и если так, Блэр не хотела этого знать.
- Он всего лишь хочет… - розовые щеки Блэр стали красными, и она осеклась. – Неважно, - пробормотала девушка и снова положила голову ему на плечо.
Однако Чак на этот раз немного отодвинулся от нее, заставив ее снова посмотреть ему в глаза.
- Да, он этого хочет. В соблазнении девушек он хорош, - в его голосе послышались нотки предупреждения, и это понравилось Блэр.
- Так же хорош, как и ты? – поддразнила она. Его посерьезневшее лицо потемнело, и Блэр испугалась, что совершила ошибку. Казалось, ему настолько наплевать на свою репутацию, что можно было немножко его и подразнить этим. Однако, по-видимому, его это задело, и молчание было мучительным.
Чак протянул холодную руку и, взяв ее за подбородок, повернул голову к себе, глядя ей в глаза.
- Нет, не настолько. Будь осторожна, Блэр, - это был первый раз, когда он назвал ее по имени, и по телу Блэр побежали мурашки. К счастью, в этом можно обвинить холодную погоду, а не влияние его присутствия на нее.
- Буду, - пробормотала она.
Они посидели на скамейке еще немного. Молчание было комфортным, похожим на то, что было в первый раз. Однако Блэр замерзла и принялась ерзать. Чак это заметил и отстранился от нее. Встав, он подал ей руку. Блэр приняла ее, поднимаясь на ноги, и, не отпуская ее руки, Чак провел ее на улицу.
- Я все для тебя устрою, - сообщил он ей, пока они ждали такси. – Серена поедет?
Блэр не понравилось то, что он произносит имя ее подруги. Но вместе с тем она поняла, что ей будет комфортнее, если Серена поедет. Она представить не могла, что Элеонор или Гарольд отпустят ее в поездку с компанией парней, которых они едва знают и, уж конечно, не доверяют им. Серене придется поехать, и Блэр будет ее умолять, если потребуется.
- Да, - Блэр кивнула. К ним подъехало такси, и Чак наклонился, отдавая водителю деньги и говоря адрес. – Значит, увидимся завтра утром.
- Приезжай к девяти, - велел Чак, наконец, отпуская ее руку, но не отходя. – Тебе понравится Барселона, - с улыбкой заверил он. Затем, наклонившись, он поцеловал ее в лоб и помог забраться в такси. Блэр заметила вышедшего из-за угла Дэна Хамфри и отвернулась прежде, чем их взгляды встретились. Она все еще злилась на него за то, что он назвал ее Алисой в Стране Чудес. Что это должно значить?
Чак захлопнул дверь и отвернулся, приветствуя Хамфри, такси же Блэр отъехало. Она обернулась и увидела, что волосы Чака по-прежнему треплет ветер. Однако, кажется, холод ему нипочем. Железный Дровосек. Дэн Хамфри ошибся, Блэр была в этом уверена. У Чака Басс есть сердце, и Блэр его найдет.
Блэр поменяла адрес и приехала к Серене. К счастью, ее подруга занималась пересмотром гардероба, дабы освободить место для новой одежды. Редкий день, когда Серену Ван дер Вудсен можно было застать дома. Она не была домоседкой, как Блэр. Однако Блэр не возражала против этого. Ей было удобно устроиться в любимой пижаме перед телевизором, по которому идет ее любимое кино, с коробкой конфет, которые ее отец привез из своей последней поездки. Серена порой пыталась устроиться рядом с ней, но к концу она начинала ерзать, и это сводило Блэр с ума.
- Элеонор в порядке? – спросила Серена, сидя рядом с кучей дизайнерской одежды на полу.
Блэр села перед ней, передвинув немного одежды. Она и представить не могла такой бардак в своей гардеробной. Это свело бы ее с ума.
- Элеонор? – озадаченно переспросила она.
- Творческий кризис? – напомнила ей Серена, очевидно, не веря в эту отмазку. – Куда ты на самом деле ездила? – она принялась просматривать юбки, которые носила в шестом классе. Блэр было противно это признавать, но они наверняка до сих пор смотрелись бы на ней потрясающе.
- Мне не нужна лекция, Серена, - предупредила ее Блэр. Серена кивнула, и Блэр сделала глубокий вдох. Она может это сделать, она убедит Серену поехать. – Я ездила на бранч с Чаком, Картером и Нейтом.
Серена кивнула, не перебивая.
- Чак пригласил меня. Я говорила тебе, что мы друзья, так и есть. И я не хочу слышать о том, какой он плохой, - Блэр выжидающе посмотрела на нее.
- Хорошо, больше не буду об этом рассказывать. Но если он причинит тебе боль, я просто так сидеть не собираюсь. Я знаю, что это за парень, а вот ты, по-моему, нет, - в голосе Серены зазвучали покровительственные нотки, но Блэр не обратила на это внимания.
- Отлично, - согласилась Блэр и приготовилась умолять. – Они предложили мне поехать с ними в Барселону на остаток рождественских каникул. Ты тоже приглашена, - Серена хотела было что-то сказать, и Блэр заговорила быстрее. – И мне нужно, чтобы ты поехала. Мои родители в жизни не отпустят меня одну, хоть ничего и не происходит. А если ты поедешь, они согласятся, и мы повеселимся. Ты же знаешь, что это так. И кроме того, ты – моя лучшая подруга, а ради тебя я бы поехала, - Блэр привела все свои аргументы и подождала контраргументов Серены. Ее отец прекрасно ее научил, она заняла оборону.
- Я никогда не была в Барселоне, - Серена восприняла это всерьез, за что Блэр была ей благодарна.
- Я тоже, Эс. Мы можем там потусить, исследовать город… Будет весело. И потом, тебе же нравятся Картер и Нейт, и ты не будешь так уж много времени проводить с Чаком, - уж Блэр об этом позаботится.
- Ты и правда хочешь поехать? – скептически спросила Серена. – Все ведь изменится, Блэр.
Блэр услышала предупреждение в голосе Серены, но не поняла, что она имеет в виду. Блэр узнает получше Чака, познакомится поближе с Картером и Нейтом. Поездка в Барселону не изменит сразу все. Однако по мнению Серены так и случится, и у Блэр зародилось дурное предчувствие. Но она не может отступить сейчас, если она это сделает, то никогда не узнает, что могло случиться в этой поездке. Все останется на мертвой точке, и однажды она станет похожа на свою мать. От одной только мысли об этом Блэр становилось плохо.
- Так будь что будет. Я уже меняюсь, Серена, - в голосе Блэр послышалась мольба. Она не знала, что будет делать, если Серена ответит отказом. Тогда придется разработать целый план, наврать родителям… Бог с ней, с матерью, но вот отца разочаровывать она не хотела.
- Вижу, - Серена ласково улыбнулась ей и потянулась к ее руке. Она крепко сжала ее пальцы. – Иногда я тебе завидую, - после ее признания установилась тишина, и не успела Блэр ничего сказать, как Серена продолжила. – У тебя идеальная жизнь, в которой есть родители, которые помнят о твоем существовании и волнуются о том, чем ты занимаешься. Ты учишься лучше всех, и учителя тебя любят. Как будто ты идешь по определенному пути, и никто не может сбить тебя с курса. Я на такое не была способна никогда. Я все время на что-то отвлекаюсь, ввязываюсь в авантюры, не подумав. Многим я не горжусь… - Серена отвела глаза, Блэр сжала ее руку, и она снова посмотрела на нее. – Не хочу, чтобы ты о чем-то сожалела, как я. Не позволяй себя использовать, Блэр. Это не ты.
В темно-голубых глазах подруги Блэр увидела бездну грусти, и ее сердце сжалось. Неужели эта бездна была всегда, а Блэр этого не замечала? Серена так же уязвима, как и Блэр, и поэтому Серена стала ей ближе. Они были не такими уж разными.
- Не позволю, - пообещала Блэр с неуверенной улыбкой. – У меня еще есть курс, Серена. Я не бросаю школу и не отказываюсь от будущего. Я просто делаю это немного… - Блэр попыталась подыскать слово, чтобы описать свое состояние. – Наверно, я хочу чего-то большого для себя. Большего, чем семья, школа и глупые поцелуи от парней, которые мне даже не нравятся. Я хочу, чтобы в моей жизни было что-то еще, помимо этой скуки, - Блэр вздохнула и убрала руку. Она обняла себя руками, ожидая, как Серена спустит ее с небес на землю.
- Хорошо, - вместо этого сказала Серена, и Блэр вскинула голову, глядя в глаза подруги.
- Хорошо? – Блэр озадачилась.
- Хорошо, Барселона так Барселона. Собираемся наслаждаться жизнью, и если тем парням повезет, будем это делать в их компании. Но если они нас обидят, мы их бросим, и у нас будет свое приключение. Согласна? – Серена протянула руку Блэр.
Блэр рассмеялась и пожала ее руку. Затем она обняла подругу, Серена так и не узнает, что ее согласие значит для Блэр.
- Спасибо, Эс, - прошептала она в волосы подруги.
- Без проблем, - Серена крепко обняла Блэр в ответ.
Блэр неожиданно поняла, о чем Серена говорила раньше. Все изменится потом. Все уже менялось в этой комнате. Она больше не будет надежной Блэр Уолдорф, что жила в безопасном мирке. Она станет девушкой, которая объехала почти полмира с Чаком Бассом, Картером Бейзеном и наследником Вандербильтов. Эта новая Блэр немного пугала, но и приятно волновала.
Она уговорила родителей с помощью Серены. Серена всегда нравилась Элеонор, и когда она взмолилась, мать Блэр быстро сдалась. С Гарольдом было куда легче, хоть он и предупредил Блэр насчет наследника Бассов.
- Чак – интересный человек. Держи ухо востро, медвежонок.
Блэр просто кивнула и крепко обняла отца. Все происходило на самом деле. Серена отправилась домой собираться, а Элеонор и Дорота сопроводили Блэр в ее комнату. Элеонор выбрала всю одежду за Блэр, вплоть до нижнего белья, но Блэр была слишком рада, чтобы обратить на это внимание.
Около полуночи, когда она только уснула, на ее телефон пришло несколько сообщений. Первое было от Серены. “Мы пойдем на пляж, где загорают топлесс, будь готова”. Блэр усмехнулась и ответила неопределенным “может быть”. Она, конечно, собиралась наслаждаться свободой, но не настолько же. Хотя она будет просто счастлива помочь Серене отбиться от мужчин, которым Серена вскружит голову таким приемом.
Следующее было от Картера Бейзена. Блэр удивилась, ей казалось, что она не записала его номер в свою телефонную книжку. Должно быть, это случилось, когда она напилась. “Жду с нетерпением, крошка Алиса”.
Блэр поморщилась и удалила сообщение. Когда она увидит Картера, ему придется кое-что разъяснить. Поддразнивать еще можно, но не использовать же это глупое прозвище. Если этот псевдоним приклеится к ней, ей придется убить Дэна Хамфри и повесить его тело на Бруклинском мосту.
Следующее сообщение пришло около часа ночи. Она думала, что оно от Серены, но на экранчике телефона высветился номер Басса. По спине Блэр побежали мурашки. Она сделала глубокий вдох, закрыв глаза, а затем открыла сообщение. “Не обращай внимания на Картера. Увидимся утром”.
Блэр улыбнулась до ушей и прочитала сообщение еще двадцать раз прежде, чем, наконец, положила телефон. Может, Чак и не мечтал поцеловать ее на песчаном пляже, как об этом мечтала Блэр, но он о ней думал. И велел ей не обращать внимания на Картера. Для Блэр это были знаки, вселяющие надежду. Удовлетворенная, она заснула, а когда Дорота разбудила ее утром, она была полна энтузиазма.
Барселоне и Чаку Бассу лучше подготовиться, ведь Блэр Уолдорф уже более чем готова.

Цитата в начале главы взята из песни Kings Of Leon - Cold Desert.
http://www.youtube.com/watch?v=bWkYu-hYTZs - слушать.
http://zaycev.net/pages/2952/295206.shtml - скачать.




Сообщение отредактировал Candle - Воскресенье, 28.03.2010, 16:38
 
CandleДата: Четверг, 08.04.2010, 16:44 | Сообщение # 7
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава четвертая.

Прятаться легче.

Легче упасть, чем выстоять,
Легче плакать, чем смеяться.
А я не знаю, как, я ничего не знаю.

На следующее утро Блэр получила от Серены сообщение о том, что Серена опаздывает и встретит ее в аэропорту. Блэр поняла подтекст сообщения, Серена до сих пор не собралась. Проведя ключом от пентхауса, который так и остался у нее, через слот, Блэр подождала, пока лифт поднимется на нужный этаж. Всего через несколько часов она будет на полпути к Барселоне, остаток каникул она проведет с Чаком Бассом. Одна эта мысль вызывала радостную улыбку, когда двери лифта открылись, Блэр ухмылялась, как безумная. Только ухмылка быстро пропала, когда она услышала из комнаты громкие голоса.
- Я предупреждал тебя, Чарльз!
По пентхаусу прокатился громкий голос, точно раскат грома, и Блэр метнулась в лифт, но затем постаралась собраться и вышла. Мимо нее пробежала перепуганная служанка, и Блэр ее остановила.
- Извините, - Блэр схватила ее за руку. – Я пришла к Чаку…
Она надеялась, что служанка сейчас скажет, где подождать. Блэр совсем не хотела прерывать ссору в соседней комнате. Если она права в своих предположениях, это шумел Барт Басс, а Блэр слышала о нем достаточно, чтобы его бояться.
- Мистер Чак разговаривает с отцом… подождите здесь, - пролепетала служанка и тут же умчалась в другую комнату.
В Блэр начала расти паника, ей захотелось спрятаться в ближайшей ванной и избавиться от завтрака, на котором этим утром настоял отец, но она сдержалась. Девушка опустилась на резной стул, который явно выбирала Эвелин Басс, и приготовилась ждать. Шум в соседней комнате усилился, но Блэр не могла разобрать слов. Можно, конечно, попытаться подслушать, но от мысли, что ее поймают, Блэр затошнило еще сильнее, так что она осталась на месте.
Внезапно на лестнице раздался очень знакомый стук каблуков, и Блэр повернула голову как раз вовремя, чтобы увидеть появившуюся миссис Басс. Блэр застыла, не в силах отвести взгляд. Красоту Эвелин Басс ничуть не преувеличивали. Блэр впервые увидела ее еще ребенком, но Эвелин редко приезжала в Нью-Йорк. По словам Элеонор она почти постоянно жила в Париже, возвращаясь в Америку только, если муж настаивал на выполнении определенных обязанностей. Франция была красивой страной. Когда Блэр было четырнадцать, Гарольд взял ее с собой в одну из поездок, и Блэр могла понять, почему Эвелин Басс отказывалась переезжать в Нью-Йорк.
Женщина почти прошла мимо Блэр, но в последний момент все-таки ее заметила. Она остановилась и окинула девушку взглядом. Эвелин держалась царственно и элегантно, Чак был так похож на нее. Темные волосы, темные глаза… они были зеркальным отражением друг друга.
- Кто вы? – Эвелин внимательно осмотрела ее с головы до ног. По крайней мере, ей понравились туфли Блэр от Маноло Бланник. – Я задала вопрос… - тон женщины стал нетерпеливым, и Блэр, заглянув ей в глаза, заметила, что они немного остекленели.
- Блэр Уолдорф, - Блэр встала, чтобы не чувствовалось больше разницы в росте, и улыбнулась своей лучшей улыбкой, вежливой и холодной. Элеонор бы ею гордилась, однако на мать Чака это не произвело ни малейшего впечатления. – Я пришла к Чаку, - Блэр не отступила.
Эвелин улыбнулась, отчего у Блэр мороз пошел по коже. В улыбке не было ничего доброго, только молчаливое веселье.
- Понимаю, - она похлопала Блэр по щеке, будто та была маленькой девочкой. – Он занят в данный момент. Уверена, вы подождете.
Эвелин скрылась в той же комнате, куда умчалась служанка, а Блэр обрушилась на стул. Взрослые ее всегда любили. Им нравились ее элегантная внешность и вежливое поведение, и она притягивала к себе взгляды. Однако Эвелин Басс была другой. Она в момент составила о Блэр свое мнение, и мнение это явно было нелестным. Блэр снова стало плохо, и она бросила взгляд в сторону ванной. Девушка уже хотела было подняться и пойти туда, как двойные двери распахнулись, и из комнаты вышел Барт Басс. Он тоже остановился, заметив Блэр, но его приветствие было куда теплее, чем Эвелин.
- Вы дочь Гарольда? – Блэр снова встала и кивнула. – Очень похожи на мать.
Улыбка Барта была фальшивой, но Блэр все равно улыбнулась в ответ.
- Спасибо, мистер Басс. У вас чудесный дом, - Блэр надеялась завоевать его симпатию. Она чувствовала, что несколько потеряла контроль над ситуацией, и боялась, что Барт это поймет.
- Спасибо, мисс Уолдорф, - он окинул ее внимательным взглядом, Блэр испугалась, что она ему не понравится. Он нахмурился на мгновение, но затем собрался и кивнул ей. Бросив взгляд через плечо, он скрылся в лифте.
Блэр испустила дрожащий вздох и попыталась взять себя в руки. Барт был известен тем, что взглядом мог содрать с человека кожу, в переносном смысле, естественно, а она вышла невредимой. Блэр почувствовала себя увереннее, она ведь Блэр Уолдорф, и родители ее любят. Может, у матери Чака выдалось непростое утро, у всех же такое бывает. Блэр подавила тошноту и вошла в комнату. То, что она увидела, шокировало ее. На полу лежали осколки вазы, а Чак Басс растянулся на диване, прижимая к щеке полотенце со льдом. Блэр направилась было к нему, но застыла на полпути. Что произошло между ним и отцом ее не касалось. Блэр внезапно стало так неудобно, лучше бы она подождала Серену в аэропорту.
Она окинула комнату взглядом, избегая смотреть на Чака. Он пока не заметил ее присутствия, и Блэр захотелось просто уйти и написать ему сообщение, что они встретятся в аэропорту. Девушка чувствовала себя так, точно вторгается в его личную жизнь, и хоть она и представляла себе, как они будут сталкиваться то тут, то там, эта ситуация в ее фантазиях никогда не возникала. Блэр понятия не имела, что сказать или сделать. В конце концов Блэр пришла к компромиссу. Она не убежит, как испуганный кролик, но и не подойдет к нему. Вместо этого она подошла к осколкам вазы и, опустившись на корточки, принялась подбирать наиболее крупные.
- Не трогай, - резко бросил Чак, и Блэр вздрогнула. Она подняла последний осколок и, положив его на столик, повернулась к нему. Его глаза были по-прежнему закрыты, но он уже не прижимал сверток со льдом к лицу, и Блэр увидела свежий синяк у него на лице.
Подойдя к дивану, она села в нескольких сантиметров от него. Девушка бросила взгляд на его лицо и поморщилась, увидев иссиня-черное пятно. Не раздумывая, она протянула руку, ее пальцы едва коснулись синяка, но он резко поднял руку и схватил ее за запястье.
- Все хорошо, - прорычал Чак, отпуская ее руку. Блэр положила руку себе на колени и отвернулась от него. – Ты рано, - он словно бы раскритиковал ее, и Блэр просто безумно захотелось в ванную.
Однако она молча осталась на месте. В голове крутились только испанские фразы, которые она нашла прошлым вечером с помощью Гугла. Блэр три раза прошлась по ним прежде, чем он снова заговорил.
- Прости, - Чак судорожно вздохнул и выпрямился. Он бросил сверток со льдом на пол и убрал растрепанные волосы от лица. Блэр бросила на него короткий взгляд. Чак будто почти не спал и был одет в ту же одежду, что и вчера.
- Серена встретит нас в аэропорту, - Блэр не хотелось слушать его извинений. Она даже не знала, за что он извиняется, то ли за то, что выглядел, как бомж, что был с нею груб. В любом случае начинать разговор она не хотела. Настроение было уже испорчено встречей с его матерью.
Чак кивнул и вытащил из кармана косяк. Он поискал зажигалку, а затем расстроенно вздохнул и встал. Блэр проводила его взглядом и вытащила телефон. Ей надо поговорить с Сереной. Не успела она нажать на кнопку на быстром наборе, как Чак обернулся и позвал ее с собой.
- Пошли. Мать вступит на тропу войны, когда увидит вазу, - он скрылся в соседней комнате, и Блэр, засунув телефон обратно, поспешила за ним. Да она что угодно, лишь бы не сталкиваться с Эвелин Басс.
Чак уже стоял на балконе, и Блэр сделала глубокий вдох прежде, чем присоединиться к нему. Каникулы ее мечты уже превращались во что-то другое, и она не знала, как реагировать на эту ситуацию. Больше всего ей хотелось забросать его вопросами и узнать, что же произошло этим утром, но, судя по тому, что она знала про Чака Басса, он совсем недобро на это отреагирует. Она могла быстро потерять его расположение, а это было бы унизительно.
Выпустив дым, Чак застывшим взглядом посмотрел на город перед ним. Он то и дело поднимал руку к синяку на мрачном лице, но он ни разу ничего не сказал по этому поводу. Блэр бросала на него короткие взгляды и все время проверяла телефон на наличие сообщений. Она будет рада чему угодно, лишь бы уехать. Даже очередной истерики Элеонор.
- Хочешь? – Чак протянул ей косяк и Блэр, несколько секунд посмотрев на него, покачала головой. Новая Блэр не будет принимать наркотики. – Ты расстроилась из-за меня, - объявил Чак и, затушив косяк, засунул его в карман.
- Нет, - Блэр покачала головой, но ничего не добавила. Она не знала, как себя теперь с ним вести. Его образ рассыпался на глазах. Это утро было действительностью, его мать, отец и этот синяк на щеке. Она не знала, как на все это реагировать.
Он тихо усмехнулся, и Блэр отвернулась, глядя на город.
- Ты же не перестанешь со мной общаться? – в его голосе слышались веселые нотки, посмотрев ему в глаза, Блэр заметила, что они снова темны словно полночь. Девушка смотрела ему в глаза слишком долго, чтобы воздух вокруг них начал потихоньку электризоваться. Опять появилась проблема с недостатком воздуха, и Блэр отвернулась, стараясь обрести почву под ногами.
- С чего бы это? Только потому, что не жаворонок? – в таком же тоне ответила она, и Чак шагнул к ней ближе, оперевшись на перила. – Я познакомилась с твоей мамой, - Блэр решила посмотреть на его реакцию. Ей до сих пор не давала покоя… холодность Эвелин. Обычно люди хотя бы излучали фальшивую радость.
- Готов поспорить, это было забавно, - в голосе Чака послышалась горечь, и Блэр быстро повернулась к нему. Он на нее не смотрел, чему она была рада. Юноша снова помрачнел, и Блэр просто не знала, что с этим делать. – Она стерва, - прошептал он и, повернувшись, исчез в комнате.
Блэр прошла за ним к бару и подождала, пока он нальет себе виски. Чак одним глотком выпил стакан и налил себе еще. Он хотел было выпить и этот тоже, но Блэр остановила его. Она решила с ним дружить, а именно этим друзья и занимаются. Они разговаривают.
- Что случилось с твоим лицом? – Блэр слышала свой голос, но все равно как-то с трудом верила, что задала этот вопрос. Судя по его удивленному лицу он тоже не думал, что она об этом спросит. – Выглядит ужасно, - добавила она, стараясь, чтобы это прозвучало как можно спокойнее. Куда спокойнее, чем она себя чувствовала.
Он слабо улыбнулся и, осторожно убрав ее руку со своего стакана, сделал глоток. На этот раз он не опрокинул в рот все сразу, что было прогрессом, по мнению Блэр. Однако и отвечать он тоже не спешил. Посмотрев ему в глаза, Блэр увидела там вызов. Он что-то искал в ее лице и, кажется, был озадачен. Блэр понятия не имела, что ему было надо, но и отступать она не собиралась. Схватив его стакан с виски, она отпила немного, не спуская с него глаз.
- Так что произошло? – повторила она вопрос, отказываясь менять тему.
- И правда ужасно выглядит? – вопросом на вопрос ответил Чак. Подняв руку, он дотронулся до синяка и поморщился.
Интересно, как бы поступила на месте Блэр одна из героинь ее любимых фильмов? Она бы наверняка была дерзкой, без конца флиртовала и вообще держалась бы так, точно такое с ней происходит все время. Блэр Уолдорф же никогда не становилась свидетельницей семейных ссор, и она не знала, как себя вести. Хотя опять же можно сымпровизировать. Достав кубик льда из его стакана, и подошла поближе. Чак внимательно наблюдал за каждым ее движением и не отвернулся, когда Блэр подняла руку и прижала кубик льда к фиолетовой коже.
- Немножко, - Блэр смущенно улыбнулась.
- Ты похожа на дерзкую медсестру из сексуальной фантазии, - Чак ухмыльнулся, когда Блэр покраснела. Опустив руку, она уронила кубик льда обратно в стакан, но не отступила.
- Так ты столкнулся с дверью? – попыталась пошутить Блэр, но шутка не прокатила. Ответ на вопрос, кто ударил Чака, лежал на поверхности, и Блэр никак не могла его принять. Ее мать была монстром, но она ее и пальцем не трогала. Это было просто неприемлемо.
- С отцовским кулаком, - Чак пожал плечами. – Я его расстроил.
Он сказал это так безразлично, что у Блэр сжалось сердце. Видно, это был не первый раз, и Чак просто привык к этому.
- А я-то на свою мать грешила, - сказала Блэр и тут же об этом пожалела. Он посмотрел на нее таким мрачным, таким отчаянным взглядом, что она испугалась. Блэр и хотела бы отвернуться, но выдержала.
- Элеонор, - Чак улыбнулся и, отвернувшись от Блэр, пошел к дивану. Сев рядом с ним, Блэр поняла, что осколки вазы уже убрали. – Она… интересная, - он откинулся на спинку дивана.
Блэр вздохнула. Она не хотела затевать разговор о своей матери, но так как она знала, что его ударил отец, предполагало, что и она должна что-то сказать.
- Это еще ласково. Она бульдог. Иной раз я никак не могу взять в толк, почему мой отец ее любит, - Блэр никогда не говорила этого вслух, удивительно, что она сейчас это сказала. Но девушка не жалела об этом. Посмотрев на Чака, она увидела полное понимание в его глазах.
- Мои родители друг друга ненавидят. У отца любовницы, у матери… что-то другое, - голос Чак был безразличным, но Блэр чувствовала злость, которая стоит за этими признаниями. Видимо, Чаку тяжело вот так открываться, и если он поделился этим с ней, значит, она особенная.
Блэр хотела было ответить, но послышался сигнал приехавшего лифта, и в комнату вошли Картер и Нейт. Картер, несмотря на растрепанные волосы, все равно выглядел сексуально, зато Нейт был его полной противоположностью – подтянутый и собранный. Они поздоровались с Чаком, никак не комментируя синяк на его щеке.
- Пора ехать, детки, - Картер посмотрел на Блэр, явно пытаясь ее задеть. Блэр улыбнулась ему, про себя скрипя зубами. – Можешь сесть рядом со мной, - прошептал он, обняв ее за талию и потянув к лифту.
Нейт и Чак последовали за ними. Блэр заметила, как Нейт что-то прошептал Чаку с выражением искреннего беспокойства на лице, но Чак покачал головой. Дорога до аэропорта прошла в молчании. Блэр пришлось сидеть рядом с Картером и терпеть все его инсинуации, а Чак не замечал их обоих. Она чувствовала, что между ними вновь выросла стена, и это ее расстроило. На какой-то момент они стали друг другу самыми близкими людьми, понимая друг друга как никто. А сейчас, глядя на него, Блэр снова перед собой незнакомца.
- Он дохлый номер, - прошептал Картер, когда они выбирались из лимузина. Блэр не обратила на него ровно никакого внимания, кинувшись к уже ждущей их Серене. Однако смех Картера ее преследовал, и она испугалась, что он прав. Чак Басс дохлый номер.
Полет прошел быстро. Нейт захватил с собой снотворное, и Блэр даже обрадовалась таблетке. Частный самолет Бассов был достаточно большой, однако ж надо такому случиться, что Блэр снова оказалась рядом с Картером. Он уже начинал ее безумно раздражать. К сожалению, Нейт и Серена прижались друг к дружке, глядя на портативном DVD-плеере старые мультфильмы, а Чак удалился в спальню. Блэр и хотела бы пойти за ним, но это будет ужасно выглядеть, а она была не готова еще разрушить свою репутацию. Так что пришлось терпеть остроумные замечания Картера и стараться не кидать на него очень уж раздраженные взгляды.


 
CandleДата: Четверг, 08.04.2010, 16:44 | Сообщение # 8
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
В Барселоне было прохладно, но, уж конечно, теплее, чем на Манхэттене. Блэр плотнее запахнула пальто и прижалась к Серене, пока они ждали машину из отеля, которую вызвал Чак. Чак общался по телефону со своим знакомым из Барселоны, а Нейт флиртовал с туристкой, ждущей шаттла.
- Здесь мило, - Блэр оглянулась, стараясь не смотреть на Чака. По прилете настроение у него было не ахти, и он чуть не откусил Нейту голову.
- Я видела фотки центра, потрясающе. Би, нам так много надо успеть. Здесь в прошлом году была Поппи Лифтон, и она сказала, что нам надо посмотреть Ла Рамблу (улица в центре Барселоны, протяженностью 1,2 км, начинается на площади Каталонии и заканчивается площадью Порта де ла Пау – прим. перев.). Вид там обалденный, - Серена захихикала, и Блэр посмотрела на нее. – Где энтузиазм?
Блэр попыталась улыбнуться.
- Он на месте. Я просто замерзла, - соврала Блэр и крепче обняла себя руками. Она не могла Серене о причине того, почему ей так неуютно. Стоит ей начать, как придется объяснять, что она слышала ссору Чака с отцом, а это была уже тайна Чака, а не ее. Она до сих пор чувствовала себя как-то чересчур обнаженной после этого разговора.
- Из тебя фиговая лгунья, - заявила Серена, но прежде, чем она попыталась надавить на Блэр, подъехал лимузин.
Блэр закрыла глаза, расслабившись до приезда в отель. Выскочившие посыльные забрали их багаж, и их проводили до номера, который зарезервировал Чак. Он оказался достаточно красивым, и Блэр наконец немного отпустило напряжение. Чак тут же занял главную спальню, а Нейт настоял, чтобы им с Сереной отдали другую. Они с Картером перебьются.
- Или вы можете разделиться, - комментарий Картера относился к Блэр, и она нахмурилась. Серена же захихикала и, флиртуя, прощебетала “может быть”, а потом схватила Блэр и потянула ее в спальню.
- Он придурок, - объявила Блэр, когда они остались вдвоем.
- Он забавный, и ты ему нравишься. Так что подумай, - Серена открыла чемодан и начала переодеваться. – Другой… - Блэр раздраженно посмотрела на нее, и Серена замолчала. – Ладно, переодевайся. Хочу на улицу, посмотреть.
- Я немного устала, - попыталась отмазаться Блэр. Она хотела остаться и посмотреть, что будут делать остальные.
- Переодевайся, - отрезала Серена, отметая все возражения.
Повиновавшись, Блэр вытащила джинсы и топик, в котором, по словам Дороты, она выглядела старше и утонченнее. Она осталась довольна своим отражением в зеркале. Она выглядела хорошо, симпатично и забавно. Старше, но в этом была вся соль.
- Я готова, - Серена стянула волосы в конский хвост и, схватив фотоаппарат, который она привезла с собой, взяла Блэр за руку.
Они вышли в гостиную. Нейт и Картер, развалившись на диване, смотрели какой-то испанский канал, а Чак готовил им коктейли.
- Мы гулять, - объявила во всеуслышание Серена. Картер кивнул и тут же переключил свое внимание на викторину. Чак промолчал, а Нейт вскочил. – Ты с нами? – в голосе Серены слышалась надежда.
- Конечно. Поппи Лифтон сказала… - Серена, захихикав, подняла руку, прерывая его на полуслове.
- Я хочу, чтобы это был сюрприз, - Серена продолжала хихикать, и желудок Блэр сжалась. Конечно, у Серены был припасен для Блэр бо-ольшой сюрприз. Она могла только его представить. – Не хмурься, Блэр, а то так и останешься, - пошутила Серена, и Нейт усмехнулся.
- Ты можешь остаться с нами, Уолдорф, - Картер, наконец, выключил телевизор и повернулся к ним. – Уверен, нам тоже будет неплохо, да, Басс? – он посмотрел на Чака, который поднял голову от напитков.
- Конечно, - в его голосе не прозвучало особенного энтузиазма, а затем он снова забыл об их существовании.
- Блэр… - Серена нетерпеливо посмотрела на нее.
Картер подмигнул, Блэр была уверена, что он играл с ней. Она даже не была уверена, что действительно ему нравится. Скорее, ему нравилось над ней подтрунивать. Блэр подмигнула ему в ответ, и он усмехнулся. А неплохо, она может его развеселить. Блэр бросила взгляд на Чака, тот на секунду поднял голову, но по его лицу невозможно было ничего.
- Я устала от перелета, Серена, - Блэр хотела остаться. Вполне возможно, она выкинет Картера с балкона и останется с Чаком наедине хоть на несколько минут, чтобы продолжить их разговор. Она не была готова терять возможность сблизиться с ним.
- Не будь букой… помни, - прошептала Серена.
Туше, даже Блэр признала.
- Ладно, - немного резко сказала она. Что бы не предприняли Чак и Картер, это будет веселее, чем гулять с Нейтом и Сереной, двумя самыми счастливыми людьми на планете. Сначала это вроде ничего, но потом их веселье просто добивает. Да и опять же этот таинственный сюрприз Серены… - Я иду с вами.
Серена запрыгала на месте, как ребенок, и схватила Блэр за руку.
- Увидимся позже, - бросила она Чаку и Картеру и потянула Нейта и Блэр к двери.
Остаток дня прошел не так паршиво, как нафантазировала себе Блэр. Нейт оказался забавным, и он радовался всем дурацким снимкам, на которых настаивала Серена. Они посетили знаменитую церковь Саграда Фамилия (название церкви переводится как “святая семья”, строительство началось в 1874 г и продолжается до сих пор, главное творение Антонио Гауди – прим. перев.), и на Блэр она произвела огромное впечатление, по крайней мере, фасад. Они долго бродили внутри, и это было совсем не забавно. Нейт, однако, все время шутил, и Блэр с Сереной постоянно хохотали. Затем они направились на Ла Рамбла, и Блэр скоро поняла, почему Серену так туда тянуло. Улица была несколько злачным местом, люди вокруг либо пытались вам что-то продать, либо что-нибудь стянуть из вашего кармана (спасибо Господу за быструю реакцию Серену и за то, что Нейт был без бумажника).
На обратном пути их поджидал большой сюрприз. Серена остановилась на полдороге и принялась куда-то тыкать пальцем. Нейт тут же начал смеяться вместе с ней, и Блэр решила, что они оба спятили. А потом она увидела причину их смеха. Перед ними шел старик, примерно 70-80 лет, весьма неопрятного вида. Он был грязный, но не это в нем шокировало. Серена хихикала, точно школьница, а Нейт давился смехом потому, что старик был обнажен. Блэр, шокированная, приоткрыла рот.
- Но на нем же ничего нет, - прошептала она.
- Поппи его видела. Он не знает английского, но фоткается с туристами. Уверена, его женщина просто счастлива, - пошутила Серена. Она изогнула бровь, когда увидела самую интересную часть его тела. Блэр густо покраснела и отвернулась. – Давай сфоткаемся, Блэр?
- И не думай, Серена, - Блэр отказалась, но Серена уже потянула ее к старику, который фотографировался с туристами. Она указала ему на Нейта с фотоаппаратом, потом на себя и Блэр, и он, улыбнувшись, кивнул.
- Улыбочку, - позвал их Нейт. Серена громко закричала, а Блэр снова приоткрыла рот. Это не может быть взаправду. Нейт сделал снимок, и Серена улыбнулась старику, помахав ему рукой на прощание. – Потрясная фотка, - Нейт подошел к ним, отдавая фотоаппарат.
- Вы видели его..? – Блэр была уверена, что эта часть мужского тела выглядит по-другому. Нейт улыбнулся ей, как маленькой девочке, и ей стало жарко. – Серена, удали.
- Ни за что! Я это всем покажу. Он офигенный.
Блэр пыталась выкрасть у Серены фотоаппарат всю дорогу до отеля, но Серена не поддавалась. Она все время призывала Блэр немного раскрепоститься. Блэр раскрепостилась, просто она не хотела, чтобы это фото увидела ее мать. Элеонор будет в бешенстве и пошлет ее в интернат, если увидит. Настроение Блэр было уже на нуле, когда они пришли в отель, и упало ниже нулевой отметки, когда она увидела в номере на диване целующихся Картера и какую-то девушку.
Картер отстранился, заметив их появление, и что-то прошептал девушке. Она исчезла в глубине номера. Серена и Блэр нахмурились.
- Это Мирана. Мы с Чаком спустились в бар отеля и встретили новых друзей, - то Картера был игривым, и Блэр затошнило. Так и знала, надо было остаться с ними. – Нейт, мы и тебе подругу нашли.
Картер кивнул в направлении задних комнат, и Нейт улыбнулся, направившись туда.
- Ты на самом деле извращенец, Картер, - Серена ласково ему улыбнулась и, похлопав его по щеке, скрылась в спальне, которую она делила с Блэр.
- Присоединишься к веселью? – Картер посмотрел Блэр в глаза, и она едва поборола искушение отвернуться, зная, что это будет трусостью. Она может справиться и с Картером Бейзеном, и с тем, что он для нее припас.
- Конечно, - Блэр пошла в ту комнату, где скрылся Нейт, и не удивилась, когда Картер, догнав ее, обнял ее за плечи.
То, что Блэр увидела в задней комнате, не шокировало ее, но и не обрадовало. Нейт уже флиртовал с девушкой, о которой упоминал Картер, и с девушкой Картера тоже. Чак лежал в шезлонге, на нем сидела высокая блондинка с длинными ногами. Кажется, настроение Чака заметно улучшилось. Блэр понаблюдала за ними с минуту и отвернулась.
- Я занял комнату специально для тебя, - губы так и не отпустившего ее Картера скользнули по ее уху, и Блэр вздрогнула. Если он не будет аккуратнее, она ударит его локтем под ребра.
Блэр выскользнула из-под руки Картера и повернулась к нему лицом, соответственно, спиной к остальным. Она вежливо улыбнулась, но во взгляде был лед.
- Я и ты? Никогда.
Она прошла мимо него и заперлась в их с Сереной комнате. Серена уже спала на кровати, и Блэр легла рядом, достав купленный в аэропорту журнал. Она должна бы вернуться и притвориться, что она такая же любительница такого веселья, как и эти девушки из бара. Но печальная истина в том, что Блэр ни капельки такой не была. Она не усаживалась на едва знакомых парней и не флиртовала с упоением. Блэр даже не знала, умеет ли флиртовать. Она знала как заинтересовать парня. В школе она постоянно завлекала парней, но это совсем другое. К концу дня тот “флирт” заканчивался, этот же мог привести к каким-то последствиям. Серена была права, Блэр понятия не имела, во что ввязывалась.
Через некоторое время в их дверь кто-то постучал, и Блэр быстро посмотрела на Серену, вдруг она проснулась. Серена еще спала, поэтому девушка встала и открыла дверь. Если их покой нарушает Картер, придется пойти до конца и как-нибудь его травмировать. В этой поездке, как и в любой другой, у них секса не будет. Однако за дверью стоял Чак, на этот раз без блондинки.
- Привет, - он слабо улыбнулся ей, и она ответила на улыбку. Теперь Блэр чувствовала себя в его присутствии еще более странно. – Мы хотим пройтись… пойдешь? – Чак посмотрел через ее плечо на Серену. – И Серена тоже.
- Дай мне пять минут, - Блэр закрыла дверь. Кинувшись к Серене, она быстро ее растолкала. – Мы пойдем пройдемся, пойдешь с нами? – пробормотав что-то, Серена зарылась носом в подушку. – Серена? – при второй попытке Блэр Серена заворчала, и девушка оставила ее в покое.
Со всей скоростью, на которую была способна, Блэр переоделась в одно из своих любимых платьев и подправила укладку и макияж. Через минут пятнадцать она вышла в гостиную, где юноши что-то пили. Девушки из бара уже ушли.
- Какое платье, - Картер окинул ее жадным взглядом.
- Прекрасно выглядишь, Блэр, - Нейт улыбнулся ей и повернулся к Чаку. Чак ухмыльнулся ей, но промолчал, и Блэр пришлось сесть рядом с Картером.
- Я хочу тебе кое-что посоветовать, Уолдорф, - Картер придвинулся к ней, чтобы их не услышали Чак и Нейт, и Блэр постаралась не отодвинуться. Его похотливые наклонности ее бесили.
- Вперед, - Блэр выдавила улыбку.
- Отчаяние его не заводит, - просто не в бровь, а в глаз, Блэр как будто ударили под дых. Улыбка моментально сползла с ее лица и прежде, чем она успела придумать достойный ответ, Чак и Нейт заметили ее настроение.
- В чем дело? – Чак перевел взгляд с нее на Картера.
- Мы с Блэр сближались, - ответил за нее Картер и, вскочив, обнял Нейта за плечи. Он потянул его к двери, обещая ему веселье и женщин и оставив Чака и Блэр вдвоем.
- Сближались? – Чак поднял брови. Блэр, удивленная словами Картера, просто смотрела на него. Значит, так она выглядит? Внезапно вся ночь, вся поездка предстала перед ней ночным кошмаром. Теперь Блэр хотела домой. – Блэр? – Чак наклонился к ней, заволновавшись, когда увидел ее лицо. Хотя, может, она опять себе чего-то нафантазировать.
Блэр с каменным лицом поднялась на ноги. Она холодно улыбнулась Чаку, стараясь вести себя как обычно.
- Что-то вроде того, - Блэр пошла к двери, не оглядываясь. Отчаяние - это не про Блэр.
Ночь прошла в алкогольном тумане. Картер следил за содержимым в стакане Блэр, раз за разом наполняя его, а девушка была так расстроена, что опрокидывала их в рот, не задумываясь. Один раз Нейт посоветовал ей несколько замедлить темп, но Блэр заверила его, что она большая девочка и направилась за следующим коктейлем. Чака вообще с ними не было. В каждом баре и клубе на него кидались женщины, и он совсем не возражал. Один раз Блэр увидела его целующимся с какой-то испанской секс-бомбой, и тогда Картер убедил ее с ним потанцевать. Ведь это неважно, ей надо преодолеть это увлечение. Серена была права, Чак не для нее.
- Ты пьяна, - ухмыльнулся Картер, притягивая ее ближе к себе. Блэр позволила ему погладить ее по спине и безразлично ему улыбнулась. Блэр почти ничего не чувствовала, ее тело как будто стало совсем жидким, а сознание почти отключилось. – Я помогу тебе лечь, - Картер на секунду нахмурился.
- Ты мне не помощник, Картер, - нахально заявила она и обожгла его взглядом.
- Ладно тебе, Уолдорф, - Картер потянул ее с танц-пола к столику, который они зарезервировали ранее. Чака там уже не было, наверно, он со своей секс-бомбой. Зато там был Нейт, флиртующий с официанткой. – Посмотри за ней, - велел ему Картер, исчезая в толпе.
Официантка смерила Блэр взглядом и, нахмурившись, вернулась к своей работе. Блэр хотела показать девушке язык, когда она повернулась к ней спиной, но передумала.
- Мне нужна Серена, - прошептала Блэр. Нейт скользнул ближе.
- Что с тобой? – он, казалось, так искренне беспокоился за нее, что она улыбнулась и положила голову ему на плечо. У него было удобное плечо, и вообще он был милым парнем. Серене стоит этим воспользоваться. Но Серена такая же странная, как Блэр, так что это, наверно, из области фантастики.
- Я в отчаянии, - тихо всхлипнула Блэр и быстро вытерла глаза. Даже в таком пьяном состоянии при всех плакать она не будет. – Я в отчаянии, - печально повторила она.
Нейт засмеялся, и она отодвинулась от него, бросив на него раздраженный взгляд. Он тут же оборвал смех, давясь им.
- По мне ты не в отчаянии, ты немного перебрала. Кто тебе это сказал? – Блэр покачала головой, и он вздохнул. – Не обращай внимания на Картера. Он может быть задницей. Просто хочет тебя закадрить.
Блэр устало вздохнула.
- Я знаю, но он все равно прав. Я жалкая. Почему я не похожа на Серену? Она бы никогда… - Блэр остановилась прежде, чем совсем себя унизила. – Ты поймаешь мне такси, я хочу в отель? – она с надеждой повернулась к Нейту, но тот был уже не один. Рядом сидел Чак, внимательно смотрящий на нее. – Чудесно, - едва слышно пробормотала Блэр и закрыла глаза.
Она почувствовала, что Нейт куда-то ушел, а его место занял Чак, но глаза не открыла. Этой ночью она избегала Чака, как могла, и если понадобится, всю жизнь его будет избегать. Наверно, он думал, что она полная неудачница. Ведь это ее отец настоял на том, чтобы Чак взял Блэр с собой в эту поездку. Бедная жалкая Блэр Уолдорф.
- Это не так, - голос Чака ворвался в ее мысли. Блэр распахнула глаза, он наклонился к ней.
- Что? – озадаченно спросила она.
- Бедная или жалкая, - он ухмыльнулся, и Блэр расстроенно зарычала. Она поверить не могла, что сказала это вслух. – У твоей семьи есть деньги, быть может, не так много, как у моей, но… - Чак усмехнулся, и Блэр попыталась улыбнуться, но не получилось. – Что же до жалкой, - он отвел локон от ее лица. – Я так не думаю. Пьяна, да, но не жалкая. С жалкими людьми я не общаюсь.
Блэр улыбнулась, он казался вполне серьезным. Его высокомерие ей нравилось. Да все в Чаке ей нравилось, разве что не его мрачные настроения. Они ее пугали. Однако сейчас она не хотела об этом думать, ведь он был милым и пытался ее развеселить.
Она подняла руку и коснулась его синяка. Чак закрыл глаза на несколько секунд, и Блэр улыбнулась про себя.
- Болит?
Чак покачал головой, и Блэр опустила руку на колени. Теперь пальцам стало холодно.
- Пойдем, я поймаю тебе такси, - Чак помог ей выбраться из-за столика и обнял ее за талию. От него исходил запах дыма и одеколона.
Прохладный воздух был приятен, но Блэр задрожала, и Чак обхватил ее крепче. Он что-то сказал по-испански работнику клуба и потянул Блэр в сторону от толпы.
- Постарайся, чтобы тебя не вырвало на меня, - потребовал он, и Блэр усмехнулась. – Я тебя насчет Картера предупреждал, - тон Чака был немного отеческим. Блэр отступила от него на шаг, чтобы посмотреть ему в лицо.
- А он предупреждал меня насчет тебя, так что вы квиты, - заявила Блэр, алкоголь сделал ее храбрее. А может, на этот раз она наконец была с ним настоящей. Это было куда лучше, чем ходить вокруг него на цыпочках и бояться его смены настроения.
- Правда? – Чак начал раздражаться, и Блэр не стала останавливаться. Это хоть какая-то реакция, ведь с тех пор, как они приехали в Барселону, он вообще не обращал на нее внимания. Ее поездка уже обернулась катастрофой. Весь вечер она наблюдала как он кадрит других девушек.
- Именно. И Серена, и мои родители. Они все говорили, что ты плохой, - Блэр сняла туфли и взяла их в руки. Шершавый бетон неприятно холодил голые ступни, и Блэр попыталась стоять прямо.
Когда она подняла голову, на лице Чака появилось то мрачное выражение, что и утром. Он пошел на нее, и Блэр, отступив, уперлась спиной в кирпичную стену, только после этого он остановился. Чак внимательно смотрел ей в глаза, и Блэр отвела взгляд. Он разозлился, сомнений нет.
- Ты им веришь? – резко спросил он. Блэр постаралась не смотреть на него, боясь того, что может увидеть. – Блэр? – он схватил ее пальцами за подбородок и повернул ее лицо к себе. – Ты думаешь, что я плохой?
Блэр сделала глубокий вдох.
- Определенно, - убежденно сказала она, и на секунду оба перестали дышать. Сейчас она могла просчитать каждую его эмоцию. Он был удивлен, разозлен, впечатлен… Блэр пришла в восторг. Он проделала брешь в той стене, которую он возвел вокруг себя.
Наконец, Чак собрался и отошел от нее. Блэр стало холодно, но она не пошевелилась. Взъерошив волосы, Чак достал фляжку из кармана. Откупорив ее, он сделал несколько глотков и снова посмотрел на Блэр.
- Умница.
Он помог Блэр забраться в подъехавшее такси и сел туда сам. Блэр удивленно повернулась к нему, но он не смотрел на нее и вообще не сказал ни слова. Выбираться из машины Блэр пришлось самостоятельно, они вместе зашли в отель, при этом не касаясь друг друга, и поднялись в номер. В номере он снял пиджак и начал расстегивать рубашку. Блэр проскользнула мимо него и опустилась на диван, вытянувшись. Было так приятно чувствовать мягкие подушки под ноющим телом. Как будто ей пришлось пережить войну этой ночью, утром, когда Блэр снова станет собой, она придумает, как отплатить Картеру за то, что он так ее напоил.
Чак скинул рубашку, но майку снимать не стал, и Блэр нахмурилась. Слава Богу, он не заметил ее реакции. Достав несколько бутылочек воды, он протянул одну Блэр, когда подошел к дивану. Подняв ее ноги, Чак сел, а затем положил их к себе на колени. Блэр улыбнулась, и на этот раз это не прошло для него незамеченным. Он смотрел ей в глаза несколько секунд, а затем схватил пульт и включил телевизор, оставив какую-то испанскую викторину.
- Нет, нет, нет, - запротестовала Блэр. – Я ни слова не понимаю из того, что они говорят. Найти что-нибудь другое, желательно на английском.
- Ты в Испании, дорогуша, - сообщил ей Чак, начав переключать каналы. Наконец, он нашел какой-то испанский сериал, и Блэр потребовала, чтобы он его оставил. – Поверить не могу, - едва слышно пробормотал он. Злился ли он на нее или на себя, это было не совсем искренне, и он терпеливо откинулся на спинку дивана.
Блэр проснулась позже, когда в номер ввалились Нейт и Картер, слава Богу, одни. Оказывается, она каким-то непостижимым образом свернулась клубочком рядом с Чаком. Он обнимал ее за талию, уткнувшись ей в шею. Блэр закрыла глаза и постаралась не двигаться. Нейт и Картер остановились, заметив ее и Чака.
- Оставь их, - прошептал Нейт Картеру, однако из-за опьянения это получилось не так уж тихо.
- Получится одна фигня, - предсказал Картер. – Я буду спать на кровати Чака.
После шорохов и стуков воцарилось молчание. Блэр медленно открыла глаза и оглядела темную комнату. Нейт растянулся на диване напротив них, а дверь в комнату Чака была закрыта. Хорошо, не пришлось больше общаться с Картером. Блэр начала было выползать из-под руки Чака, чтобы пойти в их спальню с Сереной, но Чак обнял ее крепче, и его дыхание защекотало ей шею.
- Засыпай, - прошептал он. – Обещаю, домогаться не буду.
Блэр кожей почувствовала его ухмылку. Схватив одеяло, которое они спихнули на пол, она придвинулась к нему. Девушка накинула его на них, и Чак помог ей его расправить. Было так странно лежать к нему настолько близко, Блэр еще многого не понимала. Однако сейчас, в его объятиях, это неважно… Блэр и надеяться на это не могла.
- Спокойной ночи, - прошептала она.
Чак промолчал, но рука на ее талии пошевелилась, давая понять, что он ее слышал. Чак Басс определенно был тайной. Блэр понятия не имела, что он от нее хочет, если вообще что-нибудь хочет. Но опять же… она не могла отступить. И не отступит.

Цитата в начале главы взята из песни Susie Suh - Light On My Shoulder.
http://www.youtube.com/watch?v=n01soI807K4 - слушать.
http://beemp3.com/download.php?file=7011897&song= - скачать.




Сообщение отредактировал Candle - Пятница, 09.04.2010, 12:48
 
CandleДата: Воскресенье, 16.05.2010, 20:08 | Сообщение # 9
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава пятая.

Каждый день я борюсь со своими демонами.

Дни летят так быстро,
Я не успеваю за ними.
Мне так хочется бежать от своего отражения.
Видишь, я все время стараюсь быть безупречным.

Сей автор из надежных источников узнал, что Железный Дровосек сбежал в Испанию, прихватив с собой Одиссея, Дон Жуана, Мадам Бовари и малышку Алису в стране чудес. Интересно, что же такого гадкого натворит он там? Только представьте, когда дело касается Железного Дровосека, может случиться все, что угодно. Поговаривают, что Дама Червей, узнав об этом, сломала свои любимые туфли от Джимми Чу. Кажется, ее не пригласили. Что же до другого…

Следующим утром Блэр проснулась одна, Чака в пределах видимости не было. Напротив, на диване по-прежнему посапывал Нейт, так что Блэр покинули не все. Однако тот факт, что Чак ее бросил, отрезвил ее. Она снова подобралась к нему слишком близко. Сейчас, когда она его найдет, он определенно будет не в настроении. Вернувшись к себе, Блэр приняла душ, прочищая мозги и смывая остатки сегодняшней ночи. У нее немного болела голова, но в принципе все было довольно неплохо. Кажется, тело уже привыкло к изрядным дозам алкоголя.
Закончив, Блэр вытащила платье, выбранное ее матерью, и убрала волосы. Нанеся немного макияжа, она вышла в соседнюю комнату. Серена до сих пор спала на их постели, кажется, перелет ее сильно утомил. Картер впустил в номер трех официанток, несущих огромные подносы с едой. Он щедро наградил их чаевыми, и до носика Блэр донесся восхитительный аромат. Девушка поняла, что чудовищно голодна.
Чак сидел за столом, читая "Нью-Йорк Таймс” и явно забыв об остальных. Бросив на него быстрый взгляд, Блэр села между ним и Картером. Бейзен сидел без рубашки, зато в солнечных очках. Выглядел он неплохо, но Блэр до сих пор злилась на него за вчерашнее.
- Уолдорф, как всегда, сногсшибательна, - Картер поднял свой стакан с апельсиновым соком в знак приветствия. Естественно, туда была подмешана водка. Таких заядлых алкоголиков Блэр еще не встречала.
- Жаль, не могу ответить тем же, - парировала она с небрежной улыбкой и схватила булку. Положив ее на блюдце, она принялась отщипывать маленькие кусочки.
Картер набросился на свой омлет, как будто его долго морили голодом, и Блэр отвернулась от него. Она снова посмотрела на Чака, но тот так и не оторвался от газеты и виду не подал, что она сидит рядом с ним. А это опасно – узнавать его поближе.
- Где мой бекон? – это было первым, что заинтересовало Чака после того, как он опустил газету.
Картер пожал плечами, и юноша посмотрел на Блэр, которая продолжала невозмутимо есть булочку. Если она будет подскакивать каждый раз, когда он обращается к ней, все это так и останется игрой. Блэр все утро думала об этом, Картер прошлой ночью все-таки оказал ей услугу. Она не может подлаживаться под Чака больше, чем уже подстроилась. Это будет выглядеть глупо, а Блэр терпеть не могла так выглядеть.
- Кажется, про него забыли, - наконец, сказал Картер.
Чак пробормотал что-то сквозь зубы и потянулся за тарелкой со странным испанским деликатесом. Блэр сморщила носик, увидев содержимое его тарелки. Чак заметил это, но промолчал. Окинув ее взглядом, он углубился в еду. Блэр нахмурилась, ее настроение уже испортилось.
- Разбуди эти ленивые задницы, - бросил ей Картер, но Блэр и не подумала отвлекаться от булочки. Еще не хватало, чтобы он ей приказывал. – Блэр?
- Сам разбуди, - посоветовала она, готовясь к тому, что он скажет в ответ. По-видимому, Картер подумал дважды, он резко поднялся, что-то бормоча себе под нос и давая Блэр понять, что злится на нее. Однако девушку это не тронуло.
- Есть планы на сегодня? – попыталась она завязать разговор. Чак пожал плечами и продолжил есть. – Я вчера видела обнаженного мужчину, - невзначай обронила Блэр, чтобы добиться хоть какой-нибудь реакции. Вилка Чака замерла на полпути к его рту, он шокировано посмотрел на нее. – Серена на меня плохо влияет, - девушка постаралась сдержать смех, глядя на его лицо.
- Я думал, ты имела в виду меня, - пояснил Чак, продолжив есть. В его тоне не было ничего дружеского, и Блэр разозлилась. Не она настояла на том. Чтобы они спали на одном диване. И уж тем более не просила его отвозить ее домой и быть с ней милым. Его прохладное отношение начинало беспокоить Блэр.
- Кажется, в моем окружении их полно, - напряженно сказала она и засунула в рот большой кусок булки, чтобы не ляпнуть что-нибудь такое, о чем впоследствии она будет жалеть.
- Блэр, - Чак попытался привлечь ее внимание, но она не подняла головы от своей тарелки. Однако у него хватает смелости обращаться с ней таким образом. Он, может, и нравится ей безумно, но и гордость у Блэр тоже есть. Только Чака это не трогало. – Блэр, - на этот раз юноша взял ее за руку.
- Что? – она, наконец, подняла на него глаза. В ее взгляде не было ни капли тепла, и Блэр это знала, только ей было наплевать на это.
- Пойдем, мне нужен бекон, - Чак потянул ее за руку. Не успела Блэр опомниться, как уже шла за ним к дверям номера мимо Картера, Нейта и Серены, которые спорили друг с другом в гостиной.
- Блэр? – позвала ее Серена, но Чак не дал ей ответить, вытолкнув ее за дверь. Блэр забеспокоилась, что Серена выбежит за ними, но та осталась в номере. Скоро они уже вышли из отеля.
- Куда мы идем? – спросила Блэр, когда он, наконец, отпустил ее руку.
- Тут вниз по улице маленькое кафе. Там неплохо кормят, да и атмосфера уютная. Меньше Картера, - Чак почти прорычал имя друга, и Блэр не нашлась что ответить. Она молчала до тех пор пока они не устроились за столиком в глубине кафе. Официантка изо всех сил пыталась очаровать Чака, но он не обратил на нее ни малейшего внимания, за что Блэр была ему благодарна.
- Вы с Картером расстались? – Блэр попыталась разрядить обстановку, но Чак состроил мину, потягивая кофе. – Что-то случилось..? – попыталась она еще раз, но он не посмотрел на нее. – Чак! – раздраженно воскликнула она.
Подняв голову, он встретил ее взгляд.
- Чем могу помочь?
Блэр хотелось закатить глаза, но она сдержалась. Чак был расстроен, а Блэр была раздражена из-за похмелья. Если она продолжит срываться на нем, он сочтет ее мегерой, а это еще хуже, чем отчаявшаяся бедняжка.
- Как твой синяк? Он до сих пор выглядит ужасно, - голос девушки звучал беззаботно, но Чак, поморщившись, дотронулся до своей щеки. – Болит? – Блэр хотелось еще поговорить о том, что случилось тем утром с его отцом или почему он так ненавидит свою мать, но ей казалось неправильным вторгаться в его семью таким образом.
- Немного, - отмахнулся Чак.
- Ладно, - кивнула Блэр. Она отпила кофе. Девушка уже устала пытаться взломать ледяную преграду. Чак явно в паршивом настроении, а Блэр не собиралась его веселить. Она понятия не имела, зачем он притащил ее сюда, но Блэр еще очень многого в нем не понимала.
- Тебе нравится Барселона? – спросил он, когда подали его бекон.
- Судя по тому, что я видела, да. Серена хочет сегодня спуститься на набережную и погулять по магазинам. Я люблю шоппинг, - призналась она. Чак расслабился, и мрачность в его глазах начала исчезать. – Ты когда-нибудь ходил по магазинам?
- Один раз… С матерью, - добавил он. На его лице появилось что-то, так похожее на грусть, что безмерно удивило Блэр, она даже не нашлась, что сказать. Чак поднял глаза и посмотрел на нее. – Она не всегда была такой… какая она теперь, - закончил он, заказывая еще один кофе. Блэр последовала ее примеру. Ей почему-то захотелось, чтобы этот завтрак не заканчивался.
- А что с ней? – Блэр не знала, пересекла ли ту невидимую черту, за которую нельзя было заходить, но это он разоткровенничался. И если ему нужно обсудить проблему с матерью, то он обратился по адресу.
- Ты ее видела, - быстро сказал он. Блэр почувствовала себя так, словно Чак захлопнул перед ее носом дверь, поэтому она удивилась, когда он продолжил. – Она пристрастилась к таблеткам. По-моему, на этой неделе она выбрала оксикодон (мощное обезболивающее средство, которое оказывает умеренное анальгезирующее действие – прим. пер.), - он пожал плечами и допил кофе.
- Я не знала… - Блэр не знала, что сказать. Эвелин Басс принимала наркотики. Ей не доводилось слышать более сенсационного признания. На чаепитиях у ее матери эту сплетню обсасывали бы не одну неделю, но Блэр никогда и никому об этом не расскажет.
- Почти никто не знает. Мой отец прекрасно умеет скрывать свои ошибки, - в этих словах было столько горечи, когда Блэр снова посмотрела на Чака, его лицо было искажено злостью. Правда, через несколько секунд она исчезла, как будто ее и не было. Интересно, неужели Блэр удалось заглянуть под маску, которую обычно носил Чак? Иной раз маска исчезала, но Чак был первоклассным притворщиком.
- Твой отец всегда меня в некотором роде пугал, - призналась Блэр. – Он похож на Волшебника страны Оз… ну ты знаешь, Дороти и… - девушке снова захотелось запихнуть себе ногу в рот.
- Железный Дровосек, - Чак улыбнулся ей. – Мне плевать на это пустяковое прозвище, которое мне дал Хамфри. Наверно, это правда, - он произнес это с таким безразличием, как будто это ничего не значило. Блэр не верилось, что он на самом деле считает, будто у него нет сердца. Оно у него есть, наверно, где-то далеко за стенами, которые он выстроил вокруг себя, но оно там.
- Ну, - Блэр решила сменить тему, чтобы не углубляться в опасные воды, - а я не Алиса в стране Чудес. Даже не знаю, что это значит, - проворчала она. – Увижу Дэна Хамфри в следующий раз, растерзаю.
Чак искренне рассмеялся, и Блэр присоединилась к нему. Так хорошо, просто сидеть и дружески беседовать. Блэр просто не понимала, почему их общение всегда не может быть таким. Однако он такой, какой есть, да и Блэр нелегка в общении.
- Нейт сказал то же самое, - Чак заказал для них апельсиновый сок, и пустые чашки из-под кофе унесли. Блэр обрадовалась, их такие приятные посиделки не заканчивались.
- Прозвище Нейта имеет смысл. Он действительно как… Дон Жуан, - Блэр поморщилась. – Но я непохожа на героиню из мультика в жутком платье с передником. Никогда ничего подобного не надену. Да и я не блондинка, - Чак снова рассмеялся, и Блэр раздраженно посмотрела на него.
- Боюсь, Алиса к тебе прилипла. Хамфри прозвища не меняет. Нейт пытался, - Чак откинулся на спинку стула и сделал глубокий вдох. В этот момент он казался абсолютно расслабленным, свободным от всех демонов, что мучили его каждый день. Но тут зазвонил его телефон и, увидев имя на экранчике, он поморщился.
Он ответил на звонок, и Блэр попыталась подслушать, что говорили на другом конце провода, но все, что ей удалось расслышать, это "разочарование” и "трастовый фонд”. Это звучало недружелюбно, и Чак помрачнел.
- Я слышал. Я тебя двадцать один год слушаю, папа, - трубка разразилась еще большими упреками, Чак коротко попрощался и нажал на кнопку отбоя.
Он швырнул телефон на стол так, что экранчик треснул, отчего Чак разозлился еще больше.
- Идем, - прорычал юноша и, поднявшись, швырнул на стол несколько купюр. Он вышел на улицу, Блэр схватила пиджак и бросилась за ним.
Она догнала его только на углу и схватила за руку, останавливая.
- Подожди, Чак. Что произошло? Что только что случилось? – Чак попытался вырваться, но Блэр держала крепко, и ему пришлось остановиться. Она потянула его в сторону, чтобы они не мешали другим прохожим, и подождала, пока он успокоится. – Что случилось? – прошептала девушка.
- Мой отец случился, - огрызнулся Чак. – Как всегда, - он отвернулся от нее на несколько секунд, успокаиваясь, и когда он повернулся, он был уже другим человеком. Перемена была точно по щелчку кнута. – Давай займемся чем-нибудь. Чем угодно. Не хочу здесь оставаться.
Блэр поняла, что сейчас она нужна ему и ничто не могло остановить ее в стремлении помочь.
- Я слышала о танцующих фонтанах… пошли.
Теперь уже она потянула его за собой. Чак не сопротивлялся, и Блэр несколько обрадовалась, она нужна ему, именно с ней он хотел провести время. Между ними все так быстро менялось, Блэр уже не знала, кто они друг другу, но ее уже это не волновало. Никаких правил в общении с Чаком Бассом быть не могло, он никогда им не следовал.
Они пришли в Монтжуик и остановились перед восхитительными фонтанами. Повсюду были туристы, они смеялись, фотографировались и наслаждались жизнью. Чак казался потерянным среди толпы счастливых людей, но Блэр неумолимо тащила его вперед. Их окатили брызги от фонтана, и она просунула руку под его локоть, чтобы он не ушел. Однако Чак не собирался никуда уходить, отчего Блэр ухмыльнулась.
- Красиво, правда? – Блэр посмотрела на него, и Чак опустил взгляд на нее. Он слабо улыбался, но мрачность из глаз юноши никак не уходила. Он до сих пор был в плохом настроении, но Блэр хотя бы на некоторое время могла облегчить его положение, и она не собиралась упускать эту возможность. - Я читала, что вечером включается подсветка, и это место становится просто необыкновенным.
- Ты читала об этом? – он ухмыльнулся ей. – Значит, любишь познавать что-то новое. А в тебе много талантов, как я посмотрю, - нотки флирта в его голосе взволновали ее, и Блэр просто улыбнулась ему, надеясь, что она выглядит загадочно.
- Давай сфотографируемся, - она схватила его телефон и включила камеру. Блэр подтолкнула его ближе к фонтану и привстала на цыпочки, чтобы прижаться щекой к его щеке. Приготовившись, она поинтересовалась у Чака, готов ли он. Чак пробормотал что-то непонятное, и Блэр сделала снимок.
Отстранившись, Блэр посмотрела на фотографию. Она улыбалась так радостно, куда радостнее, чем она была в последнее время, а Чак смотрел на нее. Он казался немного грустным, но куда больше потерянным, однако на губах играл отголосок улыбки. Снимок был прекрасным, и Блэр немедленно послала его на свой телефон, чтобы полюбоваться на него позже. Затем она отдала аппарат Чаку.
- Ой, Чак, - она повернулась к нему, когда они уже дошли до отеля. Он посмотрел на нее, но промолчал. – Неважно, - пошла на попятный Блэр, не в силах объяснить то, что чувствовала. Она хотела сказать, что ей жаль, что отец Чака такой, какой есть, и что Чаку это причиняет боль. Вот только Блэр не знала, как сказать это так, чтобы в ее голосе не прозвучало жалости, жалость Чак воспринимает не очень хорошо.
Они вернулись к номеру и остановились возле двери. Серена устроит Блэр допрос с пристрастием, как только она появится в номере, и Блэр это пугало. Чак тоже колебался, а причину Блэр не знала. Повернувшись к нему, она попыталась улыбнуться. Ей хотелось думать, что Чаку стало лучше от общения, но его мысли были уже за сотни километров отсюда.
Чак наклонился и легонько поцеловал ее в щеку. Щетина царапнула кожу Блэр (он не побрился), и девушка вздрогнула.
- Спасибо, - прошептал Чак ей на ухо и вошел в номер, приветствуя остальных, со времени их ухода энтузиазма у него прибавилось. Блэр молча зашла за ним, фальшиво улыбаясь, и избегала смотреть на него весь остаток утра.
Оставшаяся неделя прошла с похожим непринужденностью. Большую часть времени Блэр проводила время с Сереной (и иной раз с хвостиком в виде Нейта), занимаясь тем, что обычно делают туристы, пока Чак и Картер отсыпались. А вечером они с Сереной одевались, делали прически и красились прежде, чем последовать за парнями в темные уголки Барселоны. Блэр следила за Чаком, надеясь, что он веселится так же, как и они, но уверенности в том не было. Он улыбался, даже иногда смеялся, но то темное облако, нависавшее над ним, не рассеивалось. Однако он забывался в выпивке и женщинах, и на это Блэр старалась не смотреть.
В какие-то моменты ей казалось, что она стала ему близка, что никто не понимает его так, как она. Но Чак держал дистанцию с того утра у фонтанов, а Блэр не могла набраться достаточно решимости, чтобы продолжить пробиваться сквозь его стены и не выглядеть при этом отчаявшейся, чего она хотела избежать. Было несколько моментов, когда они оставались наедине, и Блэр снова не могла дышать. Он смотрел на нее своими темными глазами, и эти пухловатые губы… Блэр просто терялась.
Сегодня была их последняя ночь в Барселоне, и они приехали в клуб, который Картер выбрал специально для такого случая. В сущности Бейзен был тем человеком, который знал все о ночной жизни и подпольных клубах. В каждом клубе, где они бывали, находился по крайней мере один человек, который его знал. Блэр раздражало его присутствие, но места, в которые он их приводил, ей нравились. Он хотя бы был не небесполезен.
- Крошка Алиса наслаждается вечером? – прошептал ей Картер, садясь рядом с ней у стойки бара.
Блэр закатила глаза, услышав эту шпильку. Затащить ее в постель стало делом чести для Картера, чего Блэр, честно говоря, не понимала. Блэр знала, что она красива, может, конечно, не так, как Серена, но парням она нравилась. Однако с Картером все было не так просто. Разобравшись, чего он хочет, Блэр так и не поняла, почему это стало для него так важно. Раньше ему что, не давали от ворот поворот? Она не знала ответа на этот вопрос, и ее это не трогало. Скорее она нырнет в пруд с грязью, чем позволит ему дотронуться до себя, а Блэр терпеть не могла грязь.
- Я говорила меня так не называть, - Блэр заскрипела зубами, и бармен с интересом на нее посмотрел, поставив перед ней ее напиток. Картер положил деньги на стойку бара и, обняв ее за талию, потянул к их столику.
- Но ты так красива, когда злишься, Уолдорф. Не могу удержаться, - Картер ухмыльнулся ей, и Блэр ответила злым взглядом. Именно так и происходило все их общение.
- А ты попробуй, - посоветовала она и вывернулась из его рук, как только они дошли до столика.
Сев рядом с Нейтом, Блэр быстро оглянулась в поисках Чака и Серены. Серена танцевала, как безумная, вместе с бразильским ресторатором, с которым она познакомилась ранее, а Чака нигде не было видно. В начале вечера Блэр видела его с какой-то брюнеткой, должно быть, они нашли более уединенное место. От этой мысли девушку затошнило, но она сдержалась.
Картер сел рядом с ней.
- Уолдорф, ты опять, - он понимающе на нее посмотрел.
Блэр сделала глоток, стараясь не обращать на него внимания.
- Если бы он хотел тебя, он бы уже это сделал, но он не хочет… не так, - слова Картера впивались в Блэр, как ножи, но она по-прежнему не обращала на него внимания. – Ты же знаешь, что я прав, Блэр, - он произнес ее имя с какой-то мягкой жалостью, и ледяной фасад Блэр наконец треснул.
- Я знаю, что в жизни не дотронусь до тебя, никогда. Так что прекращай эту забаву и поищи себе другую игрушку. Ты мне не интересен, Картер, - ледяным тоном отчеканила она, глядя в холодные голубые глаза Бейзена.
Картер вздохнул.
- Дело не в тебе и во мне. Я пытаюсь спасти тебя от боли.
- До чего ты гуманен, - бросила Блэр и допила коктейль. Картер ужасно влиял на нее, когда он был поблизости, она начинала принимать алкоголь в огромных дозах. Но что самое паршивое, она знала, что он был прав, и он это тоже знал.
- Просто брось все это… - Картер попытался погладить ее по щеке, но она оттолкнула его руку. Он выдавил улыбку и объявил, что едет в другой клуб, и они увидятся позже. Блэр ему даже не ответила.
- Он не может удержаться, - Нейт наклонился к ней, пытаясь перекричать музыку. Удивленная Блэр повернулась к нему, она и забыла, что он сидел рядом. Отлично, ей не хватало только, чтобы Нейт Арчибальд знал все ее секреты.
- Картеру нравится быть задницей, - Блэр жестом подозвала официанта и заказала еще один коктейль. – В этом он превосходен.
Нейт усмехнулся и взболтал пиво в своем стакане.
- Они с Чаком вечно соревнуются друг с другом… для них это игра. Ты просто… - Нейт пожал плечами, не продолжив свою мысль.
Блэр наклонилась к нему, заинтересовавшись его словами.
- Я просто что?
- Жертва, - серьезно сказал Нейт.
Блэр помрачнела, не успев взять себя в руки, увидев жалость в его глазах. Слава Богу, Нейт не стал углубляться в перипетии ее личной жизни, опустив эту тему. Остаток вечера Блэр провела на нервах. Неужели вся эта поездка - просто часть игры между Чаком и Картером? Кто поиздевается над Блэр больше? О сексе здесь речи не шло, пока Картер вился вокруг Блэр, Чака рядом с ней никогда не было. Да он едва ли видел в ней девушку.
Обратно в отель они возвращались в молчании. Серена напилась и буквально лежала на Нейте, вызвавшегося о ней позаботиться и избавившего от этого Блэр. В голове Блэр метались мысли, а алкоголь, который она выпила, не возымел никакого действия. То, что было у нее с Чаком, было реально. Они говорили о слишком личном, это не могло быть частью соревнования с Картером, но Бейзен все равно был прав. Кажется, Чак не хочет переходить к более близким отношениям. Это больно, но она может с этим справиться. А вот то, что из нее делают дуру, она терпеть не будет.
Когда они вошли в номер, то увидели полуобнаженную брюнетку, с которой ушел Чак, в рубашке Басса, она лежала на диване, присосавшись к бутылке шампанского. Серена захихикала, и Нейт присоединился к ней. Блэр же просто смотрела на девушку, пытаясь понять, ч то в ней есть такого, чего нет в Блэр. Они обе темноволосы, хотя у этой девушки волосы чуть светлее. Она старше, но выглядит какой-то затасканной, а глаза у нее какого-то водянистого серого оттенка, лицо они не украшают ни капельки. В конце концов, в ней нет ничего особенного, отчего Блэр стало еще хуже.
- Ой, - девушка выплеснула шампанское на рубашку, когда поняла, что она в номере не одна. – Чаки! – через минуту в гостиную вышел Чак в одних боксерах. – У нас компания, - ее смех был похож на лай гиены, и Блэр с Сереной, поморщившись, переглянулись.
- А, - Чак кивнул стоящим в дверях друзьям, а затем ушел на кухню, как будто все было просто чудесно.
- А кто твоя полуобнаженная подружка, Чаки? – крикнула Серена, сбросив туфли и проходя в глубь номера.
- Кэрри. Я Кэрри, - девушка вскочила и протянула Серене руку для рукопожатия. Серена смотрела на девушку несколько секунд, а затем пожала ей руку. – А ты красивая, в курсе?
Серена усмехнулась и бросила еще один взгляд на Блэр, давая понять, что эта девушка – психичка.
- А ты кто? – Кэрри почти вплотную подбежала к Блэр. Она была ниже Блэр, и та посмотрела на нее сверху вниз, стараясь не нахмуриться. – Я Кэрри, - она была какой-то чересчур веселой.
- Я слышала, - Блэр выдавила из себя улыбку. – Блэр, - коротко бросила она и отступила. Девушка бросила взгляд на Чака, стоящего возле открытого бара, и на мгновение их глаза встретились. Между ними появилось какое-то новое напряжение, он словно бы смеривал ее взглядом в ожидании ее реакции. Блэр просто смотрела на него.
- Чак, - Нейт нарушил момент, и Блэр отвернулась. – Картер приходил? Он бросил нас в клубе.
Чак покачал головой.
- Не видел.
- О-оу, - пропела Серена. – Готова спорить, он сейчас ведет себя очень плохо, - это развеселило ее и она захихикала, к ней присоединилась эта девица, и даже Нейт выдавил улыбку. Чак и Блэр были единственными, кто не находил в штучках Картера ничего смешного.
Чак закончил наливать себе виски и вышел из-за барной стойки. Он подошел к Блэр и наклонился. Она немедленно напряглась, но, слава Богу, никто не заметил его движения.
- Выглядишь неплохо, - прошептал он ей на ухо и легонько поцеловал ее в щеку, после чего отошел к Кэрри.
- Машины приедут к десяти, - бросил он через плечо и, втолкнув Кэрри в его комнату, захлопнул дверь.
Блэр несколько секунд смотрела на закрывшуюся дверь, а потом взяла себя в руки и отвернулась. Серена и Нейт направились в другую комнату, и Блэр проводила их взглядом. Предыдущей ночью Нейт ввалился в их комнату, и Блэр больше не обращала на это внимания. Она решила сегодня спать на диване, не желая слушать шуточки Картера о сексе втроем с ее участием. Блэр поежилась от одной мысли об этом.
- Блэр? – Серена остановилась.
- Я посмотрю немного телевизор, - сказала Блэр, и Серена, кивнув, скрылась в комнате. Нейт пошел за ней, как потерявшийся щенок.
- Спокойной ночи, Блэр, - бросил он ей и закрыл дверь.
- Спокойной ночи, - прошептала Блэр в ответ.
В комнате повисло одиночество. Блэр скучала по ее комнате, ее кровати, Дороте, отцу, даже по маме. Она хотела вернуться к ним, в привычную среду, где все всегда шло, как надо. Ее же план в отношении Чака Басса провалился. Блэр до сих пор чувствовала, что между ними осталась пропасть, как и тогда, когда они садились на частный самолет Бассов, чтобы прилететь сюда, хотя иной раз ей казалось, что она понимает его лучше других. Такой спутанный клубок противоречий, к тому моменту, когда Картер приехал в отель, голова Блэр шла кругом.
- Совсем одна, Уолдорф. Какая жалость, - проворковал Картер с фальшивым сочувствием, но Блэр промолчала. Не хотелось снова вступать с ним в перепалку. То, что Чак в комнате напротив делает с этой девушкой, лишало Блэр последних сил. – Никакого ответа? – Бейзен сел рядом с ней на диван. – Я разочарован. Думал, ты умнее, - эти слова прозвучали серьезно, и Блэр повернулась к нему. – Басс снова разбил тебе сердце?
- Никто мне сердце не разбивал, - быстро поправила его Блэр. Всего лишь было задето ее самолюбие, только и всего.
- До чего упряма, - Картер, глядя ей в глаза, пересел поближе. – Я могу тебя утешить, - Блэр почувствовала его дыхание на своем лице и закрыла глаза. Грусть и алкоголь смешались, она знала, что Картер может ей помочь. – Тебе нужно только позволить мне… - Картер оборвал фразу, поцеловав ее.
Целоваться он умел, и Блэр ответила на поцелуй. Рука юноши скользнула по ее колену до подола платья, и он быстро приподнял его. Блэр знала, что должна бы его остановить, но легче было подчиниться ему, она все равно уже ничего не чувствовала. Так было лучше. Именно этим Серена и занималась, когда ей было грустно, и поэтому она всегда такая веселая. Да сам Чак Басс постоянно забывается с помощью секса, почему Блэр Уолдорф не может себе этого позволить?
Картер начал целовать ее шею, опустив бретельки платья вниз. Блэр запустила руку в его волосы и притянула его к себе, заставив его усмехнуться. Было хорошо. Неправильно, конечно, но все равно хорошо. Сбоку послышался звук открытой двери, и Блэр, открыв глаза, увидела смотрящего на них Чака. Его лицо было непроницаемо, и девушка никак не могла отвести взгляд. Картер не знал, что за ними наблюдает его друг, или ему было на это плевать. Он гладил ее повсюду, все время целуя. Блэр понимала, к чему все это приведет, и Чак это тоже знал. Но он молча наблюдал за ними, глядя ей в глаза. Блэр почувствовала, что тонет в той темной пучине, что всегда ее подстерегала. Она понемногу теряла остатки невинности, что еще теплились в ней после жизни с Элеонор Уолдорф и Сереной Ван дер Вудсен, из-за той жизни, которую он вел.
Картер дотянулся до застежки на ее платье, и Блэр, как зачарованная, услышала звук расстегиваемой молнии. Она ждала, что Чак сейчас что-нибудь скажет, вернется в свою комнату или как-то обнаружит свое присутствие. Однако он просто стоял. Блэр вздохнула и закрыла глаза, когда Картер обнаружил на ее шее очень чувствительную точку. Когда она снова открыла их, Чак уже ушел, а дверь в его комнату была закрыта. Картер начал было целовать ее в губы, но внезапно отстранился, и она посмотрела на его озадаченное лицо. Он вынул руки из-под ее платья и отсел.
Большим пальцем он осторожно погладил ее по щеке, и Блэр все поняла. Только сейчас она ощутила, что ее щеки мокрые.
- Ты плачешь, - кажется, он был удивлен так же, как и она, но ничего не добавил.
Разочарованно вздохнув, Картер схватил одеяло. Набросив его на Блэр, он направился к двери. Юноша не сказал, куда идет, а Блэр не спросила. Она подняла руку к лицу и замерла, почувствовав влагу своих же слез. Ее жизнь вышла из-под контроля, Блэр поняла, что должна бы волноваться об этом. Она должна остановиться сейчас и вернуться к прежнему образу жизни… но не могла. Больше Блэр этого не хочет. Опускаться ниже не так плохо, по крайней мере сейчас Блэр чувствует себя живой.




Сообщение отредактировал Candle - Воскресенье, 16.05.2010, 21:25
 
CandleДата: Понедельник, 20.09.2010, 00:36 | Сообщение # 10
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Глава шестая.

Зная правду, шептать ложь.

Все та же вечная боль,
Она не стоит того света, что я впитал.
Мы оба знаем, чем все закончится.
Но я делаю это снова.

Следующим утром Блэр проснулась на диване, одетая в платье с прошлого вечера и с засохшими потеками туши на щеках. Она неверяще уставилась на себя в зеркало, это была не Блэр Уолдорф. Блэр Уолдорф не спит в верхней одежде и уж тем более не просыпается похожая на енота. Она всегда свеженькая и готовая к тому, что день грядущий ей готовит. В конце концов, она дочь Элеонор Уолдорф. Блэр быстро скрылась в ванной, минуя по дороге вытянувшихся на кровати Серену и Нейта (слава Богу, одетых). Умывшись и заколов волосы, она вернулась на кухню попить, от еще одной ночи неумерных возлияний в горле пересохло, а во рту был отвратительный привкус. Ее внимание привлек шум на заднем балконе и, не найдя того, что искала, Блэр завернула за угол, обнаружив там Чака, который курил, опершись на перила, с мрачным лицом. Девушка оглянулась в поисках туристки, которую он привел с собой прошлым вечером, и убедившись, что он один, вышла на балкон.
Что сказать ему или как себя вести Блэр не знала. Момент, когда он наткнулся на нее и Картера, был… по меньшей мере, напряженной. Когда он наблюдал за ними, его глаза были не такими уж и пустыми, но это озадачивало Блэр сейчас больше, чем радовало. Она никогда не вела себя подобным образом и могла только гадать, что Чак думает о ней сейчас. Не то, чтобы его мнение должно ее волновать, он-то король из бабников. Но ее это волновало, даже слишком, и Блэр боялась, что Чак осведомлен об этом так же хорошо, как и Картер.
- Доброе утро, - со слабой улыбкой поприветствовала его Блэр, когда Чак повернулся к ней.
Он кивнул, но промолчал, и она неуверенно подошла к нему. Солнце только поднималось над городом, и с балкона открывался волшебный вид. Мир просыпался, и в кои-то веки Блэр стала частью этого процесса. Помимо ее воли по спине побежали мурашки.
- Ты сегодня рановато, - лениво прокомментировал Чак.
Блэр искоса посмотрела на него и заметила, что он наблюдает за ней. Его слова были достаточно безобидны, но за ними скрывался вопрос. Девушка пожала плечами, не зная, как себя вести. О Картере с ним разговаривать не хотелось, даже думать об этом Блэр не желала. Допустить то, что произошло, было ошибкой, и Блэр боялась, что если бы Картер не остановился, она его не остановила. Она всегда мечтала о романтике, настоящей любви и сияющих рыцарей. Картер ко всему этому отношения никакого не имел. Чак, правда, тоже, но Блэр все равно хотела его так, как никогда не желала сияющего рыцаря из своих фантазий.
- Картер здесь? – Чак зашел с другой стороны, и тут Блэр повернулась к нему. Очевидно, он не собирался опускать эту тему.
- Не видела его, - ответила она. – Твоя… подруга?
Чак покачал головой.
- Ушла рано… Ты спала на диване… одна, - наконец, добавил он, и Блэр заметила вызов в его глазах. Он хотел получить от нее ответы, но Блэр беспокоило то, что сам он на вопросы никогда не отвечал. Чак был таким скрытным, а Блэр достало пытаться собрать миллион кусочков паззла вместе.
- Маленький диван, - беззаботно сказала она.
Отойдя от него, Блэр налила себе кофе, Чак уже заказал завтрак. Отпив треть чашки, она снова повернулась к нему, Чак все еще наблюдал за ней… анализируя каждое ее движение. Блэр поняла это просто потому, что сама занималась подобным бесчисленное количество раз, когда они общались.
- Блэр… - кажется, Чак не мог подобрать слова, и Блэр подождала, не собираясь ему помогать. Хочет знать о ней и Картере, пусть спросит напрямую, не хочет, она будет рада больше никогда случившееся не обсуждать.
- Чак… - она посмотрела ему в глаза, молча ожидая, когда он, наконец, задаст интересующий его вопрос.
- Ты и Картер, - в конце концов, изрек Чак, но это не было вопросом. Он думал, что уже знает ответ. Он думал, что она похожа на него, на Картера и на Серену, которые не принимают секс всерьез и на следующее утро могут вести себя так, будто ничего не произошло. Но Блэр так не могла и вести себя так не будет.
- Он едва ли мой друг, - честно ответила девушка. Взгляд Чака буквально прирос к ней, и она поняла, что в это он не верит. Однако расстроенным он не выглядел, и Блэр подумала о том, что Картер может быть прав. Он что, и правда не видит в ней девушку?
- Я видел вас, - вот и все, что он сказал. В его словах не было ни упрека, ни обвинения в том, что она его предала. Предательства, правда, и не могло быть. Они были не больше, чем друзей, хоть временами Блэр в этом была не уверена. И все же она хотела, чтобы он показал хоть какие-то эмоции. Ревность, ну хоть какую-то реакцию. Что-то, что могло бы подсказать ей, что она во всем этом не одна, что не придумала те моменты, когда ей казалось, что они связаны.
- Ничего не было, - Блэр решила не конкретизировать. Она не могла объяснять свои слезы и уж тем более не ему. Ее мечты о любви и романтике такие детские, такие наивные. Чак рассмеется или попытается успокоить ее, твердя, что все будет хорошо, но его глаза будут говорить об обратном. Он жил в быстром ритме, а Блэр нравилось помедлить, обдумать проблему, а потом ее решить. Этого Чак не поймет никогда.
- Я знаю Картера… - начал Чак, но Блэр оборвала его.
- Ничего не было, - она словно бы настаивала на том, чтобы он продолжил расспросы, и на какую-то секунду Блэр показалось, что Чак так и сделает. Но потом огонь в его глазах погас, и он кивнул. Блэр поняла, что он ей не поверил, но догадался, что она больше ничего ему не расскажет, по крайней мере, этим утром.
- Я буду скучать по этому… Всегда скучаю, - Чак глубоко вздохнул, закрыв глаза и позволяя туманному утру умиротворить его ненадолго. Блэр внимательно посмотрела на него, его лицо разгладилось, а вечная темнота хоть немного рассеялась. Жаль, что он не всегда такой.
- Когда ты сюда приехал в первый раз? – спросила она, желая узнать о нем что-то личное. Было такое ощущение, что информацию из него приходится вытаскивать клещами, но когда он что-то рассказывал, Блэр всегда чувствовала себя… особенной.
- Мне было шесть. Отец приехал сюда по делам и взял нас с матерью с собой, - Чак со слабой улыбкой посмотрел на город, раскинувшийся перед ним. – Я бывал и в других местах, но это… это было куда лучше. Мама была счастлива, а когда она была счастлива… - он осекся и пожал плечами.
- Ты был счастлив? – продолжила за него Блэр, в ее голосе появилась нежность. Ей было так жаль того мальчика, которым он когда-то был. Наверно, тогда он не был так одинок, как сейчас.
- Да, - Чак кивнул. – Наверно, так и было.
Блэр слабо улыбнулась, и он повернулся к ней. На секунду их взгляды пересеклись, но теперь в них не было той злости, что была накануне, а было что-то другое, куда легче. Она поняла его, и Чак это знал. Они улыбнулись друг другу и подвинулись друг к другу ближе. Его рука коснулась ее, и Блэр восхитилась этим ощущением.
- Почему тебе здесь так понравилось? – спросила она, поняв, что Чаку нравится об этом говорить.
- Здесь было все, что нужно шестилетнему мальчишке, - он усмехнулся и провел рукой по волосам. – Море, горы, люди, позирующие как безумные статуи… И здесь были родители, вместе… Ребенком жизнь кажется проще.
Блэр кивнула.
- Знаю, - это было правдой. Она помнила, что и у нее с родителями были такие же моменты, пока ее мать не решила, что она непременно должна быть совершенством, и не отняла у нее остатки детства. Когда и у Блэр жизнь была проще, но это было так давно, что она уже почти этого не помнила.
Чак снова повернулся к ней и посмотрел ей в глаза. На балконе воцарилась грусть, чувство потери, которую оба могли чувствовать. Им было жаль времени и мест, в которые им уже не вернуться, моментов, которые были так коротки. Рука Чака потерлась о ее ладонь, а потом он накрыл ее пальцы своей ладонью, словно бы убеждая, что все будет хорошо. Блэр же знала, что хорошо уже ничего не будет, в свои семнадцать в ее жизни было уже слишком много боли и сожалений. Но она позволила ему успокоить ее, надеясь, что он получил взамен то же самое.
- А я знаю, что ты знаешь, - прошептал он.
Они постояли так еще некоторое время, наслаждаясь молчанием и кофе. Чак не убрал руки, и их ладони нагрелись. Момент был настолько идеален, что двигаться никому из них не хотелось, Блэр знала, что Чак чувствует то же самое так же хорошо, как знала собственное имя. Она даже не могла сказать, что конкретно чувствует к нему, просто знала, что снова может дышать. Она могла забыть о своих печали и беспокойстве, что преследовали ее, и просто наслаждаться… чувствовать этот момент. Ее идеальное утро с Чаком Бассом.
Позади них скрипнула дверь, и Блэр повернулась, увидев Нейта с опухшими глазами. Его волосы торчали в разные стороны, и он был в одних боксерах. Блэр внимательно оглядела его и улыбнулась про себя. Неудивительно, что Серена проводит с ним так много времени. Чак легонько похлопал ее по ладони, а потом отошел к столику заново налить себе кофе. Нейт последовал его примеру и заговорил только после того, как выпил целую чашку.
- Серена в душе, и я не знаю, где Картера черти носят. Он вообще возвращался? – кажется, Нейт не только был обеспокоен, он еще и был раздражен. Интересно, и как эти трое дружат столько лет, не поубивав друг друга?
- Пришел и ушел, - кратко ответил Чак, избегая взгляда Блэр.
- Опоздаем на самолет, оставим его здесь. Я обещал Капитану, что прилечу на мамину новогоднюю вечеринку, и опоздать не могу, - Нейт допил еще одну чашку и почесал плоский живот. Блэр почувствовала к нему еще больше нежности. Он был таким простым, таким милым. Жаль, что Блэр не такая, как он, как Серена, но она такой никогда не станет.
- Он приедет, - в голосе Чака было напряжение, которое удивило Нейта и Блэр. Они посмотрели на него, а потом переглянулись. – Я в душ, - он скрылся в номере, оставив их наедине.
- Веселенького полета не предвидится, - Нейт потер мутные глаза.
- Что между ними за дела? – Блэр спросила раньше, чем успела себя остановить. Она хотела спросить Чака, но сомневалась, что он все ей расскажет. А Картеру она не верила, так что у него про этом спрашивать не собиралась.
- Дела? – переспросил Нейт, но Блэр не сводила с него взгляда. Она не позволит ему сорваться с крючка. – Они выросли вместе. Мы все вместе выросли. Куда один… - Нейт пожал плечами.
- Туда и остальные, - Блэр кивнула. – Да, это я поняла. Но между Чаком и Картером какое-то странное напряжение… прошлой ночью ты предупреждал меня, Нейт. Почему просто не сказать мне сейчас? – Блэр не знала, почему давила на него, но она оказалась в центре противостояния между двумя парнями, и ей надо было знать, что делать дальше.
- Они ближе братьев, но… - Нейт отпил еще кофе.
Блэр внимательно посмотрела на него.
- Но? – нетерпеливо надавила она.
- Но они вечно друг с другом соревнуются. Что есть у Чака, должно быть и у Картера, только лучше, и наоборот. Игрушки, няни, машины… и женщины. Они всегда соревнуются по максимуму и всегда есть жертвы, обычно, не они, правда. Я не говорю, что ты для них просто игра, Блэр, - быстро заверил он, но Блэр нахмурилась.
- Кажется, именно так и есть, - бросила она.
- Картеру ты нравишься, но наверно, потому, что ты – друг Чака. Все, что есть у Чака, должно быть и у него. Но ты умная, Блэр, поймешь, - Нейт улыбнулся ей и, похлопав ее по плечу, вернулся в номер, оставив ее в полном одиночестве.
Блэр устало вздохнула, озадаченная сейчас больше, чем когда спрашивала. Она была другом Чака Басса. Наверно, это правда, но этого недостаточно. А Картер… Блэр сомневалась, что нравится ему. Ему нравилось играть с ней, но чувства лежали за пределами его понимания, и неважно, что там думают Нейт и Серена.
- Доброе утро, солнышко.
Помяни черта, он и появится.
Блэр повернулась к перилам спиной и внимательно посмотрела на Картера. Он был в свежей одежде, собран, со своей фирменной ухмылкой. Он казался счастливее, чем обычно, и это волновало Блэр. Неизвестно, чему он так радовался, должно быть, чужому несчастью.
- Доброе утро, - осторожно ответила она.
Наливая кофе, Картер поднял глаза и заметил, что Блэр смотрит на него, он улыбнулся ей.
- Боишься, что я скажу нашему другу Чаку о прошлой ночи? – предположил он, сообщая о том факте, что ему есть чем ее шантажировать.
- Он знает, - резко сказала Блэр и удивилась, когда Картер помрачнел. Однако он быстро взял себя в руки и снова ухмыльнулся. – Не рад? – спросила она, радуясь, что получила преимущество.
Картер покачал головой.
- Просто удивился. Думал, это будет нашей маленькой грязной тайной. Басс терпеть не может делиться. Ты же навеки можешь быть испорчена для него, что будешь делать? – съязвил он. В его словах была какая-то новая подоплека.
- А почему ты так волнуешься о Чаке? Я всего лишь его подруга. Подруга, Картер. А мы с тобой… это было ошибкой. Уверена, ты с этим согласишься, - Блэр использовала свой любимый стервозный тон и улыбнулась, заметив, что ее слова задели Картера, как она и планировала.
- Друзья? – Картер недобро усмехнулся. – Не дурачь себя, малышка. Если думаешь, что он хочет с тобой только дружить, значит, либо ты еще наивнее, чем я думал, либо он начал игру. В любом случае не говори, что я тебе не предупреждал.
- Приняла к сведению, - бросила Блэр, кипя от злости. Ей хотелось ударить его, чтобы эта мерзкая ухмылка исчезла. От мысли, что совсем недавно он касался ее, ее затошнило. – Ты что, ревнуешь? Или тебе просто нравится всех бесить?
- Ревную? – он улыбнулся, и Блэр подобралась. – Ты мне нравишься. Ты меня забавляешь, ты несомненно красива, но с ревностью я незнаком. Как-то раз я попался в эту ловушку, и с меня хватило. Веришь или нет, но я пытаюсь тебе помочь.
С удивлением Блэр поняла, что верит ему. Он думал, что предупреждает ее об опасном сером волке, правда, в своей особой странной манере.
- Не все в жизни игра, знаешь ли. Мы с Чаком друзья… разве не может все объясняться так просто? – не успел он заговорить, как Блэр уже знала ответ, но уступать не собиралась.
- Нет, - заявил Картер с уверенностью, от которой Блэр стало холодно. – Я понял. Правда. Ты смотришь на него и думаешь, что можешь его спасти. Но тебе это не удастся. А знаешь почему? – взгляд голубых глаз Картера пригвоздил Блэр к месту. Он не хотел отпускать ее так просто, и Блэр боялась этой жестокости.
- Почему? – почти прошептала она.
- Потому, что он спасенным быть не хочет, - горькая правда повисла в воздухе, пока Картер не пожал плечами и не отпил кофе. Блэр хотела было пройти в номер, но он остановил ее. – Я ничего ему не скажу, Уолдорф.
Блэр кивнула, не поворачиваясь к нему. Она и этому поверила, но это было уже неважно. Чак знал и ему было, кажется, все равно. Остаток утра Блэр провела, тщательно собирая чемодан и избегая Серену. Она знала, что ей придется все Серене рассказать потому, что та видела ее насквозь, но не сегодня. Блэр все еще было больно, и она была слишком растеряна своим общением с этими тремя парнями.
Частный самолет Бассов уже ждал их в аэропорту, и Блэр несказанно ему обрадовалась. Она была готова лететь домой, вернуться к удобному миру, где она все могла контролировать.
Серена пошатнулась, поднимаясь по трапу, и рухнула на ближайший диван.
- Разбудите меня, когда прилетим в Нью-Йорк, - велела она и, закрыв глаза, отправилась в страну снов.
Блэр заметила, что Картер и Нейт наблюдают за ней, пока Картер не сел в кресло, а Нейт занял место рядом с ней. Чак по обыкновению скрылся в спальне и закрыл дверь, не сказав никому ни слова.
- Фильмец? – предложил Нейт, доставая свой портативный DVD-плеер.
Блэр покачала головой. Не было настроения для бесконечного просмотра мультфильмов с Нейтом Арчибальдом. Она бросила взгляд на обмякшего Картера и обнаружила, что он посапывает так же, как и Серена. Она, однако, не так уж и устала, поэтому без задней мысли постучала в дверь спальни. Из-за двери раздалось тихое рычание, и Блэр расценила это, как приглашение. Она тихонько проскользнула в комнату, стараясь не привлечь внимания остальных.
Чак лежал на спине, подложив руки под голову и смотря что-то по телевизору. Он бросил взгляд на Блэр, а потом снова посмотрел на экран. Блэр подумывала уйти, все-таки его прием не был таким уж теплым, но он не говорил ей уходить, так что она сбросила туфли и, забравшись на кровать, легла рядом с ним. Они пролежали так в молчании минут пять, пока программа, которую смотрел Чак, не закончилась, и он не повернулся к ней.
Со слабой улыбкой он протянул ей пульт.
- Твоя очередь?
Блэр улыбнулась в ответ, покачав головой.
- Я хочу спать, выбирай, что хочешь, - ей пришлось сдержать вялую ухмылку. Он был таким милым и заботливым, она никогда еще не видела его таким теплым.
Чак начал переключать каналы, по ходу дела комментируя программы.
- Мусор… розовые сопли… вампиры… еще вампиры… дрянь… - наконец, он остановился и снова посмотрел на нее. – Безнадежно.
- Я не очень хочу смотреть телевизор, - усилием воли Блэр приказала себе не закрывать глаза. Ей нравилось вот так общаться с Чаком, несмотря на все предупреждения Картера. – Можешь его выключить?
Чак удовлетворил ее просьбу и повернулся к ней. Они посмотрели друг на друга, между их глазами завязалось какое-то молчаливое противостояние, которое Блэр не могла понять. Он протянул руку, убирая прядь волос от ее лица и погладив ее по щеке. Блэр закрыла глаза, наслаждаясь его противостоянием, и вновь открыла их, когда почувствовала, что он отстранился. Чак по-прежнему не сводил с нее глаз.
- Ты спала с Картером?
Его вопрос удивил ее и разрушил то умиротворение, которое начало ею овладевать. Она не могла понять, зачем он это спрашивает.
- Это важно? – холодно спросила Блэр.
Чак помолчал, очевидно, обдумывая ответ. Наконец, он покачал головой.
- Наверно, нет.
- Тогда зачем спрашиваешь? – Блэр была намерена вытянуть из него правду.
Он подвинулся ближе, и его голень коснулась ее ноги в чулке. По телу прошел электрический разряд, и желание заполучить все ответы быстро исчезло. Она удовлетворится и этим, если Чак перестанет спрашивать о Картере и том злополучном инциденте.
- Может, я волнуюсь, - небрежно ответил он, и Блэр тут же подняла глаза на него. В ее глазах читались вопросы, и Чак не стал от них прятаться. – Я чувствую себя за тебя ответственным. Я привез тебя туда, а Картер мой друг.
- Я не ребенок, - резко сказала Блэр и попыталась встать с кровати, отодвинувшись от него. Она терпеть не могла эти вечные его напоминания о том, что она просто малышка, за которой нужно приглядывать. К Серене он так не относился, а она была на несколько месяцев моложе Блэр.
- Эй, - Чак схватил ее за руку и заставил лечь обратно. – Я не то имел в виду. – Блэр с сомнением на него посмотрела. – Совсем не то, - тихо сказал он и обнял ее за талию, теперь свободного пространства между ними почти не было. – Я не вижу в тебе ребенка, Блэр… поверь.
Блэр нервно сглотнула. Она может сейчас потребовать, чтобы он сказал ей правду, и Чак скажет, но она боялась. Она и так увязла в этом по самую макушку, а раненое самолюбие или разбитое сердце не самые радужные перспективы. Тем не менее она решилась.
- А кем ты меня видишь? – серьезно спросила Блэр, и ее желудок упал, когда Чак недовольно зарычал. Он явно не собирался отвечать, и это ее подстегнуло. – Мне надо знать, - она почти умоляла.
Чак открыл глаза и посмотрел на нее.
- Нелегко на это ответить, - Блэр понимала, что он не уклоняется от ответа, он просто не знает, как ответить. А уж она-то была как озадачена. Ну что может быть в этом сложного? Он видел в ней милую подругу или кого-то еще, кого бы то ни было, Блэр нужно это знать. Больше жить с этой недосказанностью она не хотела.
- Блэр… - в его голосе было столько нежности, что Блэр растаяла. Она подвинулась к нему еще ближе, их лица разделяло всего несколько сантиметров. В его глазах было столько эмоций, и Блэр знала, что в ее глазах он видит то же самое. – Не надо, - в его голосе послышалось предупреждение, и Блэр чуть не отступила, но ей нужно было знать правду.


 
CandleДата: Понедельник, 20.09.2010, 00:36 | Сообщение # 11
Elite
Группа: Проверенные
Сообщений: 942
Награды: 17
Статус: Offline
Одну секунду они просто смотрели друг на друга, а в другую Блэр уже прижалась губами к его губам. До этого она никогда не выступала инициатором поцелуя, и это пугало, но и волновало. Рука Чака на ее талии напряглась, и он чуть повернул голову, и внезапно они начали целоваться по-настоящему. Теперь инициатива уже не принадлежала ей, тон задавал он, и это было потрясающе. Сердце Блэр колотилось так, что она не могла ни о чем думать, да она этого и не хотела. Она просто хотела чувствовать. Его губы были мягкими, он знал, что делал, и она сдалась на милость победителя. Его язык медленно проник ей в рот, и Блэр узнала вкусы кофе и перечной мяты, просто великолепно. Теперь эти вкусы всегда будут напоминать ей о нем, об этом моменте, об этом восторге. А затем без предупреждения Чак отстранился и перекатился на спину.
Шокированная Блэр лежала на кровати, желая большего, но не зная, что только что случилось. Ей не почудилось, он ответил на поцелуй, она это точно знала. Она чувствовала это в том, как он ее обнимал, как прижимал к кровати, будто она сейчас убежит. Блэр не убежала, убежал он, чем ошеломил ее.
- Чак… - начала было она, но не смогла подобрать слова. Щеки горели, и ей хотелось забиться с головой под одеяло. Страх, что она недостаточно хороша, накрыл с головой.
- Этого не может произойти, - хрипло прошептал он, и когда Блэр посмотрела в его глаза, она заметила, что они были темнее обычного. Кажется, он злился, и это только прибавило вопросов.
Блэр как будто ударили по лицу. Унижение смешалось с болью, так что она сосредоточилась на более знакомом чувстве – на злости. Отодвинувшись от него, Блэр скрыла свои эмоции под ледяной маской, став идеальной Снежной Королевой.
- Это была проверка, - небрежно обронила она, вежливо улыбаясь и замораживая его взглядом. Чак внимательно наблюдал за ней, не зная, как себя вести. Блэр даже понравилось смотреть на его растерянность.
- Проверка? – скептически спросил он с присущим ему высокомерием.
- Ну да, - Блэр кивнула. – Ты и Картер, хотела понять, кто лучше.
Встав, она демонстративно поправила одежду. Блэр чувствовала на себе его взгляд, но не поворачивалась. На самом же деле она хотела закрыться в ближайшей ванной и избавиться от всей еды, съеденной за утро, но это будет уже чересчур. Она должна справиться с этой ситуацией, если хочет еще когда-нибудь посмотреть ему в глаза. – Теперь я знаю ответ, - она ухмыльнулась.
Чак заскрипел зубами и сжал пальцы в кулак прежде, чем взял себя в руки, и внимательно посмотрел на нее.
- Да что ты, - Блэр не была уверена в том, какие эмоции расслышала в его голосе, но он был не рад, это точно.
- Ага, - она направилась к двери с прямой спиной и высоко поднятой головой.
- И? – окликнул он ее, подстегнутый каким-то странным мазохистическим чувством . Блэр узнала это отчаяние, находясь рядом с Сереной, она чувствовала то же самое. Тяжело любить и ненавидеть кого-то одновременно.
Блэр посмотрела через плечо, встречая его взгляд. Она запоминала его лицо, глаза, рот, скулы, точно вырезанные резцом искусного мастера. Он был так красив, если не заглядывать внутрь. Внутри он был уродлив, теперь Блэр это знала. Жаль, что она не может изменить свои чувства к нему. Ее тянуло к нему теперь больше, чем раньше, но она не была мазохисткой и не хотела разбивать голову об одну и ту же упрямую стену снова и снова. Стоит и перерыв сделать.
- Это останется со мной, - наконец, сказала она.
Блэр вышла из комнаты, молясь, чтобы Чак не видел ее насквозь. Когда она вышла, Картер уже не спал, он поднял брови, но Блэр не обратила на него ни малейшего внимания. Серена смешно пофыркивала во сне, и Блэр упала в кресло рядом с ней. Больше всего на свете ей хотелось оказаться дома и стать прежней, но в той комнате она потеряла что-то важное, и боялась, что уже никогда не обретет это снова.
Когда они приземлились в аэропорту Джона Кеннеди, их дружная компания распалась. Их уже поджидал лимузин Чака, но Блэр настояла на том, что они с Сереной поедут на такси, и Серена не возражала. Она небрежно поцеловала Картера и Нейта, бросила злой взгляд на Чака и потянула Блэр за собой. Уходя, Блэр ни разу не оглянулась. Кажется, она видела Чака Басса последний раз.
На следующий день наступил канун Нового года, и Блэр отказалась вылезать из постели. Дорота перепробовала все средства, угрожала даже позвонить мисс Серене, но Блэр не двигалась. Она была смущена и несчастна, хотела забыть рождественские каникулы и Чака Басса. Она вела себя, как отчаявшаяся шлюшка, сначала с Картером, потом с Чаком. Серена была права. Миром Блэр была уютная маленькая коробочка, а не то сумасшествие, в котором жили Бейзен и Басс. В полдень в комнату вошла Элеонор и потребовала, чтобы Блэр встала.
- Да что с тобой такое происходит, дорогая? – в ее вопросе слышалось больше раздражения, чем беспокойства, но Блэр все равно расплакалась. Элеонор подошла к кровати поближе, глядя на дочь, как на пришельца. – Блэр, отвечай немедленно.
Блэр вытерла щеки, чувствуя себя еще несчастнее, чем раньше. Больше всего Элеонор ненавидела слабость, и Блэр знала, что этот маленький взрыв эмоций не пройдет незамеченным. Если она не будет осторожной, не успеет оглянуться, как окажется в центре Остроффа. Элеонор даже не побоится скандала.
- Смена часовых поясов, – промямлила Блэр, уткнувшись в подушку.
Элеонор отняла у нее подушку и отшвырнула ее в сторону.
- Тебя ждут внизу. Я их развлекала, пока ты… - Элеонор поморщилась, окинув Блэр взглядом. – Приведи себя в порядок. Начни с душа, я велю Дороте выбрать подходящую одежду. И поторопись, - Элеонор поцеловала ее в лоб в коротком приступе материнской нежности и оставила дочь на попечение Дороты.
- Давайте, мисс Блэр, - Дорота помогла Блэр выбраться из постели и отвела ее в ванную. – Торопитесь, а то мисс Элеонор расстроится.
Блэр зарычала и захлопнула дверь перед носом Дороты.
Полчаса и три минуты спустя Блэр натянула очередной шедевр Элеонор Уолдорф, пока Дорота укладывала ее волосы в крупные локоны. Блэр понятия не имела, кто ее ждет внизу, но подозревала, что это очередная интрига матери. Элеонор просто не могла понять, что дочь сама может принимать решения, нет, ей надо контролировать каждый ее шаг.
- Вы очень красивая, мисс Блэр, - Дорота тепло ей улыбнулась, и Блэр постаралась выдавить из себя ответную улыбку. Она все еще чувствовала себя очень несчастной, но ей надо двигаться дальше. Вчера было вчера, надо жить дальше и забыть о том, что произошло.
Как в тумане Блэр спустилась вниз. Спускаясь по лестнице в какой-то странной дымке, она только и слышала, как цокают ее каблуки. Она хотела, чтобы эта встреча была короткой и безболезненной, но зная Элеонор, она не сможет сбежать, пока не согласится на очередное идиотское свидание с парнем, который готов говорить только о себе, едва замечая ее существование.
- Блэр, - Элеонор усадила ее рядом с собой на диван. Блэр попыталась дружелюбно улыбнуться, но улыбка не получилась, и она сдалась. Элеонор нахмурилась. – Твои друзья зашли тебя проведать.
На слове “друзья” Блэр встрепенулась и наконец посмотрела на двух людей, сидящих перед ней. Чак и Нейт. Она моргнула, чтобы удостовериться, что это не галлюцинация, но они не исчезли, и она растерялась еще больше. Нейт, кажется, не замечал напряжения в комнате и улыбнулся ей. Чак посмотрел ей в глаза, но, как всегда, его чувства понять было невозможно.
- Что вы здесь делаете? – грубо спросила Блэр, и Элеонор рядом охнула.
- Повежливее, - прошептала она, и Блэр снова напряглась. При матери она ничего не могла сделать. Если Чак решил ей отомстить за то, что она сравнила его с Картером, она его убьет.
- Как мы уже сказали твоей маме, - Чак обаятельно улыбнулся Элеонор, - мы пришли тебя похитить. У моих родителей сегодня небольшая вечеринка, а ты так понравилась моей маме, что она настояла на твоем присутствии.
Элеонор рядом буквально распирало от радости, но Блэр не сдвинулась с места.
- Будет не так скучно, как кажется, – пошутил Нейт, но тут же притих, поймав взгляд Элеонор. – Простите, - пробормотал он.
- Конечно, Блэр будет счастлива пойти. Разве не так. Блэр? – по взгляду матери Блэр догадалась, что она пойдет на эту вечеринку, несмотря на голод или мор, так что Блэр просто кивнула. – Отлично. Пойду отдам несколько распоряжений. Нам будет не хватать тебя сегодня, дорогая, но я знаю, со своими друзьями тебе гораздо приятнее проводить время. Чарльз, - внезапно Элеонор повернулась к нему, - поблагодари свою маму. Я должна буду пригласить ее на чай, - Чак кивнул, и Элеонор умчалась выбирать идеальное платье и аксессуары для дебюта Блэр у Бассов.
- Я твоей маме не нравлюсь, - резко сказала Блэр Чаку, как только Элеонор оказалась за пределами слышимости.
- Моей мамы нет в стране, - отрезал Чак. Вся его напускная вежливость исчезла. А что, если перед ней сейчас настоящий Чак Басс? – Матери все одинаковы. Я не мог сказать ей, что забираю тебя на мою вечеринку, она бы не пришла в восторг и сказала бы, что у тебя уже есть планы. Так что я соврал, и теперь ты можешь пойти. Ты должна быть благодарна, - он был так уверен в себе, что Блэр не понравилось еще больше.
- Отлично, - Блэр напряженно улыбнулась. – Спасибо, но боюсь, у меня уже есть планы, - она встала и направилась в фойе, надеясь, что они последуют за ней и как можно скорее уйдут. Блэр придумает, что сказать Элеонор, а к еще одному вечеру унижения в руках Чака Басса она была не готова.
Нейт и Чак пошли за ней, и Нейт нашел кнопку лифта, сказав Чаку, что он будет ждать его внизу. Чак же втащил в Блэр в комнату и захлопнул двери.
- Я притащился сюда, чтобы пригласить тебя на мою новогоднюю вечеринку. Думал, ты обрадуешься, - кажется, он был озадачен таким поворотом событий, и Блэр почти захотелось рассмеяться. Ей было семнадцать, может, она была наивна и растеряна, но собачкой больше быть не хотела.
- Ты ошибся, - сказала она и попыталась выйти. Чак схватил ее за руку, задерживая на месте. Блэр повернулась к нему, думая, что он скажет что-то еще, но, по-видимому, он растерял все слова. – Чак, - она опустила взгляд на его руку, крепко держащую ее за запястье.
- Ты злишься на меня? – кажется, он удивлен. Неужели никто раньше на него не смел злиться? - Из-за вчерашнего? – в его голосе было столько скептицизма, что Блэр едва не улыбнулась. Для нее ее унижение было концом света, а он его едва заметил.
-Я не злюсь, совсем. Просто не хочу идти на твою вечеринку. У меня найдутся занятии и получше, - как можно грубее заявила она. Нервы, однако, были на пределе, а кожу в том месте, где он ее касался, покалывало. То, как Чак на нее влиял, уже раздражало Блэр. Она уже общалась с привлекательными парнями раньше, этот чем отличается? – Отпусти, Чак.
Чак, однако, ее не послушал.
- Я хочу, чтобы ты пошла со мной, - он сказал это так легко, будто это случится просто потому, что он так хочет. Блэр ни разу в жизни не видела настолько уверенных в себе людей, не знающих отказа. Она посмотрела на него, не собираясь отступать. – Прости, если я тебя обидел, я не хотел, - напряженно сказал он, точно никогда и никому раньше такого не говорил.
- Ты меня не обидел, - быстро сказала Блэр и по его понимающему взгляду поняла, что Чак догадался, что она врет. – Может, задел немножко мою гордость… - прошептала она, и он, наконец отпустил ее запястье. Блэр отошла к окну.
Чак подошел к ней, глядя на тот же район, что и она.
- Ты красивая, - Блэр была уверена, что он серьезен, но она боялась на него посмотреть. – Ты мне нравишься. Мне нравится быть в твоей компании, - Чак выглядел так, будто тянул больной зуб, но он не остановился. Чему Блэр была рада. Ей нужно было это услышать. – Я не хочу видеть тебя с Картером, больше никогда. Он причинит тебе боль, он всегда так делает… как и я. Так мы устроены, - Чак тяжело вздохнул, и Блэр услышала боль в его голосе. Сейчас он раскрывал перед ней душу, и Блэр боялась последствий. Может, он накажет ее за этот разговор, за эту честность. Блэр надеялась, что нет. – Мы друзья. Я хочу быть твоим другом.
Они повернулись друг к другу и посмотрели друг другу в глаза. Блэр поняла, что он имел в виду, она просто не была уверена, что хочет того же.
- Друзья разговаривают, они знают друг друга… а не сбегают, когда отношения становятся настоящими, - Блэр направляла каждое слово к нему и увидела озадаченность в его глазах. Он явно ее не понимал, а у Блэр не хватало решимости все объяснить.
- Мы разговариваем. Я говорил с тобой больше, чем с кем угодно другим. Вот почему ты мне нравишься… все по-другому. Мы другие. Флирт, конечно, забавен, но он ни к чему не приводит. Он даже ненастоящий, по крайней мере, для меня.
Откровенность Чака немного шокировало, но Блэр узнала о нем сейчас больше. Она знала, потом она не раз вернется к этому разговору, будет прокручивать в голове, замечая каждую деталь, но пока надо сосредоточиться на главном. Он не хотел прекращать их странные отношения, а это что-то значит.
- А мы настоящие? – надавила она.
Чак отвернулся к пейзажу за окном. Накрапывал дождь, а где-то в отдалении гремел гром.
- Ты настоящая, - ответил он.
Она нашла его руку и сжала его пальцы. Друзья. Пока она не знала, хочет ли именно этого, но сейчас, стоя рядом с ним, она должна ответить “да”. Чак хотел ее присутствия в своей жизни, быть может, она даже нужна ему, и Блэр решила, что он тоже ей нужен. Может, все повернулось и не так, как она рассчитывала. Ее тяга превратилась во что-то еще, что-то более настоящее, что-то большее. Чак больше не был предметом ее воспаленного воображения, он стоял здесь, из плоти и крови. Внутри, где никто не мог этого видеть, где это было больнее всего, он страдал так же, как и она.
- Ладно, - сказала она и, отпустив его руку, направилась к дверям. Элеонор наверняка уже ждет ее наверху, и если она сейчас не поднимется, Магомет сам отправится на поиски горы.
Чак пошел за ней и остановился у лифта. Они подождали его вместе.
- Ты же придешь сегодня? – в его голосе слышалась неуверенность, и Блэр мягко улыбнулась ему. Она уже совсем не чувствовала себя несчастной. В какой-то степени она чувствовала себя как новенькой, а в какой-то – еще больше растерянной.
Она кивнула.
- Это будет проще, чем изобретать благовидный предлог для матери, чтобы остаться дома. Умный ход, Басс, использовать Элеонор против меня.
Ухмыльнувшись, Чак вошел в кабину приехавшего лифта. Блэр подождала, пока двери закроются, а потом направилась в ванную на первом этаже, чтобы прийти в себя. В голове носились сотни мыслей от “ты спятила” до “ты поступила правильно”. Она решила, что правильное решение лежало где-то посередине. Быть подругой Чака будет нелегко, и не только потому, что она что-то к нему чувствует. Блэр знала, что под его темным обаянием скрывается что-то уродливое и страшное. Если она не будет осторожной, она потеряется в нем, в его мире, или еще хуже, станет такой же, как он.
- Блэр!
Голос матери громыхнул за дверью ванной, и Блэр плеснула воды себе на лицо и проверила свой внешний вид. Сегодняшний вечер – начало новой эпохи, и Блэр должна бы волноваться, но она совсем не волнуется. Она к этому готова.
- Блэр, - Элеонор крепко ухватила ее за руку и потянула к лестнице. – Тебе нужно будет произвести на Бассов наилучшее впечатление. Ты знаешь, как они важны для твоего отца. Великолепно, что Эвелин ты уже понравилась, да и как могло быть по-другому, ты же моя дочь.
Блэр просто улыбалась и кивала, несколько отрешившись от происходящего. Следующие три часа прошли в бесконечных примерках и поиске идеальных прически и макияжа. Если бы это увидел кто-то со стороны, он бы подумал, что Блэр собирается познакомиться с президентом. В четверть девятого Элеонор, наконец, удовлетворил внешний вид Блэр, и девушка надевала туфли, когда в комнату вошел ее отец.
- Есть минутка, медвежонок? – спросил он с приятной улыбкой. Блэр улыбнулась в ответ, и он сел рядом с ней на кровать. Он был один из тех немногих, кто принимал Блэр такой, какая она есть, нервной, сумасшедшей, ответственной, иной раз стервозной. Его ничто не отталкивало, и за это Блэр его просто обожала. – Я хотел поговорить с тобой о Бассах.
Сердце Блэр заколотилось, но ее на лице не дрогнул ни один мускул. Раньше ее отец никогда не вмешивался в ее личную или социальную жизнь. Здесь он, кажется, полностью передал бразды правления Элеонор, и Блэр старалась не негодовать по этому поводу. Так что странно, что он сейчас сидит рядом с ней и смотрит на нее, как будто она снова стала его пятилетней принцессой, которую он баловал при малейшей возможности.
- Твоя мама сказала, что тебя пригласили на вечеринку, которую устраивает Эвелин Басс, - Гарольд посмотрел на нее, и Блэр ответила простодушным взглядом. – К сожалению, Эвелин сейчас во Франции. Барт этим утром улетел к ней, вот откуда я это знаю… Я был с ним в аэропорту, он подписывал бумаги.
Блэр не знала, что и сказать-то на это. Раньше она никогда не врала отцу, как-то не приходилось. Но шестым чувством она догадывалась, что он не обрадуется, узнав, что она проводит время с Чаком Бассом. Она промолчала, надеясь, что он вывернет разговор в ее пользу.
- По-моему, ты идешь к Бассам, - Гарольд выжидающе посмотрел на нее, в голосе было слышно легкое осуждение.
- Да, папа, - ответила примерная дочь.
- С Чаком Бассом? – надавил Гарольд, и Блэр кивнула. Он нахмурился, и желудок Блэр сжался. Больше она не хотела с ним разговаривать. – Он не самый хороший мальчик… да он уже и не мальчик, - поправился Гарольд, и Блэр промолчала. – Мне хотелось бы услышать, что между вами происходит, Блэр.
Блэр собралась.
- Он мой друг, папа. Он пригласил меня на небольшую новогоднюю вечеринку, а мама с чего-то решила, что ее устраивают его родители. Ты же ее знаешь, я не хотела ее разочаровать.
Гарольд улыбнулся.
- Да уж, твоя мама взволнована. Я и сам не хочу ее разочаровывать, честно говоря. Она разговаривала с Эвелин несколько раз, и та ей понравилась, - Блэр кивнула. – Хорошо, медвежонок, на этот раз это останется секретом, но в следующий раз этот номер не пройдет. Если хочешь дружить с сыном Барта, я могу это принять. Просто пообещай, что будешь осторожна. Он несколько неуправляем, даже его отец не может с ним справиться.
Блэр поморщилась про себя и улыбнулась отцу.
- Конечно, я буду осторожна. И спасибо, что не скажешь маме. Она весь день была сама не своя от радости.
Гарольд сжал руку Блэр.
- С Новым годом, родная, - поцеловав ее в лоб, он вышел из комнаты.
Наконец-то Блэр смогла вздохнуть. Схватив телефон, она отослала Серене сообщение, требуя, чтобы через пять минут она была у ее дома. Вечер вот-вот начнется, и Блэр готова ко всему. Пока она сможет удерживать свою тягу к Чаку и отвращение к Картеру под контролем и не будет много пить, этот Новый год будет самым счастливым из всех.


 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Поддельная империя (Fake Empire) (Главы 1-6)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: