Среда, 13.12.2017, 19:37
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: mio-mio, художник№1 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Come Home With Me (Limoversary 2013 Переводы)
Come Home With Me
mio-mioДата: Среда, 06.11.2013, 07:41 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


You and I were made for this. I was made to taste your kiss



 
mio-mioДата: Среда, 06.11.2013, 07:44 | Сообщение # 2
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline

The first time




Терпение никогда не было сильной стороной Чака Басса. Он ненавидел ожидание, и ненавидел отрицать, что он чего-то хочет. А вот получение быстрого результата, было тем, что неизменно доставляло ему удовольствие. Неожиданно, урок терпения ему решил преподать плод двадцати одной недели. Чак умирал, как хотел, почувствовать даже малейшее движение его сына, но этого не происходило. Блэр уже чувствовала их ребенка последние пару недель. Это началось как легкое порхание в животе. Она сравнила его с бабочками. Когда она рассказала о своих чувствах мужу, он слегка покраснел, вспоминая давние времена, когда он испытал бабочек.

На прошлой неделе движение стало намного сильнее и более отчетливым, и Блэр говорила ему, что еще немного и он также сможет почувствовать своего сына.

И, конечно, Блэр был права.

Они только что закончили очень энергичный сеанс секса, и Блэр упала на подушки, тяжело дыша.

Чак перевернулся на бок, упираясь на локоть. Он смотрел на жену. Глаза закрыты, розовые щеки, искорки пота на лбу. Он протянул руку, убирая ее влажные волосы со лба.

Она всегда была красивой для него, теперь, когда она была беременна, она была еще великолепней. Говорят это "сияние", и это так банально и клише, но Блер на самом деле светилась. У него была мимолетная мысль делать ее беременной на регулярной основе только для того, чтобы испытывать это.

Его рука прошлась по ее щеке, вдоль горла, где он мог чувствовать ее пульс все еще отчаянно бившийся под кончиками пальцев. Он провел пальцем по ее соскам. Ее грудь была потрясающей. Он наклонил голову и захватил сосок губами, облизав его мягко, а затем оставив поцелуй между ее грудей. Ее кожа была влажной и слегка соленой на вкус.

Затем он поцеловал ее живот. Он начал показываться немного, и ему нравилась это. Ему нравилась мысль, что все вокруг знали, что она забеременела от него, что она действительно его сейчас. Навсегда. Они создают семью вместе, и ничего, и никогда не сможет нарушить это.

Он поцеловал ее в живот еще раз, чтобы затем вернуться к ее губам, захватывая их в страстном поцелуе.
Когда он закончился, Чак нежно прошептал:

- Я люблю тебя, тебя и нашего ребенка. - его рука снова потянулась к ее животу - Спасибо что даешь мне мою собственную семью.

Она открыла глаза и уставилась на него. Запустив пальцы в его волосы, притянула для еще одного поцелуя.

- Я так счастлива сейчас. У меня есть ты и наш сын и это все что мне нужно. Я так тебя люблю.

Вдруг она замерла и накрыла его руку своей прижав немного.

- Он движется. Ты чувствуешь это?

Они оба замерли полностью затаив дыхание. Примерно через двадцать секунд Чак почувствовал это. Это было очень мягкое движение, но он определенно мог ощущать это. Его сын. Его глаза наполнились слезами, когда он вновь посмотрел на Блэр.

- Я чувствую его - он был поражен мыслью, что его сын прямо там, под его ладонью. Он наклонился и поцеловал место, где только что была его рука. - Я люблю тебя, - прошептал он животу.

Блэр улыбнулась, и слеза скользнула по ее лицу. Она знала, что он говорит о своей любви не ей, и была счастлива от этого.
 
mio-mioДата: Среда, 06.11.2013, 07:46 | Сообщение # 3
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


Проблемы с J. Mendel
Оригинал







И зачем ему все это? Чак поправил манжет и одарил стайку болтливых мужчин слабой улыбкой. Его взгляд метнулся в сторону, чтобы увидеть его жену, хотя бы мельком. Она была в другом конце зала. Кажется будто в нескольких километрах от него. Сколько они уже на этой проклятой вечеринке? Как она вообще оказалась настолько далеко?

Ее спина. Этих изгибов было достаточно, чтобы вцепиться в свой бокал с шампанским в отчаянье. Именно тогда до него дошло что за дизайнер был на ней. Сука. Она знала, что ношение J. Mendel делает с ним. О чем напоминает ему. Все его тело пульсировало, пока он смотрел, как она откинула назад каскад шелковистых кудрей через плечо, а ум воспроизводил срывание темно-красного J. Mendel с ее тела, на ее двадцатилетие.

Хватит!

Он коротко извинился перед людьми, с которыми беседовал, и пошел через зал к своей женщине, стараясь не сталкиваться с очередными знакомыми по дороге. Его путешествие закончилось, когда он наконец положил ладонь на ее руку и развернул Блер к себе. Их глаза встретились.

Леди позади хихикнула:

- Оу, Басс на охоте сегодня вечером.

- К счастью для вас, я поймала его давным-давно - улыбнулась Блер женщине, прежде чем повернуться и уйти с Чаком - Ты и правда выглядишь опасно сегодня и это что-то большее, чем твой новый Tom Ford.

Она протянула руку и пригладила рукой отворот пиджака, безусловно, ослепляя любого, кто смотрел на них сейчас, мерцанием ее обручального кольца.

- Ты наказываешь меня, за то, что отвлекся раньше? Потому что я думаю, ты очень хорошо знаешь, что делаешь, нося это платье.

- Наказываю тебя? Ты имеешь в виду за то, что пришел домой поздно, заставляя меня ждать пока ты оденешься, и потом наблюдать, как ты говоришь по телефону, пока мы едем сюда? И кто тут наказан?

Чак втащил Блер в гардеробную. Прекращая разговор, прижимая ее к себе, теряясь в море меха и ткани, так же как они терялись друг в друге. Поцелуи, пальцы цепляющиеся за одежду в каком-то неистовом отчаянии, звон пряжки откинутого ремня, звук расстёгнутой молнии, шелест платья скользящего вниз. Он толкнул ее к стене, нарушая их поцелуй. Они оба тяжело дышали, ее глаза блестели от страсти. Неожиданно нежно, Чак осторожно вынул ее руки из рукавов платья. Он любил заставлять их делать вот такие паузы, увеличивая во много раз их желание.

- Стринги - протянул руку он.

Он любил наблюдать, как она нагибается, а ее грудь почти выскакивает из ее шелкового бра, пока она извлекает его приз из под мягких слоев ткани. Пока она освобождалась от белья, он полностью расстегнул штаны. Доказательство ее капитуляции отправились в карман его пиджака.

- А теперь - его рука обхватила член, помогая рассеять напряженное желание по телу - Задери платье, и покажи насколько ты мокрая для меня?

Пока он наблюдал, как дюйм за дюймом поднимается платье, Чак мог поклясться, что вновь видит предательски невинный румянец на ее щеках, и эти широко раскрытые глаза. Хотя прошли годы, с тех пор как он взял ее невинность, испортил ее своим голодом, свою греховную, алчно желаемую, и в то же время недостижимую и чистую мечту.

Эта мечта теперь стояла перед ним. Ноги раздвинуты. Розовая и истекающая желанием. Носящая его кольцо. Его сдержанность стала давать сбои, хотя он изо всех сил пытался продолжать держатся.

- Это все для меня, Блэр?

В ответ она выпустила ткань платья из одной руки, чтобы коснуться там, где желала почувствовать его:

- Все твое, Чак, пожалуйста - он видел, как дрожит ее нижняя губа - Мне нужно...

Им было нужно одно и тоже. В одно мгновение он поднял ее ноги в верх, заводя себе за спину и вошел в нее. Неконтролируемый крик удовольствия вырвался у нее, когда он наконец был глубоко внутри любви всей его жизни.

- Тссс, ты же не хочешь испортить игру, не так ли?

Она сжала вокруг него в восхитительном приветствии. При всем ее лоске и элегантности, Блер всегда любила хорошую игру и никогда не боялась испачкаться. К счастью для Чака, эти же принципы действовали и в спальне. Скрытно-публичный секс всегда был их фаворитом. Из-за риска разоблачения.

Обнимая его за шею, она бросила ему вызов:

- А ты думаешь, что продержишься достаточно, чтобы сломать меня?

- Сломать тебя? - он начал очень медленно выходить из нее - Разве это не то, что ты пыталась сделать со смой этим утром, перед моей встречей?

Чак улыбнулся ей. Она была заблокирована между ним и стеной, рот приоткрыт, глаза умоляют, о том, о чем голос не может. Она отчаянно сжалась вокруг него, так, что головка его члена осталась в ней. Так, что ему пришлось остаться так, не шевелясь и продолжая свой протест.

- Прогуливалась по нашей спальне в своем черном кружевном белье, пока я пытался одеться - по ее лицу проскользнула улыбка.

Его бедра резко качнулись вперед, входя глубоко в нее. Ее улыбка исчезла, когда ее рот открылся в беззвучном крике, а руки смяли в кулак его рубашку. Он вновь мучительно медленно начал движение назад, продолжая свою месть.

- Я закончил одеваться, и что я вижу?

Даже с учетом его пыток сейчас, за туманном похоти, взгляд Блер был непримиримым. И он видел это.

- Искусительницу, на которой я женат, раскинувшуюся на нашей кровати.

Ее рука опустилась между ее ног, поглаживая себя.

- И именно тогда, когда я должен выходить из дома.

Чак позволил себе выскользнуть из нее, касаясь ее сочных складок всей длинной, невыносимо неудовлетворительно для нее.

- Весь день, даже по уши в работе, память о тебе, стонущей и дрожащей под моим прощальным поцелуем, делали меня твердым. Заставляли хотеть тебя. Ты заставила меня представлять, как ты трахаешь себя до оргазма на нашей постели, пока я не могу. Когда это должен быть я.

Он стянул ее лифчик вниз и прикоснулся к ней, дразня ее соски.

- И теперь, мы здесь. На очередном, мать его, светском мероприятии.

Его рука поползла вверх от груди, на ее шею, поднимая голову высоко, заставляя ее смотреть в его глаза.

- Я предпочел бы быть в нашей постели, трахая тебя, так, как мне нравится. Всю ночь – другую руку он положил на ее бедро, прижимая к стене еще сильней – Так что я хочу по крайней мере компенсировать часть моих мучений.

То, насколько она была возбуждена, сделал это так просто, так легко, для него, хлопнуть себя в ее тело. К его удивлению, Блер не вскрикнула. Единственным звуком был резкий вздох шока на его внезапное вторжение. Вторжение . Чак улыбнулся про себя. Хотя слово "штурм" ему больше нравилось. Сила его толчков не ослабевала. Он был верен своему обещанию компенсировать его пытки. Он с удовольствием наблюдал, как Блер проигрывает в попытках держать глаза открытыми.

Отпустив его рубашку, она дотянулась одной рукой до ряда шуб рядом с ними и вцепилась в них. Ее спина выгибалась, пока она боролась с собой, пытаясь сдержать ее голос, пытаясь сдержать свое удовольствие. Отчаянно закусив губу, она дернула пальто с вешалки, которое зацепило еще пару своих пушистых товарищей и приземлилось на пол.

Чак почувствовал первые волны ее оргазма. Но его месть была еще не завершена. Он сделал шаг назад, забирая удовольствие жены с собой. Месть? Ну... Еще он хотел, победить.

- Чаааак! - гнев в голосе Блер мог бы убить кого-то более впечатлительного.

Полностью равнодушный, он взял ее за руку и опустил на диванчик с кучей мехов на нем. Закончить начатое поверх пальто светских львиц, которые держали его вдали от дома, казалось идеальной местью. Водоворот белого, серого, коричневого и черного меха был отличным контрастом для розовых щек Блер. Сладость которых была слишком заманчива. Как можно удержаться и не поцеловать ее?

Ошибка.

Она закусила губы. Жестко. Он зарычал и открыв глаза, увидел, что розовые щеки не соответствуют огню в ее глазах.

- Я хочу мой оргазм назад, мерзавец.

Ее ноги обернуты вокруг его спины, потягивают его бедра к ней. Он подчинился, погружаясь в ее небесное тепло. Пульс желания пульсировал в голове в такт мысли: моя, моя, моя. Блэр качнулась в поисках нужной точки. Поддавшись, он чуть изменил угол, заполняя ее, готовясь наполнить удовольствием свою любимую.

Движение. И снова.

Она задохнулась.

И снова.

Она извивалась и царапала ногтями его по спине.

И снова. Сильнее.

- Чак.

Сильнее. Еще быстрее.

Она дрожала под ним в оргазме, ее тело призывало его сдаться. Но он был безжалостен. И она заслуживала большего от него. Он хотел ее оставить со звездами в глазах. А может даже, немного воспалённой. Чак отклонился немного, чтобы проникнуть рукой между их телами, чтобы усилить ее удовольствие еще больше.

Бедра Блэр выгнулись в ответ.

- Я не могу - умоляла она, задыхаясь, - Не могу еще.

- Нет, еще - он пристально смотрел на нее, уговаривая - Так дети делаются. И наш ребенок родится в любви и желании. Если ты хочешь меня, порадуй меня еще одним оргазмом.

Он вошел в нее с еще большей силой, их глаза встретились в этот туманный момент. Маленький штрих. Нежный поцелуй. Необходимость, горящая внутри него начала вырываться на свободу. Ее дыхание сбилось, когда он начал терять контроль.

- Еще один. - Чак прошептал ей на ухо, нежно, но властно.

Он застонал, когда Блэр уткнулась лицом в его рубашку, чтобы заглушить ее крик. Их тела потрясал оргазм. Вместе.

Блэр замерла под ним. Ее единственным движением был поворот головы, чтобы уткнуться ему в грудь. Затем шею, пока в конечном итоге, ее губы не нашли его. Он надеялся, что она захочет домой, и с удовольствием ответил на поцелуй, лаская ее тело.

- Позволь мне отвезти тебя в постель.- пробормотал он.

- Я полагаю, мы только что лишили невинности твой новый смокинг – усмехнулась она.

Они, наконец встали с дивана и начали поправлять одежду.

- Да и J. Mendel никогда не будет в безопасности на тебе.

Блэр успешно надела платье обратно.

- По крайней мере, это ты не порвал.

- Это пока что - поднял бровь в предупреждении Чак.
 
mio-mioДата: Четверг, 07.11.2013, 06:28 | Сообщение # 4
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


Come Home With Me
Оригинал


Блэр хмурилась, глядя на свое отражение в зеркале. Брильянты на ее шее переливались, словно подмигивая ее отражению, а ее обручальное кольцо давало понять, насколько глупо она себя ведет. Ее мужа не было в городе уже почти две недели. С тех пор, как он уехал в деловую поездку, почти каждый вечер она была дома. Одна. Но сегодня она не хотела больше здесь оставаться. Сегодня вечером она хотела пойти выпить и забыть обо всем.

Взглянув на свое отражение еще раз, она развернулась и пошла к выходу. Покидая роскошный пентхаус, который был ее домом. Она избегала смотреть на семейные фотографии в гостиной, пока Дорота подавала ее пальто. Глаза горничной расширились, когда она увидела выбор наряда хозяйки.

- Вы встречаетесь с миссис Серена, да? - с надеждой спросила она.

Вместо ответа, Блер шагнула в лифт кинув "Не жди меня", на ходу. Легкая дрожь волнения, возбуждение, - ощущения, которых она не испытывала долгое время, накрывали ее, пока она размышляла, не обернется ли ее выход проблемами.

Когда ее лимузин остановился перед знакомым зданием, сердце пропустило удар. Водитель открыл дверь, она вышла на улицу. Один взгляд охранника, и вот уже отодвинута штора, предоставляя ей незамедлительный доступ. Прошло два месяца, с тех пор, как она была в Victrola последний раз, но она не переставала удивляться, как мало здесь что изменилось с тех пор, как она впервые переступила порог. Тогда ей было шестнадцать, она рассталась с Нейтом и ей хотелось сбежать.

Возможно, это было связано с тем, что был вечер вторника, или, может потому, что только девять вечера, но клуб был полупустым. Оставив ее пальто в гардеробе, она направилась прямиком к ряду пустых барных стульев, не обращая внимания на откровенные, полные восхищения, взгляды мужчин, провожавших ее взглядом. Она знала, что выглядит хорошо, нет, - она выглядит удивительно. Кроваво-красное платье без бретелек, каблуки, - все чтобы увеличить ее красоту. К ней приблизился бармен.

- Миссис...

- Двойной джин мартини - прервала она его. Не было никакой необходимости, напомнить ей о ее семейном положении, особенно когда она пришла сюда, пытаясь забыть, этот факт.

- Будет сделано - кивнул он быстро.

Блэр барабанил пальцами по столешнице, ей нужен был мартини. Немедленно. Ей нужно снять напряжение. Она посмотрела на свои руки и не смогла отвести взгляда от обручального кольца. Оно было великолепно. Каждый раз смотря на него, она вспоминала день своей свадьбы, момент когда муж надел это кольцо на ее палец и прошептал согласен, заставляя ее сердце сжаться. Она повернула его на пальце. Еще и еще. Это была ошибка, она не должна быть здесь. Блэр уже собиралась встать со своего места, когда вернулся бармен, поставив перед ней напиток. Один бокал можно, решила она, делая первый глоток. Алкоголь медленно начал свой путь по ее венам, заставляя ее расслабится.

- Так, так, так, смотрите ка кого кошки притащили - прошептал ей на ухо знакомый хриплый голос.

Она резко вдохнула, чувствуя его дыхание на своей коже. Он был так близко. Она поверить не могла, что не почувствовала его присутствие раньше.

- Чак - сказала она хрипло, проклиная себя за то, что практически мурлычет его имя.

- Блер.

Он сделал шаг назад и занял место рядом с ней. Пройдясь по ней взглядом, с головы до пят, он практически съел ее взглядом. Блэр заставила себя сидеть спокойно, командуя своему телу не отвечать.

- Ты выглядишь абсолютно восхитительно. Оделась для меня?

- Почему ты так думаешь? - спросила она ледяным тоном, надеясь, что тон замаскирует всполохи желания разгорающегося в ней.

- Ну не знаю. - протянул он небрежно - Ты в моем клубе, в колье что я подарил, и кричащем "трахни меня" платье. Назовем это интуицией.

- Я хотела выпить, Чак, это все. Я не знала, что ты будешь здесь. - Она сделала еще один глоток. Нахождение так близко от него сеяло хаос в ее эмоции. Поставив бокал, она неосознанно снова начала играть с обручальным кольцом.

Его глаза сузились.

- Как там твой муж? - спросил Чак резко - Его опять нет в городе?

- Да, - прошептала она.

- Разве он еще не понял, насколько опасно оставлять тебя одну так надолго? - он протянул руку и провел пальцем по ее руке - Ты всегда в итоге оказываешься в моей постели. Где тебе и место.

Блэр смотрела прямо перед собой, опасаясь, что малейшее движение и она сорвется. Она закрыла глаза, пока он проводил ногтем по ее запястью, вызывая мурашки.

- Так вот почему ты здесь? Хочешь повторить прошлый раз?

- Нет, - Блер открыла глаза, отрицая - Я даже не знала, что ты будешь здесь.

- Ты это уже говорила.

- Да? - спросила она нервно.

Чак встал и поставил стакан с виски рядом с ней. Вдруг, он уже был позади нее, положив руку на стойку, заблокировав ее между ним и баром. Он взял кубик льда из своего стакана, и медленно провел по открытым участкам ее кожи, начиная от затылка, вниз. Она дрожала под его прикосновениями и почти простонала в знак протеста, когда он остановился бросив кубик обратно в стакан. Ее разочарование продлилось недолго, - его рот теперь повторял тот же маршрут что и лед, чуть царапая кожу зубами. Она закрыла глаза и отклонилась на него.

- Чаааак - выдохнула Блер, когда его губы оставили ее тело - Остановитесь, прежде чем кто-то увидит.

- Но ты же знаешь, как я обожаю вкус виски на твоей коже - прошептал он ей на ухо – Уникальный, винтажный, со вкусом Блер.

- Пожалуйста, Чак - взмолилась она.

Он отстранился и развернул ее так, что она теперь была к нему лицом. Глаза темные. Взгляд собственнический.

- Поедем со мной домой.

- Я не могу, - с запинкой произнесла она. Искушение было слишком велико, она так сильно по нему скучала. И все это было так тяжело прекратить. Потому, что даже что-то настолько простое, как прикосновение, было достаточно, чтобы воспламенить ее желание и заставить ее хотеть отбросить предосторожность и забыть все, кроме магии, который были он и она.

- Блэр, я скучал по тебе - признался Чак тихо - Поедем со мной.

Именно сочетание страсти и нежности, было тем, что добивало ее. Каждый раз.

- Мы должны прекратить все это. - начала она - Это не правильно.

- Ты должна быть Басс - сказал он жестко.

Блэр слышала ревности в голосе, и не хотела иметь дело с этим прямо сейчас. Ей стоило уйти раньше, пока у нее был шанс. Пока она не совершила ошибки. Но сейчас... Она знала, что не двинется с места, по крайней мере без него. Потому, что ее тело кричало от необходимости, которую только он мог заполнить.

Словно чтобы заверить ее в том, что она принимает правильное решение, Чак сделал вещь, которая всегда заставляла ее сдаться ему. Он наклонился и поцеловал уголок ее губ. Почти целомудренно.

- Пожалуйста, Блер. Ты мне нужна.

Она молча прокляла его способность использовать ее слабости. Он знал, что она не могла сопротивляться, когда он говорил пожалуйста. Блэр также знала, как сильно он ненавидел признавать, что все еще нуждается в ней.

Кивая головой в знак согласия, она наклонилась, чтобы поцеловать его снова. Только на этот раз как следует. Он зарычал, прижимая ее ближе. Она приоткрыла губы, позволяя проникнуть его языку, и потребовалось всего несколько секунд, чтобы их захватил мучительно страстный поцелуй. Она подвинулась так, чтобы запустить пальцы в его волосы, вонзая ногти в кожу. Он зашипел в ответ и, оторвавшись от ее губ, спустился поцелуями на ее шею.

Когда он укусил ее сильнее, чем обычно, она резко осознала где они находятся.

- Чак, - сказала она предостерегающе - Люди смотрят.

- Пусть, - сказал он напротив ее кожи - Все должны видеть, кому ты принадлежишь.

- Пожалуйста - удалось выговорить ей. Его язык рисовал узоры на ее ключице, а руки круги на ее бедрах - Давайте уйдем отсюда.

- Скажи это, - приказал он.

Она покачала головой.

- Скажи это,- повторил он. - В противном случае, все продолжат наслаждаться бесплатным шоу.

Блэр закусила губу. Она чувствовала, как его ладонь скользнула по ее бедру, медленно пробираясь под платье. Она знала, и знала совершенно точно, - он выполнит свою угрозу без колебаний, и она будет бессильна остановить его.

- Если только это не то, чего ты хочешь? - спросил Чак, обхватывая ее зад. - Ты планируешь выступить сегодня? - прошептал горячо он ей на ухо - Маленькая развратница в тебе, хочет выйти и поиграть?

Прикрыв глаза, она выгнулась ему навстречу. Ей нужно почувствовать его внутри себя. Сейчас.

- Я твоя, - признала она. Его руки замерли. - Только твоя - добавила она мягче.

Чак посмотрел ей в глаза и торжествующе улыбнулся .Довольно вздохнув он отклонился и протянул ей руку. Она положила руку на его локоть закатывая глаза. Чак и эти его внезапные приступы галантности.

- Я надеюсь, ты не устала - сказал он - Я планирую не давать тебе спать всю ночь.

Она сделала вид, что раздражена его словами. Хотя это именно то, чего она хотела. Очень.

- Мне нужно забрать мое пальто - заявила она, когда они подходили к двери.

- О, поверь мне, оно тебе не понадобится - усмехнулся он – На тебе не будет вообще ничего, кроме меня.

- Чак! - зашипела Блер - Это новое Marchesa! Я не оставлю его какой-нибудь дешевой девице с похожим номерком.

- Я куплю тебе еще одно - ответил он легкомысленно. - Я скучал по тебе, Блэр - его глаза предупреждающе блеснули - И если не окажусь внутри тебя, в ближайшие три минуты, я не смогу нести ответственность за любые из моих действий.

- Лимузин или кладовая?

- Это даже не вопрос - Чак хитро подмигнул. - Лимузин, конечно. Ты же знаешь, как я наслаждаюсь, воспроизводя твою дефлорацию.

- Хорошо. - кивнула Блер - Тогда давай поспешим, я хочу убедиться сама насколько сильно ты по мне скучал – добавила Блер без единого намека на смущение.

Они как раз собирались выходить за дверь, когда бессменный менеджер Victrola подбежал к ним:

- Мистер Басс, ваш сын по телефону.

Блэр отстранилась и подняла бровь. Чак раздраженно нахмурился.

- Прими сообщение. Скажи ему, что я занят и поговорю с ним утром.

- Он сказал что это срочно - менеджер которому было явно неловко переводил взгляд то на одного то на другого - Его точные слова были "чрезвычайная ситуация".

Чак скрестил руки на груди, глядя в упор на настойчивого работника. Блэр почувствовала прилив симпатии к менеджеру, который выглядел несчастным, и явно недовольным тем, что оказался в таком положении.

- Скажи моему сыну, что "чрезвычайная" для меня, это когда и полиция и отряд пожарных вовлечен. Теперь, если позволишь - Чак вновь посмотрел на Блэр - Я очень, очень занят.

Кивнув менеджеру в знак того, что тот свободен, Чак обнял ее за талию, вновь направляясь к двери.

- Так приятно видеть, что ты такой ответственный родитель - не удержалась Блер от издевки - Скажи мне, что бы его мать подумала обо всем этом?

- Блэр - оборвал он ее угрожающим тоном.

- Мне просто интересно, одобряет ли она твои методы воспитания.

- Мистер Басс! - это вновь был менеджер - Ваша дочь на второй линии.

Блер освободилась из объятий Чака второй раз за вечер.

- Серьезно? - скрестила руки на груди она.

Выражение разочарования на лице Чака было почти комичным. Он стиснул зубы и протянул руку к телефону.

Она покачала головой.

- Маленькая папина дочка, важнее тебе чем сын? - дразнила она его - Я прям вижу как твоя дочь обводит тебя вокруг своего миниатюрного пальчика.

- Да - зашипел Чак - Она унаследовала это от матери - добавил он яростно.

Он отошел, рявкнув в трубку. Блэр скрестила руки на груди, улыбаясь, когда увидела тонкий намек на мягкость в его лице, в разрез с резкостью его голоса.

Кашель уведомили ее, что менеджер все еще стоял позади нее. Обернувшись она приподняла брови ожидая что он скажет.

- Миссис Басс - извинился он - Это ваш младший сын, он хочет поговорить с вами.

- Да неужели? - спросила она со смехом - Можете сказать ему, что ему уже давно пора спать, и что неважно какой подкуп предложили ему старшие брат и сестра, его отец и я предлагаем в два раза больше.

Не дожидаясь ответа она подошла к мужу слушая, как их дочь визжит в трубку так громко, что Блер даже не приходится напрягать уши, чтобы подслушать.

- Это такой позор! Вам уже по сорок, неужели ваши секс игры обязательно должны быть на публике?! Вы сейчас по всей Сплетнице! Как я смогу показаться в Констанс завтра?

- Это сколько лет должно быть Сплетнице? – возмутился Чак.

- Папа! - ныла их дочь - Разве вы не можете держаться в тени? Вы владеете половиной Манхеттена, неужели нет номера в отеле, в который можно пойти? А еще лучше, вернутся домой и запереться в своей комнате, по крайней мере, она звукоизолирована, и никто не станет свидетелем этого ужаса.

- Если ты и твой брат, не хотите отмены привилегий ваших кредитных карт, вы перестанете названивать нам - строго сказал Чак - Ваша мать и я, будем делать что угодно и где угодно. Чем раньше вы научитесь принимать это, тем лучше. А сейчас, если это предел, так называемой "чрезвычайности" будем считать, что кризис предотвращен.

В такие моменты как этот Чак задавался вопросом, почему они с Блер вообще завели детей.

- Да, папа - рявкнула их дочь. Но потом вдруг, добавила сладким голосом - Ты привез мне из поездки что-нибудь красивое?

- Спокойной ночи, принцесса, - сказал он, со снисходительной улыбкой отключая телефон и поворачиваясь к жене, которая смотрела на него с весельем в глазах.

- То есть я обернула тебя вокруг своего пальца? - дразнила Блер.

- С тех пор как танцевала для меня - кивнул он, протягивая руку и притягивая жену к себе.

- Я так скучал по тебе.- пробормотал он уткнувшись носом в ее шею, вдохнув знакомый аромат

- Обещай, что не будешь уезжать так надолго снова - потребовала Блер - Это невыносимо.

- В следующую деловую поездку длиннее, чем три дня, ты поедешь со мной - пообещал он, глядя в глаза - Я не могу нормально спать, когда тебя нет рядом. И ты же знаешь, что я теряю свой фокус, когда долгое время не могу прикасаться к тебе..

- Если ты обязуешься выполнять свое обещание, - нежно прошептала Блер – Эта проблема у тебя исчезнет.

- Договорились – согласился Чак радостно - Тогда с твоей стороны, требуется не уклонятся от договоренности, только потому что мне придется ехать туда, куда ты не хочешь.

- Договорились – улыбнулась она, протянув руку чтобы поправить галстук – А сейчас. На чем мы остановились до того, как твои дети прервали нас?

- Я собирался прокатить тебя в нашем лимузине – лукаво улыбнулся он.

Чак наклонился, чтобы поцеловать ее, но Блэр отстранилась с озорной улыбкой. Используя его галстук в качестве поводка, она вывела его из Victrola к лимузину, который ждал снаружи.

- Добро пожаловать домой, мистер Басс - приветствовал его Артур.

У него не было возможности ответить, потому, что жена практически затолкала его в салон.

- Артур, я надеюсь, что ты заправил полный бак. Мистер Басс и я хотим поехать длинной дорогой домой.
 
mio-mioДата: Четверг, 07.11.2013, 06:29 | Сообщение # 5
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


fragmented forevers

Оригинал




Он не хочет встать с постели. Даже для того чтобы принять ванну. По крайней мере, до тех пор, пока не была снята одна жемчужная сережка, затем вторая, за которыми последовало платье, а затем и его любимый комплект весенней коллекции La Perla. Не до тех пор, пока он, подняв свою гудящую голову от подушки, сквозь затрудненное дыхание услышал: "Твоя ванна готова... Как и твоя жена".

Он начинает злиться, когда она пытается предложить ему Тайленол, и нет, Чак, ты не можешь запивать его виски, - но вот густой сироп от кашля, это совсем другое дело. Особенно, когда он налит на ее пупок, а не в скучную ложку, - он более чем счастлив, принять свое лекарство, когда оно повсюду на Блер.

Он храпит когда он болен, больше чем обычно, и Блер конечно никогда не признается в этом, но она любит когда он такой. Любит когда его сила и величие чуть меньше, когда она может беспокоится, и нести ответственность за мужчину, который ненавидит быть таким сломленным.

ххх


- Я не хочу говорить об этом - возмущенно заявляет Блер, потому, что Чак продолжает преследовать ее по их дому. То захватывая подол ее юбки, то целуя затылок, только для того чтобы получить шлепок по руке или щеке, каждый раз когда ему это удается.

- Я предвижу тайну, включающую в себя преждевременную эякуляцию и отталкивающую волосатость - усмехнулся Чак - Скажи мне, Хамфри мог бы сосчитать, сколько раз ты имитировала оргазм с ним?

- Ты мне скажи - мурлычет вдруг Блэр, и Чак видит слишком хорошо знакомую ему ухмылку - Ты сможешь посчитать сколько раз я сегодня смогу сделать так, что у тебя подогнуться колени - и с этими словами она поворачивается и уходит. Чтобы принести наручники.

ххх


Это грязно. И это… потрясающе.

- Смотри - шепчет Чак. Пальцы мокрые ею. Скользящие по ее коже, заставляющие смотреть в черный объектив.
И ее щеки горят. Пульс учащается, когда его пальцы вдавливаются в ее кожу, будто он пытается трахнуть и то, что под ней тоже.

Это грязно, когда все так. Когда она полностью разоблачена, а он тяжело дышит - и не один из них не может скрыть, что они на самом деле друг для друга.

Небольшой кивок на ее стон, когда кажется, что она не может осознать и измерить, как сильно она ему нужна. Его глаза становятся больше. На полсекунды. Потому, что он поглощён поклонением.

Но он единственный мужчина, кто одевает на них соответствующие друг другу пижамы после. Кто гладит ее по спине и кормит шоколадом, пока они лежат в постели, а он прикасается к ней так медленно, что это почти не сексуально.

И они наблюдают за свое грехопадение на экране телевизора. Потому, что нет ничего лучше этого.

Это потрясающе.

ххх


Он взял Генри на эту встречу, разрешив ему посидеть за своим столом рядом с документами "больших мальчиков", пока он будет обсуждать сделку по строительству недалеко от центра.

Они оба ждали, одетые в костюмы из одинаковой ткани, когда Генри нахмурившись вытащил кусочек кружева из портфеля отца:

- Папа, что это?

Чак смотрит вниз, его шея краснеет немного, и он практически может чувствовать аромат парфюма Блер в ту, первую, ночь в Victrola.

Он забирает ленту для волос у их сына.

- Это просто... талисман на удачу - говорит он, пряча кусочек золотистого кружева в карман своего пиджака.

Генри задумался, явно переваривая сказанное, а потом спросил:

- Как та сиреневая бабочка, которую мама носит в сумочке?

ххх


Она играли с ним бесчисленное количество раз. Накручивала на палец кисточки, терлась щекой о переплетенную ткань, пока он привязывал ее, одна рука на ее плече, пальцы другой запущены в ее локоны. На ощупь они как шелковистая ткань.

Шарф это его подпись.

- Когда ты сказала, что хочешь поиграть с ним - сказал Чак, найдя свою подругу раскинувшуюся на атаманке, в мерцании свечей - Я ожидал увидеть тебя голой, одетой только в шарф.

- Не совсем так - ухмыляется Блер в ответ, вставая и толкая его на свое место с неожиданной силой - Сегодня все будет наоборот, Басс.

Она запускает пальцы в шелковистые кисти.

- Я хочу тебя. Голого. Одетого только в шарф
Шарф это ее игрушка.

ххх


Она еще спала, раскинувшись на шёлковых простынях номера Чака Басса, когда услышала первый щелчок. Ее школьный пиджак кинут на кресло и забыт. А он щелкает фотоаппаратом. Раз, потом еще... Фото ее голого зада.

- Чааак - вздыхает Блер, переворачиваясь и лениво хлопая по камере в его руках. Но он, одетый в эту красивую сиреневую пижаму, слишком быстр. Он снимает теперь то, что было не видно прежде.

- Я готовлю тебя для нашего секс-видео, Уолдорф.

Блер пинает его. Сильно. Улыбаясь, когда видит, что это было больно.

- Тогда позволь мне подготовить тебя для грубого пробуждения Басс.

Но стеб прекращается, когда он поднимает камеру на ее лицо. И Блер становится трудно дышать, потому что он игнорирует все те части, которые должны быть важными для парней вроде него, фокусируясь на покрасневшей шее, ложбинке декольте, розовых щек, чуть порозовевших после ночи секса, блеске ее глаз.

Впервые она настолько красива, что кто-то хочет запечатлеть это.

Впервые Чак настолько чем-то очарован, что хочет оставить это в памяти.

ххх


Для нее это во время.

Чак называл Блер котенком, занимаясь с ней сексом, столько, сколько она помнит.

И она часто забывает, что это должно звучать дешево. Что она должна быть возмущена, что ее называют прозвищем более уместным для порно звезды. Ей сложно сосредоточится на этом. Не тогда, когда он скользит в нее пальцами, заставляя выгнутся, а ее язык вибрировать и издавать низкий мяукающий звук, мгновенно реагируя.

Он усмехается. Каждый раз.

Но есть момент. Сразу после разрушительного взрыва. Когда Чак прижимает ее бедра к своим. Изгибая ее ноги под странным углом, прикрывая глаза… Блер всегда улыбается, когда слышит так близко его стон, переходящий в низкое довольное мурлыканье. Словно ленивый кот выпивший свое молоко.

Для него это после.

ххх


- Не двигайся - хрипит он, прежде чем укусить ее за ухо.

Блер всегда была хрупкой, но сейчас все по-другому. Это свежая рана. Результат рождения ребенка, на ее животе.

Чак держит ее, как держал ее восемь лет назад в лимузине. Большие руки на ее изогнутом теле. До нее он не знал, каково это, держать весь мир в своих ладонях.

Поначалу Блер протестует, жалуясь, что едва чувствует его, но Чак видит, как она вздрагивает каждый раз когда он движется вперед. Он на коленях. Она лежа на спине. Их пальцы переплетены. И это становится медленным танцем. Так великолепно поставленным, что ей хочется плакать.

Ты заботишься о людях, вспоминает Блер затаив дыхание и закрыв глаза, Ты заботишься обо мне.

ххх


- Уолдорф, только не говори мне, что ты та, кто протестует против развратных костюмов на Хэллуин в этом году – жалуется Чак, глядя на ее затылок и полудопитый напиток в руке. И хотя она не разворачивается он может представить ухмылку на ее лице – Почему бы тебе не расслабится, и присоединиться к девушкам с тягой к эксгибиционизму?

- Нет – изображает полное безразличие Блэр – Потому, что есть такая вещь, которую я называю приличие. Я не надеюсь, что ты поймешь.

При этом она разворачивается на стуле и он делает резкий вдох, понимая, что высокий воротник ее костюма это начало скандально глубокого декольте украшенного драгоценностями. Кроваво-вишневые губы блестят в блеске свечей, оттеняя ее бледную кожу. Мария Антуанетта в ее звездный час.

- И Басс… - говорит Блэр прежде чем присоединиться к шуму вечеринки внизу. Его горло пересохло, поэтому все, что он может сделать это кивнуть – Я не такая, как остальные девушки. Тебе ли этого не знать.

Оу. Он знает.

ххх


Воздух здесь будто шероховатый. И Блэр знает, что Чак выбрал это место специально. Выбрал, чтобы замарать ее лоск в грязи. Выбрал, чтобы брать ее руки и прижимать к черной стене. Бедро между ее ног. Скорость биения ее сердца в том же ритме, что громкая музыка вокруг.

- Тебе нравится здесь, не так ли? – голос Чака у ее уха, рука скользящая туда, куда неуместно дотрагиваться на публике. Через его плечо Блэр может видеть другую пару. Тяжело дышащих, извивающихся. Так близко с ними. Ужасно интимные звуки покидающие их губы. Она краснеет. Глаза широко раскрыты.

Чак отклоняется и смотрит, куда устремлен взгляд его подруги:

- Блэр, мы можем уйти…

- Нет – обрывает Блэр, хватая его за руку и возвращая ее где она была. Взгляд все еще на паре неподалеку – Я хочу смотреть.

На мгновенье Чаку кажется что он сошел с ума. Безумно влюбленный в маленькую, нечестивую брюнетку рядом с ним.

ххх


- Тебе не нравится – делает вывод Чак, надувая свои губы как маленький мальчик, каким позволяет видеть себя только ей. Но Блэр слишком ошеломлена, чтобы произнести хоть слово. Слишком очарована маленькой фиолетовой галстуком- бабочкой, которую он только что разместил на ее беременном животе, чтобы сказать хоть слово.

- Это было глупо – продолжает Чак – Я Чак Басс и я мог бы… купить тебе брильянты, или увезти тебя в Париж на рождество.

Снаружи снег. Ветер бьется в их стекло, так же лихорадочно как бьется ее сердце, пока губы пытаются захватить немного воздуха.

- Чак, мне нравится – выдыхает наконец она, устраиваясь поудобней в его руках. Другой рукой проводя по серебряному ожерелью на своей шее. Еще одна часть идеальной коллекции.

- Разве ты не видишь, как я смотрю на тебя? – Блэр смотрит в глаза своему мужу. Глаза маленького мальчика, которого только ей позволено видеть, загораются. – Неужели ты не понимаешь, что все что я хочу для нашего сына, чтобы он был точно таким же, как ты?

ххх


Им по пятнадцать. И Чак думает, что все дело в том, что Блэр впервые напилась. На ней лишь бикини. Красный. С белыми вишенками повсюду. Тяжелые, влажные кудри заправлены в шиньон. Аккуратно, несмотря на алкоголь. И он решает игнорировать быстрый стук его сердца и тепло внизу его живота, когда вода скользит вниз по ее чуть покрасневшей коже.

Серена и Нейт кажется повсюду в джакузи. Два щенка блондина играющие с пузырьками. Чак же смотрит на Блэр и она не отводит взгляд приподняв бровь. А потом позволяет лямкам бикини соскользнуть с ее плеч. Закусив губу, пока та не становится такой же красной как купальник.

- Басс – произносит она, облизывая губы. Глаза блестят. Она знает, насколько развратно смотрится все это. Просто она слишком пьяная, что бы ей было не все равно.

И он стонет, и прочистив горло решает подплыть к ней. Но она встает, и не оглядываясь идет в сторону пляжного дома.
Они снова не разговаривают. Блэр игнорирует его все следующие утро. Они собираются возвращаться домой, и Чак почти решает сохранить этот момент в своей коллекции несбыточного, когда… Она подмигивает ему. Трезвая. Средь бела дня. Прекрасно зная, что вишневое бикини торчит из ее пляжной сумки.

Чак не видел такого взгляда следующие два года. А потом… Взгляд поверх ее плеча. Платье сброшенное на пол. На сцене клуба. Известного как Victrola
 
mio-mioДата: Четверг, 07.11.2013, 06:29 | Сообщение # 6
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Come Home With Me (Limoversary 2013 Переводы)
Страница 1 из 11
Поиск: