Среда, 13.12.2017, 19:38
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: mio-mio, художник№1 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини в переводах mio-mio (Переводы)
Мини в переводах mio-mio
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:00 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:04 | Сообщение # 2
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


Ее красные колготки.
The Red Tights...

Оригинал

Автор: justlikebrooke

Рейтинг: NC-17

Саммари:

Действия происходят в 1х10
"то, что, возможно, случилось бы между ними, если бы глупый Нейт не приехал, чтобы прервать сексСВ в 1x10"

Примечания переводчика:
Это мой первый перевод. Критика приветствуется. Текст выбрала случайно, но он оказался очень даже хорош.
Обсуждение


* * *

Я люблю ее красные колготки.

Не знаю, как это работает. Как часть одежды, вообще может вызывать чувство. Я даже не думал, что могу чувствовать такое. Хотя сейчас меня это не волнует. Я знаю, только то, что хочу, ту, на ком эти колготки одеты.

Это не то, что бы я влюблен в эту девочку, я просто люблю ее долбаные красные колготки.

Они похожи на вторую кожу, которая позволяет мне чувствовать ее, но в то же время они подстегивают мое воображение. Я провожу по ее бедру вверх и вниз, она обхватывает меня своими великолепными ногами и прижимает ближе к себе.

Вот так заводить Блер это всегда захватывающе. Она словно другой человек сейчас. Такая сексуальная и счастливая вместо зажатой и злобной. Я кусаю ее нижнюю губку и прекратив целовать лишь на секунду бормочу:

- Ты была горячей штучкой на руках принца Теодора сегодня.

Преуменьшение конечно.

Она была... Словно гребаная мечта становится реальность. И я понятие не имею, как мне удалось еще что-то делать в этом классе. Моя партнерша по танцам, должно быть, прикладывает лед к ступням. Я отдавил ей все пальцы. А все потому, что вся моя концентрация была в другом месте, если быть точным, на паре ног, обернутых в красные колготки.

- Так что, я всего лишь аксессуар? - Шепчет она притягивая мои губы снова.

Я подхватываю ее идеальную попку и отвечаю.

- Рядом с ним, да. - Блер перекатывается и оказывается верхом на мне. - Со мной, ты была бы намного большим.

Она смотрит на меня с уверенной ухмылкой. Ее темные волосы падают на мое лицо, когда она наклоняется вперед. Меня окружает занавес спутанного шоколадного шелка.

- Да, но я не могу быть с тобой, помнишь? Ты же не хочешь чтобы Нейт узнал. И я не хочу никого к …

Вот эта последняя часть фразы, не то что я хочу услышать, поэтому я просто заставляю ее замолчать еще большим количеством поцелуев, на сей раз спускаясь к шее и лизнув место где бьется пульс.

Она усмехается и шепчет;

- Для начала ты должен научится себя вести…

Я приподнимаю ее бедра вверх прежде, чем притянуть ближе к себе. Захватываю низ ее жилетки и начинаю снимать, так и не дождавшись когда она примется за мою рубашку. Я кажется начинаю стонать потому, что она не осознано трется о меня возбуждая еще больше.

Ее горящие глаза встречаются с моими.

- Что?

- Ты убиваешь меня, Уолдорф.

О, она быстро понимает, чем был вызван мой стон. Потому, что она делает это снова.Трется о меня, хотя я и так уже тверже камня. Я захватываю ее талию и заставляю выпрямиться.

Я почти вижу ее затвердевшие соски через тонкую ткань белой рубашки. И я больше не могу ждать, я хочу попробовать их. Но сначала я должен увидеть ее обнаженной, впервые с ночи ее дня рожденья. Каждый раз, после той ночи, нам что-то мешало, нас прерывали.

И это начинает меня бесить.

Быстрым движением я повернул ее так, чтобы она вновь оказалась подо мной. Быстро избавившись от своей рубашки я вновь смял ее губы своими.

Я люблю ее целовать, потому, что знаю, меня она целует по-другому. С Нейтом у нее были целомудренные поцелуи, Блер покорно ждала, пока язык моего лучшего друга попросится к ней в рот. Но со мной она словно бросалась в поцелуи. Ее язык боролся с моим, в то время, как я нетерпеливо исследовал ее, иногда прикусывая, оставляя отметины на губах.

Я целую ее снова и снова. Пока она не начинает задыхаться, а ее сердце словно выпрыгивает. Щеки Блер пылают, а я немного отступаю и начинаю ее раздевать.

- Ты так великолепна - Дыхание перехватывает потому, что вслед за распахнутой рубашкой появляется ее грудь. - Так прекрасна.

Я опускаюсь ниже захватив ее левый сосок влажным поцелуем, я вот сейчас скорей всего порчу ее кружевной лифчик, но мне все равно. У меня должна быть она. И если она будет хотеть меня, я скуплю ей весь долбаный LaPerla на 5-ой авеню.

Она уже избавилась от своей рубашки, а я расстегиваю ее шорты. Но не снимаю их. Хочу чтобы все продлилось дольше. И знаю, что, как только шорты и колготки будут сняты, я уже не смогу себя сдерживать, и войду в нее. Вместо этого, я запускаю язык в ее пупок, исследуя маленькую ложбинку. И вот он, первый реальный стон, срывается с губ Блер.

Ее руки захватывают мои волосы, а идеально наманикюренные ногти начинают царапать мою кожу. В голове не остается ни одной мысли, кроме той, что именно, я хочу сделать с ней. Что я, сделаю, с ней.

Сегодня мне ничего не помешает. У Блер сегодня нет поводов убегать, ее мать в поездке, а Нейт где-то с отцом.
Я переворачиваюсь и тяну ее за собой. Блер наклоняется, целует меня, а я расстегиваю ее лифчик. О, да она выпрямилась и я могу гладить ее грудь. Придав рукам форму чаши, я делаю так, что она начинает стонать.

- О, Чак, да.

Придвигаю ее ближе, делая небольшие круговые движения бедрами, пытаясь уменьшить часть давления в моих штанах. Которые кажется стали меньше на размер.

- Ты хочешь меня? - спрашивает она охрипшим голосом, а в ее затуманенных глазах, плещется недоверие.

Хочу ли, я, ее? Это сейчас был вопрос?

- Тебе правда нужен ответ Уолдорф?

Если пульсация моего члена между ее ног, не достаточное свидетельство, то голод в мох глазах должен дать ей ответ не так ли?

- Хочу тебя? - я делаю выдох. - Я, б... жажду тебя. У меня должна быть ты - Она улыбается.

Она улыбается!?

- Не смешно Уолдорф!

Блер прокладывает поцелуями дорожку вниз по моей груди. Мне пришлось зажмуриться, когда я почувствовал ее пальцы расстегивающие пуговицы на моих штанах. Ее губы уже внизу моего живота, а она, просовывает руку в боксеры и... Поглаживает меня.

Наверное я шиплю, как змея, сквозь сжатые зубы и против воли дергаюсь. Ее прикосновения вовсе не снижают возбуждения. Они... Моя кожа словно горит под ее руками и губами, а ощущение ее руки обернутой вокруг моего члена, это уже слишком.

В течение секунды я задаюсь вопросом, была ли она когда-нибудь, такой смелой с Нейтом. И тут же понимаю, насколько неправильно, думать об этом, когда рука Блер находится в моих штанах. Это как буд-то ревнивый монстр никогда не дремлет. Хотя, любые мысли о моем лучшем друге, испаряются, когда она начинает медлено опускать голову.

- О бл …, - у меня вырываться стон. Я почти уверен, что почувствовал ее довольную ухмылку на своей коже, прежде чем она сомкнула губы на моем члене.

- Блэр …, серьезно …, Ты должна подумать дважды прежде чем делать это.

- Почему?

- Потому что я разрушу свою репутацию... и ... кончу прямо в штанах если ты не остановишься.

- Я не возражаю.

- Да? Зато я возражаю.

Одно движение и она теряет власть надо мной. А я стягиваю ее шорты и, ее, невероятно сексуальные, красные колготки. Кружевные трусики, из того же комплекта, что и лифчик, валяющийся сейчас, где-то на полу, не очень то скрывают Блер, и на секунду я останавливаюсь, полюбоваться этим зрелищем, прежде чем стянуть их с нее. В этот момент, мне кажется, что она, слишком красивая, что бы быть реальной. И это наверное, первый раз, когда я описываю девушку этим словом. Даже в мыслях. Красивая.

Я возвращаюсь к поцелуям, но делаю это медленно теперь, словно пробуя, ощущая слабый вкус мяты. Моя рука скользит по внутренней стороне ее бедра, Блер приподнимается мне на встречу, и вот уже мои пальцы внутри нее.

Горячая, влажная, открытая. Мой член начинает пульсировать от этого.

- Я люблю, то, какая ты развратная - дышу в ее ухо и, кажется впервые за этот день, она краснеет.

- С чего ты взял, что я развратная, Басс!?

Блер пытается ухмыляться и казаться равнодушной, пытается вести себя, как все еще холодная, равнодушная, собранная. Но я захватываю ее руку и тяну вниз, вдавливая ее пальцы в гладкие, горяче сгибы.

- Ты можешь сама почувствовать, насколько ты мокрая. Ты хочешь меня!

Она пытается убрать свою руку, и видимо собирается противоречить моему самоуверенному замечанию, но я держу ее и вдавливаю еще сильней.

- И я очень везучий Блер... потому, что я серьезно бы умер, если бы не мог трахнуть тебя прямо сейчас. Ты хоть представляешь, что ты делаешь со мной?

Блер качает головой, и я смеюсь, скрипучим смехом, потому, что она невинно хлопает глазами и говорит.

- Я все еще, почти девственница, помнишь? Новичок в этом.

Я еще в штанах и боксерах, и конечно, хочу сорвать их и войти в нее. Но ее игривые и хриплые слова, заставили меня вспомнить, что фактически, она права. Есть очень много вещей, которые она никогда не делала и я, более чем рад, стать ее гидом в этом, новом, для нее, мире. Подарить ей потрясающий оргазм. Заставить ее, кричать мое имя. Мое имя.

- Я собираюсь сделать кое что для тебя - шепчу я, и начинаю сползать вниз. Разводя ее ноги, и получая больший доступ. Опуская голову к ее горячим складкам, заставляя ее вздрагивать.

- Что ты делаешь?

В ее голосе и правда паника, и я ласкаю ее бедро чтобы успокоить.
- Просто расслабься... я обещаю тебе понравится.

Меня все еще поражает, как, она может быть настолько сексуальной для меня и заставлять так ее хотеть, когда она не знает никаких уловок и способов в сексе. Разводя ее колени шире я спускаюсь ниже и наконец чувствую ее вкус.

Мягко касаясь клитора языком, решаю повторить алфавит. Я дошел лишь до D, а она уже комкает простынь руками и прерывисто дышит.

Я не делал этого довольно давно, будем надеяться, это, как та штука с велосипедом. В последнее время, девчонки, которых я трахал, не получали от меня такого внимания, не потому, что мне это не нравится, мне нравится. Просто, с тех пор как появилась Блер, это больше не кажется правильным, с другими. Быть настолько близко.

Она вздрагивает подо мной, задыхаясь, и к тому времени, как я дохожу до H начинает издавать замечательные звуки.

Она так громко стонет и это так, не типично, для этой "я хочу все контролировать" девочки. K вызывает громкий крик, а когда я добираюсь до М она хватает меня за волосы прижимая к себе сильнее. Я и сам бы, ни за, что не отступил, я просто продолжаю чертить М, снова и снова.

- О Господи... Чак...

Ее голос срывается и я почти смеюсь, над моим именем, в том же предложении, что и упоминание чего-то святого, но это такое потрясающие чувство, слышать ее стон, и понимать, что это, из-за меня. Снова что-то трепещет у меня животе, потому, что она начинает дрожать. Придерживаю ее бедра сильнее и вот наконец, чувствую ее разрядку, возле моего рта.

Мягко отпускаю ее, стоны Блер затихают, и ее дыхание успокаивается. А я наконец стягиваю с себя остатки одежды, что бы войти в нее. Обнаженная кожа, встречается с горячей, обнаженной, кожей.

- Вау - Блер резко выдыхает и я мягко ее целую. Я все еще сильно возбужден, но странно, я не давлю на нее.

Ты должен научиться себя вести...

Блер лениво проводит руками по моим плечам, а я почти с преклонением целую ее. Интересно, как бабочки, у которых, уже оторваны крылья, могут так сильно трепетать внутри. Разве я их не убил?

- Ты разве не хочешь... - бормочет она - в смысле, ты наверное хочешь.

Руки Блер притягивают меня к себе.

- Позже, у нас много времени. - шепчу я.

Ее дыхание выравнивается и она расслабляется рядом со мной. Кто то другой, но не я, назвал бы это нежностью и ухаживанием. Потому, что я обнимаю ее, притягивая к себе, и вдыхаю ее аромат. Но ведь никто этого не видит, а значит моя репутация плохого мальчика в безопасности. И потом, никто ведь не знает, что бабочки все еще у меня внутри. И их долбаное трепетание никогда не останавливается. Глупые, дурацкие существа.

Я ведь не могу называть, почти тошнотворное чувство внутри, чувствами к Блер, ведь она запретила мне чувствовать. Заставила убить крылатых насекомых и вернуться к реальности. И даже если бы, у нее были чувства, у меня их нет. И уж конечно, это больное ощущение внутри, не связано со страхом, что Нейт изменит свое решение.

Мне на глаза попадается кусочек ткани, валяющийся у основания кровати, и знает что, я отказываюсь думать, что я, Чак Басс, влюбился. И обвиняю, в трепыхании внутри, единственную вещь, которая кажется, наиболее логичной.

Ее красные колготки.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:07 | Сообщение # 3
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Ревнивый Чак.
Jealous Chuck

Оригинал

Автор: howlsatthemoon

Саммари:
Чак и Блер пара, Басс получает смс что его девушка с другим в Виктроле.

Обсуждение

Примечания переводчика:

маленький простой фик, мне почему-то понравился стиль автора.


Беспокойно пошевелившись и взъерошив свои волосы, Чак, попытался, впрочем без успешно, подавить зевок. Встреча была скучной, она тянулась слишком долго, и вообще почему никто не спросил его, хочет ли он, плейбой восемнадцати лет, с любовью к выпивки, управлять международной компанией.

Он поглядел на свои часы: 19:58. Встреча началась в 4:15! Какая встреча может длиться практически три часа? Видимо эта встреча. Парень, вытащил свой телефон и начал набирать смс под огромным столом, навык, который он приобрел еще во втором классе.

Где вы ребята?
Ч.


Отправил он Нейту, быстро переключив телефон на вибрацию, что бы никто не услышал ответ. Ответ пришел сразу.

Я, С и Б в Виктроле. Ты скоро? Б привела парня - Лео. Он клевый.
Н.


Он ненавидел признаваться в этом, но даже мысль о Блер с другим парнем, особенно о котором он понятия не имеет, и никогда не встречал прежде - приводила его в бешенство, заставляла сжимать кулаки, закусывать губу и представлять, как хорошо это будет, когда его кулак встретится с «долбанным - посмотрел - на тело - девушки Чака Басса» носом. Нейт - он может с этим справиться, и то едва. Эрик - можно доверять, кроме того у него есть парень. Хамфри - ха! Как будто у него может быть шанс. Но Лео? Он стал врагом номер один с момента прочтения этого имени.

-Прощу прощение - растягивая слова и включая природное обаяние, Чак встал потягиваясь от долгого сидения в кресле - Но у меня есть срочные дела требующие моего внимания. Я боюсь мы не сможем сегодня продолжить, спасибо, что уделили мне свое драгоценное время. Конечно седоголовые мужчины немедленно обменялись рукопожатиями с ним и позволили уйти улаживать его «дела». Почему? Потому, что он Чак Басс.

Он вышел из кабинета направляясь к лифту. Сотрудники, снующие вокруг, сводили его с ума, они не приближали его к лобби - каждую секунду он представлял, что Блер может делать сейчас с Лео. Они могли целоваться, заниматься сексом, говорить… он скорей всего покупает ей Мартини и целует ее пальцы… Чак гадал, улыбается ли она, тем переворачивающим сердце, образом… усмешкой, которая заставляет его сердце разрушиться, вновь соединиться, снова рушиться, биться не естественно быстро, и все это, за какие-то две секунды.

Наконец, звук лифта на первом этаже, вытянул его из мечтаний, хотя скорее из кошмаров. Он вышел из ограниченного пространства и ощутил, что дышит будто провел в лифте пять часов. Чак проверил свои часы. Это были только две минуты? Что-ж, слишком долго, на его вкус.

Он вышел из отеля на холодный Нью-йоркский воздух и его верный лимузин немедленно появился рядом. Чак безмолвно дал сигнал водителю и они поехали в Виктролу, маршрут повторяемый ими бесчисленное количество раз.
Конечно, большую часть времени, Блэр сидела рядом с ним, поглаживая его руку, целуя его щеки, и, иногда, наслаждаясь некоторыми из …, из видов активности Чака и Блэр. В редких случаях, когда ее не было, она преследовала его в его мыслях, появляясь всякий раз, когда он закрыл глаза …Даже сейчас, мысли о ней, делали его почти счастливым и они доехали достаточно быстро.

Чак вышел из лимузина, отсалютовал воображаемой шляпой водителю и вошел в стриптиз - простите - бурлеск клуб. Он быстро нашел знакомую копну волос цвета кофе и рядом с ней засранца который смел трогать ее. Его лицо запылало, весь он запылал гневом, он никогда не чувствовал себя так прежде. Он бил только двоих людей до этого - Нейта и своего дядю Джека, и вот сейчас его пальцы сжались для третьего удара. Долго не раздумывая он занес кулак и вмазал парню, который - видимо - решил - умереть.

Он не понял, что именно произошло. Просто почувствовал, как его рука встретилась с лицом Лео, у парня было твердое лицо. Потом схватив Блер за запястье, потащил ее в сторону кухни, вцепившись железной хваткой в мягкую руку.

- Отвали… от меня… Чак! - Она боролась, кричала, одновременно пытаясь освободиться от своего мега - ревнивого парня. - Что ты черт возьми только, что сделал! Я поверить не могу! Ты видел, что сотворил с бедным Ле-Ле. Я думаю, ты сломал ему нос!

- О, он Ле-Ле теперь да?! Теперь его бедное маленькое лицо испорченно . Жаль правда? - саркастически протянул Чак. Внезапно его лицо помрачнело - Поверить не могу, что ты бы сделала это Блер.

- Что? - в ее лице соединялось оскорбление и непонимание. - Что я черт возьми сделала? Я даже не знаю о чем ты говоришь, Чак?

- Почему ты была с ним? - Его выражение смягчилось, голос получился шатким, не холодным и выбешенным, которым он хотел говорить.

- Поверить - мать твою -не могу! - кричала Блер - С Лео? Ты приревновал к Лео!?

- Я предпочитаю термин был спровоцирован Лео. - закусил губу Чак и его щеки немного порозовели.

- Чарльз Бартоломью Басс - скакнул голос Блер и Чак отдвинулся от нее. Вот бл… Королева стерв вышла наружу. А когда она появляется, есть два варианта - прятаться или умереть. - Лео Де Порт мой кузен! Он и моя тетя в городе на этой недели и мать хотела чтобы я показала ему что-нибудь в Нью-Йорке.

- Ой. - кукольная девушка приблизилась к нему с опасной улыбкой украшающей ее лицо. Оо. Сейчас что-то будет.

- Я. Не. Могу. Поверить. Подонок Басс. - после этого он не видел ничего. Как она рассказала ему позже, она ударила его по голове сумочкой от Gucci и топталась своими шпильками от Prada по его новым итальянским ботинкам, - Твою мать. Извращенец… - последовавший поток ругательств казался бесконечным, а боль чувствовалась по всему телу.

- Ты удовлетворена моим наказанием? - посмотрел он на нее с ухмылкой.

-Да - улыбнулась она сладко, затем притянула его лицо встречаясь с его губами.- Ты такой привлекательный когда ревнуешь.

С трудом оторвавшись друг от друга они улыбались. Ревность всегда заводит.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:12 | Сообщение # 4
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Угрозы, крики, опасность и младенец.

THREATS, SCREAMS, DANGERS AND BABIES

Оригинал

Автор: howlsatthemoon

Рейтинг: G

Саммари:

Беби Басс появляется на свет.

Обсуждение

От переводчика:

еще один миник howlsatthemoon в моем переводе. Со всей этой кутерьмой с беременностью Блер решила перевести фик о бебе Бассе. Сладкий флафф, предуприждаю зарание)


Было ровно 15:29, он сидел за своим шикарным дубовым столом директора Басс Индастрис, когда получил звонок, который повысил его давление.

Чак Басс не был расслаблен, как обычно, этакий непринужденный беззаботный парень, и причина была Блер и их будущий ребенок. И в ту минуту когда имя Серены высветилось на экране его телефона, он затаил дыхание. Вообще его можно было назвать безумным в тот момент, потому, что так и было.

- Эс?- приветствовал он буднично, делая глоток виски. Чак Басс не был терпеливым человеком, тем более сейчас когда его терпение испытывали бумаги на его столе - вычисления не были его любимым занятием. И когда Серена с паникой в голосе, глотая слова и с трудом дыша, начала говорить Чак был действительно не доволен.

- Ч … Ч… Чак! Би… у нее нача… Блер, она… О Боже мой, Я… Чак! - ее крики грозили нарушить его барабанные перепонки. Она задыхалась и хватала воздух при каждой паузе, создавая невообразимый шум в телефонной трубке.

- Серена? Что за…? Ты там? Какого…? - раздражался он, вставая и взъерошивая свои волосы. - Слушай, если ты только что поняла, что у тебя дислексия и пытаешься сказать мне это, то мне действительно плевать. У меня есть дела, а теперь извини…

Он мог поклясться, что услышал, как блондинка уперла руку в бок и закатила глаза.

- Чак - воскликнула она - При дислексии не говорят так, при ней путают слова когда читают, дурак! И я не десликсичка! - Они начали спорить и кричать так, что любой, кто не знал Серену Ван Дер Вудсен и Чака Басса, мог бы подумать, что они родные брат и сестра, ну если проигнорировать сильное отличие в цвете волос. Внезапно Чак услышал отчаянный крик в трубке, от чего волосы на его затылке встали дыбом.

- Серенаааааа! - это был крик, словно кого-то пытают, хотя в нем присутствовал гнев и властность. - Серена прекрати спорить с моим мужем, как ребенок, и прикажи ему тащить свою задницу сюда, прямо сейчас, если он все еще хочет видеть, как я рожаю его сына. - В голосе Блер было отчаянье и боль - Пожалуйста, сейчас.

Этого Чак уже не слышал, он спустился на лифте и вышел из здания ожидая лимузин.

- Я очень сожалею мистер Басс, но я уже превысил скорость и я не хочу рисковать и быть остановленным полицией. - У Артура съехала на бок его синяя кепка, а лицо горело от волнения.

Чак застонал в нетерпении, пытаясь не сорваться.

-Слушай, Артур, мне плевать на полицию. К черту их, моя жена рождает мою дочь, и я разорву тебя на кусочки, уволю, лишу тебя члена, или сошлю в Дарфур если ты не поедешь сейчас с такой скоростью, какая только возможна. И я имею в виду быстро и яростно, Артур. - Огонь в глазах Чака заставил Артура вжать ногу в педаль газа.

Наконец, они добрались до больницы. Артур свернул на подземную парковку в то время, как Басс, с паникой в глазах и взлохмаченными волосами, был уже у входа. Вцепившись пяльцами в стойку регистратуры он нетерпеливо ждал пока кто-то подойдет, когда на него обратила внимание аккуратно одетая женщина, его пальцы уже побелели.

-Здравствуйте, я могу вам чем-то помочь? - спокойный голос медсестры показался ему гнусавым и жутко раздражающим. Глаза Чака были дикими, поскольку он изо всех сил пытался произнести хоть слово, но внезапное удушье делало это невозможным.

-Я… Моя жена… рожает - он говорил с остановками, пытаясь начать снова нормально дышать.

- Хорошо сер, как имя вашей жены? - спросила она опускаясь на стул и глядя на списки регистрации.

- Бл… Блер. Уолдорф. Басс вообще-то. Может записана, как Блер Уордорф- Басс. Или, зная ее и Серену, как Блер Басс-Уордорф. Или она могла добавить свое второе имя. Тогда Блер Корнелия Уолдорф. То есть Басс. Басс-Уолдорф. Или Уолдорф-Басс. Что-то из этих вариантов - Чак действительно не мог дышать теперь.
- Спасибо сер. Она поступила под именем Блер Басс, к счастью. - сказала она, подумав про себя - она так же добавила, что извиняется заранее за то, что ее муж будет вести себя, как идиот и сказала, что он не всегда такой. Ну что ж спасибо за предупреждение миссис Басс.

Женщина привела безумного Чака Басса в палату 205, где Блер хватала Серену за руку так, что блондинка менялась в лице. Нейт испуганный и бледный, как мел, сидел в углу опустив голову к коленям. Как только в палату вошел Чак, он вскочил.

- Слава Богу ты здесь! - он сильно обнял друга, в то время, как тот пытался его отпихнуть. - Ты можешь занять место Серены до того, как ее тоже придется класть в больницу?

Серена с красным лицом, усмехнулась, выдернула свою руку и заменила ее рукой Чака до того, как Блер начнет возмущаться из-за этого. У Блер повторилась схватка от чего она застонала низко и немного жутко.

- Чаааааак - кричала она, и ее щеки вместо обычного розового были почти белыми. - Чак, это больно!

Он взглянул на свою жену, с ее потным лбом и бледным лицом, и ему показалось, что он никогда не видел женщины красивей.

- Девочка. Ребенок. Все будет в порядке, обещаю. Я люблю тебя. - пробормотал он целуя ее лоб и нежно гладя волосы цвета кофе.

- Чак - внезапно встрепенулась она, ее глаза сузились - Ты это сделал со мной. - кричала Блер, указывая на него пальцем и тыкая его в грудь. - Это все твоя вина. Ты и должен рожать своего сына, не я! Это тебе должно быть больно, Басс.

Он усмехнулся и поцеловал ее прежде чем она продолжит ругаться.

- Я люблю тебя Блер. И у нас будет красивая девочка.

- У нас будет сын! - настаивала Блер - И я подам на развод, как только рожу его. Он долбаный мучитель, Басс и мне серьезно нужно больше наркоты сейчас. - Чак смеялся, хотя упоминание развода заставили его побледнеть - Не смейся на до мной, ты, задница-басс, я не шучу. Найди доктора и выруби меня прямо сейчас. Мне все равно, даже если вы используете бейсбольную биту, чтобы сделать это!

- Рожающая женщина, самая жуткая вещь, которую я когда либо видел - шепот Нейта был тихий, но его все услышали.

- Хорошо, еще пара схваток и появится ребенок - сказал доктор ободряюще. Блер закричала снова схватив плечо Чака из всех сил, от чего его лицо исказилось и он закусил губу.

- Смотри, это как буд-то конкурс на самое жуткое лицо - сказал Нейт Серене. Чак метнул в него яростный взгляд, точно такой же как у его жены сейчас.

- Как только девочка родиться, я позволю Блер лично кастрировать тебя. Мы отправим тебя на северный полюс в одних боксерах и шарфике жены, и я буду наблюдать за тобой лично, пока ты не замерзнешь, Натаниэль. Если ты не заткнешь, свой неестественно девчачий рот, прямо сейчас.

Нейт больше не сказал не слова.

- У нас будет мальчик! - Закричала на мужа Блер снова, хватая его руку пока на ней не выступили красные пятна. - Великолепный, мальчик! - Чак нахмурился целуя лоб жены в который раз.

- Я хочу девочку!

- Я хочу мальчика, и так и будет!

- Жена не глава этой семья. Я глава, и я хочу девочку!

- О Чакки, милый, - опасно улыбнулась Блер - Ты только, что начал развод, малыш. - Она лишь угрожала, но в глазах Чака мелькнул страх.

- Не посмеешь - загнав страх поглубже, Чак бросал ей вызов с дерзкой ухмылкой.

- Больно! - внезапная боль пронзила лицо Блер и она застонала. По ее щекам катились слезы и она закусила свои губы.

- Боже мой Блер, мне так жаль. Я люблю тебя и у нас будет мальчик, я согласен. Я тебя люблю и не могу без тебя. Мы пройдем через это вместе. Я люблю тебя Би. Тебя и нашего сына.

- Я тоже тебя люблю, Басс. - улыбнулась Блер превозмогая боль. Потом она только дышала и с последней схваткой появился ребенок, закричав громко и ясно.

- Блер Корнелия Уолдорф и Чак Бартоломью Басс сегодня в семь часов вы стали родителями! У вас мальчик! - объявил доктор и Нейт с Сереной заликовали что выглядело уморительно, они были в больничных масках. А Чак с усмешкой наблюдал, как доктора окружили его новорожденного сына. Он был прекрасен.

Внезапно он почувствовал, как Блер сжала его пальцы не больно, но предупреждающе. Он посмотрел на нее, запыхавшуюся, потную, красную, но красивую и улыбающиеся ему.

- Я люблю тебя -пробормотал он наклонившись. Не способный найти другие слова, что бы выразить свои чувства, целуя каждый дюйм ее усталого лица. Возле ее уха он прошептал - Как мы его назовем, миссис Басс? Тебе выбирать.

- Мужик - Нейт стоящий возле Басса подал голос - ты такой подкаблучник!

- Предупреждение все еще в силе, Натаниэль!

- Я понял. - ответил Нейт, тут же замолкая.

- Я… Папа предлагал имя Пьер - заговорила Блер убирая волосы с глаз. - когда в последний раз звонил, и знаешь оно мне сейчас понравилось. Так что… Что ты думаешь о Пьере Бартоломью Басс? - ее глаза засияли поскольку доктора принесли новорожденного Басса в палату.

- Хотите подержать его, Блер? - предложил доктор. Она робко кивнула, протягивая руки и задыхаясь, когда ребенок был положен на ее грудь.

- Пьер Бартоломью Басс - прошептал Чак словно пробуя эти слова на языке. - Мне нравиться.

- Серена и Натаниэль Арчибальт, вы будете его крестными - Блер пристально посмотрела на своих светловолосых, сияющих радостью, друзей.

- Пьер Бартоломью Басс - Чак казалось не мог устать говорить это. - Ты знаешь насколько ты удачливый? Мы угрожали окружающим, чуть не протаранили другую машину, выставляли себя дураками и кричали на случайных свидетелей, только что бы увидеть, как ты пришел в этот мир? - дразнил сына Чак, мягко уткнувшись губами в маленький лобик. Мальчик ухватился за его руку.

- Он будет очень любимым - подвела итог его мать. Чак только усмехнулся. Поскольку фирменная ухмылка Уолдорф-Басс уже почти проступала на лице младенца.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:15 | Сообщение # 5
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


Он носит шарф холодными ночами.
While Wearing a Scarf on a Chilly Night

Оригинал

Автор: Princess Persephone

Рейтинг: NC-17

Саммари:

Действие происходит между «Блер нужен пирог» и «Привет высшему обществу» это время когда Чак и Блер прятались от всех скрывая, что между ними что-то есть.

Обсуждение

От переводчика:

Стала переводить из-за из-за фразы про шарф в конце)


Когда, где, почему?
Мы планировали схему против Джорджины. Должно быть, уснули.
И ты был на полу!
Я не хотел повредить мою спину.
Почему, ты ведь не делаешь ничего атлетического?
Ну это не совсем так, теперь, правда?
Хорошо. Ничего, что включает снятие твоего шарфа!
Это было всего лишь раз. И было холодно!
GG 1.18.


- Чак - простонала Блер, прерывая их горячий поцелуй - Мне холодно!

- Я знаю - выдохнул он прижимаясь ртом к ее шее. - Не волнуйся. - Одной рукой он обхватил ее за талию, другая скользнула под ее короткое платьице, лаская ее бедро.

- Я серьезно - сказала она, пытаясь проигнорировать его руку скользнувшую в ее трусики. О, это было хорошо. Ей было хорошо. От его горячего тела, прижатого к ней, его губ, ласкающих ее шею. Волна желания переворачивала все внутри, потому, что его талантливые пальцы доказывали, насколько талантливы они были.

- Я тоже - ответил он перемещая руку с талии на грудь. Ее соски были твердыми и от холода, и от их времяпрепровождения здесь. Чак со стоном, спустил верх ее платья к поясу, прихватив ее лифчик по пути. Ее грудь теперь была открыта для его голодных глаз. Наклонившись он захватил ее сосок, лизнул его, чувствуя, как она дрожит в его руках. Он был твердый. И его друг казалось сейчас разорвет штаны. Чак захватил одну ногу Блер и вжался в нее бедрами. Она, согнув ногу, прижалась еще ближе. Басс застонал, когда она рукой схватила его за зад и притянула ближе к себе.

- Почему… ты… всегда настаиваешь… на… подняться на крышу? - она опустила глаза на его голову, поскольку он продолжал ласкать ее грудь.

Он усмехнулся в ее кожу и эхо этой усмешки прошло по всему ее телу. Выпустив ее грудь, его губы вновь вернулись на ее шею, и он сказал.

- Обычно мне все равно, куда с тобой идти. - он толкнул два пальца в ее горячий, влажный центр, наслаждаясь хриплым стоном Блер и тем, как она вцепилась в его плечи в ответ. - Но поскольку, мы не хотим, что бы кто-то про нас узнал - продолжил он - а все спальни на этой вечеринки заняты сейчас, то это был подходящий вариант.

- Ледяная крыша!? - зло спросила она. Когда его рука предупреждающе замедлила ритм, она схватила его за волосы в отместку. - Ты отморозишь свои шары, на дворе декабрь.

Чак смял ее губы своими и пихнув Блер к стене вошел в нее одним твердым глубоким толчком. Заглушая ее крик поцелуем, он задавал ритм. Приподняв ее, заведя ее ноги себе за спину, входя в нее глубже.

- Я не замерзну, пока у меня есть ты, чтобы согреть - бормотал он между поцелуями.

Блер только стонала в ответ, едва заметив, что он окончательно стянул ее платье и захватил другую грудь. Единственное, на чем она могла сосредоточится, были его ускоряющиеся, сильные толчки и восхитительное чувство расходящиеся по ее телу. Она была уже так близка. Едва замечая кирпич царапающий ее спину и холодный зимний воздух. У нее был Чак. И их секретный секс на предрождественской вечеринке Кати и Из, когда большинство людей которых они знали, были там в низу отделенные лишь полом. Все это невероятно заводило. Не говоря уже о способе, который выбрал Чак .

Оторвавшись от ее груди, он поднял голову и их губы вновь встретились, а языки повторяли действия происходящие ниже. Он схватил ее бедра притягивая еще ближе. Блер застонала, разорвая поцелуй достигнув пика, и пытаясь начать нормально дышать. Ощущение ее сжимающийся плоти подвело его к краю. Он присоединился к ней лишь мигом позже, прижимая ее еще ближе.

Отдышка, выпрыгивающее сердце, они прижимались друг к другу в течении нескольких секунд, восхитительный момент после вспышки, красивый и такой близкий. Чак вздохнул и отступил, помогая Блер опустить ноги и встать.

Замешательство Блер было не долгим, поскольку порыв ветра быстро вернул ее к действительности. Она смотрела с негодованием на Чака, который застегивал брюки.

- Боже, Чак - сказала она сердито поднимая верх платья и пытаясь одновременно опустить подол. - Здесь блядски холодно. Я же говорила тебе, мы не должны делать этого на крыше.

- Что, - приподнимая бровь он- это было недостаточно горячо для тебя?

- Нет, не было! - сказала она злобно - И очевидно для тебя тоже. Я думаю ты даже не сдвинул и кусочка своей одежды.

- Так декабрь на дворе - пожал плечами Чак. Оглядывая крышу.

- Да?! Неужели! А мой лифчик в трех шагах от тебя.

Пока Чак шел по следу ее лифчика, Блер пыталась не дрожать. Когда он вручил ей его, она посмотрела с негодованием на его ухмылку, которую он даже не пытался скрыть.

- Я почти голая, а на тебе все еще надет твой гребанный шарф! - кричала она - не смей смеяться на до мной!

- И правда холодно - согласился он.

Когда они вышли на лестницу и Чак попытался ее поцеловать, она его оттолкнула. Сначала. Потому, что думала, что должна злиться из-за холодной крыши. Затем ее гнев остывал пропорционально повышению температуры ее тела от его поцелуев. Они становились все более и более горячими, и она заявляла, что им нужно остановиться, потому, что кто-то может подняться вверх по лестнице.

Но ее отказы не продлились долго.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:17 | Сообщение # 6
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


И пусть начнется игра.
Let the Games Begin

Оригинал

Автор: Princess Persephone

Рейтинг: NC-17

Саммари:
Действие происходит летом между вторым и третьем сезоном. Чак и Блер только начали встречаться. Это рассказ о том как прошло их пятое официальное свидание. И взгляд автора на то откуда взялась игра из первой серии третьего сезона.

Обсуждение

От переводчика:
в этом фике меньше секса больше флаффа.

Приятного чтения.


Часть 1.


- Ну что, это свидание оправдало твои ожидания? - спросил Чак.

Это было их пятое свидание, оно же первое, которое пошло действительно по плану. Предыдущие появления на публике были довольно неудачными, ну, с определенной точки зрения.

Первым свиданием было появление на благотворительном собрании организованном Colony Club. Блер взяла с собой Чака дабы продемонстрировать высокомерным теткам из Colony, что «бабник» Басс теперь ее официальный парень, а значит они ошибались. Чак и Блер продержались лишь пятнадцать минут, прежде чем покинуть скучное сборище и исчезнуть, в ждущим их, лимузине. Поскольку официальный выход в качестве ее парня прошел триумфально, Блер практически раздевала его глазами, а потом и руками, что было, однозначно, лучше.

Вторым свиданием была поездка на уикэнд в Хэмптон в пляжный домик Арчибальдов. Нейт был в Европе, его мать посещала семью Вандербилт, таким образом Чак получил возможность исправить ошибку прошлого лета и насладиться с Блер всем, что может предложить Хэмптон. Единственная проблема была в том, что пара едва выходила из дома. И уж точно, они не ходили дальше частного пляжа, прилегающего к дому. Возвращаясь в город Блэр жаловалась на песок, застрявший в ее волосах и Чак обещал помочь и вымыть все до последней песчинки, когда они вернуться домой. Он сдержал свое обещание.

Третьим выходом, был поход в Баттер на ужин, но когда клуб, каким -то образом отменил их резервирование, парочка была вынуждена поменять их планы на вечер и заполнить его полностью … времяпрепровождением в стиле Чака и Блер.

Их четвертое свидание включало шопинг после обеда. Осмотр витрин прошел замечательно: была куплена бабочка и шарф для него, и ободок и клатч, для нее. Но на этом нормальный шопинг закончился. Чак предложил Блер примерить нижнее белье, взглянул лишь раз, немедленно все оплатил, и они умчались из Барнис настолько быстро, что вращающаяся дверь, все еще вращалась, когда их лимузин уже отъезжал.

Так, что тот факт, что они продержались сегодня вечером так долго, не ускользнув на крышу, чтобы срывать там друг с друга одежду, было практически подвигом для них. Сплетница бы ими гордилась. Они продержались целый ужин. С другими людьми вокруг. По сравнению с предыдущими попытками, это свидание, было идеальным.

- Напитки, обед - перечисляла Блер, глубокомысленно загибая пальцы - вообще-то осталось еще кое что, - танец. - она кивнула в сторону танцпола и приподняла бровь - Что скажешь, Басс?

- Лапать тебя на публике, мое любимое занятие - прищурился Чак добродушно - как я могу сказать нет? - сказал он, вставая и предлагая ей руку.

Блер приняла помощь и встала, их тела соприкасались. Посмотрев в его злаза она увидела вызов.

- Я пойду попудрю носик - сказала брюнетка, - после этого танец. Может на этот раз попытаешься вести?

- Для тебя? Думаю я справлюсь. - он наклонился и скользнул губами по ее щеке, прежде чем зашептать в ухо - Но ты должна будешь сделать что-нибудь для меня.

- Раздобудь мне еще напиток - Блер попыталась скрыть дрожь, прошедшую по ее телу, когда он отодвинулся. - и я не останусь в долгу - обещала она.

-Твое желание для меня закон, моя королева. - Кивнул Чак, беря бокал мартини из рук Блер, мимолетно играя с ее пальцами.

Блер улыбнулась, и захватив свою сумочку, направилась в сторону дамской комнаты. Ее задорная попка выглядела очень притягательно, в облегающем, ярко красном платье, от Уолдорф-дизайн. Чак воздал тихую благодарность Элеонор, за создание такой замечательной одежды.

Захватив стакан с виски он пошел в сторону бара с довольной ухмылкой. Он с трудом мог вспомнить, когда был в таком хорошем настроении, особенно так долго. Это произошло в начале июня и они были вместе чуть больше месяца. И он не понимал, почему они думали в начале, что быть вместе трудно, ведь они так подходят. С его стороны, он не видел ни одной причины, не быть вместе. Блер понимала его, принимала его, так, как никто не делал, даже Нейт. Они были Чаком и Блер, Блер и Чаком, Отлично подходящей друг другу парой.

- Виски безо льда и сухой Мартини - сказал он бармену. Напитки были поданы быстро и Чак обернулся в сторону выхода, но Блер еще не было.

К Мартини кто-то протянул руку.

- Знаешь, мужчины еще не заказывали мне выпить, даже не сказав привет - услышал он голос.

Чак обернулся и оглядел обладательницу голоса: длинные «слишком много солярия» ноги, широкие плечи, крашенная блондинка, бюст четвертого размера. В ней не было ничего, что он еще не видел и ничего, что бы он хотел сейчас. Она сделала глоток Мартини. Девица была пьяная, ну или по пути к тому.

- Что прости? - вежливо спросил Чак. Она улыбнулась и сделала несколько шагов чтобы быть ближе и их руки «случайно» соприкасались.

- Разве ты не Чак Басс? - спросила она. Чак кивнул и посмотрел на часы. Иметь дело с пьяной кокеткой не входило в его планы на сегодня.

- Да - сказал он сухо - и этот бокал был для моей девушки.

- Ой, вот только не надо - скривилась блондинка - все знают у Чака Басса не бывает девушек. Если только, это не чужая девушка, - хихикнула она.

Чак конечно помнил время, когда он гордо изрекал эту фразу, и она сопровождалась тщеславной ухмылкой. Было время, когда он хвастался отсутствием отношений, его философией были секс, наркотики и месть.
То было время, когда эгоистичные желания управляли его миром. И у Чака Басса не было девушки, потому, что Чаку Бассу не нужна была девушка. Чак Басс не ходил на свидания. Чак Басс вел счет своим победам. Много. Каждую ночь с кем-то другим. Он никогда не спал с кем-то дважды.

До Блер.

- Даже я, не настолько пьяная, что бы поверить в это - продолжила блондинка - Я заметила лимузин снаружи, он твой, не так ли?

- Я не знал, что мой выбор транспорта, известен на нижнем Ист-Сайде. - сказал Басс раздражительно.

- Разве ты не хочешь прокатить меня на нем? - его тон остался незамеченным для блондинки, она игриво провела пальцем по его груди. От нее пахло джином, который она видимо пила до мартини Блер, бокал которой теперь был пуст, а ее дешевые фруктовые духи были так… обычны. - Я могу быть очень хорошей компанией - хихикнула она, обнимая его за шею - Или очень плохой. Зависит от того что ты захочешь.

- Слушай, я жду кое кого- пытался вывернуться из объятий девицы Чак.

- Ну, похоже ты нашел кого-то, не так ли - спросила она придвигаясь к его лицу.

- Я серьезно. Я жду свою девушку. - настаивал Чак пытаясь избежать ее, намазанных розовым блеском, губ.

- А я говорю тебе, этот трюк со мной не сработает. Перестать играть в недотрогу Басс. - надулась она. - Я знаю ты трахаешь все, что в юбках. А я ношу юбку. - она понизила голос видимо думая, что так будет сексуальней, но получалось плаксиво - И я очень хорошо трахаюсь.

- Что, черт возьми, ты делаешь? - прокричала Блер. Чак посмотрел на свою девушку. Она стояла в нескольких шагах от него, уперев руки в бедра, ее глаза сузились, когда она увидела, как блондинка прильнула к нему.

- Блер - начал он объяснять, отцепляя руку блондинки со всей шеи - Я не виноват

- Я оставила тебя на пять минут, Басс, а по тебе уже сползает какая-то девка. - Блер понизила голос, ее брови приподнялись - Nы говорил, что будешь вести себя хорошо сегодня.

- Я пробовал - сказал он мрачно поправляя свой пиджак - Она не отступала.

- Дай угадаю - втиснулась между ними блондинка - Ты его девушка?

- Да! И парень, которого ты сейчас домогалась, мой. - впилась в нее взглядом Блер - И ты должно быть знала это

- Знала - кивнул Чак

- Позволь мне дать тебе совет - улыбнулась блондинка - Никто не может удержать Чака Басса. Поэтому тебе лучше сдаться сейчас. - Чак и Блер уставились на нее - Не хочу приносить плохие новости, но он был со мной, купил мне выпить, и не прекращал говорить о своем лимузине. Так что я думаю, с тобой покончено. - Она пожала плечами в притворной жалости - Он больше не хочет тебя.

Чак ощущал штормовое предупреждение. Он был почти удивлен, что ни видит молний над головой Блер.

- Вообще-то никто больше не может удержать Чака Басса - глумилась Блер. Ее лицо было гневным. - Я Блер Уолдорф. Я могу. Мне даже не нужно держать его. Я не боюсь, что он собирается убежать. - Она приблизилась к блондинке - Таким образом тебе лучше сдаться сейчас, потому что Чак Басс больше не в игре. И даже если бы он был один, он бы не унизился до секса с пьяной Барби, не умеющей отличить Моноло от Джимми Чу. И вообще, кто бросается на парня который занят? - кричала Блер. - Ты думала, что он изменит мне, а я не узнаю?! Мы с ним вместе, в этом гребанном клубе. Вместе.

- Парни изменяют все время - сказала блондинка назидательно - И я знаю репутацию твоего парня. Кроме того, он заказал мне выпить. Я не сделала ничего плохого.

- Потаскушка - Блер выхватила стакан с виски у Чака - Тот бокал, который ты выпила был для меня. - Блер плеснула скотч прямо на розовое платье блондинки. - А это, тебе за то, что попыталась украсть моего мужчину.

-Это кутюр - завопила блондинка хватаясь за платье.

Длинная мокрая дорожка покрывала перед платья неудачницы. Чак чувствовал гордость за месть своей маленькой лисицы.

-Это провал - сказала Блер злобно - так же, как и ты.

С этим, Блер взяла Чака за руку, развернулась и пошла к двери, через маленькую толпу которая собралась наблюдая за парочкой.

Часть 2.


- Это был очень хороший скотч - сказал Чак сев в лимузин.

- Заткнись - Блер, резко хлопая дверью - Артур езжай. - крикнула она водителю бросая сумочку на сиденье.

- Куда мисс Уолдорф? - спросил водитель, даже не моргнув, на ее несдержанность. Он давно понял, ничего не бывает обычно. когда появляется Чак Басс, ну, а поскольку, Блер Уолдорф его девушка… действует тот же принцип.

- Куда угодно - крикнула Блер и нажала кнопку поднятия перегородки между водителем и салоном. Как только она поднялась, Блер атаковала Басса.

Чак просто сидел и вот, он уже стремительно вжат в сиденье телом в шелковом платье. Блер оседлала его, схватила за волосы и прижалась в жестком поцелуи. Ошеломленный на мгновение, Чак быстро сориентировался, и обнял ее за талию.

Поцелуй горячий и влажный, очень возбуждал, пока Блер не схватила его за волосы слишком сильно. Чак отодвинулся с усмешкой.

- Кто-то готов играть грубо?

- Я готова играть Басс - Блер впилась в него взглядом. - Я просто не люблю делиться и когда кто-то пытается украсть мое.

- Она не могла украсть меня - Усмехнулся Чак перебирая ее волосы и придвигаясь ближе, - Я твой, помнишь? - Блер вздохнула, ослабив смертельный захват его волос - Мой ревнивый, маленький котенок - Улыбнулся он возле ее шеи, слегка прикусив нежную кожу.

Лизнув кожу после укуса он начал медленный поцелуй. Боже, он любил эту шею. Она мурлыкала в удовольствии наклоняясь ближе и сдвигая его глубже на сиденье. Руки Блер опустились на его грудь, пытаясь расстегнуть рубашку и добраться, нетерпеливыми пальчиками, до его кожи. У нее был фетиш - волосы на его груди, наверное, из-за того, что предыдущие ее мальчики, были гладкими. Может это было доказательством для нее, что Чак больше мужчина, чем другие, или это просто казалось ей сексуальным.

Его руки спустились на бедра Блер, медленно сдвигая подол ее платья в верх. Блер резко отстранилась, захватила платье внизу и стащив его через голову, кинула, не заботясь, где оно приземлится. Ее белье было того же оттенка, что и платье - огненно-красным, требующим внимание. Она встретила взгляд его темных глаз с довольной ухмылкой, - она знала что соблазнительна.

Ожидание колебалось в воздухе между ними. Блер приподняв бровь, завела руку за спину и избавилась от лифчика.

Чак высвободил свои плечи из рубашки, так быстро, что он был почти уверен, что разорвал шов. Но какая разница, что с рубашкой, когда перед ним Блер одетая только в трусики La Perla?

Боже, он любил насколько распутной она могла быть, когда она с ним.
Его холодная и чопорная принцесса была дикой кошкой внутри. Холод снаружи, огонь внутри, всегда очаровывали его, еще до того, как они уехали из Виктролы, в тот первый раз. И теперь, когда они были наконец вместе, у него была реальная Блер: ехидная, злобная, горячая сексуальная богиня, та, которую он всегда хотел.

Он притянул ее ближе, пока его лицо не оказалось у ее мягкой и сочной груди. Его пальцы на ее соске, заставили Блер застонать, поощряя его, захватать его ртом и мягко втягивать и отпускать, пока ее спина не выгнулась.

Черт, его штаны были слишком узкими. Чак отступил, задыхаясь.

-Блер - она поняла сразу, вставая чтобы помочь ему избавиться от брюк. Стягивая его боксеры Блер улыбалась, его друг указывал прямо на то, что он хотел - Блер. Все еще улыбаясь она медленно сняла свои трусики. Мягкий шорох шелка на ее коже, пробил дрожь по его спине. Блер деловито перешагнув через трусики, снова устроилась на нем. Придвинув бедра совсем близко, заставляя его шептать проклятья, она сказала:

- Прокати меня - требовательный голос и ее взгляд, сказал ему, что она знала чего хотела та блондинка в баре - этого. И, что она не позволит какой-то шлюшке взять ее мужчину. Мысль о Блер, готовой защищать свое право на него, была очень возбуждающей. В этом не было необходимости, ей не нужно было волноваться - лимузин был неприкасаем, даже больше - он не хотел никого другого. Он никогда никого не хотел, так, как хотел Блер.

Она подалась вперед, ее грудь терлась о его, ее руки были на его шее. А Чак наслаждался вкусом ее кожи облизывая ее плечо. Она наклонилась, целуя его щеки и ее каштановые локоны разлились по плечам окутывая его ароматом Блер. Чак подхватил ее за талию, пытаясь взять под контроль, сбавить темп. Но Блер вывернулась и пихнув его на кожаное сиденье сказала с улыбкой:

- Не будь нежным, Басс, трахни меня.

Она покачивалась на нем и он не мог выдержать это. Он вошел в нее, как будто ничего в мире не имело значение, и скоро так и стало. Единственными вещами, которые существовали, был он, она, и его глубокие толчки. Захватив ее попку Чак погружался в нее снова и снова. Бедра сходящиеся вместе, соленая кожа, крики ее удовольствия отзывавшиеся эхом в его ушах.

- Я трахну тебя Блер, - простонал Чак - Твоя маленькая пухленькая попка просила этого весь вечер. - проворчал он, чувствуя, как она замирает в его руках. Ее ногти вонзились в его спину, а гладкие стеночки сжимающие его, заставили Чака взорваться.

Они замерли в руках друг друга, задыхаясь, с довольной дрожью в телах. Блер опустила голову на его плечо, вдыхая его кожу.

- Ревнивый секс хорош - прокомментировала она мечтательно.

-Ты, отчитывающая ту сучку в баре, тоже - усмехнулся он в ответ, ловя ее руку и переплетая их пальцы.

- Ты думаешь? - хихикала она у него на плече и подняв глаза встретилась с ним взглядом.

- Конечно

- Она казалась, не понимала, что ты уже занят - пожала плечами Блер.

- И все счастливы от этого - добавил он наклоняясь и встречая ее губы. Блер улыбнулась, наслаждаясь сладким поцелуем после такого быстрого секса. Прижавшись вновь к его плечу она сказала:

- Я почти хочу, чтобы мы повторили это - пробормотала она.

- Ты хотела бы кричать и отчитывать других девчонок и говорить им, что делать - Усмехнулся он, поглаживая ее попку.

- Ну, я королева, это то, что я делаю - хихикнула она прикусывая губу.

- Я бы не хотел тебя другую - сказал Чак обнимая ее и устраивая поудобней. Никто, кто знал их, не поверил бы, что Чак Басс и Блер Уолдорф обнимаются после секса. Но им было все равно.

- Чак - сказала Блер спустя какое-то время - Мы можем сделать это снова?

- Ну, я за второй раунд, если ты согласна - Усмехнулся Чак у ее груди, которая была восхитительно голой прямо перед его глазами.

-Ты же знаешь, что это не то что я имела в виду. Я имею в виду, мы могли бы… - она затихла внезапно смутившись - Мы могли бы заставить девчонку клеится к тебе, а я бы говорила ей отвалить от моего парня. Опять.

- Выбираем заранее? - спросил он приподнимая бровь заинтригованно - Ты планируешь? Как по мне, так отличная игра.

- Ты знаешь, вообще-то тебе не должно нравится, что с тобой будут флиртовать - сказала она, дуясь.

- Мне нет - сказал он - Мне нравится, когда ты орешь на них. Ты очень горячая, когда злишься. - Его глаза загорелись - Может ты дашь пощечину следующей? - спросил он с надеждой

- Если она будет очень плохой - усмехнулась Блер. - Я залеплю ей. У нас половина Нью-Йорка все еще думает, что ты свободен. Не все читают Сплетницу.

-Я думаю, - сказал он перебирая ее локоны - звучит как блестящая игра, Не могу дождаться, что бы поиграть. - он наклонился за поцелуем.

- И я - ответила Блер нежно целуя его в ответ. Он застонал и она уже чувствовала его твердость рядом с ней. - Вопрос в том, Басс, ты знаешь все правила?! - улыбаясь спросила она.

- Думаю, да - прошептал он хрипло - Но тебе лучше повторить их со мной, на тот случай, если я что-то не понял.

- О, я планирую сделать это - ответила она встречая его губы снова.

- Тогда пусть игры начнутся.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:21 | Сообщение # 7
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Ошибка Вегаса.
Vegas Mistakes

Оригинал

Автор: BimboBoop

Рейтинг: G.

Саммари:
конец второго сезона, после выпускного

Обсуждение

От переводчика:

100% флафф, никакого секса, только ЧБ, и их приключение в Вегасе.
P.S. Фик переведен полностью, продолжения у него, к сожалению, нет
.


Серена снова проверила свой телефон, на пропущенные звонки и сообщения, от Чака или Блер. Если для Чака, это было вполне обычным, пропасть в неизвестном направлении, то супер-организованная Блер никогда не уходила, не сообщив лучшей подруги своего полного маршрута. Даже в мрачные дни, после отказа Йеля, она сообщала, хотя бы Дороте, куда уходит. Серена проклинала эффект, который ее сводный брат производил на ее лучшую подругу. Очевидно сейчас Чак делает что-то, что ее отвлекает.

-Ну же Блер, - думала Серена, - ты же можешь оторваться от Басса на несколько минут и ответить, хотя бы на одно, из моих 55 сообщений. - Фу, она не хотела думать о Чаке и Блер в постели! Было достачно того, что Блер бессовестно обсуждала с ней, какой он фантастический любовник. До этого Серена всегда думала, что репутация Чака, опиралась исключительно на количество девчонок, прошедших через его кровать, привлеченных его статусом и деньгами, а не на его исполнение, или технику. Но к ужасу Серены, Блер уверяла ее в подробностях, что не в этом дело.

Прошло три дня, с тех пор, как Чак и Блер исчезли, вскоре после драмы с выпускным. День был испорчен, когда вся школа получила сообщения от Сплетницы во время церемонии, включая слух о том, что Блер переспала с дядей Чака, Джеком в канун нового года. Для Серены, эта попытка оскорбить Блер, в день, который должен был стать, днем триумфа и сентиментальной ностальгии, стала последней каплей. Она, конечно, не так воинственна, как Блер, но она, более чем способна, снять анонимность с сучки-блогерши. Ей так казалось поначалу. Она оказалась не права.

Серена взялась за месть Сплетницы из-за чувства вины за ситуацию Блер-Джек. Если бы она была в Нью-Йорке на Новый год, Блэр не была бы такой одинокой и пьяной, чтобы замутить с Джеком Бассом, все что ей нужно было, это немного поддержки и тепла. Но в то время, как Блер была использована в своих интересах, ублюдком манипулятором, Серена развлекалась в Бразилии. Не видя, насколько это эгоистично, - ее семья и друзья, погрязли в последствиях смерти Барта, а она…

Серена чувствовала себя вдвойне виновной, потому что была уверенной, что сплетня будет еще одним препятствием, к тому чтобы отношения Чака и Блер стали реальными. Конечно, у Серены были сомнения относительно Чака, и она была не в состоянии увидеть, что такого видит в нем Блер. Без сомнения он был очень полезен в борьбе с Джорджиной, но он все еще был мерзавцем который охотится на девочек и тем, кто разбил сердце ее подруги. Она говорила Чаку бороться за Би, потому, что думала, что подруга бы хотела, чтобы она так сказала. Но она почувствовала облегчение, когда Блер выбрала безопасного Нейта. Только, когда Чак устроил идеальный выпускной для Блер, даже не будучи ее кавалером, Серена поняла, - у Чака Басса есть сердце. Разбитое сердце. И оно полностью, предано ее маленькой, вечно недовольной, ехидной, лучшей подруге.

Эс казалось, что есть что-то пьянящее, в том что в тебя влюблен, тот, кто не любил по-настоящему прежде, никогда не чувствовал этого. Быть единственной. Ден был верным и романтичным, но он любил, или думал, что любил Ванессу, до нее. Плюс у него была любящая семья. Точно так же с Нейтом, любая кто встречалась с ним, знала, что у него было много девочек прежде и он легко может переключиться, если не на семью и друзей, то на другую более интересную девушку. Серена внезапно поняла, что мало того, что Чак действительно любил Блэр, но она еще и единственный человек, к которому он испытывал, когда либо, эту эмоцию. Это была поразительная мысль, и она сделала блондинку сторонницей пары Блер-Чак.

Поэтому, когда появилась сплетня о Джеке, Серена испугалась, что Чак опять отвернется от Блер. Видя, как он смотрел на лицо Би и как та отводила глаза, она была уверенна, Блер боится того же. Полным шоком, для обеих, стала реакция Чака. Они ждали сарказма и обвинений. А он, слыша, как Хейзел и Пенелопа ехидно комментируют склонность Блер ко всему бассовскому, подошел, намекнул, что знает кое что о их новогодних приключениях, и увел Блер от фавориток. Он ее защитил. Потом, когда Серена осталась с ним наедене, он признался, что знал о Блер и Джеке и, что его дядя, действительно использовал Би, как месть Чаку за то, что ему не досталась компания. Как и Серена, он, видимо, винил себя в произошедшем. Он сказал, что уверен, что Блер не за что бы не переспала с Джеком, если бы не была так подавлена из-за того, что он исчез из ее жизни. Кроме того, он понимал, что не ему судить Блер за один промах, когда он распутничал по всему миру и хвастал своими победами перед Би, даже после того, как она призналась в своих к нему чувствах.

Так, что, как не странно, произошедшее, казалось сблизило их, позволило Блер увидеть, что Чак действительно ее любит и принимает такой, какая она есть. Они хотели начать все с чистого листа.
Так, что было не удивительно, что они сбежали, у них были вещи, которые необходимо обсудить, и им нужно было время, чтобы наверстать упущенное.

Наверное сейчас им слишком хорошо, что бы думать о таких приземленных вещах, как звонки семье и друзьям. Хоть Серена и не знала, где они и, что делают, она была рада за них, потому, что Блер теперь наконец-то счастлива…

- Я ненавижу его, Серена! - Блер ворвалась в комнату лучшей подруги, прервав ее размышления - Он лживый, манипулирующий задница-Басс. - Ну, или не очень счастливой. Похоже Серена в очередной раз ошиблась.

-Би, что случилось? - Блондинка обняла подругу, упавшую на кровать, возле нее - Я думала вы двое исчезли, что бы наверстать упущенное.

- Так и было - посопела Блер - но это была часть его запутанной, злобной схемы. Он такой же подонок Басс, каким был всегда!

Сердце Серены упало, должно быть Чак притворился в ситуации с Джеком, заставил ее думать, что заботится о ней, чтобы ей потом было еще хуже, когда он откажется от нее. Ведь глупо было предполагать, что Чак перешагнет через ревнивое негодование. Все знали, что нужно остерегаться обиженного Чака Басса. Серена успокаивающе погладила плечо Блер. Ей нужно узнать детали у Блер, прежде чем начать разрабатывать план убийства сводного брата.

-Он порвал с тобой? Забрал свое «я люблю тебя» назад? - пыталась узнать что-то, у рыдающей и икающей Блер, Серена.

-Нет - рыдала Блер - Но, как он мог, после того, как сказал, что любит меня, сделать что-то настолько ужасное? Он мерзавец.

- По одной детали за раз, - подумала Серена и спросила - Куда он тебя увез?

- Вегас - раздраженно сказала Блер - Я должна была догадаться, что он не изменился, когда он повез меня в этот липкий, развратный город. Но нам было так хорошо, что мне было все равно куда мы поедем. - последние слова потонули в очередном вопле. В голове Серены появилась картинка, где Блер застает Чака с целым хором шоугерл.

- Хорошо, он повез тебя в Вегас, что вы делали потом?

- Первые два дня, мы вообще не входили из номера - покраснела Блер, не оставляя сомнений в том, что, они делали в начале поездки. - Вчера вечером он сказал, что хочет выйти со мной в люди. Он купил мне красивое платье и попросил одеть колье от Erikson Beamon. Он повел меня на ужин и шоу, и это было так романтично. Но он продолжал спаивать меня шампанским. Мы вышли на улицу посмотреть на город и немного поиграть, я потеряла счет коктейлям, которые он для меня заказывал. Я конечно была пьяная, но поверить не могу, что он убедил меня сделать, что-то настолько идиотское…

Блер замолчала, ее тело дрожало от рыданий. На мгновенье брови Серены скакнули в верх, потому, что до нее дошел, смысл бормотания Блер.

В конце концов, она сама сделала (ну, или почти сделала) ту же ошибку, когда была вдали от дома, пьяная, с парнем который ей очень нравился. К тому же, Вегас - родина таких пьяных ошибок. Видимо Чак взял туда Блер не случайно. Он спланировал всю ситуацию так, чтобы она вышла замуж за него в страхе, что она могла бы отказаться, сделай он ей предложение и без всей этой шумихи, которая бы охватила Нью-Йорк в случае их свадьбы здесь. Конечно для Блер, как для девушки которая мечтала о идеальной свадьбе, с тех пор, как поняла, что это слово означает, быстрая церемония в Вегасе недопустима. Но возможно, Серене удастся заставить подругу, увидеть светлую сторону. По крайней мере, теперь она может не волноваться, о том насколько, предан их отношениям Чак.

- Ну, ну, Би - успокаивала Серена - Все будет хорошо. Я знаю, что все было не так как ты хотела, но это ведь Чак. Ты ведь любишь его, да?

- То что я чувствую, здесь не причем - злобно вскинулась Блер - Я не хочу. Я никогда не хотела этого. Все это - ужасная ошибка.

Серена сочувствовала Блер, но если та уверена, что брак ошибка, то есть очевидный выход.

- Би, я знаю, что может это плохо, и ты волнуешься, что люди подумают, но все можно уничтожить, никто никогда даже не узнает.

- Я знаю, что можно уничтожить. - вздохнула Блер - Но меня всегда будет это ранить. Я никогда не буду, неиспорченной, опять.

Серена понимала, что чувствует Блер. Когда она думала, что замужем за Габриелем и должна развестись с ним, это было ужасно, осознавать, что будешь разведенной в восемнадцать. Но по крайней мере, она знала, что ситуация не совсем неожиданная, учитывая ее собственное прошлое и брачную историю ее матери. Но Би, она ведь не признавала, ничего, кроме идеальной свадьбы и идеального брака. Развод не входил в картину мира Блер Уолдорф.

- Я понимаю, Би, но может быть тебе даже не понадобится развод, может у тебя найдутся основания для аннулирования. Это будет означать, что брак не защитан, даже в глазах церкви.

- Серена, ты о чем вообще говоришь - растерянно смотрела Блер - Какой брак?

- Ты вышла замуж за Чака в Вегасе - Серена была смущена - Правильно?

- Серена - Блер смотрела на подругу несколько секунд, потом зашлась в приступе истеричного смеха. - Вряд ли я когда-нибудь напьюсь настолько, что бы сделать это, Я не ты! - продолжала смеяться Блер.

- Тогда, что за ужасная ошибка которую ты сделала в Вегасе? - Нахмурилась Серена, на неспособность подруги разъяснить ситуацию

- Ты права, я не должна смеяться - Блер резко упокоилась - Моя ошибка, гораздо более постоянна, и ужасна. Приготовься. - С этими словами Блер повернулась спиной к подруге и забрала блузку, потом чуть приспустила юбку, так что Серена могла теперь видеть вершину попки Блер.

Теперь смеялась Серена. Часть ее, конечно понимала, что это не так забавно, она могла понять гнев и обиду подруги, но другая часть могла только веселиться над ситуацией. Потому, что там внизу, у Блел была крошечная, но совершенно четкая, татуировка. «Принадлежит Чаку Бассу», гласила она.

- Серена, что ты нашла таким забавным?! - обернулась в гневе Блер - У меня не может быть татуировки. - прошипела она - У меня особенно не может быть такой татуировки. Что черт возьми, он думает! Что может называть меня своей собственностью?

- Ох, Би, я знаю, все это - сказала Серена пытаясь остановить смех и вытирая слезы, выступившие на глазах. - Но, это так смешно. Такое могло произойти только с вами двоими. Только вы двое, настолько неуверенны, что вам надо манипулировать и мучить друг друга вместо того, что бы признать свои чувства. Только вы, можете наслаждаться такими разновидностями пыток. - не могла перестать смеяться Серена.

- Наслаждаемся?! Я измучена. И еще посмотрим, как будет наслаждаться Чак, когда я начну доказывать, что я никому не принадлежу - Серена продолжала хихикать - Отлично! - бушевала Блер - Смейся. Он тоже думал, что это смешная шутка!

Мрачный Чак появился в дверях.

- Я никогда не говорил, что это шутка, Блер. - растягивал он слова, своим хриплым голосом - Хотя, я разделяю чувства моей сестры.

- С возвращением, ненормальный братик - Серена улыбалась, с «я конечно считаю твою выходку забавной, но не буду ее останавливать, если она решит тебя убить» взглядом. - Я слышала у тебя была насыщенная поездка?

- Это было неповторимо - Чак вернул Серене улыбку с «Я могу очаровать кого угодно, особенно когда дело доходит до твоей лучшей подруги» взглядом. Он развернулся и переключил внимание на свою миниатюрную, но опасную в гневе, девушку. Он победно улыбался, она угрожающе хмурилась.

- Если это была не шутка, тогда чья же это была супер идея, Басс? Или это было последним желанием? - Блер накинулась на ее любимого противника - Ты снова собрался прыгать с крыши? Так на этот раз, я сама тебя толкну, и сделаю это с удовольствием.

- Конечно нет. Теперь, когда у меня есть ты, у меня есть повод, что бы жить.- Чак использовал низкий, обольстительный тон, который заставил Блер задрожать. - Однако я думаю, что небольшое напоминание, остальным в мире, что у меня действительно есть ты, не помешает. - В его тоне было высокомерие. Серена всегда ассоциировала Чака с самомнением и тщеславием (ну кто еще, будет думать, что фраза «Я Чак Басс» закономерный ответ на любую критику или вопрос) , но на этот раз, было что-то еще. Блер была готова взорваться в любую секунду и Серена решила вступить первой.

- Чак, ты уже пытался метить Блер,как завоеванную территорию, когда она была с Нейтом, но это еще хуже. Немного психопатично даже. Ты конечно новичок в отношениях, но даже ты, должен понимать, что отношения строятся на доверии. Ты должен доверять Блер и не опускаться до того, чтобы ставить на ней свое клеймо. - рассуждала Серена.

- Спасибо за совет про отношения сестренка, - улыбнулся Чак - Конечно он был намного весомей, от кого-то, чей последний парень не оказался мошенником. Но ты будешь рада узнать, что я согласен, отношения строятся на доверии, и я доверяю Блер. И я надеюсь, что она знает, что может доверять мне. Но в мире есть миллионы мужчин, которые не являются частью этих отношений, и которым я, решительно не доверяю. Тату, для их же пользы. Просто заметка, что бы сообщить им, что я имею тенденцию быть… радикальным, к людям, которые берут мое.

Это было последней каплей для Блер. Она схватила Чака за пиджак, потянув вниз, опустив, тем самым, на уровень своих глаз.

- Слушай меня, Чарльз Басс, и слушай внимательно - объявила она - Я. Не. Твоя. Собственность.

- Это не то, что говорит твой зад - усмехнулся Чак, придвигаясь к Блер ближе, почти целуя ее. - И я хочу сказать, это заводит - Серена никогда раньше не видела их люблю - ненавижу игру, так близко и ясно. Они стояли словно желая драться, но их лица были в миллиметрах друг от друга, и в любую секунду, это могло вылиться в другой вид борьбы. Сексуальное напряжение было четко ощутимо.

Момент был нарушен Блер, стремительно пнувшей голень Чака, ее шпильками от Джимми Чу. Даже это не стерло ухмылку с его лица. Но последовавшие за этим слова, это сделали.

- Ну что-ж, мне придется доказать тебе, что ты не прав. Блер Уолдорф не принадлежит никому, и я думаю, тебе придется выучить это теперь - ее сладкий тон был пропитан злобой.

Лицо Чака наполнилось беспокойством, когда он раздумывая над словами Блер, уставился на дверной проем, в котором она исчезла. Он опустился на кровать рядом с Сереной.

- Как думаешь, скоро она остынет? - спросил он.

- Не знаю - закатила глаза Серена - она мастер играть в недовольство. Но это действительно довольно поганая вещь, Чак. Ты же знаешь, как Би относится к тату. Особенно с именами людей. Она, как то сказала, что это более пошло чем та игра с воронкой и пивом. Это было, не самой разумной, твоей идеей, напоить ее, и вынудить сделать это.

- Эй, я не планировал это. И был слишком пьян, что бы сообразить, какие будут последствия. - голос Чака стал враждебным - Это просто случилось.

- Хорошо, но ты должен сказать ей. Поскольку сейчас, она считает, что ты напоил ее специально, что бы сделать это.

- Если бы я это спланировал, то продумал бы тщательней насчет себя. Но мы были пьяными и тату были упомянуты, так или иначе, и тогда это было похоже на хорошую идею.

- У тебя тоже татуировка? - Серена уставилась на своего сводного брата.

- Конечно. - Чак вздохнул, разговаривая, как с маленьким ребенком, не способным понимать, в силу возраста - Зуб за зуб.

- То есть у тебя - начала снова смеяться Серена - на заднице татуировка с надписью «Принадлежит Блер Уолдорф»?

- Не совсем - увильнул он.

- Тогда, что там? - спросила Серена но Чак не отвечал.

- Если ты мне не скажешь, я просто узнаю от Блер - подтолкнула его Серена.

- Ну хорошо, я покажу тебе, но ты должна быть могилой Серена. Если я получу хоть намек от неуклюжего Бруклина, я убью его, после тебя. - сказал Чак начав снимать рубашку.

- Ладно, я никому не скажу - завизжала Серена, - но тебе не обязательно показывать мне ее, я не хочу видеть твой зад.

- Расслабься, сестренка, она не на заднице - сказал Чак обнажая правое плечо.

Серена не могла поверить своим глазам, тату Чака было гораздо больше чем у Блер и намного более витиеватой, она включала картинку и надпись. Блондинка придвинулась, что бы лучше разглядеть.

- Бабочка? Чак? Не очень то мужественно - усмехнулась Эс.

- У бабочек - впился в нее взглядом Чак - особый смысл в наших отношениях. - Серена скептически приподняла брови. - В ночь ее семнадцатилетия, Блер спросила нравится ли она мне. Я сказал, что с тех пор, как мы были вместе, я не могу спать, я не могу есть. И, что в моем желудке что-то трепещет. Она сказала, что это бабочки.

Глаза Серены заблестели, их история не была, как у всех, и Чак Басс, определенно не был парнем, с которым она хотела бы видеть свою подругу. Но не признавать дальше, романтичность их отношений, было глупо.

- Что там написано?

- Там написано «Только с Блер» - ответил Чак спокойно - Потому, что она единственная девушка, которая дарит мне бабочек. И я уверен, что она будет для меня единственной женщиной.

Сердце Эс таяло. Она поможет Чаку вернуть Блер. И если он повторит свою речь снова, это будет не трудно. Они и правда неизбежны. И она, с благодарностью, думала о том, что эти двое, не поженились по пьяне в Вегасе. Потому, что, и она в этом не сомневалась, они поженятся по-настоящему, однажды.

- Знаешь, - улыбнулась блондинка - когда Блер мне сказала, что совершила ужасную ошибку в Вегасе я боялась, что вы поженились. Но теперь, я думаю, это было бы не так уж ужасно, кто-ж знал, что Чак Басс романтик.

- Рад слышать это сестренка. Это означает, что ты рассмотришь мое предложение… Нужно постоять рядом с твоей невесткой и возможно подержать ее, что бы она на меня не напала, когда я расскажу ей, что после тату салона мы поженились, в часовне Элвиса. - Чак ждал реакции Серены. Но она, казалось, замерла и он продолжил - Я и правда спаивал ее, но не для того, чтобы сделать тату, я хотел жениться на ней. Ненавижу термин бой-френд. Муж, мне кажется, более уместным, взрослее, серьезней.

Его ухмылка стала шире, поскольку на лице Эс боролись эмоции.

- Что? Вы правда поженились?! Она убьет тебя. А я, ей помогу. Как - голос Серены скакнул на бал по шкале Рихтера, она начала бить Чака по плечам и спине - Как ты мог так поступить с ней? Как ты мог поступить так со мной? Я должна быть ее подружкой!

- Поскольку мой блестящий план - поднял руки Чак, пытаясь защититься - был частью озарения, три дня назад, я не проработал все детали, вроде приглашения тебя или гостей.

- Это не оправдание, Чак!

- Я люблю ее, Эс - лицо Чака смягчилось, а голос стал серьезным. - Я просто хотел сделать так, что бы она была со мной всегда.

Серена вздохнула. Вся зрелось и рациональность Чака, перекрывалась рассуждениями маленького испорченного мальчика. Но было что-то милое в этом, и вызывающее симпатию. Конечно, свадьба в Вегасе, это не то, что хотела Блер, когда была маленькой, но ведь она и не ожидала, что Чак Басс, будет любовью всей ее жизни. Может не все было идеально между ними, но так или иначе, это кажется правильным, думала Серена.

На этот раз, Эс поняла ситуацию, предельно правильно. И она держала вопящую и вырывающуюся Блер, когда Чак сообщал ей о их браке, и хотя брюнетка все таки оставила пару шрамов на спине Басса, скоро ей понравилось, как звучит - миссис Басс. А Чак, он и правда, собирался быть с ней навсегда.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:24 | Сообщение # 8
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
Пророчество и ценные вещи.
Predictions & Prized Possesions

Оригинал

Автор: MiaTonili

Бета: Ministrelechka

Рейтинг: G

Обсуждение

От переводчика:
Захотелось перевести что-нибудь флафовое с рейтингом G. Не осуждающий клуб завтрак, в полном составе, приятного чтения.


Чак Басс застонал и перевернулся на другой бок, когда завибрировал его телефон. Он посмотрел на часы - 3:30 ночи, и отыскал под одеялом телефон. На экране высветилось: "Блэр".

- Блэр, я тебя, конечно, люблю, но буду очень признателен, если ты воздержишься от звонков, когда уже весь Нью-Йорк спит.

Блэр Уолдорф усмехнулась. Она до сих пор не привыкла слышать это. «Я люблю тебя». Но тут же тряхнула головой, есть более важные вещи, которые сейчас ее волнуют.

- Нью-Йорк никогда не спит, Басс. А ты нужен мне.

Чак сел в кровати, внезапно забеспокоившись.

- Что случилось, Блэр?

- Не волнуйся, ничего плохого ... На самом деле, это ужасно.

- Что? - Чак взлохматил свои волосы, пытаясь понять, о чем это она.

- Я не могу ее найти.

- Что найти?

- Ее. Когда мы были маленькими, - быстро заговорила Блэр, - Я отдавала ее Серене, и я почти уверенна, что она вернула ее назад. Может это Нейт? Он, наверное, потерял где-то… Я не уверенна… Но теперь я не могу ее найти.

- Вон, ты про, что…. – беспокойство Чака утихло. - А точно не у Серены?

- Точно, - заверила его Блэр. - Я только, что звонила ей. Она уже едет, чтобы помочь мне искать.

- Ты ждешь, что я тоже приеду?

- Это было бы очень мило с твоей стороны, - усмехнулась Блэр.

- Ладно, скоро буду. - Вздохнул Чак, зная, что спорить бесполезно, когда Блэр такая.

- И Чак... - начала Блэр.

- Да, милая?

- Прихвати Нейта с собой, - быстро сказала Блэр и отключилась.

- Вот радость-то, - пробурчал Чак, захлопывая телефон.

Если он, что-то и знал о Нейте Арчибальде, так это то, что блондинчик определенно не жаворонок.

- Так, так… Вся банда в сборе. - Серена Ван Дер Вудсен, пританцовывая, вошла в комнату Блэр, где уже находились хозяйка, Чак и злой Нейт Арчибальд.

- Некоторые из нас, против своей воли, - пробормотал Нейт, метнув недовольный взгляд на Чака.

- Да ладно тебе, Натаниэль, это важнее, чем твой "сон красоты".

- Итак! - Хлопнула в ладоши Блэр, привлекая всеобщее внимание. - Если мы хотим...

- Блэр, пожалуйста, ты можешь быть не такой энергичной с утра? - Нейт обхватил голову руками. - У меня от этого мигрень.

- Боже, - усмехнулась Блэр. - Интересно, что вообще, может заставить тебя растрясти зад?

- Он просто скорбит о твоей утрате, - пошутила Серена, кладя руку на плечо блондина. - И вообще, мы собираемся искать, или как?

- Ладно. Если она вообще сохранилась, то искать нужно в моем шкафу. - Блэр указала на дверь в свою гардеробную.

- Ну, это сужает круг поисков, - пробормотал с сарказмом Чак, за что Блэр шлепнула его по руке.

- Да ладно вам, если мы будем работать вместе, мы очень быстро ее найдем, - сказала Серена, открывая дверь. Эта комната, была больше, чем стандартная детская, и от пола до потолка, была забита коробками, стопками с одеждой и прочим барахлом. Все это освещалось маленьким тусклым светильником.

- Это будет интересно, - простонал Нейт.

- Так. Выбираем угол и начинаем, - скомандовала Блэр.


***


- Вы помните это? - Блэр держала в руках фотографию, на которой они были все, вчетвером.

- О. Я помню. - Серена кинулась в сторону подруги, выхватывая фото.

Чак и Нейт тоже подошли к девушкам. Посмотрев на фотографию, они не смогли сдержать улыбки. Это было фото, сделанное в первый день начальной школы. Блэр, волосы которой были собраны в две косички и, конечно же, прихвачены ободком, наклонилась, чтобы поцеловать Нейта в щеку. Чак, стоявший с другой стороны от Блэр, в самом лучшем костюме, который только можно найти на семилетнего мальчика, потянул Блэр за косу, в попытке оттащить ее от Нейта. Серена, еще больше блондинка, чем сейчас, подставляла Нейту уши кролика и смеялась, глядя на сцену, разыгрывавшуюся перед ней. Вредный взгляд Чака, смесь злобы на лице Блэр, смеющаяся Серена и Нейт с растерянным видом, доказывали, что, в общем-то, мало, что изменилось с тех пор.

- Вау, Блэр, - усмехнулся Чак. - Даже в детстве, ты не могла контролировать свои бушующие гормоны.

- Заткнись, Басс,- засмеялась Блэр. - Мне было семь, у меня не было гормонов. - Она взяла пустую коробку из-под обуви и бережно положила туда фотографию. – Если найдете что-то подобное, кладите сюда.

Все кивнули и вернулись к поискам, пока Чак не нарушил молчание.

- Так, так… Что тут у нас, Уолдорф? - усмехнулся Чак, беря в руки небольшой блокнот на кнопочке.

- Это мой дневник, я вела его с третьего класса, - воскликнула Блэр, подбежав к Чаку и пытаясь выхватить блокнот. - Отдай, Басс, - закричала Блэр, когда он поднял его над головой так, что Блэр не могла дотянуться.

- Давай мне, - рассмеялась Серена, размахивая в воздухе руками. - Бросай.

Чак уже хотел сделать бросок, но Блэр вцепилась в его руку.

- Пожалуйста, Чак, - захныкала она, глядя на него жалобными глазами. Ее губы задрожали. Чак выдержал не больше нескольких секунд.

- Блин! - проворчал он, отдавая Блэр дневник. Серена закатила глаза. - Что? - возмутился он, разводя руками. - Я не могу сказать ей нет.

Брюнетка довольно улыбнулась.

Нейт изобразил, что его тошнит, и Блэр стукнула его по голове дневником. Он охнул от боли и выхватил у нее дневник. Девушка удивленно вскрикнула и ударила его еще раз, на этот раз рукой.

- Меня вытащили из постели в половине четвертого утра, и я хочу посмотреть, что здесь написано, - твердо сказал Нейт, начиная листать разноцветные странички.

Блэр зарычала и схватила его за ворот рубашки.

- Арчибальд, тебе действительно, лучше отказаться от идеи прочитать это, - прошипела она, в нескольких миллиметрах от его лица.

Нейт приподнял брови и отошел от разъяренной брюнетки.

- Хм. - Он раскрыл блокнот и начал читать, эмитируя голос Блэр: - Сегодня я ходила на маникюр с Сереной. Мои ногти теперь такие красивые!

- Чаааак! - зашипела Блэр. - Нейт украл мой дневник! - Она сердито сложила руки на груди, ожидая его действий.

- Все в порядке, - усмехнулся он, подходя к ней и нежно целуя в лоб, - Арчибальд, боюсь, ты должен вернуть дневник, - сказал он, решительно протягивая руку.

- Однажды, - продолжал читать Нейт, "голосом Блэр", - Я стану миссис Натаниэль Арчибальд,. - со смехом закончил он.

Серена засмеялась, поднимая глаза от груды одежды, в которой копалась.

Чак на секунду замер с открытым ртом.

- Я тут подумал, - повернулся он к Блэр: - Забирай сама.

Блэр изумленно заморгала, а он, пройдя мимо нее, уселся на пуфик в углу шкафа.

- Ревнуешь? - закатила глаза Блэр, Чак пожал плечами. - Я была маленькой, наивной и глупой! - защищалась Блэр.

- Глупой? - обиделся Нейт, закрывая дневник.

- Ну, хорошо, не глупой. Но это было бредом, хотеть когда-нибудь стать твоей женой.

- Блэр, - воскликнула Серена, прерывая спор. - Это моя рубашка! - Она подняла рубашку из кучи одежды. - Ты сказала, что не знаешь где она!

- Я и не знала, - пожала плечами Блэр. - Остынь! У тебя миллион рубашек, а эта к тому же еще и уродливая.

- Это моя любимая рубашка! - возмутилась блондинка.

- Забирай! - махнула рукой Блэр. - Ты думаешь, я вцеплюсь мертвой хваткой в эту тряпку?

Серена закатила глаза, засовывая рубашку в свою сумку.

- Что за...?! - воскликнул Нейт. - Чак Басс потрясающий, - прочитал он. - Мы тогда уже встречались!

- Это больше похоже на Блэр, которую я люблю, - рассмеялся Чак, вскакивая с пуфика.

Блэр улыбнулась ему, прежде чем повернуться к Нейту.

- И что? Не кради дневник, если не можешь принять того, что в нем написано. - Она выхватила у рук блондина блокнот.

- Это, что еще значит? - закричал Нейт, отбрасывая челку с глаз.

- Что ты не должен читать чужой дневник, - медленно объяснял Чак, смущенно переглянувшись с Блэр. - Если не хочешь знать, что там говорится.

- Боже, Нейт, если б ты не был таким красивым... - Блэр погладила его по щеке и вернулась к куче на полу.

- Это тоже мое! - вскрикнула Серена, поднимая с пола короткое платье.

- О, Боже, Эс, дыши глубже! - усмехнулась Блэр. - Мне жаль, что не вернула, некоторые из одолженных у тебя вещей.

Серена злобно зашипела, засовывая платье в сумку.

- Мусор, хрень, барахло, мусор, - перечислял Нейт, перебирая коробку из-под обуви, и, большую часть ее содержимого, выкидывая в мусор.

- Эй! - накинулась на него Блэр. - Перестань выбрасывать мои вещи! - Она шлепнула его по руке и выхватила у него коробку, чтобы убедиться, что все было по-прежнему там. - Где оно? - ахнула она.

- Где, что? - спросил Нейт, немного опасаясь реакции Блэр.

- Блин! - пробормотала она, роясь в коробке, не обращая на него внимание. Ее лицо стало грустным.

- Что такое, Блэр? - спросил Чак, беря ее за руку. - Чего не хватает?

- Моей булавки, - грустно ответила Блэр.

- Все хорошо, - заверил Чак. - Я уверен, что она скоро найдется.

- Скорей всего нет. Но ты должен знать, что она принадлежит тебе. - ответила она нежно и улыбнулась.

Чак сгреб ее в объятья и поцеловал в макушку.

- Ненавижу прерывать, но ребята, я нашла ее! - заявила Серена, размахивая маленькой коробочкой.

- Дай мне посмотреть! - Блэр, практически вырвалась из рук Чака, и кинулась к подруге.

Серена протянула ей коробку, и Блэр с ней направилась к кровати. Остальные последовали за ней. Серена и Чак устроились по бокам от Блэр, Нейт около ее ног на полу.

Блэр осторожно открыла крышку и вытащила первый клочок бумаги.

- Когда мы это сделали? - спросила она.

- Кажется в начале девятого класса, - ответил Чак, поцеловав ее в плечо.

- Наконец-то, - улыбнулась Блэр. - Я думаю, это Серены, - сказала она, разворачивая бумагу.

- Давай, Би, читай, - засмеялась Серена. Ее обида по поводу одежды уже улетучилась.

- Хорошо, - Блэр откашлялась и начала читать: - "Я присоединюсь к футбольной команде". "Я буду на доске почета". - прочитанное, вызвало у друзей усмешки. - Эти сбылись, правда?

- Да, - хихикнула Серена. – Ну, кроме части про почет.

Блэр усмехнулась и продолжила:

- "У меня будет только один парень за раз", - смеясь, прочла Блэр. - Даже в начале старших классов ты уже была легкой на подъем.

- Ну что сказать, - засмеялась Серена. - Я Серена Ван дер Вудсен.

- Эй, это моя реплика. - возмутился Чак. Серена показала язык сводному брату.

- Хорошо, Би, раз ты у нас, такая маленькая мисс совершенство, давай послушаем твою, - подразнила Серена.

- Давай, - сказала Блэр, вытаскивая свой листок. - "Я сделаю еще одну попытку с Нейтом Арчибальдом." - прочитала она с улыбкой.

- Мы что тогда расстались? - спросил Нейт

- Очевидно, да, Шерлок, - усмехнулся Чак.

- Тихо, - шикнула Блэр. - "Я стану королевой Би", ну это точно удалось, - усмехнулась она. - И последнее… "Я поступлю в Йель". - тихо закончила она, опуская глаза.

- Эй. - Чак обнял ее. - Ты пойдешь в Нью-Йоркский, и сможешь постоянно видеться со мной, ведь это хорошо?

- Да, - улыбнулась в ответ она.

- Моя очередь. - Нейт с нетерпением постучал рукой по полу.

- Хорошо. - Блэр вытащила листок. - "Я попытаюсь подкатить к Серена Ван дер Вудсен". Нейт Арчибальд, ах, ты маленький бабник! - засмеялась Блэр.

- Ну, этого определенно не произошло, - хихикнула Серена.

- "Я отращу красивую челку" - продолжила Блэр. - Боже мой, Нейт, мы тебя, конечно, любим, но тебе надо заняться своей жизнью. И прямо сейчас.

- Да, ладно тебе, ты обожала парней с челками, - пожал плечами Нейт.

- Да. Когда мне было двенадцать, - усмехнулась Блэр и вернулась к чтению: - "Я пойду в школу мюзикла". Что? - Блэр истерически рассмеялась.

- Мне было двенадцать, - с усмешкой процитировал Нейт Блэр. Но его друзья так смеялись, что вряд ли его услышали.

- Да ладно вам. - Нейт встал и скрестил руки на груди. - Я очень хорошо себе это представляю, я был бы отлично вписался в какой-нибудь мюзикл.

- Ну конечно, - усмехнулся Чак. - Я дам тебе знать, когда будут набирать новую труппу "Кошек".

- Очередь Чака, - продолжила Блэр. - Дай угадаю, милый. "Соблазнить 30 девчонок еще до второго семестра"?

- Наверно, я уже не помню.

- Ну, давай посмотрим, - сказала она, доставая бумажку. - "Я буду ездить в школу на лимузине", - со смехом прочитала она.

- О, лимузин. - Чак изобразил мечтательное выражение лица и Блэр снова рассмеялась.

- "Я буду носить шарф", Чак? Шарф, серьезно?

- Это отличный шарф, - защищался Чак. - Он моя вторая половина. - Блэр бросила на него сердитый взгляд. - После тебя, конечно, - поспешно добавил он, поцеловав ее в губы.

- Спасибо, - усмехнулась Блэр и продолжила читать. - "Я скажу Блэр Уолдорф, что люблю ее". - У Блэр перехватило дыхание, она смотрела на него широко открытыми глазами.

Это был первый раз, когда Блэр видела, как Чак Басс покраснел.

- Чак, это самое удивительное, милое... - Она осеклась, не находя слов. Вместо этого, она обрушилась на него поцелуем, толкнув его на кровать.

Не прерывая поцелуя, она расположилась сверху. Нейт и Серена смущенно переглянулись.

- Гм, - Серена надеялась, что ее подруга ее слышит. - Ладно, мы, наверное, просто пойдем.

Блэр махнула рукой в сторону двери, все еще не отрываясь от Чака. Блондины тихо ушли.

- Напомни мне, почему я не сказал тебе этого еще в девятом классе? - спросил Чак, обнимая ее за талию и притягивая ближе к себе.

- Потому, что ты задница-Басс, - улыбнулась Блэр. - И я не любила бы тебя, будь ты другим.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:27 | Сообщение # 9
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline



Сладкий огонь.
Sweet Fire

Оригинал

Автор: SaturnineSunshine

Бета: Ministrelechkа

Рейтинг: PG-15.

Саммари:
AU, семейная жизнь Блэр.

Обсуждение

Примечания переводчика:
фик переведен в подарок мисс Happy:).
Как всегда благодарности моей бэте, и всем кто меня поддерживает.

Приятного чтения.


Сначала он столкнулся с ее детьми. Близнецами. Мальчик и девочка: Дориан и Порция. Темные волосы и еще более темные склонности, но, и он был в этом уверен, для общества, - это были идеальные и невинные дети Блэр Уолдорф.

Они были настоящими ангелочками в присутствии посторонних, настоящим совершенством, никто бы не поверил в то, как Дориан холодно прищуривает глаза, и как остра Порция на язычок. А ведь им всего лишь по девять.

Он видел их в офисе босса. Так, что ему стоило догадаться, что встреча с ними не предвещает ничего хорошего с самого начала.

Ведь они были детьми Блэр Уолдорф.

- Что ты здесь делаешь?

С ним всегда говорила только Порция. Она была, как правило, одна. Парень поймал себя на том, что смотрит в знакомые, темные, огромные глаза, поражаясь тому, что ребенок может быть настолько уверенным в себе.

Ее брат сидел тихо в углу диванчика.

Он вспомнил, как впервые увидел их. Дети послушно сидели около своей матери, когда он принес Серене ее кофе, и ему в голову не могло придти, что спустя всего несколько месяцев, он придет в пентхаус Уолдорф на ночь глядя и будет допрашиваться маленькой девочкой.

- Мистер Хайден.

Бальмонт Хайден уже собирался ответить на вопрос ребенка, когда горничная перебила его. Он дружески улыбнулся Дороте. Хотя знал, что это напрасные старания. Дороте он никогда особо не нравился.

Она была преданной.

- Миссис Блэр нет дома.

Она вошла и встала перед девочкой, как будто защищая. Бальмонт никогда не думал о себе, как о хищнике. И никогда не думал, что Дорота так сильно привязана к своей хозяйке.

- Дорота, можно он останется? - спросила Порция невинно хлопая ресницами. Хайден понял то, что Дорота знала намного лучше: он был посторонний.

- Ваша мама сказала, никаких посетителей.

- Он не надолго.

Парень понял, что горничная сейчас согласится.

Порция продолжала смотреть на него, и у него создавалось ощущение, что она знает гораздо больше, чем в состоянии понять.

-Хорошо,- с неохотой согласилась Дорота, отворачиваясь. - Я буду на кухне.

Порция вновь невинно захлопала ресницами, но он знал, что горничная, только что оставила его в логове зверя.

Он всегда нервничал, когда оставался один в комнате с близнецами.

Дориан никогда ничего не говорил. Его темно-карие глаза отличались от глаз сестры. Взгляд мальчика был пронзительным и говорил, все, что он думает без слов.

И Хайдену были явно не рады.

- Разве моя мама что-то планировала с тобой, сегодня вечером? - спросила Порция. Она была воплощением невинности.

Но он знал, что она переняла все свои привычки генетически, и ничего невинного в ней не было.

Он точно знал, что девочка пытается сделать.

И его не удивит, если это ей удастся.

Присутствие Дориана тревожило, но Порция, была той, кого действительно стоит остерегаться. Она была хитра не по годам.

И вообще-то она говорила правду. Хайдену просто не нравилось, как эта правда ранит.

- Не совсем.

- Значит, ты знаешь, где она?

- На встрече со своим адвокатом, - заявил он тоном, не терпящим возражений.

- На встрече с моим папой, - поправила девочка.

- При посредниках, - ответил он, удивляясь, почему спорит, как пятилетний. - В бракоразводном процессе.

- Они расстались, - фыркнула Порция беззаботно.

Хайдену стало интересно, как много ее мать рассказывает им с братом.

- Я уверен, что для этого были причины.

Бальмонт был уверен, что Дориан нахмурился еще больше, чем до этого, хотя мрачней, казалось уже невозможно.

- Мне жаль.

- Почему? - спросила Порция. Ему не хотелось думать, что ее наивность только игра.

- Я не должен был...

Он не должен забывать, что они все еще дети, и не важно, чьи они.

- Моя мама не ждет тебя, - прямолинейно заявила Порция, как само собой разумеющееся, совершенно не извиняясь.

- Надеюсь, это станет хорошим сюрпризом, - воодушевленно возразил он, но попытка провалилась.

Порция ничего не сказала, но ему был знаком этот взгляд.

«Не надейся», - говорил взгляд. И он не мог не признать - она была права.

- Ты думаешь, она будет рада увидеть тебя?

- Ну, как правило, она рада.

Порция молча смотрела на него, не отводя взгляд. Ему не нравилось, как девочка просчитывает его с одного взгляда.

Она и правда была, как мать.

- Моя мама любит, когда все по плану - возразила Порция.

- Я знаю.

- Она планировала увидеться сегодня с папой.

- Я знаю.

- Не с тобой.

Он слышал, как неприязнь начинает просачиваться в ее голос. Он знал, что Блер, наверное, огорчает детей, когда
уходит с ним вечером из дома.

-Ты хочешь, чтобы я ушел? - спросил мужчина неловко.

-Нет,- улыбнулась Порция. - Ты забавный.

- Забавный?

Ему не нравилось, как она это сказала. Это была скорее угроза, нежели шутка.

- Наверно, поэтому ты нравишься тете Серене.

Серена. Она всегда была больше их прикольной тетей, чем настоящей старшей для племянника и племянницы.

Так, что можно представить, откуда взялось это знание.

- Она многое тебе рассказывает, - предположил он.

- Она сказала нам, что думала, ты последний, на кого бы она подумала, кто понравится маме.

- Я нравлюсь твоей маме? - он ничего не мог поделать, знал, что манипулировать маленькими детьми не хорошо, но он должен был одержать победу, хотя бы там, где мог.

И он знал, кому они преданы.

- Моя мать натравила бы службу безопасности на тебя, если бы ты ей не нравился, - ответила Порция. - Но это не значит, что она захочет появляться с тобой на публике.

- Тебе так сказала Серена? - спросил он.

- Она сказала мне, что не одобряет. Как и остальные.

Хайдену не нужно было спрашивать, он точно знал о чем она, но он не мог не начать защищаться.

- Она только на десять лет старше меня, - примирительно возразил он.

Порция снова мило улыбнулась, как будто ее хорошие манеры и не исчезали.

Хайден тут же пожалел об этом, но он взглянул на ее брата. Он никогда не видел улыбки Дориана прежде. И лучше бы не видел вообще. Это была самодовольная усмешка, жутко знакомая, - он видел ее в газетах.

- Разве твоя мать не сказала, когда вернется? - спросил Хайден, пытаясь снять напряжение.

- У нее не было планов с тобой.

- Так, что она сказала?

- Она сказала - около десяти, - ответила Порция.

Посмотрев на часы, Хайден удивился тому, что дети вообще все еще были на ногах.

- Уже почти полночь. - сказал он. Ему бы хотелось, чтобы Порция перестала улыбаться.

Она делала это настолько самодовольно, насколько вообще способен ребенок.

- Она же не знает, что ты здесь, - сказала Порция тоном, который бы можно было бы назвать порочным, если бы она не была еще маленькой. - Она может и не вернется сегодня.

- Ее встречи с юристами всегда длятся так долго? - спросил Хайден, делая вид, что ответ для него не имеет значения, но это было не так. Ему нужно было что-то, чтобы заглушить нарастающее беспокойство.

- Обычно нет, - ответила она буднично, - Но ты же понимаешь, там папа.

- Я никогда не встречался с ним, - сказал Хайден, избегая ее изучающего взгляда. Но это означало лишь то, что теперь он смотрел на ее брата, который казался все больше и больше знакомым.

- Ты же читаешь газеты, - ответила она. – Значит, знаешь кто он.

Для нее и правда было странно, что кто-то не знает ее отца.

И Хайден ненавидел то, что девочка была абсолютно права.

Он не мог отвести взгляд от мальчика, Дориана, который, все меньше и меньше, походил на Блэр. Дориана с его
широкими скулами и раскосыми глазами. Дориана, который был похож на меленького императора.

Он знал, почему, так не любит смотреть на мальчика.

- Так ты остаешься? - спросила Порция. Это была не насмешка. И это его тревожило. Каждый раз, когда он был рядом с этими детьми, то замечал, что становится более бдительным, тщательно отслеживая каждую мелочь.

И это тревожило его.

- Ты же сказала, что не против, - сказал Хайден. Это было в его интересах, завоевать расположение детей. Глядя на Дориана, он понимал, что проиграл, как минимум, половину сражения.

Его волновала Порция и то, и что она держала его около себя только для собственного развлечения. Он понимал, что ничего хорошего для него это не предвещает.

- Мне правда не безразлична ваша мать, - заверил он ее.

- Знаешь, она все еще любит папу.

Девочка явно не искала доказательств.

- Всякий раз, когда ты уходишь, она закрывает дверь спальни. - Хайден уставился на девочку, он никогда не мог
понять к чему она ведет в разговоре. - Она звонит папе, когда ты уходишь, и они разговаривают часами.

- Обо мне, - рискнул спросить Хайден.

- Если тебе повезет.

Если бы он не знал правды, он бы подумал, что эта маленькая девочка, заманила его на ночь глядя в этот дом, чтобы
помучить.

Но ему просто было необходимо знать.

- Где твоя мама? - еще раз спросил он.

- Прямо за тобой.

Он почувствовал запах Chanel No. 5, и то, как встали дыбом волоски на его руках. Посмотрев на Порцию, он встретил ее приторный взгляд. Она перешла на диван к своему брату и взяла того за руку.

Это выглядело так мило.

Но повернувшись к Блэр, он понял, что она от этого не в восторге.

- Почему вы оба до сих пор не в постелях? - спросила она, глядя мимо Хайдена на детей.

- Дорота разрешила нам подождать тебя. - Теперь, когда Хайден был в центре внимания, Дориан решил перестать
игнорировать его и заговорил со своей матерью.

- Мне придется поговорить с ней об этом, - Блер немного разозлилась. - Уже поздно.

Дориан просто подошел и обнял мать за ноги, как бы извиняясь, прежде, чем взять сестру за руку и подняться по лестнице.

- Я приду через минуту, - сказала Блер.

Хейден знал, что это намек, что он должен остаться. Он стоял и смотрел, как Дориан одарил его злой усмешкой с верхней ступеньки лестницы.

- Спокойной ночи, Хайден, - улыбнулась Порция, перед тем, как исчезнуть вслед за своим братом.

Хайден даже не смог найти слов, чтобы ответить. Блэр снова повернулся к нему, и он вдруг начал осознал, что вообще не понимает, что делает здесь.

-Уже поздно, - повторила она. Но это был не просто мягкий намек, как раньше. Сейчас это был холодный приказ для него - покинуть этот дом.

- Да, это так, - сказал Хайден. Он не хотел отступать так легко, что-то в ней сегодня было не так.

- Я не просила тебя сегодня приходить, - добавила Блэр мрачно.

- Это не меняет того факта, во сколько ты вернулась, - резко возразил он.

- И того факта, что ты пришел без приглашения в мой дом, на ночь глядя, - холодно парировала она.

- Где ты была? - спросил он. Он знал, как глупо это звучало. Но ему просто нужно было, чтобы она еще раз посмотрела
на него.

- Ты прекрасно знаешь, где я была.

- Обсуждения развода не затягиваются до ночи, - сказал он.

- Это встреча с посредниками.

- Блер.

- Что ты хочешь? - спросила она.

- Тебя, - ответил он, пытаясь взять ее за руку. – Только тебя.

Он сделала шаг в сторону и его руки похолодели.

От нее пахло не только Chanel.

- Если что-то было, - сказал Хайден, - Это нормально. Я понимаю. Мы будем работать над этим.

Она отвернулась от него, и он снова почувствовал, что все, что он говорит неправильно.

Но, когда она снова повернулась к нему, было кое-что, гораздо хуже вины, на ее лице.

Жалость.

- Нет никаких мы, Хайден - вздохнула она. - Просто забудь.

- Подожди, как это забудь? - спросил он упрямо. - Что случилось?

- Ничего не случилось.

- Тогда почему ты вернулась так поздно? - спросил он. - Где ты была?

- Мировая,- сказала она, повышая голос. - Я не обманываю.

Она выглядела почти печально.

- Мы просто поужинали после.

- Мы? - спросил он. Это простое слово начинало казаться ему все более и более угрожающим. - Ты и твой бывший муж?

- Мы еще не в разводе, - сказала она тихо.

- Ты с ним спала?

Теперь он это видел. Ее глаза. Она даже не претворялась, что чувствует вину.

Ее походку. Ее волосы. Ее глаза. Он не знал всего этого достаточно хорошо. Но он знал ее.

- Что ты хочешь услышать? - снова спросила Блэр.

- Правду.

- Правду? - спросила она. Голос звучал так, будто она едва сдерживает смех.

Она была сейчас такой...

высокомерной.

- Правда в том, что тебе двадцать лет, - ответила она.

- Это неважно,- запротестовал Хайден. - Это не имеет значения, мы ведь любим друг друга.

Он видел, как она инстинктивно отшатнулись, и почувствовал, как его сердце разрывается от этого.

- Правда в том, - сказала она тихо, - что ты стажер моей лучшей подруги. Правда в том, что то, как ты представляешь
себе любовь и как ее представляю я - две совершенно разные вещи.

Он был словно парализован. Он знал, что если она что-то говорит, то именно это она и имеет в виду. Только так.

- И правда в том, - продолжила она. - Что я не думаю, что ты действительно хочешь знать правду.

- Блэр,- сказал он. - Ты с ним спала?

И тогда он заметил, что ее юбка надета задом наперед.

Все дело было в его взгляде. Это всегда было ее проблемой. Все это время он смотрел на нее, едва обращая внимание на то, что ему говорит адвокат.

Просто смотрел.

Просто смотрел на нее.

Он знал, что заставляет чувствовать ее не в своей тарелке. Более того, они оба знали, что это только больше усиливает напряжение между ними. Это никогда не поддавалось контролю. Она понимала, что смотреть ему в глаза было ошибкой. Она знала, что, глядя в его глаза вспомнит все, что она выбросила из своей жизни, по причине, которую сейчас не могла даже вспомнить.

И она осознала, что ее просто не было. Она не могла вспомнить причину, потому, что ее там не было. Тоже самое говорил и он, с того момента, как началась встреча и ее беспокоило, что он прав.

Она знала, что это так.

Блэр взглянула украдкой.

Это стало роковой ошибкой вечера.

- Поужинай со мной.

- Что?

Она была уверена, что он понимал, что разговор с ней без юристов плохая идея. Но, когда она попыталась ускользнуть от него, он схватил ее за руку и побег стал не возможен.

- Ужин.

- То есть то, что я позвонила моему юристу, тебе ни о чем не говорит, - сурово спросила она.

- Это говорит мне, что ты все еще получаешь какое-то сексуальное удовольствие, мучая меня, даже спустя столько времени, - сказал он. - Как то, что даже, когда ты говоришь, что ненавидишь меня, ты не можешь отпустить мою руку.

Она вырвала пальцы из его руки, но эта поездка в лимузине и образы прошлого, мелькавшие у нее в голове, создавали ощущение, что он все еще держит ее за руку.

Это было так давно, но она помнила то время, когда они были подростками, ярче, чем все остальное.

- Уже поздно, - объяснил он. - Мы оба ничего не ели. Ты, так, наверное, в течение нескольких дней.

- Что?

- Вот только не надо делать такой вид, - сказал Чак, растягивая слова. – Мы оба знаем как обстоят дела!

- Да как ты смеешь?!

- Ты не отказалась, - сказал Чак. – Так, что облегчила мне задачу - я везу тебя ужинать.

- О, так это все для моего же блага? - спросила она презрительно.

- Я беспокоюсь о тебе.

- Ты следил за мной, не так ли? - холодно спросила она.

Он только ухмыльнулся.

Она знала, утверждая, что она не ест, он не хотел быть грубым - просто волновался.

- Это не твое дело.

- Это просто очаровательно, что ты считаешь, будто все связанное с тобой перестало быть моим делом.

Она не помнила, чтобы сказала "да", но она и не сказала "нет". Это всегда была ее ошибка. Даже после пятнадцати лет с ним, она все еще делала те же ошибки, как тогда, когда была подростком.

Она все еще позволяла прикасаться к себе.

Теперь она сидела напротив него, но на этот раз, в элитном ресторане, а не в офисе юристов.

- Почему ты пошла со мной сегодня вечером?

Она внимательно наблюдала за тем, как он принялся за свою еду. Блэр хотела отвести взгляд, но даже этот его
простой вопрос беспокоил ее. Она ненавидела, когда не могла понять, что он задумал. У него всегда есть план. А она не могла его просчитать. Сейчас он напомнил ей те моменты, когда помогал ей. Он сделал это, не говоря ни слова, и она чувствовала, что он поймал ее в ловушку.

- Как будто у меня был выбор, - усмехнулась она, глядя в свою тарелку. Блэр почувствовала на себе его взгляд в ответ, но она знала, что это больше связано с его, так называемой, заботой о ней, нежели с ее ответом.

- Не притворяйся, что я принуждал тебя, - сказал он. - Мы оба знаем, что ты никогда не позволяешь себе попасть в ситуацию, в которой не хочешь оказаться.

- То есть, я просто ждала, затаив дыхание, пока ты пригласишь меня куда-то? - Блэр усмехнулась.

- Попытайся убедить меня, что не ждешь с нетерпением каждый раз, когда мы увидим друг друга снова.

- То есть, я с нетерпением жду походов в офис к юристам, где разваливается мой брак? - переспросила Блер. - Нет. Я не могу сказать, что ты прав.

- Так признай, что ты сожалеешь.

- Сожалею о чем?

- Что подала заявление.

- Чак, - сказала она резко.

Он ухмыльнулся, и она прокляла себя за то, что попала таки в его ловушку. Это было именно то, чего он хотел. И она ненавидела его за это.

- Просто скажи мне, - сказал он. - Какие у тебя оправдания тому, что ты стала вить из меня веревки?

- Потому, что это весело.

- Моя девочка.

Она чуть было не накинулась на него, прямо там.

- Ты сбежала, просто, чтобы убедиться, что я буду преследовать тебя. - сказал он, привстав со стула и наклоняясь к ней ближе. - А я никогда не перестану преследовать тебя. Просто, чтоб ты знала.

- Это не игра.

- Нет, - согласился он, снова садясь с самодовольным выражением на лице. - Этого не может быть игрой, ведь в конце мы оба собираемся выиграть.

***


Он прижал ее к стене, в своем пентхаусе.

Это как химическая реакция - остановиться было не возможно. Только на мгновение она вспомнила о днях ее молодости, когда они отмечали своей страстью различные части дома ее матери, не раздумывая не секунды.

Но сейчас это был не дом ее матери. Это был пентхаус, который он занял на время своего изгнания.

Но только на время.

Уж она-то должна была понимать, что это не продлится долго.

Быть порознь просто не в их крови. И так, уже очень давно. Рано или поздно, их сущность все равно берет свое.

Кровь застучала в ушах, когда она прижалась щекой к стене, впивались ногтями в обои, в то время как он задирал ее юбку.

Его пальцы неистово вцепились в ее волосы, так, как они всегда делали, и она услышав знакомый стон сорвавшийся с ее губ, Блер поняла, что скучала по этому. Это было так знакомо. Но это всегда было по-разному. И этого всегда было мало.

Она почувствовала, как он сдвинул волосы на ее затылке, чтобы прижаться губами к ее коже.

- Я скучал по твоей шее, - сказал он, со стоном. - Я скучал по всему этому.

Все, что она могла сделать, это закрыть глаза, потому что именно этого она хотела с того дня, как выгнала его. Она хотела так долго и так сильно, что у нее болело в груди, и сейчас не могла прожить без этого не секунды больше.

Он срывал стоны с ее губ, и она едва могла дышать, почти задыхаясь.

- Я скучал по всему в тебе.

Она была поглощена каждым его касанием. И просто не понимала, как можно было так долго без этого обходиться. Задумавшись Блер, даже не поняла каким образом подвязки ее чулок оказались уже на коленях. Она затаила дыхание, чувствуя, дрожь их тел, прижатых друг к другу.

Как и всегда с ним , она не могла держать себя в руках, царапая стену ногтями не в силах сдержать стоны.

Его хриплое дыхание было таким же сбитым и отчаянным, как и у нее. Она знала, как мучительно это было для него и, как сильно он нуждался сейчас в ней.

Блэр только сейчас осознала - какое это облегчение, быть с ним после всего. Она, наконец, чувствовала себя целой, и она скучала именно по этому ощущению.

- Чак.

- Да.

Она была не уверенна, что это было - ответ на ее вопрос или просто его удовлетворение от того, как она выкрикнула его имя.

Она вообще удивлялась, как он умудрялся говорить, учитывая, что его язык сейчас исследовал ее ухо, хотя, у него всегда хватало энергии еще и шептать что-то при этом.

- Он похож на меня, не так ли? - спросил он сквозь рваное дыхание. Он подчеркивал каждое слово неистовыми ласками, так, что она едва понимала, что он спрашивает. - Похож, правда? - повторил вопрос Чак, каким-то образом сохраняя самодовольство в тоне даже в такой ситуации. - Он в точности как я, во всех отношениях, только проще. Готов поспорить, что тебе хочется кричать мое имя, когда ты кончаешь с ним.

Все, что она могла в этот момент - это беспомощно стонать в ответ на его слова.

Его пальцы теперь были глубже, движения становились более неистовыми, но он все равно был недоволен ее молчанием.

Чак повернул ее лицом к себе, и вновь прижав к стене, чуть приподняв, и просто смотрел ей в глаза долгим взглядом.

- Ты знаешь? - наконец хрипло спросила Блер.

- Тебя это удивляет?

Вместо того, чтобы отвечать, она впилась в его губы страстным поцелуем. Он прикусил ее губу и спросил вновь:

- Так похож или нет?

- Да,- вскрикнула она, отвернувшись.

Он зарылся носом в ее волосы, и она знала, что это именно то, что ему нужно.

Это было то, что им обоим нужно.

Они вцепились друг в друга, совпадая даже в мелочах, взрываясь одновременно, она знала, что так не будет больше не с кем.

- Меня это не волнует, - сказал он.

- Тебя волнует.

- Нет,- повторил Чак. - Он этого не стоит. Он и ногтя моего не стоит. Он всего лишь мальчик. Он - ничто.

Они были все еще связаны, и она была так измотана физически, но все равно не могла отвести от него взгляд.

- Скажи это, - сказал он. - Просто скажи, Блэр. Что все это было не напрасно.

- Я хочу, чтобы ты вернулся домой.

Его поцелуй в ответ был, как сладкий огонь.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:34 | Сообщение # 10
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


Мой первый Валентин.
My First Valentine

Оригинал

Автор: kaela097

Бета: Ministrelechkа

Рейтинг: NC-17.

Саммари: День святого Валентина 3 сезон.

Обсуждение

Примечания переводчика:
Мой подарок для Team Chair к Дну святого Валентина.

Этот фик нашла для меня мисс Happy:), за что ей от меня большое спасибо и

Всех с праздником и приятного чтения.


Чак проснулся рядом с Блер, которая тесно прижималась к нему во сне. Улыбнувшись с нежностью, он убрал прядь волос от ее лица и стал изучать ее черты. Она была такая красивая, когда спала. Веки трепетали во сне, безмятежная улыбка украшала ее великолепные губы, которые ему очень хотелось поцеловать. Но он старался сдерживать свои порывы.

Ей нужно поспать. Она вчера засиделась в библиотеке, готовясь к экзамену. Его красивая подружка была такой заучкой в последнее время. Он до сих пор не понимал, как ей вообще, удалось убедить его, что в пятницу вечером необходимо учиться. Он пытался дождаться ее, но, около трех часов, не выдержал, и уснул.

- Сколько время? - пробормотала Блер, потягиваясь под шелковым одеялом и зевая.

- Самое время тебе еще немного поспать, - прошептал он ей на ухо, нежно погладив мягкий животик. Она явно очень устала, когда вернулась домой, потому, что просто скинула одежду и легла спать без ее красивой сорочки, как обычно.

- Я не хочу спать, - попыталась его убедить Блер, прижимаясь снова к нему. Получилось не очень убедительно, потому, что она опять зевнула, и ее глаза закрывались сами собой.

- Ну, конечно, - усмехнулся он, нежно погладив бархатистую кожу ее плеча.

- Я не хочу, - настаивала она. Не открывая глаз, Блэр обняла его и притянула к себе еще ближе.

- Поспи еще немножко, - сказал Чак, поцеловал ее в лоб, - Я никуда не уйду.

- Обещаешь? - спросила она сквозь сон.

- Всегда, - прошептал он ей на ухо, лениво рисуя большим пальцем круги на ее спине.

Она была просто невероятной, когда вот так прижималась к нему. Он никогда не встречал женщины с такой мягкой, как у нее, кожей. И пахла она потрясающе, лучше, чем любая другая женщина до нее.

Чак никогда не представлял себя обнимающим кого-то. Конечно, у него было много женщин. Даже больше, чем нужно было, но он никогда не делил постель с кем-то, кроме, как для секса. Если он был в сознании, ошибка предыдущего вечера, всегда оказывалась за дверью раньше чем наступало утро.

Как и многие другие аспекты его жизни, которые изменились с тех пор, как он начал встречаться с Блер, его интимная жизнь изменилась к лучшему. Его сексуальная жизнь была так же активна, как и раньше, но теперь это была одна и та же женщина каждую ночь. И, он и предугадать не мог, что строгая и правильная Блэр Уолдорф будет такой дикой кошкой в спальне. Даже после их первой ночи на заднем сиденье его лимузина, он не ожидал, что она настолько ненасытна. Но только с ним, мысленно поправил он себя.

Сегодня был особенный день для него, для них. Это был их первый День святого Валентина вместе. До этого Чак Басс никогда не отмечал День святого Валентина. Вообще-то, это был одни из немногих дней в году, когда он делал все, что бы избежать свиданий, или, если называть вещи своими именами, - секса с случайными женщинами. Он знал, что если ты с женщиной в День святого Валентина, она ожидает от тебя продолжения отношений, а Чаку Бассу не нужны были отношения.

Сегодня же у него были особенные планы на вечер для его любимой женщины. Он никогда не представлял себя тем, кто станет наслаждаться романтическими прелюдиями, но с Блер, он не мог устоять. Она - весь мир для него и он не хотел, чтобы она забывала об этом. Чак видел, что происходит, когда она чувствует себя заброшенной и не нужной, потому, что был в первых рядах, когда разваливались ее отношения с его лучшим другом.

Блэр начала бормотать во сне, что-то из доклада, который она готовила в университете. Он тихо рассмеялся и уткнулся губами в ее шею. Он любил слушать ее бессознательное бормотание. И многое о ней узнал, из ее бурчания, о котором она даже не подозревала. Когда он впервые услышал это, он собирался дразнить ее этим, но так и не смог себя заставить осуществить задуманное.

Проснувшись во второй раз, примерно через час, Блэр довольно замурлыкала. Все это время Чак почти не двигался, боясь ее разбудить.

- Ты хороший и теплый, - проворковала она, касаясь губами его голой груди и обнимая его за талию. Потом почесала нос, потому что волосы на его груди щекотали ее.

- Во сколько ты вчера вернулась домой? - спросил он, глядя на ее макушку, потому что ее губы все еще продолжали нежно ласкать кожу на его груди.

- Поздно, - вздохнула она, - Наверное в половине четвертого, хорошо, что не стал меня ждать.

- Я пытался, - признался он, поцеловал ее в лоб, - Но заснул около трех. Ты видела, цветы на столе в гостиной?

- Как их можно было не заметить?! - усмехнулась она у его кожи.- Там было пять дюжин великолепных красных роз, ожидавших меня прямо у входа из лифта.

- Шесть, - поправил он ее.

- И они все прекрасны, - счастливо вздохнула она. Она посмотрела на него выжидающе, молясь, что бы его следующие слова были именно те, которых она ждет. Блэр так часто разочаровывалась раньше, в этот самый
романтичный день в году.

- С Днем святого Валентина тебя, - прошептал Чак в ее висок.

-Ты помнишь, - улыбнулась она, обнимая его за шею и притягивая к себе. Когда она посмотрела в его глаза, ее улыбка была такой заразительной, а в глазах танцевали искорки счастья.

- Конечно, я помню, - заверил он ее.

- Но ты ничего не говорил, - сбивчиво начала она. - Ни слова. Я думала, ты просто хочешь избежать этого праздника.

- Восемнадцать лет я избегал этот праздник, потому что мне нечего было праздновать, - ответил он, - В этом году есть. Я собираюсь отпраздновать то, что мы любим друг друга.

- То есть у нас на сегодня планы? - он не мог не заметить оттенок надежды в ее голосе.

- У нас планы на сегодня, - подтвердил он, - И прежде, чем ты спросишь, что это, я скажу, что это что-то большее, чем валяться в постели целый день, поэтому нам, наверное, пора вставать.

- Не сейчас, - покачала головой она и надула губы.

- Боже, ты так соблазнительна, когда дуешься, - застонал он, когда Блэр перевернула его на спину и взобралась на него.

- Для тебя все самое лучшее, - усмехнулась девушка, наклоняясь к его шее и скользя по ней губами. Когда она опустилась ниже и игриво прикусила его адамово яблоко, он не выдержал и, оттолкнувшись от постели, хотел перекатить их так, чтобы она оказалась под ним. Блэр взвизгнула от удивления, когда они перекатились чуть дальше, так, что свалились с кровати, с грохотом приземлившись на деревянный пол. Чак вздрогнул, приняв на себя основной удар от падения, упав на спину, прежде чем начать смеяться над их нынешним положением.

Они оба истерически хохотали, когда услышали приближающийся топот по коридору и резкий стук в дверь. Пытаясь перестать смеяться, они услышали голос Нейта:

- У Вас там все в порядке?

- У нас все прекрасно, Натаниель, - ответил Чак, в то время, как Блер использовала его плечо, чтобы заглушить смех, - У нас небольшая неисправность с кроватью.

- Вам помочь починить кровать? - предложил Нейт, повернув ручку и делая первый шаг в комнату.

- Натеаниэль, твоя забота - очень трогательна, - заявил Чак, быстро набросив одеяло сверху Блэр, - Но если ты понимаешь, что для тебя лучше, ты не сделаешь еще один шаг.

- Ты это про что? - спросил Нейт, войдя в комнату, прежде чем успел себя остановить. Чак в последний момент накрыл Блэр одеялом. Нейт широко разрыл глаза, видя двух любовников, растянувшихся на полу. Он покраснел и отвернулся, пробормотав: - Ох, извините.

Попав в такую ситуацию с кем-то другим, Блэр была бы раздавлена, но это был Чак, и это была, наверное, самая забавная ситуация, в которую она когда-либо попадала.

- Ты в порядке? - спросил Чак, с беспокойством в голосе, которого она не ожидала. Она кивнула, глядя, как Нейт пытается выбраться из комнаты, как можно скорее. Он не мог справиться с ручкой на двери. Чак наблюдал за усилиями своего лучшего друга с веселой усмешкой: - Натаниэль, поверни вправо, а затем открывай.

Смех Блэр заглушил щелчок, закрывшейся за блондином, двери.

- О, Боже, - смеялась она, начиная сползать с Чака.

- Ты куда это собралась? - спросил он, обнимая и прижимая ее снова к себе, чтобы она не могла сбежать. - У нас есть кое-что, что отчаянно нуждается в завершении.

- Это твой способ сказать "пожалуйста"? - игриво спросила она, качнув бедрами и скользя по нему. Проклятия вырвавшиеся у него, заставило ее покраснеть.

- Ты пытаешься меня убить, женщина? - простонал он, когда она повторила движение бедрами. – И, если ты намеренна продолжать в том же духе, позволь мне, по-крайней мере, сделать твои движения более продуктивными.

- А, что, если я хочу сначала немного помучить тебя? - улыбнулась она, качнув бедрами еще раз, для получения полного эффекта.

- И тебе это удалось, - проворчал Чак, обхватив ее бедра и прижимая крепко к себе, так, чтобы девушка не смогла больше мучить его. - Хватит дразнить. Ты же знаешь, как я завожусь, просыпаясь по утрам рядом с теплой и голой тобой. Тебе еще повезло, что я продержался так долго. Так, что, либо позволь мне войти, чтобы я сделал так, что нам обоим будет хорошо, либо слезай, и я позабочусь о себе сам.

- Думаю, в честь праздника, можно пойти на взаимовыгодное сотрудничество, - усмехнулась Блэр, без какого-либо предупреждения, опускаясь на него. Ее улыбка стала шире, когда она увидела, как Чак закрыл глаза и откинулся на пол, немного ударившись головой о деревянный пол. Позже у него наверняка будет болеть голова, но сейчас ему было все равно, потому что его потрясающая девушка, гордо, словно богиня, двигалась на нем.

Когда ее движения стали хаотичными, он перевернул их так, чтобы держать все под контролем самому. Чак знал, когда она уже близка к финишу, то больше не может быть, той, кто ведет. Он вдруг понял, что есть много преимуществ в занятиях любовью с одним и тем же человеком, снова и снова. Он знал, что именно доставляет ей удовольствие, и каждый сигнал о том, что она уже близко. До нее, его не волновало ничего, кроме его репутации. Но это было до нее.

Блэр так громко закричала от наслаждения, что Чак был уверен - Нейт прибежит еще раз, проверять все ли у них нормально. Заглушив ее крик ладонью, он продолжил входить в нее. Он был так близко, что он чувствовал: они – одно целое, или скорее, он чувствовал ее вкус, потому что его язык сейчас скользил по ямке между ее шеей и ключицами.

- Чаак! – задыхаясь, простонала она, моля о разрядке. Его движений было достаточно, чтобы подвести ее к краю, но не достаточно, чтобы заставить сорваться. - Пожалуйста!

Его губы обрушились на нее, когда его захлестнула волна оргазма, и ее сладкий рот, поглощал крики их страсти. Несколькими движениями позже, он, совершенно измотанный, рухнул на ее тело.

- С днем святого Валентина, - пыталась отдышаться она, обнимая его за плечи, чтобы удержать рядом.

- Я люблю тебя, - выдохнул он, и нежно поцеловал ее в губы.

***


- Я так понимаю мне нужно уйти на сегодняшний вечер? - спросил Нейт, когда его лучший друг присоединился к нему за столом, после того, как закончил, наконец, принимать душ со своей ненасытной девушкой.

Нейт сидел и отчаянно искал в газете объявления о сдачи жилья. Он думал, что справится с тем, что теперь слышит его лучшего друга и свою бывшую девушку в интимные моменты. Но это было до того, как он понял, что хотя они уже долго встречаются, это еще не значит, что у них стало меньше секса. Вообще-то, Чак и Блер стали даже чаще заниматься любовью в последнее время. Помимо того, что он наткнулся на них утором, так они еще продолжили в душе, что окончательно его добило. Нейт был готов поцеловать властную задницу деда, лишь бы ему было куда съехать, только бы не слышать эти неистовые крики снова.

- Думаю, будет лучше, если ты так и сделаешь, - кивнул Чак, взяв бизнес раздел и налив себе стакан сока. Он сел и начал внимательно просматривать текущие новости, не замечая, как его друг уставился на него. Нейт пытался взять себя в руки, но сейчас ему было нелегко помнить, что они всегда были лучшими друзьями.

- Дважды за утро, - спросил у своего друга Нейт, не веря в происходящее, - Серьезно!?

- Ну, что я могу сказать, - пожал плечами Чак, - Блэр раскрывает все лучшее во мне.

Нейт всеми силами старался не выглядеть потрясенным ответом своего друга, но попытки не удались.

- Прости, - извинился Чак, когда поднял глаза на блондина и увидел выражение его лица. Не надо быть гением, чтобы догадаться - Нейт слышал, как он занимался любовью с Блэр. Она кричала сильнее, чем для нее характерно и это должно быть нелегко слышать ее бывшему любовнику. - Я знаю, это не просто. Слышать нас время от времени.

- Время от времени?, - возмущенно задохнулся Нейт, - Да, это три или четыре раза в день в последнее время. Ты не устал? Я еле живой уже поле одного раунда с Сереной под кайфом, и то пару раз в неделю, если мне везет.

- Так редко? - спросил Чак с удивлением. Он понятия не имел, что Серена и Нейт вообще дошли до этой части в их, вновь образовавшихся отношениях. Хоть он отказывался это признавать, для него вообще было нелегко слышать, что Серена, которая успела стать для него кем-то большем, чем просто формальная сводная сестра, стала очередной, одной из множества, девушек Арчибальда. - Как вообще у вас дела?

- Не так хорошо, как у вас с Блэр, - сухо ответил блондин.

- Это любовь, - ответил Чак просто. Это было единственное объяснение, которое он мог дать. Он не видел других причин почему, их с Блэр сексуальная жизнь, вдруг стала такой горячей. Может быть, все дело было в том, как она заботилась о нем, как поддержала в годовщину смерти его отца, или в том, как она была рядом, когда он встретил эту женщину на могиле отца.

Объект его размышлений, с все еще мокрыми, после душа, волосами, вошла в столовую, на ходу потуже завязывая пояс на махровом халате Чака. У нее был свой халат, но он висел в шкафу, в то время, как его всегда был ее любимым выбором. Ей нравилось, как он пахнет - Чаком.

- Доброе Утро, Нейт, - пропела она и, поцеловав Чака в знак приветствия, заняла свое место. Потянувшись через стол, она забрала себе стакан апельсинового сока, который Чак наливал для себя и взяла круассан с пастилой. Нейт ожидал хоть каких-то возражений от Чака, но тот просто подмигнул своей подружке и налил себе еще стакан.

- Меня от вас тошнит, - проворчал Нейт и, бросив газету на стол, вышел из комнаты.

- Что у него за проблемы сегодня утром? - спросила Блер, проводив Нейта взглядом, прежде чем повернуться к Чаку.

- Профессиональная зависть, - улыбнулся Чак, взяв ее за руку и нежно поцеловав.

- Ну, и куда мы пойдем сегодня вечером? - нетерпеливо спросила она, откусывая круассан. Она умирала с голоду, после их утренней тренировки.

- Ты все узнаешь, - ответил загадочно Чак, - Позже.

- Тогда, как мне решить что надеть? - надулась она и откусила еще кусок.

- Твой наряд для этого вечера уже продуман. Все, что тебе нужно сделать - это быть готовой к шести.

- Шесть? А это не слишком рано? - спросила Блер.

- Поверь мне, любимая, нам понадобится каждая минута, - уверенно пообещал он.

- Дай, хотя бы маленький намек, - попросила она нежно, пересев к нему на колени и поцеловав местечко на шее, там где, она знала, ему нравится больше всего.

- Не сработает, Блер, - простонал он, когда она слегка передвинулась, усаживаясь на него верхом. Пояс на ее халате ослаб и, теперь распахнутая, ткань открывала ему прекрасный обзор ее груди и животика. - И нам, правда не стоит делать это здесь, - хрипло пробормотал он, сдвигая халат с ее плеч. - Натаниэль уже занудствовал насчет сегодняшнего утра.

- Еще одна причина сделать это, - пожала плечами она, запуская руки под его халат.

- Просто невероятно, - услышали они ворчание Нейта, когда он прошел мимо них, так быстро, как только мог. Он проклинал тот факт, что есть только один путь к лифту, и он проходит мимо обеденного стола. Блэр лишь довольно усмехнулась и опустилась на Чака.

***


- Что вы с Чаком сегодня утром сделали с Нейтом? - спросила Серена свою подругу, когда они встретились за обедом в ресторане отеля Чака.

- Ничего мы не делали, - ответила Блэр невинно.

- Тогда, почему он ворвался в мою комнату, размахивая газетой с объявлениями о недвижимости? - спросила Серена, приподняв бровь и с подозрением глядя на подругу. - Он угрожал съехать из пентхауса, но не говорит мне, что случилось. Он постоянно бормотал что-то про кроликов Energizer и сказал что: они продолжают, продолжают и продолжают.

- Мы ничего не делали, - повторила Блэр.

- Сколько раз за это утро, вы с Чаком занимались сексом? - прямо спросила Серена.

- А вот это, точно не твое дело, - задохнулась в негодовании Блер, посмотрев на подругу. Она поверить не могла, что блондинка начнет обсуждать ее интимную жизнь без разрешения.

- Когда это раздражает моего парня, это становится моим делом, - настойчиво ответила Серена.

- А я все гадала, сколько времени это займет, - вздохнула Блэр, - Ты делаешь тоже, что и всегда. Ты выбираешь сторону своего парня. Ставя его выше своей лучшей подруги. Честно говоря, я думала, что на этот раз, ты продержишься дольше, учитывая, историю со сладкоголосым сенатором.

- Я не выбираю сторону, - возразила Серена. Ее голос уже сорвался, как будто она собиралась обороняться. - Нейт сегодня расстроен из-за чего-то, что сделали вы с Чаком. Я пытаюсь выяснить, что это, и как я могу это исправить.

- Хорошо, - сказала Блер резко. - Хочешь знать, что произошло? Я расскажу тебе. Чак и я занимались любовью и с грохотом упали с кровати. Твой любопытный парень ворвался в комнату, даже после того, как его заверили, что все в порядке. Ну и потом, мы, возможно, были немного громкими, когда переместили нашу с Чаком деятельность в душ, но ты же знаешь, я не могу быть тихой с Чаком.

- К счастью, нет, не знаю, - вздохнула с облегчением Серена. Она достаточно наслушалась, через, на удивление тонкие, стены в доме ее матери и знала, что партнерши Чака, склонны увлекаться в процессе, но к счастью, Блэр никогда не была одной из этих девушек.

- Это неважно. Важно то, что Нейту нужно смириться с этим. У нас с Чаком отношения, мы любим друг друга. Мы не делаем ничего плохого, и мы не собираемся подвергать себя цензуре только потому, что кто-то может услышать. Мы никогда не просим вас с Нейтом снизить громкость, хотя, там и снижать то нечего, - добавила Блэр, чем окончательно вывела Серену из себя.

- Это не честно, - прошипела Серена, - Нейт и я, абсолютно не такие, как вы с Чаком. Вы двое, как пара...- Серена выругалась себе под нос, когда так и не смогла быстро придумать хорошей аналогии для ее лучшей подруги и ее парня.

- Как кто? - вызывающе спросила Блер. - Мужчина и женщина, которые любят друг друга? Потому, что это мы и есть, и я не собираюсь за это извиняться или душить что-то в себе, когда я с Чаком.

Серена фыркнула с отвращением, после чего встала из-за стола и быстро вышла из ресторана. Блэр покачав головой, продолжила свой обед.

***


- Блэр и Серена снова поругались, - сообщил Нейт своему лучшему другу. Они играли в бильярд, и Нейт уже остыл после утреннего недоразумения.

- Клянусь, когда-нибудь это закончится тасканием друг друга за волосы, - вздохнул Чак с легким раздражением. Он запланировал для них с Блэр идеальный вечер, который будет испорчен, если девушки быстро не решат свои проблемы. Блэр пыталась держать лицо во время их последней ссоры, но он – то знал, что скрывается за этим фасадом. - Из-за чего на этот раз?

- Ваша сексуальная жизнь, - заявил Нейт прямо.

- Ну, Блэр не стала бы жаловаться на это, так что я думаю, на этот раз это проблема Серены, - вздохнул он.

- Это я виноват, - объяснил Нейт. - Меня выбесила ваша активная деятельность с утра, и я сорвался на Серену. И еще мне кажется, я ревную. Блэр никогда не издавала таких звуков, когда была со мной.

- Я не знаю, что тебе на это ответить, - признался Чак, глядя на друга в недоумении.

- Да тут ничего и не скажешь,- заверил его Нейт. - Ты и Блэр любите друг друга. Я уверен, что это и есть объяснение. Она не любила меня.... по-крайней мере не так как, как она любит тебя. И мне нужно смериться с этим.

- Мы можем попытаться быть потише… - Чак запнулся, пытаясь найти слова. Сама мысль об этом была ему не приятна, но он не хотел обижать своего друга или выгонять его. После Блэр, Нейт был самым важным человеком в его жизни.

- Даже бы если я думал, что это возможно, в этом нет необходимости, - ответил Нейт. - Вы с Блэр заслужили быть счастливыми. А я постараюсь смириться с этим.

- Тебе намекнуть, как? - усмехнулся Чак.

- О, Боже, нет, - не удержался от смеха Нейт, - Но мы должны исправить эту штуку с Сереной и Блэр. Серена срывается с катушек, когда рядом нет Блэр, которая сдерживает ее, а это не очень хорошо для моих отношений.

- Мы не будем запирать их в лифте, как в прошлый раз, - заявил Чак, вспомнив, как зла на него была Блэр, и даже с учетом того, что они добились, чего хотели.

- Может, устроим двойное свидание сегодня вечером, чтобы разрядить обстановку? - предложил Нейт.

- Ты не учитываешь наши с Блэр планы на день святого Валентина, - возмутился Чак.

- Ты издеваешься? - воскликнул Нейт, с ужасом вытаращив глаза. - Сегодня день святого Валентина?

- То есть ты забыл? - засмеялся Чак. Хотя, он нисколько не удивился. Это была его работа напоминать Нейту об этом празднике на протяжении многих лет. Он развлекался тем, что нарочно ждал, и напоминал в последний момент. Теперь же ему было жаль друга. Он так облажался. – А, что по-твоему розы делают на столе?

- Я просто подумал, что ты опять ляпнул что-нибудь не подумав, как делаешь это время от времени, - заявил Нейт.

- Тогда это были бы розовые пиона, а не розы, - объяснил Чак.

- Можно я возьму дюжину твоих роз, - спросил Нейт.

- Ну, уж нет, - проворчал Чак. - Это цветы Блэр.

- Ну же, старик, я так попал, - умолял Нейт.

- Хотелось бы помочь тебе, но не за счет того, что Блэр будет злиться на меня, - заявил Чак, - Не сегодня.

- Я так облажался, - признался Нейт, посмотрев на часы, - Что ты приготовил? Может, я использую какую-нибудь из твоих идей?

- Даже не думай, - отрезал Чак, - Я часами планировал этот вечер. И я не допущу, чтобы ты перехватил все в последнюю минуту. Это не старшие классы, и не домашнее задание - ты не будешь у меня списывать.

- Ты сможешь один помирить Серену и Блэр? - спросил Нейт, с мольбой в глазах.

- Ты забываешь, с кем разговариваешь, - ответил Чак, с легкой обидой на слова друга, в голосе.

- Тогда удачи, приятель, - сказал Нейт, почти выбегая из пентахауса на поиски подарка для своей девушке. Чак
засмеялся, глядя на затруднительное положение своего друга. Он мог себе только представить каков был бы гнев, обрушившийся на него, если бы он забыл о дне святого Валентина.

Вздохнув, он начал прокручивать в голове планы по примирению подруг. Вариантов было не много, да и временные рамки поджимали. Он должен решить эту проблему быстро, потому что Блэр уже скоро начнет готовиться к их вечеру.

В обычный день он бы дал им разобраться самим. Но, сегодня не обычный день. И он знал свою девушку. Она будет делать вид, что ничего не случилось, но один ее взгляд скажет, как сильно ситуация с Сереной беспокоит ее, - так было всегда.

Звоночек лифта прервал его мысли. Он ожидал появления Нейта или Блэр, но вместо них он обнаружил вылетевшую из лифта блондинку, его сводную сестру. Ее взгляд сделался диким, когда она увидела розы на столике в прихожей.

- Если ты ищешь Натаниэля, то вы только, что разминулись с ним, - заявил Чак.

- Тебе нужно держать в узде свою девушку. Она вышла из под контроля, - зашипела Серена с порога, тыча пальцем в его сторону.

- Из-за чего вы поссорились на этот раз? - вздохнул Чак, закатывая глаза.

-Она просто . . . она сказала. . . - Серена замялась, она не могла придумать слов, чтобы объяснить из-за чего они поссорились.

- Ты не знаешь из-за чего вы поругались? - спросил Чак, с любопытством глядя на Серену. - Если ты злишься на Блэр, потому, что думаешь, что Натаниэль раздражен из-за нас, я могу тебя заверить, что он уже отошел.

Серена продолжала подыскать слова, чтобы все высказать Чаку, когда звонок лифта прервал ее мысли. Чак почувствовал соблазнительный аромат духов Блэр еще до того, как двери лифта открылись.

- Привет, детка, - поприветствовала Чака Блэр прежде, чем повернуться с Серене. Чак был удивлен ее хорошим настроением. Ее улыбка была настоящей. Даже ее «привет» Серене было счастливым и радостным. Это выглядело так, будто она понятие не имеет, что они поссорились с блондинкой.

Когда Блэр дружески обняла Серену, у той отвисла челюсть.

- Блэр, дорогая, - начал Чак неуверенно, - Натаниэль и Серена создали у меня впечатление, что, возможно, ты и твоя лучшая подруга снова в ссоре.

- Ты говоришь о обеде? - слегка рассмеялась Блэр. - Ничего не было, - она замолчала и посмотрела на свою подругу. - Ведь так?

- Твоя подруга залетела сюда чуть ли не с ружьем наперевес, - заявил Чак. Ему хотелось прикусить язык, он не знал, почему не промолчал в этот момент.

-Ты все еще расстроена тем, что мы обсуждали за обедом? - спросила Блэр удивленно. - Если я сказала что-то, что обидело тебя, прости.

- Кто ты, и что ты сделала с Блэр Уолдорф? - спросил Чак, внимательно вглядываясь в Блэр. Она была само спокойствие.

- Да, что с вами такое? - спросила Блэр, уставившись на своего парня и подругу. - И вообще, Эс, давай признаем, мы говорили друг другу и худшие вещи. И я думаю это, не повод злиться, но если ты хочешь, я могу поработать над злостью и тоже обидеться.

- Нет, - быстро прервал ее Чак, - Сегодня не подходящий день для ваших разногласий. Выберете любой другой, но не сегодня.

- А что такого особенного в сегодняшнем дне? - спросила Серена, видя панику в глазах Чака.

- День святого Валентина. Я долго планировал этот вечер, и сегодня нет места для ваших споров. Сегодня я вам запрещаю, - заявил Чак.

- Ты такой сексуальный, когда говоришь со мной так, - прошептала соблазнительно Блэр, обнимая его.

- Меня от вас тошнит, - закатила глаза Серена, прежде, чем повернуться чтобы уйти. - Позвонишь мне завтра, Би, расскажешь как прошел вечер, в подробностях, но, прошу тебя, упусти некоторые детали.

- Пока, Эс, - ответила Блэр перед тем, как поцеловать Чака. Его стон был единственным ответом, до того, как он углубил поцелуй.

- Ты вернулась раньше, чем я рассчитывал, - сказал Чак тихо у ее губ, пока они стояли обнявшись.

- Мы с Сереной собирались пройтись по магазинам после обеда, но, как видишь она убежала от меня, - ответила Блэр, кивнув в сторону лифта, который только, что закрылся за блондинкой.

- Ты, правда, не злишься на нее? - спросил он, медленно чертя какие-то знаки на ее спине.

- Она единственная, кто разозлился сегодня, - сказала Блэр, обнимая его за шею и прижимаясь к нему. - Мне не на что злиться. Она надулась потому, что моя сексуальная жизнь лучше, чем у нее. Это не совсем новость для меня. Даже если он выучил несколько приемов, Нейт не идет ни в какое сравнение с тобой.

- Всегда приятно слышать, - усмехнулся он самодовольно. - Он опять забыл про День святого Валентина.

- Он мог бы забыть и голову, если бы она не была надежна прикреплена, - закатила глаза Блэр. Факт того, что Нейт забыл про День святого Валентина и в этом году неожиданно обрадовал ее. Где-то внутри она всегда думала, что он забывал, потому что ему было плевать на нее.

- Как думаешь, Серена сильно разозлиться? - спросил он. Он рассчитывал, что номер будет только их на весь вечер, но если Серена будет обижена, Нейт вернется раньше и испортит им настрой. В этом случае Чаку нужен был запасной план.

- Зависит от того, как он выкрутится, - ответила Блэр после недолгого размышления. - Если он притащит коробку шоколадных конфет и полузавядшие цветы, то у нее крышу снесет. Но, если он немного подумает, то все будет в порядке. Серене угодить не так уж трудно, она не я.

Прежде, чем Чак успел ответить, звякнул лифт, впуская Нейта, который с гордым видом нес коробку шоколадных конфет и дюжину розовых роз.

- Он труп, - сказал Чак до того, как Блэр озвучила эту же мысль. Она кивнула усмехнувшись, а Чак выругался в отчаянии, неохотно отпустил от себя Блэр и достал из кармана мобильный, - Я говорил, что не стану помогать, но ты не оставляешь мне выбора. Цветы и конфеты? Ты издеваешься?

- Я думал, это будет мило, - пожал плечами Нейт, мрачно глядя на внезапно ставшие жалкими, подарки.

- Банально, слово которое подойдет больше, - сказал Чак, просматривая контакты в телефоне, пока не нашел то, что искал. - Дай мне пять минут, и у тебя будет, чем порадовать Серену. И сделай мне одолжение, пока меня не будет - выбрось эти несчастные розы. Серьезно, Натаниэль, у тебя есть хоть одна романтическая кость в твоем теле?

- Я думал, что женщины любят розы, - заявил Нэйт, защищаясь, и, указав на неприлично шикарный букет в прихожей, добавил: - Он же подарил тебе розы.

- Нейт, эти цветы в нескольких шагах от того, чтобы отбросить все свои лепестки, - ответила Блэр. Она дотронулась до одного бутона и, словно в подтверждение ее слов, от него опали несколько лепестков.

- Они обошлись мне в сто баксов, - проворчал Нейт, с возмущением вспомнив милую пожилую женщину, продавщицу в магазине сувениров и подарков, в отеле Чака.

- Флорист ждал такого, как ты - хихикнула Блэр, она терпеливо ждала, пока вернется Чак, чтобы они могла продолжить то, на чем остановились. У нее еще было время до того момента, когда будет пора собираться на их таинственный вечер, и она была уверенна, что уговорит его найти какое-нибудь интересное занятие на это время.

- У тебя забронирован столик в "Aureole" на восемь. -заявил Чак, вернувшись в комнату. - Я сказал им, что это услуга специально для Чака Басса, поэтому вас ожидает королевское обращение, - заплати соответствующие чаевые. После обеда прокати Серену на конной повозке через Центральный Парк. После этого ты сам по себе. Делай что захочешь. только, избавь нас от подробностей.

- Чак, сейчас ты просто мой герой, - ответил Нейт, хлопнув друга по плечу в знак благодарности.

- Это не одолжение тебе или Серене, - заверил Чак. - Мои мотивы эгоистичны. Я не позволю тебе испортить мой вечер с Блэр. Кстати, Натаниэль, тебе не рады в этом доме сегодня вечером.

Блэр хихикнула, Чак подмигнул ей, и она опять вернулась в его объятья.

- Ну, в любом случае, я твой должник, - сказал Нейт, прежде, чем исчезнуть в своей комнате, что бы подготовится к свиданию.

- У нас все еще есть немного времени, до того, как тебе будет пора одеваться, - сказал Чак голосом, в котором слышалось желание, когда они, обнимая друг друга, пошли в сторону спальни. - Есть идеи, как мы можем заполнить это время?

- Есть несколько задумок, - улыбнулась она игриво. - И все они включают гораздо меньше одежды, чем сейчас на нас, и твою кровать.

- Ты лучшая девушка для такого парня, как я, - заявил он, когда она начала подталкивать его спиной к постели, а затем слегка толкнула его, так, что он упал на мягкий матрас.

- Ненасытная, такая же, как и ты, - усмехнулась она, начав раздеваться. Чак приподнялся на локти, чтобы увидеть это небольшое стрип-шоу. Когда она вернулась к нему, на ней были только темно красные трусики La Perla, которые он подарил ей на рождество.

- Красавица, - пробормотал он, запуская руки в ее волосы и притягивая к себе для поцелуя. У него всегда перехватывало дыханье, когда она раздевалась перед ним. По-началу она была застенчивой... да, и какая женщина не будет, учитывая, как много их у него было за эти годы. Теперь же, она не колеблясь скидывала свою одежду перед ним, и у нее определенно, нет оснований стесняться. Она была, без сомнения, самая красивая женщина, которую он когда-либо видел.

- На тебе слишком много одежды, Басс, - проворчала она у его губ.

- Значит есть какая-то ошибка в этом сценарии, - улыбнулся он и снова поцеловал Блэр.

- Раздевайся, - потребовала она, вытаскивая его рубашку из брюк.

- Все, что захочешь, - прошептал он перед тем, как повернуть ее так, чтобы их позиция изменилась. Ее удивленный визг, заставил его широко улыбнуться, когда он отстранился, чтобы снять рубашку и начал снимать брюки. Блэр потянула руки к пуговице на брюках. - Это будет быстрее, если ты придержишь свои пальчики при себе,- сказал он нежно, отведя ее руки в сторону и наклонившись, чтобы насладится ее губами еще раз.

- Я не могу, - рассмеялась она, протягивая руки снова, и снова мешая ему. - Ты как наркотик для меня. Мне нужна доза Чака.

- И ты получишь свое, если дашь мне раздеться самому, - заверил он, снова перехватив ее руки. Мягко поцеловав сначала одну, потом другую ладошку, он прижал их по бокам Блэр, придерживая их коленями, чтобы удержать на месте, пока он расстегивал молнию на брюках.

- Ты меня удивляешь, - заявила Блэр, когда он наконец отпустил ее руки, которыми она быстро заскользила по его голой груди, чтобы ласкать его кожу, пока он снимал брюки.

- И как я это делаю, любимая? - спросил он, перекатывая их еще, раз и возвращаясь в первоначальную позицию, так, чтобы она возвышалась над его обнаженным телом. Его руки легли на ее бедра, лаская кусочек кружева и шелка, который остался единственным барьером между ними.

- Это не то, что ты делаешь, - ответила она. - Это просто, то, кто ты.

- Я люблю тебя, - сказал он, когда последний лоскуток ее одежды был отброшен в сторону.

- Я люблю тебя, - ответила она.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:35 | Сообщение # 11
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline
***


- Блэр и Серена снова поругались, - сообщил Нейт своему лучшему другу. Они играли в бильярд, и Нейт уже остыл после утреннего недоразумения.

- Клянусь, когда-нибудь это закончится тасканием друг друга за волосы, - вздохнул Чак с легким раздражением. Он запланировал для них с Блэр идеальный вечер, который будет испорчен, если девушки быстро не решат свои проблемы. Блэр пыталась держать лицо во время их последней ссоры, но он – то знал, что скрывается за этим фасадом. - Из-за чего на этот раз?

- Ваша сексуальная жизнь, - заявил Нейт прямо.

- Ну, Блэр не стала бы жаловаться на это, так что я думаю, на этот раз это проблема Серены, - вздохнул он.

- Это я виноват, - объяснил Нейт. - Меня выбесила ваша активная деятельность с утра, и я сорвался на Серену. И еще мне кажется, я ревную. Блэр никогда не издавала таких звуков, когда была со мной.

- Я не знаю, что тебе на это ответить, - признался Чак, глядя на друга в недоумении.

- Да тут ничего и не скажешь,- заверил его Нейт. - Ты и Блэр любите друг друга. Я уверен, что это и есть объяснение. Она не любила меня.... по-крайней мере не так как, как она любит тебя. И мне нужно смериться с этим.

- Мы можем попытаться быть потише… - Чак запнулся, пытаясь найти слова. Сама мысль об этом была ему не приятна, но он не хотел обижать своего друга или выгонять его. После Блэр, Нейт был самым важным человеком в его жизни.

- Даже бы если я думал, что это возможно, в этом нет необходимости, - ответил Нейт. - Вы с Блэр заслужили быть счастливыми. А я постараюсь смириться с этим.

- Тебе намекнуть, как? - усмехнулся Чак.

- О, Боже, нет, - не удержался от смеха Нейт, - Но мы должны исправить эту штуку с Сереной и Блэр. Серена срывается с катушек, когда рядом нет Блэр, которая сдерживает ее, а это не очень хорошо для моих отношений.

- Мы не будем запирать их в лифте, как в прошлый раз, - заявил Чак, вспомнив, как зла на него была Блэр, и даже с учетом того, что они добились, чего хотели.

- Может, устроим двойное свидание сегодня вечером, чтобы разрядить обстановку? - предложил Нейт.

- Ты не учитываешь наши с Блэр планы на день святого Валентина, - возмутился Чак.

- Ты издеваешься? - воскликнул Нейт, с ужасом вытаращив глаза. - Сегодня день святого Валентина?

- То есть ты забыл? - засмеялся Чак. Хотя, он нисколько не удивился. Это была его работа напоминать Нейту об этом празднике на протяжении многих лет. Он развлекался тем, что нарочно ждал, и напоминал в последний момент. Теперь же ему было жаль друга. Он так облажался. – А, что по-твоему розы делают на столе?

- Я просто подумал, что ты опять ляпнул что-нибудь не подумав, как делаешь это время от времени, - заявил Нейт.

- Тогда это были бы розовые пиона, а не розы, - объяснил Чак.

- Можно я возьму дюжину твоих роз, - спросил Нейт.

- Ну, уж нет, - проворчал Чак. - Это цветы Блэр.

- Ну же, старик, я так попал, - умолял Нейт.

- Хотелось бы помочь тебе, но не за счет того, что Блэр будет злиться на меня, - заявил Чак, - Не сегодня.

- Я так облажался, - признался Нейт, посмотрев на часы, - Что ты приготовил? Может, я использую какую-нибудь из твоих идей?

- Даже не думай, - отрезал Чак, - Я часами планировал этот вечер. И я не допущу, чтобы ты перехватил все в последнюю минуту. Это не старшие классы, и не домашнее задание - ты не будешь у меня списывать.

- Ты сможешь один помирить Серену и Блэр? - спросил Нейт, с мольбой в глазах.

- Ты забываешь, с кем разговариваешь, - ответил Чак, с легкой обидой на слова друга, в голосе.

- Тогда удачи, приятель, - сказал Нейт, почти выбегая из пентахауса на поиски подарка для своей девушке. Чак
засмеялся, глядя на затруднительное положение своего друга. Он мог себе только представить каков был бы гнев, обрушившийся на него, если бы он забыл о дне святого Валентина.

Вздохнув, он начал прокручивать в голове планы по примирению подруг. Вариантов было не много, да и временные рамки поджимали. Он должен решить эту проблему быстро, потому что Блэр уже скоро начнет готовиться к их вечеру.

В обычный день он бы дал им разобраться самим. Но, сегодня не обычный день. И он знал свою девушку. Она будет делать вид, что ничего не случилось, но один ее взгляд скажет, как сильно ситуация с Сереной беспокоит ее, - так было всегда.

Звоночек лифта прервал его мысли. Он ожидал появления Нейта или Блэр, но вместо них он обнаружил вылетевшую из лифта блондинку, его сводную сестру. Ее взгляд сделался диким, когда она увидела розы на столике в прихожей.

- Если ты ищешь Натаниэля, то вы только, что разминулись с ним, - заявил Чак.

- Тебе нужно держать в узде свою девушку. Она вышла из под контроля, - зашипела Серена с порога, тыча пальцем в его сторону.

- Из-за чего вы поссорились на этот раз? - вздохнул Чак, закатывая глаза.

-Она просто . . . она сказала. . . - Серена замялась, она не могла придумать слов, чтобы объяснить из-за чего они поссорились.

- Ты не знаешь из-за чего вы поругались? - спросил Чак, с любопытством глядя на Серену. - Если ты злишься на Блэр, потому, что думаешь, что Натаниэль раздражен из-за нас, я могу тебя заверить, что он уже отошел.

Серена продолжала подыскать слова, чтобы все высказать Чаку, когда звонок лифта прервал ее мысли. Чак почувствовал соблазнительный аромат духов Блэр еще до того, как двери лифта открылись.

- Привет, детка, - поприветствовала Чака Блэр прежде, чем повернуться с Серене. Чак был удивлен ее хорошим настроением. Ее улыбка была настоящей. Даже ее «привет» Серене было счастливым и радостным. Это выглядело так, будто она понятие не имеет, что они поссорились с блондинкой.

Когда Блэр дружески обняла Серену, у той отвисла челюсть.

- Блэр, дорогая, - начал Чак неуверенно, - Натаниэль и Серена создали у меня впечатление, что, возможно, ты и твоя лучшая подруга снова в ссоре.

- Ты говоришь о обеде? - слегка рассмеялась Блэр. - Ничего не было, - она замолчала и посмотрела на свою подругу. - Ведь так?

- Твоя подруга залетела сюда чуть ли не с ружьем наперевес, - заявил Чак. Ему хотелось прикусить язык, он не знал, почему не промолчал в этот момент.

-Ты все еще расстроена тем, что мы обсуждали за обедом? - спросила Блэр удивленно. - Если я сказала что-то, что обидело тебя, прости.

- Кто ты, и что ты сделала с Блэр Уолдорф? - спросил Чак, внимательно вглядываясь в Блэр. Она была само спокойствие.

- Да, что с вами такое? - спросила Блэр, уставившись на своего парня и подругу. - И вообще, Эс, давай признаем, мы говорили друг другу и худшие вещи. И я думаю это, не повод злиться, но если ты хочешь, я могу поработать над злостью и тоже обидеться.

- Нет, - быстро прервал ее Чак, - Сегодня не подходящий день для ваших разногласий. Выберете любой другой, но не сегодня.

- А что такого особенного в сегодняшнем дне? - спросила Серена, видя панику в глазах Чака.

- День святого Валентина. Я долго планировал этот вечер, и сегодня нет места для ваших споров. Сегодня я вам запрещаю, - заявил Чак.

- Ты такой сексуальный, когда говоришь со мной так, - прошептала соблазнительно Блэр, обнимая его.

- Меня от вас тошнит, - закатила глаза Серена, прежде, чем повернуться чтобы уйти. - Позвонишь мне завтра, Би, расскажешь как прошел вечер, в подробностях, но, прошу тебя, упусти некоторые детали.

- Пока, Эс, - ответила Блэр перед тем, как поцеловать Чака. Его стон был единственным ответом, до того, как он углубил поцелуй.

- Ты вернулась раньше, чем я рассчитывал, - сказал Чак тихо у ее губ, пока они стояли обнявшись.

- Мы с Сереной собирались пройтись по магазинам после обеда, но, как видишь она убежала от меня, - ответила Блэр, кивнув в сторону лифта, который только, что закрылся за блондинкой.

- Ты, правда, не злишься на нее? - спросил он, медленно чертя какие-то знаки на ее спине.

- Она единственная, кто разозлился сегодня, - сказала Блэр, обнимая его за шею и прижимаясь к нему. - Мне не на что злиться. Она надулась потому, что моя сексуальная жизнь лучше, чем у нее. Это не совсем новость для меня. Даже если он выучил несколько приемов, Нейт не идет ни в какое сравнение с тобой.

- Всегда приятно слышать, - усмехнулся он самодовольно. - Он опять забыл про День святого Валентина.

- Он мог бы забыть и голову, если бы она не была надежна прикреплена, - закатила глаза Блэр. Факт того, что Нейт забыл про День святого Валентина и в этом году неожиданно обрадовал ее. Где-то внутри она всегда думала, что он забывал, потому что ему было плевать на нее.

- Как думаешь, Серена сильно разозлиться? - спросил он. Он рассчитывал, что номер будет только их на весь вечер, но если Серена будет обижена, Нейт вернется раньше и испортит им настрой. В этом случае Чаку нужен был запасной план.

- Зависит от того, как он выкрутится, - ответила Блэр после недолгого размышления. - Если он притащит коробку шоколадных конфет и полузавядшие цветы, то у нее крышу снесет. Но, если он немного подумает, то все будет в порядке. Серене угодить не так уж трудно, она не я.

Прежде, чем Чак успел ответить, звякнул лифт, впуская Нейта, который с гордым видом нес коробку шоколадных конфет и дюжину розовых роз.

- Он труп, - сказал Чак до того, как Блэр озвучила эту же мысль. Она кивнула усмехнувшись, а Чак выругался в отчаянии, неохотно отпустил от себя Блэр и достал из кармана мобильный, - Я говорил, что не стану помогать, но ты не оставляешь мне выбора. Цветы и конфеты? Ты издеваешься?

- Я думал, это будет мило, - пожал плечами Нейт, мрачно глядя на внезапно ставшие жалкими, подарки.

- Банально, слово которое подойдет больше, - сказал Чак, просматривая контакты в телефоне, пока не нашел то, что искал. - Дай мне пять минут, и у тебя будет, чем порадовать Серену. И сделай мне одолжение, пока меня не будет - выбрось эти несчастные розы. Серьезно, Натаниэль, у тебя есть хоть одна романтическая кость в твоем теле?

- Я думал, что женщины любят розы, - заявил Нэйт, защищаясь, и, указав на неприлично шикарный букет в прихожей, добавил: - Он же подарил тебе розы.

- Нейт, эти цветы в нескольких шагах от того, чтобы отбросить все свои лепестки, - ответила Блэр. Она дотронулась до одного бутона и, словно в подтверждение ее слов, от него опали несколько лепестков.

- Они обошлись мне в сто баксов, - проворчал Нейт, с возмущением вспомнив милую пожилую женщину, продавщицу в магазине сувениров и подарков, в отеле Чака.

- Флорист ждал такого, как ты - хихикнула Блэр, она терпеливо ждала, пока вернется Чак, чтобы они могла продолжить то, на чем остановились. У нее еще было время до того момента, когда будет пора собираться на их таинственный вечер, и она была уверенна, что уговорит его найти какое-нибудь интересное занятие на это время.

- У тебя забронирован столик в "Aureole" на восемь. -заявил Чак, вернувшись в комнату. - Я сказал им, что это услуга специально для Чака Басса, поэтому вас ожидает королевское обращение, - заплати соответствующие чаевые. После обеда прокати Серену на конной повозке через Центральный Парк. После этого ты сам по себе. Делай что захочешь. только, избавь нас от подробностей.

- Чак, сейчас ты просто мой герой, - ответил Нейт, хлопнув друга по плечу в знак благодарности.

- Это не одолжение тебе или Серене, - заверил Чак. - Мои мотивы эгоистичны. Я не позволю тебе испортить мой вечер с Блэр. Кстати, Натаниэль, тебе не рады в этом доме сегодня вечером.

Блэр хихикнула, Чак подмигнул ей, и она опять вернулась в его объятья.

- Ну, в любом случае, я твой должник, - сказал Нейт, прежде, чем исчезнуть в своей комнате, что бы подготовится к свиданию.

- У нас все еще есть немного времени, до того, как тебе будет пора одеваться, - сказал Чак голосом, в котором слышалось желание, когда они, обнимая друг друга, пошли в сторону спальни. - Есть идеи, как мы можем заполнить это время?

- Есть несколько задумок, - улыбнулась она игриво. - И все они включают гораздо меньше одежды, чем сейчас на нас, и твою кровать.

- Ты лучшая девушка для такого парня, как я, - заявил он, когда она начала подталкивать его спиной к постели, а затем слегка толкнула его, так, что он упал на мягкий матрас.

- Ненасытная, такая же, как и ты, - усмехнулась она, начав раздеваться. Чак приподнялся на локти, чтобы увидеть это небольшое стрип-шоу. Когда она вернулась к нему, на ней были только темно красные трусики La Perla, которые он подарил ей на рождество.

- Красавица, - пробормотал он, запуская руки в ее волосы и притягивая к себе для поцелуя. У него всегда перехватывало дыханье, когда она раздевалась перед ним. По-началу она была застенчивой... да, и какая женщина не будет, учитывая, как много их у него было за эти годы. Теперь же, она не колеблясь скидывала свою одежду перед ним, и у нее определенно, нет оснований стесняться. Она была, без сомнения, самая красивая женщина, которую он когда-либо видел.

- На тебе слишком много одежды, Басс, - проворчала она у его губ.

- Значит есть какая-то ошибка в этом сценарии, - улыбнулся он и снова поцеловал Блэр.

- Раздевайся, - потребовала она, вытаскивая его рубашку из брюк.

- Все, что захочешь, - прошептал он перед тем, как повернуть ее так, чтобы их позиция изменилась. Ее удивленный визг, заставил его широко улыбнуться, когда он отстранился, чтобы снять рубашку и начал снимать брюки. Блэр потянула руки к пуговице на брюках. - Это будет быстрее, если ты придержишь свои пальчики при себе,- сказал он нежно, отведя ее руки в сторону и наклонившись, чтобы насладится ее губами еще раз.

- Я не могу, - рассмеялась она, протягивая руки снова, и снова мешая ему. - Ты как наркотик для меня. Мне нужна доза Чака.

- И ты получишь свое, если дашь мне раздеться самому, - заверил он, снова перехватив ее руки. Мягко поцеловав сначала одну, потом другую ладошку, он прижал их по бокам Блэр, придерживая их коленями, чтобы удержать на месте, пока он расстегивал молнию на брюках.

- Ты меня удивляешь, - заявила Блэр, когда он наконец отпустил ее руки, которыми она быстро заскользила по его голой груди, чтобы ласкать его кожу, пока он снимал брюки.

- И как я это делаю, любимая? - спросил он, перекатывая их еще, раз и возвращаясь в первоначальную позицию, так, чтобы она возвышалась над его обнаженным телом. Его руки легли на ее бедра, лаская кусочек кружева и шелка, который остался единственным барьером между ними.

- Это не то, что ты делаешь, - ответила она. - Это просто, то, кто ты.

- Я люблю тебя, - сказал он, когда последний лоскуток ее одежды был отброшен в сторону.

- Я люблю тебя, - ответила она.


***


- Ровно шесть, - заявила Блэр, входя в гостиную в длинном, темно-красном вечернем платье, с каштановыми локонами, каскадом лежащими на ее плечах. Она знала, что он уже пятнадцать минут расхаживал по гостиной ожидая ее. Когда он пришел переодеваться в свой смокинг от Armani, она все еще была в ее шелковом халате. И когда он уходил из комнаты, она еще даже не начала собираться.

Чак обернувшись на звук ее голоса, не знал, что сказать, глядя на картинку перед ним. Единственное слово, крутившееся в голове, было "красивая".

Блэр повернулась, демонстрируя ему молочную кожу спины в низком вырезе платья.

- Кое -чего не хватает, - сказал он, обретя, наконец, способность говорить. Он протянул знакомый черный футляр. Она улыбнулась, и ее глаза заблестели, когда под крышкой оказалось ее колье от Erickson Beamon.

- Как тебе удалось достать его из сейфа моей матери? - спросила она.

- Тебя действительно интересует этот вопрос? - ухмыльнулся он, доставая ожерелье и застегивая его на шее Блэр.

- Нет, но мне всегда нравится слышать твой ответ, - сказала она, повернувшись и нежно его поцеловав. Отстранившись, она ждала неизбежного ответа.

- Я - Чак Басс, - одарил он ее красивой улыбкой.

- Ты, определенно, он, - хихикнула она, снова поцеловав, на этот раз, прижимаясь ближе. Она углубила поцелуй, так, что ему пришлось отпрянуть со стоном сожаления.

- Нам пора идти, - объяснил он, утягивая ее к лифту. Пока они ждали его, он приобнял Блэр за плечи, поцеловав нежную кожу на ее затылке, когда она сдвинула волосы в сторону, потому что не мог устоять.

Проходя через лобби отеля, они притягивали к себе взгляды гостей и сотрудников, которые останавливались, чтобы полюбоваться на шикарную пару. Но они не обратили на это внимание, слишком увлеченные друг другом, чтобы заметить чужие взгляды.

В лимузине их приветствовал еще один огромный букет роз.

- Чак, ты балуешь меня, - сказала Блэр, когда он, взяв одну розу и провел нежными лепестками по ее щеке.

- Привыкай, - ответил он. - Я знаю, как ты разочаровывалась в этот день на протяжении многих лет, и моя цель сегодня стереть все эти воспоминания.

- Твоя цель уже достигнута, - выдохнула Блэр, прильнув к нему. Обняв его за плечи, Блэр прижалась с нежностью к его груди. Он с гордостью улыбнулся, и поцеловал ее в макушку.

Лимузин остановился перед одним из самых романтичных ресторанов в Нью-Йорке. Это был ресторан, где Блэр всегда хотела побывать, но никогда не имела возможности сделать это. Чак вышел из машины и подал ей руку, прежде, чем к
ним подошел водитель. В ресторане их быстро проводили в отдельный приватный зал, где их встретили, как королевскую чету. На столе Блэр ожидал еще больший букет роз, чем дома и бутылка ее любимого винтажного шампанского. В меню были только ее любимые блюда, Чак настоял на этом, когда планировал этот ужин еще месяц назад.

После ужина, Блэр предполагала, что они вернутся домой, но их следующей остановкой был Линкольн-центр, где у них была забронирована вип-ложа на "Лебединое озеро", любимый балет Блэр. Он видел эту постановку несколько раз, поэтому сегодня весь вечер просто наблюдал за реакцией Блэр. Чак во многом пересмотрел свои взгляды на балет, когда предательская слезинка скользнула по ее щеке в конце постановки.

- Вернемся в пентхаус? - с надеждой спросила она, когда они подошли взять ее накидку.

- Скоро, - прошептал он ей на ухо, укрывая ее плечи. Он почувствовал ее дрожь и улыбнулся от удовольствия. Он знал ее дрожь не имела ничего общего с прохладным воздухом. Ее нервные окончания готовились к продолжению вечера, который, и Блэр знала это, ее ждет, как только они вернутся домой.

Она надула губки, когда он вел ее обратно к лимузину. Чак не смог устоять перед желанием на мгновение остановиться и поцеловать ее до того, как вернуться в машину.

- Этот вечер был идеальным, - сказала Блэр, когда они сели в лимузин, чтобы отправится в еще один таинственный пункт назначения.

- Это еще не все, - заверил ее он, заскользив руками по хрупким плечам, сдвигая шелковую накидку и открывая молочную кожу. Она вздрогнула еще раз. Чак волнуясь, что пока они шли от театра она могла замерзнуть начал проводить руками по ее, чтобы согреть, она же чувствовала себя так, как будто пылала в огне. - Ты нормально себя чувствуешь?

- Пообещай, - кивнула она. - Что, то место, куда мы сейчас едем, будет последней остановкой, перед тем, как мы вернемся домой.

- Насколько ты уже завелась? - спросил он у ее виска, в то время, как его пальцы вырисовывали узоры на ее руках.

- Настолько, что меня так и подмывает задрать свой подол и показать тебе, что я не одела трусики, - ответила Блэр и повернулась, чтобы поймать его губы. Проурчав, что-то она углубила поцелуй, на что ему ничего не оставалось, как обхватить ее за плечи и притянуть к себе покрепче. Сейчас ему хотелось, чтобы она не проговорилась, что без белья под платьем, которое он выбирал несколько часов.

- Ты играешь с огнем, - простонал Чак, заставляя себя отодвинуться.

- Ты тоже, - ответила Блэр, снова прижимаясь к нему с расчетом соблазнить и его продолжить начатое. К счастью, лимузин остановился именно в этот момент. Чак быстро вылез из машины, удивив Блэр, которая привыкла к его неторопливости. Он удивилась еще больше, когда Чак помог ей выйти, и она увидела небоскреб напротив и встречающего их менеджера по связям с общественностью Эмпаер стейт билдинг.

- Я всегда хотел быть Керри Грантом, но только если ты будешь Деброй Керр, - прошептал ей на ухо Чак, пока управляющий сопровождал их в здание.

-Как ты это сделал? - спросила она в ответ. Она знала, что Эмпайр стейт билдинг закрыт для зрителей в день святого Валентина.

- Я должен повторить это снова? - приподнял он бровь.

- Ты - Чак Басс, - Блэр пыталась изобразить его тон и интонацию. Получилось не так, как у него, но было близко по смыслу.

- Я твой Чак Басс, - поправил он ее, когда они входили в ожидавший их лифт.

Как только они прибыли на 102 этаж и вышли на обзорную площадку, управляющий куда-то исчез, как и было обговорено несколько недель назад. Ее ждал еще один гигантский букет роз, вместе с бутылкой шампанского в ведерке со льдом, двумя бокалами и двенадцатью, покрытых шоколадом ягодок клубники. Блэр услышала приглушенные звуки музыки, когда они подошли к карнизу здания.

- Вид отсюда невероятный, - выдохнула Блэр, глядя на Нью-Йорк под ногами. Хлопнула пробка шампанского, оглянувшись, она увидела, что Чак налил два бокала. - Если ты думаешь, что алкоголь повысит твои шансы получить меня сегодня, - усмехнулась она, - То, это лишнее, я - то, что всегда будет твоим.

- Я знаю, - он посмотрел, на нее на мгновение дольше, чем необходимо, перед тем как, сделать первый глоток искрящихся пузырьков и поставить бокал на стол. - Потанцуй со мной, - попросил он, протягивая ей руку. Она шагнула в его объятия, медленно раскачиваясь с ним в такт музыке.

- Идеальный вечер, - вздохнула Блэр, положив голову ему на плечо. - Идеальное свидание. Идеальный день святого Валентина.

-Я люблю тебя, Блэр, - сказал Чак, целуя ее.

Они потанцевали еще несколько минут, пока Блэр не кинула взгляд на шоколадную клубнику во второй раз. Чак проследил за ее взглядом, - Готова к десерту?

Она кивнула, и он взял одну ягодку и аккуратно поднес к ее губам, чтобы она откусила. Клубничный сок заскользил по подбородку и Чак быстро слизнул сладкую жидкость. Его губы продолжили свой путь и захватили ее рот. Он чувствовал вкус клубники и шоколада на ее губах и думал, что наверно никогда еще не желал ее так сильно.

- Я люблю тебя, - ответила она с улыбкой, которая освещала для него весь мир, - Поехали домой.

Чаку не нужно было повторять дважды, он развернулся к лифту.

Каким то чудом одежда оставалась на них всю дорогу до отеля и пока они поднимались в пентхаус, но не дольше. Платье Блэр упало на пол, как только она вышла из лифта с его камерами внутри. К нему присоединился галстук и пиджак Чака. Его руки исследовали ее тело, пока она отчаянно пыталась стянуть его рубашку и брюки, задача усложнялась тем, что все это время их губы не отрывались друг от друга.

Оценив расстояние между местом, где они были и их кроватью, Чак подхватил ее на руки и понес в свою комнату.

- Неплохо для моего первого Валентина, - восхищенно сказал он, нависая над ней.

- Чак, - хихикнула она, слегка шлепнув его по груди, и игриво, притянула его к себе.

- Я серьезно, красавица, я вложил всего себя в этот день и вечер и ты тому причина, - проговорил он, глядя ей в глаза, так, что она могла видеть насколько искренни его слова. - Ты моя первая Валентинка и даст Бог, последняя. Я люблю тебя, Би.

- Я тоже люблю тебя.

- А сейчас, приготовься к длинной ночи, - усмехнулся он, скользнув в нее медленно, - Такой, какой у нас с тобой еще
никогда не было.

- Смелое утверждение, Басс - задумчиво протянула онаю - Ты уверен в своих силах?

- С тобой, всегда, Уолдорф, - усмехнулся он, захватывая ее губы.

Восемнадцать лет, Чак Басс отказывался отмечать день, который для большинства людей был днем любви. Теперь же его удивляло то, что - ему было жаль, что такой день в году только один. Одного дня не достаточно, чтобы отпраздновать их любовь с Блэр. Но в тот вечер он отбросил эти мысли в сторону, чтобы сосредоточится на более важных вещах. Он был Чак Басс и впервые в его жизни, он был влюблен.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:37 | Сообщение # 12
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


Дева и искуситель.
VIRGINS AND DEMONS

Оригинал

Автор: Sky Samuelle

Бета: Ministrelechka.

Рейтинг: NC-17

Самари:
Ночь после Виктролы глазами Блэр.

Обсуждение

Примечания переводчика:
Посвещается моим любимым Санни, Майклу и Хаппи, - "ну тогда ищи сама", которой, и заставило меня поискать самой и найти в итоге этого замечательного автора.

Моей бете, Ministrelechkе, как всегда - спасибо.

И как всегда. Приятного чтения!


* * *


Все. Я официально больше не девственница. У меня был мой первый раз.

Странно, что осознание потери вот так нахлынуло на нее.

Всего пять минут назад, она сидела на его коленях, упираясь ногами в сиденье, обхватив его. Ее руки сжимали его плечи, в то время как его пальцы ласкали ее, а он бормотал грубые, пошлые ласки ей на ухо.

Лишь пять минут назад, она была раскрыта и желала его, стонала без стыда и запретов, закрыв глаза и откинув голову назад. И в то же время она пыталась остаться в сознании, чтобы запомнить, на будущее, все те потайные местечки, которые так искусно находили его пальцы и касаясь именно так, как нужно – заставляли ее нутро сжиматься и дрожать в том, что, как она думала, и было оргазмом.

Кто ж знал, что это вообще возможно? Она всегда была уверена, что девушка должна быть... ну, не девственницей, чтобы получить удовольствие от... хм, контакта.

Боже, я думаю как ханжа! Неудивительно, что я так нервничаю.

Еще пять, даже две секунды назад, у нее не было проблем с тем, что он лишает ее девственности. Сказать по правде, она стремилась к этому с каким-то безумным любопытством, и, наконец, - теперь, внезапно все стало иначе.

Растаяла ее уверенность, вызванная ее мятежным выступлением на сцене бурлеск клуба, где она обнаружила, что она может вот так танцевать, и просто перестать быть Блэр Уолдорф, надломленной, с разбитым сердцем, которая просто не привыкла, что на нее смотрят с вожделением. И стать, лишь на одну ночь, неконтролируемой, дикой, - девушкой, от которой онемел и трепещет даже сам Чак Басс.

Внезапно Блэр вспомнила: кто она, в чьем лимузине она лежит, и с КЕМ это делает.

Все это привело к мысли, что теперь, когда Чак Басс был внутри нее, она вообще не имела не малейшего понятия, что ей делать.

- Я не сделал тебе больно?

Голос Чака, звучал как-то иначе, она никогда не слышала его таким. Грубым и мягким одновременно, со сбившимся дыханием... Она попыталась не обращать внимания на всю неловкость момента, напомнив себе, что он не какой-то там незнакомец, а вообще-то один из ее близких друзей.

- Немного, - прошептала она робко и почувствовала, что краснеет, когда заметила какая она мягкая и расслабленная по сравнению с его телом.

Это было совсем не так, как она ожидала, и совершенно не похоже на случайный секс, как она себе его представляла, после всех этих рассказов и шуток Серены. Это не было беспечно, просто или несущественно.

Во-первых, она чувствовала себя очень голой, уязвимой и беззащитной лежа под Чаком. Никогда раньше ей не приходило в голову, насколько он крупнее, сильнее, больше ее, а теперь, осознав это, она никак не могла придти в себя.

Или справится с тем, как невероятно близко он был сейчас, над и вокруг нее.

Боже, он был...хм, голый, и ей было очень... очень необычно осознавать как его обнаженная, влажная кожа касается ее. Его тело было сильным и подтянутым, и Блэр наслаждалась, раздевая его, открывая его для своих любопытных взглядов, в то время как он делал тоже самое с ней.

На одно безумное мгновение ей захотелось узнать, что он думает о ее неловких, несмелых ласках, в то время как ее руки изучали и возбуждали его. Ее глаза внимательно следили за его реакцией, когда она делала то или это. Но потом Блер ярко вспомнила его глубокие, возбуждающие стоны, и то, как он взял ее руку в свою, и повел ее вниз, желая, чтобы она коснулась...

Наглядное подтверждение его ощущений в ее руках, и то, какой отчетливый звук он украл у нее проведя губами по ее соску в первый раз, сделали все еще более острым и пугающим.

Не было слов чтобы описать ощущение, его внутри нее, так глубоко... такой большой... неудобно и сильно.

Он никогда так не пугал ее за все время их знакомства, даже когда на то были причины. Но сейчас все было иначе: это было странно и тревожно, - ощущать его внутри, как он растягивает ее, приспосабливает под себя.

Ей понадобилось несколько мгновений, чтобы погасить вспышку гнева где-то внутри ее разума, потому что Чаку Бассу было не место там, между ее бедер, и она хорошо знала это, но она отчего-то нуждалась в нем.

Она вообще не должна нуждаться в нем, только не так, не тогда, когда ее мысли о Нейте мечутся в голове и кажутся чем-то посторонним и нелогичным. Парень всей ее жизни казался чужим, не более реальным, чем фантазия.

Это было не нормально, как с ней связан другой парень... мужчина, она не могла думать о нем никак иначе сейчас. Не нормально, что ее так волнует и возбуждает, то что он, зная все о ней, видя ее всю он все еще думает, что она красивая.

Невероятная.

Еще более поразительным для Блэр было то, что она отреагировала на это с такой признательностью. Она не ожидала, что он не станет торопить ее, и будет нежно гладить, что бы успокоить ее нервы.

Блэр вздрогнула.

Чак поцеловал ее в висок; его дыхание было горячим, даже на ее пылающей щеке.

- Будет лучше, - уверил он ее. - Просто доверься мне.

Его тон был немного напряженным, не самоуверенным и сексуальным, как обычно, и осознание этого явного различия, вызвало у Блэр какой-то трепет, которому она даже не могла придумать название. Это было чувство, в котором переплелись страх и ощущение победы.

Чак вошел глубже, и Блэр ахнула, на не совсем приятное ощущение.

Она вцепилась в него, когда он начал двигаться, установив нежный, дразнящий ритм.

Боль и жжение, раз за разом, она извивалась и инстинктивно отвечала, поднимая бедра, чтобы встретить его.

Это было странно и удивительно, - выгибать вот так спину дугой, разводить бедра чуть шире, позволяя ему проникать глубже, входить и возвращаться вновь, наполняя ее все больше и сильнее.

Ее грудь была сейчас прижата к его груди и, она слышала его шипение, когда ее ногти царапнули кожу его лопаток.

В ней снова расцветала уверенность, и легкая улыбка вернулась на ее губы, хотя лишь на два удара сердца, а затем исказилась в гримасе.

Волна эмоций, поднималась и накрывала ее, ускоряя биение ее сердца с каждым дюймом, что он проникал глубже в нее. И нет, это не было удовольствием.

Это было довольно примитивное, тёмное желание со смесью боли, которое не заботилось о ее физическом дискомфорте. Это дикое, безумное желание быть наполненной, покаренной, насыщённой.

Необходимой.

Она поцеловала его в шею, потерлась носом о его щеку и немного отчаянно уткнулась губами в ямочку ключицы, промурчав что-то и только потом осознав, что она только что сделала.

Что? Мурлыкала?

Блэр с силой дернула его за волосы, чтобы вернуть его губы к своим. Она целовала его глубоко и неистово, заставляя замолчать свой гиперактивный разум.

Она снова становилась той дикой, неизвестной девушкой, что танцевала на сцене сегодня, ускользая от всего, чем была до сегодняшнего дня.

Она потерялась и это было хорошо, потому что она хотела быть потерянной. И никогда не обретенной вновь. И она была благодарна, по-настоящему благодарна, Чаку за то, что он держал ее так близко, когда все то, о чем она мечтала срывалось вниз. Молча убеждая ее, что даже, если ее мир рухнет, она не будет сломлена, ей не будет холодно и она не будет одна.

Ощущая его вес над собой, она чувствовала себя цельной и защищенной, живой и теплой. Потому что чувствовала всю силу, всю страсть, что текла в его теле, проникающую в нее, при каждом движении его бедер, каждом движении рук на ее теле.

Она приспособилась к его темпу и дискомфорт, медленно угас, оставив только странный восторг и сложно объяснимое удовлетворение, от осознания того, каким был Чак Басс. Того, что ей было неведомо раньше: его прикосновения, отзывающиеся по всему телу, его поцелуи на ее повлажневшей коже, вкус его губ прижимающихся к ее рту, его запах, окутавший ее.

Ей просто не верилось в то, как естественно, она двигается в такт с ним - прижимаясь к нему сильнее, резче, притягивая еще ближе. Это было так просто, пугающе интимно, немного болезненно... знакомо... будто возвращение домой.

Сейчас он был больше, чем просто привлекательным, - почти красивый в том, как он весь напрягся и приподнялся над ней, чтобы быть глубже внутри нее. Его руки держали ее жестче, а его лицо, нависшее над ней с выражением... наполовину смущенным, наполовину самодовольным, и с одной четвертью порока, в то время, как ее руки скользили по его спине, ощущая как его мышцы напрягаются от ее осторожных прикосновений.

Это было потрясающе, даже немного сюрреалистично, то, как кружилась ее голова и что-то раскручивалось у нее внутри подводя к самому краю...

Неистовые... они становились неистовыми.

В этой машине и в этот момент не было место для Блер Уолдорф и Чака Басса.

Была только девушка, танцевавшая на сцене - дикая и свободная, и красивый молодой мужчина, который прожигал ее взглядом с нескрываемым изумлением и восхищением.

Если бы это было кино, нам было бы суждено быть вместе.

Это была последняя, связная мысль, до того, как Блэр лишилась разума. Лишь две секунды, чтобы захватить побольше воздуха, закусить губу и упасть во взрыв белого света.
 
mio-mioДата: Суббота, 04.08.2012, 19:39 | Сообщение # 13
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


Worst Reunion Sex Ever.

Оригинал

Автор: BlairCorneliaBass

Рейтинг: NC-17,

Самари: Сразу после финальной сцены 2х25.

Обсуждение

Примечания переводчика: У этого фика осталось оригинальное название. Это не потому что мне было лень переводить)) Просто мне кажется так лучше.
И да - это тот самый фик который мы так долго обсуждали и спойлерили с Signs))
Есть много фиков пост 2х25, этот несколько выделяется их общего ряда.
На этот раз перевод без беты, Ministrelechkа, дорогая, я по тебе скучаю.

PS 10/08/12/ Спасибо OlyaP за то что взялась и отбетировала данный текст, хорошая бета это прекрасно, и мне всегда на них везет.

Как всегда - Приятного чтения.


- Я люблю тебя, - выдохнул он в ее губы в пятый раз, и она, наконец, прижалась к нему в поцелуе. Тело Блэр льнуло к нему так близко, как это возможно, ее руки сжимали его затылок, а настойчивый рот обрушивался на его губы. И в этот момент Чак почти не замечал, что толпа Нью-Йорка суетится вокруг них. 

Отстранившись наконец, все еще задыхаясь, Блер смотрела на него, как будто не веря.
Взяв его за руку, она открыла дверь лимузина и втащила его внутрь. 

- Куда мы поедем? - спросил он, когда они оказались внутри. 

Она посмотрела на него краем глаза и положила руку на интерком. 

- Не важно, куда мы поедем, Басс, важно, что будем делать, - она подмигнула и, нажав на кнопку связи с водителем, сказала шоферу, что им нужна экскурсия по городу. 

Затем набросилась на него. 

- Можешь поверить в это, Басс? - спросила она между поцелуями, расстегивая его рубашку - Сколько прошло с тех пор, как мы делали это? 

Он закрыл глаза и откинул голову назад, пытаясь сосредоточится на вопросе, потому, что она спустилась поцелуями к его шее. 

Прошлая неделя была адом - половина его говорила, что она простит его за то, что он снова оставил ее, половина - кричала, что это была последняя капля. И это было чудом для него, что Блер сейчас в его руках, практически пожирает его, будто она голодающий, а он крем-брюле. И большая часть его хотела просто сесть и отпраздновать, тот факт, что она рядом. 

- Целый год, - наконец ответил он, сняв ее зеленое пальто. 

Она расстегнула платье и начала стягивать его с себя. 

- Я скучала по твоему лимузину. Очень. 

Он рассмеялся, но его смех быстро оборвался, как только она полностью сняла платье. Он пробежался глазами по ее телу, ее податливая грудь в белом кружевном бра, в дуэте с такими же трусиками, и чулки цвета слоновой кости, облегающие ее длинные ноги. Как он смог держать себя подальше от нее и ее великолепного тела так долго? 

- Это было дохрена, как долго, Блэр, - выдохнул он хрипло, накрывая ее тело своим и укладывая их на пол лимузина. Она прижалась к нему, чуть царапнула кожу на его груди. Ее бедра прижались к его, дразня, возбуждая еще больше, так, как делала только она, и он застонал, чувствуя, что может кончить только от этого. 

И не потому, что у него давно не было ее. Или потому, что у него долго не было секса вообще. Просто каждое ее движение заставляло его дрожать от желания. Прошел месяц с тех пор, как он привел домой балерину, после которой решил, что ему больше не нужно так жить. Сказать бы, на то не было причин, но он больше так не хотел. И целый месяц у него никого не было, и, как оказалось, этого стоило ждать, потому что в награду он получил ту, которую хотел больше всего. 

То, как она заставила его перевернуться и уселась сверху, оседлав его бедра, то, как медленно сняла лифчик, - он знал, все это действует на него так - просто потому, что это она. Только Блэр разжигала такие чувства в нем, только, когда они вдвоем, они создавали фейерверк, начиная с самого простого движения. Вид ее каштановых локонов, обрамляющих лицо, губы в озорной улыбке и дерзкая грудь с идеальными розовыми сосками - все это заставляло вскипать его кровь. 

- Боже, ты прекрасна, - прошептал он, проведя по ее волосам и притягивая ее для поцелуя. 

Ее грудь теперь касалась волос на его груди, терлась об него, он снова застонал и положил руки на ее попку. Она прикусила его губу и прижалась к нему бедрами. 

Он мог поклясться, что сейчас все было так, будто он никогда не делал этого раньше, словно он снова вернулся ко временам школы и не знал, что делать. И это было правдой - у него никогда не было такого секса прежде - когда оба любят и знают об этом. 

И он готов был это признать - это было чертовски невероятно. 

Почувствовав, как напряжение раскручивается в его теле, Чак стиснул зубы. Он должен оказаться внутри нее как можно скорее. 

Похоже ее посетила та же идея, потому что ее руки прошлись по его животу и начали расстегивать брюки. Он затаил дыхание, когда она взяла его пульсирующий член в руку и придвинулась ближе. 

Но затем Блэр наклонилась к нему, ее волосы ласково прошлись по его коже, и она посмотрела ему в глаза. И только тогда он заметил, что там были слезы. Она прижалась губами к его губам, очень нежно, потом потерлась щекой о его щеку. 

- Я так сильно тебя люблю, - прошептала она ему на ухо, прежде чем одним плавным движением впустить его глубоко в себя. 

- Черт, - воскликнул он, делая движение навстречу ей. 

И прежде, чем он успел остановить себя или, возможно, восстановить контроль, он дернулся внутри нее и... Уже оргазм. 
Когда мир перестал вращаться вокруг него, и он пришел в себя, Чак все еще не мог открыть глаза. Он знал, что они оба хрипло дышат, но ему казалось, что вокруг мертвая тишина. Чак едва мог думать, и в его голове билось лишь безжалостное: Я облажался. Я облажался. Я облажался. Я ХУДШИЙ ЛЮБОВНИК В МИРЕ - Я ДЕН, ЧЕРТОВ, ХАМФРИ! Он зажмурил глаза еще больше, ему было стыдно и страшно посмотреть в лицо Блэр. 

Но она, наконец, заговорила. 

- Худшее. Секс воссоединение. В мире. 

А потом она заплакала, упав ему на грудь и спрятав там лицо. Он в шоке открыл глаза и наконец заметил, что она вся дрожит, лежа на нем. 

- Мне так жаль, Блэр, - выдавил он, приподнявшись на локте и положив руку ей на плечо, пытаясь как-то утешить ее после такого ужасающего выступления. 

Но, когда она подняла лицо, он увидел, что вообще-то она не плакала, она... смеялась?! 

И он не знал, что было хуже. 

- Почему ты смеешься, Блэр? - спросил он, нахмурившись - Это было ужасно! 

Она вытерла слезы, которые скопились в уголках ее глаз, все еще не до конца прекратив смеяться. Затем широко ему улыбнулась. 

- Дай угадать? Такого никогда раньше не было? - выгнула она бровь. 

Он яростно замотал головой, по-прежнему не придя в себя. 

- Никогда! 

Она улыбнулась еще шире, и он увидел ямочки на ее щеках. 

- Черт, а я хороша, - объявила она с самодовольным видом, откинув волосы назад. 

Он хотел это отрицать. Он хотел бы сказать ей, что это случилось только потому, что у него давно никого не было. 

Но это была бы абсолютная ложь. 

Поэтому он просто обнял ее и, притянув к себе, страстно поцеловал. 

- Ты чертовски невероятна, - сказал он. 

И это была правда. Она закрыла глаза, обнимая его в ответ, счастливо вздохнув. 

Она была его личным раем. 

- Ты ведь понимаешь, что я никогда не позволю тебе это забыть, правда? - прошептала она, все еще со смехом в голосе. 

И еще, она была стервой. 

Он решил ничего не отвечать, вместо этого поцеловал ее покрепче и уложил на спину. 

- Ты уверен, что это не слишком быстро? Мы можем подождать, если нужно - покровительственно похлопала она его по плечу. 

Он схватил ее за ноги, заводя их себе на плечи. 

- Я собираюсь убедиться, что ты будешь держать язык за зубами, - прорычал он, прежде чем опустить голову между ее ног. 

Этого никогда не происходило снова, но, конечно, она никогда не давала ему об этом забыть.
 
mio-mioДата: Воскресенье, 05.08.2012, 16:20 | Сообщение # 14
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline





Репутация в клочья
A Reputation Clouded With Dirt

Оригинал

Автор: SaturnineSunshine

Рейтинг: PG-15

Обсуждение

Примечания переводчика:

Сегодня год, как я на этом форуме и я решила отметить это маленьким переводом. Когда переводила вспомнила про свой самый первый перевод. Похихикала конечно. А и правда - есть вещи которые не меняются... И иногда это хорошо.

Моей бетой в этот раз была Macaron, это дебют Майкла, как бэты и я рада, что и это она сделала со мной. Мои тебе поцелуи, бейби, и спасибо.

Приятного чтения.



"…сейчас! Я только должна закончить кое-что…"


Лимо. Поцелуй. Его язык.

Она была новичком в этом. Это было то, чего она никогда не понимала с ее невероятно скучным первым парнем. То, о чем она даже не подозревала.

Удовольствие.

Так много удовольствия, она потеряла дар речи.

Стон…

Дрожь…

Лимузин. Поцелуй. Его язык.

За исключением того, что целовал он не ее лицо.

Ее губы приоткрылись, но она онемела от ощущений – определенно, она была девственна в этом.

Как и во всем остальном, когда он был рядом.

И когда он ушел, забрав все удовольствие с собой, она не могла не помечтать.

Ничего нельзя было поделать - Он снился ей, в своем Лимо, на коленях. Он, дающий ей то, что никто и никогда не давал….

… И никогда не сможет дать. Он запретил ей, Он оставил это право за собой.

Она проснулась, так и не увидев продолжения.

«Я уж и забыл, как хорош твой пирог»


Он становился еще опаснее. Не то что бы кто-то мог сказать, что Он не был опасен и раньше. А ведь Он даже не делает ничего особенного - он просто дерзит.

Это просто Его слова. Только слова, смелые и наглые… Но она не могла не думать о том, что эти слова слетают с Его языка. Того самого языка, воспоминания о котором, и о том, ЧТО и ГДЕ Он им проделывал, заставляют ее краснеть.

И это при том, что после попадания в лапы искусителя (более, чем один раз) трудно было найти стыд в словах. Особенно, когда эти слова влекли за собой действия...такие приятные.

Она была сладкой. Это был единственное определение, которым он мог описать ее.

И он любил говорить об этом.

Шепча ей на ушко, на публике и укромных уголках, он наслаждался ее дрожью, которую она пыталась скрыть, или выдать за отвращение. Но он точно знал, что на самом деле это было наслаждение, сотрясающее ее тело, когда он встает на колени перед ней.

Она была сладкой.

И он никогда бы не использовал это банальное описание, но это было правдой – когда Его язык пробовал ее, Ему казалось, что он пробует вишни. И она действительно гордилась тем, что напоминает Ему вишни.

И у нее было много того, чем можно было гордиться.

Она всегда будет единственной, о ком он мог сказать ТАК. Так же, как она всегда была единственной, которой Он принадлежал весь. Полностью.

А у Него была вся она.

До последней вкусной капли.

И Ему нравилось это.

«Это нужно заканчивать!»

«Я думаю, я только что это сделал…»


Она оттолкнула его. Она делала так всегда, когда они боролись друг с другом - выстраивала оборону. Чтобы не допустить осознание. Осознание и приятие того, что они предназначены друг для друга, и только друг для друга. Для Него было очень утомительно - терпеть все это! Но если это означало, что в один прекрасный день их игры превратятся в белое платье и соответствующий случаю брильянт, Он покорно принимал это. Он был готов принять все.

Не важно, как сильно она пытается оттолкнуть его от себя. Он всегда будет прорываться сквозь ее оборону. Он был единственным, у кого был ключ. Какую бы маску безразличия она не одевала, и какой бы незаинтересованный вид она бы не напускала на себя, они оба знали - дрожь ее выдала. Выдала ее истинные чувства, когда Его голова была скрыта под ее одеялом.

Одеяло блокировало шум, но Ему вовсе не нужно было слышать, чтобы чувствовать вибрации ее криков.

Ей нравилось скрывать Его, держать «их» скрытыми от всеобщих глаз. И в отличие от шестнадцатилетнего негодующего парня, которым Он когда-то был, сейчас у Него не было с этим проблем. Потому, что публичность предполагает чувства, а чувства - то, что она снова может сбежать.

А Он предпочитал другое - предпочитал ее очаровательное отрицание, будучи уверенным в том, что правда всегда выйдет наружу во время Его путешествия по ее телу.

И как всегда и бывало с ними - Он заканчивал своими губами на ней.

Она оттолкнула его.

Но он положил подбородок на ее, покрытый черным кружевом, живот, наслаждаясь ощущением их близости; ее дыхание заставляло Его подниматься и опускаться, Он нежно гладил ее бедро…. И она не оттолкнула Его.

Их «конец» никогда не длился слишком долго.

«Я всегда был тем, кто ел ее торт»


Он хотел ее. Он хотел этого. Он никогда не чувствовал такого раньше, и, не смотря на то, что Он больше не стыдился выражать словами свои чувства к ней, Он знал – этого уже не достаточно. Она уже знала эти слова. Все, что Он мог бы сказать.

И все, что Он хотел бы сейчас - действия.

Она была достаточно любезной, чтобы почтить Его своим присутствием. И Он знал, что существует только один способ прояснить все для нее.

Элемент неожиданности.

- Не надо!

Это не было угрозой. Это не было предупреждением. Мольба? Едва ли… . Это было требование.

Потому, что они оба знали, куда это приведет.

- Ты держишь свое обещание?

- О каком обещании ты говоришь?

- Хоть один мужчина делал для тебя то, что делал Я?

- Все зависит от контекста - сказала она – Ты много чего... сделал мне.

Все, что требовалось - легкий толчок, и ее бедра уже раскрыты для него.

- И ты действительно позволишь кому-то еще делать ЭТО с тобой?

- Как-будто у тебя есть право интересоваться.

- Ты обещала.

- Это казалось мне разумным.. тогда.

- А теперь?

- Не подходи ближе.

Но он уже был слишком близко.

- Ты пахнешь так сладко.

Достаточно близко, чтобы чувствовать ее запах.

- Так был кто-то еще?

- Почему бы тебе не узнать самому? - провоцировала она.

Он поцеловал ее.

Только не ее лицо.

- Ты бы не поступила так со мной.

- Почему ты так уверен?

Она испытывала, провоцировала Его снова.

Просто потому, что могла.

- Ты такая сладкая на вкус...Как всегда.

- Я сдержала обещание.

- Даже не смотря на то, что мы «не вместе»?

- Я никогда не знала, кто мы есть.

Сегодня ночью она продолжит грезить о Нем.

Он был единственным мужчиной, встающим на колени перед ней.

И она любила этот факт.

Я всегда рада видеть Вас в Обсуждении
 
mio-mioДата: Пятница, 17.08.2012, 07:10 | Сообщение # 15
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4130
Награды: 1567
Статус: Offline


Over the Rainbow

Оригинал

Автор: suspensegirl

Рейтинг: NC-17

Бета: Ministrelechka

Обсуждение


Примечание:


Мой новый перевод для тим Чаир. Немного СВ блаженства, 6 сезон. Так что - внимание рейтинг.

Спасибо девочкам, которые поддерживают меня, - люблю Вас, Вы самая лучшая опора для дона))

С этим текстом вернулась моя верная бета Ministrelechka - я скучала, дорогая, не пропадай так на долго.

И, как всегда - Приятного чтения.


Они лежали среди смятых простыней, приходя в себя после страстного свидания, поздним вечером в воскресенье. Рука Чака нежно поглаживала обнаженную грудь Блэр, его нос был зарыт в ее макушку, а она чертила ленивые круги на его груди.

- А что, если бы мы не так встретились? - пробормотал он, щекоча ее своим дыханием.

- Ум? - спросила Блэр, нехотя возвращаясь к действительности.

- Что, если бы мы не встретились в школе, или не познакомились через наши семьи, Нейта или Серену? Какое было бы твое первое впечатление обо мне?

Она улыбнулась и, медленно перевернувшись на живот, сложила руки на его груди и положила на них подбородок.

- Мое первое впечатление? - подняла она бровь.

"Что ты придурок",- весело подумала она, но Блэр знала, что теперь это был не тот ответ.

- Угу, - кивнул он, и продолжил, до того, как она успела открыть рот. - Только честно.

Она посмотрела на него с подозрением.

- Я всегда вижу, если твои глаза протеворечат твоим губам, - самодовольно ухмыльнулся он. Она знала это. Чак знал о ней все. Она в этом даже не сомневалась.

Блэр обдумывала варианты несколько мгновений перед тем, как смириться с неизбежным - придется быть честной.

- Вероятно, я была бы поражена, тем, насколько ты горячий, - сказала она, и можно было подумать, что она забавляется, но ее глаза были настолько искренне и он понял, что это правда.

Он притянул ее лицо и нежно поцеловал.

- Ты творишь чудовищные вещи с моим эго, - потерся носом он о ее щеку. - Мне нравится это.

Она отстранилась немного и посмотрела на него задумчиво улыбаясь даже, когда его пальцы пробежали по его спине, вызывая дрожь в позвоночнике. Девушка нежно провела руками по его лицу и убрала волосы назад, запуская пальцы в их шелк. Блэр посмотрела в его темные глаза, и романтично вздохнула.

- Это правда. Но ты понятия не имеешь, как пугает поцелуй с кем-то, кто так возмутительно великолепен, - сказала она, наклоняясь, чтобы поцеловать его снова. Чак улыбнулся ей в губы.

- Ммм, - поцеловал он ее в ответ. - Взаимно, - хрипло прошептал он, прежде чем возобновить поцелуй.

- Конечно, - подняла голову она, как только Чак начал углублять поцелуй. - Мое второе впечатление было бы, что ты придурок, - сказала она не в силах противостоять первой реакции. Ее глаза игриво засветились.

- Это все, - спросил он с сомнением, улыбаясь. Его глаза смеялись, теперь так же, как и ее.

- Ммм, - девушка изобразила раздумья. - А также, что ты слишком хорош, чтобы быть настоящим, - с трудом сдерживала смех она.

Он улыбнулся и неожиданно перевернул ее и теперь его обнаженное тело оказалось над ней.

- Я предпочитаю последний вариант, - усмехнулся он, приподнимая брови.

Ее дразнящая улыбка в миг растворилась, а глаза потемнели. Она схватила его за шею и потянула вниз, прижимаясь к нему в поцелуе. Его рука инстинктивно двинулась по ее бедру, продвигаясь вверх по ее гладкому, мягкому телу, заставляя выгибаться под его прикосновениями. Когда Блэр почувствовала, как его колено проникло между ее ног, она ахнула, а он упивался ее стонами, которые не заставили себя ждать.

Ее пальцы вцепились ему в волосы, а ногами она обхватила его тело. Чак зарычал когда почувствовал кончики ее ухоженных ногтотков и легкий укус в плечо.

- Моя испорченная, маленькая распутница, - соблазнительно прошептал он ей на ушко, едва дыша.

Его слова и хриплый голос заставили ее вздрогнуть, но она наклонила голову, чтобы получить доступ к его уху и, лизнув, зашептала самым своим обольстительным голосом.

- Испорченная? - спросила она невинно.

Он ухмыльнулся в ее шею, чувствуя ее пульс.

- До мозга костей.

- Сволочь, - пробормотала она, уткнувшись головой в его грудь и всаживая ногти глубже в его кожу, а другой рукой обнимая за шею. Блэр использовала каждую возможность прижаться к нему, почувствовать ближе тепло его тела. Сейчас она так крепко прижималась к нему, что Чак чувствовал, как истекает соками ее тело.

- Черт, Уолдорф, - проворчал он.

Она усмехнулась и, прижав его руки к своей попке, царапнула его спину.

- Для тебя будущая миссис Басс, - промурлыкала она ему на ухо с дразнящей улыбкой.

Это возбуждало его больше, чем что-либо.

- Ты невероятная, - сказал он сквозь сбившееся дыхание.

Он немного приподнялся, чтобы иметь возможность проникнуть в нее пальцами. Блэр еще сильней укусила его за плечо в попытке заглушить свой полустон-полукрик.

- Чаааак, - выдохнула она, пытаясь поймать крупицы воздуха, пока его пальцы двигались быстрее и глубже внутри нее. На ее глазах появились слезы, которые она не смогла сдержать от того, насколько сильно было все происходящее.

Немного погодя, без предупреждения, Чак убрал руку. Она резко открыла глаза. Блэр бы наверняка отомстила за хитрую усмешку на его лице, если бы была в состоянии дышать. Но парень поймал ее в расплох, когда она была полностью расслаблена, и поэтому смог безнаказанно вырваться от нее и начать дорожку влажных, томительных поцелуев начиная от ее шеи и заканчивая пальчиками на ногах.

Она вздрагивала с каждым поцелуем, и зашипела, когда его язык скользнул внутрь ее центра лишь на долю секунды. Это было такое мучительное удовольствие, что она не позволит ему совершить ту же ошибку на обратном пути. Когда он вновь подобрался к пункту назначени, она вцепилась ногтями в кожу его головы. Притянув его ближе, к себе она вздохнула, получив, наконец, что хотела, а затем не смогла сдержать крик от явного удовольствия и невероятной чувствительности, последовавшей затем.

- Чак...Чак...Чак.. - повторяла она, едва дыша. Ее пальцы отпустили его волосы только, когда ее кульминация, наконец, настала.

- Да, любовь моя? - промурлыкал Чак, вновь поднявшись к ее груди. она покачала головой и нежно улыбнулась, кладя его голову в изгиб своей шеи.

Минут пять они не двигались. потом, без предупреждения, он перевернул их снова, и опустил ее невероятно медленно на свой член.

- Боже, Чак, - простонала она. - Я еще хрупкая.

Он фыркнул и поднял голову, чтобы притянуть ее ближе и захватить ее сосок губами. Чак сводил ее с ума неторопливыми, тягучими ласками, пока она не задрожала всем телом и не рухнула на него снова.

- Я предупреждал тебя, - сказал он, из под шелковистых прядей ее волос, которые покрывали сейчас его лицо.

Чак ухмыльнулся и медленно заскользил руками вниз по ее спине.

- Позволь мне, потом, - сказал он и обхватив ее за попку притянул ее еще ближе. несколько движений от него и последовавший стон от нее, это все что потребовалось, чтобы изменить ее настрой.

Медленно она начала двигаться, слишком ошеломленная, чтобы замечать озорной огонек в его глазах, плавно, чувственно и быстро - вверх-вниз, вверх-вниз.

Капельки пота скопились сначала на его лице, а затем и покрыли все тело, заставляя его сжимать ее сильнее. Ее движения были быстрыми, он же стремился ей на встречу, принимая каждую частицу, каждый поцелуй, что она отдавала ему, и даже те, что нет.

Она вскрикнула снова, когда он достиг пика, утянув ее в пропасть вместе с собой.

Чак уложил ее рядом. Блэр потянулась к нему и нежно повернула его голову к себе, поцеловав его припухшие губы, все еще дрожа от невозможности дышать.

- Я люблю тебя, Блэр, - выдохнул он.

Она уткнулась носом в изгиб его шеи и притянула его еще ближе к себе.

- А какое было бы твое первое впечатление обо мне? - спросила она с любопытством, хотя ее глаза закрывались от усталости.

- Я только что это сказал.

Она улыбнулась и закрыла глаза.

- Я тоже тебя люблю.

Я всегда рада видеть Вас в Обсуждении
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини в переводах mio-mio (Переводы)
Страница 1 из 3123»
Поиск: