Среда, 27.05.2020, 17:58
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: mio-mio, художник№1  
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от mio-mio (СВ)
Мини от mio-mio
mio-mioДата: Среда, 27.06.2018, 12:51 | Сообщение # 46
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline


Halo
XO





Your face is all that I see, I'll give you everything...


- О чем я думала, когда разрешала тебе выбрать мне платье на сегодня? - ворчит Блер, критично оглядывая себя в зеркало.

На ней было алое платье без бретелек, шелк которого отливал красным золотом в свете ламп, и вообще-то оно было великолепно, просто слишком не типично для нее - слишком короткое, слишком облегающее, слишком яркое. Слишком "Серена".

- Ты перестанешь жаловаться, или мне приготовится слушать нытье весь вечер? - Серена прыгала и извивалась, в попытках впихнуть грудь и бедра, в платье эмитирующее наряд Санта Крауса - красный плюш и белый мех. Ну... Довольно мало красного плюша, в ее случае - Ты выглядишь потрясающе, Блер, поэтому перестань возмущаться, и вдохни поглубже, чтобы я смогла застегнуть молнию.

Блер мученически вздохнула и повернулась к подруге спиной.

- Может я бы и не жаловалась, если бы мне не пришлось избавится от бюстгальтера, я чувствую себя голой!

- Блер, платье подчеркивает каждый шовчик, каждую неровность, ты же не хочешь быть как те девочки в журналах, которых печатают с закрытыми лицами и подписью "антитренд"?

- Ужас! - полушутя, полусерьезно восклицает Блер.

- К тому же - Серена хлопнула ее по заднице - Товар надо показывать лицом.

В этом она права - в этом платье все достоинства Блер были представлены лучшим образом - затянутые в красный шелк, аппетитно и сексуально. Блер чувствовала себя по настоящему красивой сегодня, хоть и ворчала на подругу. Она сделала чуть ярче чем обычно макияж и уложила, недавно подстроенные чуть ниже плеч волосы, мягкими волнами, с прядью на искосок, а-ля Мэрилин.

Они прилетели сегодня утром, заселившись в коттедж в горах, неподалеку от Аспена. В этом году Серена настояла, чтобы самой организовывать вечеринку в честь кануна нового года, это и стало причиной того, что сразу после рождества в Нью-Йорке, они оказались в Колорадо. Серена утверждала, что именно здесь в горах, среди снега и елей, они смогут по-настоящему почувствовать дух праздника. Неделю их пребывания здесь было решено отметить вечеринкой в их новом доме.

- Я просто хочу чтобы все сегодня было идеально – проворковала Серена, проводя пуховкой с мерцающей пудрой по ключицам и декольте Блер.

У Блер в который раз за сегодняшний вечер, появилось предчувствие, что что то не так с этой вечеринкой.

- Почему у меня такое ощущение, что ты озабочена моим внешним видом гораздо больше чем своим?

- Правда? - сделала невинные глаза блондинка, одевая красный колпак и примеряя куда лучше перекинуть помпончик, влево или право - Возможно я просто пригласила идеального парня для тебя, сегодня - добавила она будничным тоном.

- Ну тогда тебе стоит отменить его приглашение, - сварливо заявила Блер – потому, что мне не интересно

- Не дуйся - сложила губы в бутончик ее подруга, одновременно роясь в косметичке, в поисках идеального оттенка помады - Кто знает, может мои инстинкты не врут, и он твоя вторая половинка?

- Ты же не веришь во вторые половинки - фыркнула Блер

- А ты веришь, и поскольку ты не хочешь отрываться с чужими вторыми половинками, пока не встретишь свою, как это делаю я - подмигивает она, отыскав Mac цвета пожарной машины - Это единственный выход.

- Серена, я не хочу....

- Блер - перебила ее подруга - Вы с Нейтом расстались год назад, а с Катером с самого начала было понятно, что ничего не получится, пора двигаться дальше

- Я не тоскую по Нейту или Картеру, если ты об этом

Только по парню, которого никогда не смогу получить.

Блер сделала еще один глоток шампанского из своего бокала, в попытке взять себя в руки.

- Я просто... У меня нет вдохновения, чтобы, как ты это называешь, "вернуться в игру"

- Я понимаю - делает серьезное лицо Серена - Но сегодня, новогодняя ночь, Ты великолепна, как секс бомба пятидесятых, ты не в Нью-Йорке, здесь нет Сплетницы и тех, кого-ты ненавидишь, это волшебная ночь, если сегодня у тебя не будет "вдохновения", тогда с тобой и правда что-то не так.

- Ты же в курсе что до нового года ещё четыре дня?

- Добавим парфюм - игнорирует ее Серена, разбрызгав в воздухе винтажный Diorling - пройди здесь.

Блер послушно проходит через ароматное облачко, позволяя парфюму осесть на волосах и плечах.

Телефон Серены гудит сообщением

- Это Чак, он подъезжает. - сообщает Серена прочитав сообщение.

- Кстати о вдохновении - говори Блер, чтобы отвлечься от желудка, который сжимается при упоминании Басса - Тебе не кажется, что это - Блер показывает на наряд Серены, который едва прикрывает четверть ее тела - Немного слишком?

- Думаешь?

Серена оглядывает себя в зеркало с разных сторон, когда внизу раздается звонок в дверь.

- Мне еще нужно одеть сапоги, открой Чаку дверь - просит Серена, ринувшись из ванной к спальне, где были разобраны их чемоданы.

- Хорошо

Мне нужно еще шампанского, хмуро думает Блер спускаясь по лестнице. Близость Чака нервировала ее в последнее время все больше.

Не то чтобы у нее были проблемы с Бассом, нет, они все друзья, не смотря на то, что такие разные и периодические перепалки между ними. Когда они с Нейтом встречались она видела его чаще, потом когда они расстались, стала видеть реже, и все стала немного..... более напряженным, но они все еще были тремя самыми близкими ее людьми - Басс, Нейт и Серена.

И она не знала, как так случилось, когда произошла эта перемена; когда лучший друг ее парня, бабник и циник Чак Басс, превратился для нее в парня мечты, с невероятными глазами и красивой душой, которую кажется не видит никто кроме нее. Наблюдая за чередой девиц, которых он снимал на вечеринках, она хотела выцарапать им глаза, когда он случайно касался ее или смотрел долгим, непонятным взглядом, по ее телу пробегала дрожь. И Блер правда не знала, как это случилось, и самое главное - как это остановить?

Единственным вариантом было по возможности избегать его, и еще саркастичные комментарии, что она и проделывала последний год. Ну что она могла сказать? Я не могу находится рядом с тобой, потому что хочу тебя?
В какой то момент, Чак принял новые правила игры, и больше не акцентировал внимание на изменившимся отношении Блер, отдалился. Насколько это было возможно с ней дружащей с Серенаой, и им, живущим в одном доме со сводной сестрой.

- Добро пожаловать в Аспен – приветствовала она открыв дверь.

- Вау – Чак кажется забыл что нужно говорить при встрече, он застыл на пороге и оглядывал ее с ног до головы – Ты выглядишь…

- Сочно? – предположила Блер, пока он подбирал нужное слово. – Определение твоей сестры, не мое – добавила она видя его ухмылку.

- Да, «сочно» пойдет.

Блер отступила и впустила его в дом.

Он поставил бумажный пакет с шампанским на столик, и снял пальто под которым оказывается темно зеленая рубашка и бардовые слаксы.

- Ты тоже выглядишь неплохо, Басс

- Тоже сочно? - приподнимает брови Чак

Хочется облизать по крайней мере

- Оставь это определение девушкам. Тебе идет этот цвет.

Она может это. Может быть с ним просто другом.

- Эй - кричит Серена спускаясь по лестницы, - Нука посмотрите наверх

Они оба поднимают глаза.

Омела.

Твою мать!

Чак ухмыляется и пару раз приподнимает брови

- Что думаешь, Уолдорф?

Да. Пожалуйста.

- Зависит от того где твой рот побывал в последнее время. Скольких шлюшек я попробую с этим поцелуем

- Я был хорошим мальчиком в последнее время - скромно заявил Чак - Никаких шлющек и недостойного поведения. Но я могу сделать исключение ради тебя - снова приподнятые брови

- Ну раз ты готов сделать исключение - голос Блер сочится притворной благодарностью - Давай соблюдем традицию.

Чак наклоняется к ее губам, и прикасается своими губами в "не моргай, а то пропустишь момент" невинном поцелуе.

Секунда и он уже просто стоит рядом.

- Серьезно? - фыркает Серена на лестнице, - Ты Чак Басс! Ты олицетворение порока, рядом с тобой нереально горячая девушка, и это все что я получаю?!

- Серена, может - начинает Блер, но Чак ее останавливает

Притянув ее тело плотно к своему, пальцами скользнув в ее волосы на затылке, он наклоняет голову и прижимается губами к ее губам. На этот раз медленно, нежно, скользя языком, оживляя каждый нерв в теле.

И все так, как она себе представляла. И все так правильно. Она тонет в ощущении его тепла, он возвышается над ней, руки вокруг нее, его рубашка под ее ладонями, аромат его парфюма,... Идеально.

На вкус как конфета, которую должно быть он ел пока ехал сюда, она цепляется за его шею, продлевая поцелуй, так долго, как это возможно.

Или, по крайней мере до тех пор, пока вспышка света, шелчек затвора не вмешиваются

- Вооот - голос Серена искрится радостью - Так гораздо лучше.

Чак отпускает ее и Блер понадобилось пару секунд, чтобы стряхнуть с себя оцепенение.

Ну конечно.

Серена стоит с гордым видом обмахиваясь снимком Polaroid.

Предательница. Она же и заставила меня привезти эту камеру.

- Чудесно - Блер старается избегать взгляда на Чака - Теперь у нее есть фото для шантажа.

- Подождем пока она напьется, и уничтожим его - буднично заявляет Чак, проходя в гостиную и идя к бару

- Эй! - возмутилась Серена идя за ним следом - Я вообще то слышу тебя.

- Ты прав - игнорирует подругу Блер - Это хороший план.

Она решила держаться, как нив чём не бывало. Как будто это не ее руки дрожат сейчас.

- Ух ты - присвистывает Чак, глядя на окно от пола до потолка открывающее вид на горы - Беру свои слова назад, сестренка, возможно Аспен и правда хорошая идея

- А я что говорила! - Серена плюхается на диван с бокалом шампанского - Хотя ты мог бы быть повежливей, и похвалить и мой наряд.

- Серена ты - Чак сканирует ее наряд, пытаясь найти подходящее определение шапочке Санты, плюшевому платью, едва прикрывающему задницу, и бордовым замшевым сапогам до колена, единственным адекватным в этом наряде - Сногсшибательна, - наконец находит определение он - кто счастливая жертва сегодня?

- Не твое дело - кокетливо смеется Серена.

- А где остальные гости? - меняет тему Блер. Желая как можно быстрее оказаться в ситуации, когда между ней и Чаком как можно больше людей. Опять же где то там свидание вслепую, заготовленное Сереной.

- Скоро - отвечает Серена что-то листая в своем телефоне - Никто не хочет приходить первым.

- А когда Нейт приезжает? - спрашивает в свою очередь Чак - Мне надо обсудить с ним кое что.

Нейта задержали в Нью-Йорке дела семьи, и он должен был прилететь вечерним самолетом.

- Сейчас узнаем - оживляется Серена, поднимая телефон к уху.

Несколько секунд слушает гудки, потом морщится и отключает телефон.

- Он опять сбрасывает мои звонки! - возмущается она.

- Ну его можно понять - усмехается Блер, садясь рядом с подругой - Он почти предложил встречаться той Мегги из Чапина, когда вмешалась ты и довела девушку до истерики.

- Он еще поблагодарит меня - отмахнулась Серена - Чак, дай мне свой телефон, я позвоню с твоего.

Он дал ей телефон, и они слышат от уходящей из комнаты блондинки

- Арчибальд! Я знала, что ты скидываешь мои звонки!

Блер тут же чувствует возвращение ее сиреневого слона в комнату.

Просто надо делать вид, что это не мой язык был у него во рту пару минут назад.

Чак отошел от бара, и теперь кружил над столом с закусками, изучая меню.

- Ну и какие планы на остаток каникул? - не зная, что сказать, спрашивает Блер.

- Не знаю - пожимает плечами Чак. - Мы хотели слетать в Вегас после гор, но все будет завесить от Нейта, он что-то говорил про благотворительный бал, который проводит его дед, и на котором ему обязательно надо быть. Как насчет тебя?

- Ничего особенно. - в свою очередь пожимает плечами Блер - Третьего прилетает папа, он запланировал для нас Щелкунчика и катание на коньках, но вряд ли это будет так уж хорошо, учитывая что Роман летит вместе с ним.

Светская беседа явно зашла в тупик, Блер гадает, что Серена так долго может обсуждать с Нейтом. Ее приглушенный голос доносится с кухни.

- Если хочешь, можешь присоединится к нам - Блер понадобилось пару секунд чтобы сообразить что речь идет о Вегасе - Думаю сестренка тоже не за что не пропустит поездку в город греха.

- Если только ты пообещаешь не спаивать блондинов до потери разума опять - подошла к нему Блер

- это было один раз - усмехнулся Чак

- Да, и мы обнаружили Арчибальда без штанов в лобби отеля, а Серена чуть не улетала в Эмираты с арабским бизнесменом

- Для этого и существует правило - назидательно начал Чак - Что было в Вегасе, останется в Вегасе

В какой то момент его взгляд перестал быть насмешливым. Он смотрел на нее... с голодом?

- Чак - Серена заглянула в комнату на ходу одевая пальто - Я возьму твоего водителя? мне надо забрать кое кого из аэропорта и вино от поставщика, грузовик застрял по дороге.

- Сестренка, то, что мы формально родственники - начал Чак, но звук захлопнувшейся двери, выразил отношение Серены к тому, что он думает.

- Серьезно? - Чак выглядит обиженно озадаченным - Она могла бы хотя бы дослушать ответ, раз задала вопрос

- Можно подумать ты ее первый день знаешь.

Ну спасибо тебе подружка, за то что оставила мена наедине с парнем, которого я стараюсь избегать.

Блер решает съесть что-нибудь, чтобы перестать нервничать.

- Красиво, - кивает Чак на окно - жалко, что я не взял лыжи

- Ты же не катаешься

- Катаюсь - протестует Чак - Просто не так часто.

- Просто скажи, что морозить задницу на склоне сейчас, для тебя предпочтительней, чем сидеть тут со мной - не успевает подумать, что говорит, Блер.

- Ледяные склоны - имитирует руками весы Чак - Ледяная королева.

Блер отворачивается, и выбрав канапе с икрой, запихивает его в рот.

- Эй, - Чак подходит сзади, - Прости, я не это имел в виду.

Она делает глоток шампанского, прежде чем повернутся

- Не позволяй чувству вины, делать тебя лучше, Басс

- Чувство вины здесь не причем - серьезно говорит Чак - И потом, ты первая перестала со мной общаться

- Мы общаемся сейчас - она берет еще один бокал шампанского и идет к дивану, чтобы избежать его взгляда

- На чем вы приехали сюда? почему Серена забрала моего водителя?

- Не поверишь. Мы ехали на такси.

- А кого она собирается забрать из аэропорта? Если это не Арчибальд.

Блер пожимает плечами.

- Не знаю. Возможно, это парень, с которым она задумала свести меня. Она весь вечер была как на иголках по этому поводу.

Видя его немой вопрос добавила:

- Не спрашивай меня, я услышала этот бред минут за пять до того, как приехал ты. Она сказала, что это моя вторая половинка, но она не сказала кто это.

Чак чуть не подавился какой то едой:

- То есть она просто выбрала для тебя вторую половинку? Типа как выбрать сумку?

- Чак - Блер закатила глаза - ты же знаешь Серену, весь этот бред, это смягченная для меня версия, приманка, настоящий смысл, которой, по видимому, в том, что Серена вбила себе в голову, что мне нужен секс. Она уверяет что я стала занудней в последнее время.

Чак усмехнулся и сел рядом с Блер.

- Не то чтобы я согласен с Сереной, но ты в последнее время и правда немного... - он попытался подобрать слово - помешана на контроле больше обычно. Скажи, для этого есть причины?

- Не знаю - смотрит сквозь стекло бокала на него Блер - Может мне и правда нужен секс.

Чак смеется. Реальным смехом. От этого что-то екает у нее внутри.

- Может быть - кивает он.

- Ну и какие прогнозы - спрашивает Блер чтобы стряхнуть оцепенение и удержаться себя от того чтобы накинуться на него - Кто это будет? Капитан футбольной команды? Научный гений, с горячим телом? Кто-то кого мы знаем?

- Никто не достаточно хорош - серьезным голосом заявляет Чак.

- Серьезно? - пытается держать в узде свои эмоции Блер - А какой твой вариант?

- Я не осмелюсь сделать такой важный выбор - полусерьезно ответил Чак.

- Хороший ответ, Басс - усмехается Блер в ответ.

- Ужасный вопрос, Улдорф

Они заигрывают сейчас?

- И кстати, твой образ сегодня это Мэрилин?

- А что?

- Никогда не думал что она секси, и смотрел «Джентльмены предпочитают блондинок», лишь однажды, но твоя, версия Мэрилин шатенки определенно работает.

- Басс, ты в курсе как Мэрилин выглядела? потому что я совершенно точно на нее не похожа

- Да? - наигранно серьезно спрашивает он - Потому что я совершенно отчетливо могу представить, как ты сидишь у меня на коленях и поешь Santa Baby.

Определённо, заигрывают.

- Мэрилин никогда не пела Santa Baby, - поправляет его Блер, -Это была Эрта Китт.

- Не порть мою фантазию, Уолдорф.

- Ну, если ты предпочитаешь фантазии, - Блер встала с дивана, намереваясь налить себе еще шампанского

- А что мне остается? Ты же не станешь петь - обиженно надул губы Чак

Он считает меня скучной и занудной.

- Кто сказал, что не стану?

Черт! Я ведь не смогу.

- Я говорю - ухмыляется Чак - Ты Блер Уолдорф, ты ни за что не усядешься к кому то на колени, и не станешь петь "Я была такой хорошей девочкой"

- Я могу сделать это, и это будет великолепно

- Ну мы никогда этого не узнаем, потому, что ты не решишься.

- Дай мне секунду Басс - говорит Блер ставя стакан на стол и поправляя волосы. - Мне надо войти в образ

Не зря же она делала эти а-ля пятидесятые волны.

- Пожалуйста - он явно не верит, что она осмелится.

Чак откидывается на диван, наблюдая за ней с усмешкой.

Блер поворачивается к нему, осторожно переступает через его ногу, чтобы аккуратно сесть на его колено одна рука на его руке, другая накручивает локон на палец. Сделав "секси блондинка" взгляд, и стараясь не смотреть на его ошарашенное лицо, а фокусироваться на его красной бабочке в горошек, она начала:

- Санта, детка, спустись по трубе ко мне – видя, как он усмехается она шикает на него и продолжает - Я была ужасно хорошей девочкой, Санта детка, поторопись в мой дымоход сегодня.

Он смеется в голос сейчас, прибывая, похоже, в полном восторге, а она поправляет его бабочку и продолжает

- Санта, детка, я не помню что дальше, да, да, да, да, - напевает она, заменяя забытые слова - Я не лягу спать, а буду ждать тебя, дорогой.

- Там была еще одна строчка - он переплел их пальцы, и играет с ними сейчас.

- Шшш, Подумай о всем веселье что я пропустила, О всех парнях что я не поцеловала, А в следующем году я буду вести себя еще лучше. Если ты исполнишь все мои желания. Почему ты не в галстуке? - спрашивает она все еще своим "блондинка" голосом - На этом моменте нужен галстук. Санта, сладкий, я хочу яхту. Та, та, та, я не помню слова, но, что то там, про золотую шахту. Ты уверен, что хочешь именно эту песню?

Он кивает сдерживая смех и смотря сейчас на нее с обожанием.

- Хорошо - притворно вздыхает она - Санта, детка, я положила в свой носочек чек за квартиру, тебе лишь надо поставить подпись, спустись в мой дымоход сегодня. Та, та, та, приходи и наряди мою елочку, чем-нибудь от Тифани, Я правда, верю что ты есть, посмотрим, веришь ли ты в меня.

- Да - со смехом кивает он

- Шшш, еще одна строчка. Санта, детка, забыла упомянуть еще одну мелочь, я хочу телефон, так что поторопись в мой дымоход сегодня, Поторопись в мой дымоход сегодня.

Закончив петь Блер, сделала невинное лицо, внутренне бурля от триумфа, потому, что это лицо Чака, можно было видеть не часто - совершенно открытое, смеющееся, с взглядом, наполненным восхищением.

О, боже.

- Ты была великолепна - сказал он, наконец.

- Я же говорила - тихо улыбается Блер в ответ.

- Не уверен насчет алмазной шахты, - улыбается Чак, вытаскивая что-то из кармана - Но немного карат будет точно.

Бирюзовый бархатный мешечек.

Тиффани

- Это мне?

- Да, я думал подарить на новый год, но ты и твое "Монро" платье изменили планы.

Если он хотел подарить это на новый год, почему в кармане сейчас.

И [i]что
это?[/i]

Блер с любопытством и множеством вопросов в голове, развязала мешочек.

Подвеска. Почти невесомая тонкая цепочка из платины и кулон в форме ключа. Она давно хотела такую.

- Чак.... - она не знала что сказать - Почему? - спросила она первое что пришло ей в голову

- Что "почему"?

- Почему ты даришь это?

Особенно, когда мы весь год почти не общались.

- Потому что я скучал по тебе - мягко сказал он, положив свою ладонь на ее руку - Чтобы я не сделал, я надеюсь, ты простишь меня, и мы сможем снова быть друзьями

- Чак - ей было больно видеть, что его задевало ее поведение так сильно - Ты ничего не сделал.

Ну кроме того что ты сексуальный, харизматичный, а я тебя хочу...

- Тогда что?

Он смотрел сейчас ей в глаза, и она видела, как важен для него ответ.

Но что тут скажешь?

- Я не знаю, как объяснить тебе, - начала она - Но это все в моей голове, ты здесь не причем.

Он приподнял брови в немом вопросе.

- Ну хорошо - закатила глаза она - Я тоже по тебе скучала, и я постараюсь чтобы все стало как раньше.

- Скрепим эту сделку? - улыбается Чак, беря цепочку в руки - Повернись.

Блер поворачивается к нему затылком, и приподнимет волосы, подставляя шею для цепочки.

Чак оборачивает цепочку вокруг шеи и застегивает замочек, а потом проводит пальцем вдоль цепочки и оставляет нежный легкий поцелуй над замочком.

Боже.

- Спасибо - только и может выговорить она. - Сегодня у меня нет для тебя подарка, я хотела подарить на новый год.

- Ничего. Ты можешь даже ничего мне не дарить, просто не отдаляйся больше.

- Я постараюсь - обещает она.

Его взгляд сейчас. Он хочет ее поцеловать?

- Кстати о стараниях - прерывает момент она, - Где Серена? И представь ее истерику, если бы она пришла и увидела нас вот так

Блер встала и поправила платье.

- Надо позвонить - Чак лезет в карман - Черт, она так и не вернула мой телефон.

- Подожди я возьму свой - Блер поднимается наверх в спальню, где они собирались, точно помня, что оставила его в ванной. Не найдя его там, она идет в комнату, а затем на кухню, расширяя поиски.

- Его тоже нет - подтверждает она, когда Чак находит ее на кухне. - Странно.

- Да - подтверждает Чак - Странно.

- Предлагаю поесть что-нибудь и посмотреть "Эта замечательная жизнь" пока никого нет.

Тридцать минут, две слойки с лососем, и два бокала шампанского спустя, гостей все еще не было, а Серена не вернулась из своей "я быстро" поездки.

- В доме есть телефон? - спросил Чак, посмотрев на часы и сообразив, сколько времени уже прошло

- Есть но он отключен, агентство предупредило нас, и извинилось за неудобство. - вспомнила утренний разговор с риэлтором Блер - Что то о снежном заносе повредившем кабель. У тебя нет ощущения, что Серена все это подстроила?

- Нет телефонов, нет машины и дом без соседей вокруг - перчисл Чак - Да, и, похоже, сестренка приобретает навыки маньяка.

- Погоди, как думаешь, зачем она сделал это? - спрашивает Блер - Это что как в детстве, запереть нас в одной комнате, и не выпускать пока не помиримся?

- Похоже на то - кивнул Чак, наливая себе виски - Это кстати объясняет внезапные дела у Арчибальда, изначально он должен был лететь со смой.

- Манипуляторы - пробурчала Блер снова садясь на диван.

- да, похоже, мы застряли здесь с тобой, пока Серена не посчитает нужным нас выпустить.

Какое то время они смотрят кино, все еще переваривая открытие о вероломности блондинов, пока где то в доме не звонит телефон

- Какого... - вскочила с дивана Блер - Это мой рингтон

- Звук из прихожей

Они находят телефон в вазе на столике возле двери

- Серена - Блер принимает вызов, но подруга тут же скидывает ее. - Невероятно, она повесила трубку

- Она видимо хотела чтоб ты нашла телефон

Блер набирает номер подруги, но звонок идет прямо на голосовую почту

- Серена! Это не смешно! Я не знаю, что ты задумала, но советую тебе все отменить, приезжайте.

Стоило ей повесить трубку, телефон гудит сигналом смс

Простите меня за обман. Ваши подарки ждут Вас в большой спальне.

- Подарки? - подал голос Чак читавший у нее из-за плеча - Наряд развратногго Санта Клауса приобретает смысл.

- пошли посмотрим?
 
mio-mioДата: Среда, 27.06.2018, 13:32 | Сообщение # 47
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline
Они поднялись по лестнице и вошли в большую спальню

- Чак, я была здесь, перед тем, как начать одеваться, ничего этого не было

Блер в шоке смотрит на комнату с горящим камином, десятком свечей расставленных тут и там, тихая музыка льющееся из айпода и большая белая коробка с красным бантом лежащая на огромной кровати.

- Должно быть она возвращалась после того как "уехала" с моим водителем и вошла через кухню.

- Или через террасу - Блер подошла к огромному окну и увидела там следы на свежем снежке оставленные явно замшевыми Louboutin.

- Определенно навыки маньяка - усмехнулся Чак глядя на улицу - Но все еще не понятно зачем все это.

- Может в коробке ответы?

Блер садится на кровать, что не легко учитывая узкое платье и высоту кровати, в итоге она сидит на краю, сдвинув ноги на одну сторону, как русалка, и развязывает бант.
На вершине вороха из папиросной бумаги, скрывающей содержимое, лежит большой белый конверт.

"Ч и Б,
На случай если Вы не поняли, никакой вечеринки сегодня не будет. да, я солгала, но помыслы мои чисты. Я сделала это, потому, что люблю Вас обоих. Да, даже тебя Чак, хоть я никогда и не признаю это прилюдно. Я хочу чтобы Вы были счастливы, и я сделаю все, что для этого потребуется, даже если Вы будете против.
Поэтому я дарю Вам кое что драгоценное, то, что Вы отчаянно хотите и заслуживаете
Ваша, Санта Серена"


- Она в курсе, что рождество прошло? - только и нашелся, как прокомментировать, Чак садясь на кровать и откидываясь на спинку.

Под первым слоем бумаги, конверты с их именами перевязанные ленточкой. Две стопки "Чак" и "Блер"

Чак протягивает ей ее, и забирает свои, пока Блер распаковывает коробку дальше.

Она тяжелей, чем может показаться и за слоями бумаги оказывается...

- Презервативы - фыркает Блер достав коробочку лежащую сверху - Она пишет что дарит нам самое дорогое и по-видимому это презервативы

Чак смеется и разворачивает бумагу дальше

- Думаю, сестренка имела ввиду другой подарок.

- Это её тонкий намёк, что нам надо заняться сексом, чтобы уладить все разногласия?

- По-видимому

Блер на секунду задерживает дыхание. Ну что тут скажешь? Да, давай сделаем это, но только ты переспишь со мной и забудешь на следующий день, а мне придется вернутся домой и впасть в депрессию в компании Одри и Макарунс?

Чтобы отвлечь себя от невеселых перспектив, она рассматривает подарки. Это массажер в виде осминожки. По крайней мере она надеется что это массажер. Стек с перьями на конце, черная маска, пушистые розовые наручники, стеклянная игрушка имитирующая конфету трость, черная шлепалка или как там она называется...

- Извращенка - бормочет она, достав большой розовый пенис с ремнями из кожи, приделанными к нему - Я конечно все понимаю, но ремни то зачем?

Чак отрывается от изучения конвертов и сдавлено усмехается, забирая из рук Блер игрушку и откладывая ее в сторону.

- Это продвинутый уровень

- Я девственница, а не мормонка, Басс, - возмущается Блер - Я знаю что такое страпон. Я просто не понимаю, зачем он нам.

- Тогда придется пояснить - забавляется Чак - Продвинутый уровень, для меня

- А - недоумение Блре, сменяет отвращение - фууу,

- Ага - кивает он - И тебе придется сначала угостить меня ужином и напоить. Сильно.

- Никогда в жизни - отрезает Блер, переходя к набору разных баночек. - Боже, "со вкусом пирога с корицей, ванили и банана" - читает она.

- Это если не боишься быть липкой

- Вкусы это понятно, но для чего это?

- Дай мне руку

Блер протягивает руку, Чак выдавливает немного содержимого баночки "с ванилью" на ее палец и дует.

Холодит.

- Эффект будет больше - поясняет он - Если использовать на чувствительных участках кожи. И еще она съедобна

О.

Блер облизывает палец и замечает, как Чак меняет положение, садясь немного по-другому и все еще раскладывая конверты.

Она бы соврала, если бы не сказала что ей не интересно, что там.

- Блер, правда или действие?

- Что?

- Эти конверты - показывает Чак - Сестренка видимо предлагает поиграть нам в правду или действие.

На кровати разложены конверты. На них ее имя и цифры, а так же приписки в углу "правда" и "действие".

Что ты задумала Серена?

- Правда - решается она.

Под звук разрываемой бумаги появляется красная карточка.

- Погоди - останавливается Чак - Мы точно будем играть в Правду или действие которые задумала Серена?

- А что? Я хочу играть. - рискует Блер.

- Но ты же знаешь мою сестренку, можешь представить, какие вопросы она для нас заготовила - Ты уверена? - серьезно спрашивает Чак.

Конечно нет. Но услышать ответы Чака, на, чтобы там не заготовила Серена, увидеть как он реагирует. Это стоит того ведь так?

- Да.

- Ладно - кивает он, переворачивая карточку - Ты выбрала правду и вопрос

Чак усмехается, прежде чем прочитать

- Блер оцени этот поцелуй от одного до десяти - он поворачивает карточку к ней и там их фото под омелой, прикрепленное к красной бумаге.

- Я могла бы догадаться, что будет нечто в этом роде - бормочет Блер, чувствуя, как краснеет - От одного до десяти... эмм восемь.

- Восемь - обиделся Чак - Всего?

- Ну оценка была бы выше, если бы моя подруга не стояла рядом и не хлопала в ладоши как тюлень, а так же не ослепляла меня вспышкой камеры. И если бы он длился дольше – неожиданно для самой себя добавляет она.

Это кажется, успокоило Чака. Он медленно кивает

- Хорошо. Тебе нравятся долгие поцелуи и конфиденциальность, буду знать.
Звучит многообещающе.

- Правда или Действие, Чак - Блер развязывает свою стопку конвертов и рассыпает по кровати восемь конвертов, Четыре правды, и четыре действия.

- Правда

Она разрывает конверт с надписью Чак. Правда№1

- Правда."Чак ты когда ни будь хотел чтобы Блер стала твоей девушкой? Что тебя остановило?" - прочитала Блер, не выдержав и фыркнув в конце - Боже, Серена, все ведь знают, что у Чака Басса не может быть девушки!

Чак вздыхает и взъерошивает свои волосы, избегая смотреть ей в глаза.

- Что мешало подкатить к тебе? - спрашивает он, игнорируя ее комментарий - Это длинный список, в нем мой лучший друг который был твоим парнем казалось вечность, страх потерять его, после того как вы наконец расстались, то, что я вряд ли способен дать тебе то, что ты заслуживаешь, тот факт, что ты практически вычеркнула меня из своей жизни - не весело усмехнулся он - Ах, да, и еще страх быть отвергнутым

- А вот это уже перебор - фыркнула Блер - Ты Чак Басс, ты самый самоуверенный парень в мире.

Чак улыбается загадочно и берет два конверта

- Правда или действие, Блер

- Действие

Он открывает конверт с надписью "Блер Действие №1" и говорит:

- Эй, мы не обязаны, плясать под дудку Серены, можем пойти вниз и посмотреть телевизор.

Что могло его смутить?

Блер вырвала у него из рук конверт и прочла вслух:

- Блер, та же шкала от одного до десяти, поцелуй Чака, на десятку.

Он смотрит на нее со смесью смущения, веселья и раздражения, последнее впрочем явно относится к блондинке с длинными ногами и не менее длинным носом, который она сунула в их и без того запутанные отношения.

- Видишь, что я имею в виду? - говорит он.

- Хорошо - голос Блер дрожит немного, она нервничает сейчас даже больше, чем когда они все это начали - Я сделаю это.

Он смотрит на нее с удивлением. Блер не дав себе подумать дважды, чуть сдвигает платье, чтобы можно было двигаться и встает на колени совсем рядом с ним. Всего в паре сантиметров сейчас его лицо и она наслаждается моментом так сильно.

Ведь можно представить, что это не глупая игра?

Чак, ставший, вдруг очень серьезным заправляет за ухо, выбившуюся из прически прядь, и это как будто разрешение.

Она сокращает ростояние между ними.

То, что началось почти робко, как шёпот, быстро сменилось желанием получить больше, прижаться сильнее. Она положила одну руку на спинку кровати, чтобы держать равновесие, другую запустила в его волосы, прижимая его ближе, углубляя поцелуй.

Блер выполнила Действие и, в общем то, можно было остановится, но ей не хотелось этого. И потом, зачем останавливаться на десятке, когда ты можешь сделать двадцать?

Блер сдвигается в сторону, утягивая Чака за собой, пока ее спина не оказывается на матрасе. И он сейчас над ней. Весь ее мир сейчас это Чак, его рот и его волосы под ее ладонями.

Ее ноги закручиваются вокруг него, и это уже давно за рамками даже "двадцати". Она проводит руками по его плечам, развязывает бабочку, скользит по животу обтянутому рубашкой, не думая вообще, тянет рубашку из брюк, желая добраться до голой кожи. Это и был момент, когда Чак остановил поцелуй.

- Я могу ошибаться, но думаю, мы выполнили "Действие".

Она не доверяет своему голосу сейчас, поэтому просто кивает. Чак протягивает ей руку и помогает сесть.

Ее кожа горячая сейчас, особенно на щеках, но ей все равно, она сдерживает себя чтобы не начать самодовольно ухмыляться, потому, что это было однозначно больше "десяти".

Блер хотела бы сейчас уметь читать мысли и знать что думает Чак о их поцелуе. Что он думает, что она думает? Она сделала еще хуже? Он все понял про ее чувства? Или может для него это ничего не значит?

Решив не мучать себя я вопросами, она берет конверты и спрашивает у притихшего Чака:

- Правда или Действие, Басс?

- Действие - он складывает руки в молитве и просит - Пожалуйста, пусть это будет еще один поцелуй на "десять"

Блер смеется и открывает конверт.

Блять.

- Чак, сними один предмет одежды.

- О, ну это я мог сделать и без задания - ухмыляется Чак и начинает расстёгивать рубашку.

Черт.

Он снимает ее и кидает на колени Блер. Ткань теплая и пахнет как он.

Серена всегда издевалась над его презрением к спорту, а летом еще и над тем, что он самый волосатый в их компании, но Блер нравилось его тело, ей всегда казалось, что он выглядит как мужчина, а не как мальчик. Нравилось все. Даже волосы на груди, которые так хотелось потрогать, узнать какие они на ощупь, мягкие или жесткие, провести пальцами по дорожке которая спускается вниз, ощутить....

Соберись Блер!

- Ты готова к своему вопросу? - вырвал е из оцепенения Чак - Или продолжишь пялится на меня?

- Правда - говорит она не думая.

Чак отрывает конверт, молча читает его, закатывает глаза с раздраженным "пфф", потом зачитывает ей:

- Блер, на Верхнем Ист-Сайде появилась новая секта, они похитили тебя для того, чтобы принести в жертву твою девственность. Они планируют бросить тебя в жерло вулкана уже завтра. Сегодня у тебя последний шанс лишиться девственности на своих условиях. Чак входит в пятерку парней кого ты бы выбрала в качестве своего первого мужчины?

Блер смеется и качает головой.

- Она могла бы пропустить весь бред с секстой и спросить сразу - возмущается она - И не намекать что я последняя восемнадцатилетняя девственница на Манхеттане, что я придаю всему этому слишком большое значение и еще чуть-чуть и мне пора будет в монастырь

- Тебе конечно идет черный, но это будет слишком - усмехается Чак - И не на пользу монастырю, скорее всего, потому что другие монашки будут хотеть тебя

- Фуу, Чак

- Ну так как? Я в "пятерке"?

Ее щеки, кажется, краснеют еще больше.

- да - просто отвечает она.

Блер берет коробочку, с тем, что оказывается виброяйцом с двенадцатью скоростями и делает вид что читает описание продукта.

- Ну тогда я приду со своим копьем

Блер поднимает на него глаза, не понимая, о чем он

- Ну для твоего спасения, я имею в виду - пояснил он. - Не с тем копьем, что ты подумала.

Блер смеётся и качает головой представив Чака с его "копьем" на перевес, спасающего ее от религиозных фанатиков.

Все еще не готовая, что либо обсуждать, она достает яйцо из коробки, оно с мягким силиконовым хвостиком, с кольцом на конце и все такое гладкое и розовое. Она решает что обязательно попробует его пока они здесь, но перед этим надо убедится что оно не слышно ли звук вибрации в соседней спальне.

- Погоди, а как насчет "тройки"? - спрашивает Чак.

Она кивает. Боже, он скорее всего видит, как я краснею.

Она нажимает на кнопку на игрушке, но ничего не происходит, открыв отсек для батареек, она убирает защитную пленку и теперь игрушка оживает.

- До или после Джоша Харнетта?

- Заткнись - пихает его в плечо она, смеясь.

Чак ловит ее руку, и подтянув ближе целует в ладонь.

- Я буду считать что это "да".

- Я думаю, мы исчерпали эту тему - переводит разговор Блер - Правда или Действие, Чак?

Она отключает вибратор, кидает его обратно в коробку, и берет конверты.

- Правда.

Блер берет конверт "Чак. Правда №2", просматривает текст, возмущенно стонет и начинает читать:

- "Чак, в обычную неделю, ты дрочишь хотябы раз в день ( не отрицай это, мы все в курсе, что ты извращенец, плюс, и здесь следует мои многочисленные "фууу", я живу с тобой под одной крышей) Так вот: как часто ты представляешь Блер в этот момент?"

Теперь очередь Чака возмущенно застонать. Она берт подушку, закрывает ею лицо и откидывается на спинку кровати.

- Она такая сучка! - слышит Блер из под бежевого шёлка налвочки. - В среднем за неделю, я представляю тебя.... кадый день.

О.

Блер кажется, что в комнате резко закончился воздух.

Чак убирает подушку и смотрит на нее сейчас:

- Ты злишься?

- Нет - честно отвечает она. Это чувство внутри это совершенно точно не ярость - Я просто никогда не думала, что интересна тебе в этом смысле.

- Блер... -начинает Чак

- Нет - перебивает его Блер, - Я в курсе, что фантазии это только фантазии и я подруга Серены, а значит...

- Блер - берет ее за руку Чак заставляя замолчать - Если тебе надо услышать это чтобы поверить, то... Я хочу тебя, ок? И это не потому что ты подруга Серены, или девушка Нейта, и это типа запретного плода. Это потому что это ты. И прошедший год показал, что я хочу не только твое тело, но и просто быть рядом.

О, Боже.

- И да, у меня привстал, когда я увидел тебя в этом платье - с озорной ухмылкой добавил он.

- Басс!

- Ты не против всего этого?

- Нет - Блер не знала, как объяснить, как себя чувствует сейчас - Просто ты никогда не вел себя, как...

будто ты видишь во мне больше чем друга, подумала она

- Ты тоже - он тянется за конвертами, видимо желая уйти от этого разговора - Давай посмотрим какую еще пытку придумала для нас Серена. Правда или действие?

Она почти выбирает правду, но потом останавливает себя. Зная Серену, там наверняка вопрос, который заставит признаться ее в мастурбации и образ когог она себе представляет поэтому она говорит:

- Действие

- Блер, я хочу чтобы ты сняла свои трусики и отдала их Чаку

- Чак показывает карточку, чтоб Блер убедилась, что он ничего не придумал

Ну спасибо, подружка.

Она закрывает лицо руками и нервно смеётся

- У меня есть идея получше, давай я вместо того чтобы отдать их тебе, использую их вместо удавки, для кое кого блондинистого и бесцеремонного.

- Ничего не имею против, но я все равно заберу их после этого

Блер встает, и думает, как бы выполнить действие с наибольшим достоинством.

- Для записи - говорит она – Обычно, я такие не ношу, Серена полностью выбирала мой сегодняшний наряд, что конечно имеет больше смысла сейчас

Она засовывает руку под платье и тянет белье вниз по бедрам и коленям. Они такие же сексуальные, и безумно красивые: черные почти прозрачные стринги, с нежным узором в виде розовых цветов. Блер бросает их на колени Чаку, и садится, стараясь сделать позу как можно скромнее, учитывая длину платья.

Он поднимает стринги перед собой со сдавленным стоном

- Это покушение на убийство -Чак запихивает их в карман брюк - Ты не получишь их обратно, знай это.

Он ждет, что она будет спорить?

- Забирай. Они твои

- Раз ты так щедра, можешь снять и лифчик?

- Не испытывай удачу, Басс, и потом тут тебе не повезло в любом случае, это платье не предполагает лишнего белья

- Твою мать - бормочет он, вглядываясь теперь пристально в ее бюст затянутый красным шелком

Она просто надеется, что через ткань не поступают очертания её сосков сейчас.

- давай посмотрим, что припасла Серена для тебя

- Действие

Блер вскрывает конверт, читает содержимое и чувствует, как пересохло в горле. Она сглатывает и читает еще раз, на этот раз вслух:

- Чак, твоя задача: перестань играть в глупые игры, и просто дай Блер оргазм, который она запомнит на всю жизнь.

У Чака натурально падает челюсть.

- Ну теперь она зашла слишком далеко, - он вскакивает с постели, берет свою рубашку и тянет Блер за руку - Пойдем, будем смотреть фильм, или придумаем еще что ни будь

Он тянет ее в сторону двери

- Стой - Блер упирается каблуками в ковер

- Забыла что ни будь? - Чак сканирует комнату взглядом

Шагнуть в пропасть или не шагнуть? Еще утром у нее были десятки причин почему олна и Чак не возможны. Все было затянуто туманом неуверенности, непонимания и страха. А теперь все они рассеялись благодаря глупой игре затеянной Сереной. Ее подруга подарила ей возможность изменить все. На блюдечке.

Нужно только решится.

Когда еще представится случай? И будет ли он?

Она вдыхает шумно, и смотрит ему прямо в глаза

- Чак, я думаю, ты должен выполнить задание.

- О - кажется у Чака Басса в кое-то веке нет слов, он сглатывает и берет ее руки в свои - Блер если ты говоришь это только чтобы не уступить мне, или потому что...

- Я говорю это, потому что хочу этого Чак - перебивает его Блер - Мне нравится эта идея, и учитывая твою репутацию, я уверенна что у тебя есть пара идей как это осуществить.

- Ты уверенна? - спрашивает тихо Чак

Их взгляды сейчас говорят друг с другом, рассказывая так много. Так мало

- Я имею ввиду, что это будет больше чем поцелуи и руки на груди - продолжает он, на удивление серьезно - Я конечно могу сделать это, и через одежду, но если мы говорим о том, чтобы ты это запомнила на всю жизнь...

Он думает, что я вообще ничего не знаю о сексе?!

- Басс, ты ведь не собираешься мне рассказывать о пестиках и тычинках? - усмехается она

- Я собирался сказать, - усмехается и возвращается к своему обычному "я" он - О твоей киске, Блер, и том, что я собираюсь ее увидеть и что с ней сделать.

- О, - к Блер тоже вернулся сарказм - Если ты собирался сначала рассказывать, то лучше и правда, не начинать

Она поворачивается, чтобы выйти из комнаты и тут же оказывается прижатой к голой, горячей груди.

Наконец-то!

Она прижимается, привставая на цыпочки, чтобы быть чуть выше, чувствовать эти губы больше. Его язык дразнит ее, а руки скользят по шелку, задирая платье до талии, сжимая ее попку.

- Платье нужно снять - чуть отстранившись, сказал он.

- Тогда я буду абсолютно голая - напоминает ему Блер, особо не споря

- Идеально - кивнул Чак, ища замочек сбоку

Блер сделала шаг назад и потянула за замочек на спине. Одно движение и платье упало на пол лужицей красного огня на фоне молочного ворса ковра.

Первая реакция прикрыться руками, останавливается Чаком, который берет ее запястья подходит ближе и говорит почти благоговейно:

- Идеальная, - легкий поцелуй у виска – Лучше, чем я себе представлял - теперь это лишь шёпот - А как мы сегодня выяснили, делал я это часто.

- Чак... - она не знает что хочет сказать

Он словно понимая это, целует ее сначала нежно, словно узнавая, потом так, что у нее начинает кружится голова - прогибая ее назад, прижимая к себе. Не прекращая поцелуя, Чак подхватывает ее сзади и поднимает на руки, Блер оборачивает ноги вокруг его талии, и цепляется за шею, пока он делает пару шагов до кровати и опускается с ней на мягкость покрывала.

Они целуются, так, как будто и правда завтра одного из них бросят в вулкан, задыхаясь, и делясь кислородом, друг с другом. Руки Чака спускаются по ее шее, ласкают грудь, а она цепляется за его плечи, наслаждаясь, что это он, и он наконец так близко.

Он находит какое-то особенно чувствительное местечко на ее шее своими губами, и она выгибается ему на встречу, нуждаясь больше в этом ошеломительном ощущении. Он на секунду приподнимается над ней, смотрит ей в глаза, затем облизнув губы, захватывает ими ее сосок.

Блер ловит ртом крупицы воздуха, пока он мучительно медленно ласкает ее грудь, отчего волны удовольствия расходятся по телу, собираясь в центре. Ее бедра сами собой выгибаются ему на встречу, и Чак прижимает колено к ее центру, чтобы мучить ее больше.

Все еще дразня ее грудь пальцами и языком, свободной рукой Чак тянется к коробке. Пока он возвращает внимание к ее губам, целуя ее, щелкает крышечка бутылька и секунду спустя, на грудь Блер капает, пахнущая кокосом и ванилью, жидкость. Она гладкая как шелк и чуть холоднее температуры ее тела.

Чак пару секунд просто смотрит с восхищением, на устроенный им беспорядок, потом наклоняется и дует. Горячее, покалывающее ощущение заставляет ее задохнутся. Она выгибается по ним еще больше, когда он начинает слизывать ароматный гель.

Потом подняв бутылку повыше, он льет больше ароматного масла на ее кожу, по животу к ногам и холмику между ними. Разведя ее колени, Чак скользит руками по лоснящейся коже, спускаясь ниже, лаская внутреннею сторону бедер, скользя по складкам нежной кожи. Дыхание Блер учащается пока он нежно и почти невесомо, ласкает ее. И только тогда, когда она уверена, что умрет от необходимости большего контакта, наконец касается ее там где ей хочется больше всего.

Это чувство почти невыносимо. И совершенно фантастическое.

Он раскрывает ее чуть больше и проникает одним пальцем.

Блер резко втягивает воздух.

- Не приятно?

- Нет, хорошо

Чак поворачивает руку ладонью вверх и движется медленно и сладко, что заставляет ее буквально плавится.

- Так хорошо - бормочет Чак

Блер поднимается на локтях, только для того чтобы снова поцеловать его

- Тебе нравится? - спрашивает Чак

- А ты как думаешь?

Он смеется. Снова тянется к коробке и достается яйцо вибратор, который она крутила в руках до этого. Нажимает на кнопку и слышится тихое жужжание.

- Доверяешь мне?

- Да

Рот Чака возвращается к ее груди, а вот яйцо теперь прижало прямо к клитору и Блер издает неприлично громкий звук.

Прибор терзает ее плоть, в то время как Чак сцеловывает остатки сладкой смазки с ее кожи. Он нажимает кнопку, меняя режим на пульсацию

- Так лучше?

Он действительно думает что она ответит что ни будь, когда ее внутренности дрожат как желе и она настолько на грани?

Блер просто кивает и захватывает чуть побольше воздуха.

Чак проникает в нее теперь двумя пальцами, растягивая таким приятным способом, и снова меняет режим у игрушки.

Приборчик начинает почти неуловимо, по возрастающей наращивая вибрацию до момента когда это почти невыносимо, только для того чтобы остановится и начать сначала. Сочетание этого и его пальцев подводят Блер к краю и дальше, туда, где кажется все распадается на частички, чтобы вновь притянутся и стать целым.

Спустя пару тяжелых вдохов она открывает глаза и тихо смеется

- Это было.. - начинает она

- Только начало - перебивает ее Чак, дергая ее резко к краю матраса, так что теперь ее ноги касаются пола.

Блер приподнимается на локтях, чтобы видеть, как он слизывает тягучий сладкий гель с внутренней части ее бедер.

Подняв ее левую ногу и закинув ее себе на плечо, он открывает ее для себя и лижет.

Это совершенно иное ощущение, такого не было у нее никогда - легкие почти невесомые прикосновения, которые чувствуешь так сильно, что сбивается дыхание.

Где-то на задворках разума, все еще была девочка считавшая, что все это нескромно и слишком развратно, но Блер не находила сил прислушаться к ней. Не когда Чак смотрит на нее с таким неприкрытым желанием, а его лицо так красиво смотрится между ее ног.

Девушка может привыкнуть к такому.

Чак ласкает ее круговыми движениями сейчас и она вцепляется в его волосы и стонет, поэтому он повторяет движение снова и снова, пока каждый нерв в теле Блер не начинает искрится удовольствием.

Оргазм на этот раз дольше и мощнее.

Она смутно осознает, что Чак целует ее и обнимает, натягивая над ними простыню. Нежно проводит по волосам, целует в висок.

А потом она чувствует его сдерживаемый смех, лежа на его груди.

- Что? - спрашивает Блер не открывая глаз.

- Я думаю что должен Серене подарок, хотя вечер начинался с того что я хотел ее придушить

- А я все еще не знаю, чего она заслуживает больше - мести или благодарности

- Голосую за оба варианта. - усмехнулся Чак и серьезно добавил - ТО что сейчас было лучший подарок от нее за все годы нашего знакомства, но часть, где она руководит нами как куклами была совершенно ненужной.

- Согласна - кивает Блер - Ты правда ничего не знал?

- Нет. Я просто хотел провести с тобой побольше времени, поэтому приехал раньше. Хотя... - задумался Чак - Когда я звонил ей от Тиффани и спрашивал, что тебе понравится больше ключ или танзанит она сказала мне что это уже не смешно и мне пора сделать что-то в отношении тебя.

- Да ты хорошо умеешь скрывать свои чувства, Чак Басс

- Как и ты

- Как и я - согласилась она нежно водя пальцем по его груди. - Поверить не могу, что нас разгадала Серена, из все людей. Я не говорила ей не слова

- Сестренка может вести себя как классическая блондинка, но глупой ее не назовешь.

Чак снова целует ее, перекатывая, так, что она оказывается на спине.

Ноги Блер касаются ткани его брюк. И почему он все еще одет?

- Правда или Действие Чак?

- Действие - отвечает он после секундного замешательства, видимо не веря, что они все еще играют в эту игру - Действие благосклонно ко мне сегодня - ухмыляется он

- О, я надеялась что ты это скажешь Басс - она смотрит на него с нежной улыбкой - Твое Действие, это достать из той коробки презерватив и закончить то, что начал. А после мы можем опробовать другие подарки.

- Блер... - он кажется не знает что сказать сейчас - Ты же девственница

- Ага- кивает она расстёгивая его слаксы - И тебе нужно это исправить.

- А что если ты все же познакомишься с Джошем Харнеттом? - шутит он, снимая брюки и боксеры

- Джош? - смеется Блер, поедая его теперь полностью голое тело нескромным взглядом - Он всего лишь номер два в этом списке. Ты всегда был первым.

- Тогда у меня нет другого выхода - улыбается он, надрывая презерватив.

***


Свет еще горит, и в гостиной слышен телевизор, Серена тихо закрыла за собой входную дверь и сняла обувь чтобы не шуметь.

Все именно так, ка кона оставила здесь - хороший знак, ведь Блер бы никогда не пошла спать не выключив свет и телевизор. Ее раздражают такие вещи. А так, - все указывает на внезапный уход из комнаты.

Серена оставила две коробки свежих круасанов и коробочку клубники на столе - завтрак для Чака и Блер и потратила несколько минут на уборку, убрав закуски в холодильник и неоткрытую бутылку шампанского - если все пойдет хорошо, эти двое будут голодные.

В гостиной она выключила свет и телевизор, и после минутного колебания, положила телефон Чака на столик у дивана.

Сделав глубокий вдох для храбрости она поднялась по лестнице, остановившись на верхней ступеньке чтобы прислушаться. Ни звуков тяжелого дыхания, ни стонов не скрипа кровати. Ничего.

Они не убили друг друга, правда?.

Тихо войдя в приоткрытую дверь, Серена замерла. Камин по прежнему горит, как и свечи, с оплавленным уже воском. А комната пахнет сексом и ванилью и напоминает зону бедствия: на полу валяется одежда, оберточная бумага и конверты. Подарочная коробка лежит на полу, с содержимым рассыпанным по ковру, а на тумбочке три разорванные серебристые упаковки от презервативов.

Подружка, ты заставила его потрудится - ухмыляется Серена про себя.

Чак и Блер лежали голые в центре кровати. Блер на животе, а Чак на спине, одна рука собственнически на Блер, другая была под его головой, с розовым наручником все еще обернутым вокруг запястья.

Блер!

Слава богам, простынь покрывала его бедра, скрывая то, что Серена предпочитала не знать о сводном брате.

Серена была рада, что ее план удался. Это было утомительно наблюдать, как эти двое ходят вокруг друг друга на цыпочках, изнывая от взаимного влечения, но боясь сделать первый шаг. Она искренне была рада за них. И честно старалась не завидовать. И не заводится, от увиденного.

Она нашла пульт и погасила камин, тихо прокравшись загасила три свечки возле кровати, и повинуясь порыву, сняла красный колпак с себя и аккуратно положила на голову Чаку.

Ну потому что, что еще может быть сексуальней чем голый парень с шапке Санты, ведь так?

Чак пошевелился и открыл глаза.

- Серена - прохрипел он - Ты стерва, ты знаешь это?

- Я - притворно удивляется она шепотом - Ты меня с кем то путаешь, я всего лишь, самая лучшая сводная сестра и подруга в мире.

Он вздыхает, смотрит на Блер и его губы расплываются в совершенно идиотской улыбке

- Спасибо, сестренка.

- Всегда пожалуйста, братик - усмехается она в ответ. - Береги ее - добавляет она.

Чак молча поворачивается к Блер и обнимает ее как будто это самое драгоценное, чего он когда либо касался.

Она все сделала правильно.

Она достает из сумочки открытку и ставит ее на тумбочку возле Блер прежде чем тихонечко уйти.

"Ч и Б,

Завтрак на кухне, как и номер службы доставки, если Вам что ни будь понадобится. Дом ваш на все выходные! В понедельник в 12, мы заедем за Вами поедем кататься.
Ведите себя хорошо, предохраняйтесь, если будете вести себя плохо

и влюбляйтесь друг в друга еще больше. Вы это заслужили.

Не подведите меня.

С любовью, Санта Серена.

РS Чак, качестве благодарности приветствуется что нибудь от Christian Louboutin. Мой размер 6.

РРS Блер, я же говорила, что пригласила идеального парня для тебя?


Еще раз взглянув на спящих любовников, и удовлетворённо вздохнув, Серена затушила две последние свечи на полке камина, и вышла за дверь.
 
mio-mioДата: Четверг, 05.07.2018, 13:41 | Сообщение # 48
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline
7. Holy Grail
#Искры







baby, It's amazing, I mean this maze with you....



Джорджина спустилась по лестнице ведущей к пляжу, и, сняв туфли, пошла по песку. Она всегда любила четвёртое июля, салюты и вечеринки на яхте, яблочные пироги и пикники. Это четвёртое июля она проводила в доме Лили Ван дер Вудсен в Хемптоне. Блер Басс удивила ее приглашением на семейный, казалось бы, праздник, для нее и Майло, но с некоторых пор у нее с новоиспеченными супругами Басс было негласное перемирие, и Джорджина не стала упускать возможность два дня отдохнуть за городом. К тому же она знала, что здесь будет Джек.

Джек. Причина ее отвратительного настроения сегодня. Причина, по которой она ушла с вечеринки и шла вдоль воды, наслаждаясь ощущением, как прохладная океанская вода омывает ноги, пытаясь привести свои мысли в порядок.

Она не видела его три недели. Он был в Сиднее, улаживая какие то дела БассИндастрис. Вчера поздно вечером он прилетел в Нью-Йорк и позвонил ей из аэропорта, часом позже она уже стучалась в дверь его номера в Palace. Они почти не говорили, яростно вымещая на телах друг друга длительную разлуку. Раньше Джорджина не задумывалась об этом, но оказалось, три недели это слишком много одиноких дней, и какие-то слишком длинные ночи, когда уснуть тяжело, а просыпаться не хочется. Иногда она ненавидела его, за эту свою зависимость. Ненавидела за то, что он уходит не прощаясь, не звонит, как нормальные люди, не предупреждает.... С Джеком Бассом было слишком много таких "не". Иногда ей было наплевать на это, хотя бы потому, что она знала, что с ней этих "не" не меньше, а иногда совсем нет. Как сегодня.

Она проснулась в восемь в номере Джека с запиской "уехал в офис, увидимся у Чака" на соседней подушке. Прекрасное начало дня - завтракать одной в огромном номере, как героиня Красотки. И так было не в первый раз, когда она засыпала с ним, а просыпалась одна. Джек Басс был не из тех, с кем завтракаешь. По началу ей нравилось это - чувствовать себя, как элитный эскорт, заказывать шикарный завтрак в номер, набирать ванну и пить шампанское с утра, быть так беззаботно одной, перед возвращением в свою реальную жизнь, все еще двигаться, как в тумане, немного опасаясь, что Джек Басс как-то затронул ее нервную систему, потому, что чего бы она ни коснулась – ткани покрывала, дверцы душа, телефона, – все вызывало небольшие фейерверки под кожей. Но дело было ведь не только в совместных завтраках, которых ей до смешного хотелось, раз уж им удавалось провести вместе ночь так редко, но и во множестве мелочей, из которых складывался единственный вывод - Джек Басс был совершенно не пригоден быть с кем то в нормальных отношениях, быть чьим то бойфрендом.

Джорджина усмехнулась своим мыслям, и качнув головой, в который раз удивилась сама себе - она хотела сделать из Джека Басса бойфренда... Серьезно? Насколько глупой надо быть? И это ее желание настолько обычно, типично и по-девчачи глупо - она ненавидела себя за то, что чувствует все это. Ей всегда нравилось думать, что она не подвержена большинству женских глупостей. Ей хотелось быть сильной, циничной, устрашать врагов и использовать мир, не давая использовать себя...

Ну да.


Не с Джеком Бассом.

А ведь она знала с самого начала, что ничего хорошего не выйдет. Знала, и все равно ответила на его звонок, когда он вернулся в феврале в Нью-Йорк.

Она дрожащими пальцами приняла вызов со словами "Смотрите, кого кошки притащили" и начала их полугодовой марафон американских горок: его внезапные отъезды и возвращения, недели когда она не слышала от него не слова, дни когда он почти преследовал ее, номера отелей, Империя, бары и лимузины, редкие ночи вместе, один уикенд в Атлантик Сити, ночь на яхте пришвартованной в Крик Бич, редкие разговоры по телефону, пара черных коробок с серым бантом - подарки от него, доставленные совершенно без повода, ее день рождение, про которое он знал, но даже не позвонил.... ах, да, еще великолепный в своем бесстыдстве, совершенно безумный секс. Лучший, в жизни Джорджины.

И ей бы хотелось сказать, что дело только в сексе, и в том ,что Джек просто разбавляет ее такую скучную и обычную жизнь адреналином, но это было бы не правдой. Не всей правдой. Было что-то еще. Такая болезненная для нее, зависимость, в которой она боялась признаться даже себе, желание залезть в его мысли, желание быть для него чем то важным, необходимым, быть рядом.... Что было совсем уж бредом, потому, что она вообще-то все еще замужем за Филипом, у нее есть Майло и она слишком финансово зависима от ее брака, чтобы стать одинокой женщиной, а он... он был Джеком Бассом.

Дойдя до пирса, она прошлась по деревянному настилу и встала облокотившись на перила. Джорджина смотрела вниз на волны, накатывающие на берег и пыталась понять, где свернула неправильно?

Сегодня приехав к Бассам она думала, что Джек уже будет здесь, но, конечно же, его не было. Он приехал, опоздав на два часа, когда все уже сели ужинать. Желая высказать без слов, что она думает по поводу всего этого, и сегодняшнего утра, Джорджина ушла сразу, как только закончился ужин, выскользнув из дома, пока Джек был занят разговором с Чаком. Она знала, что это глупо и по-детски, но ничего не могла с этим поделать.

Она не пряталась, нет, ей просто хотелось сделать передышку, слишком много эмоций было сегодня. Утро в отеле, поездка за город с непоседливым ребёнком и не очень помогающей няней, дом Бассов и Блер, которая выбрала сегодняшний день чтобы официально объявить о том что беременна (о чем, в общем то, и так все догадывались), опоздавший Джек и то, что он едва замечал её за столом. Последнее её бесило особенно. Они никогда не обсуждали это, но словно по негласной договорённости, не афишировали свои отношения в присутствии других людей. Чак и Блер конечно догадывались, Чак скорее всего знал точно, потому, что ему наверняка доложили о их маленькой прелюдии в лифте Империи, когда Джек ненадолго блокировал движение лифта. Знал Нейт, заставший их как то в коридоре отеля входящих в номер Джека в два часа ночи, но в остальном их интрижка оставалась тайной, и с некоторых пор это раздражало Джорджину.

Она почувствовала спиной, что больше не одна. Конечно, он нашёл её. Она не так уж хорошо спряталась. А ещё, он всегда находил её.

Он подошёл и молча встал рядом, сложив руки рядом с ее на перилах. Ей нравились его руки.

- Твоя няня заигрывает с Нейтом пока Майло спит. – сообщил после небольшой паузы

- До тех пор пока с ней радионяня ничего не имею против.

- Почему ты ушла? - он внимательно смотрел в её глаза, видимо стараясь увидеть подтекст.

- Захотела побыть одна.

- Мне уйти?

- Нет.

Какое то время они стояли молча глядя на воду. Слон стоял рядом. По крайней мере Джорджина его видела.

- Скажи что-нибудь - не выдержала она

- Что ты хочешь от меня услышать? - видимо он слона тоже ощущал.

- И правда о чем это я – фыркнула она – Мы же не говорим друг другу то, что думаем, это слишком просто.

Как всегда он понял подтекст сразу.

- Мы не они – нам не нужны слова - видимо трогательное объявление о беременности Бвссов тоже произвело на него впечатление, он сразу понял о чем она.

- Мне нужны - неожиданно для самой себя призналась Джорджина.

- Для чего?

- Чтобы знать кто я, что я для тебя

- Ты знаешь

- Да? - рассмеялась Джорджина.

- Джи не усложняй все – он снова повернулся к воде, видимо думая, что на этом разговор окончен.

- Усложнять?! Что усложнять? – решила не отступать Джорджина - Для того чтобы усложнить, надо чтобы это что-то было. Кто мы друг другу, Джек?

- Джи… - умоляюще начал он.

- Нет, я понимаю, - перебила его Джорджина - Мы не они, да я и не хочу быть ими, мне не нужны пафосные слова и всеобщее внимание. Но я так больше не могу, я больше не понимаю, кто я. Вся моя жизнь вдруг стала вращаться в другую сторону, я тону в вопросах, ответов на которые не знаю, и ты совсем не помогаешь в этом. Стоит мне стать ближе, ты отдаляешься.

- Джордж…

- Вот. Вот про что я говорю - ты то смотришь на меня, так будто я то, что очень важно, иногда ты словно видишь меня насквозь, знаешь меня лучше, чем я сама.

- Это плохо? – невесело усмехнулся он.

- Нет. Это хорошо. Было бы хорошо, если эти моменты не сменялись полным безразличием, или когда ты не понимаешь меня вообще

- Ты хочешь больше внимания от меня?

- Нет. – с сарказмом заявила она - Ведь у нас не такие отношения.

- Джи...

- Ты просто иногда звонишь или приезжаешь – решила объяснить она - И мы занимаемся сексом словно живем последний день на земле, а потом пффф, - ты уже далеко. Чаще всего буквально.

- Я же говорил, что мне нужно было уехать – оправдывался он, имея ввиду, видимо, инцедент с днем рождения.

- Дело не в той поездки – повысила голос Джорджина.

Ей хотелось плакать. Она не контролировала себя сейчас, говорила все прямо без уловок, а он, кажется, вообще не понимал, почему она так себя ведет.

- Тогда о чем это все? – подтвердил ее мысли он - Откуда взялись эти вопросы?

- Ты правда не понимаешь?

- Джи...

- Не называй меня так! - устало, привычно огрызнулась она.

- Мне всегда было интересно, почему? – теперь его голос сочился сарказмом.

- Потому, что так меня зовут люди из моего прошлого. И мои враги, иногда меня аж передергивает, когда так зовёшь меня ты, я не хочу чтоб ты так меня называл

- Тогда Джина? Джордж? Малышка? - с усмешкой, видимо пытаясь изменить характер их разговор, спросил он,

Ей сложно было не улыбаться сейчас. Она любила, когда он такой. Легкий. Без масок.

Это было еще одной особенностью их отношений, он мог заставить ее плакать и смеяться почти одновременно.

- Или киска? – продолжил издевки он - А может просто мисс Спаркс?

- Нет - запротестовала она со смехом - Только не мисс Спаркс

- Почему?

Ну как ему объяснить? До Джека, она была уверенна, что у нее насыщенная сексуальная жизнь. Джек и их игры, показали, насколько она была не права. И почему то его это "мисс Спаркс" всегда означало, что он хочет поиграть.

- Ты навсегда испортил этот вариант моего имени, Басс, теперь когда я слышу его я представляю тебя и мне хочется сказать «да сэр».

- Приятно знать - усмехнулся он, проведя рукой по ее руке, переплетя их пальцы

Джорджина смотрела на их руки и удивлялась, насколько простой этот жест, и как мало нечто подобного в их отношениях.

- Не смешно Басс, я правда устала от наших игр - видя что он не понимает о чем она, добавила - Не тех что в спальне, тех, где мы играем в непонятные даже нам отношения.

- Чего ты хочешь Джорджина ?

- Не знаю, - честно призналась она - Но знаю точно, что устала вот так

- От чего ты устала?

- О, я слышу сарказм в твоём голосе, но мне не смешно

- Ты же помнишь, что мы Бассы без эмоциональные ублюдки, да?

- Да - фыркнула она.

- Но это не значит, что мне все равно. – он чуть сжал ее пальцы - Объясни, что не так?

- Что не так? - взорвалась Джорджина вырывая руку - А что «так»?! Я официально замужем за Филиппом, но он уже три месяца живёт в твоём люксе в Империи, я живу в квартире аренду которой оплачивает Филип, я подозреваю, твоими деньгами, со мной живёт няня, которую тоже оплачивает Филип, что явно твоя идея от начала и до конца потому, что стоит тебе только позвонить я срываюсь и еду, и няня в этом смысле очень помогает

- А тебе бы хотелось вновь жить с Филипом? – издевательски приподнял брови Джек - Или нужна другая няня?

- Я замужем за ним Джек, - повысила голос Джорджина - Тебя это совсем не волнует?

- Пока он не живёт с тобой под одной крышей, и вы не спите вместе, нет

Ну что тут скажешь? В этом весь Джек.

- Я до сих пор не могу поверить, что ты так просто взял и выселил его из его же квартиры!

- Ваш брак изначально строился на взаимной выгоде, - пожал плечами он - Сейчас ему выгоднее жить в Империи, плюс пентхаус его родителей всего в паре кварталов оттуда, а он занимается сейчас благотворительным фондом своего отца.

- О, не строй из себя благодетеля, и не претворяйся нормальным. – теперь Джорджина по-настоящему разозлилась – Ты, больной ублюдок, позаботился о своём комфорте, а все остальное тебя не волнует! Ты вынудил Филлипа заняться фондом, ты приходишь в мою жизнь, когда хочешь, уходишь, когда вздумается, а я, как кукла, остаюсь жить в своей коробочке до следующего раза

- Ты прекрасно знаешь, что все не так – кажется, его по-настоящему задело, что она так думает.

- А как, Джек? Кто я тебе? – повторила вопрос она.

- Ты моя женщина,

Что?

- О. И что это значит? Ну кроме того, что заставляет чувствовать себя героиней фильма о гангстерах

- Это значит, что кроме тебя нет никого. – пояснил Джек, с раздражением - Я не заказываю эскорт, когда в поездках, не звоню бывшим любовницам, только ты, если это тебя волнует

- Это как раз меня волнует меньше всего, - сказала честно Джорджина - Я понимаю, что не вправе требовать от тебя верности

- Ты моя, остальное меня не волнует, и мне плевать, как это выглядит, или, как называется

Это что-то новенькое - Джек Басс собственник, кто бы знал.

- И с каких пор ты считаешь меня своей?

- С того уикенда в Атлантик Сити.

Логично. Филлип переехал в Империю неделю спустя.

- То есть ты решил, что я теперь «твоя» - сделала воздушные кавычки Джорджина - , переселил Филипа, и решил, что теперь будет так?

- Ты говоришь так, будто это, что то плохое. Все это время, ты была не против, насколько я помню. Или ты скучаешь по Филлипу?

- Ты ревнуешь меня к Филлипу? – догадалась она.

- Причем здесь это?

- А что? Это очень логичный вопрос.

- Да. Ревную. Довольна?

- Ты реагируешь так, как будто это что то ненормальное. Джек, мы спим вместе уже полгода – хотеть, чтобы у меня не было никого кроме тебя, нормально

- Не делай из меня идиота, Джи – не выдержал Джек, повышая голос.

- Это ты делаешь из меня идиотку, - тоже повысила голос она - Мой муж живет в твоем люксе, ты делаешь вид, что тебе вообще плевать, что происходит в моей жизни, а я дура, ставлю свою жизнь на паузу, и жду, что однажды ты захочешь чего-то большего

Все. Она сказала это. Джорджине даже стало на секунду легче.

- Я хочу большего - сказал он тихо после молчания.

- Тогда почему потребовалась моя истерика чтобы узнать это? – устало спросила она.

- Наверное, потому что я боюсь – еще тише признался он.

- Чего?

- Того, что ты выберешь не меня.

Идиот!

- Джек...

- Я все это время не оставлял тебе выбора, - не дал сказать что-либо он - Потому, что дать тебе его, означает потерять

- Джек – она не знала, что сказать сейчас.

- Это так, Спаркс, признай это.

- Нет. Не так.

Ее затопляла нежность сейчас. Нежность к этому мужчине который при всей его жесткости и цинизме, иногда был, как растерянный маленький мальчик.

- Ты избегала меня поначалу - заговорил снова он - И говорила, что ничего хорошего не выйдет, и ты была права, этот разговор и то, что мы делали все это время, тому подтверждение, это не могло продлится долго.

Стоп.

- Ты бросаешь меня? – спросила она предположив куда он клонит.

- А ты этого хочешь?

- Нет!

- А что ты хочешь?

- Тебя - просто сказала она.

Вот так. Все карты на стол.

- Джи..

- Басс, я серьезно. Да ты прав, я с самого начала понимала, что ничего нормального у нас не получится. У меня никогда и не получалось нормально, пора это признать. Я была взбалмошным подростком, я совершила, наверное, все ошибки, которые возможны, изгадила отношения с родителями, доигралась до того, что оказалась в Белоруссии, беременная и напуганная, родила Майло, с трудом склеила подобие нормальной жизни, использовав Филлипа, но в тот момент, когда, казалось бы, стало все "нормально", поняла, что не хочу так. Я встретила тебя тогда, и ты перевернул мой мир с ног на голову, и, Басс, не делай такие виноваты е глаза, - сказала она видя его взгляд - Я была более чем не против

- Тогда о чем все это? – устало спросил Джек – Джорджина, если ты понимаешь, кто мы, что мы не такие, как все, почему ты хочешь чего-то что есть у других?

Поняв что сказав «а» придется говорить и все остальные буквы, и все еще ликуя о того, что они говорят в открытую, Джорджина решилась:

- Да, Басс, я тоже разочаровала дикую часть себя, когда призналась в этом, но это так. Как оказалось, я все же хочу "нормальную" жизнь, просто свою версию, нормального. Я, как и все остальные, хочу место, которое можно назвать домом, возможно в будущем еще одного ребенка, или завести кошку, но я хочу все это с человеком которого буду хотеть, которому буду доверять, с кем-то, кто будет обо мне заботится, но самое главное, с кем-то, кто так же как я, сможет придумать, как сделать все, что я сейчас перечислила не таким скучным, кто не будет считать меня странной, кто будет знать моих демонов в лицо, хотя бы потому, что у него такие же. Без сообщника в этом во всем, я так и останусь "психованной сучкой Спаркс" в процессе очередной схемы. Той, кто ненавидит нормальность, в тайне тоскуя по ней.

- Джи – кажется, впервые за их знакомство, ей удалось по-настоящему его шокировать.

- Нет, я понимаю, - снова перебила его Джорджина - Что требую от тебя невозможного, люди не меняются, а ты, тем более, взрослый мужчина со своей сложившейся жизнью, и дети и кошки совершенно не вписываются в эту картину, но ты просил меня быть честной, а делать, что то наполовину я не умею

- И я люблю тебя за эту черту

Только произнеся это, он кажется осознал, что именно сказал. Он стоял и смотрел на нее сейчас почти растерянно.

Вот поэтому люди и не торопятся обнажать душу, - это больно когда открыв себя ты видишь непонимание в ответ. А больнее всего делают люди, которые тебе не безразличны. И теперь вывалив все эти свои чувства на него у нее был только один вариант. Что она всегда умела так это прятать свою боль и уязвимость.

- Может ты и прав, Джек, - горько продолжила она - Давать друг другу право выбора, не лучшее для нас - видя что он не понимает к чему она клонит, Джорджина пояснила - Давай оставим все как есть какое-то время, но знай что я хочу изменить свою жизнь, с тобой или без тебя, хочу развестись с Филипом и стать независимой, и меньшее, что ты можешь сделать, это помочь мне в этом, Басс – добавила она своим обычным непринуждённо-нагловатым тоном.

- Что ты хочешь? – приподнял брови он, кажется принимая правила этой игры.

- Я хочу открыть кейтеренговую компанию, - окончательно перешла на деловой тон Джорджина - И хочу, чтобы ты помог мне в этом на первых порах.

Даже если он и был удивлен ее внезапным заявлением, он этого не показал.

- Это все?

А что он ждет еще от меня услышать?

- Наверное – пожала плечами она, вглядываясь в его глаза

- А ты не хочешь услышать мои условия? – в глазах этих сквозила насмешка.

- Будут условия?

- Девочка, ты же знаешь, что всегда есть условия.

Она любила, когда он называл ее девочкой. Она заметила, что он делает так, когда не контролирует все, как обычно, и не играет.

- И какие они? – как всегда с ним, она понятия не имела, куда он клонит.

- Ты разводишься с Филлипом, - начал перечислять он - Я снимаю для нас пентхаус, и ты с Майло переезжаешь ко мне, потом, если захочешь, открывай кейтеренговую компанию, хотя я бы предпочел, чтобы ты занялась делами в Балли'Се, мне некогда заниматься казино, когда столько всего приходится контролировать в БассИндастрис

Джорджина смотрела на него и гадала, кто из них сошел с ума окончательно – он, говорящий все это, или она, которая все это слышит.

- Ты хочешь, чтобы мы жили вместе?

- А ты против? – он подошел к ней, обнял и чуть повернул в сторону заслонив от поднявшегося ветра.

- Басс я серьезно! – смотря на него снизу вверх сказала она - Это огромный шаг, да еще и с Майло. Ты же ненавидишь детей!

- Я не ненавижу детей, Джоржина, - чуть отстранившись, так, чтобы она видела его лицо сказал он - Я просто понятия не имею что с ними делать, но как я понимаю для этого и существуют няни, а потом будут школы.

- То есть ты правда хочешь жить в одном доме со мной и Майло?

- А что?

- Это сделает нас парой, Басс

- Я в курсе, Спаркс. – передразнил ее тон, Джек, убирая ей за ухо растрепанные ветром пряди.

- То есть ты правда хочешь быть со мной?

- Девочка, - его нежный голос щекотал ее ухо сейчас - Я хотел этого еще прошлой осенью. Я не преследую едва знакомых друзей моего племянника, только затем чтобы заняться сексом, для этого есть профессионалки

- И мы будем жить вместе? – все еще не могла поверить Джорджина.

- Если ты этого хочешь, то да.

- А ты чего хочешь?

Ей вдруг показалось, что Джек просто поддался ее истерике и уступил, давая то, что не очень хочет сам.

- Тебя. – серьезно произнес он - Мне нужна ты, я знаю, что ужасный вариант для тебя, я старше, я эгоистичный ублюдок, но если честно мне плевать на это. И я приму все, что ты мне дашь, так долго как ты решишь. Я думал, что не имею права диктовать тебе, что делать со своим браком…

- А ты и не имеешь – перебила его Джорджина засмеявшись.

- Но ты разведешься? – кажется он и правда был настроен решительно.

- Да

- И переедешь ко мне?

- Да. – кивнула она.

- Хорошо – кивнул в ответ он, снова обнимая ее и прижимая к себе ближе.

- Хорошо – эхом ответила Джорджина.
 
mio-mioДата: Вторник, 29.01.2019, 14:48 | Сообщение # 49
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline


Time After Time

#ванны






If you're lost, you can look
And you will find me


Блер Басс всегда любила бывать в доме бабушки Серены в Хемптонсе. Сесе унаследовала этот дом от своего первого мужа, - аристократа разбогатевшего в семидесятые, он же в свою очередь получил его от своей семьи, когда же Сесе не стало дом достался Лили, а потом по стечению обстоятельств перешел в частичное владение Чаку. Будучи ребенком Блер нравился здешний бассейн и качели прикрепленные к огромному дереву в патио, став старше она оценила близость океана и щедрое солнце, под которым так любила лежать и ничего не делать в компании своей подруги летом, теперь когда ей было чуть больше тридцати ее любимым местом в этом доме стал хамам, в роскошной огромной ванной, вмонтированной в пол которого, она сейчас нежилась, глядя как лучи заходящего над океаном солнца отражаются бликами в золотисто бирюзовой мазаике стен. Хамам был когда-то подарком для Сесе от мужа — роскошный, отделанный мрамором, с огромным панорамным окном выходившим на океан, это место в доме заставляло забыть что ты в загородном доме в часе езде от Нью-Йорке, ты словно оказывался в арабском спа отеле. Блер всегда принимала здесь ванну, когда бывала тут с мужем. С мужем, который спустился вниз за вином и отсутствовал уже минут пятнадцать. Она уже успела смыть макияж и добавив в бурлящую воду джакузи ароматную соль и масло сандала, и устроится в горячей воде, впервые за сегодняшний день расслабившись.

Это был длинный день

- Прости что пришлось ждать — извинился Чак вернувшись — Позвонил Нейт, нам надо было обсудить кое-что до его вылета в Вашингтон

- Ничего. - улыбнулась Блер мужу — Но я начала без тебя, у меня очень устали ноги в этих туфлях.

- Если тебя это утешит, ты была в них великолепна сегодня. - Чак поставил вино и два бокала на край ванны — Плюс тебе успокаивающая ванна нужней чем мне, тебе весь день пришлось быть милой со Спаркс.

- Это и правда было испытание терпения — кивнула Блер, наблюдая за снимающим халат мужем — Хотя надо отдать должное, она была почти сносной сегодня. Я ожидала худшего.

- Мы все ожидали худшего — усмехнулся Чак, опускаясь в воду напротив жены. - Что еще можно ожидать от свадьбы социопата и неврастенички.

- Я рада что сегодняшний день прошел без драм и скандалов. - Блер с нежностью улыбнулась мужу, который протягивал ей бокал — И вообще, скандальные свадьбы это наш фирменный знак, с их стороны это было бы плагиатом.

- Тогда за наш брак — поднял бокал Чак — Если уж Джек и Джорджина не смогли сделать день свадьбы скандальней чем у нас, уже никто не может.

Блер чокнулась с мужем рассмеявшись.

- Не забывай о Серене. Когда дело касается скандалов, никогда нельзя забывать о Серене

- Кстати, - вспомнил Чак улыбаясь жене - Нейт просил передать тебе, что не сможет присутствовать на твоем приеме, он задержится в Вашингтоне.

- Как он? - спросила Блер зная, как нервничал их друг перед первой поездкой в качестве сенатора. Он должен был выступать в университете и был приглашен на дебаты на новостном канале.

- На удивление спокоен. Хотя, скорее всего, это эффект бурбона и перспективы полета в обществе красивой бортпроводницы.

Блер усмехнулась покачав головой, удивляясь как причудливо все повернулось в их жизни.

- Что? - спросил Чак

- Я вспомнила что Нейт подростком всегда хранил косяк в биографии Хемингуэя в библиотеке своего деда, на случай если придется ночевать в том доме. А сейчас он самый молодой сенатор штата и летит в Вашингтон.

- Мы сегодня были свидетелями, как Джорджина Спаркс взяла фамилию Басс, после этого сложно чему либо удивляться.

Сделав еще глоток вина, Чак отставил бокал и опустился по плечи в воду. Он тоже устал сегодня. Блер последовав примеру мужа, допила вино и поменяв позицию, устроилась откинувшись на грудь Чака.

- Я люблю эту ванну — довольно вздохнула она, наслаждаясь близостью мужа кольцом его рук вокруг своего тела, и спокойствием — Хорошо, что ты придумал, как отстоять этот дом.

- Это дом где мы познакомились, жалко было бы отдать его Хамфри, только потому, что Серене не хватило ума заключить брачный договор.

- Кстати про знакомство, - вспомнила о своем потрясении ранее, Блер - я все еще не могу поверить, что ты сделал им такой подарок

- Я не скрывал от тебя, просто забыл рассказать.

- Как у тебя вообще оказалось это видео?

- Оно записано на следующий день после нашей свадьбы

- То есть ты знал уже тогда что между ними что то начинается?!

- Нет, - перебил допрос жены Чак - . Тем летом, я встречался с Джеком в Сиднее, и предлагал выступить со мной против Барта, он отказался. Но в сентябре мне сообщили, что он в прилетел в штаты, но он не выходил со мной на связь.

- Но видимо следил, - рассудительно заметила Блер — Учитывая, что он нашел нас так быстро в том отеле.

- Конечно, я еще тогда не поверил в историю про старый жучок на машине. Скорее всего он следил за мной.

- А ты за ним — усмехнулась Блер

- Конечно. - кивнул Чак - Майк тогда держал его в постоянной разработке, но делал это тихо, издалека. И когда он пришел нам на помощь, я не знал верить ему или нет.

- И ты поставил камеру в его машину?

- Да. Майк тогда стал слушать его номер в Империи, отслеживать его телефон, ухитрился поставить пару камер.

И что?

Блер вспомнила те пару месяцев после свадьбы, и поняла, что она так и не знает по какой причине отношения Чака и Джека стали лучше. Если честно, ей было не до того тогда, она просто приняла новые правила, по которым Джек вновь стал частью их мира. Тогда ей казалось что Чак просто поверил ему, принял, как единственную родню, что у него осталась. Хотя... Учитывая сколько лет она знала своего мужа, ей стоило догадаться что он ничего не делает не убедившись заранее.

- Каждый день он присылал мне отчет, - продолжал меж тем ее муж - К которому, как правило прилагались видео и аудио материалы. И как не странно, Джек играл по честному тогда, не было ничего, что указывало бы на его двойную игру.

- Поэтому ты его тогда пустил в фирму?

- Если честно, у меня не было особого выбора тогда. Он и Лили, были единственными кто мог по закону удержать Басс Индастрис. Плюс, убедившись что он пока что играет честно я подумал что лучше бороться на одной стороне, чем наживать себе еще одного противника.

- Я рада, что это оказалось верное решение. - нежно провела ладонью по руке мужа Блер.

- Да, с ним никогда нельзя быть уверенным наверняка

- Теперь это проблемы Спаркс — усмехнулась Блер.

- Она теперь Басс — напомнил Чак

- А это, то что я наверное не смогу никогда принять, - в голосе Блер было все тоже потресение что и пару месяцев назад, когда ненормальная парочка заявила, что женятся - Для меня они будут теперь Спарксы. - нашла более приемлемый вариант название этого ужаса она - Расскажи про видео.

- Камера появилась в машине Джека в ночь нашей свадьбы, -на следующее утро после нашей встречи с Харви он поехал в Бруклин, как я понимаю преследовать Спаркс.

- Поверить не могу, что все это время ничего не знала. - Блер развернулась и теперь с возмущением смотрела на мужа - Почему ты мне рассказал тогда?

Чак пожал плечами, и с нежностью заправил за ухо выбившиеся из пучка волосы надувшейся Блер.

- Видишь ли, - вкрадчивым тоном начал он - Я был немного занят попытками не сесть в тюрьму, борьбой с инвесторами за фирму и внезапным медовым месяцем с моей невероятной женой

На последней фразе Блер не смогла сопротивляться этому тону дальше

- Ладно. Прощен. Что было дальше?

- В тот вечер, я получил отчет с видео и фото, и поскольку в постели меня ждала ты, я бегло его прочел и закрыл. В нем было сказано, что Джек был в Бруклине встретился там со Спаркс, подвез ее до дома от какого то магазина, а потом поехал в Империю, куда заказал эскорт.

- Как романтично. - фыркнула Блер

- Я вспомнил тогда, как он расспрашивал нас о ней в доме Лили, решил, что она его отшила, не увидел в отчете ничего подозрительного и закрыл его.

- Психованная сука Спаркс встречалась на ранее не обозначенной территории с Джеком-змей-Бассом, и тебе не показалось это подозрительным? - приподняла брови Блер.

- Ну я же сказал, что в постели меня ждала ты. - Чак взял бутылку с бортика и обновил их бокалы с вином - Я вообще удивлен как мы тогда выиграли все битвы учитывая, что мы почти не спали и если я был не с адвокатами и не на фирме я был в тебе.

- Помнишь Серена звала нас парой вампиров тогда? - усмехнулась Блер, беря бокад.

- А Лили все время предлагала чего нибудь поесть — добавил Чак.

- Хорошие были времена. - Вздохнула с нежностью Блер, вновь устраиваясь напротив мужа - Так как ты нашел это видео, если ты не знал что в нем?

- На мальчишнике Джек сказал тост, за нас с тобой и нашу свадьбу, потому, что именно благодаря им он встретил Спаркс.

- Боже! Он стареет.

- Да. И становится мягче.

- Милый дядя Джек, боюсь это второе чему я никогда не привыкну. - Блер вспомнила лицо Джека на церемонии, как он смотрел на Спакс с какой-то почти нежностью, и тряхнула головой, отгоняя невероятный по своему содержанию образ.

- Он все еще Басс, так что с «милым» бы я не торопился. Я спросил, когда именно все началось он сказал что на следующий день свадьбы. Вернувшись домой я вспомнил о тех отчетах и решил посмотреть нет ли там фото их с Джоджиной, чтобы можно было подарить им на свадьбу

- Боже, ты тоже становишься сентиментальным Басс.

- А вот и нет. - возмутился Чак - Ты же сама говорила что понятие не имеешь, что им дарить и не хочешь быть банальной.

- Ладно, что дальше?

- Дальше я нашел на сервере этот отчет, открыл видео и увидел их первый почти секс в лимузине. - почти торжественно закончил рассказ Чак.

- И не рассказал мне?! - от услышанного Блер села выпрямив спину.

- Ты была в Ричмонде.

- Отправил бы мне на телефон

- Ты на самом деле хочешь увидеть первый поцелуй «Спарксов»? - с издевкой спросил Чак.

- Нет. - возмутилась Блер - Не знаю. - добавила она секунду подумав - Наверное. Просто я не люблю когда я что-то узнаю последняя.

- Ну прости, что не сказал тебе. Я покажу,, когда мы приедем домой я не стал его удалять.

- Нет, я не буду смотреть. - почти решительно заявила Блер - Достаточно того, что я сегодня весь день смотрела на них.

- Не говори. Прошло, сколько? Четыре года? А все еще дико видеть их вместе. Не столько их, сколько Джека в нормальных отношениях с кем-то.

- Я бы не назвала то, что у них нормальным, но да.

- Хотя - размышлял дальше Чак — Учитывая, что Джек никогда не был женат когда нибудь это должно было случится.

- Да, но я бы предпочла чтобы он женился на пустоголовой модели с силиконом в груди а не тащил в нашу семью Спаркс.

- Если подумать это логично что это она, она ему подходит.

Блер вздохнула, молча соглашаясь с мужем. Он, как всегда, почувствовал это. И дабы отвлечь жену от тяжкого процесса принятия новой Спарксо-реальности, решил сменить тему.

- Кстати Джек обещал сделать нам подобный подарок на годовщину свадьбы.

- «Подобный»? То есть видео?

- Наверно. Он сказал, что мой подарок навел его на мысли, что подарить нам, и что у него есть кое что что идеально подходит.

- Боже. Как думаешь что это?

- Не знаю. Учитывая нашу годами длившуюся обоюдную слежку друг за другом это может быть что угодно. А с учетом того что это Джек, врят ли это будет что-то приличное.

- Фу! Думаешь у него есть запись нашего секса?

- Надеюсь что нет. И точно это не запись сделанная внутри Империи или в машине, ты же знаешь я всегда следил за такими вещами, но боюсь помимо этого мы все же где-нибудь засветились с тобой.

- Надо изъять это видео у Джека, хитростью или шантажом! - решительно заявила Блер - Когда они возвращаются из Италии?

- Через две недели. Я думал пойти другим путем, пока его нет надо найти где он прячет компромат и посмотреть что там есть. Потом решим либо будем ждать его подарка, либо уничтожим стразу.

- Или, - уже придумала альтернативу Блер - Мы можем проникнуть в его апартаменты под прикрытием, и ,пока есть возможность, не только забрать материалы на нас, но поискать компромат на него, на случай, если придётся его шантажировать
Даже в тускловатом свете спа было видно, как загорелись глаза Блер при мысли о схеме с проникновением. Чака всегда забавляли подобные приступы сумасшествия жены.

- Блер, ты же понимаешь, что мы мало что сможем сделать без помощи айтишников - я не смогу сам взломать компьютер Джека

- Это жилище Джека Басса и Джорджины Спаркс! Я уверенная, что и без компьютера мы найдём что нибудь.

Чак понял, что перспектива не только переодеться кем то другим, но и проникнуть в дом её вечных визави, настолько захватила Блер, что отговаривать её не делать этого - бесполезно.

-Кем ты будешь? - обречённо вздохнув, спросил он.

- Блондинкой риэлтором, а ты моим клиентом с Ближнего востока - не задумываясь не секунды ответила она.

- Ближнего ... - Чак чуть не подавился вином, глоток которого только что сделал - Блер, наши фото часто мелькают в газетах, не думаю, что парик...

- О деталях, я позабочусь, Басс - перебила его жена - С тебя техническая часть и ключ.

Чак засмеялся. Он обожал эту женщину, и это не проходило с годами.

- Хорошо, Блер, мы вломимся к Джеку. Я позвоню Харви, если что, он все уладит.

- Спасибо - оставила сладкий поцелуй, на его губах она

- И это все, что я получаю? -лукаво приподнял бровь Чак.

- Ты прав, факт того, что тебе придётся изображать араба, достоин большего - Блер встала из воды, и протянула ему руку - Но для начала давай выберемся из ванны, я не хочу чтоб наша кожа была, как чернослив.

Чак Басс любил такой ее взгляд - как правило с него начинались чертовски горячие моменты с его женой.
 
mio-mioДата: Суббота, 29.02.2020, 20:06 | Сообщение # 50
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline


control you


#Close to my fire #1




Can you show me?
The way that I should move


- У меня ощущение, что я покинула пряничный домик — не смогла удержаться от сарказма Джорджина, когда они с Джеком вошли в лифт, покидая апартаменты Уолдорф, теперь уже, впрочем, Басс.

- Так вот откуда этот привкус рождественского печенья - усмехнулся он ей в ответ, рассматривая ее в отражении зеркальной панели перед ними - Выпьешь со мной? Двойной виски и сигара, и тебя не будут во сне преследовать эльфы.

Джорджина поймала себя на мысли, что с этим человеком ей постоянно хочется улыбаться, что было странно. Очень. Она не позитивный человек, а он не такой уж и забавный. Максимально не забавный, вообще то.

«Плохая идея».

- Где? - вопреки шепотку голоса разума, спросила она.

- Бар Империи, я остановился там.

«Вдвойне плохая идея».

- Потом твой водитель отвезет меня домой - это был не вопрос.

- Да, мисс Спаркс - в тон ей, был ответ.

Джорджина могла бы перечислить минимум десять причин, почему стоило сказать «нет» на предложение этого змея и поехать домой, но сегодня, ее, больше обычного, бесила «нормальная» часть ее. «Нормальная» Джорджина хотела ехать домой, потому, что ноги устали от каблуков, ей хотелось чего-то поесть и принять горячую ванну, а еще дома наверняка ждет Филлип, а няня сегодня просила отпустить ее пораньше. Но сегодня вечером, она не хотела давать этой женщине внутри нее право голоса, поэтому вдыхая прохладный ноябрьский воздух, она шла следом за Джеком к лимузину и тихо улыбалась.

Оказавшись внутри пахнущего кожей салона второй раз за сегодняшний день, она поймала себя на мысли, что бесстыдно наслаждается происходящим. Было что-то в этом человеке, что заставляло ее ощущать реальность острее. Она скучала по этому чувству.

Какое-то время оба молчали. Джорджина смотрела на город мелькающий в окне.

- Как давно ты ненавидишь свою жизнь? - вырвал ее из кокона своих ощущений голос Джека.

- Это сейчас что было, Басс? - приподняла брови она поворачиваясь в его сторону.

- Это вопрос, вопросы обычно предполагают ответы, Спаркс — усмешка в сочетании с убийственно ровным голосом, взбесили ее даже больше, чем сам вопрос.

- С чего ты взял...

- Да брось, - не дал ей договорить он - Я ожидал от тебя большей честности, не разочаровывай меня девочка, я думал, ты и правда соответствуешь своей фамилии

«Что?»

- Во первых соответствую, - возмутилась Джорджина - Во вторых, я не ненавижу свою жизнь

- Ложь! - фыркнул он.

- То есть ты у нас не только бизнесмен тире психоаналитик, но еще детектор лжи? - фыркнула в ответ она.

- Я вижу, то, что вижу Спаркс, - пожал плечами он - И сейчас я вижу отрицание

- То есть ранее, ты увидел что я ненавижу свою жизнь? - теперь уже ее голос сочился сарказмом. Этот человек был невыносим.

- Я наблюдал за тобой сегодня

- О, и что же ты увидел?

- Ты застряла в реальности которая тебе не нравится, с навязанным обстоятельствами мужем, ребенком, которого не планировала, ты ищешь чем бы заполнить эту пустоту внутри и думаешь, где, черт возьми, ты свернула не туда, почему ты не чувствуешь драйв, как раньше, и гадаешь, это и есть взрослая жизнь? Если да, то почему она так отстойна

С усмешкой глядя на ее потрясенное лицо он добавил

- Ах да, еще у тебя отвратительный секс

Джорджине казалось, что она попала в зазеркалье. Как они вообще перешли от насмешек и изучающих друг друга взглядов, к разговору о ее сексуальной жизни?! Хотя... С Джеком Бассом, чего она еще ожидала?

- У меня с Филлипом совершенно нормальный секс — она постаралась чтобы ее голос был максимально спокойным и безразличным. Сделать вид, что тебе все равно, это единственный способ закончить неприятный тебе разговор.

- Девочка, если секс "совершенно нормальный" — тихий шероховато-ласкающий голос, ни тени усмешки - Им не стоило заниматься вообще, секс либо выворачивает тебя наизнанку и заставляет мир остановится на секунду, и начать вращаться в другую сторону, либо гораздо лучше было ...

- То есть ты еще и сексолог, Басс, - не стала дослушивать его Джорджина - Или это твой способ соблазнения?!

- Мне не нужны схемы, чтобы получить женщину которую хочу — холодность его тона, могла соперничать только с полыхнувших голубым льдом глаз.

- Ложь! - взвилась теперь уже она - Схемы это твоя сущность, тебе без этого не интересно. - Видя тень удивления в его взгляде, добавила торжествуя - Да, я тоже наблюдала сегодня. И нет, я НЕ ненавижу свою жизнь, у меня все в порядке с сексуальной жизнью и я передумала пить с тобой, от Империи я возьму такси и поеду домой

Только произнеся это, Джорджина поняла, что и правда имеет это в виду. Ей хочется домой. Она не хочет играть с Джеком в его извращенные игры. Вот только не знала, какая же часть ее сейчас взяла верх. Не хотелось бы, чтобы даже «дикая» часть ее, боялась Джека Басса. Это уже совсем никуда не годится. Ей хотелось верить, что она сильнее. Безстрашней.

Виня усталость и рутину, сделавшие ее слабее, она пыталась стойко выдержать цепкий взгляд Джека, изучающий сейчас ее.

- Как давно ты трахалась, так, как хочешь жить, Спаркс? - опять этот голос без красок и все еще обжигающий льдом взгляд - Так, чтобы отпустить себя полностью, выпустить все, что накопилось внутри? - Джек придвинулся чуть ближе и она еще острее почувствовала его присутствие - Посмотреть сколько я смогу выдержать, проверить сколько ты можешь получить? Как давно у тебя был грязный, грубый, мозгосносящий секс?

Каждое его слово прокатывалось по ее телу, посылая легкую дрожь пальцам и холодок под кожу. Не страха. Хуже. Желания.

- Я не хочу тебя, Басс, - ей удалось даже удачно сымитировать презрительную усмешку - Так что обсуждать со мной этот вопрос бессмысленно, и я трахаюсь, так же, как живу — дико - последняя фраза, конечно, была не чем иным, как реверсивным отрицанием, но она надеялась, что он не заметит.

В ответ ей был лишь смех.

Черт.

- Да кем ты себя возомнил?! - теперь уже по-настоящему взбесилась она - Я тебя не хочу, повторить по буквам?

Он придвинулся еще ближе, провел костяшками пальцев по ее колену. Взгляд без тени усмешки. Лишь темный лед и голод.

- То сеть если я раздвину сейчас твои ноги и прикоснусь к тебе, ты не будешь влажной для меня?

- Басс, я....

С Джорджиной так давно, никто не разговаривал подобным образом, что она даже не нашлась, что ответить.

- Да брось, - снова усмехнулся он - Не разочаровывай меня, Спаркс, я ожидал большей честности от тебя.

Этот почти покровительственный тон разозлил ее.

- То есть я должна трахнутся с тобой, чтобы тебя не разочаровать? - с сарказмом фыркнула она.

- Нет, - холодное безразличие тона, и горячий взгляд скользящий по ее телу - Ты должна трахнустся со мной, потому, что хочешь и потому, что я могу выдержать все, что ты выпустишь наружу. Более того, хочу познакомится с твоими монстрами.

Он отодвинулся от нее, приняв расслабленную, почти скучающую, позу

- Решение за тобой, Спаркс Я предложил, принять мое предложение или нет, решать тебе. Мы уже почти на месте, и можем просто пойти выпить, как и собирались, или подняться в мой номер и снять стресс более действенным методом. Тебе решать

У Джорджины создавалось ощущение, что в этом зазеркалье, они с безумным шляпником сидят за столом, накрытым для чаепития и обсуждают, планы на вечер. Буднично. Хотя от этого не менее безумно. Что выбрать? Встретится с говорящей гусеницей на вершине высокого дерева, для светской беседы и пары коктейлей. Или все же, вместе выследить и убить кролика с часами.

Чуть тряхнув головой, она вдохнула поглубже. Ей казалось что она попала в театр теней - если не знать сюжет заранее, сложно понять, что происходит.

Они в правду обсуждают с Джеком Бассом будет у них сегодня секс или нет?

- Ты мне даже не нравишься — попыталась вернуть реальность на место она.

- Я от тебя тоже не в восторге, Джи, - усмехнулся он - И это только маленькие девочки верят в "нравится", и прочий бред,. не разочаровывай меня, Спаркс — второй раз за вечер повторил он.

- Да? И что же нужно? - теперь ей стало смешно. Чем дольше прибываешь в безумной ситуации, тем более обыденной она кажется.

- Что?

- Ты не должен меня привлекать, я не должна тебе нравится. Что же нужно?

- Момент, - почти торжественно изрек он, вновь полыхнув лединистым взглядом - Твое желание на несколько часов отпустить себя, быть без рамок и игры, желание выпустить всех своих демонов наружу, и мужчина, достаточно сильный,чтобы выдержать все это, Ах, да, еще он должен знать что делать - приподнял брови с усмешкой он.

Слушая все эту его смехотворную теорию, Джорджина ловила себя на мысли, что ублюдок каким то образом смог забраться к ней в голову и играет там, как на лужайке. И правда как давно? Она что правда ненавидит свою жизнь? Она не хотела бы стать одной из тех, кого всегда презирала - женщин на пороге тридцати, со взглядом, в котором ненависть к миру, может соперничать только с ненавистью к себе.

- Один вечер - не думая сказала она - Ты избавишь меня от необходимости слышать твои теории, мы больше никогда не станем обсуждать произошедшее, ты никому ничего не скажешь, и твой водитель отвезет меня потом домой

- У тебя какой-то пунктик по поводу лимузинов с водителем, Спаркс — в ленивом голосе ни тени удивления. Или эмоции по поводу того, что она согласилась.

Она что и правда так предсказуема?

- Это мои условия, Басс, принимать их или нет, решение за тобой — отзеркалила его предыдущую фразу Джорджина.

Вместо ответа, Джек достал из кармана карту ключ и протянул ее ей

- Что это?

- Это ключ от моего номера, девочка босс, ты же так хочешь все контролировать - последняя фраза была сказана с такой издевательской снисходительностью, что ей захотелось его ударить.

- Ты не пообещал, что все, что произойдет, останется между нами

- О, я буду джентльменом и скаутом, - ухмыльнулся он - У тебя есть мое слово, девочка.

- Не называй меня девочкой, - огрызнулась Джорджина, беря ключ.

- Наслаждайся властью, Спаркс, - усмехнулся Джек — Немного осталось - он открыл дверь машины и вышел на тротуар

- О, большой серый волк - передразнила его тон Джорджина выйдя следом

- Ты даже не представляешь - кинул он на ходу

Лобби, и дорогу до лифта они прошли в молчании, просто идя рядом, Джорджина раздумывала, насколько безумную вещь сейчас совершает, ключ в руке совсем не давал ощущения контроля, и мерзавец наверняка знал это, давая ей его. Ситуация, несмотря на всю дикость, забавляла ее сейчас. И совершенно не пугала. Хотя должна бы — она знала этого человека менее двадцати четырех часов, и сейчас поднималась в его номер. Выходка очень в духе ее прежней версии и она вообще-то наслаждалась этим, решив перестать анализировать возможные последствия.

Джек прав — ей нужно нечто подобное. Слишком давно она играет по правилам. Раздражающим, чужим, правилам. Джек Басс, будет ее вариантом приза за хорошее поведение.

Войдя в лифт с такими мыслями, Джорджина встала напротив Джека, глядя в его усмехающиеся глаза, давая себя рассмотреть, отвечая таким же голодным, открытым, взглядом

"Добро пожаловать" словно говорил его взгляд. Он словно признавал ее равной, переглядывался с ней как заговорщик, засмеялся на ее усмешку.

Номер встретил их гулкой тишиной и привкусом предвкушения во рту Джорджины.

Джек снял пальто кинув его на стойку у двери, подошел к все еще стоящей у входа Джорджине и с выводящим из себя молчанием просто встал напротив.

Джорджина развязала пояс своего пальто, не желая говорить первой, и почти не веря, что этот странный человек, даже сейчас, не может сделать хоть что-то нормально.

- Поцелуй меня - в обволакивающей тишине прозвучал его голос

Это то, что она ненавидела в подобных ситуациях, - всегда есть вероятность, что в голове мужчины живут монстры с которыми ты врятли захочешь познакомится. По всей видимости монстр Джека был любителем контроля. Сюрприз, сюрприз.

- Что?

- Ты слышала. - он легонько провел рукой по рукаву ее пальто - Поцелуй меня. Первый шаг за тобой, Спаркс.

- Я думала это для чего мужчины нужны — саркастично фыркнула она, попытавшись пройти дальше.

Джек остановил ее за руку, не позволяя двинутся

- Нет это будешь ты — шелк его голоса, совершенно не сочетался с почти болью с которой он держал ее руку и жестоким взглядом.

Это что вообще сейчас происходит? Пронеслось в голове у Джорджины. Она шла сюда за порцией хорошего секса, а не игр трахающих мозг.

- Есть разница?

- Да. - хищно ухмыльнулся Джек отпуская ее руку и расстегнув ее пальто, - Я хочу чтобы это была ты. Считай это входным билетом, девочка.

- А ты не слишком много хочешь, Басс?

- Нет.

- Глупо — нервно усмехнулась Джорджина, внезапно чувствуя, ради всего святого — смущение!

- Да. - его руки были сейчас под ее пальто, сминая ткань одежды, гладя, будоража - Но я так хочу. А ты либо сделаешь это, либо можешь ехать домой.

- Даже так?

- Да. - усмешка губ совершенно не подходила серьезным, изучающим ее глазам.

Какое-то время они стояли молча, Джорджина, пытаясь придумать, как переиграть его в его же игре, Джек все еще четко отслеживая любую ее реакцию.

- Проклятье, Басс, я не знаю почему так реагирую сейчас — Джорджина чувствовала себя глупее некуда, даже просто ведя этот разговор, но почему-то не могла сделать первый шаг и сделать так, как он требует. И не хотела. Потому, что он выиграет. потому, что шла сюда за совсем другими эмоциями. Не за этой растерянностью. Не за тем, чтобы чувствовать себя как на пороге чего-то неизвестного. Не за этой беззащитностью, которую ощущала сейчас.

- Я знаю, почему, Джи, - нежно прошептал он, убрав прядь ее волос за ухо — Но ты просила избавить тебя от теорий, поэтому я просто буду стоять здесь и ждать.

Снова этот усмехающийся взгляд. На этот раз с почти нежностью. Жестоко.

«Посмотрим, соответствует ли женщина, своей фамилии» - вспомнились ей слова сказанные им утром.

- Да твою же... - с тихим проклятьем, Джорджина привстала на носочки, чтобы быть наравне с этим невозможным мужчиной хотя бы в этом, и прижалась своими губами к его.

И тут же была прижата к двери. Рука Джека на ее шее, губы, сминающие,подчиняющие, забирающие воздух, именно так, как она сейчас хотела, именно так как она ждала.

Ее приз за то, что была хорошей девочкой. Своей собственной версией "хорошей девочки".

Кролику с часами не повезло сегодня.
 
mio-mioДата: Вторник, 24.03.2020, 20:49 | Сообщение # 51
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline


8. Lover
#Искры





This is our place, we make the rules


- Спаркс, ты полностью соответствуешь своей фамилии

Эта фраза, и то, как он на нее смотрел, совершенно окупила и те четыре часа в кресле парикмахера, во время которых ей наращивали, окрашивали и завивали волосы, сделав их огненно рыжими, а ее совершенно не похожей на себя, и те нервные клетки, которые наверняка были повреждены адреналином, без возможности их восстановления, пока она претворялась Соней Дмитриев, дочерью российского бизнесмена из Бостона, на компанию которой только что, был переписан отель Сантос. Бывший хозяин уступал за гроши комплекс стоивший миллионы, потому, что думал это дешевле, чем отдать весть свой бизнес, а возможно и жизнь, в борьбе двух мафиозных картелей, которые решили переделить игорный рынок Атлантик сити. К этому времени отель уже принадлежал безликой компании на Каймановых островах, владельцем которой по бумагам был какой-то украинец, а по факту, Джек, хитрый змей, Басс, который смотрел сейчас на нее со смесью гордости, восхищения и голодной похоти.

- Я оказывается неплохо помню русский - ее голос слегка дрожал, как и ее пальцы, теперь, когда они поднимались на лифте в свой номер, в отеле который она помогла ему заполучить

- Ты отлично сыграла. Твой русский и эти рыжие волосы, они купились, тв и правда на нее похожа

- Следующий раз я хочу играть адвоката - беззаботно улыбнулась Джорджина, чувствую себя так, как будто приняла что-то. Она и забыла, что иногда забирает адреналин

Следующий раз... Она правда этого хотела, хотя от того чтобы участвовать в этом его плане отказывалась до последнего. Его план был до гениального прост. Джек воспользовался неразберихой в городе - пришлые русские и местные ирландские криминальные кланы вели передел Атлантик Сити скупая, или входя в долю в некорпоративные отели, бары и казино пользуясь экономическим спадом и своим особым даром "убеждения". По городу ползла паника, слухи о отрезанных пальцах и прочих атрибутах "Крестного отца", полиция была явно в доле, а достоверной информацией о происходящем не владел кажется никто. На Сантос, терпящий убытки от бездарного управления, нацелились ирландцы, бывший хозяин получил от них предложение уступить его совсем дешево, с намеком, что в противном случае его безопасность будет под угрозой, люди Джека, притворившись представителями русских предложили более адекватную цену. Без угроз,что впрочем напугало его еще больше. Владелец поняв, что этот бизнес он теряет в любом случае, согласился на большую сумму, решив, что с него хватит этого города, и он переберется в Хьюстон, где у него было два ночных клуба.

Джек получил отель, часть казино и кусок прибрежной зоны, по цене гораздо ниже рыночной стоимости, какое-то время русские будут уверены, что комплекс отошел к ирландцам, ирландцы, что к русским. Джорджина же получила один процент от суммы сделки, возможность вновь почувствовать весь этот кайф удачно прокрученной схемы, что бродил сейчас под ее кожей и бонус в виде совершенно дикого и бесстыдного секса в придачу.

Джек, сегодня казалось отпустил какую-то дикую часть себя, которой Джорджина раньше не видела.он почти рычал стаскивая с нее платье, и... смеялся. Настоящий смех, не усмешка, не ухмылка, смех искрящийся радостью, так, что кажется можно потрогать ее руками. Это, и то, как он на нее смотрел, сломило что-то внутри Джорджины и заставило отпустить себя и не думать вообще, только чувствовать.В конце концов, в ней тоже жила дикая девчонка, так давно хотевшая выйти поиграть.

Два с половиной часа и полуразгромленный номер спустя, она лежала поперек такого же обездвиженного Джека и наблюдала. как в окне номера отражается заходящее солнце. Там, за пределами их безумного, невозможного мира, заканчивалась обычная пятница.

- Хочу курить - Джорджина не узнала свой собственный голос. Создавалось ощущение, что говорит пират с деревянной ногой. Ром, соль, риск, или как в ее случае много секса и Джек Басс.

- Тогда придется выйти на балкон - также не двигаясь отреагировал Джек. - Здесь датчики дыма

-Ты купил дерьмовый отель Басс, - пожаловалась она, вставая - Там наверняка холодно

- Для этого есть халаты Спаркс, - меланхолично заметил он, все еще не шевелясь - А курить вредно

- Придешь? - спросила она, надевая белый махровый халат

- Когда смогу встать. Ты меня почти убила, Джи

- Ну не убила же - усмехнулась в ответ она, беря пачку сигарет из сумочки

Для марта было не слишком холодно, а балкон был с видом на океан и внутренний двор. в котором, как оказалось, начиналось какое-то торжество, по периметру были расставлены столики, все вокруг украшено гирляндами теплого света, танцпол, диджей — кажется это была свадьба.

Джорджина устроилась в плетеном кресле, поджав под себя ноги, чтобы подольше не замерзнуть, и закурила. Несмотря на ее ворчание, ей нравился этот отель. Она понимала, почему Джек захотел его. Построенный в конце восьмидесятых, и реставрированный совсем недавно, он был словно из сериала Полиция Майями, очень мужской, как спортивные пиджаки и концепт кары неоновых оттенков, мужской. С обновлениями, которые запланировал Джек он вполне способен вновь стать прибыльным. И ей было неизвестно, чтобы стала делать с этим куском собственности настоящая Соня Дмитриев, Джорджина же вполне могла представить себе, как приезжает сюда время от времени в свой собственный номер с видом на океан и просто наслаждается отельным бездельем.

Внизу раздались звуки музыки и аплодисменты, кажется новоиспеченные молодожены прибыли на торжество, Джорджина не выдержала нарастающего любопытства, и встав, решила посмотреть.

Хотя смотреть оказалось особо и не на что - белое платье и черный фрак, букет роз, - чем-то значимым и невероятно красивым, подобное кажется только самим молодоженам, да возможно нескольким гостям. Послышались первые аккорды песни и Джорджина закатила глаза - конечно же они выбрали Тейлор Свифт для первого танца.

На балкон вышел Джек, неся в рука пару стаканов, бутылку виски и плед, оставив выпивку на столике он встал рядом с ней у перил, и накинул ей на плечи плед. Белый халат, все еще взъерошенные волосы, отсветы солнца в глазах, проявление заботы. Джорджине на секунду стало трудно дышать и что-то перевернулось внутри.

- Что происходит? - спросил он, кивая вниз на внутренний двор

- Свадьба, которая вполне может выиграть конкурс на самую банальную, который если и проводится, то наверняка в Нью-Джерси.

Джек усмехнулся, рассматривая ее профиль сейчас

- Никогда не понимал не любви ньюйоркцев к Джерси.

- Ты родился не Нью-Йорке? - догадалась она

- Бостон. Родился и вырос

- Тогда понятно почему не понимаешь

Какое-то время они просто смотрели в низ, под голос Тейлор

- Они идеально подходят друг другу, - выдал наконец Джек

- С чего ты взял? - рассмеялась Джорджина

- Они одинаково отвратительно танцуют

- А ы хорошо танцуешь, Басс?

- Как и любому выпускнику привилегированной частной школы мне не удалось избежать котильона. И я был хорош, девочка - похвастался он

Джорджина снова рассмеялась, пытаясь представить Джека-выпускника.

Усмехнувшись в ответ Джек отошел и сел в кресло, протянув ей второй плед.

- А ты малышка Спакскс?- в разрез с заботливым жестом, тон сочился веселым сарказмом - как прошел твой котильон?

- У меня было очень красивое платье и не менее красивый кавалер.

- Как именно ты все испортила, принцесса? - с усмешкой спросил Джек

- Я приехала в отель, переоделась в платье и решила заглянуть в бар перед началом - усмехнулась Джорджина в ответ, вспоминая тот уикенд - Там встретила старого друга, который недавно вернулся в город и где-то между третьим и четвертым Мартини я решила, что котильон это не так весело, как его предложение слетать в Новый Орлеан

- Серьезно?

- Да. Следующие связные воспоминания о тех выходных это балкончик на втором этаже отеля в креольском стиле, наутро после казино и череды баров

Джек рассмеялся

- Не смейся, Басс, я расширяла свой кругозор путешествиями, это лучше чем напыщенный светский эвент. Хотя, жаль, что я где-то оставила то платье, я бы хотела надеть его еще раз

Какое-то время они посидели в тишине, Джорджина перекатывая стакан с виски в ладонях, Джек расслабленно откинувшись в кресле

- А как насчет платья на свадьбу? - вкрадчиво спросил он, после молчаливой паузы

- Это ты так тонко пытаешься сейчас меня расспросить о моем браке? - фыркнула Джорджина

- Расскажи, как оказалась замужем за геем? - с искреннем интересом в голосе попросил Джек

Джоджина напряглась, ей всегда нелегко давалась вот такая близость. Есть вопросы, на которые нужно либо отвечать искренне, либо не отвечать вовсе. она всегда выбирала второй вариант.

- Он бисексуал, был им, это раз, и я не понимаю. почему это тебя так интересует это два - решила скинуть со следа Джека она

- Первое, я не верю в бисексуальность мужчин, либо гей, либо натурал, второе меня скорее забавляет, что в такой ситуации оказалась именно ты. Ну и интересует конечно, как и все связанное с тобой, Джи. - тихо добавил он

Черт

Оне не могла сопротивляться, когда он делал так - искренность в голосе, того, для кого ложь и маски это вторая кожа, было чем-то вроде тригера для нее, она не могла не реагировать. Решив, что это не такая уж небезопасная тема, и он все равно не отстанет и узнает так или иначе, она сдалась:

- Хорошо - вздохнула Джорджина - Что ты хочешь знать?

- Как вы познакомились?

- Этого не было в твоём досье? - не удержалась от колкости она - Странно. Я знаю Филиппа давно, ещё до рождения Майло. Мы познакомились в "Искуплении"

- Это тот откуда ты сбежала продав лошадь?

- Нет, лошадь была до этого. Из "Искупления" было не сбежать

- Это клиника?

- Нет, просто закрытая школа-пансион для исправления проблемных подростков с христьянским уклоном, мои родители отправили меня туда по совету Уолдорф, когда им надоели мои выходки и истории с наркотиками

- Уолдорф умеет быть занозой в заднице - усмехнулся Басс

- Ага. А я её любимый противник.

- Сколько ты там пробыла?

- Семь месяцев

- Бедная девочка

- Я хотела сбежать поначалу, но оказалось, что это невозможно, там система охраны почти, как в тюрьме, родители платили деньги за мое содержание и тщательный присмотр там, и мне ничего не оставалось кроме, как сделать вид, что я играю по правилам

- Филипп был наркоманом?

- Нет, его очень строгие и консервативные родители узнали о его связи с парнем и решили, что гомосексуальные наклонности хорошо лечатся свежим воздухом Коннектикута, чтением м молитв и дисциплиной. Я была там около трёх месяцев когда он появился. Однажды я пошла покурить к деревьям на заднем дворе и столкнулась с ним, - вспомнила она - Он сидел весь такой грустный, как брошенный пёс, так мы познакомились.

- Ты спала с ним тогда?

- Нет. Мы просто разговаривали иногда. Было приятно поговорить с кем то своего круга. Он конечно никогда не был заядлым тусовщиком , но по крайней мере знал какого это, - иметь наших родителей и наше детство.

- Как ты выдержала семь месяцев в таком месте?

Вот! Вот поэтому она ненавидела посткоитальные беседы и всегда старалась их избегать. У тебя возникает ощущение близости с человеком, что вполне закономерно, учитывая что у вас был секс, но это чувство совершенно обманчиво. Секс не делает человека ближе или понятней. Но начиная вот такие разговоры про эту простую истину забываешь. Джорджина подозревала что в мозгу женщины была какая-то системная ошибка, которая и отвечала за эту идиотскую доверчивость, и еще более идиотскую надежду, что тебя поймут, примут. Этот баг явно активировался после оргазма, она об этот догадалась уже давно, но вот опять попалась.

- Поначалу было очень тяжело - даже не сообразив, что все еще не уходит от ответов и отвечает без притворства, начала Джорджина - Где-то месяц я потратила на то чтобы найти способ выбраться оттуда, потом поняв, что это невозможно у меня началось что то вроде депрессии

- Королева драмы? - усмехнулся, с сочувствием во взгляде, Джек

- Королева драмы - подтвердила она - Заунывная музыка, отсутствие алкоголя, вопросы типа "почему все так со мной" и ощущение, что выходя нет

- И никакого секса?

Она помимо воли рассмеялась. Джек все же не исправим. Эти его неуместные вопросы заставляли ее смеяться и как не странно... больше доверять. Казалось, что он задает их чтобы показать, что знает, как ей нелегко открыться и пытается снизить давление момента вот такими репликами.

- Не с другим человеком - лукаво подняла одну бровь она, проклиная все эти эндорфины от сегодняшних оргазмов, которые сделали ее белее доверчивой и открытой.

- Там была форма?

- Басс я знаю, для чего ты спрашиваешь и проигнорирую твой вопрос

- То есть никакого визуального ряда? - скорчил обиженную рожицу он

- Не дождешься. Хотя где-то в шкафу у меня до сих пор сохранилась та юбка в клетку - не удержалась поиграть с его воображением она.- Разыграй свои карты правильно, и я, возможно, ее поищу.

Пару секунд они смотрели друг на друга, она с вызовом, он со смесью желания и смеха в глазах. На самом деле Джорджина понятия не имела куда делась ее форма из того жуткого места, но Джек Басс будил в ней развратную девчонку, которая любила играть. Даже просто мысль, о том чтобы одеться так для Джека и поиграть, будоражила ее воображение. Пусть даже для этого придется купить себе комплект школьной формы.

- Как ты выбралась оттуда? - решил свернуть на безопасную и серьезную дорожку Джек стряхивая своим вопросом эротический ступор Джорджины..

Видимо ему и правда было интересно, как она жила. Он увел разговор от темы секса, только для того чтобы услышать продолжение. Странно.

- Твой племянник помог

- Да?

- Да. Я нужна была им с Уолдорф для одной схемы, они приехали за мной и я больше туда не вернулась

- Это из за той их схемы ты оказала в Белоруссии?

- Да. Чаку и Блер не нравится, когда они остаются в дураках, а я не могла удержаться тогда, это, как выпить глоток алкоголя после года трезвости - одним глотком ты не ограничиться. Я переиграла их в их же игре и они отомстили мне построив встречу с Дмитрием. и нет - предвещая его вопросы, сказала она - Я не буду рассказывать тебе о жизни в России, не сегодня Басс.

Даже сейчас в этом ее расслабленно доверчивой дымке, она не готова была приоткрыть этот ящик с червями. Не с ним уж точно. Слишком сюрреалистично было до сих пор пережитое. До сих пор ей было стыдно за некоторые моменты той истории, стыдно, что была настолько глупой и, хуже того - наивной.

- Хорошо, принцесса, - на удивление легко согласился Джек, словно увидев, ее реакцию - Спрошу тогда, как появился Филипп снова?

- Я вернулась из России напуганная и беременная, но не хотела обращаться к родителям, не знала что делать, хотела по первости выдать Майло за ребёнка Хамфри

- То есть у тебя был секс с этим кудряшом ? - удивленно рассмеялся Джек

- Да.- пришлось признать позор Джорджине - Хотя, тогда он выглядел получше, надо сказать. Но с Хамфри не вышло, он узнал правду, настоящий отец Майло нашёл нас. И тогда мне надо было что то делать, мне нужна была защита от белорусских гангстеров, деньги и документы на Майло.

- И что ты сделала?

- Сама, не так много на самом деле. - пришлось сознаться Джорджине - В какой-то момент мне пришлось начать просить о помощи. С гангстерами, как не странно, помог Чак, они отстали от меня. Вы Бассы умеете такие вещи. Все вопросы с Майло уладил мой отец, он же юрист, для него это было легко. Он по прежнему отказывался содержать меня но признал внука и открыл на него траст.

- В нашем мире траст, наверное единственное доказательство настоящей любви - саркастично заметил Джек - Он купил тебе квартиру?

- Конечно нет. - фыркнула Джорджина - Его отцовская любовь закончилась на трасте для внука. Я же все еще оставалась самым большим разочарованием. Мои расходы контролировал его бухгалтер и в случае ненормальных, по его мнению трат, кредитки тут же блокировались до выяснения обстоятельств. Я не могла снять квартиру, поехать куда-нибудь, купить что-то слишком дорогое. он пытался во всем меня контролировать. По приезду из России мой счет пополнялся каждую неделю на фиксированную сумму, которой хватало только на повседневные траты, одежду и Майло.

- Твой отец как то очень вольно трактует первую поправку

- Он кстати в следующем году баллотируется на место окружного прокурора, - усмехнулась в ответ Джорджина - Что до первой поправки, он любит напоминать мне, что недопустимые действия. аннулируют мои права на конституционную защиту - процитировала юриста отца она.

- В свете того, что ты делала сегодня, это особенно забавно - его, чуть ниже обычного, голос и этот взгляд, Джорджина как загипнотизированная смотрела, и просто улыбаясь в ответ. Он гордился ей. Мерзавец смотрел на нее сейчас так,как буд-то она выиграла Оскар, за фильм, режиссером которого был он.

- Так где ты жила, когда вернулась в Нью-Йорк? - вернул их в реальность Джек.

- Я какое то время жила в доме родителей, - продолжила рассказывать она - Сходила с ума там и совершенно случайно в парке столкнулась с Филиппом. Мы разговорились, он пожаловался что после лагеря родители ждут, что он женится как можно скорее, иначе грозятся лишить доступа к семейным финансам, а он совершенно не хочет этого, что у него депрессия от всей этой истории и он даже не хочет никаких отношений и до сих пор не знает хочет снова встречается с девушками или нет. Слово за слово, мы посмеялись, что у нас одинаковые ситуации и что мы идеально подходим друг другу, випили, много смеялись, а потом как то сама собой появилась идея о браке который решит наши проблемы

- Ты не жалеешь?

- То что стала его женой? Нет.

- Но ты же его не любишь?
Джорджина чуть не подавилась сделанным только что глотком виски.

- Джек Басс, не разочаровывай меня своей верой в сопливые сказки о любви.

- Я тоже в них не верю, но я знаю, как важно женщинам верить в них

- Мне нет. Мне достаточно того, что есть. Он неплохой парень. Любит Майло, слушается и немного боится меня, я могу им управлять, плюс он решил мои финансовые вопросы, поскольку даже после моей свадьбы отец не изменил своего решения и намерен и дальше не давать мне не цента, пока я не докажу, что изменилась и не начну зарабатывать сама.

- Почему он не отступит сейчас? Ты ведь уже не подросток.

- Он говорит, что я его самое большое разочарование. - призналась она - Его конечно можно понять - единственная дочь, великолепного юриста и профессора английской литературы, которую выгнали из пяти школ, которая улетела на Ибицу вместо того чтобы сдавать экзамен SAT, дочь которая любила веселиться и баловаться наркотой, дочь у который есть приводы в полицию и не только на территории Штатов, дочь которая жила в России почти год и приехала оттуда беременной, это длинный список. Он хочет чтобы я была такой, какой он хочет видеть меня, не верит, что я во многом изменилась, а я... Я хочу быть собой.

- Наверное это вечная истории родителей и детей.

- Да. Хотя, лишать доступа к счетам, это перебор, тем более, когда он прекрасно знает, что на меня это не действует, я все равно не подчиняюсь.Это не работало, когда мне было шестнадцать, и уж точно это не сработает сейчас.

- "Сложно сломить" девочка?

- "Сложно сломить" девочка - в тон ему кивнула она.

- Но у тебя наверняка есть траст?

- Конечно. Спарксы же богатая семья. Но я получу к нему доступ только после тридцати, ибо дедушка, основавший его, тоже был упрямым ублюдком, не верящий в наличие здравого смысла у молодых женщин. До этого я финансовая зависима от обстоятельств, если уж не хочу быть зависима от родителей на их условиях.

-Поэтому ты живёшь с Филиппом?

- В том числе. Он помогает мне с Майло, не пытается переделать меня

- Может пому что боится?

- Ещё он не задаёт дурацких вопросов -решила закрыть тему своего брака Джорджина

- Какой тонкий намёк, Спаркс

- Почему тебе так интересно все это, Джек?

- Мне интересно какая ты. Что тобой движет. Какой у тебя брак.

Опять этот взгляд. Цепкий, изучающий.

- Да уж. Просто признай что тебя гложет вопрос сплю ли я с мужем - решила перевести все на шутку она.

- А ты спишь?

"Ревнуешь?",чуть не спросила она, о во время себя остановила.

- Это не твоё дело - вместо этого отрезала Джорджина.

- Это "нет"?

- Это " пошёл к черту" Басс.

- Значит "да"

Чуть помолчав Джорджина все же решила ответить:

- Да, у нас бывает секс, я люблю секс, и это нормально учитывая, что мы муж и жена не только на бумаге. Но у нас свободный брак и договоренность, что если появится кто то, с кем один из нас захочет быть, мы обсудим это и решим, как быть дальше. Какой бы циничной я не была и, как бы не выгоден был мне Филипп, я ценю то, что он для меня сделал и хочу, что бы он был счастлив.

- Ты думаешь, что этот кто то у тебя появится?

- Ты опять спрашиваешь меня верю ли я в любовь, Басс?

- А ты веришь?

- Не знаю - честно сказала она решив не отшучиваться и не издеваться за вопрос над ним, ей казалось, что спрашивать о чем-то подобное совсем не в его стиле и если он спросил, ему хочется услышать правдивый ответ - Я думаю чтобы в неё верить надо знать, что это. А я никого не любила по настоящему, детские влюбленности и сексуальное влечение не в счёт. Я люблю себя, и своего сына, даже родителей наверное, но это же не то, правда?

- Да

Они помолчали думая каждый о своём

- Поверить не могу что ты вытянул из меня это все, Басс

- Что сказать, я располагаю к откровениями - развел руками он, улыбаясь как нашкодивший мальчишка

Сложно было не засмеяться

- Или спаиваешь до откровений - кивнула она, делая ещё один глоток. и чуть подумав добавила - Ты же понимаешь, что я спрошу тебя сейчас тоже о чем-то подобном.

- Спросишь?

- Любопытство одно из движущих сил вселенной, Басс - смирись

- Ну тогда спрашивай

- Прежде чем спросить, уточню, - решила потянуть время Джордина, - Я прекрасно понимаю у кого спрашиваю, и да я в курсе, как банально и по-девчачьи это звучит

- Не будь строга к себе, малыш, ты и есть девчонка, с вами бывает

- Я предупреждала.

В ответ Джек только рассмеялся

- Ты когда нибудь любил по настоящему?

Вот! Вот таких системных ошибок она всегда старалась избегать. Но сегодня видимо был не ее день.

- О, а ты не шутила, когда предупреждала

- Басс, я слышу, как это звучит, но мне правда интересно

- В некоторых вопросах, ты все еще абсолютно ребенок, Спаркс. - Джек обновил их напитки и снова откинулся в кресле - В твоем вопросе не ничего странного. я ведь расспрашивал тебя.

- Просто ты такой большой серый волк, - полушутя, полусерьезно решила признаться Джорджина - Я всегда думаю дважды, прежде спросить тебя о чем-то

- И я почти верю в твои кроличьи ушки в такие моменты - в тон ей кивнул он - Вот только одеты они на маленькую волчицу

На секунду между ними снова заискрилось что-то. Джорджина уже привыкла, что с Джеком никогда нельзя быть уверенной, о чем именно они сейчас говорят. Если она правильно поняла его сейчас, он только что поставил ее наравне с собой?

- Думаю, что да, - после паузы, наконец ответил на ее вопрос он - Любил однажды. Если любовь это что-то такое, о чем пел старина Спрингстин, то да, я знаю что это такое.

- Как в "Fire" любовь? - поддела Джорджина не удержавшись, она любила эту песню, хоть та и была написана за двадцать лет до ее рождения, сложно было не любить текст из которого почти сочился секс, исполняемый мужчиной, который этим сексом был.

- Нет, что-то большее чем просто желание затащить понравившуюся девушку в постель, что-то, как в его Land of Hope And Dreams, слышала ее?

- Нет.

- Послушай, тебе понравится.

- Как ее звали?

- Оливия.. Мы учились вместе в колледже.

- Первая любовь? - догадалась, Джорджина.

Это в общем-то объясняло, почему Джек вспомнил про музыку из тех времен, интересно, сколько ему было лет?

- Да

- Какая она была?

Джорджина не знала, когда закончится лимит откровений Джека, и хотела выпытать как можно больше из него

- Она - на мгновение он задумался, словно, представляя ту девушку - Блондинка, почти всегда улыбалась, любила поэзию, музыку, и собак, была волонтером в приюте, ей вообще многое было не все равно. - словно не веря что-то когда-то тоже был кем-то другим, он криво усмехнулся - Рядом с ней было легко - просто закончил он.

Понимая, как нелегко, вот так вынуть что-то из своей души и показать другому человеку, Джорджина решила, снизить градус серьезности их разговора:

- Вау, ты кажется только что описал женщину максимально не похожую на тебя

- Я был другим тогда. - просто сказал он, делая еще один глоток и словно закрывая шкатулку воспоминаний - Девятнадцать, совсем мальчишка еще.

Джорджине показалось, что даже если он и продолжит сейчас отвечать на ее вопросы, под кожу к себе он уже ее не пустит

- Вы встречались?

- да. - привычный голос без красок вернулся - Почти год. пока она не уехала на семестр во Францию, где изменила мне с парнем по имени Поль, за которого потом вышла замуж

- Она осталась во Франции?

- Да. Он оказался ее большой любовью, не я - совершенно без сожаления в голосе закончил он.

- А после?

Какое-то время он насмешливо смотрел ей в глаза, словно решая продолжать этот разговор или нет.

- А после, принцесса, было много женщин, но я понял, что по натуре я одиночка

- Ах да, - не удержалась от сарказма Джорджина, - Знаменитая теория Бассов - не спать с одной и той же женщиной дважды и не оставлять их до утра

- Это у Чака так, да и то он нарушил все эти свои правила с Уорлдорф, еще в восемнадцать. Моя теория это отношения в которых оба изначально понимают, что от этих отношений хотят, и получают ровно то, что хотят

Джорджина практически прикусила себе язык прежде чем успела задать неуместное "а чего от наших отношений хочешь ты", понимая, что потеряет все набранные очки за подобную выходку. Вместо этого она с издевкой улыбнулась, сказав:

- До тех пор, пока бедняжка не захочет большего и ты не бросишь ее

- Не люблю типаж "бедняжек" но да.. И не смотри так, - добавил он видя ее насмешливый взгляд - Я никогда не скрываю кто я.

- Большой, серый волк?

- Большой, серый волк - сверкнул нарочито хищной улыбкой он.

Их маски прилипли намертво, подумалось Джорджине, и жить под ними гораздо проще, чем срывать их по живому. Да и нужно ли? Когда долго живешь под маской, разве она не становится частью тебя, а ты частью ее?

Они снова помолчали, он допивая свой напиток, она плотнее укутывая замерзшие ноги в плед. Двигаться не хотелось, из дворика внизу лилась музыка, а уже зашедшее солнце сделало все вокруг красиво сероватым. Джорджине всегда нравилось именно вот это короткое время дня, - еще не темнота, но уже и не свет. Серый размывал линии, прятал убогое, неважное, оставляя только самое главное, четкое.

- Мне нравится этот отель,

- Рад угодить принцесса, - в сероватых сумерках, снова блеснула его ухмылка, Джорджина подумала, что сегодня видела такое количество улыбающегося Джека Басса, что пожалуй шла на рекорд.

Она поймала себя на мысли, что не хочет возвращаться домой. Не хотелось не одеваться, не ехать или лететь на вертолете, не хотелось вновь оказаться в своей квартире, среди ее обитателей, ей хотелось именно такого вот отельного вакуума, как сейчас здесь, на этом балконе

А еще хотелось Джека Басса. рядом. Дольше чем пару часов. Решив, что лучше рискнуть, чем жалеть, что испугалась, она спросила:

- Здесь есть спа?

- И довольно неплохой

- Хочу в хамам, - просто заявила она, садясь прямо и спуская ноги на пол - Я замерзла.

- Когда тебе надо быть дома?

- Сегодня утром Майло забрала моя мать, и увезла его с собой в Хемтонс на уикенд, так что до понедельника я почти свободная женщина

- Тогда как насчет местного спа, сеанса массажа, а потом ужина от шеф повара? - предложил Джек лукаво улыбаясь

- Только если ужинать мы будем здесь, - уже заходя обратно в номер, кинула она - я не хочу вылезать из халата, до завтра

- Боюсь, по поводу этого пункта у меня будут возражения, Джи

- Думаю мы сможем найти компромисс, Басс
 
mio-mioДата: Понедельник, 06.04.2020, 20:22 | Сообщение # 52
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline



#Movement


When you move, I'm moved...




=1=


Апрель 2012. Нью-Йорк

When you move
I can recall somethin' that's gone from me


Серена, боясь передумать, сделала глубокий вдох, и быстро нажала на кнопку пентхауса отеля «Империя». Ей необходимо было это сделать. Блер бы сделала для нее.

Войдя в номер, она сразу же увидела сводного брата — ставшая уже привычной картинка, - диван, отброшенный в сторону пиджак, разложенные на столике перед ним документы, графин скотча, стакан и хмурый взгляд. Чак Басс, дамы и господа. Нынешняя его версия.

-Чак, уделишь мне немного времени? - решила не тянуть с прелюдией Серена, видя недоумение во взгляде Чака она добавила - Я хочу с тобой поговорить

- Поговорить? Это что то новенькое. Садись, сестренка, налить тебе чего-нибудь? - тон, все еще остался от старой версии, Чака Басса, ей всегда хотелось защищаться слыша эти издевательские нотки

- Пожалуйста, не зови меня «сестренкой», - попросила Серена - Меня это бесит и я автоматически начинаю тебе грубить, а я правда хочу кое о чем с тобой поговорить

- Ок, - как-то слишком быстро согласился он - Хотя что-то мне подсказывает, что я еще об этом пожалею

- Я буду красное вино Чак — невинно улыбнулась Серена, зная, что ему придется говорить с ней, не выгонит же он ее.

- Так о чем ты хочешь поговорить? - спросил Чак, направляясь к стойки бара

- О Блер

- Никогда еще мои прогнозы, не сбывались так быстро - поморщился Чак, наливая ей вино — При чем здесь Блер?

На короткое мгновение Серена засомневалась, что правильно поступает, но затем вспомнила вчерашний вечер и сказала:

- Она подсела на антидеприсанты

- Что? - кажется Чак ожидал чего угодно, только не этого

- Не то чтобы это такая уж шокирующая новость. - начав, Серену уже было не остановить - Среди нас это не редкость правда? Наши матери не пережили очередного развода, если бы не эти «маленькие помощники», но Блер они делают другой. Она стала обидчивой, мстительной, закрытой, ну... то есть больше чем обычно.

Видя усмешку Чака, севшего напротив ее, она возмутилась:

- Тебя совсем это не волнует Чак? Вы же были друзьями. - решила зайти из далека она - А антидепресанты, между прочем, вторая по популярности причина суицидов!

- Когда ты говоришь «подсела», что ты имеешь в виду?
- Она не контролирует себя, Чак. И самое нехорошее в том, что ей, как будто, все равно.
- Когда это началось? Расскажи с самого начала - ни тени эмоций, только голос.

Это был Чак Басс к которому все привыкли. Но она знала, что на поверхности не всегда то, что внутри. У нее был опыт в этом. Ее лучшая подруга была такой же. И она хотела верить, что не ошиблась, придя сюда

- В тот год, когда ты уехал. - видя его приподнявшиеся брови, продолжила — Я не помню точно, но кажется уже после того, как ты уехал. Помнишь они с Нейтом крупно поругались?

- Перед ее днем рождения? - усмехнулся Чак - Насколько их хватило? На неделю? Потом мир снова мог любоваться идеальной парой.

Сарказм прямо таки сочился из каждого слова.

- Не йорничай Чак. Я не знаю, что произошло тогда, Блер мне так и не сказала, но все изменилось с тех пор.

- О чем ты?

Ей все таки удалось достучатся и заинтересовать его. Скрывая улыбку триумфа, Серена продолжила:

- Она звонила мне в тот вечер, когда они поругались. - пояснила она - Она плакала у нее была просто истерика. Она говорила, что больше не позволит решать за нее, что устала и больше так не может, хочет все изменить. Я хотела приехать, но Блер мне не позволила, сказала что хочет побыть одна и что с ней Дорота. - посмотрев на него она добавила - А на утро когда я приехала, она была какая-то странная.

Чак поймал себя на мысли, что дорого бы заплатил, чтобы увидеть ее в то утро. Она жалела?

- В каком смысле странная, Эс? - он старался не выдавать своего настоящего интереса сводной сестре, все еще не понимая, зачем она затеяла этот разговор, и гадая, действительно ли все плохо. или с блондинкой в очередной раз играет ее воображение.

- Не знаю, - Серена попыталась вспомнить свои впечатления четырех летней давности - Она делала вид, что все в порядке, и я думала, что это как обычно, когда ей плохо, что она просто держит фасад, но что-то в ней изменилось и она была... веселая. Я не знаю, как объяснить,Чак, в ней была какая-то легкость, свет, а потом все стало плохо опять.

- Как именно? - теперь он уже даже не скрывал интерес. Ему надо было знать. Все что он знал о Блер из тех времен было прочитано в Сплетнице, и на ее страницах это была совершенно обычная Блер.

- Была вечеринка. - продолжила Серена - Ее день рождение. Ты ведь уже уехал тогда да? Тебя не было там.

- Да я уехал как раз в тот день. - даже спустя четыре года, он ненавидел вспоминать тот день.

- Странно. - сделав глоток вина задумчиво произнесла Серена.

- Что именно? - сейчас он кажется злился, а это не входило в ее планы.

- Я только сейчас поняла, что все было в одно время.

- Что было на вечеринке сестренка? - он терял терпение

- Не называй меня так — на автомате отмахнулась Серена — На вечеринке Блер была какая-то взвинченная, ее все раздражало

- Она почти всегда такая - невесело усмехнулся Чак

- Нет, не так как обычно. Она буквально набрасывалась на девчонок, ее не радовали подарки, и она все время ела — добавила она тихо, чувствуя словно предает подругу.

- Опять? - он всегда знал о ее булимии, но думал, что это давно в прошлом

- Да — тихо сказала блондинка, понимая, что обсуждает сейчас одну из самых тщательно скрываемых проблем ее подруги, и делает это не с кем нибудь а с Чаком Бассом — Чак, ты не...

- Серена я всегда знал — перебил ее Чак — Если бы я хотел использовать это против нее давно бы уже сделал. Что было в день рождения? - тот же голос.

Ни эмоций, ни цвета. Они похожи так, что даже жутко — чем им хуже, тем собранней они становятся, подумала Серена.

Тряхнув головой отгоняя мысли она продолжила:

- Она ела. Много. А потом... - ей было тяжело вспоминать, но она была должна - Потом ей было плохо. Я помогала ей, но все было не так как обычно. Ей было больно и такой взгляд. Как будто ей все равно. Будто она хочет чтобы было больнее.

- Что потом?

- Она сказала, что возобновит посещать психолога, пообещала мне, что все будет хорошо

Старая добрая Блер и ее ложь, подумал Чак — солгать о проблеме, и скрывать что-то, почти так же эффективно, как и решение ее.

- Я думала ей станет лучше — продолжала Серена — И ей стало, по крайней мере мне так казалось поначалу. Она вернулась к Нейту продолжала быть королевой в школе, но закрылась, понимаешь, я больше не могла достучатся до нее настоящей.

- А булимия? - Чак хотел услышать от блондинки информацию, а не ее эмоции по поводу запутанной жизни, Блер - Ты замечала что-то?

- Она утверждала, что все прошло и что таблетки ей помогли, я больше не видела ее приступов, может быть правда помогли эти таблетки

Или она просто стала лучше скрываться, подумал Чак

- Ты сказала она подсела. Это и сейчас? - спросил он вслух

- Да. И это все больше и больше беспокоит меня Чак.

- Не поздновато ли Эс? - теперь тон был с издевкой

- Ты о чем?

- Она четыре года сидит на каких-то таблетках, - вышел из себя Чак - Вредит себе, а ты, сестренка, только сейчас поняла, что что-то не так!

- Не повышай на меня голос, Чак! - от обиды, Серена сама перешла почти на крик - Не тебе меня судить, тебя вообще не было здесь все это время!

Его лицо дернулось, как от пощечины.

Осознав, что сказала, она испугалась, что сейчас он ее выгонит и она так и не выполнит задуманное.

- Прости — быстро произнесла Серена — Я знаю что это был не твой выбор. И ты прав я была не лучшей подругой. Но она уехала в Йель, мы виделись только на каникулах, и созванивались, и казалось, что все нормально. - вновь начав рассказывать, она чуть успокоилась - Лето мы проводили раздельно, она отказывалась ехать в Париж со мной, она работала, у ее были стажировки, а в прошлом году я вообще брала семестр во Франции, и приехала незадолго до ее помолвки...

- К чему ты мне все это рассказываешь? - устало спросил Чак, решив, что с него хватит всей этой драмы.

Пора выложить карты на стол, подумала Серена и чтобы не успеть спасовать, выпалила:

- Я знаю про вас, Чак.

Он не ожидал. Чак был уверен, что никто не знает.

- Откуда? Блер тебе сказала?

- Нет конечно. - фыркнула Серена, - Это же Блер. Я соединила два и два, я не такая глупая, как ты меня считаешь

- А если серьезно?

- Я видела вас на новый год. - пришлось сознаться ей - И вчера я словно увидела картину целиком. Это началось же еще до твоего отъезда, да?

- Да — он отрешенно откинулся на спинку дивана и сделал еще один глоток из своего стакана

Серене пришло в голову, что после его возвращения она не видела, его без стакана виски в руке, что в общем-то не слишком отличалось от версии Чака четырех летней давности. Вот только, в отличие от прежних времен, он не бывал веселым, язвительным, саркастичным, к нему кажется словно приклеилась маска холодного безразличия.

- На ее день рождения или раньше? - решила узнать все до конца она.

- Ты же сказала что соединила два и два — не упустил шанса поддеть ее Чак.

- Я думаю, что в тот день когда она хотела расстаться с Нейтом

- Ты гений, сестренка — отсалютовал бокалом он, — Но я все еще не понимаю, что ты хочешь от меня, если ты так проницательна, то не могла не заметить, что между мани все кончено и твоя подруга выходит замуж за своего прекрасного принца.

Начиналась самая сложная часть ее миссии.

- Ты же знаешь, что она будет несчастна в этом браке

- Скорее всего да, - Чак встал и пройдясь по номеру, подошел к столу для бильярда - Но это ее выбор. Всегда был ее выбор — добавил он тихо, словно сам себе.

- Чак, очнись, это брак, - Серена тоже встала с дивана и подошла к сводному брату - Это ведь на всю жизнь

- Очень странные рассуждения от дочери Лили ВанДервудсен — Чак, разбил пирамиду, надеялся, что Серена поймет намек и удалится

- Ты же понимаешь, что моя мать и Блер это две очень большие разницы. -вместо понимания, продолжала упорствовать блондинка - Чак, она уничтожает себя. ради всего этого фасада, который даже никому не нужен

- Что ты хочешь от меня? - устало спросил он, сделав еще один удар по шару - Скажи ее матери, поговори с Нейтом

- Помоги ей. - Серена устав от его попыток выпроводить ее, отобрала у Чака кий - Ты же знаешь, что кроме тебя никто не знает ее настоящую.

Она заглянула ему в глаза. Ему же больно почему он продолжает отрицать?!

- Ты сказала "вчера" — выдержав ее взгляд, он отошел к окну и уставился на город за окном.
Видимо она выторговала себе еще пару минут.

- Что?

- "Вчера, увидела картину целиком" что ты имела в виду?

Понимая, что придется рассказать все если хочет, чтобы он помог подруге, Серена вновь села на диван, и сделав глоток вина тихо начала:

- Вчера была финальная примерка платьев на свадьбу. Мы были в доме Блер, пили шампанское, она казалась счастливой. И платье такое красивое - качнув головой, она вновь увидела перед глазами ванну в доме Блер - Она примерила платье, его подогнали, а потом ее словно подменили Чак, она сняла верхнюю часть и в корсете ушла в свою комнату, сказав. что у нее разболелась голова от шампанского и она хочет прилечь. Я пошла проверить ее. Она была в ванне и мне кажется у нее была паническая атака

- Что ты подразумеваешь под панической атакой, Эс? - Он не смотрел на нее, она видела только его спину и слышала голос. Голос из которого вообще ушли краски, даже не так - казалось, что их там никогда не было

- Она почти не плакала, скорее всего со слез все началось, - продолжила вспоминать Серена Сидела на полу обхватив живот и пыталась сделать вдохи. Почти не реагировала, когда я ее звала, молчала. Потом заверила меня, что сейчас таблетки подействуют и ей станет легче

- "Таблетки"?

- Она сказала, что выпила две таблетки успокоительного, но я знаю точно, что именно она приняла.

- Что было дальше?

- Я подняла ее, умыла, переодела в пижаму и уложила в кровать. Вскоре она уснула, наверное таблетки подействовали. Дороте и Элеонор я ничего не сказала, так просила Блер. Ночевала у нее, проверяла ее.

В номере повисло молчание. Серена заново пережившая вчерашний вечер, чувствовала себя опустошенной. Хотя оставался еще один вопрос и она ждала когда Чак его задаст.

- Хорошо, - в его голосе тоже была усталость, она подозревала, что разговор с ней был максимально длительным общением с другим человеком, за очень долгое время - Паническая атака и таблетки, это я понял, но почему ты сказала про нас

А вот и вопрос.

- Днем ранее я случайно видела, как Блер вводила пароль на телефоне, когда она уснула я начала искать ответы и сделала то, чего не делала никогда - рылась в ее телефоне.

- Она будет в ярости — почти улыбнулся Чак наконец отвернувшись от окна и вернувшись на диван напротив нее.

- Я знаю. - кивнула блондинка — Но она не оставила мне выбора. У нее в телефоне твои фото. - внимательно наблюдая за его реакцией начала рассказывать Серена — Она снимала, как ты спишь. Я видела видео, где вы дурачитесь на камеру, где Блер смеется настоящим смехом. - она видела, как его пальцы сильнее сжали стакан и добавила - А потом, зная, что Блер все равно будет в ярости из-за моего вмешательства, я пошла искать ответы дальше

- И что нашла Шерлок? - Чак словно мазохист продолжал расспрашивать о том, что делало ему больно. О женщине, которая отказалась от него. От них.

- Ее дневник — Серена решила, что будет винится до конца — Я читала его Чак.

Реакцией ей была лишь приподнятая бровь.

- Я не очень разбираюсь в женской дружбе, сестренка, но мне кажется это один из пунктов списка с названием «не делать никогда».

А ведь он так до сих пор и не знал, почему она отказала ему, отвергла его любовь. Интересно со своим дневником она была более откровенной, или не доверяла всей правды даже ему.

- Ты не хочешь узнать, что я прочитала? - словно прочла его мысли Серена.

- Боюсь, ты все равно мне расскажешь

- Я читала твое письмо, Чак — Серена не смогла справится с эмоциями и ее голос все же дрогнул — Она все еще хранит его.

Я не буду плакать. Я не буду плакать — повторяла себе Серена, пытаясь дышать ровнее. Сказав о письме, она вновь испытала эмоции, переполнившие ее вчера. Когда она закончила читать дневник Блер, успокоительные нужны были и ей тоже.

- Тогда ты знаешь конец этой истории — тихо произнес Чак, чувствуя опустошенность и, как не странно, некое подобие... облегчения.

Облегчение от того, что кто-то еще знает, как ему больно. Было больно. Прошедшее время.

- Не конец, Чак, у нее депрессия, она сомневается выходить ли ей за Нейта, пишет об этом в дневнике.

- И тем не менее вы вчера примеряли платья, сестренка — с горечью в голосе усмехнулся Чак — Самый главный враг Блер она сама, и ни ты, ни я, ничего не можем с этим поделать

- Она запуталась, Чак. Еще эти таблетки. Я прочитала, что антидепресанты блокируют обратное поступление серотонина, а значит ответ на эмоции

- Это конечно очень горячо, когда ты претворяешься доктором, - перебил ее Чак — Но давай ты объяснишь по-человечески

- У меня был курс психологии в колледже, и когда нибудь тебе придется принять тот факт, что я не тупая блондинка

- Прости - примеряющие кивнул Чак — Простоя мне всегда казалось, что антидеприсанты безобидны

- Когда принимаешь их постоянно, перестаешь чувствовать ответ на эмоции. То есть тебе больно от чего-то, н или ты очень расстроен, но тебе как будто все равно, что с тобой происходит.

Чак хотел съязвить, что схожий эффект дает виски, но вспомнил инцидент пару лет назад, когда он нашел Джека закинувшегося какими-то таблетками и развлекавшегося тем, что делал неглубокие надрезы на своих руках и ему вдруг стало страшно. Если Серена права, и Блер плотно сидит черт знает на чем....

- Что ты предлагаешь? - решив перейти на стадию «принятие», спросил он

- Что? - не поняла сначала Серена.

- Ты пришла просить у меня помощи с Блер, ведь так?

- Да, Чак, ты сможешь до нее достучаться, ты...

- Вряд ли — перебил ее Чак, - Но я готов выслушать твое предложение

- У меня есть план, но для его выполнения мне понадобится твоя помощь и твой самолет - тихо добавила она, ожидая его реакции.

Двадцатью минутами позже Серена покинула Империю тихо улыбаясь. Чак согласился принять ее план, хоть и внес в него свои корректировки. И если все пойдет, как задумано, она сможет помочь Блер. И кто занет, может быть сделает ее счастливой.
 
mio-mioДата: Суббота, 25.04.2020, 19:40 | Сообщение # 53
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline
=2=


With Or Without You

#Movement




I used to know this girl‚ she used to move‚
She used to tell me a lie, then show me the proof


Июль 2011


- В каком номере остановился мистер Басс? - Блер, узнавшая от Серены, что Чак остановился в Империи, решила навестить вернувшегося вчера блудного сына Манхэттена на этот раз на его территории.

- Вам назначено? - учтиво поинтересовался портье - Он пожелал чтобы его не беспокоили.

Быстро сообразив, что узнав, что это она, Чак может и не пустить ее, Блер сказала:

- Я Серена Вандервудсен, его сводная сестра.

Затаив дыхание, она наблюдала, как служащий звонит в номер Чака, надеясь, что с Сереной он еще не успел испортить отношения, и разрешит пустить ее в номер.

- Можете пройти, - кивнул портье, положив трубку и указав ей в сторону лифтов.

Интуиция ее не подвела.

А вот удачи, могло бы быть и немного побольше.

- Ты не Серена - Чак был явно не доволен, стоило ей только выйти из лифта в его пентхаусе.

Хозяин номера сидел на диване в компании бутылки скотча и каких-то бумаг. Рукава рубашки закатаны, не намека на галстук или бабочку и клетчатые слаксы, демонтирующие голые ступни. За последние четыре года Чак Басс видимо приобрел новые привычки в одежде - она помнила времена, когда даже на завтрак с друзьями он одевал идеально подобранный костюм.

- Зачем ты это сделал? - Блер решила, что лучше нападать, чем оборонятся, поэтому прошла в номер, не обращая на его недовольный взгляд и стараясь не отвлекаться на его внешний вид.

Вчера заявившись на вечеринку в дом Нейта, Чак стал свидетелем ее ссоры с Дженни, как оказалось позже, ему даже удалось заснять их на телефон, и уже вечером это видео было самой обсуждаемой новостью Сплетницы.

- Алкоголь, свежий компромат и доступ в интернет не лучшие сочетания? - предположил он, отложив бумаги, которые он читал, или делал вид, что читал, когда она вошла.

Блер взбесил этот нарочито безразличный тон и вся эта показушная невозмутимость жестов.

- Или, ты сделал это специально, чтобы унизить меня, как делал всегда - она села на диван напротив Чака.

- Правда? Всегда? - приподнял брови Чак, глядя на нее сейчас, как на неразумного, взбалмошного ребенка.

- Я не хочу ссориться, - Блер решила поменять тактику и улыбнулась - Тем более в твой день рождения.

Если его и удивило, что она помнит день, который он, сколько она его знала, не любил отмечать, как особенную дату, то не подал виду.

- О, это истинный подарок для меня - его слова потонули в сарказме вместо этого.

Блер даже удивлялась, - как он смог стать еще невыносимей, за эти четыре года?

- Я просто хочу, чтобы ты понял - продолжила она, заставляя себя оставаться спокойной и выполнить то, зачем сюда пришла - Не лезь в мою жизнь,Чак,в мою и Нейта. Это второе предупреждение, больше предупреждать не буду.

- Что нибудь еще? - бесцветным голосом спросил он, делая глоток из стакана.

Никакой реакции. Она ожидала, все что угодно, но только не безразличие. Блер уже не казалось блестящей, идея придти сюда. Она понятия не имела, как разговаривать с этой версией Чака. Четыре года назад, она могла почти всегда точно предугадать, что он скажет, или как отреагирует. но теперь, кажется без предварительной подготовки, лучше с ним не сталкиваться - слишком непредсказуемо, но у нее была миссия и она должна была ее выполнить. Она шла сюда сегодня убедить его не лезть в их отношения с Нейтом и поздравить с днем рождения. Поэтому она протянула пакет который все это время держала в руках, со словами:

- С днем рождения, Чак

На этот раз Блер удалось пробить его "плевать на все" фасад, он выглядел удивленным. Достав из пакета книгу, кажется удивился еще сильнее. Это была "Искусство войны" первое издание, 1910 год.

- Где ты ее нашла? - четыре года назад Чак хотел приобрести этот раритет и кажется даже обсуждал это с Блер, но его арт дилер так и не смог найти ни одного доступного для покупки экземпляра.

- Я купила ее четыре года назад - честно призналась Блер, - Хотела подарить тебе на восемнадцатилетие, но ты не приехал. И я решила оставить ее себе.

- Почему же не оставила? - Чак пытался заметить малейшие эмоции Блер, все еще гадая, зачем она пришла.

Если сначала он подумал, что она пришла поскандалить из-за поста в Сплетнице, то теперь он уже ничего не понимал. За компромат видео, слитое в сеть, не дарят коллекционные издания.

- Подобные вещи должны быть у тех, для кого они покупались. - пожала плечами Блер - И мне кажется она тебе нужнее.

- Да уж - усмехнулся не весело Чак, все еще вертя книгу в руках. Учитывая его предстоящую битву с Бартом, очень своевременный подарок.

- Зачем ты вернулся Чак? - задала Блер вопрос который не давал ей покоя со вчерашнего дня.

Чак посмотрел ей в глаза и слегка улыбнувшись тому, что ей опять удалось удивить его вопросом, пожав плечами, сказал:

- Это мой дом.

- Что именно? - фыркнула Блер - Этот номер? Или дом Барта с которым вы не разговариваете?

- Ты прекрасно понимаешь, о чем я. - Чак, снова откинулся на диване, гадая, куда свернет их беседа теперь. - Мой дом в Нью-Йорке, не в Лондоне. Что до этого номера то да -теперь я буду здесь жить. Я купил этот отель

- Отель?

- Да, "Империя" стала началом моей империи. - не без гордости сказал Чак - Так что тебе вновь придется привыкнуть к присутствию меня в твоей жизни. Твоей и Нейта.

Блер видела, что он делает это специально - провоцирует ее, но ничего не могла с собой поделать:

- В моей жизни ты не играешь никакой роли, - отрезала она, и добавила уже сладко - А у Нейта теперь лучший друг Ден.

Вместо того, чтобы ответить на ее во многом детский выпад, он просто смотрел на нее сейчас, словно изучая, или пытаясь разглядеть под слоем слов, истинный смысл. Выдержать этот взгляд, было для Блер принципиально важно.

- Посмотрим - в конце концов пожал плечами Чак нейтрально, так и не добившись, чтобы она отвела взгляд первой - Я не хочу враждовать с тобой Блер.

- Нам не быть снова друзьями, Чак - перебила его Блер, жалея, что затеяла этот разговор и уже не понимая, какой, в этой их странной игре, счет - Не уверенна, что мы были ими когда-то.

- Мне жаль, что ты так считаешь - он положил книгу на стол перед собой и снова взял стакан с виски.

- А я не хочу это обсуждать, Чак - Блер встала с дивана, собираясь уходить. Она подарила подарок и предупредила его держаться от них с Нейтом подальше. Можно отметить "выполнено" напротив этих пунктов, в списке дел на сегодня.

- Что именно? - не унимался Чак игнорируя, что она собралась уходить - Факт что мы были близкими друзьями, и то, как эта дружба закончилась четыре года назад?

Опять эти его намеки. Их вчерашняя перепалка в доме Нейта началась тоже с упоминания о ее ошибке четырех летней давности.

- Не то не другое - отрезала Блер - Ты к месту употребил слово "закончилось". Все кончено Чак, мы другие люди сейчас - он вдохнула воздух глубже, пытаясь успокоится - И если ты хочешь начать все заново в Нью-Йорке, я желаю тебе удачи

Мантра "Я Грейс Келли" которую она практиковала время от времени, явно работала, ей удалось даже сделать так, чтобы последние слова прозвучали искренне.

- Очень по взрослому Блер - на Чака, впрочем, они врят-ли произвели впечатление

- Мы давно не дети, Чак.

- Может ты и правда изменилась - задумчиво протянул Чак, - В ответ на компромат слитый мной в Сплетницу, ты пришла с подарком, и даже почти не пытаешься меня запугивать.

Последняя фраза, просто тонула в скрытом сарказме.

- Я не знаю, почему тебе так трудно поверить в это, но я изменилась, Чак - забыв, что собиралась уходить, возмутилась Блер.

- Ты не любишь перемены, Блер - как самое очевидное, констатировал Чак

- Что до компромата в Сплетницу - решила игнорировать его реплику она - Я вчера была груба с тобой, ты отомстил за это - конец истории. Я пришла предложить тебе перемирие - сейчас даже она верила в то, что говорила. Блер поймала себя на мысли, что правда этого хочет - мира. Она не готова сейчас к борьбе с Чаком. Ни тогда, когда она понятия не имеет, каким человеком он стал, не тогда, когда на руках ни одного козыря.

Какое-то время он смотрел на нее снизу вверх, словно изучая, отделяя слова от сути, а суть, от намерений, прежде чем наконец выдать:

- Любопытно будет посмотреть, на эту новую версию Блер Уолдорф - Чак встал с дивана, и протянул ей руку для рукопожатия - Я согласен на перемирие.

- Никаких прикосновений - прежде чем успеть подумать, выпалила она

- Ты не хочешь чтобы я прикасался к тебе? - усмехнувшись спросил Чак, гадая, отчего она так отреагировала
- Или не хочешь прикасаться ко мне?

- Это семантика - отрезала Блер, заставив себя не двигаться с места. Если он заметит, что ей не по себе, когда он находится рядом, Чаку даст это дополнительные преимущества. Не говоря уже о поводе для издевательских комментариев. А ей было отчего-то не по себе. Она заметила это еще вчера. Новая версия Чака Басса заставляла ее нервничать. Перед ней стоял мужчина, не мальчик, которого она помнила. А она рядом с ним чувствовала себя все еще шестнадцатилетней. Ощущение, которое не прибавляет уверенности.

- Это все? - насмешливо приподнял брови Чак - Только прикосновения?

- Ты хочешь включить в договор что-то еще? - деловой тон Блер совершенно не выдавал ее внутреннего смятения. она по крайней мере на это надеялась.

- Так это все же договор? - Чака начал забавлять этот их диалог, кажется Блер нервничала, и ему хотелось узнать почему. Сегодня она шла напролом, ставила его на место и даже вполне искренне поздравляла и желала удачи, но делала все это максимально собранно и "по-королевски" холодно, и вот стоило ему подойти ближе и что-то изменилось.

Его близость заставляет ее нервничать?

- Если хочешь, можешь воспринимать это так - ее холодный, собранный тон, впрочем противоречил его ощущениям.

- Ну конечно, это была бы не ты, если к перемирию не прилагался список условий, выгодных для тебя.

- Если тебе нравится так думать, это твое дело.

Блер надеялась, что ей все же удалось его удивить. Чак ожидал от нее все что угодно, только не этот собранно отстраненный тон, деловых переговоров. Хорошо, что она умела быстро брать себя в руки.

- Давай. - тоном, ничем не выдающим реакцию, согласился он - Раз мы пытаемся быть цивилизованными. Запрет прикосновений. Что еще?

- Взаимное разоружение.

- Тебе придется уточнить этот пункт. Моя фантазия рисует картинки которые тебе едва-ли понравятся.

Сейчас он откровенно издевался над ней - губы сложенные в бантик, насмешливый взгляд. Хоженая территория - они играли в эти игры всю школу.

- Ты понял о чем я, Чак. Никаких компроматов в Сплетницу, - начала перечислять Блер - Мы не используем против друг друга информацию, которая у нас есть, или может появится, в дальнейшем. Я выхожу замуж, ты строишь свой бизнес, нам обоим не нужны сейчас скандалы, достаточно того, что у нас есть другие враги, не обязательно становится ими друг для друга.

Она бы не была Блер Уолдорф, если бы не умела обращать свои проколы в бонусы. Довольная, что не ушла, как собиралась, Блер планировала, получить с Чака слово, что он выполнит ее условия.

- Справедливо. - кивнул он - Что-то еще?

- Нейт ничего не должен узнать - решила рискнуть она

-Что именно он не должен узнать? - опять приподнятые брови и губы бантиком, - ей хотелось ударить его сейчас

- Не изображай из себя кретина, Басс, ты прекрасно знаешь о чем я. То, что случилось в Виктроле, и особенно то, что было после - Нейт ничего не знает, и я хочу чтобы так же продолжалось дальше. Для него важно чтобы мы были честны друг с другом.

- И конечно же ты полностью честна с ним - в этом сарказме можно было бы утонуть.

- Да. - нацепив маску "Грейс Келли", гнула свою линию Блер - После того вечера, я поняла, что не хочу его терять и построила наши отношения на взаимном доверии

- Или убедила его, что доверие взаимно - не удержался от комментария Чак

- Так мы договорились? - заставила себя не реагировать на подкол, Блер.

Чака всегда восхищало в ней, то как быстро Блер могла ориентироваться в ситуации и даже извлекать выгоду, из, казалось бы, проигрышных моментов. Одного его слова будет достаточно чтобы испортить, если не разрушить полностью их отношения с Нейтом. Факт измены с лучшим другом, и имитация девственности, то, что врят-ли переживут даже идеальные отношения. Он это знал, она это знала, и все же рисковала - он всегда восхищался этим ее качеством. Конечно он не собирался ничего говорить Нейту, хотя бы из-за того, чтобы не потерять друга, но Блер то этого не знала.

- С чего ты взяла, что четыре года спустя, я захочу ему что-то рассказать? - спросил он, решив помучить ее еще немного.

Блер уже ненавидела этот их разговор, он делал вид, что она параноик, но она точно знала, что паранойя здесь не причем, вчерашняя стычка в доме Арчибальдов показала, что Чака задевает факт, что Нейт уверен, что он ее первый и единственный мужчина, и Блер была уверенна, что может настать момент, когда ему захочется обнародовать правду.

- Считай это острым приступом паранойи. - Блер поймала себя на мысли, что не может заставить его молчать, для этого у нее не было никаких рычагов давления, поэтому, неожиданно для нее самой, ей пришло в голову другое решение - Он спрашивал меня о том вечере - начала она, и видя замешательство на его лице, пояснила

- Когда ты так внезапно уехал, мы все были в недоумении, никто не знал, почему ты это сделал и как долго это продлится. Вся информация которой мы обладали, была получена от Барта, а он лишь сказал, что ты уехал в Лондон и закончишь этот учебный год там.

Не видя никакой видимой реакции от Чака, на сказанное, Блер продолжила:

- Нейт звонил тебе тогда, но ты не отвечал, и тогда он спросил у меня виделись ли мы вечером накануне, и я сказала, что нет.

- Еще бы - криво и невесело усмехнулся Чак.

Ей опять удалось это! Эта девочка снова его удивила, переиграла. Он ожидал от нее чего угодно, но только не честности. Она ведь показывала ему слабое место рассказывая все это.

- Так что он не знает, и не должен узнать - подытожила она

- Зачем ты рассказала мне это?

Какое-то время она просто смотрела на него, заставляя неожиданно почувствовать себя... неуверенно. Такого Чак не ожидал. И не чувствовал очень давно.

- Считай это испытанием, Чак. Я показала тебе слабое место, ударить по нему, или нет - решение за тобой. Мне тоже любопытно узнать каким мужчиной ты стал.

Блер была довольна собой, ей показалось, что это лучший выход, - он бы все равно разузнал, как и, что было после его отъезда, если бы захотел, по сути она не сказала ему ничего, что он сам не обнаружил бы со временем. Но одно дело идти по следу, найти искомое и использовать это, и совсем другое использовать то, что отдано добровольно. Не только Чак был поклонником "Искоства войны".

- Хороший ход, Уолдорф, - кивнул он, словно принимая новые правила - Что до твоих опасений - в мои планы не входит делится с кем бы ты ни было подробностями, того, что было четыре года назад. Мне достаточно того, что я помню, как ты мурлыкала мое имя.

- Чак - предостерегающе, начала Блер

- Поэтому - перебил ее Чак, - Я принимаю твои условия, которые тебе все же придется скрепить рукопожатием
- с этими словами он вновь протянул ей руку, для рукопожатия.

Она выиграла? Так просто?

Протянув свою руку в ответ, Блур чуть заметно вздрогнула, коснувшись его, что явно не укрылось от внимания Чака, судя по дрогнувшим уголкам губ.

- Договор вступает в действие - поспешила вырвать ладонь Блер, чувствуя себя загнанной в угол, вместо триумфа.

- Подтверждаю - Чак все еще стоял напротив и откровенно разглядывал ее, считывая малейшие признаки эмоций.

Пора было заканчивать эту их дуэль, пока удача была на ее стороне, хотя бы формально.

- Я пойду. До свиданья, Чак.

Чак видел, что она убегает, знал, что причина в нем, в их, спутавшей все карты, ночи после Виктролы, в том, что как она реагировала на него, но вместо того, чтобы почувствовать удовлетворение, позлорадствовать, или спровоцировать ее на что-то, он чувствовал... неловкость. Неловкость от того, что не знал, как реагировать на все эти эмоции, которые она поднимала со дна его души, как реагировать на неожиданное голодное желание, всколыхнувшиеся в нем вчера, стоило ему только ее увидеть. Неловкость от того, что сам толком не знал, что хочет от нее сейчас.

- До свиданья, Блер - кивнул он, отпуская ее.

Похоже условия их спонтанного договора и правда не лишние сейчас. Так будет проще привыкнуть к новой реальности. реальности, где в его жизни вновь есть Блер Уолдорф.

===


My hands are tied My body bruised, she's got me with
Nothing to win and Nothing left to lose


Ноябь 2011

Утро ее двадцатилетия началось просто прекрасно. первым делом она позвонила в ювелирный магазин и узнала, что одно из отложенных ею изделий было выкуплено.Уверенная, что этим кем-то был ее жених, представляя, как она будет вечером принимать заветный подарок от Нейта, ловя на себе завистливые взгляды гостей, Блер отправилась в ванну. Все еще прибывая в сиренево-счастливой дымке она выполняла утренние ритуалы красоты, когда телефон уведомил о обновлении Сплетницы. машинально открыв, Блер замерла с кремом в руках.

Пост носил название "королева девственница Би"

"Привет мои сладенькие. Сегодня особый день. Сегодня день рождение у моей и, я знаю, вашей любимицы - королевы Би. Наша девочка стала совсем взрослой. Скоро наша Би и вовсе станет миссис, пройдя по проходу и сказав "да" своему прекрасному принцу. Хотя меня вот всегда не покидало ощущение, что союз принца и королевы это нарушение сказочного канона. Принцы должны женится на принцессах. А королевы.... Впрочем королевам можно все. Правда, Би? А нам, простым подданным остается лишь смотреть на тебя и завидовать. Одна из лучших выпускниц Колумбии, лицо благотворительного фонда., прекрасная, невинная невеста. Я завидую сама себе, за то, что видела все этапы твоего пути. Хотя, иногда можно удивить даже меня. Сегодня это удалось двум анонимным источникам, вы только посмотрите какие архивные видео. Мы любим тебя, Би, я так, после этих видео еще больше. Ведь ты казалась мне всегда слишком идеальной... Надеюсь твоя сегодняшняя вечеринка удастся... И ты научилась лучше справляться с алкоголем....Интересно, а темный король приглашен?"

Язвительное предисловие не предвещало ничего хорошего, но открывая видео, Блер даже не представляла насколько все будет ужасно.

Первые два видео были короткими, снятыми с небольшого расстояния, на одном она и Серена танцевали в клубе под Тейлор Свифт, судя по их внешности это выпускной год школы, афтер пати снежного бала, Блер всегда плохо помнила окончание того вечера. Кроме неуклюжих, из-за количества алкоголя, движений и виснущей на ней огромной блондинки, в этом видео не было ничего такого уж ужасного. Второе было хуже. На нем она совершенно пьяная, в каком-то туалете отчитывала Пенелопу. Блер совершенно не помнила, этого момента и готова была убить сейчас таинственного "оператора", который явно был из их компании, ведь на видео она читала нотацию о том, что Чак Басс под запретом у свиты королевы, и "нет, Пенелопа, когда он кончает от твоей руки в кладовке школы, тоже считается. Это твое второе предупреждение". Покраснев, Блер нажала на воспроизведение третьего видео и замерла.

Видео снял кто-то из далека, но огни софитов не оставляли сомнений, - это она. На сцене Виктролы, скидывающая платье. Видео длинной меньше минуты показало все грани ее тогдашнего падения - и ее попытки соревноваться в сексуальности с танцовщицами бурлеска, и улюлюканье публики, и... Чака Басса, взирающего на все это, стоя напротив сцены.

Даже не успев подумать, она уже пролистывала телефонную книгу. На этот раз он перешел все границы!

- Зачем ты это сделал Басс?! - проорала она, как только он принял звонок.

- Что-то случилось, Блер? Почему ты кричишь?

- Не претворяйся, что не знаешь! - ничуть не сбавила тон она - Там написано, что источников видео было два.

- Видео? - в его голосе все еще слышалось замешательство - Я не понимаю о чем, ты, я с утра еще не смотрел телефон, у меня встреча с инвесторами.

- Это был ты! - не желала признавать, что могла ошибиться, Блер - И это после того как мы заключили договор.

- Блер я перезвоню тебе позже, сейчас мне не до твоей истерики - отрезал он и отключился.

- "Истерики!" - Блер возмущенно зашипев, и хотела уже запустить телефоном в стену, но была прервана Доротой

- Мисс Блер, что случилось? - польская горничная ввалилась в спальню, запыхавшись - Почему вы кричите?

Впрочем ответить Блер не успела, ее телефон зазвонил и на дисплее светилось "Нейт".

Двенадцать часов спустя, Блер Уолдорф была должно быть самой несчастной женщиной по обе стороны Центрального парка. Нейт, ожидаемо напрягся от поста Сплетницы. Впрочем, его мало волновала репутация невесты, его единственным вопросом был - почему она солгала ему о Чаке. Как оказалось, он прекрасно помнил и интерьер Виктролы и платье, что было на ней в вечер той, давней, их ссоры, и факт того, что Чак уехал на следующее утро, а она практически последняя, кто видел его в Нью-Йорке не давал ему покоя. Уступчивый и отходчивый, ее жених, на этот раз отреагировал крайне остро, обвиняя ее во вранье и ожидаемо ставя под сомнение ее честность перед ним в принципе.

К ужасу Блер, Нейт отказался появляться на вечеринке, мотивируя, тем что ему "нужно переварить произошедшее". Ей весь вечер пришлось отвечать на вопросы гостей и разыгрывать счастливую невесту, чей жених, срочно был вынужден уехать на пару дней "по семейным делам".

К концу вечера она ненавидела Чака, Нейта, Сплетницу, своих гостей, и себя. Себя, впрочем больше всего. За слабость, за то, что подобные вещи продолжают происходить с ней, за свою выходку четыре года назад, которая сейчас грозила разрушить то, что она строила с двенадцати лет, с тех пор, как написала на полях своей тетради "миссис Блер Арчибальд".

Проводив последнего гостя, она пошла на кухню, где Дорота сделала ей травяной чай, который впрочем, раздражал ее больше чем успокаивал, ей нужно было что-то посильнее сбора трав, чтобы стереть этот ужасный день из ее памяти, или хотя бы начать примерятся с действительностью. Ее размышление над дилеммой "вино или горячая ванная" прервал виновник всех ее бед.

- Что ты здесь делаешь, Чак?! - Блер встала и смерила незваного гостя свирепым взглядом через стол.

- Дорота сказала, что я могу найти тебя здесь - вкрадчивый голос, серый подарочный пакет в руках, пионы, деловой костюм и аромат Clive Christian, уже дошедший до нее.

Он издевается?!

- Зачем ты пришел? Тебя не было в списке гостей.

- Несмотря на это, и твою утреннюю истерику по телефону, я все же решил заехать и поздравить тебя. - Чак положил пионы и пакет на стол перед ней - С днем рождения, Блер.

- Ты решил, что утреннего подарка будет недостаточно? - Блер решила не сдаваться так быстро, хоть и уже не была так уверенна, что видео отправил Чак.

- Ты все еще думаешь что видео слил я? - возмутился он.

- Это был твой клуб, и я отлично помню, как ты говорил, что охрана там будет следить, чтобы не снимали, то, что снимать не стоит.

- Блер, Виктрола была моей на тот момент всего неделю, я еще не успел сделать там все по-своему. - как неразумному ребенку начал объяснять он - На тот вечер я не планировал никакой вечеринки, должны быть только ты и Нейт, я не ожидал, что ты станешь звездой бурлеска, а после, если ты помнишь, я был несколько занят, мне было не до вопросов с компрометирующими видео.

- Тогда я не понимаю, кому выгодно обнародовать именно сейчас.

Блер весь день думала об этом, и так и не смогла понять, кому кроме Чака могло понадобится отправлять это видео, и главное откуда оно взялось и почему, хранивший, отправил его именно сейчас.

- Знаешь, Блер, я устал всегда быть злодеем в историях, которые ты рассказываешь себе, я всегда первый на роль плохого парня и тебя даже не волнует насколько это реально.

Кажется она действительно обидела его.

- Чак...

- Я приехал сказать, - перебил ее Чак - Что выхожу из нашего договора. Сегодняшний телефонный разговор, показал его бесмысленность.

- Хорошо - кивнула Блер - Это дружелюбие было утомительным.

- Дружелюбие вообще не в нашей природе.

- К тому же, Нейт уже знает.

- Ты рассказала ему о нас? - приподнял брови Чак.

- Нет. Ему было достаточно того, что я скрыла от него, что видела его лучшего друга перед ссылкой в Лондон и не сказала ему об этом.

- Он звонил мне сегодня.

- Что ты ему сказал? - Блер попыталась сделать голос максимально нейтральным. Что было сложно из-за волны липкого страха внутри.

- Что я очень занят и не могу с ним говорить, мы договорились встретится завтра утром в парке.

- В парке? - помимо воли фыркнула Блер.

- Ну знаешь, как раньше, немного баскетбола и мужская беседа.

Так будет всегда? Та ночь всегда будет стоять между ней и Нейтом? Блер ненавидела сейчас себя за страх, но не могла не боятся.

- Не смей ему ничего говорить, Басс.

- А потом ты всегда переходишь от обвинения к угрозам - кивнул Чак, отодвинув стул и сев.

- Чак, я серьезно, ты же понимаешь, что вышей дружбе придет конец, если он узнает.

- Нет, Блер я не понимаю - сарказм так и сочился из его слов.

- Ты не скажешь?

- Ты посмотришь подарок? - вместо ответа, спросил Чак - Или подарки от злодеев подлежат немедленному уничтожению?

Понимая, что врят ли услышит от него обещание не говорить ничего Нейту, и надеясь, что его благоразумия хватит, на то, чтобы молчать, Блер решила заглянуть в пакет.

Черная, похожая на ювелирную, коробочка и какая-то папка.

- Что в папке? - спросила она.

- Гарантии - туманно протянул Чак.

Открыв папку и пролистав содержимое Блер не смогла скрыть удивление.

- Как ты узнал?

В папке был компромат на соперницу в борьбе которую Блер вела за место в Колумбийском университете.

- Услышал от Серены, как ты хочешь заполучить место наставника в Колумбии, и подумал, что в таком вопросе, не помешает пара козырей в рукаве.

- Похоже скорее на полный крах карьеры.

- Полагаю, все будет зависеть от кровожадности твоего настроения - философски пожал плечами Чак.

Вот так всегда - она могла злится на него, но вдруг он делал нечто подобное и Блер забывала, что еще минуту назад, готова была вцепится в него ногтями.

- Прости, что набросилась на тебя по телефону - решила извинится она - Я была под впечатлением от увиденного и ты первый кто пришел мне в голову.

- Если бы у меня было это видео я не стал бы ждать четыре года чтобы обнародовать его, но я тебе уже объяснил, что его и не могло у меня быть

- Так значит, если бы оно у тебя было, ты бы им воспользовался?

Переход от хорошего отношения, вновь к плохому, тоже всегда был стремительным.

- Возможно. - равнодушно пожал плечами Чак - Когда через пару дней нашей ночи в Виктроле по всей Сплетнице были ваши с Нейтом фото, в качестве очень любящей пары, меня это немного раздражало.

- Ты Чак Басс, - по мимо воли фыркнула Блер - Не бывает вещей которые тебя "немного раздражают". Если раздражает лишь "немного" значит тебе плевать.

- Это еще одно твое заблуждение обо мне - тихо произнес он в ответ, внимательно глядя ей в глаза.

В какую игру они играют на этот раз?

- Ты мог позвонить, знаешь, - не задумываясь о последствиях, сказала Блер - Лондон это не параллельная вселенная.

- Не думал, что тебе это нужно, - так же тихо как раньше, сказал Чак - И фото в Сплетнице хорошо это подтверждали.

Блер вдруг стало неловко. Она ведь правда ждала тогда его звонка, придумывала что ему скажет, гадала, как это будет. Но он не звонил.

- А почему не звонила ты? - его вопрос повис в воздухе кухни.

Вопрос на который она уж точно не собиралась отвечать. Хотя бы потому, что сама не знала ответа. Никогда не задавалась целью получить его от себя. Во многом потому, что боялась, того, что может обнаружить.

- Если это не ты,- сменила тему она - тогда я не понимаю, кто мог отправить это видео и главное почему именно сейчас

- Скорее всего это сама Сплетница, - принял ее бегство он - Видео было у нее все четыре года, а сегодняшний пост очередная ее игра, либо у тебя есть враг о котором ты не знаешь и этот таинственный кто-то жал четыре года чтобы обнародовать видео, что странно, учитывая, что в нем нет ничего слишком губительного для твоей репутации.

- Второй вариант мне совсем не нравится. Погоди, что значит "ничего губительного"? - возмутилась Блер.

- Блер, ты танцевала бурлеск, одетая в большее количество ткани, чем к примеру твоя свита одевала в те годы на Хэллоуин, в этом видео нет ничего, способного тебе навредить.
О том, что было после - добавил он - При условии, что ты никому не говорила, знаем только мы с тобой.

- Возможно ты прав.

- Если хочешь, я могу помочь разобраться с источником видео

- Если помощь будет такой же, как содержимое этой папки, я конечно же не откажусь

Чак кивнул.

- Значит через пару дней у тебя будет вся возможная информация по источнику это видео, а там уже сама решишь, что с ней делать

- Ты знаешь как порадовать девушку, Басс - улыбнулась Блер

- Ты еще не видела вторую часть подарка - улыбнулся он в ответ.

Блер показалось, что что-то изменилось сейчас. У них вновь перемирие?

Заинтригованная, она достала черную корочку.

Harry Winston.


Уже одного названия бренда было достаточно, чтобы ее сердце забилось чаще.

Неужели он помнил, о ее ритуале выбора подарков перед днем рождения?

- Я заехал сегодня, - тихо начал Чак, встав из-за стола и подходя к ней - Чтобы этот день тебе запомнился и чем-то хорошим.

Он стал у нее за спиной, глядя, как она открывает коробку.

Внутри было колье, которое она занесла в свой список особо не надеясь, что получит его. Его стоимость была невероятной. Впрочем, как и красота. Блер внесла его в список вместе с совершенно реальными вариантами. Потому что ... должна же быть у девушки мечта.

- Чак оно великолепно, - Блер на секунду обернулась, к Чаку, совершенно сбитая с толку - Но я не могу, оно слишком дорогое.

- Подобная вещь - он протянул руку и взял колье - Должна принадлежать кому-то достойному такой красоты, - убрав волосы от ее шеи, и одев украшение, Чак застегнул замочек.

Оно казалось тяжелым и холодило кожу. Блер обязательно побежала бы к зеркалу, если бы не замерла сейчас как напуганный автомобилем олень. Тот факт, что он стоял сейчас так близко, и эта сокрушительная нежность с ноткой благоговения, в голосе, от Чака Басса из всех людей...

Это то к чему она была совершенно не готова.

- С днем рождения, Блер - легко прикоснувшись губами к основанию ее шеи произнес тихо он.

- Чак... - Блер запнулась, не зная что сказать, все еще не в силах сделать хотя бы движение. Или вдох.

Чак просто стоял позади нее, уткнувшись носом в ее плечо. Успокаивающий жест. Волнующий ее, как не странно.

- Мне правда жаль, - продолжил он, прижавшись к ее спине чуть ближе своим телом, накрыв ее руки, все еще упирающиеся в стол, своими ладонями.

Переплетя их пальцы, несколько мгновений они просто стояли вот так. Незаданные вопросы, не озвученные ответы и сожаление о чем-то, чему даже сложно найти определение, висело в воздухе вокруг них. Невозможно жалеть о чем, чего даже не существовало. Невозможно. Хоть это давящее чувство внутри вполне реально.

На секунду Блер захотелось вырвать руки и убежать. Он заставлял ее чувствовать то, что она чувствовать не должна, вспоминать, то, о чем вспоминать не стоит. Но вопрос почему она не звонила все еще стоял у нее в ушах. Не к месту вспомнились слова Серены сказанные однажды - "Лучше жалеть о том, что сделано, чем о том, что не сделано".

Все на самом деле так просто?

Как и четыре года назад, разворот от боли и жалости к себе, до почти зудящей в пальцах, решимости сделать хоть что-то - был стремительным.

Глубоко вдохнув, Блер резко развернулась, заставив Чака чуть отступить, а себя встретится с ним взглядом.

Она знала, что решение за ней. Как и четыре года назад, она видела это в его глазах - он примет любой исход от нее. И как четыре года назад, она первая потянулась к нему, захваченная этим сочетанием восхищения и тихой нежности в глазах, которые, впрочем быстро сменились голодом, стоило ему только уловить ее настроение.

Не успев даже начать анализировать происходящее, или искать причины, по которым это все плохая идея, Блер уже была прижата к телу мужчины, которого знала и не знала одновременно. Новая реальность, изменившиеся немного тела, и только поцелуй все тот же. Четыре года - срок достаточный для того чтобы убедить себя, что ей тогда показалось, но не достаточный, чтобы совсем стереть из памяти. Забыть это ощущение, что ты для кого-то идеальна, что, то, что происходит сейчас, идеально. Движения без неловкости, словно говорящие "с возвращением". Губы, не знающие ни пощады ни стыда. Руки говорящие гораздо больше, чем слова.

Кажется совершать ошибку под названием "Чак Басс" становилось ее традицией на день рождение.
 
mio-mioДата: Четверг, 30.04.2020, 08:49 | Сообщение # 54
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline
#Close to my fire

#2




Меньше всего она ожидала, что проснется в эту субботу лежа на Джеке Бассе.

С его склонностью то появляться, то исчезать с ее радаров, самым логичным было, то, что он испарится, как кролик из шляпы фокусника. Но это утро застало Джорджину, распластанной на нем, как морская звезда.

Все еще не шевелясь, она почувствовала, как его рука скользнула с почти невинного места на ее пояснице, в куда менее невинное. Непроизвольно в ее сознание всплыли картинки прошлой ночи, словно высвеченные фонарем. Они занимались сексом. Хотя нет, это определение было бы преуменьшением эпичных масштабов. Они сломали одну из перекладин на спинке ее кровати. Вернее он сломал, когда она испробовала технику вращения, которая ему более чем понравилась. Доктор Коллинс была права - девушка всегда должна быть готова показать класс. К счастью Джек оказался небесполезным в хозяйстве, и починил ее, вернув перекладину на место, что хорошо, потому, что пару минут спустя она ей очень даже пригодилась, потому, что когда мир раскачивается вокруг тебя, от очередного оргазма, лучше держаться за что-нибудь.

Джорджина никогда раньше не задумывалась, какой будет целая ночь с Джеком Бассом. Ну ладно - она думала об это. Много. Но не в деталях. Она думала, что будет темно и тихо, ничего кроме хриплых стонов и отблеска свечей - наполовину любовный роман, наполовину фильм ужасов. И уж точно не смех их обоих, грязные разговорчики, высказывание одобрения по поводу особенно изобретательных действий и свет включенный в каждой комнате.

Разве стоит смеяться, когда трахаешь плохого парня? Разве все не должно быть пропитано грехом и подступающим раскаянием в содеянном?

Хотя Джек был вполне джентльменом в постели. Кто бы знал! Даже со всеми этим его приказами: "повернись", "держись крепче", или ее любимое - "положи ногу мне на плечо". Впрочем, ее более чем устаревало, быть послушной девочкой, потому, что он слушал и выполнял ее приказы, как самый послушный мальчик. Ладно, возможно не такой уж послушный. Но он слушал. И делал, что она просила. И надо сказать - этот мужчина знал, что делает.

Так, что да, это была невероятная ночь. Как одно их тех воспоминаний, которое ты запираешь в сундук, и забываешь где ключ, пока, однажды, например на смертном одре, не захочешь шокировать внуков, тем, какой отвязной была их бабка. Самое смешное, что Джорджина ничего подобного не планировала. Вчера он просто позвонил ей, она обмолвилась, что Филлип увез Майло на уикенд на конную ферму его родителей, и спустя сорок минут Джек Басс был на пороге ее квартиры. Совершенно сюрреалистическая картинка. Так что эта ночь едва-ли повторится. Что делало ее совершенно безутешной, потому, что лишится чего-то такого, это все равно, что попробовать филе миньен, а потом быть вынужденной питаться лишь гамбургерами. И во всем виноват Джек Басс и его творящие прямо таки магию пальцы, его не знающий стыда язык и его завидуйте-принимающие-Виагру.... Так, Джорджина, сосредоточься!

Почему он до сих пор был тут? Они заснули почти на рассвете, а она чувствовала себя вполне выспавшейся, значит уже довольно поздно, хоть зимой и сложно угадать время суток, так почему же серый волк все еще в ее маленьком доме на опушке? Он слишком долго жил в Австралии и не знает негласное правило Нью-Йорка - даже если ты остался у кого-то на ночь, утром ты должен исчезнуть?

Его рука снова пошевелилась.

Она не шелохнулась. Едва дышала. Из всех абсурдных утренних разговоров, которые когда либо происходили, самым невероятным Джорджине представлялся "Доброе утро, Джек, хочешь позавтракать?"

Джорджина очень медленно подняла голову, тут же встретившись с парой лединистых глаз.

Джек наблюдал за ней с плохо скрываемой ухмылкой.

- Доброе утро, мисс Спаркс - протянул он - Как поживаете?

Джорджина застонала и снова опустила голову, скрываясь от его взгляда.

- Какой же ты все таки придурок, Басс. Давно ты за мной наблюдаешь?

Его улыбку она почувствовала, даже не видя его лица.

- Некоторое время.

Джорджина поняла. что с этим человеком, все равно ничего не идет, как планируешь, как правильно, или как логично, так что придется принять это и иметь дело с тем, что есть.

Она снова подняла голову:

- Доброе утро, мистер Басс

- Гораздо лучше - улыбнулся он - Никогда не нужно забывать о хороших манерах.

О, он был в игривом настроении. Отлично. Она решила, что это лучше, чем любая из других альтернатив. Собрав к кулак больше силы воли, чем ей хотелось бы признать, Джорджина заставила себя скатится с Джека и сесть. Разговаривать лучше, когда на тебе есть хоть что-то из одежды. Оглянувшись в поисках простыни, одеяла или хоть какого-то кусочка ткани, она поняла, что удача не на ее стороне. Куда она вчера кинула покрывало? И как не отморозила себе зад, пока спала? В комнате было довольно прохладно. Быстрый взгляд на Джека, подтвердил ее догадку - мерзавец наслаждался ее растерянностью. Джорджина убедила себя встать на ноги, не пытаясь прикрыть хотя бы грудь. Ведь стеснятся было поздно - не осталось ни одного кусочка ее кожи, которую он бы не увидел, потрогал, или лизнул.

Джек, словно почуяв ее смущение, не стал усугублять ситуацию и молча протянул ей кусок серого шелка, с улыбкой, которая была... почти нежной.

Она никогда не поймет этого человека. Что впрочем не значит, что ей стоит перестать пытаться.

Забрав свои трусики у Джека, Джорджина поняла, что ситуацию они все равно не спасут и решила, что пора перестать вести себя, как викторианская девственница. Поздновато. По многим причинам. Она встала с постели. По крайней мере попыталась, тут же сев обратно, и поняв, что пожалуй переоценила свои возможности. Джек сел в кровати позади нее и коснулся рукой ее плеча.

Извиняющийся взгляд и сочувствие. Они опять в зазеркалье?

- Кажется на третьем раунде надо было остановится - мягко произнес он - Извини, что вымотал тебя.

По мимо воли, Джордина рассмеялась, забыв о дискомфорте.

- Это однозначно со мной впервые, когда кто-то извиняется за то, что был хорош в постели. - пояснила он на недоумевающий взгляд Джека - Прости, Джорджина, за то, что я такой бог секса, - передразнила его она - Я вовсе не хотел трахать тебя так, чтобы ты не смогла ходить на утро. Этого больше не повторится.

Лукавая усмешка осветила заспанное лицо:

- "Бог секса"?

- Не притворяйся скромником, Басс

- Почему? - скорчил невинную рожицу он - Это моя любимая роль

- Ты в ней не убедителен - отрезала Джорджина - Я в душ.

- А я хочу кофе. - откинувшись снова на матриц заявил Джек - Бог секса уже не так молод, и ему требуется допинг по утрам, ты тоже вымотала, меня, женщина

- Я вымотала? - рассмеялась Джорджина - Бедный, обещаю больше так не делать - передразнила его вид невинного мальчика она, прежде чем вновь встать - Моя кофеварка делает неплохой кофе, кухню тоже найти не сложно.

- А ты приготовишь блины? - догнал ее уже у двери ванной голос Джека.

- Блины? - оглянувшись, она даже забыла, что все еще голая.

- А кто вчера хвастался, что есть только одна вещь, которую ты делаешь так же хорошо? - процитировал он ее, с хитрой ухмылкой в глазах, пройдясь по ее телу взглядом.

Боже.

Быстро прикинув, все ли у нее есть для теста, Джорджина, сказала:

- Будут тебе блины, Басс, видит бог, мы заслужили эти калории, но ты отвечаешь за кофе.

Он улыбнулся так, будто она сообщила ему чудесную новость, и Джорджина наконец смогла закрыть за собой дверь ванной.

Что вообще происходит? Блины? Серьезно? Месяц назад она даже не знала этого человека, а совместные завтраки в ее системе координат, так вообще были гораздо интимней секса.

Джордина включила воду погорячей и решила, что станет решать проблемы по мере их поступления.

В конце концов, утро с Джеком Бассом не худшее, что может случится с женщиной. Тем более, что до его неожиданного появления вчера, ее планы на эти выходные ограничивались шопингом в Сохо, тайской едой, вечерней расслабляющей ванной и спа в воскресенье.

Быстро приведя себя в порядок и облачившись в шелковое кимоно, она решила, что вполне готова ко второй серии "Джек Басс в ее доме".

Выйдя в кухню она обнаружила его с чашкой кофе, сидящего за стойкой, в одних лишь боксерах.

В ее кухне сидел Джек Басс без штанов. Пожалуй с "готова" она погорячилась.

Заставив себя не пялится и чуть притормозить эти скачки мыслей в голове, Джорджина открыла холодильник и достала молоко и яйца. Поставив их на стол она обнаружила, что Джек наблюдает за ней с легкой улыбкой на лице.

- Перестань делать, все это еще более странным, Басс - буркнула она, доставая муку.

- Странным? - приподнятая бровь и усмешка.

Невыносим.

- Хотя учитывая, что это ты, чего я ожидала? - сама себе задала вопрос она, разбивая яйца.

- Что я пробормочу что-то вроде "я позвоню тебе позже" и растворюсь на рассвете спотыкаясь в попытках побыстрее натянуть штаны?

- Не очень представляю тебя спотыкающимся, но да, что то вроде этого.

- Я остался исключительно из-за блинов - Джек встал, подошел к ней, чмокнул в плечо и заявив - Я в душ, - исчез из кухни.

Покачав головой, от полной ненормальности происходящего, Джорджина продолжила приготовление блинов, твердо решив, что они должны быть великолепны, раз уж ей хватило глупости ляпнуть нечто подобное вчера. Да, она стояла босиком в кухне и старалась угодить мужчине, и очевидно, что феминистка в ней испускала последний вздох, но уж лучше она прочитает книгу о борьбе женщин за избирательные права позже, чем даст Джеку Бассу повод подтрунивать над ней за необоснованное хвастовство.

Джек вернулся на кухню как раз, когда она заканчивала накрывать на стол, все еще в боксерах, но с мокрыми волосами и благоухая ее лавандовым гелем для душа.

- Приятного аппетита - сказала Джорджина по русски - ставя перед ним тарелку с блинами от которой шел пар. На столе уже стояли мед, малиновый сироп, масло и апельсиновый джем - идеально если планируешь углеводную оргию.

- Русский в честь блинов я полагаю? - Джек уже намазывал маслом блин.

- Да - все также по-русски кивнула она. Иногда ей нравилось шокировать окружающих тем, что она неплохо освоила этот странный язык, за год жизни в Белоруссии.

- Мило - кивнул Джек, откусывая блин - И очень вкусно - добавил он прожевав - Ты и правда дитя многих талантов, Спаркс.

Какое-то время оба просто наслаждались едой, а Джорджина еще и долгожданным кофе, пока Джек не спросил:

- Какие у тебя планы на сегодня?

Джорджина чуть не поперхнулась. Он решил ее сегодня добить?

- Это что сейчас такое? - приподняла брови она.

- Это вопрос - в тон ей ответил Джек - Как я тебе уже однажды говорил - Вопросы всегда предполагают ответы. Даже когда ты молчишь, ты их даешь.

Что-то в его взгляде, сказало Джорджине, что хитрый змей сейчас серьезно. Он правда собрался провести с ней весь день? Это вот такой аналог "давай сделаем наши отношения постоянным" от Джека Басса?

- Я хотела пройтись по магазинам, - решила не придумывать ничего Джорджина - Пора начинать покупать подарки на рождество. потом поесть где-нибудь в городе.

- Любишь итальянцев?

- Их обувь паста с мидиями и джелато, мои любимые - кивнула она, гадая куда он клонит.

- Тогда как насчет Grazie?

- Тот что возле Мэтт? - вспомнила расположение ресторана Джорджина.

- Да. Я знаком с владельцем и у них отличная винная карта.

- Звучит аппетитно.

- Значит сегодня мы там ужинаем - буднично кивнул Джек, полив очередной блин сиропом.

Сдавшись, что либо понять в его сегодняшнем настроении, Джорджина поняла, что придется все же спросить.

- Ужин в публичном месте предполагает людей вокруг.

- А у тебя сегодня приступ социофобии?

- Ты понял о чем я, Джек. Мы появимся на публике вместе?

Внимательный взгляд, видимо пытался понять, что скрывается за ее словами.

- Это испортит твою репутацию милой и благоразумной девушки? - с усмешкой спроси он - Беспокоишься о Филлипе? - добавил уже серьезней - Или мое выступление ночью было столь неудовлетворительным, что ты решила больше не иметь со мной дело?

Ну вот и что ответишь на такое? А ведь он похоже неверно истолковал ее слова и подумал, что ее проблема появится на публике именно с ним, а не то, что она понятия не имеет, кто они теперь друг другу.

- Да - согласно кивнул Джорджина - Именно последний вариант. Сплошное разочарование. Я претворялась. Все пять раз. Вспоминала таблицу умножения чтобы не заснуть.

Кажется оттаял.

- Приношу свои извинения тогда - чопорно заявил он - Следующий раз, я постараюсь выступить лучше. Ты не провинишься в таблице умножения дальше двух - подмигнул он ей.

В этом она как раз не сомневалась. Прошлой ночью ей иногда приходилось вспоминать как дышать. Скорее всего если бы кто-то спросил у нее сколько будет трижды два, она бы ответила "Джек".

- Не хвались, пока не сделаешь, Басс. - автоматически ответила она на его реплику.

Неожиданно Джорджина зацепилась за сказанную им фразу. "Следующий раз". Он сказал "следующий раз". Она что теперь девушка Джека Басса? Или нет. Технически она замужем. Так что здесь другое. Джек Басс теперь ее любовник? Официально?

Боже.

У нее закружилась голова. И она не уверенна была что это: скачек сахара в крови, страх чего-то неизвестного, или предвкушение множественных оргазмов, в обозримом будущем.

Пытаясь вести себя настолько нормально, насколько она вообще была способна, Джорджина собрала посуду под пристальным, "вот и пойми о чем я думаю" взглядом и поставила ее в раковину.

- Благодарю за завтрак, мисс Спаркс - раздалось над ее ухом - Это было вкусно.

Его руки прошлись по шелку халата и легли на ее живот.

- Если ты хочешь оставить то, что между нами в секрете - тихо добавил Джек чуть сильнее вжав ее в раковину - Я "за". Так и правда лучше на данный момент. Но мы все равно поедем в ресторан. Я знаю отличный итальянский на Стейтон Айленд, там точно невозможно будет встретить никого знакомого.

- Хорошо - расслабилась в его руках Джорджина.

Этим голосом ее можно было уговорить на что угодно. Тем более, что чем дольше Джек говорил о поездке в ресторан, тем больше Джорджине этого хотелось. И дело было не пасте и соусе с базиликом. Ее до смешного возбуждала перспектива сидеть в публичном месте с Джеком, разговаривать, пить вино. а ведь потом скорее всего они поедут к нему в Империю, если она правильно поняла ход его мыслей. Выходные становились лучше с каждой минутой.

- После всего этого сахара я снова хочу спать - пожаловался Джек, противореча своим же словам и развязывая на ней кимоно.

- Тогда может немного поспим, а потом ты отвезешь меня поужинать? - предложила Джорджина, с трудом подбирая слова, потому что он уже добрался до ее груди.

- Звучит, как отличный план - чуть укусив ее за ухо, согласился он.

- Ты же сказал, что хочешь спать - решила немного поспорить Джорджина.

Звучало неубедительно, ведь ее рука еже гладила его через тонкую ткань боксеров.

Резко развернув их, Джек прижал ее к обеденному столу и наконец то начал целовать, медленно склоняя ее на стол.

- Весь смысл дневного сна, - продолжал он в промежутках. - В том, чтобы хорошенько вымотать себя перед этим.

Это еще одно, что ей открылось этой ночью - Джек Басс может вещать как ток-радио, умудряясь при этом не отвлекаться от процесса. Джорджина находила это странным. И возбуждающим, чего уж там.

Баночка с медом, которую она чуть не смахнула ногой, немного привела ее в чувство.

- Тогда тащи свою задницу в спальню, Басс, - приказала Джорджина - Я не хочу вымывать потом мед и крошки из волос.

- Слушаюсь, девочка босс.

Ей и правда нравился этот его режим послушного мальчика. И определенно понравился их первый совместный завтрак.
 
mio-mioДата: Суббота, 09.05.2020, 08:21 | Сообщение # 55
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline
#Close to my fire

#3


Следующее утро подкралось, как вор, украв комфорт и легкость момента. Утро воскресенья всегда с немного горькой ноткой, ноткой того, что все подходит к концу. Выходные. Моменты. Что впрочем не причина перестать наслаждаться ими.

Джорджина проснулась от жажды и боли в теле при попытке повернутся на другой бок. Причина неприятных ощущений растянулся рядом, совершенно в отключке, одна рука лежит на груди, другая тянется к ней во сне.

Джек выглядел нехарактерно умиротворенным, спокойным, волосы взъерошены, как у мальчишки.... Ей он показался невероятно красивым сейчас. Совершенным, как самодовольная, мужская, пропитанная бурбоном и сексом версия Мери Поппинс.

Она в свою очередь не была уверенна что выглядела на все сто. Если она выглядит. так же как себя чувствует, то врат ли ее стоит сейчас кому-то видеть. Тем более, в свете дня, который заливал номер через незашторенное окно.

Она выскользнула из под одеяла, и подняла с пола тонкую простыню, которая оказалась на полу, в кокой-то момент ночи. Они разгромили и его номер, вслед за ее квартирой вчера, подумала Джорджина с улыбкой, заворачиваясь в простынь. А еще подумала, что Бассу младшему надо послать корзинку с печеньем, в его отеле идеальное постельное белье - мягкое и нежное. Эта простынь была гораздо лучше, чем перспектива одевать вчерашнюю одежду, или надевать рубашку Джека, как девица из самого банального клише.

Джорджина вошла в ванну и посмотрела в зеркало. Волосы вчера выпрямленные и уложенные, в совершенном беспорядке, с почти колтунами сзади. Секс волосы. Всегда можно сказать, хорош ли был секс, по тому, насколько просто расчесать их на утро. Она взяла расческу из сумочки, которую вчера оставила на полу ванной и попыталась привести себя в порядок.

Ее губы казались больше, а под глазами виднелись остатки подводки, но кожа светилась изнутри. Не один тональный крем со светоотражающими частицами не даст такого эффекта, как несколько оргазмов подряд. Хотя вот эти отметины от щетины на шее и груди, не так прекрасны. Ее тонкая и чувствительная кожа всегда была главной уликой на утро.

На этот раз она вся была такой уликой. любое движение откликалось в теле, напоминая о прошедшей ночи. И вот это чувство с утра, когда ночь была очередным плохим решением, или пьяным свиданием на одну ночь, всегда было странным. Чем-то, что ты стараешься не замечать и побыстрее перестать ощущать, переключившись на что-то еще. Сейчас же было по-дугому. После ночи с Джеком Джорджине хотелось самодовольно улыбаться. Смаковать происходящее. Она чувствовала себя на удивление прекрасно. Как буд-то все в ее жизни прекрасно. И это, однозначно, было что-то новое.

Джорджина провела пальцем по своим губам. Они были все еще красными от всех этих поцелуев и укусов. Перед ее глазами пронеслись образы прошлой ночи. Вторую ночь подряд она наслаждалась руками и телом Джека Басса. Эти на удивление крепкие плечи, неожиданно накачанный пресс, сила его рук и сводящая с ума неторопливая нежность губ. Слова которые он хрипло шептал ей на ухо, между его сбившимися вдохами, которые заставляли ее терять всяческий контроль.

Джорджине было интересно, - как запомнит эту ночь он.

Для нее это было что-то совершенно другого порядка. Не из ее обычной реальности последних пары лет. С Филлипом... Она покачала головой, вспомнив о Филлипе. Боже, благослови Филлипа, и все его деньги и доброту, которую он ей дал, но они просто не были совместимы в этом конкретном случае. Он никогда не мог освободить ее Вилли, и Джорджине, если честно, уже давно надоело пытаться. Разочаровано скупая онлайн секс игрушки для себя, она просто надеялась, что однажды ему попадется девушка, которую он сможет сделать счастливой, кто-то с бОльшим терпением и меньшими запросами, чем у нее, кто-то, кто сможет научить его, как доставить женщине удовольствие

Джек очевидно, научился всему уже очень давно, и Джорджина была более, чем благодарна, этим годам практики. Она слышала, что у Блер однажды был секс с Джеком. И ей было странно, что Уолдорф, ныне Басс, ограничилась одним разом. Что-то ни так с этой женщиной. Более, чем можно себе представить.

Ухмыльнувшись этой мысли, Джорджина взяла телефон и написала своей домработнице, чтобы та приехала и убрала квартиру. Филлип должен был вернутся после обеда и она не хотела объяснять почему спальня разгромлена, на кухне остатки блинной вечеринки, а ее шкаф выглядит так, словно там прошлось торнадо, после того, как она вчера пыталась быстро одеться в ресторан, пока Джек ждал ее в гостиной.

Снова завернувшись в простыню она на цыпочках вышла из ванной. Прокравшись на кухню, она вытащила из холодильника бутылку минеральной воды, улыбнувшись утке из фольги с десертом, из вчерашнего ресторана.

Черт, у них было настоящее свидание. И это было почти романтично.

Романтично?

Она закатила глаза, своим мыслям. Шшшш.

Открыв бутылку, Джорджина сделала глоток и подумала, что это должно быть самая вкусная вода, которую она когда либо пила. После вечера с красным вином и обезвоживающими секс-упражнениями, это именно то, что ей было нужно.

- Что ты там делаешь? - ожило тело на кровати.

Она оглянулась.

Джек сидел. Смуглая кожа, взъерошены волосы, взгляд, который внимательно ее изучал.

Держите ее кто-нибудь.

- Захотела пить - ответила она - Хочешь?

Кивнув он наблюдал, как она шла через комнату . Чуть растрёпанные волосы, светящиеся глаза, простынь.

Почему она в простыне? Это женский вариант утреннего раскаяния в содеянном?

Джек ждал того момента, когда их отношения станут проще, и она станет ходить голой пред ним совершенно естественно. Как что-то обычное. Интимность любовников. Как что-то, свидетелем чего может быть только он.... такой вот триумф, победа. Даже с учетом маячившего где-то там, ее, так называемого, мужа.

Ему хотелось доказательств того, что она принадлежит сейчас ему. Джеку не нравилось видеть ее закутанной от него, после ночи полной... открытий.

- Почему ты в простыне?

Джордина приподняла одну бровь, и улыбнулась, решив, что скажет правду:

- Здесь светло, я прикрываю то, что должно быть прикрыто.

- А я хочу видеть, как раз то, что должно быть прикрыто.- Джек протянул руку, словно приглашая ее на танец - Иди сюда.

Это было жидким сексом разлившимся в воздухе - видеть, как он сидит обнаженный среди смятых простыней, говорит этим его холодно-аристократическим тоном, делает жесты настоящего джентльмена, и при этом смотрит так, будто уже трахает ее, самым грязным, какой только можно представить, способом.

Джорджина медленно отпустила простыню, все еще не до конца уверенная в себе в свете предательских, ничего не скрывающих, солнечных лучей, но не способная, да и желавшая отказывать ему.

Джеку же казалось, что кто-то ударил его в солнечное сплетение. Либо это, либо возраст. Потому, что он с трудом смог сделать следующий вздох. Он теперь понимал, почему престарелых ловеласов, накаченных Виагрой, часто хватает удар прямо на их молодых любовницах. Есть пределы того, что может выдержать мужчина.

Джорджина медленно идущая к нему с бутылкой воды в руке, была где-то на пределе возможного. Босиком, с его отметинами на бледной коже груди, с этими ее великолепными бедрами...

Подойдя она протянула ему бутылку воды. Вместо себя.

Взяв, он приподнял брови:

- Серьезно?

- Попробуй, - кивнула она - Это самая вкусная вода в мире.

Джек сделал глоток, и Джорджина наблюдала, как двигается его горло. Черт, она могла бы провести день, просто облизывая его.

- Великолепно - с долей сарказма резюмировал он, отставляя бутылку - А теперь иди сюда.

Он взял ее руку и поцеловал костяшки. Жест из светского салона. Смехотворно неуместный, учитывая, что они оба были голые. Поймав ее смеющийся взгляд в ответ, он резко дернул ее на себя и перевернул их так, что теперь она лежала на спине прижатая к матрасу, а он нависал над ней.

- Мне нравится твое тело, - бормотал он, водя ленивые, сводящие с ума круги по ее животу и бедрам - Надо будет следующий раз устроить фото сессию. Я хочу чтобы ты увидела то, что вижу я.

Джорджина смотрела на него и не могла поверить.

Это просто смешно, как он возбуждал ее, почти ничего для этого не делая. Этому мужчине было достаточно просто говорить.

Джек провел рукой по ее шее, убирая сбившиеся волосы, прежде чем поцеловать ее, сплетая их губы и языки.

Джоджина оттолкнула простынь мешавшую ей вытянутся и чувствовать его полностью и услышала:

- Хочу тебя сверху - он переключил свое внимание на ее грудь.

- Ленивое утро? - умудрилась сформулировать фразу Джорджина

- Лучшее начало дня- подтвердил он, снова меня их местами, так что теперь она оказалась сверху.

Джорджина приподняла бедра и опустилась на него. До конца. Так, что оба перестали дышать на мгновение.

- Подожди секунду - выдохнула она.

Ей нужны были эти несколько вздохов, чтобы снова привыкнуть.

А Джек похоже не обманул о том, что ему нравится ее тело. Его взгляд блуждал по ее телу, руки сжимали ее бедра, направляя, молча умоляя начать двигаться. На его лице было выражение пытки, словно ему нужен был этот ритм, как дыхание.

У Джорджины перехватило дыхание. Обычно, она бы уже давно взялась за дело и спешила получить удовольствие, не очень то думая о партнере. Сейчас, с Джеком, в сероватом свете дня, ей хотелось сосредоточится на нем. Она хотела его. Всего его.

В уголке сознания промелькнула мысль "Я могу влюбится в него", но Джорджина не хотела думать.

Она сглотнула комок пугающей мысли в горле, поймала его взгляд и начала медленно двигаться. Оба стонали. Каждое движение, каждое прикосновение усиливало ощущение, забирало воздух. Как-то необычно и красиво.

Идеально.

Наклонившись, она поцеловала его и Джек обхватив ее лицо, страстно ответил.

Она двигалась на нем, а Джек блуждал взглядом по ее телу, вбирая детали, изгибы, мягкость и цвет кожи. Эта женщина будучи далекой от стандартов и идеалов, до нелепого восхищала его. Что было странно, потому, что обычно, его любовницы были немного иного склада - высокие, худые блондинки. Реже рыжие. Взаимозаменяемые и мало чем запоминающиеся. Джорджина была женщина другого порядка. Уже сейчас он понимал, что ее точно запомнит.

Джек продолжал ласкать ее тело, поглаживая, сжимая, заставляя ее стонать, двигаться, плавно, как волны набегающие на берег. Потрясающие ощущение, - словно поднимаешься, куда-то за пределы своего тела, выше, а потому падаешь вниз.

Все это время она смотрела на него, умудрившись, оставить глаза открытыми, даже когда не кричать от удовольствия не могла уже не она не он, закрыв глаза, только тогда, когда волна удовольствия отхлынула, оставив расслабленным тело и разум.

Утренний секс, вообще лучший из всех. Утренний секс с Джеком Бассом был... как салют четвертого июля. Она всегда любила салют четвертого июля.

Джорджина открыла глаза и посмотрела на Джека, улыбающегося ей искренней, мальчишеской улыбкой. Что было конечно, что-то из области невозможного. Она вообще с самого начала не знала, что от него ожидать. И уж точно не ожидала, что он будет с ней временами таким открытым, без масок. Секс конечно расслабляет, но не настолько же. Тем не менее она сидела сейчас верхом на ком-то вроде Питера Пена. Не на Джокере.

Джек ничего не говоря, потянул ее на себя и обнял. Заставляя почувствовать, что она тоже может отпустить контроль, опустить защитные стены. Опасное чувство. По опыту Джорджина знала, что стоит сделать так, и можно засекать время до точки, когда тебе будет больно. И вообще она так давно построила эти стены, что почти не знала, где заканчиваются они и начинается она. Поэтому она просто легла щекой на его грудь, слушая, как бьется его сердце и вдыхая аромат его кожи.

Ей нравилось, как от него пахнет.

Стоп.

Джорджина открыла глаза и осознала, что делает.

Она в самом деле влюбляется в него. Прямо здесь и сейчас. Она влюбляется в то, как он пахнет, в его усмешку, в то, как его руки касаются ее бедер, в его взъерошенные с утра волосы и даже в то, как он пьет долбанную воду.

Твою мать!

Только не снова!

В конце всегда все заканчивается плохо. Еще никто не жил вместе и счастливо до конца времен. Это не Сумерки, а она не Белла.

- Мне надо идти - услышала она свой голос.

Натренированный внутренний сторож сработал автоматически.

- Уже? - лениво спросил он, кажется уже наполовину засыпая.

- Да - фальшиво бодрым голосом она заставила себя встать. - Мне надо домой. Я вызвала домработницу, и скоро приедет Филлип.

- Мне можно с тобой в душ? - попытался перехитрить ее Джек, лениво подняв голову с подушки.

В горле Джорджины опять образовался ком. если она не уйдет сейчас, то будет той самой девочкой-клише, из тех, что надевают утром рубашку любовников и влюбляются после первой проведенной вместе ночи, начиная мечтать о совместном будущем и детях.

Черт.

- Джек мне правда надо идти - стараясь быть естественной, она наклонилась, поцеловав его и добавив - Позже созвонимся.

- У меня ощущение, что меня использовали - рассмеялся Джек

- Новый опыт это всегда хорошо - отшутилась в ответ Джорджина и ретировалась в ванну.

После самого быстрого душа в истории, и поцелуя на прощание, после которого у них чуть не случился секс возле двери номера, она все же покинула Империю, с надеждой, что возвращение в ее привычный мир, приведет в порядок ее голову и она не станет цифрой в статистике "женщин, которые влюбляются не в тех мужчин". Любовь сама по себе та еще подстава, а уж влюбится в Джека Басса и вовсе суицидальная миссия.
 
mio-mioДата: Пятница, 15.05.2020, 19:22 | Сообщение # 56
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline
#Close to my fire

#4



Джорджина села в такси, и, не думая, назвала адрес Империи. Она совершенно точно не хотела ехать сейчас домой.

Сегодняшний день, был совершенно ужасен. Начавшись с мелкой, но от этого не менее выматывающей ссоры с Филиппом с утра, заканчивался он, очередным скандалом в доме ее родителей.

И если на нелепые обвинения Филиппа, о том, что она мало времени уделяет ребенку и ему, ей было плевать, на очередные обвинения в ее адрес от отца, глаза было закрыть сложнее.

А началось все пару недель назад, когда ее бабушка по линии отца позвонила ей и пригласила на чай. Джорджина любила язвительную старую перечницу, поэтому с удовольствием поехала. После чая и светской болтовни родственница сообщила ей что собирается отойти от ведения дел и передать свой небольшой бизнес, - цветочный магазин и кондитерскую во французском стиле в Сохо. которым она до сих пор занималась, ей. Джорджина была крайне удивлена предложением, потому, что привыкла, что в семье к ней относятся, как к совершенной неудачнице, уверенные, что ни на что большее, чем бунт ради бунта, Джорджина не способна. Бабушка Мери же утверждала, что она все решила, и из Джорджины получится отличная замена на посту хозяйки ее бизнеса, который она создала еще в конце семидесятых, уговорив своего тогдашнего мужа выкупить ей первый этаж старой пуговичной фабрики. Теперь, когда-то промышленный район с довоенными постройками, стал престижным и кондитерская и магазин были довольно успешны, но по ее словам, требовали более современного управления.

Тогда, Джорджина не знала, как реагировать. С одной стороны ей было лестно, что ей доверяют часть семейного бизнеса, верят в нее, и что уж говорить - она просто хотела видеть лицо отца, когда его мать сообщит ему эту новость. но с другой.... Она не была уверенна, что это именно, то, чем она хотела бы заниматься. Плюс она не была уверенна, что справится. Потому, что никогда не делала ничего подобного. и не узнала бы бухгалтерскую отчетность, даже если бы та укусила ее, и, больше всего, потому, что при всей ее циничности не хотела подвести человека, который поверил в нее, и испортить все так, как умела портить только она. С королевским масштабом.

Мери дала ей время подумать, и уехав в Аспен на рождественские каникулы, взяла с нее слово, что, как только она вернется, Джорджина должна ей сообщить о своем решении.

В итоге Джорджина хотела согласится. Она уже побывала в магазине и кондитерской, и с удивлением обнаружила, как ее наполняют идеи обновления помещений и деловых процессов.

И вот теперь о решении Мери узнал отец и в семье Спаркс раздался очередной "бубумс". Ее отец утверждал, что его мать выжила из ума, если собирается отдать свое дело, в которое вложила так много сил Джорджине, Призывал дочь продолжить брошенную учебу, и вообще заняться своей жизнью и стать наконец то взрослой, хотя бы потому, что она теперь мать. Повзрослеть, а уже потом начинать участвовать хоть в чем-то из семейного бизнеса.

Джорджина слышала это сотни раз и привыкла не обращать особого внимания на эти выпады, но сейчас ей было обидно до слез. Обидно, потому, что ее родной отец в нее не верил, обидно потому, что он пытался саботировать решение бабки, хотя ему всегда было плевать на ее бизнес, который он считал не важным, что-то сродни хобби предприимчивой еврейской жены, которым она занимается между воспитанием детей и приемом гостей. Обидно, потому, что ее прошлое продолжало возвращаться к ней бумерангом и влиять на ее жизнь. Она устала от всего этого дерьма. Так устала.

Никогда не желая быть девицей с "папочка" комплексами она именно ей и становилась, стоило посетить семейное гнездо. И она ненавидела себя за это. Себя и свою семью, которая не смотря на то, что она их единственная дочь, не могла смирится с тем, кто она есть.

И вот теперь она ехала в Империю.

Ведь там был Джек. А время проведенное с Джеком, с недавних пор, было единственным, когда Джорджина чувствовала себя сильнее. Полностью в своей тарелке. Там, где она должна быть. Что было конечно до крайности нелепо, потому, что рядом с Джеком Бассом, было последнее место в мире, где ей стоило бы быть. Она бы и хотела думать, что это все адреналин адюльтера, холодок опасности, и скоро ей все это наскучит и понадобится новая встряска, но в глубине души знала, - дело именно в нем.

Смахнув остатки слез, которые накатывали на нее всю дорогу от Стейтон Айленд, Джорджина отправила сообщение няне и отключила телефон. Мир может и постоять на паузе немного. Сейчас ее время.

Это то, за что она ценила эти странные отношения с Джеком - они были только ее, и не имели отношения к ее реальной жизни. Он был ее Magic Man о котором пели когда-то Heart.

Портье кивнул ей, уже зная, чей она гость - Джек внес ее в список пару недель назад, пульс забился чуть чаще.
Была причина по которой она продолжала приходить сюда, или в любое другое место куда звал ее Джек - она чувствовала себя живой в эти моменты. Хорошее ощущение. Ей не доставало его.

Хотя, после того дня, что у нее был, даже перспектива, что сейчас она увидит его, не встряхивало, как обычно.

Долбанная семейная драма.

Стук в дверь и вот уже она видит Джека снова.

Прошла кажется неделя. Он был занят с Чаком.

- Джорджина? - он кажется удивился видя ее на пороге. - Неожиданный сюрприз.

Ах, да. Она же даже не позвонила и не написала, слишком занятая жалостью к себе и кипящей внутри ненавистью и болью.

- Ну ты же знаешь, я полна сюрпризов, Басс - помимо воли ее тон был почти грубым, когда она, не дожидаясь приглашения, прошла в глубь номера, снимая на ходу пальто.

- О, ты кажется не в духе - с усмешкой в голосе протянул он, идя следом

Джорджина мельком заметила бумаги разбросанные по столу и очки, в которых Джек, очевидно, их просматривал.

Черт. Она хотела бы увидеть его в очках, но просить одеть их для нее будет верхом идиотизма. В конце концов, надо поддерживать хотя бы остатки своей репутации.

Не зная, что сказать, если уж карту с очками разыгрывать нельзя, Джорджина плюхнулась на диван, решив, что на этот раз не будет продумывать, как себя с ним вести. У нее нет на это сил. У нее стресс.

Заметив ее странное поведение, Джек приподняв брови спросил:

- Хочешь поговорить?

- На этот раз ты не угадал, я точно не хочу сейчас говорить - Джорджина понимала, что ведет себя как идиотка и приехав за порцией, отключающего голову, секса, сбивает настрой этим своим раздраженным настроением, но ничего не могла с собой поделать. Боль и обида, все еще горели где-то в районе желудка.

Джек похоже принял эту ее странность, пожав плечами и переключившись на бар, достал пару чистых стаканов.

- Налить тебе выпить? Что будешь?

- То же, что и ты

- Тогда ты сегодня напьешься - усмехнулся он, повернувшись к ней и изучая ее реакцию.

- Не худший вариант завершения этого дня - Джорджина не смогла удержаться, она одновременно и не хотела говорить о произошедшем с Джеком, и не могла перестать вести себя как обиженный ребенок.

- Может все таки скажешь, что случилось? - Джек протянул ей стакан с бурбоном и сел рядом - Я могу чем-то помочь?

- А ты хочешь помочь? - сделав глоток, Джорджина посмотрела на него с притворным недоверием.

- Нет, я бездушный ублюдок, которому плевать на всех кроме себя - прищурился Джек, тоже делая глоток и очень внимательно глядя на нее, вразрез насмешливой фразе.

- Так то лучше - похвалила Джорджина, усмехнувшись и отказываясь поддаваться на его уловку.

Она не станет рассказывать ему. Хотя бы потому, что не хочет, чтобы он тоже считал ее неудачницей, которой она себя ощущала благодаря своему папочке.

Какое-то время они сидели молча. Хорошее молчание, примеряющее. Потом Джек развернулся и оценивающе посмотрел на нее, прежде чем сказать:

- Не знаю, что тебя так расстроило, - он поставил стакан на столик - Но я знаю хороший способ избавится от этого

- Я больше не принимаю наркотики, Джек - полушутя, полусерьезно покачала головой Джорджина.

- Это не то, что я хотел предложить, малышка

- А что же? - любопытство в компании предвкушения, начали прогонять противное чувство внутри.

- Есть кое что, что крутится у меня в голове, с нашей первой встречи, и мне кажется это именно, то что тебе сейчас нужно

- Тебе почти удалось меня напугать - полушутя полусерьезно протянула Джорджина не представляя, куда он клонит.

- В том то и дело, - ты должна мне полностью доверять, чтобы сделать это.

Боже. Джек Басс говорящий о доверии, она все таки попала с сумеречную зону.

- Джек, переставай говорить загадками

- Ты пробовала когда нибудь подчинение в сексе?

Что?!

- Ты сейчас о наручниках и плетках? - с улыбкой спросила Джорджина, стараясь сделать голос ровным. не так то просто учитывая, что она начинала немного дрожать.

Проклятое кофе и нервы. Она реагировала, как девственница. Ну или неврастеничка, которой, похоже, становилась.

- Не так банально - все тем же скучающе нейтральным тоном ответил Джек - Но да. Пробовала?

- Нет - был ее ответ.

Вообще-то да, Но она точно, не собиралась сейчас говорить об этом с Джеком.

- А хотела бы?

На удивление, Джорджина неожиданно успокоилась, и начала по настоящему наслаждаться происходящим диалогом.

- Ты хочешь меня связать, Басс? - с лукавой улыбкой спросила она.

- В том числе - ответил он - Я хочу чтобы ты доверилась мне, и позволила показать тебе новый способ избавления от стресса.

Ох, он и правда отлично играл роль большого злого волка. Этот его тон. Ее тяжелые мысли улетучивались уже только говоря с ним обо всем этом.

- Для этого ты возьмешь толстую веревку и будешь ходить вокруг меня, связывая в кокон? - сделав еще один глоток, Джорджина продолжила играть с образами у себя в голове.

- Если ты о шибари, то это не мое. - Джек, кажется тоже уловил ее настроение и наслаждался беседой так же, как и она. - Хотя, если ты захочешь, это наверное может быть интересно.

- А что тогда твое?

Растягивать границы приемлемого - было любимым у Джорджины. Всегда.

- Для начала, я хочу видеть тебя покорной, - его взгляд сейчас почти прожигал ее одежду - Трогать тебя, как мне хочется, играть с твоим телом, контролировать его, подчинять, со временем показать тебе, что боль это обратная сторона наслаждения

Хотя когда играешь с профессионалом - еще большой вопрос, - чьи границы рухнут раньше. Джорджина была готова набросится на него уже сейчас. Что вдвойне забавно, учитывая, что подводил он ее к пассивной роли в предстоящем сексе.

- И ты думал об этом с нашей первой встречи? - спросила она, не желая так быстро сдаваться.

И если совсем уж честно то ее немного пугал такой вот поворот его мыслей. Боль о которой он упомянул, понятие, которое можно трактовать по-разному, ее не совсем удачный опыт сабмисивного секса, был тому подтверждение. Она не настолько знала Джека, чтобы знать всех его демонов. И растягивая этот разговор, Джорджина одновременно прислушивалась к себе, пытаясь уловить в волнах возбуждения ответ - действительно ли она настолько доверяет ему?

- Конечно. Ты прямо напрашивалась, чтобы тебя отшлепали, Спаркс - приподнятые брови и все так же его ухмылка непослушного мальчика.

Ну конечно. Все тот же Джек. расслабилась, Джорджина.

- Джек...

- Решение всегда за тобой, Джи. - перебил ее Джек - Я хочу, чтобы ты понимала, что происходит, или может произойти, и согласилась, только если ты этого хочешь

Да за кого он ее принимает?! Ей не удавалась роль напуганной Бэмби, даже когда она пыталась ее сыграть, - как он умудрился разглядеть в ней нечто подобное, когда она даже не играла?

- Я не такая наивная и невинная, Джек - не думая, отрезала Джорджина, немного сбивая их плавно игривый настрой.

- Нет. - он провел по ее волосам, убирая их ей ухо - Но подобные игры предполагают, игру не только с телом, но и с разумом, и поэтому доверие и правила важны

Ублюдок, похоже играл с ней, видя ее насквозь. Как всегда. Сейчас он видимо проверял насколько хватит ее терпения вести этот разговор.

- Ты же не заставишь подписывать контракт с пунктом о неразглашении, - пошутила Джорджина, все еще не веря, что происходящие реально, и так возбуждает ее. Она никогда не замечала в себе склонность к подчинению в сексе, наоборот ей нравилось быть немного агрессивной, всегда равным партнером, никогда не "жертвой", но чем дольше они обсуждали все это, тем больше ей хотелось начать. Учитывая, что все это задумал Джек, должно быть, как минимум, интересно.

- Твоего "да" будет достаточно, мисс Спаркс.

- Активное согласие? - приподняла брови Джорджина с улыбкой, решив, что пора заканчивать эту светскую секс беседу.

- Активное согласие - также насмешливо ответил он.

- Ты же понимаешь, что сбиваешь настрой этими подготовками? - не выдержала Джорджина придвигаясь к нему ближе.

- Считай это соблюдением правил безопасности - он играл теперь с ее ногой, проводя пальцами по затянутой в колготки коленке.

- Я не очень хороша в правилах, Басс - Джорджине все еще нравилось играть с ним в игру, "кто первый не выдержит и отвернется".

- Поэтому тебе и нужно время от времени подчинятся кому-то

- И ты хочешь чтобы это был ты? - Она протянула руку и пропустила через пальцы его галстук.

- Да. С момента как тебя увидел.

Черт.

- Джек Басс, ты романтик - не удержалась от сарказма Джорджина

- Продолжай в том же духе, - с почти угрозой в голосе ответил Джек - Не долго осталось

- Ты мы все же играем?

- Ты мне скажи?

Это даже не вопрос, когда ответ оба знали еще вначале разговора.

- Да

- Хорошо - кивнул Джек, забирая у нее стакан. - Пойдем.

Встав и протянув ей ладонь, он помог ей встать и потянул в сторону спальни.

- А это не тот момент, когда ты говоришь, что мне можно и нельзя делать? - спросила Джорджина

- Сегодня никакого сценария заранее и ничего, что требовало бы пояснений - подмигнул он ей улыбнувшись. - Просто расслабься и доверься мне.

Последняя фраза была сказано совершенно серьезно. На несколько секунд они просто смотрели в глаза друг друга. Джорджина поймала себя на мысли, что действительно доверяет. Это и пугало и успокаивало ее одновременно. Кивнув она слегка улыбнулась.

- Хорошая девочка - похвалил Джек в ответ, заводя ее в спальню и закрывая за ними дверь - Сядь на кровать.

Теперь это был его тон большого серого волка, в спальне. Его она любила даже больше. Этому голосу и правда хотелось подчинятся. Так было еще с первой встречи. Она села и ждала, что он будет делать дальше, смирившись, что до "сладкого" они доберутся похоже не скоро.

Джек развязал галстук, кинув его на комод и расстегнув пару пуговиц рубашки, подошел к кровати и сел позади нее, сказав:

- Я хочу чтобы ты перестала думать и сосредоточилась на том, что чувствуешь, поняла?

- Да, сэр - кивнула Джорджина включаясь в игру.

Он убрал ее волосы на один бок открыв шею и уткнувшись в нее носом. Щекотно. И все еще совершенно не понятно. Джорджина привыкла, что их встречи более... динамичны. Сейчас же она чувствовала себя менее возбужденной, чем, когда они говорили. И совершенно не знала куда деть руки.

- Перестань думать - повторил он - Я все еще слышу твои мысли.

- Тогда начинай что-нибудь делать, Басс - забыла, что она "в роли" , Джорджина.

- Это сопротивление? - отодвинувшись от ее спины строго спросил Джек.

- Нет, сэр - решила все же подыграть ему Джорджина.

- Тогда положи руки на колени

Только убедившись, что она сделала, как он просил, он снова придвинулся к ней и тихо сказал, щекотя дыханием ее ухо:

- Давай тебя разденем.

На Джорджине сегодня была блузка со множеством маленьких пуговиц и ей было интересно, как он справится с этой задачей, тем более находясь за ее спиной, но Джек удивил ее, довольно ловко начав расстегивать воздушные петли. впрочем сдался где то на середине, потянув блузку в верх и просто дернув полы, так, что они распахнулись разбрасывая пуговицы вокруг.

Вздрогнув Джорджина спросила:

- И как я поеду потом домой?

- Оденешь одну из моих рубашек - Джек казалось совершенно не видел проблемы, вместо этого занятый тем, что стягивал блузку открывая ее плечи своим губам и языку.

Джорджине начинала нравится эта их странная игра. Ей нравилось ощущение тела Джека позади нее, то как он водил сейчас ладонью по ее животу. Как не странно это ее успокаивало, заставляло чувстввовать... заботу. Впрочем ощущения сменились более эротичными, стоило ему переключить внимание на ее грудь. Она откинулась на него и наслаждалась ощущением его ловких пальцев играющих с ее грудью и более чем талантливых губ на сгибе ее шеи.

Положив ладонь на ее горло, Джек заставил ее повернуть голову к нему и грубо поцеловал, так, что Джорджине стало сложно держать руки на коленях - она тоже хотела прикасаться к нему.

- Не двигайся - приказал Джек и став с кровати пошел к шкафу.

Вернулся он с черной коробкой в руках, которую положил возле нее, заняв прежнее положение у нее за спиной.

На матовой черной крышке был выгравирован глянцевый черный ключ. Джек был гостем кинки вечеринки?

Вообще-то неудивительно.

- Черный ключ - вопросительно кивнула на коробку Джорджина.

- Я был на паре их вечеринок этим летом - подтвердил Джек - И сейчас, думаю, самое время опробовать их подарки.

Когда Джорджина увидела содержание коробки она подумала, что вечер только что официально, стал чуточку интересней. Это была тематическая подборка, как нельзя лучше подходившая их сегодняшней игре. Джек вытащил черную эластичную ленту.

- Заведи руки за спину - приказал он тихо

Джорджина выполнила и почувствовала, как на запястьях затянулась лента.

Что ж, он и правда ее связал.

Джек тем временем снова встал и присев напротив нее, подняв ее ногу за лодыжку, снял сначала один ботинок, потом другой.

- Из тебя бы вышла отличная горничная - не удержалась Джорджина. Связанные руки и его медлительность, заставляли ее отчего-то нервничать. А когда она нервничала она начинала говорить глупости.

- Я разве разрешал тебе говорить? - приподнял брови Джек.

- Нет, сэр - послушно потупила взгляд Джорджина, пряча свое раздражение. Ей начинало казаться, что Басс просто испытывает ее терпение этой глупой медлительность.

- Встань.

Она послушалась и медленно выпрямилась,. Она ненавидела такую большую их разницу в росте, когда она была без каблуков. Ее заставляло чувствовать это слишком маленькой. Беззащитной.

Джек смотря ей в глаза, словно читая там что-то, расстегнул замок на юбке. Вскоре, за юбкой последовали колготки, снятые почти вставшим для этого на колени Джеком, что заставило ее на мгновение забыть, как дышать. Обычные действия в его исполнении, отчего-то заводили ее больше всего.

Теперь она стояла лишь в комплекте белья, напротив все еще полностью одетого Джека и чувствовала себя не слишком комфортно. Чего видимо он и добивался, в первую очередь, потому, что просканировав ее тело довольным взглядом, он так же неспешно обошел вокруг нее и встав позади положил руку на ленту вокруг ее запястий, и прогнув ее на себя, прошептал ей на ухо:

- Все еще много думаешь, Джи

- А на тебе слишком много одежды - не смогла смолчать она

- Учти, - прикусив мочку ее уха, начал говорить Джек - Чем дольше ты сопротивляешься, тем дольше я тебя буду изводить.

- То есть это все, что ты собрался делать - дразнить?

- Изводить. Есть разница.

- А если я пообещаю быть хорошей девочкой?

- Тебе нужно будет доказать это - снова потянув ее на себя он сделал пару шагов назад и усадил ее на кровать, вновь сев у нее за спиной.

Джек снова пододвинул к ним коробку с игрушками и вынул девайс название которого Джорджина не знала, но он напоминал ей кулинарный резак, которым она резала пиццу. только вместо сплошного круга были зазубрины.

Боже.

- Откинься на меня и закрой глаза - приказал он, проводя этой странной игрушкой по ее руке. Интересное ощущение. В сочетании с прохладным воздухом и теплом тела Джеека позади нее - на удивление волнующие.

Какое-то время Джорджина заставляла себя не открывать глаза и пыталась не вздрагивать, когда колесико находило новое чувствительное место на ее теле, потом сдалась и сосредоточилась только на том, что чувствует.

- Наконец-то - прошептал Джек на ухо.

Как он узнал?

- Ты стала дышать по-другому - словно услышав ее вопрос, ответил он.

В какой-то момент на Джорджине из одежды остались только трусики, а странную игрушку заменили руки Джека, гладившие и ласкавшие ее в каком-то странном, медленном, словно отстраненном, темпе. И это действовало на нее. До смешного сильно, учитывая, что он почти ничего еще не сделал, и не прикоснулся там, где было ей нужно больше всего. Все еще не открывая глаз, она словно плыла в пространстве, растворяясь в волнах накатывающего на нее возбуждения.

Когда рука Джека наконец стала спускаться ниже по ее животу, он захватил с собой маленький, не больше стика губной помады вибратор.

Наконец-то!

Джорджина открыла глаза и откинувшись на него сильнее, давая ему лучший доступ, с удовольствием замечая, насколько сам он уже возбужден.

Чуть усмехнувшись ей в волосы, Джек стал дразнить ее проводя вибратором по животу, внутренней стороне бедер, - где угодно, только не там где требовалось.

Мысленно проклиная связанные руки, Джорджина запрокинула голову, так чтобы видеть его лицо

- Ты хочешь чтобы я умоляла?

- А ты готова умолять? - спросил он, забывая видимо, что запрещал ей говорить.

- Да - просто ответила она, закусив губу, надеясь сломить своей показной покорностью его терпение.

- Хорошо.

Отбросив вибратор, он наконец прикоснулся к ней, сквозь тонкий шелк белья, и Джорджина затаила дыхание.

- Ты не шутила, что готова - самодовольная усмешка, чуть портила его образ холодного господина. Но Джек тоже не любил придерживаться правил.

Джорджина уже чувствовала, что на грани, его пальцы проникшие под ткань трусиков, подводили ее еще ближе. Она уже готовилась к первому за этот вечер оргазму, когда Джек резко убрал руку и заставил ее выпрямится и сесть.

- Но я подожду, пока ты действительно сломаешься - заявил он вставая.

Оставив ее сидеть на кровати он начал расстегивать пуговицы рубашки. Ей так хотелось прикоснуться сейчас к нему.

- Ты развяжешь мне руки?

- Если ты пообещать быть послушной - кивнул Джек сняв рубашку.

- Буду.

Джорджина надеялась, что это тот поворот сюжета, когда он разрешит ей прикоснуться к нему. Она хотела прикоснуться к нему. Показать, что может заставить его хотеть ее так же сильно, как заставил ее. Она прямо представляла, как встанет сейчас на колени.

- Встань и подойди ко мне.

Когда Джорджина выполнила приказ, добавил:

- Повернись

Развязав руки, он крутнул ее обратно, ставя лицом к себе и неожиданно сильно поцеловал, почти насилуя ее рот, заставляя ее задыхаться от этих качелей происходящего.

- А теперь разденься до конца и ляг на кровать.

Видимо сегодня все было только для нее. Как бы ей не хотелось прикоснуться к Джеку, получить удовольствие самой хотелось тоже.

Решив не обращать внимание на странные повороты его логики,и слыша только голос, которому придется подчинится, если она хочет получить желаемое, Джорджина покорно выполнила приказ и начала ждать его следующего действия.

Он подошел ближе к кровати и начал расстегивать ремень.

Джорджина приподнялась на логтях и жадно смотрела на него.

Джек приподнял брови:

- Тебе нравится этот ремень?

Джорджина медленно улыбнулась, гадая что он задумал на этот раз, и кивнула:

- Да сэр.

Ни тени сомнения. Только доверие.

Одним резким движением, отозвавшимся у нее мурашками по спине, он вытащил ремень и скрутил его петлей. Джорджина затаила дыхание.

Джек смотрел на нее потемневшими глазами. Если бы она не доверяла ему, то наверняка бы испугалась этого взгляда. Выражение лица, как перед боем. Дикое. Жаждущее. Не крови, не освобождения, - обладания.

- Встань на четвереньки и держись. - приказал он указав ей на высокую спинку кровати.

Джорджина сделала пару глубоких вдохов и встав на колени подползла к спинке, молча сделав то, что он сказал.
Какое-то время он просто сидел позади нее. А она ждала боли от ремня, неожиданно взволнованная мыслью об этом... Так сильно взволнована. Она пошевелила ногами, пытаясь получить хоть какую-то стимуляцию.

Джек заметил это и переместив свой вес, стал позади нее, просунув колено между ног, раздвигая их, так, что она больше не могла соединить их вместе.

- Я не разрешал тебе этого делать,- услышала она властный голос. - А за проступком, всегда следует наказание.

Он молча взял ремень и быстро встав, обернул его вокруг ее запястий, перекинув через перекладину кровати и закрепив.

Кажется он соврал, что связывание не его пунктик. Вполне его.

Джорджина проверила насколько был крепким захват, повращав руками. Нет, никто никуда не идет.

А Джек казалось, вообще перестал куда либо торопится. Он не торопясь проводил рукой по ее спине, ногам, затылку, - где угодно, только не там, где ей хотелось.

Он точно знал, что делает, когда усмехался рядом с ее ухом, слыша ее всхлипывающие вздохи, пока ласкал ее грудь, касался между ног... но она отказывалась просить. Если бы это было, то, чего он хотел, она бы не была привязанной к кровати, так, что ее руки, еще не отошедшие от прошлого захвата, начало покалывать от онемения.

Джорджина попыталась запрокинуть голову, так чтобы волосы касались его рук и груди. Ведь не только он мог дразнить.

Наконец она почувствовала, что кровать позади нее прогнулась под его весом. Слегка повернувшись, она увидела, что Джек снимает с себя оставшуюся одежду.

- Разве я сказал, что ты можешь повернуться?

Она пожала плечами и отвернулась, улыбаясь. Махнув рукой на странность происходящего и решив поиграть с ним, так же как он играл с ней.

- Будь терпеливым со мной, Джек. - хрипло протянула она - Это мой первый раз.

Впрочем не смогла остаться в роли услышав его хриплый смех и рассмеявшись в ответ.

Он придвинулся к ней сзади и наконец положил руки ей на грудь, сжимая.

Наконец-то!

- Джек - все что смогла выдать она, вновь теряя способность соображать связно.

Он убрал ее волосы в сторону, поцеловал затылок, затем плечо, а другая его рука обхватила ее живот, поползла вниз, наконец-то туда, где она ждала больше всего. К истекающей плоти, которая без его внимания была почти болезненно чувствительной, но все еще мучая ее, не прикасаясь так, ей было нужно

- Такая готовая - она бы разозлилась на его высокомерно мужское превосходство, если бы в его голосе не было так много восхищения.

Она чувствовала его более чем твердый член у себя за спиной, затем у своего входа, попыталась откинутся назад, чтобы помочь ему войти, но мерзавец отстранился. и перестал прикасаться к ней вообще. Выжидая.

Джек видимо решил, что мучал ее недостаточно, и собирался растянуть все это еще на какое-то время.

Это мы еще посмотрим.

Джорджина повернула голову, снова бросая ему вызов.

- Я не говорил, что ты можешь повернутся - сказал он напряженно, своим сводящим с ума босс-голосом.

Джорджина посмотрела на него из-под ресниц и закусила губу, прогибая спину и совершенно распутно выпячивая зад.

- Мне очень жаль - ее знойный тон удавался ей, даже когда было сложно сосредоточится. Видимо это и правда, как езда на велосипеде.

- Но просто я так хочу тебя. - шептала она не отводя от него взгляда - Так готова. Так жду. Все для тебя.

Джек почти зарычал и темная тень легла на его лицо.

Как большая кошка, грациозно и быстро, он проник в нее одним плавным движением, и оба вскрикнули. Угол был странным, и давал ему возможность погрузится полностью.

И это было так хорошо. наконец-то, блять.

Он держал ее за бедра, двигаясь поначалу невыносимо мелено. Джорджина попыталась зацепится руками так, чтобы двигаться навстречу ему, но руки были закреплены так, что она не могла ухватится за перекладину.

Конечно же. Он же явно знал, как привязать так, чтобы иметь еще больше контроля.

- Джек - простонала она умоляя.

- Ты знаешь, что я хочу от тебя услышать. - голос совершенно спокоен. как ему это удается?

Она всхлипнула.

- Скажи это, Джи - уже со сталью в голосе приказал он, видимо тоже устав сдерживаться.

Она глубоко вдохнула и потерлась об него.

- Начинай двигаться, Басс. - прорычала она, окончательно выходя из роли - Сейчас же.

- Злюка - усмехнулся он, впиваясь руками в ее бедра и начиная двигаться быстро, по настоящему трахая ее.

Она может и была связана, но это еще вопрос у кого был контроль?

В промежутках между стонами, ей все удалось сказать, то что он ждал

- Пожалуйста.

- Хорошая девочка - услышала она в ответ.

Он начал двигаться ее еще сильнее.

Из за странного угла наклона, ощущения были не такими, как всегда, и Джорджина сомневалась, что сможет кончить вот так, хоть и очень хотела. но казалось, что Джек преследовал какую-то другую цель.

- Пожалуйста - повторила она.

Джек слегка изменил положение, подхватывая ее и перемещая ее вес на себя, прикасаясь пальцами, там где она ждала его, уже кажется часами.

- Боже, Джек.

- Кончи для меня, девочка

Она чувствовала, как волна поднимается в ней. Что-то знакомое. что-то новое.

Джорджина вскрикнула, потому что стимуляция казалась слишком сильной. Она чувствовала себя слишком уязвимой.

- Отпусти - тихий шепот ей на ухо

И она поняла о чем он просит. В какой-то момент перестала контролировать свои ощущения, полностью отдав их ему.

- Давай, я держу тебя - словно вновь почувствовав перемену, прохрипел ей на ухо Джек.

Джорджина застонала и откинулась назад, прижавшись к нему спиной, положив голову ему на плечо, полностью отдавая себя, позволяя трахать, пока она в его руках. Полностью.

Внезапная сильная волна врезалась в нее и она вскрикнула, в шоке от этой силы. Ее оргазм наступил и кажется не собирался отступать, накатывая снова и снова и это именно то, что сломало Джека.

- Джиии, черт, да - его голос был в ее ухе, хотя ощущался как будто из под воды.

Он тоже застонал, тяжело дыша ей в затылок.

Немного придя в себя, он быстро протянул руку и отвязал ремень, освобождая ее.

Джорджина практически упала в его руки, чувствуя себя бескостной массой. Совершенно расслабленной.

Так вот о чем он говорил.

Джек же кажется полностью переключился с темного режима, на нежность и уложив ее на матрас обнимая и целуя в шею.

Джорджина вдруг почувствовала что засыпает.

В конце концов, умопомрачительный секс, это всегда утомительное дело, а немного поспав, можно вполне успеть ко времени, когда надо отпустить няню.

- Поспи немного - Джек лег рядом, обнимая ее рукой и накрывая их простыней.

Уже проваливаясь в сон, Джорджина подумала, что теперь точно знает, как избавляться от стресса.
 
mio-mioДата: Вторник, Вчера, 10:27 | Сообщение # 57
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4158
Награды: 1567
Статус: Offline
#Close to my fire
#5




Самолет уже выруливал на взлетную полосу, когда к нему подошла стюардесса.

- Вам, что-нибудь нужно, мистер Басс?

- Бутылку бурбона, и бутылку холодной минеральной воды

- С газом или без? - уточнила девушка

- Быстро, и без дополнительных вопросов - сверкнул на нее глазами Джек

Обычно он был вежлив с персоналом, тем более это был самолет их компании, но у него было отвратительное настроение и было плевать, кто и что подумает о его манерах и репутации.

Этот поезд давно ушел, в любом случае.

Девушка испарилась, материализовавшись менее чем через минуту, с двумя бутылками и стаканами.

- Если Вам что-нибудь понадобится еще, дайте знать - фирменная, безмятежная улыбка, нисколько не поблекла, в отличие от скисшего взгляда. Но опять же - ему плевать.

Джек взял бутылку воды и приложил ее в виску. Голова трещала, и он подозревал, что будет только хуже. Сегодня был явно не лучший день для изматывающего, двадцатичасового перелета до Сиднея, но выхода не было.

Вчера ему позвонил его помощник и сообщил, что совет директоров австралийского БассИндастрис готовится сместить Джека с поста управляющего и ему пришлось на время удалится от бизнес драмы в которой они с Чаком увязли после смерти Барта и отвлечься на наведение порядка в своей вотчине.

Долбанная драма - подумал Джек, делая первый глоток бурбона. Вся эта ситуация с Бартом, конечно прибавила забот в жизни

Хотя... Если быть честным, то он во многом наслаждался этой историей. Неразбериха с которой они столкнулись после смерти его брата внесла неплохое разнообразие в ставшую последнее время рутинной жизнь Джека. Да и первые результаты радовали и позволяли надеяться, что им с племянником удастся взять все в свои руки, без больших потерь, и в дальнейшем может позволить ему вернуться в Нью-Йорк. Он никогда не был в восторге от своей ссылки в Сиднейский филиал, ненавидел жару, и так и не смог привыкнуть к тамошней жизни, хоть и провел там последние пять лет.

Самолет наконец-то взлетел, и Джек откинувшись в кресло попытался обнаружить причину этого мерзкого, липкого ощущения, поселившегося внутри. Не страх. Предчувствие чего-то.

Бурбон всегда делал его откровенней самим с собой. Ему не нужно было долго искать причину. Он знал ее. Это были не проблемы в бизнесе, это была Джорджина Спаркс. И он понятие не имел, что с этим делать.

Начиналось все совершенно невинно. Ну... Настолько, насколько может быть невинным секс в день знакомства. Он предложил ей выпить, слово за слово они оказались в его номере, который она покинула два часа спустя, оставив Джека в приятном удивлении. Он и не думал, что свадьба племянника обернется для него сюрпризом в виде знакомства с его стервозной бывшей одноклассницей, которая была остра на язык, забавна и трахалась, как кокаиновая шлюха. Последний аргумент был решающим, когда он решил. что эта их встреча далеко не последняя и раз уж ему суждено застрять в Нью-Йорке на какое-то время, маленькая мисс Спаркс станет отличным развлечением.

Это и было развлечением. Его, отлично действующей, пилюлей от стресса. Он работал по двенадцать часов, встречался с юристами и банкирами, постоянно был на связи с Чаком, да и вообще говорил и перемещался по городу и штатам за этот месяц больше, чем за предыдущие полгода. Ему было необходимо расслабляться. Необходимо переключатся. И мисс Спаркс отлично справлялась с этой задачей. Ему вообще начинало казаться, что такой формат отношений идеален для него - замужняя женщина, мать маленького ребенка, - слишком занятая своими делами, чтобы вмешиваться в его жизнь, появляющаяся в ней по предварительной взаимной договоренности.

Джек поморщился, сделав еще один глоток. Проблема была в том, что в какой-то момент ничего не значащий секс, перестал быть таковым.

Джек подумал. что первым "звоночком" был вечер, когда Джорджина пришла без приглашения. Девчонка явно плакала по пути к нему, и явно не хотела обсуждать причины. По началу он хотел разговорить ее, но поняв, что она пришла не за этим, он не будучи джентльменом, решил, что это отличный шанс попробовать с ней что-то новое, что крутилось в его голове уже какое-то время. Отвязный секс отлично прочищает голову, и ему тогда казалось, что им обоим пойдет это на пользу. Вот только входя в спальню с образами грубого, подчиняющего секса в голове, закрыв за ними дверь и посмотрев на нее, он понял, что это не то, что сегодня будет. Он смотрел тогда на Джоржину и видел в ее взгляде доверие. Она ему доверяла. Не просто, как кому-то с кем трахаешься время от времени... Ему. Буд-то знала его. Принимала. Ему тогда показалось, что его ударили в живот, и то, что начиналось как прелюдия к кинки вечеру с зажимами и плетками превратилось в почти поклонение ее телу, когда он прислушивался как она дышит, старался возбудить ее сильнее, вести дальше... Держа. Заботясь. Ничего не беря, только давая. В итоге, конечно, цель была достигнута, и Джорджина уходила в тот вечер от него расслабленно улыбаясь, вот только Джек был в полной растерянности. Потому, что был уверен, что не помнит, когда в последний раз ему было так хорошо с кем-то. А это не имело смысла. Вообще.

Тогда он не придал этому значение, но сейчас думал, что именно тогда все пошло не так.

Они все так же встречались, когда было время у него и могла она, но что-то изменилось. Они стали... Ближе. Интимнее. Словно открывшись друг другу чуть больше. Да, они все так же играли друг с другом, провоцировали, и секс стал совсем без тормозов и границ, но все это было словно с кем-то, кого ты хорошо знаешь.Они даже записали секс видео. Джек никогда не записывал с кем-то секс видео. Не тогда, когда в кадре был он.

Со Спаркс... Это было неожиданно. Она была моложе его. Совершенно не управляемая и делающая только то, что хочет. Не дающая спуску. Циничная, почти как он. И совершенно беззащитная и потерянная при этом. Она была сильная, сильнее, чем считали ее другие, сильнее, чем она считала себя. Пройдет время, и она перерастет свой бунтарский фасад, и станет по настоящему опасной. Силой, с которой окружающим придется считаться. Но пока она была просто ходячий кошмар. Из обрывков того, что она о себе говорила (а она не особо откровенничала с ним, что со временем начало его бесить) и того, что раздобыл на нее детектив, Джек узнал, что у девочки были проблемные отношения с родителями, трофейный хипстер-муж, сделавший пару лет назад миллион на продаже своего софта и с тех пор живший в своем кондоминиуме в Бруклине и считавший, что он почти айти гений, и еще ребенок биологическим отцом которого был гангстер с Украины, в метрике в графе отец стояла фамилия Дена Хамфри, а воспитывал его в итоге Филипп. Эта девочка была катастрофой. Прочитав ее досье, он был уверен, что совершенно точно не хочет влезать в жизнь мисс Спарк, или пускать ее в свою - ему хватает своих проблем, но конечно же продолжил с ней видится.

Она его смешила. С ней было легко. Он ненавидел, когда женщины все усложняли. Ему нравилось выводить ее из себя и гадать - как она отреагирует. Он почти никогда не угадывал. И секс конечно же. Девочка оказалась на редкость талантлива в этом смысле. Он всегда предпочитал женщин своего возраста, может чуть моложе, но уж точно не возраста его племянника. Они всегда казались ему напрасной тратой времени. Требующие внимания, дующиеся по поводу и без, и совершенно пресные в сексе. Ошибочно уверенные, что достаточно придти, лечь и раздвинуть ноги. Он не любил таких. Джорджина же была...Эта девочка была так же испорчена, как и он сам. Она не признавала запретов, охотно могла быть покорной, наслаждаясь ведомой ролью, так же сильно, как и агрессивным сексом, где любила доминировать. Джека это сводило с ума. Особенно после того, как она позволила связать ее и отшлепать, контролировать ее тело несколько часов подряд, а на следующий день заявилась к нему затянутая в кожу и черный шелк, чтобы связать уже его и даже ударив пару раз в процессе.

Сумасшедшая сучка, усмехнулся Джек вспоминая тот уикенд, и делая очередной глоток. Головная боль немного отступила, но настроение все еще было хуже некуда. Ему было жаль, что рядом нет Чака. С некоторых пор он ненавидел пить в одиночестве. Это было наверное единственное, в чем не была виновата Спаркс. В этом, он винил свой кризис среднего возраста.

Все остальные странности и проблемы последних двух месяцев были полностью ее виной. Он опаздывал на совещания, потому, что вместо обеда у него была встреча не предполагающая еду. Или одежду. Он временами был рассеян, и забывал о важных звонках, потому, что они с мисс Спаркс были в процессе переписки, где он давал ей задания, а маленькая бестия рапортовала о их выполнения с рвением герлскаута. Ну .... очень развратного герлскаута. Его начинало все раздражать, когда она отказывала во встрече, или он не видел ее дольше, чем три четыре дня. Ему пришлось ухитрится сделать так, чтобы их небольшая прелюдия в лифте Империи не дошла до племянника, потому, что хотел сохранить отношения со Спаркс в секрете, а это оказалось бесполезной тратой времени и сил, поскольку неделю спустя о них каким-то образом узнала Блер, и ему пришлось выслушать внушительную порцию саркастичных комментариев от обоих молодоженов. И все это, вообщем-то, было терпимо. И уж точно, совершенно окупалось, отличным сексом. Если бы не проблема посерьезней. С недавних пор, Джорджина стала женщиной с которой ему хотелось целоваться. И вот это уже было неприемлемо.

Поцелуи это проявление нежности, неуверенности, преклонения. Поцелуи это то, о чем мечтают мальчики, которые еще не знают, что есть что-то большее. То, чем они наслаждаются, изнывающие в попытках получить что-то большее. Поцелуи для мужчины всегда средство контроля, способ доказать свое, добиться нужной реакции, рутинная часть общего ритуала секса, никогда не что-то отдельное. Джек был уверен в этом.

Сюрприз, сюрприз - сероглазая бестия разрушала и это.

Это случилось чуть больше двух недель назад. Они встретились в обед в его номере, и, поскольку, всю первую половину дня стерва изводила его своими провокационными фото, пока он был на совещании с Чаком и юристами, добрались до постели они только ко второму раунду. Он стянул с нее платье, и усадив к себе на колени, так чтобы она оседлала его, лениво целовал ее шею и плечи. Только не губы. И видимо кровь еще не прилила обратно к голове, улучшая способность мыслить здраво, потому, что он спросил:

- Скажи мне, чего ты хочешь?

- Я хочу чтоб ты поцеловал меня - выдохнула Джорджина, смотря на него этими своими серыми глазами, которые казались еще больше, когда она была так близко.

Джек был бы не Джек, если бы не спросил с усмешкой:

- Куда?

Но вместо непристойного ответа, она посмотрела на его губы, и, обхватив ладонями его лицо, прижалась к нему губами. Конечно они целовались и раньше. Много раз. Но те поцелуи никогда не были нежными. Их губы захватывали и подчиняли, сопротивлялись и играли, но никогда не так. Медленно. Сладко. Без цели и подтекста. Джек тогда замер, как каменный, и поначалу не знал как реагировать. Джорджина же не отступила, она целовала его снова и снова, почти неумело, робко, будто и не она вовсе всего несколько минут назад вытворяла этим своим ртом совершенно невероятные, и абсолютно "грязные", вещи. И в какой-то момент Джек отступил, начал целовать ее в ответ, обхватив ее лицо руками. Он не доминировал над ней, не пытался контролировать, просто позволил этому случится.

Упрямая девчонка должно быть целовала его так, как давно хотела, потому, что не собиралась отступать и явно наслаждалась происходящим, почти... мурлыкая. Но самое нелепое даже было не в этом - когда она наконец прервала поцелуй и посмотрела ему в глаза, Джек удивил даже сам себя, когда вместо того чтобы заняться с ней снова сексом, притянул ее к себе и снова поцеловал. Медленно и нежно. Почти благоговейно. Обнимая и скользя ладонями по ее спине. И это было.... Он не целовал так женщину очень давно. Его так не целовали.... Кажется никогда. Он слишком рано научился использовать поцелуи как инструмент, а еще раньше научился удерживать людей на расстоянии, и не допускать их слишком близко. И тот момент в его номере, лишь подтверждал, правильность его установок. Иногда это просто... Слишком близко.

Джорджина застала тогда его врасплох, вынудила ответить. Целовала так, как наверное хотела, чтобы целовали ее и он сломался. Это было глупо и шло в разрез со всеми его правилами, но слишком уж хорошо, чтобы останавливаться. И эта дрожь в руках, бухающее под ребрами сердце и затрудненное дыхание не позволяли лгать самому себе - эта девочка получила над ним власть. Сломала. Оставила открытым и незащищенным. Поэтому, ему пришлось возвращать контроль, единственным доступным способом.

Джек отодвинул ее от себя и молча заставил встать на локти и колени, хотя уже знал, что это наименее любимая ею поза. Сучка не произнесла не слова, и лишь спокойно смотрела на него из под ресниц, добивая его. Поэтому то, что последовало позже, был самый грубый секс, который у них был. Он знал, что делает ей больно, но ему было плевать. Он решил, напомнить ей, кем и чем она является для него. Кто он.

Они все еще были чертовски подходящими друг другу любовниками, потому, что она кричала от удовольствия в конце. Но несколько смутных мгновений спустя, когда он отстранился и отпустил ее горло, позволяя рухнуть безвольной кучей на матрас, Джек осознал, что ничего так и не добился. Он тогда седел на кровати, прерывисто дыша, проводя рукой по волосам мокрым от пота, смотрел на девушку безвольно лежащую перед ним на животе и чувствовал себя полным идиотом.

Он и был полным идиотом, потому, что вместо того чтобы уйти в душ, и оставить ее самой разбираться со всем этим, он нежно перевернул ее на спину, и не в силах смотреть ей в глаза, мягко поцеловал в живот. На ее бледной коже красным цвели отметины от его рук, и он поцеловал там, где цвет был ярче всего. В ответ Джорджина неуверенно запустила пальцы в его волосы и неожиданно, Джека хлестнула волна желания. Он раздвинул ее ноги, и стал ласкать губами, пока даже ее дыхание не стало хриплым от нескольких оргазмов подряд. В конце она просила его остановится, потому, что больше не было сил, и Джек надеялся, что его онемевший язык, достаточная компенсация за боль что он причинил ей раньше. Она же, в очередной раз удивив его, заставила его лечь и показала, на что она способна своим ртом, заставляя испытать наверное самый невероятный оргазм в его жизни, потому что в конце, он мог поклясться, он отключился на несколько секунд.

Она ушла в душ, а затем быстро одевшись и сказав "пока Джек", уехала, и он был рад этому, потому что этот их "обед" выбил его из колеи. Тогда, простояв под душем не меньше получаса, и немного придя в себя, он конечно убедил себя, что ничего страшного не произошло, и решил, что просто будет использовать, то, что у них есть, до тех пор, пока она ему не надоест, уверенный, что это случится в скором времени.

Идиот.

Вдвойне идиот, потому, что он не предвидел, что Джорджина прекратит с ним видится после того дня. Сама. Она поначалу игнорировала его звонки. потом ответила и сообщила, что уехала с сыном и Филиппом в Хэмптон, в дом родителей, и ее не будет около недели. Кто вообще бывает там зимой?

Ту неделю он плохо спал и пил больше обычного, потому, что опять же - плохо спал. О Джорджине он старался не думать. Не о ней, не о том, что она где-то за городом с ее нелепым, так называемым, мужем. Он ненавидел представлять ее с ним, но не мог остановится, неожиданно осознав, что где-то реально существует еще один мужчина, который прикасается к ней, целует, кому она улыбается, с кем завтракает, перед кем встает на колени.... Джек тогда никак не мог решить, хочет ли сделать ее только своей, когда она вернется, или начать игнорировать до конца своих дней. Оба варианты имели свои неоспоримые плюсы.

Он с самого начала знал, что со временем у нее появятся чувства, помимо физического влечения к нему. Так всегда бывало с женщинами. Более того, он хотел этого. Посмотреть, как будут падать ее стены, разрушаться фасад. Хотел разрушить ее для последующих мужчин. заставить сравнивать всех последующих, только с собой. Он только не ожидал, что эти разрушения будут... взаимными.

Конечно он собрал свои эмоции в кучу и запер в самом дальнем углу, к тому времени, как она вернулась, спланировал, как вернет все в прежнее русло. Решил, что ему уж точно не нужна вся эта сопливая драма а-ля Чак и Блер. Холодно и отстраненно - она игрушка, он кукловод. не наоборот. А она конечно же не дала, даже начать воплощать новый план в действие, заяявшись в его номер вечером в прошлую пятницу без предупреждения. Не говоря не слова, накинулась на него, так, что ему пришлось сделать пару шагов назад. Целуя, кусая его шею, там где бился пульс, намеренно оставляя следы на коже, слизывая боль от укусов тут же. И он наслаждался каждой секундой этого, слишком ошеломленный ее напором, чтобы думать, или делать выводы.

Единственное, что он умудрился тогда сказать, одновременно раздевая ее, что было нелегко, потому, что ее руки, стягивающие с него одежду, постоянно мешали:

- Так сильно соскучилась по мне, девочка?

- Продолжи говорить, Басс, и я заставлю тебя умолять - предупредила злюка строго. Что вообщем-то мало вязалось с ее дрожащими руками, которые пытались расстегнуть его ремень.

- А кто тебе сказал, что я стану сопротивляться? - ухмыльнулся он тогда

Джек прерывисто вздохнул, стряхивая образы подкидываемые памятью. Надо было выставить ее из номера и вычеркнуть из списка желанных готсей у портье прямо тогда.

Но нет, ему это было мало. Он позволил мисс Спаркс остаться в его жизни и, похоже, сделать контрольный выстрел.

Сегодня.

Они не виделись три дня. И вчера, приняв решение лететь в Сидней уже поздно ночью, он решил, что увидится с ней перед вылетом. Скорее всего ему не удастся вернуться до наступления нового года, и него появилась идея, как держать мисс Спаркс в тонусе, пока его не будет. Он заснул предвкушая, как будет контролировать ее из Австралии, играя в игру, на которую, он был уверен, она согласится.

Еще он планировал получить хорошую порцию "бонвояж" секса напоследок.

Конечно же все пошло не так.

- Джек, я не могу приехать - заявила она в ответ на его предложение увидится

- Почему

- Я занята.

- Интересно знать чем? - не удержался от сарказма он.

- Басс, кроме тебя в моей жизни есть и другие... активности - подобрала слово она - Моя жизнь не вращается вокруг твоего пениса. Я в парке, сегодня у няни выходной и я гуляю с сыном.

- В каком ты парке? - решил пропустить весь ее сарказм Джек

- В Нью-Йорке только один настоящий парк

- Где именно? - не отступал Джек - Пришли мне локацию

- Немного маньяк сегодня, да, Басс? - подразнила его Джорджина

- Ты и не представляешь - как всегда отшутился Джек - Локацию. Живо.

- Да, сэр - засмеялась Спаркс, прежде чем отключится.

Десять минут спустя он уже садился в свой лимузин. Еще пятнадцать минут спустя шел по парку удивляюсь,, кому кому придет в голову гулять в такую погоду. Серое небо, довольно холодно. Единственный плюс отсутствие дождя или снега, да еще, кое где не облетевшая до конца, листва на деревьях. Снега в этом году Нью-Йорк вряд ли дождется. Поэтому он вдвойне не понимал, что делать ребенку в такую погоду в парке.

Джек видел сына Джорджины только на фото и паре видео в ее телефоне. Дети вообще были вне его интересов.Но он знал, что она неплохая мать. Не без странностей, но неплохая. Хоть и была уверена в обратном. Она заботилась о сыне. Была рядом. Он, как ребенок перекочевавший с попечения няни в частные школы-пансионаты, и видевший мать только на каникулах, знал в чем разница. Его по сути вырастил Барт. Единственное, на что хватило мудрости у их матери, так это отправить их в одну и ту же школу, где старший мог приглядывать за Джеком.

Она сидела на скамейке под дубом, сиреневый шарф обмотанный вокруг шеи, нелепая зеленая машинка в руках. Неподалеку была площадка со всеми этими детскими лазилками и замками, и Майло видимо был там, среди таких же малышей.

- Из тебя бы вышла отличная выжлая, Басс - заявила она встав со скамьи ему навстречу - След берешь отменно.

- Милый шарфик, Джи - проигнорировал шпильку он

- Есть причина по которой ты преследуешь меня по городу?

- Я сегодня вылетаю в Сидней - решил не ходить вокруг да около Джек - Хотел тебя увидеть

Если она и отреагировала как-то на его слова, то виду не подала, вместо этого спросив лишь:

- Надолго?

- Пока не знаю - честно ответил он - Планирую быстренько выиграть междоусобную войну и вернуться к январю

- Ну тогда, удачи, Басс - сказала она, видимо, так же как и он, чувствуя глупо. Джек поймал себя на мысли, что они впервые вот так встретились на улице и просто говорят.

- А ты будь послушной девочкой, пока меня нет - сказал он ей тогда - И держись подальше от неприятностей.

- Это не весело. - надулась она - Тем более я люблю неприятности, а они любят меня.

- Если заскучаешь, - начал он, решив разыграть карту, задуманную еще вчера - Можешь вломится в мой номер, я оставил для тебя там кое что

Джорджина недоверчиво смотрела на него, явно не понимая к чему он клонит:

- Когда ты говоришь "вломится", ты имеешь в виду....

- Проникнуть в номер не имея ключа. - подтвердил он

- Ты же сказал держаться подальше от неприятностей, Басс. А это взлом и проникновение

- Только если тебя поймают - лукаво усмехнулся он.

- А если серьезно. Зачем это?

- Мне кажется Блер как то проникла в мой номер, - начал объяснять Джек, хотя это была не главная причина, по корой, он предложил Джорджине это - Но Чак клянется, что не давал ей ключ, и я хочу проверить насколько это просто. Плюс, я правда оставил там кое что, что поможет тебе не скучать пока меня не будет.

- Я заинтригована, - приподняла брови Джорджина

- Этого я и добивался - усмехнулся он - Если тебя все же поймают сразу звони Чаку, или Харви

На упоминание об адвокате Джорджина закатила глаза, но кивнула:

- Да, сэр

И добавила, лукаво глядя:

- Если бы я не знала тебя лучше, я бы сказала, что ты за меня волнуешься

Джек не успел ответить что либо, потому, что в этот момент неожиданно его дернул за пальто сын Джорджины с вопросом, достойным награды за логику:

- Привет, а ты кто?

Джек посмотрел вниз на мальчика и понял, что совершенно не знает что делать. Он никогда не имел дело с трехлетками. Когда Чак был в возрасте Майло, он работал заграницей, в его окружении тоже не было тех, у кого были бы дети похожего возраста, да даже если бы и были - Джек никогда не интересовался детьми. Они шумели, странно разговаривали, бегали, раскидывали игрушки повсюду и вообще были... слишком утомительны. Но сейчас ему как то нужно было отреагировать, а Джорджина видимо не собиралась ему помогать, она просто молчала, переводя взгляд с сына на Джека и обратно.

Вспомнив, как делают обычно другие люди в таких случаях, Джек присел, так чтобы его лицо было на одном уровнем с Майло.

В тот момент ему показалось, что его ударили под дых. У мальчишки были глаза Джорджины. Совершенно безумное ощущение. На него смотрела уменьшенная, мальчишеская, копия Спаркс.

- Привет, я Джек Басс, друг твоей мамы - Джек, решил не обращать внимание на то, как фыркнула Джорджина при слове "друг", и сосредоточился на ребенке - А ты кто?

- Я Майло Спаркс - важно сказал мальчик и Джеку почему-то понравилось, что он использует ее фамилию, а не ту бредовую, что стоит в его метрике. Услышать Майло Хамфри ему казалось совершенно не приемлемым, почему-то.

- Мы с мамой пришли гулять - продолжил Майло - А ты что тут делаешь?

Джек поднял взгляд на Джоджину, но та все еще не собиралась вмешиваться явно забавляясь его растерянностью. Стерва.

- Я сегодня лечу на самолете - не смог придумать ничего лучше чем сказать правду Джек - И приехал повидать твою маму, перед отъездом.

- На настоящем большом самолете? - у паренька а аж глаза загорелись

- Да. Большой белый самолет. - Джек чувствовал себя крайне глупо ведя этот разговор, но почему-то не мог отмахнуться от мальчика.

- Я тоже хочу полететь - начал сбивчиво рассказывать ребенок, словно торопясь - Но мама говорит, что пока мы никуда не полетим. А я хочу, и Филипп обещал, что может быть мы полетим к его маме в Калиорнию

- Калифорнию - поправила Джорджина отвлекая на себя внимание мальчика - Мы скоро уже поедем домой, поэтому скажи Джеку досвидание и иди поиграй еще немного.

- Пока Джек - беспечно махнул рукой Майло мгновенно переключаясь.

Он побежал в сторону площадки, оставив Джека на пару секунд в полной растерянности

- Мне жаль, что я не сняла это - услышал он логос Джорджин, заставивший его выпрямится - Бесценный материал для шантажа.

- Твой сын похож на тебя - все что смог сказать Джек, снова глядя в серые глаза, только теперь матери.

В его голове отчего-то металось слишком много мыслей одновременно. Ее сын называет Филиппа "Филиппом". Он такой маленький, но быстро соображает и кажется, как и мать, обожает тут же говорить, все, что придет в голову.Интересно, а если ему показать самолет БассИндастрис изнутри, ему будет интересно?

- Иногда даже больше, чем нужно - кивнула Джорджина - Так ты мне скажешь, что задумал, или мне и правда придется вломится в твой номер?

Джек с трудом вспомнил о чем они говорили до этого, что означало, что пора было убираться из парка. Плюс он вообще начинал сомневаться, что это была хорошая идея, - придумать для них эту игру, но он заставил себя ухмыльнуться и сказать:

- Не узнаешь, пока не сделаешь. А теперь поцелуй меня, девочка, потому, что мне пора.

Он даже тогда понимал, что дает ей слишком много власти над собой, прося это. Но уехать не прикоснувшись к ней, не мог.

Джорджина конечно не была бы собой, если бы не сделав почти торжественным лицо, не подошла к нему и чуть привстав на цыпочки, компенсируя их рост, шепнула на ухо, щекоча теплом дыхания

- Удачной поездки, Джек

А затем чмокнула его в щеку.

Отстранившись стерва посмотрела на него с усмешкой, видимо ожидая, что он станет делать.

Еще даже пару часов назад Джек бы наверняка схватил ее и притянув к себе показал, с кем именно она играет, показал, что она теряет на время, пока его не будет, но отчего-то не стал ничего делать. Вместо этого он насмешливо посмотрел на нее заставляя выдержать его взгляд и проведя костяшкой пальца по ее щеке кивнул:

- Увидимся, Джи - прежде чем уйти.

Да, последнее слово осталось за ним, но вот чувства победы не было. Он шел к машине и чувствовал себя отчего-то.... Растерянным. А он ненавидел это чувство всю свою жизнь.

Два часа спустя он уже был в самолете, и вот теперь, когда бурбон уже почти кончался, реальность его жизни предстала перед ним во всех своих уродливых нюансах. Равновесия больше не было: верх стал низом, мыши охотились на кошек, а он... Ему неожиданно стало не все равно. Это сбивало с толку, нервировало, заставляло сомневаться, заставляло.... чувствовать.

Девчонке все же удалось схватить его за яйца, потому что он ненавидел оставлять ее в нью-Йорке, уезжать от нее, ненавидел мысль, что она будет ложиться в постель со своим хипстером каждую ночь, ненавидел то, что он совершенно ничтожная, тайная часть ее жизни. Он ненавидел не знать, как именно она относится к нему на самом деле. Он почти ненавидел ее саму за весь этот бардак в его мыслях. Одновременно с этим его забавляло и радовало, что для ее сына Филипп, всего лишь Филипп, а не "папа", что было уж совсем бредом, потому, что.... дальше Джек боялся развивать эту мысль. Но чувство, охватившее его, когда он присел перед мальчиком на колени, все еще царапало его внутри. И он понятие не имел, что это. От этого ему нравилось все это дерьмо еще меньше. Он не любил не понимать мотивы, будь то свои, или чужие.

Допив последний глоток, он понял, что лучшее сейчас, это пообедать и попытаться поспать. Потому, что у него феодальная война на повестке дня, которую. неплохо было бы выиграть. А значит надо хорошо соображать, по приезду, и мысли о мисс Спаркс, уж точно не добавляют ему концентрации.

Вызвав стюардессу, он решил, что до возвращения в Нью-Йорк у него будет еще время решить, что делать со своими эмоциями к Джорджине, а пока надо переключится в режим "бездушный ублюдок Басс", потому что в этом режиме он почти непобедим.

И да, он почти надеялся, что она все же не станет вламываться в его номер, потому, что если она сделает это и решит последовать указаниям, которые он оставил для нее, эта будет адская поездка. Стараться не думать о Джорджине и быть ею одержимым вряд ли получится. Даже у него.
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от mio-mio (СВ)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск: