Воскресенье, 25.06.2017, 08:17
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: mio-mio, художник№1 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от mio-mio (СВ)
Мини от mio-mio
mio-mioДата: Пятница, 06.07.2012, 18:06 | Сообщение # 1
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline



мой tumblr
cтраничка на FanFiction
и @mis_marmelad
 
mio-mioДата: Пятница, 06.07.2012, 18:12 | Сообщение # 2
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline


Название: Игра для королевы.

Автор: mio-mio

Пейринг: Блер\Чак, Серена.

Жанр: мини, Missing scene

Описание: День Благодарения 1 сезон, Би расстроенная поступком матери оказывается у Хамфри, далее по серии. Это мой взгляд на то, что произошло между уходом Блер из кофейни в Бруклине, и возвращением домой.


* * *


«Я ненавижу Бруклин» - в очередной раз подумала Блер выходя из кофейни «Сон Маргариты», где оставила семейство Ван дер Вудсен. Несмотря на дикость ситуации с Руфусом Хамфри и Лили, Блер даже в чем-то завидовала сейчас Серене, ведь она была там со своей семьей. Какой бы ни была Лили, она по-настоящему любила Эс, и всегда была на ее стороне, так или иначе. В голове Блер опять замелькали образы, недовольный взгляд матери, сочувствие Дороты, пирог, который опять вернул ее старую проблему. Все это пряталось, пока она была у Хамфри, и теперь вновь атаковало брюнетку. Блер так ждала приезда отца. Это всегда был их день, со своими ритуалами и традициями. Она надеялась, что эти короткие каникулы отвлекут ее, от того хауса, в который превратилась ее размеренная жизнь. Разлад в отношениях с Нейтом, потеря девственности, странное поведение Чака, и ее, не менее странная, реакция на него, все это выбивало почву из под ног. А эгоистичная мать и отдалившийся отец были вершиной этого уродливого торта. Кажется все вокруг рушилось. Тряхнув головой, пытаясь отогнать надоедливые мысли, отчего заплясали ее шоколадные кудри, Блер решительно зашагала по улице, надеясь на скорое появление такси. Но Бруклин ,на то и Бруклин, да еще в разгар национального праздника, -такси не было, и брюнетка начинала замерзать в легкой накидке.
«Басс, тебе лучше взять сейчас трубку». - Решение позвонить Чаку пришло как-то само собой. Он наверняка где-то в городе, по пути к очередным развлечениям, вот и подбросит ее до дома. Хотя Блер понимала, что эта глупая отговорка. Ей нужен был Чак не из-за его лимузина, она вновь хотела почувствовать себя живой, целой, а в последнее время , так, она чувствовала себя только рядом с Бассом, ругаясь с ним, плетя интриги, занимаясь с ним сексом. С Чаком не нужно было притворятся. Быть настоящей леди, как в присутствии матери и в школе. Не нужно делать вид, что не обижаешься, как ей приходилось с отцом. Ей даже не нужно скрывать свою зависть и неодобрение, как было, почти всегда, с Сереной. Рядом с Чаком Блер была сама собой. «Это потому, что лучше его быть не сложно» подумала она. Он абсолютно не скрывал своих недостатков.
Чак ответил после второго гудка.
-Я заинтригован Уолдорф.
-Это ты о чем Басс?
-Я удостоился звонка королевы в ее любимый день в году, ведь всем известно ,что в этот день ты не общаешься с подданными, и принадлежишь только своей семье. Так что твой звонок это прямо подарок, я даже не знаю чем его заслужил. - Чак растягивал слова и намеренно издевался над ней.
Блер поморщилась, но тут же улыбнулась, быть стервой с ним, была ее любимая роль.
-Не умничай Басс, о то я отключусь и ты не узнаешь зачем я звонила. - сладко проговорила она.
-Так зачем?
-Хочу предложить тебе игру. - неожиданно для себя сказала Блер.
-Продолжай
-Победитель выбирает награду и это может быть все, что угодно.
-Все? - в хрипловатом голосе Чака слышалось удивление.
-Все.
-Так что за игра?
-Приезжай на угол 36-й и Парквей, и узнаешь
-Что ты делаешь в Бруклине?
-Я жду тебя здесь десять минут, потом уезжаю. И тогда, никакой игры.
-Я буду через пять. - Чак отключился, а Блер победно улыбнулась, она не знала, как это работает, но каждый раз разговор с Бассом поднимал ей настроение. А игра, что пришла ей в голову. Что-ж она в любом случае не проиграет, ведь это она установит правила.

* * *


-Угол 36-й и Парквей, и побыстрей, мы опаздываем. - Сказал водителю Чак, все еще озадаченно смотря на свой «Блекберри». Сегодня он не ждал звонка от кого либо из своих друзей, все были заняты поеданием индейки в кругу семьи, ну или, что там делают в этот глупый праздник семьи. Он сам, не отмечал День Благодарения, отец всегда работал в этот день, да и семейное застолье с Бартом Бассом? Серьезно? И уж тем более он не думал, что ему позвонит Блер. После ночи ее семнадцатилетия она всячески избегала Чака, сделав исключение только для небольшой схемы по уничтожению наглой сестры Пенелопы, которая чем-то насолила Уолдорф. Кроме вечера, когда несчастная, вынуждена была взять билет на ночной поезд до Нью-Хэйвена, Блер старалась не встречаться с Бассом, ну по крайней мере ему так казалось. Потому, что, как еще объяснить, то что они не пересекались во дворе Константс, куда он приходил, между прочим, каждый день. И вот теперь этот звонок, да еще из Бруклина. Хорошо, что они были не далеко от моста, когда она позвонила. Чак направлялся в Мидл-Вилладж на встречу с человеком, который мог помочь Капитану в его проблемах. После ночи в Виктроле, Чак чувствовал вину перед Нэйтом и хотел хоть чем-то ее искупить.
В звонке Блер было много странного. Почему сегодня? Почему Бруклин? Да еще предложение о игре, где приз может быть все, что угодно? Блер Уолдорф никогда не ведет себя безрассудно. Решив перестать гадать, Чак начал действовать. Набрав номер Серены он услышал:
-Я не хочу говорить с тобой Басс. - «Теплый» прием блондинки не был неожиданностью для него. После ее возвращения, он не входил в число любимчиков Эс.
-Это касается Блер. - быстро сказал он. Ему нужны были ответы, а ее подруга их наверняка знала. - Поэтому удели мне немного своего драгоценного времени.
-Ладно говори
-Что она делает в Бруклине?
-Как ты узнал? - Почти испуганно спросила она.
-Она сама сказала. - Чак был озадачен. Да, что ни так, с этими девчонками сегодня.
-Что бы ты не задумал, Басс, оставь ее в покое. - Теперь Серена разозлилась. - Только не сейчас.
-Почему не сейчас, что произошло? - Серена молчала, - Эс расскажи мне, я не сделаю ничего, что может навредить Блер.
-Ну кроме того, что уже сделал. - Вырвалось у блондинки. В ее голосе была злость и обида, и Чак понял: она знает о них с Блер. Интересно Уолдорф ей сама сказала? А если рассказала, то, как об ужасной ошибки, или… Тряхнув головой, отгоняя непрошенные мысли, Чак решил разыграть непонимание.
-Это ты о чем?
-Не притворяйся, что не понимаешь! Как ты мог, она девушка твоего лучшего друга! - понизила голос она, видимо не желая, что бы кто-то услышал.
-Ее никто не принуждал. И вообще не много ли осуждения от тебя! Свадьба Шеппардов, помнишь?
-Вы говорите оди… - невнятно пробурчала она.
-Что?
-Ничего. - Вздохнув она сказала. - Блер поссорилась с матерью. Та сделала так, что Гарольд не приехал на праздники.
-И…
-Тебе этого мало?!
-Что она делает в Бруклине, Эс? - терпеливо, как у ребенка, спросил Чак.
-Ну… Она была со мной на обеде у Хамфри
-Вот теперь мне страшно - усмехнулся Чак, хотя что-то действительно серьезное должно было произойти, чтобы Блер пересекла порог Хамфри-хаус. И его это беспокоило - Что заставило королеву покинуть Манхеттен? - Молчание в трубке подтверждали его опасения.
- Эс, скажи, мне нужно знать.
-Пообещай что никто не узнает?
-Узнает о чем?
-Чак!
-Хорошо я обещаю, - Вздохнул он, эти девчонки , всегда, все усложняют. - а теперь говори
-Помнишь я просила тебя найти доктора год назад?
-Специалиста по булимии? Да. Шерман лучший в Нью-Йорке.
-Так вот, он, был не для меня. - Тихо сказала Серена.
-Блер? - Чак был поражен. Булимия проблема прежде всего эмоциональная. А Блер, была такая сильная, не то, что психованные модели. И ей совсем не нужно худеть. Она… Идеальна. Еще раз тряхнув головой, он прислушался с тихому голосу Серены.
-…И сегодня из-за матери она опять сорвалась. А перед этим мы поругались, и…
-Стой, вы поругались? - Похоже Уолдорф действительно хреново и она вызвала его для… А вот для чего, Чак не представлял.
-Да, из-за того что Блер не сказала мне о вас, но мы уже померились. - «Все таки не сказала, интересно, что это значит. Стоп, а откуда тогда Серена знает?» Мысли Чака разбегались, а блондинка продолжала говорить, - Я боюсь за нее, Чак, она не должна с собой этого делать. Это все ее мать, Блер думает, что Эллионор ее не любит потому, что она не идеальна. И теперь когда все так усложнилось, ей снова нужна помощь.
-Ладно, я понял. Спасибо что рассказала - отрывисто сказал Чак, он привык всегда решать проблемы близких ему людей. А с этим… Он не знал, как помочь Блер.
-Ты сейчас едешь к ней? - И вот, что он должен ответить? Серена всегда защищала Блер словно мамаша.
- Да я заберу ее из Бруклина и довезу до дома.
-Хорошо. - Серена помолчала. - Только не играй с ней, Чак. Для тебя это очередное развлечение, а ей будет больно.- Забавно, что Серена упомянула игры, ведь именно за этим он и ехал. Вот только инициатором была Уолдорф.
-Эс, я обещаю, что не буду навязывать свои правила Блер. - усмехнулся Басс.
-Ладно, пока.
Отключившись, Чак второй раз за день задумчиво уставился на телефон.

* * *


Он был обычным парнем. Ну хорошо, не обычным, он был Чаком Бассом. Но он понятия не имел, что творится в голове у девушек. Почему, они поступают так с собой. Уолдорф. Как она могла вляпаться в такое дерьмо, довести до этого. Он считал Блер чуть ли не единственной из его знакомых, кто мог быть с ним, на равных. У нее был сильный характер, она знала чего хочет, упорно шла к цели, не боялась рискнуть, и всегда мстила если кто-то нанес ей удар. Поэтому вся эта история с булимией не нравилась Чаку. Блер не должна этого с собой делать. «Надо будет встретиться с Шерманом завтра». Найдя хоть какое-то решение, Чак сказал:

-Артур, мы сейчас заберем мисс Блер и повезем ее домой, и я не буду против если мы попадем в пробку.
-Хорошо, сэр. - Невозмутимо ответил водитель, поворачивая на 36 улицу. Чаку нравилось в нем это, какими бы странными не были его просьбы и поведение, Артур всегда оставался невозмутимым и исполнительным.
Он пытался втиснуть лимузин на заполненную парковку у тротуара, нет серьезно, кто учил бруклинцев парковаться?! когда Чак увидел Блер. Она стояла у скамейки под деревом и что-то писала в своем телефоне, недовольно постукивая носком туфли об асфальт. На ней было платье с оборками по подолу, шоколадные локоны были прихвачены лентой, а из верхней одежды была только накидка которая явно ничего не грела. Бассу показалось, что она похожа на Белоснежку, на замерзшую Белоснежку. «На улице +3, чем она думала, когда одевалась?!» - подумал Чак выходя из машины.
-Карета подана, моя Королева - Растягивал слова Басс.
-Почему так долго!?
-Прошло всего семь минут, Блер, я думаю, даже такси, ты ждала бы дольше.
-Добрый вечер мисс Уолдорф - подал голос Артур открывая дверь перед Блер.
-Здраствуй Артур, ко мне домой, и побыстрее
-Хорошо мисс Блер. - так же невозмутимо вежливо, ответил водитель, захлопывая за ними дверь.
Блер уселась на сиденье напротив Чака, он окинул ее взглядом пытаясь разгадать, что у нее на уме. Она же спокойно отложила сумочку, поправила волосы и теперь смотрела на Чака в ответ. Так прошло несколько секунд. За это время он успел уловить в ее взгляде что-то оценивающие, она словно прикидывала, стоит ли ей делать, что задумала.

-Если тебе, всего лишь, нужно было выбраться из Бруклина, могла бы вызвать такси.
-Переживаешь, что зря приехал?
-А я приехал зря?
-Нет Басс, я держу слово. - Ее глаза блеснули - Предлагаю игру. - Улыбнулась она, увидев как сузились глаза Чака.
-Ну же Уолдорф, не томи
-Играем пока едем до моего дама, если за это время никто не проиграет, игра окончится ничем. Если кто- то выиграет, проигравшему исполнять одно любое желание.
-Любое? - усмехнулся Чак, окидывая ее голодным взглядом, он не представлял, что задумала Блер, но судя по чертинкам в ее глазах, она планировала выиграть.
-Любое Басс - хитро улыбнулась она - но никакого принуждения, - тут же поправила она
-То есть никаких наручников? - надул губы он, отпивая виски из бокала, и тут же пожалел о сказанном. Это же Блер, одно ее «Фу» и ты в пролете, ничего не будет. Ему это даже нравилось, - с ней постоянно нужно быть начеку. Но в ее взгляде лишь на секунду было удивление и что-то вроде страха, потом она лукаво улыбнулась и сказала:
-Ну только если я сама попрошу. - Чак чуть не подавился виски, «как она умудрилась оставаться девственницей так долго?!» пронеслось у него в голове. Было вообще сложно поверить, что еще пару недель назад, она была невинной. И как вообще можно было считать ее холодной?! Эта девушка, в платье с оборками, только сев в машину и начав говорить, сумела завести его так как, не смогла бы и опытная шлюшка. Что-то опять шевелилось у него внутри. И ему было плевать, даже если это бабочки. Пока что, он единственный мужчина, которому известна такая Блер: с горящими, лукавыми глазами, и таким сладким телом. И он намеривался оставаться этим единственным, как можно дольше.

-Ну с этим я готов смериться. - Протянул Чак, - Я в игре, Блер, говори, что за правила.
-После того, как я скажу «начали», нужно молчать, кто первым скажет хоть слово, проиграл. - «Что? Это она сейчас шутит?»
-Тебе не кажется, что нам уже не восемь, чтобы играть в детские игры.
-Ну, пусть тебя утешит то, что в этой детской игре, ты можешь выиграть вполне взрослый приз, - Сказала Блер лукаво улыбаясь и закидывая ногу на ногу из-за чего показался край ее чулок.
«Она же наверное совсем замерзла в чулках» успел подумать Чак, прежде чем впиться взглядом в стройные ноги брюнетки, после чего заботливых мыслей не осталось. Ему плевать даже если они будут играть в «Ку-ку», образы того, что он потребует в награду, когда выиграет, уже мелькали в его голове. «Стоп, она же понимает, чем это закончится, в случае ее проигрыша, тогда почему она так спокойна?»
-И что же ты потребуешь если выиграешь? - Спросил он, пытаясь найти подвох.
-Когда я выиграю, я возьму твой лимузин вместе с водителем, на целый месяц. - «Что?!»
-О, я смотрю ты подготовилась - усмехнулся Басс. - не боишься того, что придется сделать в случае проигрыша. - сказал он чуть хриплым голосом.
В ее взгляде лишь на секунду была паника, потом только уверенность, и невинно похлопав глазами она сказала:
-Начали.

* * *


-Начали, - сказала Блер и почему-то растерялась. Она правда не знала, что делать дальше, и чувствовала себя очень глупо. Позвонив Бассу она поддалась порыву, не думая. Ей надоело делать то, что от нее ждут другие. Ей даже надоело, делать все по собственному, идеальному, сценарию. Блер понимала, то, что происходит у них с Чаком, нужно прекратить, иначе все плохо закончится, для нее и ее будущего. Но что-то ее останавливало, в логичном желании держаться от него подальше. Логика, такой хороший помощник в делах, здесь, действовать отказывалась.
И сейчас, сидя напротив, этого, не укладывающегося не в одно правило парня, она почти паниковала. С ним всегда так: не знаешь, что сказать и главное, никогда не знаешь, как он отреагирует, он может возвысить тебя, лишь одним, лениво -восхищенным взглядом, и может смешать с мусором лишь одной брошенной фразой. Раньше ей это даже нравилось. Только не теперь. Не после Виктролы. Теперь, эти его особенности, словно царапали кожу Блер. Ей хотелось знать истинный смысл каждого сказанного им слова, истинную причину каждого взгляда. Это изматывало. По этой причине она, практически, бегала от него последние две недели. Именно поэтому, придумала игру в молчанку сегодня, желая исключить хотя бы слова, из этого запутанного уравнения.
Басс окинул ее вызывающим взглядом и отсалютовал бокалом, принимая начало игры. «Натаниэль, тебе стоит начать пить виски, оно отлично примиряет с действительностью», всплыла в памяти Блер, когда-то брошенная Чаком фраза. Она, взяв бутылку с миниатюрного столика, налила себе в стакан виски, краем взгляда уловив недоумение и что-то вроде «ты не сделаешь этого» во взгляде Басса. «Да пошел он. Нужно же с чего-то начинать, мы уже подъезжаем к мосту. И к тому же я замерзла» подумала она глотнув янтарной жидкости. Горло, пострадавшее от пирога Горольда, зажгло огнем. Только внимательно-насмешливый взгляд Чака не дал ей зайтись кашлем. Растянув улыбку на лице, она, приподняв бокал в немом тосте, сделала второй глоток. И все-таки закашлялась. Во взгляде Чака промелькнуло беспокойство, Блер ответила злым взглядом, злясь в основном на себя. Тогда Басс, насмешливо приподняв брови, достал из мини-бара содовую и плеснул в ее стакан. Его усмешка, жест рукой типа «будь как дома» и то, как он вальяжно откинулся на сиденье, разозлил ее окончательно. Блер взяла со столика остатки содовой и нацепив на лицо самую милую улыбку, вылила шипящую жидкость на вторую часть своего кресла, благодаря разработчиков лимузинов за бортики, которые не дадут намокнуть ее платью. Выражение лица Басса трудно было описать, он резко сел и открывал рот словно пытаясь что-то сказать, его взгляд, при этом, был способен сжечь небольшой дом. Блер вспомнила, как меньше месяца назад, он хвастался, что обновил обивку в лимузине. Вместо скучной белой кожи, теперь сиденья были обтянуты нежно-сиреневой, натуральной замшей, такой приятной на ощупь, ткань была привезена из Бельгии и стоила, похоже, целое состояние. Поздравив себя с удачным ходом она откинулась на спинку вытянув ноги, от чего чуть приподнялся подол ее платья, и стала думать, что же такое сделать что бы заставить Басса сказать хоть слово и проиграть.

* * *


Это же не разбавленный…
Используй содовую. Так тебе будет легче напиться…
Только не на новые сиденья!


Эти фразы, Чак обязательно бы сказал Блер, если бы не ее дурацкая игра. Оказалось, это сложно, сидеть напротив девушки, так легко надевающей маски за которыми не понять ее истинных мыслей, и пытаться предугадать, что она сделает в следующие мгновение. Это сложно вдвойне, когда эта девушка заставляет себя хотеть, даже не прилагая для этого усилий. То, как растекались по ее плечам волосы, как блестели ее глаза, как оттеняло ее кожу платье цвета шампанского, делало ее невероятно сексуальной и такой желанной сейчас. Чака раздражала невозможность говорить. Играть в эту глупую игру, когда время до ее дома, можно потратить на более приятные вещи. Ну или выяснить как на самом деле дела у Блер. Но он молчала. А уступать он не хотел. Когда Уолдорф разлила содовую на обивку, на выбор которой он потратил почти час, Чак думал, что взорвется. «Жаль, что я не способен ударить женщину, сейчас было бы проще», - пронеслось у него в голове. Ему лишь оставалось смотреть на невозмутимое лицо стервы с шоколадными глазами, и хватать ртом воздух.

Блер откинулась в кресле всем видом показывая, - твой ход. «Этот идеотизм затянулся. Нужно заставить ее сказать хоть слово» подумал Чак, и присев у ног Блер, краем глаза замечая ее растерянность, стянул с нее одну туфлю. Он хотел было открыть окно и выбросить ее Monolo, уже почти слыша ее крики в ответ на эту выходку. Когда ощутил в руках ее холодную ступню. «Она и правда замерзла пока меня ждала» подумал он. И что-то, почти нежное, шевельнулось внутри. Чак, посмотрев в ее удивленные глаза, заметив то, как она напряжена, стал растирать ногу Блер, чувствуя сквозь тонкую паутинку чулок, как разогревается кожа под его горячими пальцами. Какими бы удобными и дорогими не были туфли, они оставляли следы, и вот сейчас он видел чуть покрасневшие дорожки на бледной кожи. Дотронувшись до натертого места он заметил тень удовольствия на ее лице и почувствовал, как Блер расслабляется. Аккуратно сняв второй туфель он сжал вторую ступню. Выражение лица Блер трудно было понять, в нем было и удивление и что-то вроде смущения. Чак тоже чувствовал нечто подобное, за столько лет тесного общения с женщинами, Уолдорф была первая, кому он делал массаж ступней. Усмехнувшись своим мыслям Чак оглядел девушку сидящую перед ним. Аромат Шанель, глаза цвета его любимого напитка и чуть разрумянившиеся щеки, - никогда еще Блер Уолдорф не казалось ему такой красивой. Он провел руками вверх по ее ногам, чуть коснулся ажурной резинки чулок. Все в этой девушке казалось каким то… волнующим. «Вот сейчас она скинет мои руки и скажет нет» подумал он. И перспектива такой победы, его совсем не радовала. Но Блер продолжала молчать и двинув руки дальше он ощутил прохладную кожу ее бедер. «Боже, меня заводит холодная девчонка» усмехнулся он про себя. Оторвав взгляд от ног брюнетки он посмотрел ей в глаза. То, что он там увидел, заставило Чака пересмотреть свое мнение относительно глупости их игры. Похоже то, что начиналось как детский вызов, обернулось проверкой чего-то большего, чем возможности обойтись без слов. В глазах Блер не было недовольства, стервозности или страха, в них была лишь она сама - девушка которой нравились его прикосновения, девушка, которая, похоже, только сейчас, начинала узнавать себя. Со времени ночи в Виктроле, Чака мучил вопрос, - что это было, временное помешательство Блер или истинная она. И похоже, тогда, на сцене, был дебют настоящей Уолдорф. Словно в подтверждение его догадки, Блер притянув его за рубашку, первой начала целовать Басса.

Привкус виски на ее губах делал поцелуй почти идеальным, почти, потому, что ему нужна была она вся, целиком, рядом. Потянув Блер на себя Чак вновь оказался на своем сиденье. «Кажется это становится нашим любимым местом» подумал он, снимая с девушки накидку. Она похоже не собиралась останавливать Чака. Их поцелуй становился все глубже, и безумней, в итоге им даже пришлось прервать его, потому, что оба почти задыхались.

Ему нравился фасон ее платья, оно расширялось от груди, словно колокольчик, позволяя обхватить ее попку и посадить на себя верхом, ощущая стройные ноги по бокам. Блер тем временем, покусывая его шею, расстегивала пуговицы на его рубашке отрывая некоторые из них с корнем. Добравшись до обнаженной кожи, она, довольно усмехнувшись, начала проводить неровные дорожки своим языком, иногда прикусывая кожу. Если бы Чак, сейчас не был так возбужден, он бы обязательно удивился, - откуда, вчерашняя девственница Уолдорф, нахваталась таких приемов. Но сейчас Бассу было не до мыслей, он пытался справиться с боковой молнией на платье Блер. Оно переставало нравится ему. Чертов замок имел крохотный хвостик, а Блер постоянно двигалась. Он почти зарычал, когда небольшой кусочек метала, выскользнул из рук в очередной раз. Блер, на секунду отстранившись от него, удивленно моргнула, пытаясь понять, что вызвало такую реакцию. Осознав происходящее, она расстегнула молнию и сама стянула платье, кинув его на пол лимузина. Спустя почти две недели, Чак вновь держал в руках эту обнаженную кареглазую красотку, ну почти обнаженную. На секунду Чаку показалось, что ее кожа светится. Он не знал в чем было дело: в освещении лимузина, контрасте бледной кожи и черного кружева или самой Блер. Да и ему было все равно. В отличие от любопытных, мечтательных бабочек у него внутри, Чак хотел действовать, а не искать ответы на вопросы. Поэтому уложив Блер на сиденье он, поцелуями и руками, заскользил по бархатной коже.

* * *


Когда Чак присел на колени возле нее, Блер ожидала чего угодно, но не того, что он, почти нежно, будет, снимать ее туфли и растирать ее замершие ноги. Это было так интимно и как-то… по-домашнему. Когда же теплые руки двинулись вверх и остановились на бедрах, рисуя, ему одному известные узоры, Блер перестала дышать. Глядя в его потемневшие глаза, принюхиваясь к его аромату, она прислушивалась к себе, словно знакомясь с новыми ощущениями. Блер не знала, было ли дело в Бассе, или в ней самой, но даже от таких легких прикосновений она заводилась и хотела большего, - его всего, в ней, здесь и сейчас. Это было странно, но почему-то казалось правильным. Притянув Чака к себе, она наконец-то снова почувствовала вкус его губ. Поцелуи Басса были не такими, к которым привыкла Блер. Он кусал до боли, бесстыдно врывался языком и тут же нежно, словно пробуя, слегка касался губами, слизывая им же оставленные ранки. Она почти задыхалась, сердце колотилось, щеки пылали, - впервые за эти две недели она чувствовала себя живой. И все, что ей сейчас хотелось, это почувствовать его кожу еще ближе, трясущимися пальцами расстегнув рубашку она наклонилась и лизнула его шею. Чак вздрогнул и она, неожиданно для самой себя, прикусила его кожу, словно заставляя оставаться рядом. Его руки сжимающие ее попку, губы оставляющие горячие дорожки на руках и шее, все это заставляло Блер хотеть большего. Когда она осознала, что Чак не может расстегнуть платье она, не задумываясь, слишком поспешно для настоящей леди, скинула его на пол лимузина. Сегодня на ней был LaPerla. Черный кружевной комплект состоящий из крохотных трусиков и почти ничего не скрывающего бра, заводил даже ее, каждый раз когда она его одевала, Басс же взглянув лишь мельком уложил ее на сиденье нависая над ней. Его губ и рук уже казалось недостаточно и Блер сама потянулась к молнии его брюк.
Его усмешка, трусики, которые теперь составляли компанию платью на полу, кожа его спины под ее пальцами, его руки на внутренней стороне ее бедер и губы не прекращающие свой танец - все это было слишком. Блер застонала притягивая его ближе, раскрываясь под ним. Чаку Бассу не нужно намекать дважды, чуть закусив губу он не прекращая ласкать ее руками начал входить в нее. Медленно, слишком медленно, неглубоко, словно пробуя, сводя ее с ума этой незавершенностью. Сил терпеть больше не было.
-Быстрее Чак - сказала она, лишь мимолетно осознавая, что проиграла, отдаваясь вихрю ощущений, когда Басс выполнил ее приказ.

* * *


-Быстрее Чак! - хрипло простонала Блер. И эти слова были его победой в их маленькой игре. Хотя настоящим триумфом для Чака, была девушка с потемневшими глазами, которая лишь на миг, осознав что проиграла, забавно поморщилась, словно ругая себя, а затем вновь потянулась к нему. Блер прижимала его к себе изо всех сил, наверняка оставляя царапины на спине. Ее полувсхлипы-полустоны стали тем, что переполнило чашу желания. Чак решил перестать сдерживаться, и начал входить в Блер глубоко и резко, уже не беспокоясь причинить ей боль. Почти крики, этой невероятной девушки, подтвердили правильность его решения. Вот так всегда, он решил побыть джентльменом, сдерживал себя стараясь не сделать больно Блер, ведь она еще новичок в этом. А Уолдоф, опровергая все его представления о девственницах, не хотела медленно и долго. Придя к финишу секундой позже Блер, он, почти без сил, опустился на нее, вдыхая аромат ее волос, чувствуя ее частое сердцебиение, наслаждаясь ее теплом.

У Чака Басса было не так много правил. Никакого секса в лимузинах - гласило одно из них. Никакого секса с девушками лучших друзей, утверждало другое. Никакого секса с девушкой, с которой ты уже спал. До появления Блер в Виктроле эти правила не нарушались. Ему казалось глупым заниматься сексом в машине, когда есть номер в Пэлас или в любом другом отеле. Ему казалось невероятной, ситуация, когда желание трахнуть какую-то девченку перекроет годы отношений с лучшим другом. И до Блер, ему не попадались девушки с которыми бы хотелось встретиться вновь. Хотя, вот то правило про лимузин, имело много смысла. Вместо того, что бы растянуть этот тихий и почти нежный момент, а потом может повторить все вновь, нужно возвращаться в реальность. Они были в машине, и уже наверное подъезжали к ее дому, так что Чаку пришлось отстраниться от Блер, с сожалением замечая, как она растерянно моргнула, прежде чем вновь надеть обычную маску.

- Не честно играешь Басс, - все еще хриплым голосом, усмехнулась она, надевая трусики.
- Какая разница, как выигран приз, главное, что выигран. - в тон ей усмехнулся Чак, помогая надеть Блер платье.
- И что же ты потребуешь в награду. - Спросила Блер, уже сидя на сиденье и поправляя волосы, глядя в миниатюрное зеркальце.
-- Дай подумать, - протянул Басс, лихорадочно придумывая, как лучше всего воспользоваться победой.
- Не дай мне пожалеть о проигрыше еще больше, Басс. - возмущенно сказала Блер.
- Ну что ты Уолдорф, как я могу предложить королеве… Есть. Я знаю что это будет.
- О, Боже - закатила глаза Блер, но что-то в ее взгляде говорило о том, что она не так уж расстроена своим поражением.
- Не важно где и когда, я скажу кодовое слово и ты без споров и возражений, уходишь со мной на 48 часов.
-Что!? Ты рехнулся Басс! - в голосе Блер звенело возмущение и немного… страх.
-Ты отказываешься от ставки? - приподнял брови Басс.
- Нет.
-- Ну тогда. 48 часов. Со мной. Где и когда я захочу.
- Ты извращенец Басс, ты только, что с помощью секса вырвал у меня победу и выбрал в награду больше секса. Два дня? Серьезно, Басс? Не боишься переутомиться?
- А с чего ты решила что мы будем заниматься сексом? - изобразил удивление он.
- А, что еще ты можешь хотеть, когда в твоем полном распоряжении девушка, которая не может уйти. - фыркнула она.
«Я хочу смотреть как ты спишь. Накормить тебя нормальной едой. Заснуть рядом с тобой» - эти ответы пришли в голову Чаку, их явно нашептывали бабочки, они даже немного пугали Басса, и уж точно о них ни к чему знать Уолдорф, по крайней мере, сейчас.
- Приз есть приз, Блер. - сказал он пожав плечами, всем видом показывая, что дискуссии конец. - Ты конечно можешь отказаться, но сама понимаешь, что я этого так не оставлю. Ведь в случае твоего выигрыша я бы отдал лимузин.
- Хорошо Басс. - вздохнула она - Два дня. Но не думай, что я буду покладистой, и уж точно не надейся на секс марафон.
- Это ты зациклилась на сексе - усмехнулся Чак.
-Говори свое кодовое слово Басс.
-Сейчас
-Ну конечно сейчас.
-Нет, это мое кодовое слово - сейчас. Я подойду, скажу только его, и ты будешь в моем полном распоряжении 48 часов.
-Я больше не буду играть с тобой Басс! - буркнула она
-Это ты сейчас так говоришь Уолдорф. - усмехнулся Чак.
За окнами лимузина уже мелькал Верхний Ист-Сайд и остаток пути они проделали молча. Блер, и он был в этом уверен, только делала вид, что злится. А он, ну он определенно проигрывал в борьбе с бабочками и только то, что он Чак Басс не позволяло улыбки расплыться на его лице.

* * *


Для Блер не было неожиданностью то, что Чак в качестве награды выбрал секс. Она еще до начала игры могла предугадать это. Ее, правда, немного пугала перспектива провести с ним два дня, как-то слишком уж интимно казалось ей это. Но она решила не забивать себе голову раньше времени. Да и потом, 48 часов, а значит целая ночь с Чаком Бассом, не худшее, что может случится с девушкой. К тому же, всегда можно сослаться на то, что ты здесь не по своей воле, а лишь из-за проигрыша. Остаток пути до ее дома, она, изображая, что дуется, тайком разглядывала Чака. «Конечно жаль что я не выиграла лимузин, но узнать для чего Басс выторговал эти два дня, даже интересней» - подумала Блер словно закрывая тему проигрыша. В молчании они доехали до ее дома. Блер не хотелось говорить и она даже была благодарна Бассу за молчание. Ее проблемы не навалились на нее, как после ухода от Хамфри. Наоборот, было как-то легко и свободно и Блер знала, так будет еще и завтра, это такой эффект Чака Басса, уже знакомый ей. Артур, как всегда открыл дверь помогая выйти. Блер уже направлялась к дому когда услышала за спиной:

-Помирись с матерью Блер, - брюнетка обернулась. Посмотрев в серьезные карие глаза парня, лениво стоящего возле машины, и лишь на секунду удившись тому, что он знает, спросила.
-Зачем?
-Потому, что Гарольд уже не вернется, а мать пока что рядом с тобой. - тихий уверенный голос заставлял принимать, то, что она и сама знала, просто не хотела признавать.
-Не лезь в мою жизнь Басс. - беззлобно сказала Блер, вновь поворачиваясь к подъезду.
-Спокойной ночи Блер. - услышала она за спиной.

Пройдя освещенный лимонным светом холл, Блер вошла в лифт. Но она не спешила нажимать кнопку пентхауса. «Не понимаю», тихо пробормотала она, глядя в свое отражение в золотистом зеркале. Она правда не понимала, как одно сброшенное на сцене платье, один поцелуй и тихое «ты уверенна?» могли перечеркнуть годы отношений с идеальным парнем и часы проведенные за планами и мечтами. Как, самый неподходящий для нее человек, вдруг стал так необходим и так желанен. Как могло все так быстро поменяться. Она не понимала, почему, проиграв в ее же игре, она все еще чувствовала радость победы у себя внутри. Всполохами, шершавым касанием, что-то, словно царапалось у нее в груди, рвя дыхание, подталкивая слезы и вызывая улыбку. Это что-то, рушило ее прежний мир. Но самое странное, и Блер не понимала этого больше всего. Это ощущение, лишавшее ее твердой почвы под ногами, одновременно делало ее спокойной и уверенной. Словно подменяя прежнею ее. Нажав на нужную кнопку, она подумала - «Нужно помириться с мамой, а завтра сходить к доктору Шерману».

 
mio-mioДата: Пятница, 06.07.2012, 18:16 | Сообщение # 3
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline
Название: "Пирог." "Эс подождет." "Ночной визит."

Статус: закончен

Пейринг: Чак\Блер. Серена.

Жанр: Vignette, флафф, драббл. Зарисовки из жизни нашей парочки в разные периоды их отношений.

Рейтинг: PG-13

Саммари: Думаю по смыслу будет заметно к какому периоду относится та или иная зарисовка. Охвачены почти все сезоны.


«Пирог»


- Доброе утро мистер Чак

-Здравствуй Дорота. Я кое что для тебя принес, Блер говорила что ты любишь пирог с абрикосами - с этими словами Чак протянул служанке коробку из кондитерской и как-то даже смутился. Он реально боялся эту грозную полячку, которая оберегала Блер гораздо больше чем ее собственные родители, да и его отец, и мать Серены и... Да, что-что, а хороших родителей сложно найти на верхнем Ист-Сайде. И, если уж совсем честно, он был рад что у его Блер был кто-то, кто всегда придет на помощь. Даже если для этого ему приходится терпеть подозрительные взгляды и бурчание на польском. Его Блер? Да что с ним не так сегодня. Он примчался сюда прямо с утра и теперь сам не понимал, что делать дальше.

-Спасибо мистер Чак. Не стоило. - Служанка улыбнулась, и Чаку стало легче. Все-таки он умеет располагать женщин, подумал он. Но тут же Дорота подозрительно посмотрела на него. - Мне очень приятно, но не думайте, что теперь я буду меньше за вами следить, вы не подходящая компания для мис Блер. - Ну или не всех женщин.

-Дорота я понимаю, что ты заботишься о Блер, но я не собираюсь причинять ей вред. И я хочу... - Чак пытался найти подходящие слово. - Ухаживать за ней. - Нет, с ним определенно что-то не так, мало того, что он почти спрашивает разрешение служанки на нахождение в этом доме, так для него еще и важно, что бы она была не против.

-Święty nieba, zmiłuj się nad moją dziewczyną (польск.) * - Дорота изумленно смотрела на Чака. -Ухаживать?! Но у нее есть парень.

-Дорота, помощь небес скорее нужна мне

-Вы знаете польский?

-Ну моя... - Назвать няней, женщину, которую отымел на софе собственной детской, язык не поворачивался, даже у Чака Басса. И да, именно от нее, его познания в польском. Святые небеса она тоже упоминала. Горячая была женщина, и если бы она так не кричала во время секса, а Барт не приехал из офиса раньше, познания Чака в польском были бы больше. А так, Барт отселил его в номер 1812, и перестал нанимать для него гувернанток, сказав, что если Чак хочет трахать кого-то за оклад, пусть это будут проститутки а не дипломированные специалистки по латыни, и уж конечно, не в его доме. - Хм. Она была моей учительницей латыни. И Дорота я не собираюсь портить отношения Нейта и Блер я лишь хочу быть ее другом и заботится о ней.

Выражение лица Дороты было сложно прочесть она была удивлена и кажется немного веселилась над замешательством Басса и его попыткой дать названия тому, чем он хотел быть для Блер.

-Хорошо вы можете подняться в ее комнату, только постучитесь прежде чем входить. Улыбнулась она.

-Спасибо Дорота. - Чак поймал себя на том, что говорит искренне.

-Я все равно буду следить за вами мистер Чак.

-Я знаю Дорота.

* Святые небеса, смилуйтесь над моей девочкой.

«Эс подождет…»


-Так все убирайся из моего дома, через час придет Серена и мы пойдем на собрание комитета, а мне нужно еще принять душ и одеться.

-Хочешь я потру тебе спинку.- Блер опять видела это выражение лица. Он испытывал ее, провоцировал, твердо зная, что она не согласится. Так было два года назад в "Виктроле" так было сейчас. И она почти ненавидела себя за то что велась на его провокации. Снова и снова. Но это была игра в которой ей хотелось переиграть Басса. Удивить его, сделать то, что он не ожидает расставляя свои ловушки.

-Называй вещи своими именами. -Фыркнула она. И посмотрев ему прямо в глаза, уверенно сказала. - И да, Басс, я хочу чтобы ты трахнул меня в душе.

Вот, именно из-за таких моментов она и поступалась своими принципами. Здравым смыслом. Кодексом поведения настоящей леди. Чак был шокирован ее ответом. Он не знал, что сказать, усмешка появившаяся на его лице, при предложении потереть спинку, так и застыла. Он смотрел на нее и не мог поверить в то, что услышал.

-Басс поторопись, если не хочешь все пропустить, я начну с тобой или без тебя. - С этими словами Блер скрылась за дверью ванной и только там позволила себе рассмеется. Она опять сделала это. Переиграла его, в его же игре. Хотя его поражение будет сладким. Она скинула халат и шагнула в душ, уже слыша шаги за спиной, и звук расстегнутой молнии. Игры. Кажется, тогда, в самом начале, он был прав, они действительно ее заводили.

«Ночной визит»


-Твою..…
-Би, это ты?
-Все нормально Эс, я ходила пить и запнулась об твою сумку. Не вклю…
-Почему ты в плаще? Ты куда-то уходишь?
-Эс, тебе надо поспать, это был трудный день.
-Блер почему на тебе плащ? Сейчас три часа ночи.
-Давай спать, обсудим все утром.
-Би ты выходила из дома так?!
-Тише, ты решила перебудить половину Манхеттена?
-Блер на тебе корсет, чулки и плащ, только не говори, что ты выходила так из дома посреди ночи, или ездила на такси, что Басс вообще думает!
-А при чем тут Басс?
-Ну учитывая, что ты сорвалась куда-то посреди ночи в белье от Агент провокатор, думаю имя Басс всплывет в этой истории.
-Хорошо. Мамочка. Я расскажу… Ты отключилась, после того, как допила бутылку Мартини почти в одиночку.
-Не напоминай, голова раскалывается.
-Ну вот, ты уснула, а я все не могла. Начала чатиться с Чаком, ну и как-то так получилось…
-Что?
-Ну скажем так, уснуть я уже не могла по другой причине
-Фу! Би! И ты помчалась в «Импаер» посреди ночи? Только скажи, что Басс не прислал водителя, и я его убью.
-Конечно прислал.
-Ладно хоть так. Но все равно Би, как это не похоже на тебя. И потом ты ведь девушка, а для нас не так сложно сдержаться, ну понимаешь. Могла бы потерпеть до утра.
-Хм, ну ты определенно не знаешь Басса с этой стороны… Он мне оставил не так много вариантов. Учитывая, что ты спала рядом, - всего один… Эс ты не представляешь, как я себя ощущала, я просто накинулась на него, когда приехала.
-Фу, давай без подробностей.
-Ладно. Слушай прости меня, я знаю ты приехала ко мне за поддержкой, а я сбежала посреди ночи.
-Да ладно, я ведь все равно спала и потом, ты меня поддержала, мне правда легче.
-По-моему это больше Мартини чем я.
- Может быть. Иди сюда… Уолдорф я завидую.
-Ты о чем?
-От тебя пахнет потрясающим сексом.
-Я принимала душ у Басса!
-Да и чем это закончилось?
-Оу.
-Ладно иди сюда моя мартовская кошка, у тебя вон глаза закрываются. И не стягивай с меня одеяло как в прошлый раз.
-Спокойной ночи Эс.
-Спокойной ночи Би. Завтра дашь мне почитать ваш чат?
-Угу… Что?!
-Да ладно я пошутила.

 
mio-mioДата: Пятница, 06.07.2012, 18:18 | Сообщение # 4
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline


Название: Я не могу уйти.

Статус: закончен

Автор: mio-mio

Рейтинг: NC-17

Саммари: 2 сезон, «Я достаточно за тобой бегал, теперь побегай ты» - говорит Басс и уходит в ночь, оставляя нашу Бемби без сладкого. Она, не желая сдаваться и говорить три заветных слова, что требует Басс, решает соблазнить его и получить Чака на своих условиях. События происходят в 2х8. Это моя фантазия, как Блер добилась своего. В каноне она идет с ним в бар выпить и все срывается, здесь… В общем читайте.


Часть 1.


Сидеть на капоте Лимузина и ждать Басса было не удобно. Я все время соскальзывала с округлого метала, плюс он был холодный. Но урок в СэнДжут уже закончился, а значит Чак скоро придет. Зачем я жду его? Как бы это объяснить. Я сегодня уже пыталась. Серене и Хамфри. Но они похоже, приняли меня за извращенку, Хамфри так вообще осуждающе недоумевал, и спрашивал, люблю ли я Басса. Дурак. Да и вообще, не в любви дело. Сейчас по крайней мере. Дело в принципе. И сексе. Потрясающем сексе. От Эс, кстати, я ждала большей поддержки, но, когда рядом Бруклин, она не доступна для реальных проблем. Меня бесят их отношения, все так просто, мило, даже сейчас, когда они расстались. Они словно два лабрадора, считают, что мир вокруг, прост и полон любви. А то, что не вписывается в эту радужную картину, они отказываются замечать. И потом, как можно осуждать то, чего не знаешь. Басс же не бросал их посреди прелюдии и не уходил. Он не снится им третью ночь подряд в таких реальных снах, что просыпаешься измученной, и ноет все тело. Ну и ладно. Как бы там не кривился Хамфри, он подал хорошую идею. Каким бы хитрым и расчетливым не был Чак, он парень, и этот парень меня хочет. Я не понимаю зачем он установил это правило - никакого секса без трех слов, восьми букв. Нет серьезно, даже я готова была попустится принципами и просто насладится тем что есть. А я девушка. Не просто девушка - Блер Уолдорф. А он. Для парня, он, как то очень уж принципиален. Но ничего, сегодня я переиграю его. Я не собираюсь говорить ему этих слов. Но секс у нас сегодня определенно будет. Почему? У меня есть план.

Он подходил к машине вальяжной походкой.
-Хочешь выпить? - спросила я.
-Ты готова сказать три слова? - ухмыляясь спросил он.
-Нет
-Тогда никаких выпить
-Боишься не устоять? - задав этот вопрос я положила ногу на ногу от чего запах на моей юбке разошелся открывая верх белых чулок и подвязку. Да, я знаю, леди так себя не ведут, особенно находясь на улице. Но это же Басс, ему нужна весомая причина, что бы дать мне шанс отыграться, а чулки его фетиш.
Сработало. Не говоря ни слова Басс протянул мне руку помогая слезть с капота и мы сели в машину.

-Что предлагаешь? - спросил Чак окидывая меня взглядом своих темно карамельных глаз.
-Предлагаю заехать ко мне, что бы я смогла переодеться, а потом поехать в «19-81» выпить пару коктейлей.
- «19-81»? С каких пор тебе нравится это место?- С тех пор, как я стала подбирать модные шумные бары, где приходиться придвигаться очень близко, что бы услышать собеседника. Кстати это и есть причина, по которой, мне не нравилось там раньше. Вслух же сказала:
-Мне нравится там оформление, так много стекла.
-Хорошо, у тебя будет пол часа, я как раз успею съездить в «Пэлас»
-Ты не подождешь меня? - он срывал мой план, мне нужно было как-то затащить его в пентхаус.
-Ну мне тоже нужно переодеться, а потом я весь твой. - усмехнулся Чак, явно понимая, что рушит мою схему.
-Ладно, пол часа мне вполне хватит, - безразлично сказала я откидываясь на сиденье. Басс думает, что у меня нет плана «Б», он ошибается. Он сложнее в исполнении, но он беспроигрышный.
Остаток пути до дома мы потратили на обсуждение моего поступления в Ель и планах Чака купить бар.
-Я заеду через тридцать минут, Уолдорф. - сказал Чак, когда мы приехали. Ну что ж пришло время для плана «Б».
Выйдя из машины и почти дойдя до своей парадной, я, якобы подвернула ногу, и упала на мостовую. Было и правда больно. Как актрисы это делают в кино? И вообще, Басс еще поплатится за то, что мне пришлось прикоснуться руками к тротуару. Это была белоснежная плитка, но все же, по ней ходят в обуви - гадость. Я как раз успела натянуть на лицо гримасу боли, как ко мне подлетел Чак.
-Блер ты в порядке? - голос взволнованный, уже хорошо.
- А как ты думаешь, Басс?! Я упала. И кажется потянула лодыжку.
-Это все ваши идиотские каблуки! - бурчал он помогая мне встать.
-Уверенна они не кажутся тебе идиотскими, когда ты разглядываешь ножки и попки! - Сьехидничила я, не забывая прижаться к нему поближе и усиленно хромать.
-Идти можешь? - спросил он, уже собираясь меня отпустить.
-Не нужно держать меня я не инвалид. - прошипела я вырывая свою руку у него, и морщась от «боли» вошла в двери. Спустя пару секунд Басс снова подхватил меня под локоть и помог так дойти до лифта. Я, продолжая спектакль, тихо постанывала и прикусывала губы «пытаясь» пошевелить лодыжкой, наблюдая, из под ресниц, за реакцией Басса.
-Может тебя отвезти в больницу? - В голосе Чака было столько серьезности, что я решила уменьшить «страдания».
-Мне не нужна больница, мне нужен пакет со льдом, кровать и вброс эндорфинов и завтра я буду в порядке.
-Я позову Дороту и попрошу лед - сказал Чак, когда створки лифта распахнулись.
-Дороты сегодня нет, у нее выходной, она придет только завтра утром.
-А твоя мать? - в голосе мерзавца была надежда, он явно хотел спихнуть меня кому-нибудь и скрыться. Не выйдет дорогой!
-Она в Париже до пятнадцатого. Не нужно нянчиться со мной, Басс, я сама о себе позабочусь. - С этими словами я, скинув его руку, хромая, пошла к лестнице. Тихие ругательства за спиной, которые явно не положено употреблять «юному джентльмену» были доказательством, того, что Чак вне себя. Обычно он хорошо себя контролирует, но я знаю на какие кнопки давить.
-Ты самая упрямая… - бормотал он подхватывая меня на руки. Вуа-ля, мы в пентхаусе меньше минуты, а я уже в объятьях Басса. Под моими пальцами завитки волос на его затылке, а голова на его груди. Это был хороший план.

Каждый раз, когда Чак совсем близко, мне будто не хватает воздуха. Пока мы ехали в Лимузине, меня окутывал его аромат смешанный с запахом обивки, виски и еще чего-то очень бассовского. Уже в машине я была на взводе. Теперь же, когда я прижата к его груди, а его руки до боли впечатаны в мое тело, я… задыхалась от эмоций у меня внутри. Решив взять себя в руки и не показывать, как он на меня действует, я начала размеренно дышать. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Но так получалось еще хуже, я вдыхала его аромат и была готова, прямо здесь на лестнице, прекратить этот спектакль и начать его раздевать, начав с его школьного галстука который был прямо перед моим носом. Всего несколько пуговиц, и я доберусь до его кожи... Да, можете меня осуждать, я становлюсь фетишистской и мой фетиш - Чак Басс.
Открыв дверь ногой, он внес меня в спальню. Дойдя до кровати, и, видимо, не желая опускать меня на нее, он остановился. Я, отпустив его шею, встала рядом, совсем близко, почти ощущая, как подействовала не него.
-Спасибо - сказала я, немного хриплым голосом, смотря ему прямо в глаза.
-Всегда пожалуйста - он больше не растягивал слова, верный признак того, что он усиленно пытается себя контролировать. - Что ты там говорила, кровать, лед и эндорфины? Что это будет? Золотое издание фильмов с Одри?
-Я знаю более приятный способ получения эндорфинов. - промурлыкала я проводя пальцами по его груди. Его глаза. Они его выдавали, он хотел меня. Но Чак Басс заложник своих же правил, он перехватил мою руку и отрывисто сказал:
-Блер мы ведь договорились - он почти злился, вот только я думаю, не на меня.
-Хорошо, - зло сказала я - принеси лед, а потом убирайся из моего дома. Чак хотел, что-то сказать, но видимо удержал себя. Он просто развернулся и вышел из комнаты.

Часть 2.


План «Б» был хорош, но он провалился. Ну что-ж видимо пришла пора плана «С», ох не думала я, что до него дойдет. Если честно, я не представляю как Басс отреагирует на план «С». Но отступать я не собираюсь. Быстро метнувшись в ванну я, вымыв руки и освежив лицо, скинула мою школьную одежду. Для плана «С» была приготовлена специальная одежда, ну насколько можно назвать одеждой, черные трусики и шелковую комбинацию. Черный шелк еще один фетиш Чака, хотя и мой тоже, эта та ткань в которой я чувствую себя сексуальной.
Вернувшись в комнату, я чуть задернула шторы, от чего в комнате наступили сумерки. Зажгла свечу с ароматом корицы, зная как Чак любит этот запах. Сев на кровать спиной к двери я стала ждать. Услышав его шаги уже близко к моей комнате я начала собирать волосы в пучок, зная какой эффект производит на него моя открытая шея. Он замер в дверях, а я сделав вид что не услышала шагов, провела рукой по шее, словно разминая позвонки, спустилась к груди и откинула голову набок. Проведя рукой вокруг груди, чуть задев сосок, я тихо мурлыкнула, это был тихий звук, но он услышал.

- Что ты делаешь, - хриплым голосом спросил Чак у меня за спиной.

- А на, что, по твоему, это похоже. -я оглянулась - Я растянула лодыжку и очень зла. А я знаю лишь три, легальных способа успокоиться и в одном из них ты мне только, что отказал. Так что я вспомнила, что есть другой, не менее приятный. - Я уже почти сама верила в то, что говорила. Я и правда была зла. До сих пор не могу поверить, что Басс отказался заняться со мной сексом. Опять. Хотя, что-то подсказывало мне что он не выдержит.

- А третий какой - с какой-то, почти надеждой, спросил он

- Я не собираюсь напиваться сегодня Басс, у меня завтра доклад по английской литературе. Так что если ты не собираешься стоять и смотреть, против чего я настойчиво возражаю. Покинь мою комнату.

-Блер ты ведь не серьезно?

-Басс я на взводе, я устала, мне нужна разрядка, так, что пошел вон, упрямый ублюдок. - С этими словами я улеглась на кровать положив подушечку под «больную» лодыжку. Басс сначала не поверил. Он удивленно смотрел на меня, но потом, что то в моих глазах, его убедило. Чак положил мне на ногу лед и тихо пошел к двери. Мне приходилось делать вид, что я злюсь и серьезно собираюсь заняться… ну сами понимаете, чем.

-Я не могу уйти - послышалось от двери. Эти слова, то как он их произнес, заставили меня посмотреть в его глаза. Он был кажется растерян, словно не ожидал ни от меня не от себя такого. Еще очень зол, просто вне себя, и уж конечно возбужден. Все это превращало его лицо… Боже я люблю этого упрямого, самодовольного, шикарного… Я выиграла?! Или нет?! Засранец Басс все еще стоял у двери. И похоже не собирался присоединяться ко мне.

-Представь, что меня здесь нет. - Вот скажите, как ему это удается, он только, что признал свое поражение и тут же делает следующий ход, да такой, что я начинаю паниковать пытаясь придумать, что делать. Мой план «С» провалился, я правда думала, что он не выдержит. Но он похоже решил играть до конца. Хотя, знаете, что? Меня это заводит. То, что он не уступает до последнего, то, как далеко предлагает зайти в нашей игре. Ну что-ж отступить сейчас я не буду.

-Ты всерьез думаешь, что я соглашусь чтобы ты остался смотреть? -поднявшись на локте я гневно смотрела на Чака.

-А ты всерьез думаешь, что я это пропущу? - мерзавец уже ухмылялся, что-что а в руки он берет себя быстро.

- Ты не думаешь, что я осмелюсь да?

-Я знаю что не осмелишься. - он привалившись к дверному проему окидывал меня ленивым взглядом, с трудом, но держа себя в руках. Мы оба помнили, что это за слова только что прозвучали.

-Хорошо - безразлично сказала я.

-Хорошо? - Он был явно в шоке и в тоже время его возбуждало еще больше мое согласие, я видела это.

Я проигнорировав его вопрос, откинулась на подушки и закрыла глаза. Я не представляла, что его здесь нет. Наоборот, я думала о том, как он смотрит на меня сейчас, что он видит. Заскользив рукой по шее я опустила ее на грудь и провела по тонкому шелку. Чуть выгнувшись от этого прикосновения двинула руку дальше проводя по животу и бедрам. После трехдневного марафона эротических снов с Чаком Бассом в главной роли я была на взводе и даже эти легкие прикосновения меня возбуждали, хотя может все дело было в парне стоявшем в дверях моей комнаты. Открыв глаза я посмотрела на него. В его глазах было восхищение, возбуждение и что-то, почти неуловимо нежное. Вновь сосредоточившись на своих ощущениях, я сжала грудь сквозь тонкий шелк, выгибаясь. Сдвинув бретельку и захватив горошинку соска я наслаждалась ощущениями которые волнами расходились по моему телу. Когда прикосновений к груди и животику стало не достаточно, я скользнула под резинку трусиков, непроизвольно выгибаясь навстречу пальцам. Тихонько улыбаясь своим ощущениям я практически забыла, что Чак рядом, пока не услышала:

-Ты представляешь сейчас меня?- его голос, вернул меня к действительности, и что-то в нем заставило меня обернуться к двери. В нем было сейчас что-то беззащитное, видимо это и был Чак Басс без масок. И он правда хотел знать ответ на свой вопрос. В этот самый момент я решила, что наплевав на принципы, признаюсь первой ему в любви. И как можно скорее. Пока мы своими играми не испортили все окончательно. А пока, глупо упустить такую возможность.

-Я слишком зла на тебя сейчас. Так что это Байзен, знаешь он недавно вернулся в город, мы столкнулись с ним… - я не успела сказать «Баттер» потому что в следующую секунду была вжата в матрас Чаком. Его губы впились в мои, а руками он перехватил мои запястья. Яростные поцелуи заставляли меня извиваться и прижиматься к нему еще сильней. Разорвав поцелуй Чак яростно стянул с меня сорочку и заведя мои руки вверх начал скользить поцелуями, укусами, по шеи и груди, заставляя стонать и выгибаться ему на встречу. Он словно хотел оставить на мне свои отметины, словно и правда не верил, что я уже давно, только его. В какой-то момент он отпустил мои руки и я смогла наконец сделать то, что хотела еще в лимузине, - стянуть с него рубашку. Вкус его кожи, вот чего мне так не хватало, я кусала его плечо, царапала спину словно наказывая за то, что он так долго медлил. Задыхаясь он оторвался от меня чтобы снять брюки. Вернувшись в кровать он окинул меня всю взглядом и молча стал стягивать с меня трусики. Приподнимая попку, что бы облегчить ему задачу, я хотела только одного что бы он немедленно вошел в меня.

-Раздвинь ноги, Блер. - этот хриплый голос едва ли мог принадлежать сдержанному Чаку Бассу. Я выполнила его требование. - Шире. Блер, не заставляй меня повторять. - Видимо он все еще злился за мою выходку с Байзеном, и наверное его тон должны были бы меня напугать. Но я всегда знала, что он не сделает мне больно, не станет делать то, чего я не хочу. И еще меня заводили его приказы в постели, услышав этот, я начала дрожать от нетерпения.

Чак навис на до мной и чуть войдя, замер глядя мне прямо в глаза, считывая каждую мою эмоцию. Эта незавершенность сводила меня с ума, я попыталась притянуть его ногами, но вместо того чтобы подчинится он выскользнул и отпрянул.
-Все еще Байзен, Блер? - его глаза горели настоящей ревностью. Он действительно ненормальный, я лежала под ним раскрытая и истекающая желанием, а он сомневался в моих чувствах! С трудом переведя дыхание, я, облизнув пересохшие губы, сказала:
- Нет. Только ты. Всегда, только ты… - его первый яростный толчок стал моей наградой. Я не представляю, как ему удавалось сдерживаться, но он замедлил темп, заставляя меня кричать от наслаждения, раскрываться еще больше ему на встречу.
-Чак - выкрикнула я за секунду до потрясающего оргазма. Он тут последовал за мной. Со сбитым, хриплым дыханием, Чак лег на меня и обняв, перевернулся на спину. Оказавшись сверху я положила голову ему на предплечье, в том самом месте где сейчас яростно билась жилка и хотела сказать «я люблю тебя», да вот только сил не было. Совершенно измотанная, все, что я могла, это вдыхать аромат его кожи и слышать его дыхание у моих волос. Я потихоньку проваливалась в сон и почти не заметила, как он аккуратно уложил меня на кровать, накрывая простынею.
- Останься - пробормотала я сквозь сон.
- Спи - услышала я у самого уха.
Когда я проснулась за окном был вечер. Чака рядом не было. Я все еще ощущала его губы и руки своей кожей, не смотря на то, что я поспала, внутри еще была дрожь. Оглядев комнату я искала глазами записку. Нет. Конечно это же Чак Басс он не оставляет записки. Его недавние присутствие здесь, выдавала лишь его бабочка валяющаяся на полу рядом с моими трусиками. Да еще я. Девушка которая хотела от него сегодня, лишь секса . А получившая… Я его на самом деле люблю. И мне уже не важно, как это получилось и кто выиграет. Я просто скажу ему. Должна сказать. Завтра. А сегодня, я еще посплю…

 
mio-mioДата: Пятница, 06.07.2012, 18:20 | Сообщение # 5
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline


Название: Риск
Авторы: mio-mio, Macaron,
Пейринг: СВ
Рейтинг: PG15
Саммари: 5х24 глазами авторов
От авторов: Этот фик был конкурсным в "Пишем финал".
 
mio-mioДата: Пятница, 06.07.2012, 18:20 | Сообщение # 6
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline
"Можно стереть любовь из памяти.
Выкинуть из сердца - это уже другая история".

(Вечное сияние чистого разума)


* * *


Нейт восторженно вздохнул… Ну, на самом деле он просто вздохнул… как Нейт! Просто он находился в радужном пребывании духа, и причиной тому были вовсе не многочисленные фужеры с Dom Pérignon, и не те впечатления, которые произвели на него шикарные полуодетые красавицы в том загородном особняке. Причина выражения вселенского блаженства на лице Арчибальда крылась в сладостном послевкусие победы, которую они в очередной раз блестяще одержали. Они! Великолепная четверка снова вместе… ну почти четверка - Серена пропустила финальную часть схемы, идея которой пришла в голову Уолдорф. Хотя если учесть, что блондинка отсутствовала на приеме потому, что где-то в другом месте исполняла роль Блэр, то получилась всё-таки четверка.

Значит, их снова четверо - quorum praesentia sufficit*. И именно это так подняло настроение Нейту. Будучи истинным поклонником их Не-Осуждающего Клуба «Завтрак», Нейт мог в один момент вспомнить, когда Клуб заседал в последний раз. Впрочем, Нейт был единственным, кто помнил такие мелочи, и он уже больше года оплакивал те моменты, когда Великолепная четверка объединялась, чтобы победить. Нейт хранил групповое фото Членов Клуба на рабочем столе, а так же на айпеде, айфоне и в бумажнике. Как-то раз, Басс предложил Арчибальду услуги своего ювелира – изготовить именной кулон, куда бы Нейт смог поместить миниатюрное фото Четверки… кстати, это стало причиной того, что Басс лишился новой плазмы – ответом Нейта на подобное «непристойное» предложение послужил запущенный в Чака бильярдный шар.

И поэтому сегодня душа Нейта ликовала, что не могло не привлечь внимание пары на соседнем сидении Лимо. Брюнеты переглянулись, и Арчибальду показалось, что они пытаются сдержать смех.

- Что? - возмущенно спросил Арчибальд.

- Нет, ничего, приятель! - пытаясь сдержать улыбку сказал Чак - Все в порядке!

- Да бросьте! - возмутился Нейт - Вы всегда так делаете! Еще с самого нашего детства, когда вы, с помощью какого-то только вам присущего астрального диалога, вдруг решали, что я безнадежен! Вы хоть знаете, каково это? – Арчибальд не на шутку разошелся! Казалось, будто он веками копил обиду на своих лучших друзей. Но даже жалобы и обида в его исполнении выглядели мило… это же Нейт? – Ну конечно, - продолжал он, - откуда вам знать? Вас никогда не высмеивали ваши лучшие друзья! Это всегда был ваш излюбленный конек… Вы вообще когда-нибудь повзрослеете?

- Ну-ну, Арчибальд! Не строй из себя королеву драмы, сегодня отличный вечер! Мы возвращаемся победителями. Кстати, - Чак положил ладонь на плечо друга, - Спасибо тебе за твою помощь, она неоценима! Но я не претендовал бы на звание твоего лучшего друга, если бы не попытался найти способ оценить ее… И чтобы выразить тебе свою признательность, я уже позвонил в Эмпайр - к нашему приезду нас будет ждать отличный курс реабилитации после столь эмоционально напряженного вечера. Процедуры SPA, массаж, сауна, расслабляющие разговоры с Мэнди и Микаэллой, ну, или НЕ разговоры! Последовательность действий – на твой выбор. – заметив, как скривилось лицо Арчибальда, Басс добавил – Оу, не волнуйся, приятель, на очередной утренней пробежке с твоими братьями по лакроссу я опущу ту часть со SPA, и оставлю только тебя, Микаэллу и Мэнди. А в этот уикенд я забронировал нам отдых в Кемп Аллен.

Нейт счастливо заулыбался…. И тут уже ни Басс ни Блэр не смогли сдержать громкий хохот, настолько громкий и заразительный, что Арчибальд как обычно забил на свою обиду за то, что уже на протяжении многих лет эти Черти тотально высмеивали его простоту и сентиментальность, и залился звонким смехом…

Молодые люди в салоне лимузина казались совершено беспечными, легкими… Словно не довлел над каждым из них груз тысячи проблем, как будто не было всех этих лет полного разочарования, потерь и боли. Они пили шампанское и выглядели так, словно они снова школьники, и лимузин Чака несется по «никогда-не-спяшему» Городу на вечеринку Поцелуев. Не хватало только фирменных ободка и шарфа.. и Серены Ван дер Вудсен.

Лимузин остановился у входа в Эмпайр.

- Артур отвезет тебя, Блэр. Сегодня была просто ослепительна, - Чак отсалютовал стаканом с виски в сторону Блэр. - Да ты и сама наверно это почувствовала – всегда приятно вернуться в родную стихию.

Девушка внезапно запаниковала – она надеялась остаться с Бассом наедине. Что-то произошло, возможно все тот же Dom, но она внезапно почувствовала прилив внутренней силы.. Что-то вибрировало у не в голове несколько последних дней, но она не могла найти первоисточник вибрации… Но кажется сейчас она осознала – что она хочет.

- Нейт, ты не возражаешь пока подняться один? - пытаясь выглядеть незаинтересованной, спросила она - Мари и Эстелла помогут тебе скоротать ожидания Басса.

- Мэнди и Микаэлла – довольно ухмыльнувшись, уточнил Чак.

- Спасибо, что напомнил, Басс! – метнула молнию в сторону брюнета Блер. - Кстати, очень странно, что их всего две?! Так вот, Басс, не согласишься ли ты отвезти меня сам? Не смотря на успех нашего сегодняшнего предприятия, и ваше с Нейтом нетерпение поскорее отпраздновать победу в кругу… как их там? Не важно! Нам с тобой все еще необходимо решить, что делать с полученной информацией, не возражаешь против подведения баланса нашей удачной операции?

- Как я могу отказать тебе, Блэр? - улыбнулся Басс, и, обращаясь к другу, спросил. -Нейт, я надеюсь, ты не уснешь раньше, чем я вернусь? Ты, конечно, сегодня много думал, но надеюсь лимит сил не исчерпан?

- Обещаю дождаться тебя в полном составе! – злобно улыбнулся в ответ Арчибальд. - Но не гарантирую, что девочки будут так же полны сил, как до того, пока с ними не пообщаюсь я! Видимо, мне придется побеспокоится, и найти также прелестную компанию и для тебя.

- Ты хороший друг, Арчибальд!, - улыбнувшись, Басс протянул открытую ладонь Нейту.

- Кто то должен им быть?, - пожав руку Басса, ответил Нейт.

После того как блондин вышел у отеля и лимузин плавно двинулся к дому Блэр, в салоне повисло молчание. Чак отстраненно смотрел в окно, а Блэр судорожно пыталась придумать, как начать разговор.

- Боже! Я совсем забыла – каково это возвращаться домой с очередной победой на счету! - решилась наконец она - Помнишь, Чак? – хитро улыбнулась девушка. – «Для нас – миллион, для Мира – ноль»!

- Я помню, Блэр - отвернувшись от окна он теперь внимательно смотрел в родные глаза, пытаясь прочесть эмоции - А ты, похоже, наслаждаешься этим?

Теперь уже он не мог скрывать улыбки. Как бы не складывалась на данный момент их жизнь... В эту самую секунду он был рад возвращению прежней Блэр… его Блэр…

- Наслаждаюсь Чем? - лукаво спросила она - Если ты имеешь ввиду - тем как я была целый день Дианой Пейн? То да, ты прав! Я наслаждаюсь! - видя его улыбку, она продолжила - Иногда мне кажется, что раскрыть самую запутанную схему и указать его место очередному псевдо интригану, возомнившему, что он достаточно хорош, чтобы пытаться запутать нас – лучше, чем секс…

Блэр замолчала… она вдруг почувствовала, как напрягся Чак. Он перестал улыбаться и потянулся с стакану с виски.

- Чак, все в порядке? – она попыталась взять его руку…

- Блэр… не надо! – Чак резко убрал свою руку. Он снова вернулся к изучению очертания зданий, мелькавших за окном лимузина.

- Чак…

Блэр замолчала. Ей стало не по себе. Она почувствовала, что прокололась, сыграла слишком грубо и теперь Чак закрылся от нее.

- Я знаю, что ты делаешь, Блэр! - напряженно сказал он, резко повернувшись к ней снова, - Используешь наши старые фразы и возвращаешь воспоминания. Ты возвращаешь нас… в «нас»! Для чего? - горько спросил он, глядя в ее глаза - Неужели ты считаешь, что хотя бы один день я не думаю о том, как нам было хорошо тогда и как мы могли быть счастливы, если бы не…, - Чак устало потер виски и закрыл глаза… он откинулся на спинку сидения, и молчал какое то время. Блэр напряженно считала секунды, боясь пошевелиться. Ей показалось, прошла вечность, прежде чем он продолжил, - Этот вечер показал нам, как легко можно вернуть все назад. Но готовы ли мы к этому? Готовы ли мы снова страдать?

- Почему нам обязательно страдать, Чак?

- Дай подумать - усмехнулся он - Хотя бы потому, что ты не свободна.. опять… и у тебя есть другой… опять…

Конечно, Блэр знала, что попытавшись вывести Чака на разговор, ей не удастся избежать того, что, в какой-то момент «Бруклин» определенно «всплывет», и ей придется хоть как-то объяснить эту главу своей жизни. Но… или значительность пребывания Хамфри в данный момент в жизни Блэр была сильно преувеличена, ей же самой, теперь, проведя целый день с Чаком, она едва помнила о своем статусе «женщины в отношениях».

- Он ничего не значит. - начала она быстро.

- Не значит? – перебил ее Чак, взрываясь - Ничего не значит, что ты спала с ним? Или ничего не значит, что ты влюблена в него? Хамфри – это что-то да значит! Блэр, остановись! Ничего не значил принц. Я смог тогда тебя понять и принять твое желание получить свою сказку. Я смог… - он запнулся, прежде чем продолжить - Я захотел позволить тебе получить свою сказку. Получить то, чего ты заслуживала! И я знал, что не мог дать тебе всего того, что ты желала. Я просто хотел, что бы ты была счастлива, и мне было жаль, что счастлива не со мной… Я страдал, я умирал внутри от того, что мы отпустили друг друга. Я хотел умереть физически… Тебе лучше не знать о тех способах, которыми я пытался вернуть осознание того, что я все еще жив, и как любой живой человек, обязан чувствовать боль, душевную и физическую. - пытаясь успокоится, он сделал глоток виски, и продолжил уже более спокойно, - Я отпустил тебя, и мир остановился. Но похоже, остановился он только для меня. Для тебя он продолжал бешено вращаться. - видя слезы стоящие в ее глазах он почти заставил себя продолжить и уже наконец расставить все по местам - Так или иначе, я нашел способ жить дальше, я нанял терапевта, я занялся благотворительностью, у меня есть собака… Но я не переставал любить тебя не на секунду, я даже не могу представить день, когда перестану. Я просто твердо знаю – этот день не наступит никогда! Но я научился жить с этим – осознание того, что ты живешь счастливо, в сказке, с принцем – так, как ты всегда хотела, придавало мне сил! Я думал, что ты абсолютно счастлива – и это делало счастливым меня, в какой-то степени…

Блэр потянулась к его руке, но он мотнул головой заставив ее замереть на месте.

- Помнишь день, когда ты позвонила мне из лофта? - спросил он, - Ты была настолько потеряна – и мой новый, такой зыбкий мир перевернулся, ты вновь перевернула его! Я вновь почувствовал себя живым, я был готов встать один против всего мира, и идти до конца, только бы взять тебя за руку и никогда больше не отпускать. – Блэр уже не сдерживала слез, Чак продолжал, не в силах остановится и желая наконец высказать то, что так долго держал в себе. - А что было потом? - горько усмехнулся он, - Ты выбрасываешь меня из своей жизни, только потому, что это было обговорено в вашем с Богом пакте? Ты выходишь замуж за принца, но за несколько минут до церемонии клянёшься мне в вечной любви? Затем ты сбегаешь со свадьбы, нарушив тем самым этот пресловутый пакт, и просишь меня ждать тебя год? И самое абсурдное из всего этого – твой роман с Хамфри! - нервно засмеявшись, он повторил имя, которое успел возненавидеть за это время. - Хамфри? Серьезно, Блэр?

Чак неожиданно замолчал и снова отвернулся к окну.

- Да, Блэр, возможно, – снова начал он уже спокойным голосом, - Та жуткая авария не случайна, ты права – таким образом провидение показало нам - что все неправильно, - протянув ей свой платок он продолжил. - Да, я всегда любил тебя, всегда буду. – видя, как она, вытирая слезы, смотрит на него с надеждой, он понял, что обязан быть честным до конца не смотря на то что его слова ранят ее. - Но знаешь, Блэр? Я устал. Я просто устал ждать. Я устал надеяться и верить в нас. Оглядываясь назад, я благодарен судьбе за твою любовь. Определенно, я счастливчик, если мне довелось пережить то что у нас было с тобой! – Чак слабо улыбнулся, - Но когда я думаю о том, как сложилась моя жизнь и пытаюсь понять, куда мне двигаться дальше, знаешь, я думаю, что лучше бы тот вечер не путал все наши планы, и в Виктроллу приехал Нейт.

Блэр, до этого не произнесшая не звука, вдруг дернулась, как от пощёчины и срывающимся голосом, прошептала:

- Нет, Чак! Не говори этого. Мы с тобой…

- Мы приехали, Блэр! – просто сказал он, указав рукой на окно в котором виднелся знакомый подъезд.

Блэр так много хотела сказать, но понимала, что любые ее слова сейчас не будут услышаны. она сделала глубокий вдох и протянув Чаку платок сказала, стараясь не выдать насколько раздавлена:

- Спасибо подвез меня до дома.

Принимая правила этой игры в "ничего не произошло", Чак ответил:

- А тебе спасибо за сегодня, поверь – я ценю твою помощь.

- Для тебя – всегда пожалуйста, Басс - усмехнулась дрожавшими губами Блэр.

- Разве могло быть иначе? – мягко улыбаясь, спросил Чак, рассматривая ее лицо.

- Никогда! – кивнула головой Блэр, посмотрев в родные глаза, и, пытаясь сдержать вновь подступающие слезы, взяла сумочку и открыла дверь - Спокойной ночи, Чак! – вспомнив эту фразу, сказала она.

- Спокойной ночи, Блер - горько усмехнувшись, попрощался Чак.

Захлопнувшаяся дверка лимузина и тихий шорох отъезжающего автомобиля оставили Блэр наедине с ночным городом. Пытаясь как всегда держать лицо, она вдохнула поглубже, и вошла в холл.

* которых, присутствие достаточно
* * *


Лифт остановился, и Блэр тихо, стараясь не шуметь и не разбудить обитателей, зашла в свой пентхауз, и все, на что у нее хватило сил, это сесть на диванчик у входа прямо на чехлы, которые, очевидно, доставили из химчистки - ей было все равно. Разговор с Чакок отнял остатки ее сил. Его последние слова гремели в ее голове – и этот грохот отдавал в ее теле вполне ощутимой, реальной физической болью. «Лучше бы в тот вечер в Виктроллу приехал Нейт»... Боль пульсировала, снова и снова… Блэр вдруг осознала, она потеряла его? Нет, безусловно, у них был трудный путь, даже слишком сложный. И она не раз врала ему, глядя в глаза, что больше не любит его (а порой и не врала, во всяком случае, ей так казалось), да и сам Чак много раз давал ей понять, что не желает больше иметь ничего общего с ней. Но в те многочисленные разы всегда была причина для того, что бы сказать эти слова – ревность, страх, обида, разочарование. Сколько бы они не ссорились и сколько боли бы не причиняли друг другу, всегда оставалось что-то, что продолжало связывать их, их связь не оборвалась даже тогда, когда она произносила клятвы перед алтарем другому мужчине…

Но сегодня эта ниточка оборвалась, Блэр это почувствовала. Сегодня все было не так, как это было много раз до этого – не было обиды в его голосе, не было ревности и злости – он просто отпустил себя, отрезал себя от нее. Он больше не ее Чак, она потеряла его из-за неуверенности, в себе, в нем, в их будущем, из-за своего нежелания взрослеть, из-за жажды глупой сказки. Силы окончательно покинули Блэр, по щекам текли слезы, слезы безысходности.

Такой ее и нашла Элеонор, спустившись по лестнице.

- Дай угадаю? - спросила она, подходя к дочери и садясь рядом - Чарлз? Ты опять его упустила?

- Он больше не верит в нас, мама - ответила Блэр, уткнувшись матери в плечо.

- Это всегда было вашей проблемой. - Элеонор убрала волосы от лица дочери и погладила ее по голове - Он долго не мог поверить, что любовь между вами реальна, потом поверил, но вы сами все разрушили. Теперь же он просто устал.

Какое-то время тишину пентхауза нарушало только тиканье больших напольных часов. Блэр уже не пыталась сдержать слез и тихо плакала. Элеонор, не привыкшая видеть дочь в таком состоянии, просто молча гладила ее по спине надеясь, что скоро природа Уолдорф возьмет свое и дочь от истерики перейдет к жажде действия.

- Что мне делать? - спросила вдруг Блэр. - Я не могу снова упустить его. Мы и так потеряли много времени, причинили друг другу так много боли.

«Наконец-то!» подумала Элеонор, вставая с дивана и глядя на дочь, сказала самым уверенным тоном, на который была способна железная Элеонор Уолдорф:

- Так борись за него! - видя недоумение на лице Блэр, она продолжила - Ты слишком долго была слабой. Ему приходилось принимать решения за вас обоих, быть сильным за двоих.

- Кажется, я больше не знаю как это - бороться за что мне нужно. – взгляд Блэр остановился на одной точке. Элеонор начала немного раздражаться. Безусловно, она безумно любила свою дочь, но вопреки мнению Блэр, о том, что она была никудышной матерью, старшая Уолдорф, как никто, знала свою девочку: успокаивать и жалеть Блэр – это самое глупое и опрометчивое решение в данной ситуации.

- Это потому, что ты давно опустила руки. - отрезала Элеонор, строго взглянув на дочь. - Вместо того, чтобы стать сильной как ты хотела, ты стала слабее. Не удивительно, что Чарлз больше не верит в вас - сложно любить женщину, которая сама не знает, чего она хочет. Не обращай внимание на предрассудки, на то, что говорят люди – ведь «ты никто, пока о тебе не говорят»! Посмотри на меня! Когда твой отец ушёл от нас – единственное, что меня беспокоило – это что скажут люди – «Оу, Железная Женщина настолько железна, что Гарольд предпочёл согреться в обществе … мужчины»… И я зарывала себя, оплакивала свою честь и имидж… пока не встретила Сайруса – есть необходимость говорить тебе о Сайрусе и о том, как я счастлива теперь с ним?

- Ты думаешь, у меня получится? - шмыгнув носом, спросила Блэр

- Если ты возьмешь себя в руки и вспомнишь кто ты - конечно. - снова подойдя к дочери Элеонор обняла ее и добавила, - Чарлз особенный мужчина - с такими никогда не бывает просто. Но он однажды выбрал тебя и боролся за тебя, даже когда ты сама опускала руки. Теперь твоя очередь показать, что он не ошибся с выбором и выбрал женщину под стать ему. Не дай ему сбежать от того что у вас есть.

- Хорошо - улыбнулась Блэр смахнув слезу - Я поеду, поговорю с ним еще раз. Ему придется меня выслушать.

- Ты хочешь поехать сейчас? - удивленно спросила Элеонор.

- Да, а то я не смогу набраться смелости потом. - уверенно кивнула Блэр

- Ты посмотри на себя! - она слышала этот тон с детства, и он не предвещал ничего хорошего, - Даже если Чарлз все еще хочет тебя - такая ты его точно не вернешь. Иди на верх и прими ванну и нанеси бальзам на волосы, а я пока позвоню Паоло попрошу его приехать - надо привести тебя в порядок.

* * *


Полтора часа спустя Блэр вышла из такси напротив входа Эмпайр. Сидя в кресле Паоло, пока тот охал и пытался вернуть волосам, как он это называл, "былой шик", она отправила Чаку sms: "Нам надо закончить разговор. Приеду в отель. Б". Теперь же, стоя перед освещенной мягким светом парадной, она боялась сделать шаг. Боялась, что эти двери закрылись для нее навсегда и, что все то, что произошло за этот год будет всегда стоять между ними. Но вспомнив слова матери и признав, что стоя здесь она не решит проблему, она вошла в холл.

Неизменный Стен за стойкой портье, ковер с монограммой, такие знакомые стены лифта - когда то это был и ее дом тоже. Их дом.

Стоя в лифте, поднимающим ее в пентхаухз, Блэр пыталась понять - где они свернули не туда? Безжалостный здравый смысл кричал, что почти все их повороты были не туда. Но настойчивое сердце отказывалось верить. Если ты чувствуешь, что что-то правильно, значит это так и есть, и не важно, что на это может возразить логика и здравый смысл.

Пентхауз Чака встретил ее оглушающей тишиной и отсутствием света. Огни города подсвечивали гостиную, позволяя увидеть стакан с недопитым виски на столике, Манки, спящего возле дивана и галстук, брошенный на биллиардный стол. Можно было не метаться по номеру - Чака в нем не было. И Блэр, слишком хорошо зная его привычки, поняла, где он сейчас. Гадая, как часто ее поступки заставляли его подниматься туда - на крышу Эмпайр - она вошла в лифт и нажала нужный код.

Бесконечный, вибрирующий город под ногами, черное почти непроглядное небо над головой, и его спина на фоне светящегося логотипа отеля - когда-то это было ее любимое зрелище, она часто стояла вот так и просто смотрела на своего мужчину. Вот и сейчас она замерла на пороге балкона. Но на этот раз, оглушенная совсем другим внезапно нахлынувшем чувством. Спокойствие. Неожиданно все ее тревоги улеглись. Глядя на его, она тихо улыбнулась, наверное, впервые за этот вечер, потому, что вместе со спокойствием к ней вернулось еще одно чувство которого она не ощущала уже дано - вера в себя. В них. В то что, они смогут пережить все что угодно.

Сигнал телефона Чака, возвестивший о новом принятом сообщении, заставил Блэр отвлечься от своих мыслей. Она видела, как, вынув телефон из кармана, Чак начал просматривать что-то. Ее телефон, завибрировавший секундой позже, подтвердил ее догадку…

Автоматически нажав на "Просмотреть" и прочтя первую строчку Блэр тихо вскрикнула.

«Замечено! Пока Б в компании Одинокого Парня смотрит интеллектуальное кино и листает книжки в трущобах, нам на Верхнем Ист-Сайде тоже есть, что полистать!

Вопрос: Как долго один человек способен скрывать правду от окружающих?

Ответ: Очень долго! Возможно – вечно… при одном маленьком условии – правду должен знать только он сам и больше ни единая живая душа, только в этом случае ты можешь гарантировать себе, что твой секрет никто не расскажет.. Но на Верхнем Ист-Сайде разговаривают даже неодушевленные предметы..

Би, ты меня разочаровываешь – кто в наше время ведет Дневник?

ХОХО

Gossip Girl»


Чак, еще секунду назад и не подозревавший о ее присутствии на балконе, развернулся и по его глазам она поняла, что он тоже уже прочитал.

В голове Блэр билось только одно - "бежать". Не в силах вынести того, что сейчас произошло, толком не понимая, как вообще это могло случиться, она выбежала к лифту.

* * *


Чак стоял, находясь словно в вакууме, ничего не замечая вокруг, потом, словно опомнившись, бросился в коридор в надежде, что Блэр еще в отеле. В голове совершенно все перепуталось, с одной стороны, он понимал, что Блэр никогда не будет с ним, он помнил ее слова на поминках СиСи…. Но тогда зачем она здесь? И все то, все ее слова, которые она произнесла в Лимо?..

Войдя в пентхауз, Чак остановился возле лифта, не решаясь зайти. А что если ее там нет? Внутри неприятно похолодело, ноги стали ватными. Услышав какой-то звук, похожий на звон бокала, Чак позвал в темноту:

- Блэр? Блэр, ты здесь?

- Эй, чувак! Это всего лишь я. – Нейт вышел из-за барной стойки. – Почему ты подумал, что здесь Блэр? Она приходила?

- Да, она была здесь.. На крыше, во всяком случае…

- Постой, что ты делал опять на крыше? - забеспокоился Нейт, - И почему туда приходила Блэр? Вы помирились?

- Интересно… И что послужило предпосылкой для такого твоего умозаключения? – Басс выглядел растерянным, и одновременно, раздраженным. – Нейт, ты как никто, знаешь всю эту историю из первоисточников, и ты должен понимать – у «нас» с Блэр нет шансов... «Нас» больше не будет.

- Ты сдался?! - удивленно спросил Нейт. - Чак Басс сдался???

Чак не ответил, а лишь кинул суровый взгляд на Арчибальда.

- Тогда в чем проблема?, - не унимался Нейт, - Ты мне говорил мне, что не представляешь дня, когда сможешь перестать любить ее! И что? Я до конца жизни буду наблюдать, как ты страдаешь? Почему ты не борешься за нее?

- Соперник намного превосходит меня…

- Ты разыгрываешь меня? - теперь Нейт и правда перестал что либо понимать, - Чак Басс испугался соперника.. И давай будем честными – с каких пор ты считаешь Хамфри соперником? Прости, чувак, не то, что бы я пел тебе дифирамбы, но никто из бывших и действующих бойфрендов Блэр, включая принца Монако, никогда не были тебе соперниками. Мы оба знаем, кому всегда принадлежало сердце Блэр. По крайней мере, я это знаю точно, ведь я был в числе так называемых ТВОИХ соперников. И поверь мне, состязаться с тобой за сердце Блэр – пустая трата времени и сил…

- Арчибальд! Вот за что я тебя люблю – ты всегда думаешь слишком хорошо обо мне, хотя мы оба знаем, что я не всегда того заслуживаю. – Басс попытался изобразить вполне искреннюю улыбку, но получилась лишь кривая усмешка.

- Приятель, - положил руку на плечо друга блондин, - Прошлое мы давно оставили в прошлом. Пора двигаться дальше, а этот год показал, что делать это по отдельности, ни ты, ни Блэр не можете… Так подожди, - отстранился он, - Ты действительно считаешь Хамфри соперником? Я понимаю, он интеллектуал, может Би и интересно померятся с ним размером мозга, но ты ведь знаешь – ей всегда было нужно совсем другое, то, без чего она никогда не сможет жить… Ей нужен ты!

- А кто сказал, что я говорю о Хамфри? – Чак брезгливо усмехнулся.

- Ну… ты говорил о сопернике, вот я и подумал… - Нейт выглядел слегка смущенным.

- Я говорил о Блэр Уолдорф, это мой самый серьезный и самый непобедимый соперник. Не важно, как сильно я люблю ее, и как сильно она любит меня, важно, что до тех пор, пока она отрицает сама себя, мы никогда не сможем быть вместе.

Друзья замолчали. Они сидели какое-то время в полной тишине, каждый из них был погружен в свои мысли. Арчибальд всегда слишком близко принимал боль друга, Басс давно уже стал ему братом, и, может именно поэтому, боль Чака стала болью Нейта.

- Как ты думаешь, кто мог слить сплетнице Дневник Блэр? – Басс неожиданно нарушил звенящую тишину.

- Серена? – вопросительно приподнял бровь Нейт.

- Зачем ей это? – усмехнулся Басс, - Я знаю свою сестренку, она, несомненно, злилась на Уолдорф из-за бруклина, но Эс никогда бы не вынесла грязное белье подруги на всеобщее обозрение – это, скорее, методы «старой» Блэр, - Чак улыбнулся.

- Не думаю, - прочисти горло Нейт, - Что причиной такого поступка, если, конечно, это сделала Серена, является ее ревность к Дэну. Просто, я думаю, твоя сестра беспокоилась о тебе и о Блэр, о вашем будущем, вас обоих.

- Нейт, я чего-то не понимаю – каким образом передача скандального дневника Блэр Сплетнице могла поспособствовать скорейшему наступлению счастливого будущего для нас с Блэр?

Нейт удивленно уставился на Басса

- Так ты не читал его?! – понизил голос Нейт.

- Нет, а что там?

Нейт налил в уже пустой стакан Басса еще виски и передал его другу, и уверенно произнес, глядя ему в глаза и улыбаясь:

- Просто прочитай ЕГО - с этими словами Нейт залпом допил виски, взял телефон со столика и, положив его прямо перед Чаком, скрылся за дверью своей спальни.

Чак гипнотизировал взглядом свой BlackBerry. Прошло какое-то время, прежде чем... «Да сколько уже можно? Не думаю, что нажав кнопку «Загрузить файл», я открою Ящик Пандоры… Есть ли что-то еще, из того, что я не знаю? Пора перевернуть эту страницу и двигаться дальше…»

Налив себе еще виски, Басс уверенно взял телефон и начал читать.

«..Завтра я снова пойду в церковь. Это не честно! Чак выжил, но я чувствую себя мертвой внутри без него… Я пойду просить отца Смита выступить в качестве посредника между мной и Богом, отец Смит – лицо духовное, безусловно, знает все тонкости и нюансы в подобных делах, смог бы помочь мне найти альтернативные пути обхода нашего соглашения…»

«..Я явно недооценивала могущество высших сил. Хоть я и Блэр Уолдорф, он – Бог! Из окна церкви я видела Чака, и видела, как его чуть не сбило такси. Всю мою жизнь – я никогда не играла честно, блеф, схемы... Но в этот раз ставка слишком высока… Я больше не буду искать способ изменить своему обещанию... Я приму это...»

«…Если бы у меня сейчас спросили, что я хочу больше всего, я бы ответила - я хочу, чтобы Чак двигался дальше и был счастлив, я хочу что бы он встретил достойную женщину, которая могла бы украсить его жизнь... Я всегда буду любить его! Я люблю его с каждым днем еще больше, если возможно кого-нибудь ТАК любить! Но я хочу, что бы он был счастлив… Из нас двоих, он единственный, кто заслуживает этого…»

«..Нда… Теперь я официально – Королева шутов.. А ведь еще вчера была Принцессой Монако – колоссальный рост! Все смеются надо мной – « Хамфри? Серьезно?» А что я смогла сделать еще – Басс никогда меня не отпустит, он никогда не пойдет дальше, он остановится на одной отметке своей жизни и до конца дней будет ждать меня… Хамфри – идеальный вариант! Может быть, мой роман с ним заставит Чака возненавидеть меня? Такого предательства он точно не простит никогда! Ужасно это осознавать, но кажется это именно то, что мне нужно? Так ведь?..»

«… а я в свою очередь, попытаюсь сохранить отношения с Деном… Какая разница теперь, чего хочу я – я все равно больше не живу, я умерла в ту ночь, в ночь аварии...»

«…я надеюсь, Бог, как создатель юриспруденции, как и всего на Земле – не сочтет мою слабость попыткой нарушить наш пакт и не тронет Чака? Ведь я обещала исчезнуть из его жизни, но не обещала что ОН исчезнет из моего сердца! Кстати, я сказала ему, что мое сердце больше ему не принадлежит, что оно принадлежит кому-то другому… надеюсь, это не было слишком? Согласно нашего пакта, в мои обязанности входило исчезнуть из его жизни, но не причинять ему еще большей боли? Ну, если это поможет ему..."

«..я переспала с Хамфри…. Это было ужасно…..»

«… я хочу его! Боже, как же я хочу его… хочу снова почувствовать его в себе, так близко как это только возможно – только так я могу снова почувствовать себя живой! Я даже не могу чувствовать себя виноватой за это, я обещала держаться от него подальше....Но не могу не думать о нем, перестать хотеть его..»

«…Я больше так не могу! Сегодня я пыталась понять, КОГДА все это началось, с какого момента всё пошло не так… С того, когда я, пытаясь насолить Бассу, вернулась к Нейту.. дважды? Или когда я привезла лорда Маркуса из Европы? Или когда, на балу Святых и Грешников, я решила стать Блэр Уолдорф, прежде чем стать женщиной Чака Басса? Все это не правильно! Никогда не было правильно… Я знаю Бог поймет, он сохранит жизнь Чаку, а в замен я обещаю сделать его самым счастливым мужчиной на Земле! ...»


Чак перечитывал снова и снова, не верив в происходящее до конца. И не сразу он заметил, что пост с выдержками из дневника Блэр представляет собой отсканированные кусочки страниц. Многочисленные разводы чернил и темные пятна на страницах… Слезы Блэр? Чаку стало не по себе, из легких внезапно исчез весь кислород, сердце сжалось с неимоверной силой. Чувство было такое, будто его тело летит в бездонную пропасть. Но боли не было. Той боли, которая стала его постоянной спутницей за почти уже год, ее больше не было! И где-то внутри он внезапно ощутил что то очень забытое, но до сладкой боли знакомое… Этот хрупкий трепет согревал его душу и заставлял сердце забиться с новой силой… Да, это были они, они вернулись… Бабочки!

Чак еще раз перечитал последнюю запись из дневника - она датировалась двумя днями назад. Внезапно, когда шок от прочтения начал отступать, Чак почувствовал, как его тело и разум накрывает волна вселенской усталости. Ведь он боролся каждую минуту, пытаясь в наполнившей его апатии, найти силы для того, чтобы продолжать бороться за Блэр.

И вот сейчас он, уставший и совершенно спокойный, он налил себе еще виски в бокал! Подойдя к окну, он смотрел на свой любимый город, бесконечно простирающийся за стеклом! На ИХ город, на их Мир, на их Королевство. Непобедимое Королевство, последний враг которого бесславно пал сегодня. Отсалютовав огням города, Басс произнес в темноту: «За тебя, Уолдорф! И за твою победу над собой!»

Немного погодя он прошел в тускло освещённую спальню и первые за долгие месяцы, успел заснуть прежде, чем его голова коснулась подушки.
 
mio-mioДата: Пятница, 06.07.2012, 18:21 | Сообщение # 7
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline
* * *


- Ну, и какие у нас планы на сегодня, Медвежонок? Идем смотреть арт-кино в Le Balzac? Кстати, начался сезон Феллини в Accattone, Роман очень любит Феллини…

- Конечно, папочка! Если уж на кондитерскую Ladurée было наложено табу из-за вашей с Романом диеты, а жажда La dolce vita осталась, почему бы не сходить! – Блэр весело смеялась. С момента ее жалкого побега после того, что сделала Сплетница, Блэр понемногу начала приходить в себя. И, надо заметить, ни что так не возвращает разбитую горем женщину к прежней любви к моде, искусству и всему прекрасному, как пребывание в обществе геев.

- Блэр, mon trésor, - Роман наливал сливки в свой кофе, что никак не увязывалось с его диетой, - Мы такие эгоисты, это ужасно! Нам так неловко перед тобой, из-за нашей диеты ты вынуждена отказываться от любимых сладостей!

- Ничего страшного, в последнее время я научилась отказывать себе в том, что мне жизненно важно.

Мужчины заметили тень, скользнувшую по юному лицу девушки. Они молча переглянулись, и Роман, в нерешительности, продолжил.

- Блэр, а почему бы тебе не пригласить еще одного ценителя macaron погостить к нам? Мы с твоим père были бы просто счастливы увидеть Чарлза снова, мы так скучаем по нему..

- Это невозможно, вы это знаете, - Блэр нервно схватила круасан с подноса и принялась сосредоточенно намазывать на него конфитюр, - Чак, наверно, сейчас ненавидит меня…

- Pourquoi pas? Напротив, Блэр! Как он может тебя ненавидеть сейчас? Сейчас, когда ваша Сплетница раскрыла правду о твоих истинных чувствах …

- Угу! Ему, а так же всему Нью Йорку, и всем, кто меня знает, - губы Блэр скривились в саркастической усмешке.

- Блэр Уолдорф! – вмешался Гарольд, - Только не говори МНЕ, что такое огласка окружающих. Посмотри на нас, на своих родителей – мы самый яркий пример для тебя, за которым тебе не нужно далеко ходить. Что было бы, если бы мы с твоей мамой испугались того, что подумает общество о нас, более того, о причине нашего развода? Мы нашли в себе силы побороть этот страх – а взамен получили намного большее, чем просто возможность «сохранить лицо» в обществе! Я счастлив с Романом, а Элеонор счастлива с Сайрусом, как никогда не была счастлива со мной. Я никогда не понимал твоего стремления убежать в сказку… Зачем тебе она, когда у тебя итак есть все – молодость, ум, красота, безграничная любовь родителей (всех твоих родителей) и твой Король..

- Принц… В сказках должен быть принц! – вмешался Роман.

- О, Mon chéri, принцы для маленьких девочек, а моей Королеве нужен настоящий Король. И он у нее уже есть – Чарлз Басс! – Блэр посмотрела на отца, лицо ее засияло.

- Да у Вас все не легко, - подхватил Роман - Но с такими мужчинами, как Чарлз, никогда не бывает легко, они непредсказуемые, никогда не знаешь, как он отреагирует, что сделает, и что после этого будет с тобой. А то, что для тебя все изменится, ты понимаешь сразу. Да это иногда пугает. Это как волны океана, нахлынувшие на тебя, они сбивают с ног, ты падаешь, но ты в восторге.

Блэр, слушавшая внимательно Романа, уже не могла сдержать слез и, счастливо улыбаясь, с благодарностью смотрела на этих мужчин, которые только что заставили ее вновь осознать, как сильно ей повезло в жизни.

Наблюдавший за ней Роман, будучи очень сентиментальным, не смог сдержать слез умиления, и взяв Гарольда за руку, произнес.

- Гарольд, это так прекрасно! Наша девочка влюблена и счастлива! – и мужчины, держась за руки, уже оба смахивали слезы умиления со счастливых лиц.

- Фу! Ребят, я вас, конечно, обожаю… Но вы отвратительны!, – Блэр попытавшись взять себя в руки, сделала шутливо-брезгливую гримасу, оставив нетронутым круасан, она вскочила из-за стола не в силах больше бездействовать и побежала к лестнице на второй этаж в свою комнату.

- Передай привет Элеонор! – она услышала слова Романа уже наверху,

- По телефону? – подойдя к лестнице, в недоумении спросила Блэр.

- Нет, через несколько часов, когда обнимешь ее уже Нью Йорке.

- Как ты узнал? - улыбнулась она.

- Медвежонок, – строго сказал Горольд, хотя взгляд его был мягким, - Тебе не нужна чужая dolce vita на экране винтажного кинотеатра! У тебя впереди реальная жизнь, где ты – это только ты, и рядом с тобой - ТВОЙ мужчина. Сплетница уже сделала все за тебя, она разбила тяжелый замок на двери в твой мир, единственное, что осталось тебе – легонько подтолкнуть дверь в него! Ты справишься, моя девочка…
Блэр больше не нужны были слова, ей больше не нужны были причины, аргументы и прочее. Осталось только одно дело, которое она должна сделать как можно скорее…

* * *


Зайдя в свой пентхауз, первое, о чем подумала Блэр, было: «Пора переделать тут все! Мой дом похож на дешевую подделку какого-то сказочного королевского дворца… Ну, не то, что бы «дешевую», конечно! Но все эти витражи, канделябры, атаманка, рояль…» Она кинула плащ с клатчем на диван и подошла к роялю. Сердце пропустило удар, когда она, проведя рукой по глянцевой крышке инструмента, вспомнила минуты потрясающих эмоций и наслаждение, подаренные ей Бассом именно на этом рояле.

- Нет! Рояль останется! - сама не заметив, она сказала это вслух, улыбнувшись картинке своих воспоминаний.

- Конечно, останется! Пентхауз Уолдорф без рояля – НЕ пентхауз Уолдорф!, - Блэр обернулась, поняв что она уже не одна в гостиной, но, не успев что-то сказать, тут же была задушена объятиями своей лучшей подруги.

- Эс, пусти, ты меня задушишь! - пробормотала она блондинке в плечо, к которому была прижата.

- Ой, - рассмеялась Эс, отстраняясь, - Просто я так по тебе соскучилась! - взяв подругу за руки и посмотрев ей в глаза, Серена тут же стала очень серьезной, - Блэр? Ты когда-нибудь простишь меня за то, что я сделала?

Блэр вздохнула, понимая что это разговора им все равно не избежать.

- Блэр мне правда очень жаль что вышел такой скандал, - начала тараторить блондинка - просто я не могла видеть, как ты мучаешь себя! – видя, что Блэр ее внимательно слушает и не выглядит рассерженной, Серена осторожно продолжила, - Я нашла его когда ты уже встречалась с Деном. И прочитала. Я хотела узнать - что ты действительно к нему чувствуешь, ведь я и правда тогда ревновала. И я хотела понять для себя – КОГДА? С каких пор ты поняла, что Дэн – это тот, кто тебе нужен. Возможно, таким способом я пыталась найти оправдание тому, как могла со мной поступить моя лучшая подруга. Но, прочитав, я не могла поверить – то, что ты писала, было ужасно, никто не должен так с собой поступать. А ведь больно было не только тебе, но и Чаку.

- Эс, послушай...

- Нет, подожди, - перебила блондинка - Ты должна знать все. Я хотела как то все исправить, но не знала как поступить, внешне ты выглядела нормальной, будто у тебя все хорошо, и я не понимала чему верить. Но потом, между вами с Дэном что-то произошло и ты уже не могла так хорошо притворяться. Я видела тоску и боль в твоих глазах, слышала, как ты плачешь по ночам, когда он не ночует у нас, видела, как ты к нему относишься, что он тебя все больше раздражает и ты почти с трудом терпишь, когда он до тебя дотрагивается, - видя, как горькая тень легла на лицо подруги, Серена вздохнула поглубже и сказала - И я сделала это. Зная, что возможно ты меня никогда не простишь, я все равно сделала это. В тот вечер мне позвонил Нейт и сказал, то Чак вернулся после того, как отвез тебя домой, раздавленным и я даже не стала заезжать к тебе и пытаться как то тебя утешить, я просто отправила пост.

Выдав всю историю Серена преданно смотрела на подругу ожидая ее вердикта.

- Знаешь, Эс, наверное мне стоит сказать тебе спасибо. - видя недоумение на лице подруги Блэр продолжила - Я серьезно! Ты всегда была моей настоящей подругой, всегда в трудные моменты боролась за меня. И сделав это, ты доказала, что ценишь меня настолько, что готова пожертвовать нашей дружбой ради моего счастья. - смахнув слезу и улыбнувшись, Блэр продолжила, - Ты сделала то, что боялась сделать я - ты защитила меня от самой себя. От того, как я разрушала себя. После того поста в Сплетнице мне стало негде прятаться от своих проблем. Мне пришлось признать очевидное - я потерялась, потеряла себя. А потеряв себя, потеряла всех кого я люблю. Я осталась без Чака, почти оттолкнула тебя...

- Ты никогда не оттолкнешь меня… - сквозь слезы пробормотала Серена, снова сгребая подругу в объятия. - И у тебя всегда будет Чак! - твердо сказала она, и отстранившись, посмотрев Блэр в глаза.

- Я в этом не уверенна. - грустно вздохнула та.

- Так борись за него! За вас! Мы с Нейтом так за вас переживаем.

- "Мы с Нейтом"? - удивленно улыбнулась брюнетка - Я что-то пропустила? - Блэр отлично знала это выражение лица подруги – Так... Рассказывай! - приказала она.

- Да нечего рассказывать. Мы немного сблизились за то время, пока наши лучшие друзья в очередной раз сбежали – от нас, друг от друга и каждый от себя, - Эс заметила тень на лице Би, осторожно продолжила. - Нейт пригласил меня на ужин сегодня. Ничего серьезного, просто как друг. И, - Эс посмотрела на дисплей телефона, - Вообще-то, я уже опаздываю…

- Как и я! ДОРОТА! – крикнула Би так громко и решительно, что Эс подпрыгнула. – Машину мне! Быстро!– и посмотрев с теплотой на подругу, коснулась ее руки. – Сделай все правильно на этот раз, Эс!

Серена ничего не ответила, лишь улыбнулась.

Выходя из лифта в фойе своего дома, Блэр взглянула на часы… Так мало времени осталось до рейса, а у нее на сегодня еще запланирована встреча с поверенным. И еще Блэр должна была заскочить на 5ую Авеню.

* * *


Стоя на вершине лестницы, ведущей в казино, глядя на элегантно одетых мужчин и женщин, в лениво рассеянном, лимонном свете за столами обтянутыми зеленым сукном, Блэр вдруг растерялась. "Надо было захватить накидку" пронеслось у нее в голове, но она знала - этот озноб не от холода. Ей просто страшно. Страшно от того, что она совершенно не знает, как отреагирует Чак на ее появление. Но, кажется у нее нет другого выхода, кроме как рискнуть и уже наконец выяснить, нужна ли она ему или они потеряли СВОЕ время. Поискав глазами знакомую широкую спину, увидев радом того, кто явно не сделает ее задачу проще, она вдохнула поглубже, и, расправив плечи и подхватив оранжевый подол платья, начала спускаться в зал.

Сначала она увидела его затылок. Он сидел за столом для Black Jack. Полупустой стакан виски, горка выигранных фишек, ленивая поза и расслабленность жестов говорили о том, что он уже здесь давно и, что он явно не против общества своего дяди. Джек сидел рядом, поигрывая фишками и кидая плотоядные взгляды на официантку у соседнего столика. Подавив желание трусливо сбежать, пока они ее не заметили, Блэр вдохнула глубже и решительно шагнула к столу.

- Здесь свободно? - пытаясь игнорировать безумно колотящееся сердце, спросила она.

- Блэр? Что ты здесь делаешь? - шок на лице Чака говорил о том, что старший Басс ей не соврал, когда обещал молчать.

- Конечно, мисс Уолдорф, - елейным тоном протянул Джек, встав и отодвинув для нее кресло. - Как можно отказаться от общества такой красивой женщины.

- "Мисс Уолдорф"? - фыркнула Блэр, присаживаясь к столу - Серьезно?

- Нуууу… Ты же запретила называть тебя "принцессой"! - ухмыльнулся Джек, возвращаясь к игре.

- Это ты ее сюда позвал? - Блэр хорошо знала этот тон Чака - он злился.

- Она не оставила мне выбора. Твоя женщина умеет быть убедительной, когда ей что-то действительно сильно нужно. Так что у меня было на выбор или я говорю ей - где ты, или сажусь в тюрьму.

- Что? - Чак с недоумением смотрел то на имитирующую спокойствие и непринужденную улыбку Блэр, то на дядю, который снова откинулся в кресле и, кажется, откровенно наслаждался неловкой сценой. - У нее что-то на тебя есть?

Блэр ухмыльнулась и, приняв от крупье стартовые две карты, попыталась вникнуть в суть игры.

- Ничего, кроме видео меня и одной потаскушки в лифте отеля.

- С каких это пор это уголовное преступление? - спросил Чак.

- С тех пор - вступила в разговор Блэр, жестом показав крупье, что ей нужна еще одна карта - Как этой потаскушке еще не исполнилось восемнадцати, а лифт находился на территории отеля, а отель – на территории Американского штата. - закончила она. приторно-сладко улыбнувшись Джеку. Тот, в свою очередь, отсалютовал ей стаканом с виски.

Чак всеми силами пытался оставаться спокойным в этой неловкой и совершенно абсурдной ситуации, когда его, временами очень подлый, родственник, и женщина, которая, исчезнув после скандала в Сплетнице и не давала о себе знать целый месяц, а теперь сидела напротив и выглядела так, будто ничего не произошло, сидели с ним за одним столом. Но это было сложно - не реагировать – потому, что каждый раз, когда она была рядом, все повторялось... Вот и сейчас, чувствуя такой знакомый аромат, видя эти отливающие медью локоны, ощущения шелка под пальцами которых он помнил до сих пор, видя искорки в ее глазах, которые не появлялись так давно... Все повторялось. Но он уже был не тот Чак, каким он был раньше. Да, он перестал себя обманывать и ожидать, что его чувства к Блэр пройдут, да он знал, что как бы они не бежали от себя и друг друга, их связь будет всегда. Но он слишком устал, слишком часто видел, как его любимая уходит от него, или как она отрицает саму себя. Сейчас он просто решил посмотреть, как будет вести себя Блэр, попытаться понять, зачем она приехала, и правда ли была в том сообщении Сплетницы. Поэтому он откинулся в кресле с бокалом виски, решив, что просто посмотрит, как будут развиваться события.

- Вот чего я никак не могу понять? - повернувшись к Блэр начал Джек - Зачем тебе так срочно понадобился мой племянник, что ты пошла на подкуп моего поверенного и шантаж?

- Я приехала вернуть своего мужчину назад - просто ответила Блэр, молясь про себя, чтобы ее неуверенность в успехе осталась не заметна для Бассов.

Услышав ее фразу, Чак чуть было не поперхнулся виски и уставился на Блэр, которая с невозмутимым видом приняла от крупье фишки выигранные в этой партии.

- Аааа, - протянул Джек, - Ну тогда понятно, почему спасовал мой поверенный - когда ты встаешь на след Чака, тебя сложно остановить. Хотя то, что ты отчаянно пытаешься его вернуть каждый раз когда он вполне нормально живет без тебя, - продолжил Джек, делая вид что не замечает, как напрягся его племянник и как немного дрожат губы Блэр в попытке держать дерзкую ухмылку. - Наводит на определенные размышления.

- Может вы перестанете говорить так, словно меня здесь нет?! - не выдержал Чак. Тот факт, что, вместо того, чтобы посмотреть в глаза Блэр и попытаться понять - зачем она здесь, он вынужден сидеть и слушать их перепалку, окончательно вывел его из себя.

Посмотрев на родственника и поняв, что парень взбешен, Джек встал из-за стола и, прихватив виски, сказал:

- Думаю на сегодня достаточно нашего приятного общения. - он застегивал пуговицу смокинга - Официантки с пухлыми губками гораздо более веселая компания, чем вы двое сейчас – Джек напоследок отсалютовал бокалом напрягшейся парочке.

- Mademoiselle, monsieur? - подал голос крупье, который усиленно делал вид, что за его столом не происходит ничего странного - Vous continuer la partie?

- Оui - ответила Блэр, принимая карты.

- Блэр, - дотронулся до ее плеча Чак, - Посмотри на меня? - Девушка выполнила его просьбу и не в силах побороть в себе внезапное смущение - робко посмотрела на Чака. - Что ты здесь делаешь? - повторил свой первый вопрос Чак.

- Я сказала твоему мерзкому дяде правду. - упрямо сказала Блэр, - Я приехала вернуть тебя. Если ты, конечно, захочешь принять меня назад, после всего того, что произошло. - горько добавила она, повернувшись к крупье и кинув еще две фишки на кон.

- Тебе не кажется, что нам лучше уйти отсюда и поговорить где-то в спокойной обстановке? - спросил Чак.

- Не думаю что смена обстановки что-то изменит - с легкой усмешкой ответила она снова развернувшись к игровому столу.

Чак поймал себя на том, что не знает, как реагировать на такую, новую Блэр. Она казалась уверенной, немного игривой и дерзкой, упрямой и невероятно красивой. Вообще то, это была та Блэр, которую он полюбил еще в школе, прежняя Блэр. Просто в их жизни все так запуталось... За два последних года его Блэр изменилась - все реже был слышан ее искренней смех, а она в своих попытках найти свое место в этом мире окончательно запуталась и сильно изменилась: меньше иронии в словах, уже не такая гордая, и какая-то... усталая... Но сейчас она сидела рядом, и казалось, они вернулись в прошлое и не было этих двух последних лет....

Тряхнув головой в попытке отбросить это ощущение, Чак так же кинул фишки на стол, принимая игру крупье и этой непостижимой женщины с горящими глазами, сидящей напротив.

- Ладно - сказал он - Но нам придется поговорить, мы уже не подростки, чтобы бежать от неудобных разговоров.

- Мы поговорим - кивнула головой Блэр - Хотя не думаю, что осталось хоть что-то, чего ты не знаешь обо мне, после того, что сделала Сплетница. И не только ты, но еще и все ее читатели - горько усмехнувшись, добавила она.

- Как ты? - он настолько был шокирован ее появлением, что почти забыл, при каких обстоятельствах они виделись последний раз.

- Справилась - кивнула она, кидая на стол очередную фишку - Вообще-то, это было мне нужно - это помогло мне вернуть себя, понять свои ошибки.

Понимая, что разговор идет совсем не в ту сторону в которую бы ей хотелось, и не зная до сих пор, как он отреагировал на то, что прочитал тогда, она набралась смелости и посмотрела прямо на него ожидая его следующий вопрос.

- То, что там написано - правда? - спросил он.

То, что он прочитал тогда месяц назад перевернуло его мир, он увидел происходящее между ними глазами Блэр и это потрясло его. Так что, от ее ответа сейчас, зависело почти все.

- Да - просто ответила она.

Их взгляды встретились, и в этот миг все слова и объяснения стали уже не важны. Чак видел, что она говорит правду и заново переживал откровение ее чувств о том, что все это время, отталкивая его, отдаляясь все дальше и дальше, она продолжала его любить. Она же увидела, что обрывки ее дневника стали не только ее самым главным наказанием они стали и ее спасением. В них он прочел то, что она боялась признать - она бежала не только от него, она бежала от себя. Ее королевский роман, выходка на свадьбе, то, что она кинулась в отношения с Дэном - ей еще предстоит вымолить его прощение за все это... Но теперь он знает главное - все это время, в ее сердце был только он.

- Placer vos jeux - подал голос крупье, пытаясь обратить на себя внимание странных гостей.

Они вновь повернулись к крупье и кинули свои фишки. Почти не глядя на свои карты, желая снять напряжение момента, Блэр спросила:

- Помнишь как мы играли с тобой в Black Jack в последний раз, Басс?

- Как я могу забыть! - усмехнулся Чак, кинув на нее лукавый взгляд. - Такие ставки редко увидишь на кону.

Казалось, вокруг стало как-то тише... Или просто они перестали замечать все вокруг, втянутые в атмосферу их собственной игры. Крупье решил бросить попытки привлечь их внимание и просто стоял и ждал, когда он понадобится им снова, внимательно наблюдал за двумя брюнетами.

- Не хочешь повторить? – Блэр решила пойти ва-банк.

Чак в который раз за вечер в недоумении уставился на женщину напротив, совершенно пораженный.

- Ты хочешь сказать...

- Ага. Стокгольм номер два. Только на этот раз ставка намного серьезней!

- Ты и в тот раз говорила, что для тебя ЭТО очень серьезно - попытался отшутиться Чак, приподняв бровь и все еще не веря, что она задумала то, что, как ему казалось, она задумала.

- Ну… в первый раз всегда немного страшно - усмехнулась она и, посмотрев в свои карты, сказала - Давай так - если сейчас выигрываю я - мы завтра улетим домой и начнем все сначала, с чистого листа. - видя недоумение на лице Чака, она продолжила - Если выиграешь ты, то я не стану больше тебя преследовать.

- Блэр, не думаю, что ставить наше будущее на кон партии в Black Jack - хорошая идея. - сказал Чак, глянув на свои карты, кажется, впервые с того момента, как за стол села Блэр.

- А мы никогда не были хорошей идеей, - глядя ему в глаза, мягко произнесла Блэр - С самого начала. Это была не очень хорошая идея - лишится девственности с лучшим другом своего бойфренда. Было неправильным требовать от тебя сказать те три слова, когда мы и сами толком не знали, кто мы друг другу.- видя, как он горько усмехнулся, она продолжила - Это было совсем неуместно признаться тебе в любви в день похорон твоего отца. Глупо было пытаться решить твои проблемы с Джеком, не разобравшись толком, что происходит. А потом сопротивляться очевидному, и отказываясь прийти на крышу Empire State Building. - не замечая ничего вокруг кроме его взгляда она продолжила - Чак, ты сказал, что хотел бы, что бы в тот вечер в Виктроллу приехал Нейт… Знаешь? А может ты и прав – горько усмехнулась она - Если бы я не приехала тогда ничего бы не случилось! Вообще ничего! Возможно, сейчас бы я была уже миссис Нейт Арчибальд, училась бы на предпоследнем курсе в Йеле, ты бы все тем же Чаком Бассом, королем вечеринок и бабником, или наоборот стал бы серьезным, женатым бизнесменом. Но это случилось! Мы случились! И уже ничего нельзя изменить. Никогда нельзя было. Оказалось, это не тебе решать, и не мне. За нас уже все решили. Именно в тот вечер, в Виктролле, когда я скинула перед тобой платье в первый раз, мы стали неизбежны, Басс!…И наши войны, обиды, отказ признавать очевидное - ничего из этого не было хорошей идеей. Мы уничтожали друг друга, сгорали вместе, но потом возрождали друг друга. Мы - это мы, Басс! И у нас никогда не будет все просто. Сколько еще раз это повторится? Кто знает? – видя его взгляд, где неуверенность и страх боролись с узнаванием и восторгом от того что они вновь втянуты в свой собственный мир, она протянула руку через стол, положив на стол бархатную коробочку черного цвета, и, крепко взяв Басса за руку, Блэр заглянула ему в глаза, сказала - Но я готова рискнуть. А ты?

 
mio-mioДата: Пятница, 06.07.2012, 18:24 | Сообщение # 8
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline
Название: Спор.

Автор: mio-mio.

Пейринг: Chair

Рейтинг: PG-15

Размер: маленький мини

Жанр: флафф, юмор.

Таймлайн: 3 сезон

От автора: Эта шалость была написана почти год назад. Недавно я наткнулась на нее вновь. Немного игривых СВ.

Приятного чтения.


- Не знаю. Мне, например, хорошо.

- Тебе было хорошо и на третьем пункте, Басс, а я кажется вывихнула ногу.

- Не надо было так прогибаться.

- Не надо было так наваливаться на меня.

- Ну давай прекратим, хотя ты это предложила.

- Заткнись Басс! Иначе я ударю тебя этой книгой.

- Все, что тебе нужно - это признать.

- Ни за что!

- Тогда вперед, - видишь тут написано - "перекиньте правую ногу и… "

- Я умею читать, Чак!

- Хорошо. Но если и сейчас не получится, я выхожу из игры.

- Что?!

- Блэр, я конечно люблю оказываться прав, но это уже не смешно.

- Ну конечно, - все дело в этом глупом споре.

- Нет. Все дело в том, что мы не можем осилить четыре долбанных шага этой позы а я не люблю чувствовать себя дураком!

- Нет, не так… Вот так.

- Перестань царапаться!

- Перестань указывать мне, что делать и отпусти ногу, - мне больно!

- Так! Все хватит!

- Что?!

- Просто признай Уолдорф и покончим с этим.

- Неееет, давай попробуем еще раз.

- Блэр.

- Ну-ммм.

- И не проси!

- Ну хорошо!

- Что "хорошо"?

- Ты обязательно хочешь это услышать от меня да?

- Конечно.

- Мерзавец!

- Можно просто - Басс.

- Ну хорошо, "Басс". Я признаю.

- Что признаешь?

- Что ты прав.

- А подробнее?

- Ты достал Басс! Затея йоги с партнером была бредом, я выкину эту книгу, не надо было слушать Серену… Но нам надо найти какое-то другое совместное занятие.

- Я думаю оно у нас уже есть.

- И не мечтай!

- А почему бы и нет?! Тем более что он уже готов.

- Что?! Поверить не могу, Басс, ты задумал это с самого начала?!

- Ага. Мой портной сшил его из лучших тканей, по твоим меркам, ты будешь еще лучше чем у Диснея.

- Поверить не могу!

- Уговор есть уговор, Уолдорф.

- И вообще откуда ты взял эту фантазию?

- А тебе не когда не казалось что ты на нее похожа?

- Нет!

- А мне да.

- И что…. он бархатный?

- Даже лучше, чем оригинал.

- Поверить не могу.

- Ну же, давай! Это будет весело и очень даже сексуально.

- Наверно... ты куда?

- Позвоню Артуру чтобы съездил забрал костюм.

- Что, сегодня?

- Ну это будет интересней чем йога.

- Извращенец!

- Зато сегодня я трахну Белоснежку.

- Фу, Басс!

- Не надо было со мною спорить и утверждать, что йога это весело. И потом - тебе понравиться.

- Стоп. Я же должна была играть Белоснежку в школьном спектакле, когда нам было четырнадцать, но слегла с гриппом и не смогла!

- Вот и ответ откуда у меня эта фантазия.

- Да?

- Да, Уолдорф.

- Поверить не могу, что говорю это, - но это так мило.

- Так у меня будет сегодня секс с Белоснежкой?

- Да.

 
mio-mioДата: Воскресенье, 15.07.2012, 11:33 | Сообщение # 9
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline


Название: Только с тобой.

Авторы: Macaron, mio-mio,

Пейринг: СВ

Рейтинг: NC -17

Саммари: 5х24, ночь после казино.

Примечание авторов:

mio-mio: наверное после "Риска" это был лишь вопрос времени, когда появится этот текст. Macaron, тебе, мои поцелуи и... мы сделали это!
 
mio-mioДата: Воскресенье, 15.07.2012, 11:45 | Сообщение # 10
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline
- Ты сняла для нас пентхаус? - спросил Чак видя, как она достала из сумочки золотистую карту ключ и приложила ее к сканеру самого верхнего этажа.

- Для тебя - самое лучшее, - мягко улыбнулась она.

- А если бы я сказал тебе "нет"?

- Не думаю, - повернулась к нему Блэр, - Что у нас когда-нибудь был шанс по-настоящему сказать друг другу "нет".

Пару секунд они просто смотрели друг на друга, потом Блэр шагнула ближе. Их тела сейчас почти соприкасались. Она сглотнула - его взгляд сжигал ее изнутри. Напряжение было почти ощутимым на коже.
Никто из них потом так и не вспомнил, кто рванулся к другому первым.
Блэр охнула, когда ее губы оказались раздавлены долгожданным поцелуем. Чак застонал, когда ее пальцами вцепилась в его волосы.
Натыкаясь спинами на стены лифта, они теряли себя в урагане страсти. Сорванный галстук бабочка осел на пол лифта, на нежной кожи шеи появился след от его жадных губ. Они даже не заметили, как, не разжимая объятий, практически выпали сквозь открывшиеся дверцы в темный холл пентхауса.
Бросив сумочку на пол, Блэр толкнула Чака спиной к стене и, лишь на миг оторвавшись от любимых губ, вцепилась непослушными пальцами в пуговицы черного смокинга. Чак отвечал на ее жадные поцелуи с не меньшей силой, прижимая, еще ближе, ту, которую мучительно дожидался целый год.
Не останавливая поцелуев и прикосновений, Чак подхватил Блэр и усадил на комод. Девушка ахнула, затрещал подол платья, стройные ноги крепко обняли мужскую талию. Блэр отпустила темные волосы и потянулась к пуговицам дорогой рубашки. Наспех расстегнув крохотные пуговички у груди и рванув остальные, так что они рассыпались по полу, она наконец ощутила горячую кожу под пальцами. Крепко прижимая девушку к себе, Чак провел рукой по приподнятому бедру, еще больше заводя его себе за спину, и рванув крохотный замочек, стянул расшитую бисером ткань.

Его руки ласкали шелковистую кожу на спине, а губы спускались по любимой шее. Проведя ладонями по плечам, он спустился к груди, срывая с ее губ стон. Такое родное, совсем немного изменившееся за год тело, мягкость кожи, ее запах - все это казалось нереальным.

- Подожди, - неожиданно выдохнул он.

- Что? - девушка решила, что он сейчас передумает, уйдет, и прижалась к нему еще сильнее.

- Хочу тебя видеть. - Чак потянулся через ее плечо и щелкнул выключателем.

Мягкий свет заполнил гостиную пентхауса.

Он провел кончиками пальцев по ее лицу, словно вновь изучая родные черты, прежде чем прижаться своим лбом к ее.

- Я так по тебе скучал, - чуть слышно сказал он.

- Больше никогда меня не отпускай, - прошептала она в ответ.

Отклонившись, Чак замер, не в силах оторвать взгляда от нее. Он помнил, очень хорошо помнил, ее всю. Но сейчас он внимательно вглядывался в нее, словно хотел, что бы его мозг сделал резервные копии.

Все это так странно… так не правильно. Они всегда принадлежали друг другу, всегда это чувствовали. Но или их неуверенность в общем будущем, или постоянное и бессмысленное отрицание того, что каждый из них больше не имеет прав распоряжаться собственным сердцем по своему усмотрению… Все это сделало из них «вечных любовников», постоянно крадущих минуты счастья обладания друг другом у соперников, вымышленных и реальных; любовников, разрушающих рамки, вкушая запретный плод… И всегда эти минуты оставляли за собой чувство вины, опустошённости… разочарования.

«Так не должно быть» - думал Чак, в то время, как его руки блуждали по ее телу. Он не изучал ее, он повторял в ее в памяти - бархатная кожа, цвета слоновой кости, будто светящаяся изнутри, тонкая талия, кажущаяся еще более хрупкой в контрасте с округлыми бедрами, крошечные запястья, Чак любил ее руки, самые нежные на свете. Они необыкновенные – они словно прожигали его, когда она касалась его тела, или как она погружала пальцы в его волосы, разливая нежность в каждую его клетку. Невероятно сильные пальцы, впивающиеся ногтями в его спину, до сладкой боли, когда он заполняет ее, или закушенные ее зубами, в попытках заглушить вырывающиеся страстные стоны. Дразнящие пальцы, как бы ненароком поправляющие выбившийся локон, абсолютно «нечаянно» касающиеся ее шеи…

Он гладил шелк ее волос, ее плечи, ее шею. Проведя ладонью по ее щеке, Чак наконец взглянул в ее глаза.

Прозрачный океан всепоглощающей любви, темный омут страсти и желания, ее взгляд отдавал ему все, без сожалений, без раскаяния, без остатка. Это было таким волнующим, таким ожидаемым и внезапным одновременно, что Чак чуть не задохнулся от нахлынувшей на него волны нежности. В уголках любимых им глаз, поблескивали слезы, сладкое тело под его руками чуть дрожало. И он понял, что для Блэр это так же ново и сложно, как и для него. Да, они много раз расставались и сходились вновь. Может даже слишком много. Но теперь, когда между ними не осталось больше никаких преград, когда есть только они, настоящие, очевидно для Блэр это было так пугающе, как и для него.

И еще было кое что – или ему показалось?

Сидя перед ним, почти обнаженная телом и мыслями, глядя ему в глаза, на лице Блэр появился густой румянец, и какое-то, немного детское, немного дикое, смущение. Чак не смог припомнить это выражение ее лица даже в ту их первую ночь, когда они возвращались из Виктроллы.

Блэр и сама не могла понять, откуда взялось это чувство. Сейчас... Да она все еще хотела этого человека каждой своей клеточкой, каждая мышца в ее теле умоляла сейчас о прикосновении, но появилось и еще что-то.

Блэр чувствовала себя глупой, маленькой капризной девочкой. Ее игры с судьбой, и проверки на прочность чуть не разрушили ее жизнь, и почти отобрали у нее Чака. Она любила драму в литературе и она обожала привносить эту драм в собственную жизнь. Очень часто она фантазировала и жалела, что не родилась в какой-нибудь другой эпохе, во времена Джей Остин, или в Париже Двадцатых годов.

Но в этом случае она никогда бы не узнала, каково это - любить Чака Басса. Эта любовь всепоглощающая, она ранит, она не дает груди свободно дышать, она уязвляет. Она рушит тщетные попытки возвести хоть какие-то стены вокруг своего сердца, что бы иметь хотя бы незначительную, но гарантию того, что этот мужчина никогда больше не сделает тебе больно. Эта любовь убивала ее медленной, невыносимо мучительной смертью, убивала ту Блэр, которая полжизни потратила на сооружение собственного панциря, такого крепкого, что бы ни один человек на свете не смог увидеть ее настоящую. И еще она бы никогда не узнала каково это - когда тебя любит Чак Басс, самый сильный мужчина, которого она когда либо знала! Мужчина, с собственной броней, по сравнению с которой, ее собственный панцирь кажется яичной скорлупой.

Сейчас он смотрел на нее, будто на греческую богиню. В его глазах, цвета его любимого выдержанного виски, Блэр читала безграничную любовь, обжигающую страсть и ласкающую нежность одновременно.

И, кажется именно теперь, когда они прошли полный круг в познании друг друга и самих себя, когда больше не осталось ничего скрытого, потаенного, она пришла к тому, что всегда давалось ей с большим трудом. Обнимая Чака Басса, Блэр Уолдорф призналась, что она была не права. Она ошибалась, когда пыталась выбрать, какая любовь лучше, даже сам этот вопрос никогда не имел никакого смысла - как можно выбирать между качеством любви, если высшие силы послали ей только одну любовь?

- Что такое? - спросил Чак, почувствовав, как она задрожала.

- Все нормально... просто… - Блер опустила голову.

- Что? - он приподнял ее лицо и заглянул в ее глаза, - Мне ты можешь сказать, - нежно улыбнулся он.

- Просто... - она запнулась, не зная, как ему объяснить, что его нежность, то, как его прикосновения переворачивают все внутри, осознание того, что это реально, он касается ее, она слышит его голос, чувствует кожей его дыхание, и это не очередной ее сон - делали все это невыносимо сильным.

Глядя в ее глаза, в которых сейчас поблескивали слезы, чувствуя дрожь ее тела под его руками, он понял, что на этот раз, между ними не осталось преград - только они, настоящие, только их любовь, которая, кажется, стала еще сильней.

- Пойдем, - внезапно подхватил ее на руки Чак.

- Что ты задумал? - спросила она, хотя сейчас с ним она могла пойти куда угодно. Блэр прижалась к нему и, почувствовав родной запах еще ближе, уткнулась носом в его плечо.

- Доверься мне, - нежно поцеловав, ее в висок, улыбаясь, сказал он, переступая порог ванной. – Обещаю, тебе понравится.

- Мне уже нравится, Басс, - улыбнулась ему в ответ Блэр.

Ванная комната была поистине королевской – золотистый мягкий свет, мрамор, атаманка, обтянутая шелком, и в центре этого маленького «дворца» ванна – огромная, белоснежная и совершенно круглая.

- Мне всегда нравилось, как ты выбираешь вещи - сказал с улыбкой Чак, усадив ее на небольшой диванчик.

Блэр зачарованно наблюдала за тем, как Чак подходит к ванной и включает воду, затем наливает пену, предварительно понюхав флакончик и тихо улыбалась. Она так боялась, когда ехала сюда, что он не поверит ей, оттолкнет, и сейчас, когда он был такой безмятежно спокойный, у нее стало очень спокойно на душе тоже - он поверил ей, подпустил ее к себе и это было самое главное.

Чак повернулся и окинул девушку взглядом. И ему определенно нравилось то, что он видел. В этот вечер вернулась его настоящая Блэр, с гордой осанкой Королевы, уверенным взглядом женщины, точно знающей, чего она хочет, эмоциями, плескавшимися в глазах, вишнево-сладкими губами, на которых сейчас была легкая улыбка.

- Ты восхитительна, - прошептал он, медленно приближаясь к ней. Наклонившись, он оставил поцелуй на ее губах, затем на ложбинке груди, животе и наконец опустился перед девушкой на одно колено.

Их глаза теперь были на одном уровне, и он заглянул в них, пытаясь понять, что она чувствует. Откровенное желание в них, нежность и вновь капля смущения заставили его улыбнуться. Он снял с ее ноги туфлю, коснувшись маленьких пальчиков с алыми ноготками. Он любил ее миниатюрные ступни, любил проводить пальцами по ним, перебирая пальчики, иногда щекотал ее пяточки, а иногда заставлял ее блаженно закатывать глаза, делая ей массаж ступней. Не разрывая контакта с ее огромными блестящими глазами, он потянул вторую туфлю. Блэр. кажется, даже не дышала.

Отставив в сторону туфли он провел руками по ее ноге, медленно, словно запоминая, дошел до колена и затем выше, касаясь резинки чулок и, наконец, мягкой кожи бедра. Блэр чуть слышно застонала, когда он, погладив, пальцами внутреннюю сторону ее бедра, начал стягивать ее чулок. Так же медленно сняв второй, Чак провел пальцами по ее обнаженным коленям. Опустив голову, он оставлял на коже обжигающие поцелуи, от чего дыхание девушки сбилось еще сильнее. . Блэр запустила руки в его волосы, сильнее прижимая его крепкие и нежные губы к своей уже почти вибрирующей коже. Ведя дорожку поцелуев выше, он придвинул ее ближе к себе, чуть сжав ее попку. Она же теперь прижималась губами к его плечу пока ее руки, чуть царапая, проводили по его спине.

- Чаааак - услышав ее томный стон, когда его губы подошли к кромке кружевных трусиков, он вновь поднял глаза и, поднявшись сам, помог встать ей.

Он видел ее такой сотни раз, обнаженную, не считая кружевных трусиков, доверчиво прижимающуюся к нему, еще более миниатюрную, без своих неизменных высоких шпилек и немного консервативной одежды, но сейчас у него от чего-то чуть дрожали руки.

Пока Чак снимал ее чулки Блэр думала что это наверное самый необычный их первый раз. До этого, каждый раз сходясь после очередного периода "не вместе", они срывали друг с друга одежду, часто не успевали даже добраться до постели, а в большинстве случаев им вообще было все равно где они при этом находятся. А сейчас у нее дрожали колени… Даже тогда - в их первую ночь, после Виктроллы, в ее движениях и взглядах не было робости и того, что было сейчас - беззащитности. Сейчас она будто отрывалась ему снова, сдаваясь на милость победителя, вот только победу на этот раз одержали они оба.

Стоя сейчас перед ним, открытая его жадному восхищенному взгляду, она почувствовала себя на миллион. Давно забытое чувство. Это то, что не мог дать ей не один другой мужчина - уверенность. Каким-то образом рядом с ним она чувствовала себя одновременно и слабой и сильной, но всегда уверенной в себе женщиной.

Прильнув к нему всем телом и оставив на его губах легкий поцелуй, она лукаво улыбнулась приподнявшему бровь Чаку, сняла с себя трусики и шагнула в ванну, погружаясь в облако ароматной пены.

- Присоединишься? – соблазнительно спросила она, усевшись в ванной, и закручивая волосы в жгут, открывая шею.

- Я ждал этого предложения - в тон ей ответил Чак, вынимая ремень из брюк.

Блэр даже не ощущала сейчас горячую воду на своей коже - все ее внимание было приковано к Бассу. Она завороженно наблюдала, как он медленно, с присущей только ему львиной грацией, снимает с себя оставшуюся одежду, расстегивает ремешок часов и откладывает их на столешницу раковины. Повернувшись и перехватив ее жадный взгляд, он усмехнулся и начал расстегивать брюки.

Она освободила ему место в ванной за ее спиной, и он шагнул в воду. Она заняла место между его ногами, откинулась спиной на его грудь и опустив голову ему на плечо, почувствовала себя... дома, наконец полностью ощутив долгожданную принадлежность.

- Теперь лучше? - спросил он, обнимая ее.

- Да. Спасибо, что делаешь это, я не знаю, что на меня нашло. - Блэр не понимала, что изменилось, почему десять минут назад она срывала с него одежду, а сейчас чувствует смущение.

- Шшшш. - прошептал он ей на ушко, путешествуя руками по ее телу, глядя, успокаивая и возбуждая одновременно, делая любые слова ненужными - Все нормально. Год без тебя это слишком долго, но ради тебя я готов подождать еще.

Блэр расслаблялась в его руках, отдаваясь ощущению близости.

Чак провел пальцами по ее руке и чуть коснулся груди, одновременно опускаясь губами на ее шею, именно так, как она любила больше всего. Ее закушенная губа и впившиеся в его бедро ноготки стали для него сигналом продолжить. Он провел кончиками пальцев по мокрому плечу, руке, коснулся выступающих позвонков на шее. Горячая вода оставила на коже тонкие струйки. Блэр блаженно закрыла глаза, на губах ее была улыбка. Чак тоже не смог не улыбнуться – настолько по-детски безмятежной она сейчас выглядела. Он провел губами по ее волосам, вдыхая ее аромат, пробуя ее на вкус.

Блэр отрывисто выдохнула его имя, когда он накрыл ее, уже налившуюся желанием грудь, своей ладонью. Ее дыхание, до этой минуты ровное и тихое, сбилось, он кожей ощущал оглушительные удары ее сердца, отдающиеся в его груди и заставляющие его собственное биться в унисон.

Он заглянул в ее лицо, пытаясь разглядеть, о чем она думает и что чувствует сейчас. Ее глаза были закрыты, лоб исказила еле заметная морщинка – Блэр была в напряжении, губы приоткрыты, и Чак видел, как они беззвучно произносят его имя; он поймал себя на мысли, что никогда не видел зрелища прекраснее, чем такое выражение лица его любимой – сдвинув брови в сексуальном напряжении, жаждущей его каждой клеточкой своего тела.

- Чак… - шептала она.

Вода сделала тело Блэр почти невесомым, она не ощущала себя собой, она чувствовала себя частью Чака, чувствовала удары его сердца спиной, и они отдавались в ее ушах. Его сильные, но нежные руки, ласкающие ее грудь, кружили ей голову. Ощутив поясницей его твердую, пульсирующую плоть, ей стало невыносимо больно внизу живота – но это была сладкая, тянущая, сокрушающая боль. Ей казалось, что еще мгновение, и она потеряет связь с реальностью окончательно.

Словно прочитав ее мысли, Чак под водой опустил ладонь на ее живот, провел по нему рукой, а затем опустился еще ниже и коснулся Блэр там, где она больше всего хотела, что бы он сейчас был.
- Чаааак, пожалуйста, - уже почти плача, застонала Блэр. Ее тело расплавлялось от его прикосновений, но ей хотелось большего. Ей казалось, что она не выдержит и умрет, если он сейчас опять остановится, и, в порыве почти протеста, она крепко сжала ноги, почувствовав, что его рука ускользает от нее.

- Тебе никто не говорил, что терпение это хорошее качество? – даже не пытаясь выровнять дыхание, усмехнулся Чак в ее макушку.

Его рука была в ее сладком плену. Его сердце билось как сумасшедшее. Он сам был почти на грани, но рядом с ней он всегда хотел быть кем-то большим, быть сильнее, лучше.

Блэр разжала ноги и, расплескав облако пены, резко развернулась. Прижавшись к его губам в отчаянном поцелуе, она выдохнула:

- Сейчас, Басс!

- Тогда, - улыбнулся он, обхватывая ее обнаженное тело. - Нам пора выбираться отсюда.
 
mio-mioДата: Воскресенье, 15.07.2012, 11:46 | Сообщение # 11
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline
Он внес Блэр в спальню и нежно опустил на кровать. Мягкий золотистый свет от лампы разлился по его плечам. Блэр, разгоряченная ванной и ласками, закрыла глаза, наслаждаясь мягкой прохладой шелка под собой. Все тревоги прошедшего дня окончательно покинули ее, все, о чем она сейчас думала – как сильно хочет Чака, как необходимо ей сейчас почувствовать его внутри себя, отдаться без остатка, отдать тело, сердце, душу.

Она открыла глаза и беззвучно ахнула. В паутинке золотого света Чак показался Блэр особенно красивым. Его обычно такие жесткие, напряженные черты разгладились: губы, обычно сомкнутые в саркастической ухмылке, смягчились, в темных глазах полыхал огонь, его горячий взгляд блуждал по ней, словно он видел и восхищался каждой частью ее тела впервые. Блэр вытянулась на постели, наслаждаясь ничем не прикрытым обожанием, страстью и нежностью в знакомых глазах.

- Иди ко мне, – она провела рукой по шелковым простыням, приглашая Чака разделить с ней блаженство прохладного шелка.

Чак ответил улыбкой, скинул полотенце с бедер и опустился на кровать, нависая над девушкой.

- Готова? - спросил он. На что Блер обхватив его шею руками, ответила жадным поцелуем, выгибаясь под ним.

Сегодня он обращался с ней как с хрупкой драгоценностью, и Блэр наслаждалась этим. Она как в океане купалась в волнах его сдерживаемой страсти, упивалась неторопливыми ласками, сходила с ума от терпеливой нежности. Этот Мужчина всегда разжигал в ней жажду, утолить которую мог только сам. Она очень ценила в нем, то что он всегда спрашивал, уверенна ли она, готова ли, - что для него всегда на первом месте были ее желания, но отвечала всегда только так - жадными поцелуями, руками и губами на его теле, не в силах выразить словами, как много для нее это значит, какие сильные чувства вызывает.

Обхватив её руки одной своей, он, не прерывая поцелуя, заскользил ладонью по ее телу.

Ему часто снилась Блэр в этот год. Во сне он чувствовал мягкость ее кожи под пальцами, сладость жадных поцелуев, пьянящий дурман тихих вздохов, опутывающих сознание как паутина. И физически ощутимую, щемящую боль в сердце каждый раз, когда просыпался один в пустой постели. Но сейчас его сны стали реальностью. Под его руками была ее горячая кожа, стройная ножка пыталась притянуть его еще ближе, а сладкие губы сводили с ума.

- Я скучал по тебе, - в который раз за вечер повторил он.

- Не так, как я по тебе, - хрипло ответила она, выгибаясь под ним, но не пытаясь высвободить руки - они оба знали что им нравится.

Они вообще уже давно умели обходиться без слов, руками, губами, обжигающими взглядами и жадными поцелуями рассказывая, как сильна их потребность друг в друге.

Чак провел рукой по ее животику и, опустившись ниже, нежно проник в нее пальцами, начиная сводить с ума медленными ласками. Она застонала от таких сокрушительных прикосновений. Каждый нерв в её теле уже устал от острой, алчущей пустоты. Его сдержанность, неторопливость питали желание в ней еще неистовей. Блэр хотела сейчас быть наполненной, стать наконец одним целым с тем, кто всегда был ее частью. Не владел ее сердцем, а просто был его кусочком, не приходил в ее мысли, а жил под кожей. Желание быть взятой им, поглощённой, выпитой до дна становилось все сильнее.

Чак, прекрасно зная, что именно заставляет ее терять контроль, и как всегда, забывая о себе, стараясь сначала показать Блэр всю свою любовь, отпустил ее руки и теперь ласкал грудь, продолжая сводить ее с ума поцелуями, в то время как его пальцы, все это время находящиеся в ней, убыстряли темп, заставляя живот девушки вздрагивать.

Почувствовав приближение к пику, Блэр вдруг распахнула глаза:

- Нет, - выдохнула она, оторвавшись от него. Положив руки ему на плечи, Блэр мягко оттолкнула от себя, заставляя лечь на спину. - Только с тобой, - добавила она, нависая над ним.

Теперь была его очередь ловить крупицы воздуха сквозь сбившееся дыхание. Она, словно боясь подсознательно, что он может уйти, хваталась за его руки, целовала еще неистовей, вжимаясь в него всем телом, словно все еще не веря в реальность происходящего. Чак прижался к своей невероятной женщине, теряя себя в поцелуях, переставая контролировать ситуацию отдаваясь тому, что у них было всегда - неизбежности.

- Я люблю тебя, Чак, - простонала Блэр между поцелуями, обхватив его шею, заглядывая в глаза.

- И я тебя, Блэр, - ответил он.

Не отрывая взгляда от любимых темных глаз, он вновь уложил девушку на кровать и медленно вошел в нее.

- Чаааак – задохнулась Блэр, ощутив, как он заполняет ее, заново приспосабливает к себе. Она вцепилась в его плечи, оставляя отметины от ногтей. Впилась в любимые губы, сбивая одно на двоих дыхание. Не в силах справится с эмоциями, выгнулась под сильным телом.

Чак замер.

- Как ты малышка? - прошептал он.

- Хорошо, - улыбнулась она и прижалась к нему еще сильней, потом резким движением обхватила его бедра и заставила лечь на спину. - А так еще лучше.

Именно по такой Блэр он скучал больше всего. Такой, и он был в этом уверен, какой она была только с ним - требовательная, своенравная, но одновременно нежная и очень ранимая. Доверчиво раскрытая перед ним, уязвимая, но очень сильная.

Закрыв глаза, его Блэр сладко двигалась на его бедрах, закусив губу, словно прислушиваясь к своим ощущениям, почти неосознанно царапая его по груди, тихо постанывая. Чак разрывался между желанием закрыть глаза и растворится в ощущениях и желанием смотреть на нее, такую.

Он скользнул руками вверх по ее ногам, обнял тонкую талию. Блэр открыла глаза и, томно взглянув в глаза мужчины, повела бедрами, сорвав его громкий стон. Девушка удовлетворенно улыбнулась - они слишком хорошо изучили друг друга, точно знали, как свести другого с ума.

Бешеная гонка на выживание, игра навылет между двумя любящими сердцами подошла к концу, сейчас они вышли на финишную прямую. В сантиметрах от красной ленточки каждый из них осознал себя кем-то большим, чем просто рабом другого.

- Я люблю тебя... - шепнул кто-то из них.

- Я люблю тебя... - эхом повторил другой.

Чак сел и потянулся к девушке губами. Блэр тут же взяла его лицо в ладони и наклонилась. Поцелуй утонул в поцелуе, взгляд растворился во взгляде, кожа скользнула по коже. Двое сплелись телами, когда Чак немного развел ноги, Блэр скрестила лодыжки за его спиной. Его ладони удобно легли на опустившуюся ниже попку, ее руки нежно обняли за шею. Когда два человека созданы друг для друга, рано или поздно, природа возьмет свое...

***

На потолок пентхауса неуверенно шагнули первые розовые всполохи от рассвета. Блэр повернула голову и через огромное окно несколько секунд рассматривала тонкий пунктир светлеющего разорванного небоскребами горизонта.

Ей совсем не хотела спать. Она подумала, что и так спала слишком долго. Ей казалось, что она спала весь последний год. Спала, пока жизнь, ЕЁ жизнь, проходила где-то рядом, мимо нее, проходила, не касаясь событиями ее спящего сердца.

С тихой улыбкой Блэр повернулась на бок и посмотрела на спящего рядом Чака. Его расслабленное лицо, пальцы все еще переплетенные с ее, тихое дыхание. Все это наполняло ее какой-то невероятной энергией. Блэр уже давно пустила его в свое сердце, изначально зная, что рискует остаться опустошённой… Так и произошло – он опустошил ее всю, но она не чувствовала пустоты… Он заполнил собой тот вакуум, который создал в ней, и никогда до этого Блэр не чувствовала себя более счастливой. И это не менялось никогда, кого бы Блэр не целовала, внутри она хранила и не отпускала только одного мужчину. С самого начала их отношений Чак давал ей то, что она не находила не в чем, и не в ком другом - он давал ей почувствовать себя живой. Только рядом с ним она стремилась вперед, строила планы, менялась.

Завтра они встретят новый день вместе, может быть вернуться в Париж, и будут гулять по городу, зайдут в ее любимое бистро, увидят Моне и ДаВинчи. Блэр мечтательно улыбнулась своим мыслям – мир не так уж и плох, пока в нем есть то, на что она готова смотреть бесконечно – ее любимые полотна в Лувре и красивый и умиротворенный Чак Басс, тихо спящий в одной с ней постели.
 
mio-mioДата: Воскресенье, 15.07.2012, 11:47 | Сообщение # 12
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline
Авторы будут рады увидеть Вас в Обсуждении
 
mio-mioДата: Понедельник, 19.11.2012, 10:48 | Сообщение # 13
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline


Игра в свидания.


Автор: МиМи (mio-mio, minimina)

Рейтинг: NC -17

Саммари:
Две недели, пять свиданий и только тогда Блэр станет его официальной девушкой.
Клуб МиМи представляет продолжение Идеального подарка

-1-


- Перестань надо мной смеяться, - возмущенно нахмурилась Блэр, кинув на подругу злобный взгляд исподлобья, и снова продолжила рыться в ворохе нижнего белья в ящике своего комода.

- Прости, - попыталась сдержать смех Серена. - Но это ведь и правда смешно. Би, ты целую вечность встречалась с Нейтом, потом у тебя был Чак, потом снова Нейт, теперь опять Чак, а ты говоришь, что идешь на первое свидание в своей жизни.

- Но это и правда первое настоящее свидание в моей жизни, - уверенно кивнула Блэр. - Для этого я и придумала эти правила - я хочу, чтобы у меня хоть что-то было, как у обычных девушек. - объяснила она, вытаскивая выбранный комплект и задвигая ящик.

Серена лукаво приподняла бровь, рассматривая два символических кусочка кружева цвета красного вина в руках подруги.

- Тогда возможно тебе не стоит надевать это, - улыбнулась она.

- Чак этого не увидит, так что можно.

- Тогда в чем смысл? - озадачено спросила Серена и прошла за подругой в гардеробную.

- Смысл в том, - ответила та, начиная перебирать платья в шкафу - Что я буду знать, что он на мне.

- Так вы и правда не будете...?

- Нет! Пять свиданий! И только тогда.

- О, Боже, - смущенно засмеялась блондинка - Бедный Чак.

- "Бедный Чак"?! - приподняла бровь Блэр, оглянувшись на подругу – Ты, вообще, на чьей стороне? Как тебе это? – она приложила к себе голубое платье с белой отделкой.

- Прости, конечно, на твоей, - поспешно кивнула она. – Эммм… А он уже сказал, куда вы пойдете?

- Да, в ресторан. Чак везет меня на ужин.

- Ресторан? - в который раз за этот вечер засмеялась Серена.

- А что?

- Ну, просто… он же Чак Басс. - нашла самое простое объяснение Серена - И у него всего пять попыток удивить тебя. Ресторан это, как то… просто. И тогда нет, - вернулась она к платью, - слишком… эпатажно для ужина.

Осознав, что в обоих замечаниях подруги есть смысл, Блэр пожала плечами и откинула платье в сторону.

- Не думаю, что это будет просто ресторан, наверняка он приготовил что-то особенное. А это?

- Не слишком длинное?

Блэр небрежно бросила наряд к первому забракованному.

- Такое?

Ворох забракованных нарядов все рос.

Наконец Блэр обернулась к подруге и после ее кивка радостно заявила:

- Я нашла идеальное платье.

- Наконец-то, - устало вздохнула блондинка и тут же вскочила с небольшого диванчика. – Идем, давай оденем тебя на первое свидание!

* * *


Наши усилия не прошли даром, - пронеслось у Блэр в голове, когда она увидела взгляд Чака.

Он заехал за ней и, сообщив через Дороту, что ждет внизу, стоял в холле. Блэр мысленно улыбнулась и начала нарочито медленно спускаться по лестнице. Сейчас она, как никогда в жизни, чувствовала себя королевой под его обжигающим взглядом полным восхищения.

Платье, вызвавшее такой эффект, в общем-то было простым - без бретелек и отделки, оно нежно облегало ее тело до талии, чтобы потом распасться волнами по бедрам. Золотистые босоножки на не высоком каблуке, колье, привлекающее внимание к ее шее. Блэр сознательно убрала волосы наверх. Почему-то ей казалось, что Чак простит ей эту крохотную попытку сыграть сегодня не совсем честно.

- Ты выглядишь великолепно - сказал парень и подал ей руку.

- Как всегда, - не сдержалась от королевской колкости она.

Они вошли в лифт.

Дожидаясь, пока кабина остановится, они молчали, потому что чувствовали себя немного неуютно. Оба понятия не имели, о чем стоит говорить в ситуации, когда человек, которого ты знаешь много лет, идет с тобой на первое свидание. Да еще и на свидание, от которого так много зависит.

Артур учтиво открыл дверцу лимузина.

Когда автомобиль тронулся, Чак тут же придвинулся к Блэр намного ближе, чем позволяли приличия вобще и правила первого свидания в частности.

- Эй! – тут же отреагировала девушка.

- Не делай вид, что не думала об этом.

- Я думала, что встречаюсь сегодня с воспитанным человеком, - возразила она.

- Я что, не представился по телефону? - Чак скривил губы в такой знакомой им обоим улыбке.

Блэр не сдержалась и шлепнула его усмешку кончиками пальцев. Он тут же поймал ее руку и прижал к губам. По телу Блэр пробежала дрожь, когда она почувствовала невесомое касание его языка.

- Чак… - попыталась она строго одернуть его, но голос вместо этого прозвучал почти умоляюще.

- Блэр! Мы не виделись три дня! - он переплел ее пальцы со своими, и теперь чертил большим пальцем круги на ее ладони.

С трудом оторвав взгляд от их рук, Блэр строго взглянула на парня.

- И я не шутила! Басс! Мы серьезно не будем спать две недели!

В этот момент она сама почти не верила в то, что говорила, но установленные ею самой правила не давали отступить.

- Блэр, поверь – если мы окажемся в одной постели, мы не заснем - хрипло усмехнулся Чак.

Вместо ответа она выдернула ладонь из его руки и, насупившись, отвернулась к окну. В большей степени, чтобы румянец, заливший при этих словах ее щеки, не был так заметен ее будущему (а в этом она была уверена) парню.

Чак ухмыльнулся и немного отодвинулся от нее.

Несколько минут они ехали молча.

Блэр чувствовала себя неловко. Обычно ее свидание проходили по вполне предсказуемому сценарию, чаще всего – она сама этот сценарий обговаривала заранее. Ни разу в ее жизни не было встреч, когда она не знала, что ее ждет и не могла это проконтролировать.

Да еще и любимые глаза и желанные губы так близко, только добавляли нервозности.

Чак с противоположного конца сидения рассматривал свою девушку, удивляясь себе и тому, как просто он согласился на ее довольно нелепые условия. Он знал, что мысль "не торопиться, и сделать все правильно" и ему как-то приходила в голову, но сейчас, по прошествии года, он считал, что важнее быть честными. Хотя бы с самими собой. Они - Чак и Блэр. "Правильно" никогда не будет их словом.

Но…

Если это то что она хочет, он был готов это сделать для нее. По правде сказать, он так долго не говорил заветные «три слова», что сейчас был готов сделать вообще что угодно, лишь бы сделать Блэр счастливой. Даже если это поиграть пару недель в «правильного» парня.

А она и правда была сегодня просто восхитительна.

Это потому, что вы три дня не виделись, - попытался он оправдать сам себя, но быстро понял, что разлука и непонятный статус их отношений здесь совершенно не при чем.

Просто он любил эту девушку. И, пусть и зная, что она тоже любит его, очень хотел, чтобы сегодня все прошло идеально. Блэр Уолдорф никогда не была той, что простит ему огрехи из-за его имени. Более того, прекрасно зная кто он, она даже приподнимет, свою, и без того не низкую, планку.

Автомобиль остановился.

- Приехали, красавица, - повернулся Чак.

Они вышли из машины, и Блэр в сомнении остановилась у вывески с сияющим «New York».

- Что это за место, Басс?

- Увидишь. Надеюсь, я тебя не разочарую.

- Ты собираешься испробовать на мне приемчики, на которые велись гардеробщицы? – уточнила она, когда он учтиво пропустил ее в распахнутую перед ними дверь ресторана.

Чак улыбнулся. Да, она знает его как никто, но и он может читать ее мысли.

Милая девушка провела их в зал, и Блэр замерла в недоумении.

Столиков в ресторане не было. Вообще. Были диваны, отделенные друг от друга лишь розовыми занавесками с лентами вместо подхватов, с потолка свисала люстра в восточном стиле, а все пространство между этими импровизированными столиками застилали ковры с высоким ворсом и тоненькие неоновые полоски, ограничивающие ступеньки.
Чак сзади обнял Блэр за талию и чуть подтолкнул вперед.

Они прошли к чему-то наподобие шатра с полупрозрачным занавесом. Летящий полог струился от стен до пола, надежно скрывая посетителей ресторана от любопытных глаз. Девушка-администратор откинула тонкую ткань и Блэр сглотнула. Их «столик» был запрятан в самый угол зала, высокое изголовье со стоящими на нем цветами, рассыпанные подушки и мягкий свет делали его еще больше похожим на большую супружескую постель.

- Приятного вечера, - сказала администратор, положила на их «столик» меню и ушла.

Блэр поняла, что сейчас ей придется лечь под эти букеты пионов в тепло мягкого приглушенного света, и как-то провести несколько часов наедине с Чаком Басом.

Который, тем временем уже скинул ботинки и, улыбнувшись растерявшейся девушке, забрался на диван.

- Ты серьезно, Басс? – приподняла Блэр брови. – Постель?

Она лишь закатила глаза, не сочтя нужным ответить на очередную усмешку,и сев на самый краешек кровати наклонилась, чтобы расстегнуть ремешки босоножек. За ее спиной раздался шорох льда и тихий стук стекла о металл. Обернувшись и оценив этикетку на бутылке в руках парня, Блэр мысленно отметила, что Чак помнит марку ее любимого шампанского.

Потеряв на какую-то секунду самообладание, она забыла держать брови недовольно нахмуренными и самодовольно улыбнулась.

А он и правда романтик
, - подумала она.

- Ты где предпочитаешь - с краю или у стенки? – спросил Чак, тут же разбив эту мысль на осколки.

- Пошляк, - буркнула Блэр и на коленях поползла к центру их «столика».

- Итак, - парень дождался, пока его спутница несколько раз одернула платье, поправила подушки, поерзала и, наконец-то усевшись, приняла из его руки бокал. – Предлагаю тост. За игру по правилам.

- Ты знаешь, что это такое?

- Конечно,- сделал "как ты могла обо мне такое подумать" лицо Чак - И между прочем, тебе, грех жаловаться. Ты поставила условие «никакой постели» и вот… мы всего лишь в ресторане.

Блэр мило улыбнулась.

- Я сейчас запущу в тебя бутылкой, - любезно сообщила она.

- Это твое любимое.

- И это единственное, что меня сдерживает, Басс! За нас, – она коснулась своим бокалом его.

Чак нажал на кнопку на изголовье кровати, через пару минут рядом и кроватью раздалось деликатное покашливание, еще через какое-то время мужской голос уточнил:

- Мистер Басс готов сделать заказ?

- Да, - ответил Чак, и только после этого полог шелохнулся, отодвинутый рукой официанта в белоснежной рубашке.

Блэр только что вспомнила о меню, лежавшем все это время у ее коленок, но пока она пыталась дотянуться да него, не позволив подолу платья задраться выше, чем следовало, Чак уже озвучил заказ на двоих.

- Я вообще-то и сама могу говорить, - заметила она, когда служащий удалился. – Или идеальное свидание в твоем извращенном мире означает – не дать девушке ни единого шанса выбрать что-то самой?

- Я не угадал?

Блэр захлопнула рот, понимая, что если бы заказ диктовала она, он был бы точно таким, как сказал Чак, включая мелочи типа «овощи - без специй» и «соус - отдельно».

- Ну, - она спрятала губы за бокалом и сделала большой глоток. Чак продолжал смотреть на нее, ожидая ответа. - Это неправильно, - отрезала наконец она. – Я хочу, чтобы все было… идеально.

- Обожаю тебя такую, - не смог не заметить Чак.

- Какую?

- Ты упорно играешь свою роль, даже если сценарий уже давно разорван, и вся съемочная группа против тебя. Серьезно, Блэр. Ты до последнего заставляешь людей верить в то, во что сама уже давно не веришь.

- Например?

- Например, что у нас хоть что-то может быть «правильно».

Блэр опустила глаза, понимая, что в очередной раз крыть ей нечем.

Ее взгляд заскользил по белой обивке их ложа, меньше всего на свете похожего на столик в ресторане.

- Мы здесь поэтому? – немного нелогично продолжила она разговор. – Ты хотел затащить меня в постель, пусть даже номинально?

Чак пару секунд словно размышлял, что именно сказать - отшутится, или сказать правду. Потом отставил свой бокал на возвышение в центре кровати и повернулся к девушке. Блэр поняла, что он решил сказать правду.

- Не поэтому. Просто… я спросил совета у Лили, - сознался он. - Позвонил и спросил, куда лучше повести девушку на первое свидание. Она сказала, что ресторан - беспроигрышный вариант.

Блэр с трудом сдержала смех. Она прикусила губу, чтобы не прокомментировать столь странный выбор советчика в подобных вопросах, кто-кто, а Лили Ван Дер Вудсен уж точно не была экспертом по идеальным отношениям.

- Так это она посоветовала тебе уложить меня в кровать? – уточнила она, снова пряча расползающиеся в улыбке губы за стеклом бокала.

- Нет, - Чак смутился еще больше. – Я… нашел это место через Интернет. Просто подумал, что обычный ресторан - это слишком просто для нас и... я не хотел тебя разочаровать.

Блэр не сдержалась и весело рассмеялась.

-Интернет и Лили Ван Дер Вудсен! Да ты и правда готовился к этому свиданию, Басс!

Глядя как он почти обиженно насупился, она потянулась, не заботясь больше о подоле платья, и поцеловала Чака в щеку. Он тут же попытался поймать ее губы губами, но Блэр снова, отодвинулась, и удобно легла на рассыпанные подушки. Чак пару минут смотрел на нее, его взгляд снова, как в пентхаусе, был полон восхищения.

Потом он весело улыбнулся и вытянулся рядом с девушкой.

После этого их свидание пошло легко и не принужденно. Они обсуждали планы на лето, общих знакомых, наслаждались кухней и приятным покалыванием шампанского на языке.

 
mio-mioДата: Понедельник, 19.11.2012, 11:04 | Сообщение # 14
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline
* * *


Вслед за Чаком Блэр вышла из авто. Она полной грудью вдохнула свежий ночной воздух, но, несмотря на ожидания, он ни охладил ее ни на градус. Она сейчас физически чувствовала, как каждая клеточка в ее теле изнывает в жажде прикосновений.

Остановившись перед лифтом, Блэр уже почти искренне жалела, что не позволила сегодня Чаку ничего лишнего. Войдя в кабину, она, словно ненароком, ближе шагнула к провожающему ее до пентхауса парню.

- Это было отличное первое свидание - сказала она.

На кончике ее языка уже блуждало несказанное пока предложение о временном разрыве всех их договоренностей, но тут Чак опустил на нее глаза и ухмыльнулся.

За секунду вспомнив все причины, почему ей пришлось ставить условия, девушка резко отшатнулась и прижалась плечом к противоположной стене.

Лифт остановился.

- И что же позволяет Блэр Уолдорф в конце первого свидания? - спросил Чак с сарказмом, проходя за ней в темный холл спящего дома.

- Поцелуй - ответила Блэр, развернувшись.

- Поцелуй?- приподнял он бровь, делая шаг. – Это меняет де...

- Невинный, - перебила она. – Один невинный поцелуй.

Шок на его лице стал для нее вторым десертом. Блэр знала лучше всех, как нелегко удивить Чака Басса.

- Уолдорф, может тогда тебе стоило остаться с Арчибальдом?

- Не смешно, - она чуть надула губки. - Неужели тебе трудно подыграть мне еще немного?

- Мне не сложно. Я просто не представляю, как можно поцеловать ТЕБЯ невинно.

- Ну, представь, что я Серена, - пожала Блэр обнаженным плечом, - или мать Нейта.

- Я не хочу целовать Энн, - возмутился Чак.

- Басс! Не порти момент!

Парень обреченно вздохнул.

Он посмотрел в ее глаза, и в который раз за вечер удивился факту, что Блэр, кажется, и правда не шутит, когда нагромождает между ними правила, требует глупых платонических свиданий и ставит совершенно бестолковые условия.

Он сделал к ней шаг. Теперь их тела почти соприкасались, Девушка, кажется, перестала дышать. По крайней мере, сейчас в полутьме притихшего в ожидании дома у нее было такое лицо, словно ей не хватает воздуха. Решив, что в эту игру всегда можно играть вдвоем, Чак осторожно обнял ее за талию, притянул ближе к себе и наклонился к щеке.

Медленно и томно он провел носом по тонкой коже, вдохнул знакомый аромат, с самодовольным удовольствием чувствуя дрожь горячего тела, слыша, как сбилось от этих простых прикосновений ее дыхание.

Он легко коснулся губами щеки, рядом с губами, но не касаясь их.

- Спасибо за свидание, Уолдорф, - нежно сказал он, отпустив ее.

- П-пожалуйста, Басс, - с запинкой ответила она, будто запыхавшись.

Немного ошарашенным взглядом она проводила его до лифта. Усмехнувшись напоследок темному силуэту, Чак нажал на кнопку первого этажа.

- Кажется, это будут веселые две недели, - тихо сказал он.



* * *



Вот уже полчаса Блэр пыталась восстановить дыхание.

Только когда дверцы лифта закрылись за спиной ее парня, она осознала, что не дышала несколько минут.

Сейчас она сидела возле своего туалетного столика, с открытой баночкой средства для снятия макияжа, но так и не стерла косметику. То, как попрощался с ней Чак все еще преследовало ее, заставляя щеки пылать, а мысли метаться.

Сказав про "невинный" поцелуй Блэр скорее провоцировала, чем говорила серьезно. Она ожидала, что он ответит: «Это мы уже проходили», крепко прижмет ее к себе, дав ей возможность сыграть в жертву, и накинется на нее с жадными поцелуями, закончив их свидание, как и полагается Бассу.

Но вместо этого он выполнил ее условия.

Причем Блэр не знала, что произвело на нее большей эффект - сила его скрываемой страсти или то, что Чак сыграл по ее правилам. Там, в темном холле, он обнял ее, заставляя чувствовать тепло его тела, его запах, его ладони у себя на талии, а потом едва коснулся губами щеки, заставив ощутить их мягкость и обжигающее тепло.

Невинный поцелуй вопреки названию, оказался куда более возбуждающим, чем некоторые откровенные ласки. Блэр отставила бесполезную баночку и прижала ладони к пылающим щекам.

Больше всего на свете она сейчас хотела… больше чем поцелуев.

Из зеркала на нее посмотрела девушка, прекрасно осознающая, что у нее только что появилась проблема – ближайшие две недели будут для нее совсем не легкими и не веселыми.

Решив, что ей срочно нужно отвлечься, она встала и начала снимать платье, думая, что играть в холодную королеву, диктующую свои правила, неожиданно стало для нее невообразимо сложно. В основном из-за того, что все в этом человеке, его руки, губы, глаза, улыбку, она не просто любила, а хотела и жаждала всем своим существом. И факт, что он наконец-то признался ей в любви, тоже не добавлял спокойствия, каждую минуту она мечтала, как "они будут вместе", и представляла в подробностях все те вещи, что она сделает со своим парнем.

Парень, - стягивая белье, Блэр счастливо улыбнулась, - кажется, из Чака Басса получится отличный парень.

Она снова вспомнила прошедший вечер.

Каким-то образом он угадывал ее желания, делал то, что она непременно оценит. Даже банальный поход в, этот нелепый по сути ресторан он умудрился превратить в идеальное для нее первое свидание. Хотя, скорее всего причина была не столько в Бассе, сколько в том, что она любила его, а он, лучше всех на планете, знал, что ее возбуждало.
Накидывая на плечи халат, Блэр вспомнила, как в ресторане он помог ей застегнуть босоножки.

- Позволишь? – спросил он и, не дожидаясь ответа, опустился на колени.

Блэр вспыхнула.

Выпитое шампанское кружило голову и заставляло кровь бежать по венам с сумасшедшей скоростью. Запах его парфюма щекотал ее ноздри, когда Чак склонил голову, прекрасно (в этом она была уверена!) осознавая, КАКИЕ воспоминания вызовет в ней вид его темной макушки у ее чуть разведенных коленей. Она резко сжала ноги.

- Блэр? – улыбнулся он, обнимая ладонью ее лодыжку. – Что-то не так?

Она сглотнула.

- Н-не поним-маю о чем т-ты.

Ремешок туфли коснулся пылающей кожи, Чак еще ниже опустил голову, пока его пальцы справлялись с маленькой застежкой.

Блэр не могла думать ни о чем, кроме обстоятельств последнего раза, когда она сидела на кровати, а Чак стоял перед ней на коленях.

Звонок телефона заставил ее вздрогнуть. Несколько раз тряхнув головой, чтобы отогнать непрошенные воспоминания, она встала и открыла сумочку.

"Чак" – высветилось на экране

Она села на кровать, пытаясь успокоить дыхание и бьющийся в висках пульс.

- Уже соскучился? – спросила она.

- Вспомнил, что не пожелал тебе спокойной ночи.

Блэр вздохнула - пожелание было конечно хорошее, но что-то ей подсказывало, что ЕЕ ночь сегодня будет какой угодно, только не спокойной. Все еще прижимая к уху трубку с раздающимся из нее голосом Басса, она подняла руку и убрала за ухо прядку волос. Прикосновение собственных пальцев неожиданно подсказало ей выход из ситуации.

- И что же ты мне пожелаешь?

- Приятных снов, - с улыбкой в голосе ответил Чак. – Чтобы тебе приснилась Италия. Или Франция…

Он продолжал говорить. А Блэр осторожно провела ладонью по собственной шее, коснулась воротника халата и, задержавшись всего на какую-то секунду, отодвинула мягкую ткань в сторону.

Знакомый голос лился на нее из трубки, а она закрыла глаза и прикусила губу.

- Все как ты любишь... Эй, - окликнул ее Чак.- Ты что там делаешь?

- Ничего, - быстро ответила она, но не убрала руку от груди.

- Значит это только мое воображение? - его голос был именно таким, каким она его помнила. Каким он был только с ней. В спальне.

- Я… - она сжала ладонь, чувствуя, как напряглись соски, как горит внизу живота, как хочется откинуться на подушки и попросить ее собеседника говорить дальше. О чем угодно. Хоть читать ей биржевые сводки. – Чак…

- Скажи, - настаивал он.

- Не могу... – выдохнула она. – Просто поговори со мной еще…

Он молчал бесконечную минуту, и когда Блэр уже готова была капитулировать и признаться, он добавил:

- Я могу помочь тебе. И скорее всего, сам сделаю то же самое…

- Что? Басс! Это так...!

- Возбуждает? – усмехнулся он.

- Чак... мы же… договорились…

- Да. Я обещал, что не прикоснусь к тебе… Я трогаю тебя?

- Нет.

- Ты хочешь этого?

Блэр закрыла глаза.

- Ты же знаешь, что да.

- Тогда переключи телефон на громкую связь и ложись на кровать.

Что-то в его тоне, заставило ее упасть на прохладные подушки и распахнуть халат.

- Готова?

- Да. Где ты?

- В лимузине. Пытаюсь угадать, какое белье было не тебе сегодня.

- Ты его еще не видел. Оно… цвета красного вина, кружевное…

- Я хочу коснуться его…

- Не все сразу, Басс.

- Это я уже понял. - Его тихий хриплый смех заполнил комнату и вены Блэр.

- Где сейчас твои пальчики? – спросил Чак, она помолчала, думая, как сформулировать фразу так, чтобы это не звучало пошло. – Не надо! – раздалось из трубки. – Отвечай мне первое, что приходит в голову!

- Я глажу свою грудь, - покорилась Блэр. – Она такая чувствительная сейчас, соски такие твердые.

- Тебе нравится трогать их?

- Да.

- Как ты это делаешь?

- Как ты, - призналась она, и они оба поняли, что она имела в виду.

Чак с той стороны хрипло чертыхнулся. Блэр услышала, как он отдал Артуру приказ сделать круг вокруг парка, потом раздался шорох одежды.

Всего несколько минут назад, мысль, что они будут ласкать себя, слушая друг друга, казалась Блэр ужасной, она готова была прикрикнуть на парня, сказать, что это отвратительно, пошло, грязно, но… Сейчас ей было все равно.

Она обняла губами собственные пальцы и снова опустила руку к груди. Влажное прикосновение напомнило умелость горячего языка. Блэр медленно погладила себя по животу и тихо простонала.

- Твои пальчики уже добрались до трусиков?

- Нет, я… уже сняла их. На мне только халат.

Чак с той стороны восхищенно охнул. Она зажмурилась от удовольствия.

- Я трогаю свой живот.

- Обожаю его, - хрипло сказал он, и Блэр почти увидела, как он откинулся на сидении и закрыл глаза. - Ты так дрожишь, когда я ласкаю его, я помню, как ты выгибаешься, царапаешь мои плечи, толкая меня ниже. - помолчав он тихо добавил - Дотронься до себя, Блэр. Дай мне услышать это.

Ее рука послушно опустилась ниже.

- Ох, - выдохнула она, неожиданно для себя обнаруживая, как сильно возбуждена.

- Горячая, правда? – усмехнулся Чак. - Я хотел бы попробовать тебя сейчас на вкус…

- Чааак… - застонала она, выгибаясь на кровати.

- Продолжай! – приказал он. – Не останавливайся ни на секунду! Слышишь?

- Да, - всхлипнула она. – Я…

- Помнишь, как я ласкаю тебя, Блэр? Помнишь, как это?

Ее движения становились все ритмичнее, влажные пальцы легко скользили по раскаленной коже. Она слышала, как хриплыми обрывками звуков рассыпается по комнате ее дыхание, стук сердца в ушах звучал все громче.

- Сильнее, Блэр, глубже, - толи приказал, толи попросил он. – Не смей притворяться хорошей девочкой. Никогда. Не со мной.

Блэр шире развела колени, рука получила еще больше свободы, когда прохлада воздуха атласной лентой скользнула по горячим складкам.

- Еще, малышка, еще… тебе нравится?

- Да, - хрипло выдохнула она - Чаааак! Да!

Девушка начала извиваться на кровати, чувствуя, как удовольствие постепенно заполняет каждую клеточку ее тела. Уже не стесняясь, она выкрикивала любимое имя и громко стонала, слушая, как Басс хрипло дышит в своем лимузине.

Подчиняясь его ритму, она приподняла бедра навстречу собственной руке, ее тело дрожало, ритмично двигаясь на смятых простынях.

- Да, малышка, вот так… чувствуешь? Чувствуешь меня, Блэр?

- Да… да… Дааааа! Чааак!

***


Несколько минут она потратила на то, чтобы заставить себя открыть глаза. Блэр попыталась сесть на кровати, но все ее тело были словно ватным. Она с трудом свела все еще подрагивающие ноги и повернулась на бок, чувствуя, как по раскаленным венам текут золотые потоки удовлетворения.

- Чак? – позвала она, отключая громкую связь и прижимая трубку к уху.

- Ум?

- Это не считается, Басс! - попыталась сделать голос строгим Блэр.

- Конечно - расслаблено согласился Чак.

- И мы не заговорим ни о чем подобном еще как минимум четыре свидания.

- Хорошо, - подтвердил он.

- И никаких грязных намеков.

- Угу.

Блэр на секунду задумалась и игриво улыбнулась.

- Хочу бриллиантовый браслет.

Чак с той стороны коротко хохотнул.

- Милая, чтобы вить из меня веревки, ты должна официально стать моей девушкой.

- Весомая причина с нетерпением ждать этого - усмехнулась Блэр.

Услышав его тихий смех в трубке, Блэр не выдержала и спросила:

– Любишь меня?

- Да, - просто ответил он.

- Скажи это!

- Я люблю тебя, Уолдорф.

- Я тоже тебя люблю, Басс - Блэр ничего не могла поделать с глупой улыбкой на своем лице.

- Спокойной ночи Блэр.

- Спокойной ночи Чак.
 
mio-mioДата: Понедельник, 19.11.2012, 11:07 | Сообщение # 15
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 4103
Награды: 1567
Статус: Offline
Это первое свидание из пяти
Авторы будут рады увидеть Вашу реакцию в Обсуждении
У нас все по прежнему, - есть коменты, есть прода, нет коментов - ну так и проду писать незачем :D
 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Мини от mio-mio (СВ)
Страница 1 из 3123»
Поиск: