Понедельник, 25.09.2017, 18:22
Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: mio-mio, художник№1 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Фики художник№1
Фики художник№1
художник2903Дата: Понедельник, 16.04.2012, 08:53 | Сообщение # 16
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 1606
Награды: 81
Статус: Offline
Название: Пять причин
Автор: художник
Пейринг: POV Чак
Рейтинг: PG
Саммари: Как же это всё произошло? Ведь не мало времени прошло? Я не научился жить один. И у меня на это пять причин.
От автора: нет, не спрашивайте зачем я это написала, а то нарветесь на злую при злую меня. Это не входило в мои планы, и у ж тем боле, не вписывается в мои привычные фики.
Саунд: Николаев Игорь — «Пять причин»

ОБСУЖДЕНИЕ

«Пять причин»


Как же это всё произошло?
Ведь не мало времени прошло?
Я не научился жить один
И у меня на это пять причин:


Первая причина это ты


Что я могу сказать. Ты никогда не была такой как все. Умная, находчива, сильная. Но до чего же любила ты сказки. Все твои парни были писанными принцами. Даже я. Хотя я и играл за противоположную команду. Красный Дьявол, Темный принц. Ты была, да и остаешься, той, что научила меня чувствовать. Не прятаться за масками безразличия и разврата. А чувствовать. И это оказалось больно. Чертовски больно. Когда ты говоришь «люблю», за этим кроется так много, целая вселенная и так мало, всего лишь одно единственное слово из миллионов, какими я мог бы описать свое чувство к тебе. Маленькая куколка, мечтавшая о короне. Со мной ты стала страстной женщиной, интриганкой. Но сейчас, смотря на тебя через зал, и видя твое идеальное лицо, алые губы и какой-то не обычный блеск в глазах, я не могу понять какая ты на самом деле. Кто ты, Ангел или Фурия?
Тонкая рука моей очередной фаворитки, ложится мне на плечо.
Им я тоже обязан тебе одной. Раньше были женщины на одну ночь. Теперь они стали задерживаться в моей постели на две, три, а то и на целый месяц. Что я пытался доказать этим? Что я все еще живу? Что я двигаюсь вперед, как это делаешь ты? Лжец! Я никогда не смогу повторить твоего триумфального восшествия.

А вторая все твои мечты


Ждать погоды у моря никогда не было твоей чертой. Движение к цели ты вела по прямой, лишь однажды сделав поворот. В мою сторону. Но вот, взгляните! Ты стоишь чуть склонив голову и внимательно слушаешь болтовню этой… как ее… герцогини? Да, а когда-то ты тоже могла стать герцогиней. Но, нет, же твоей мечтой было быть Королевой. У тебя были Констанс и Колумбийский. Но это были лишь маленькие способы самоутвердиться. Подготовка к осуществлению настоящей мечты. Ради нее ты отказалась от многого. И я был не единственной твоей жертвой. Вот он, стоит чуть в стороне, у бара и пьет. Кажется мы в чем-то поменялись ролями. Меня ты вытянула из панциря, спасла от самого себя и алкоголизма. А его… жаль ли мне его. Нет. Ни в коем случае. Я слишком сильно любил тебя, что бы делить с кем-то. А с ним мне приходилось тебя делить. К черту его! Неудачника и алкоголика. Твоего тайного воздыхателя. Которого ты уже возможно и не помнишь. А вдруг помнишь? Как часто ты думаешь о своих бывших мужчинах, а любовь моя?

Третья - это всё твои слова.
Я им не поверил едва


Тебе никогда не было равных в умении лгать и лицемерить. Но это был один из способов защитить свое сердце. Маска, колкость, обман. Твои верные спутники. А со своим мужем ты такая же? Сама-то ты еще не запуталась в своих играх? Но я всегда знал, знал тебя настоящую. Это-то и выделяло меня из всех твоих подхалимов. Быть может я тоже был идиотом, но это не отменяло того факта, что я понимал тебя кА никто другой. Ты говорила, что это твой шанс. Тот, что который для тебя был потерян с моим появлением в твоей жизни. Тот, что этот принц дал тебе. Ты говорила, что любишь его. Кого, милая? Ты даже не называла его имени. Как прискорбно. Я не поверил тебе.

Четвёртая причина это ложь.
Кто прав, кто виноват, не разберёшь


Когда-то я сказал тебе, что наши отношения начнут рушиться, стоит нам их только начать. Я был прав. И не стоит убеждать самого себя, в том, что мы были счастливы. Те крохи не сравняться с той ложью, на которой мы пытались выстроить свою связь. Самоанализ и самообвинения не помогут. Утекло уже столько воды, что концов и причин уже не найти. Но факт остается фактом. Мы были слишком эгоистичны и самоуверенны, надеясь, что ложь останется незамеченной. Глупые. До чего же мы были молоды и глупы, надеясь на это. Мы так и не смогли научиться на своих ошибках, наступая на те же грабли раз за разом. Мы сами подвели черту в этой истории без счастливого конца.

Пятая причина это боль
От того, что умерла любовь


Оглядываясь назад, я понимаю, почему так и не смог двигаться дальше. Топчусь на одном месте, словно птица с подбитым крылом, не способная больше летать. Было слишком больно. От разочарований, от обид, от утраченной любви. Ты слишком сильно запала мне в сердце, что бы я смог найти в нем место для кого-то еще. Эгоистичная сучка! Как бы я хотел уничтожить это чувство. Но убив его, я убью себя.
- Здравствуй, Чак.
И вот, ты стоишь передо мной, спустя столько лет. И я вижу только тебя. Дышу только тобой. Ты изменилась. Выросла, похорошела. Но твои глаза. Пустые и холодные. Как у настоящей Королевы. У таких как ты не может быть прошлого и привязанностей. Вы идеальные куклы на арене этого мира. Ты Грейс Келли. Ты совершенство.
- Здравствуй, Блэр.
И мир разбит. Любовь мертва. А мое сердце тлеет в углях угасающего пожала. Плохой финал этой извечной шутки жизни.

-----
обсуждение


 
художник2903Дата: Понедельник, 16.04.2012, 08:53 | Сообщение # 17
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 1606
Награды: 81
Статус: Offline
Название: Не проходите мимо или о том, что запретный плод сладок и каково послевкусия любви
Автор: художник
Пейринг: Блэр/Чак, Чак/НМП
Рейтинг: NC-17
Жанр: СЛЭШ
Саммари: у каждого бывает первый опыт, но не у каждого он бывает в таких разных направлениях и выражениях
От автора: не будите во мне зверя, особенно зайца – загрызу как морковку! Раз уж у нас поднялась тема о моральных принципах. То я их буду рушить под самый фронтон. Это грубо, это цинично, и аморально! Смотрите, я вас предупредила! Для маленьких девочек, с не уравновешенной психикой и высокими моральными принципами, мой совет: закройте страничку на этих строках… Ах, все-таки стало интересно? И вы плюетесь слюной, фыркаете от отвращения, закрыв одни глаз, читает? Что ж, сочувствую вам!
ОБСУЖДЕНИЕ

Не проходите мимо или о том, что запретный плод сладко и каково послевкусия любви


- Ты говорил, что это твой не первый поцелуя с мужчиной,- Би удобно расположилась в моих объятьях.
Ее тело, чуть влажное и все еще горячее после нашего сумасшедшего секса, идеально повторяя изгибы моего, не менее расслабленного и удовлетворенного, прижимается. Эта девочка была невероятна, и послевкусие нашей плотской любви заставляло меня забывать не только о других моих бывших женщинах, но и мужчинах. Нет, мужчине. Слава богу, в единственном числе.
- Ты хочешь повторение?- я постарался отвлечь ее, вызывающе касаясь пальцами самых откровенных точек на ее теле.
- Думаешь, меня возбудит разговор о твоих…хм…- она мило нахмурилась, пытаясь выразиться деликатней.
- Гомосексуальных наклонностях,- пришел на помощь я.
Блэр дернула плечом. Видно ей уже самой не нравилась затронутая тема. Но, нет, родная, раз уж ты сказала А, я скажу Б.
- Это случилось в Амстердаме,- начал я.
- Ты странный, Чак Басс,- фыркнула моя вторая половинка,- нет, что бы клеить хорошеньких шлюх на Улице Красных фонарей. Ты развлекался с мужчиной.
Она лукаво усмехнулась, смотря на меня снизу вверх.
- Кто тебе сказал, что я знал, что это будет…- я ответил ей такой же усмешкой,- обладатель такой же штучки, что так тебе нравится во мне…
- О!- она сделала невинные глазки,- ты про свои губы? Обожаю твои губы!
- И не только,- я взял ее руку и демонстративно положил на свой уже возбужденный член,- так о чем это я? Ах, да мужчина…

Я был пьян в стельку. И это еще мягко сказано. Мне было шестнадцать, я был чертовски богат, пользовался популярностью у женщин и пьян. Амстердам. Та еще дыра в моральном развитии консервативной Европы.
- Эй, парень!
Кто-то окликнул меня. Этим «кем-то» оказалась не слишком презентабельного вида дама. Ха, дама? Шлюха!
- Милостыню не раздаю,- постарался отделаться от назойливой ночной бабочки я.
- Я с лихвой отработаю все твои пожертвования,- слащаво улыбнулось нечто на высоченных шпильках.
В глазах плыло от выпитого виски, земля странно покачивалась, словно я стоял на краю яхты. А полумрак улицы, скрывал лицо торговки своим телом.
- Ты хоть знаешь, кто я,- язык заплетался.
- Богатенький мальчик, прожигатель жизни,- сладенько вещала она,- успевший в таком юном возрасте познать многое, но не все…
- Да ну?- я усмехнулся, хотя губы слегка занемели,- в таком случае ты ни чем меня не сможешь удивить.
- А вот тут ты заблуждаешься,- усмехнулась шлюха.
Она схватила меня за руку и резко сунула себе под юбку.
- Твою мать!- вырвалось у меня.
Под короткой юченцией и нечто, что и близко не стояло рядом с нижним бельем, четко чувствовался восставший член.

- Ты просто отвратителен!- когда она так кричит, я порой думаю, что зря признался ей в любви.
- Это было до тебя,- спокойно ответил я,- и одни раз!
Она выскочила из ванной, яростно вытирая руки и губы о полотенце.
- Да, ладно, Блэр,- я чуть привстал на постели,- иди сюда.
Она с отвращением посмотрела на меня. И кинулась обратно в ванную. Послышался звук льющейся воды. Нет, ну ведь сама же просила рассказать!
Я встал и как был в неглиже, пошел в ванную.
- Убирайся, распутник,- выкрикнула Би.
Но разве я ее, когда-либо слушался?
- И не подумаю, это мой пентхаус,- я протянул руки и поймал ее в объятья.
- Не смей меня трогать,- она стала вырываться,- не трогай меня этими руками. После того, кого… что ты ими касался!
- Но тебе же это нравится,- я чуть прикусил ее шею, сжимая руками ягодицы.
- Ужас!- выкрикнула она,- ужас! Ужас! Ужас…ужас….
Я подсадил ее на столик.
- Ужас,- согласился я, целуя ее и получая ответ на свой безмолвный вопрос.
Ни с кем и никогда я не целовался так. Чуть жестко, чуть мягко, чуть развратно, чуть целомудренно, чуть цинично, чуть безгранично. Чуть с привкусом боли, чуть с привкусом счастья.


 
художник2903Дата: Понедельник, 16.04.2012, 08:53 | Сообщение # 18
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 1606
Награды: 81
Статус: Offline
Название: Black, black heart
Автор: художник
Герои: Чак
Саммари: Мы все привыкли, что Блэр у нас "святая", а Чак вечно разрушает их отношения. Что ж, на этот раз она разрушила то, что сама и построила
От автора: депрессивыный фик. Не слишком уж в моем духе, но у меня такое настроение((



Black, black heart


Ты как наркотик въелась в мою кровь и плоть. Как некатин, что наполняет мои легкие, ты убиваешь меня изнутри. Я болен тобой, как не был болен никто и никогда. И ты моя смерть, моя погибель. Хотя все и друзья, и родные говорят, что ты мое спасение. Тот луч света в темном царстве обмана, лжи и жестоких игр. Но я то знаю, что ты становишься такой же. Жестокой и лживой как этот мир. И тебя не обошла стороной эта болезнь. Ты, мечтательница, которая так сильно зацепила неведомые струны моей души. Твои тонкие пальчики, всегда с идеальным маникюром, ловко играли на этих струнах годами. Но ты переоценила свои музыкальные способности и теперь твоя любимая арфа, что раньше издавала райские мотивы, лежит сломанная, изорванная и разбитая в закромах твоей собственной души. Ты спрятала свои чувства, хотя пытаешься казаться свободной и сильной девочкой. Да, это моя девочка. Способная умирая изнутри, но продолжающая двигаться к своей цели. И что теперь, моя Королева? Вы достигли своей цели, вы добились своего места под солнцем, вы стали невестой принца. Как печально, моя дорогая, что вы так и не поняли, что счастье не там, в золотой клетке на побережье Средиземного моря. Но ваш выбор сделан. И я, утопая в литрах виски безо льда, сижу на вершине своего собственного мира, своей Империи. Как жаль, что вам нужна была корона Королевы, ведь я мог дать вам титул Императрицы. Судьба насмешница, что так быстро сменила карты на шахматы, кода я уже держал в руках отличную комбинацию, флэш роял.
Кто-то умный сказал, что все, что не убивает нас, делает нас сильней. А если убивает? То, наверное, возвращает нас к исходнику. Так, что яблоко от яблони… Моего отца называли Дьяволом, а меня лишь Красным Бароном. Так, что ж, я ведь хотел перепрыгнуть его во всем, не так ли? Мои поздравления, Королева, украв мою душу, вы разбили мне сердце, что теперь чернеет и сохнет под ветрами вечно не спящего города.
Телефон завибрировал, и старое чувство горькой победы скрасило мое одиночество:

Замечено: Чак Басс
Доброй ночи, мои дорогие.
Не успел еще раствориться в воздухе аромат
любимых духов нашей Королевы Би. Как весь
город шумит и наперебой обсуждает новую
вечеринку Чака Басс. Как утверждают мои
источники, наш самый завидный и богатый
жених, пустился во все тяжкие. Вечеринка,
по случаю его возвращения к власти в
«БассИндастриз» быстро перекочевала из
банкетного зала в один из самых элитных клубов.
Что это, Ч? Так ты заявляешь, что старые
привычки неискоренимы или просто пытаешься
заглушить свою боль? Уверена, что скоро ты
покажешь всем и каждому, что старый Чак Басс вернулся.
Думаю, что пора сменить твой псевдоним, ведь
эта вечеринка достойна Бала Сатаны. Ведь так, Воланд*?

Вы знаете, что любите меня
Целую, Сплетница


----
Воланд – сатана из «Мастер и Маргарита» Булгакова


 
художник2903Дата: Понедельник, 16.04.2012, 08:53 | Сообщение # 19
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 1606
Награды: 81
Статус: Offline


Название: Отчаянье
Автор: художник
Пейринг: Чак/Блэр, новый персонаж
Саммари: одиночество – изнанка свободы (с)
Рейтинг: PG
От автора: когда-то давно-давно читала фик по «Мятежному духу». Уже не помню ни названия, ни автора. Только сюжетную линию. Мне она очень понравилась. Поэтому за основу моего фика взят сюжет того. Идея не моя, воплощение мое)))

обсуждение

Отчаянье


Она сидела за кухонным столом и невидящим взглядом смотрела перед собой. Полупустая пачка сигарет лежала на поверхности из потертого дуба, обсидиановая пепельница в форме свернувшейся клубком кошки, была переполнена. Тлеющая сигарета, уже неизвестно какая по счету, дрожала в холодных пальцах. Что ей было делать? Кто она в этом мире? Зачем она поддалась на его уговоры остаться рядом? Почему не пошла своим путем, как хотела это сделать. Почему стала лишь милым приложением к этой грозе бизнеса. Милая девушка, что сопровождала его на вечеринки. Потом невеста, что сверкала огромным бриллиантом на раутах высшего света, чуть слева, чуть за его спиной. Его тыл, храня его сердце. Потом жена, что положив руку на округлившийся живот, принимала высший свет в их особняке. В конце концов мать его сына. Почему она отпустила свою свободу ради того что бы стать его спутником? Как Луна, что прячет свой лик при свете Солнца, освещая своим призрачным холодным светом ночи. Пусть он называл ее своим Солнцем. Она знала, что становилась для него всего лишь тенью, от которой нельзя было избавиться и без которой ты уже не ты.
И кто она теперь? Всего лишь домохозяйка. Женщина с высшим образованием, влиятельными знакомыми, но без воли. Он подавил ее, подстроил под себя, как любил это делать с другими. Серена была права, когда пыталась убедить ее уйти, пока не поздно. Пока ее душа не разбилась на тысячу осколков.
Он добился многого, стал тем кем хотел быть. А она? Кто она без него? Даже их сын вырос и выпорхнул из родительского гнезда. Стэнфорд манил его и молодой человек, так сильно похожий на своих родителей, редко возвращался на Манхэттен. Их дом опустел без этого заводного парнишки. Стало слишком тихо, слишком одиноко. И только тогда она осознала, как давно она не была любима. Из самой скандальной парочки, рушившей все правила и порядки, они превратились в самую обычную семью элиты. Без чувств, без любви.
Сигарета обожгла пальцы и Блэр словно проснулась. Выругавшись, что раньше не делала никогда, она затушила ее прямо о стол. Она ушла. Слишком больно было оставаться рядом с ним. Чак обещал подкидывать деньжат. Но она слишком гордая, что бы ждать от него подачек. Да и ее наследство, оставленное отцом, хранилось все эти годы банковской ячейке. Там должны были набежать не плохие проценты за эти двадцать лет. Но состояние ей было не нужно. Что она делала в последние дни? Сидела дома, курила и пыталась отвлечься. От боли, от разочарования, от своей глупости.
Но воспоминания о молоденькой любовнице экс-мужа, всплывали резко, неожиданно, болезненно. В такие моменты она крушила все, что попадалось под руку. Этот дом был сосредоточением их семьи. И она, как мазахистка, сидела в гостиной, смотрела на фотографии, на каминной полке. И готова была закричать. Кричать как раненый зверь.
Ей иногда становилось гадко от самой себя. В школе она была звездой, Королевой, а сейчас какая-то размазня, в тайне мечтавшая о возвращении блудного муженька и знающая, что простит его несмотря ни на что.

Однажды она проснулась с твердой решимостью начать жизнь заново. Съездила в издательство, что бы узнать не нужны ли журналисты. Переехала в старый пентхаус своей матери, оставив Чаку все и недвижимость, и машину, и драгоценности, и даже одежду. Она вышла из их дома в одном старом платье, купленном ею еще до замужества. Годая своей силой воли, но отчаянно желающая, что бы сейчас он выскочил из резных дверей этого пустого и холодного дома. Что бы он схватил ее за руку и сказала, что любит. Но он был бы не Чаком Басом, если бы поступил так. Такси увозило ее прочь от ее прошлой жизни. Такой стабильной, такой уважаемой и такой когда0-то счастливой. Она не обернулась и даже не плакала. Все слезы уже были пролиты над осколками их фотографий. Теперь она просыпалась от долгого сна. Она должна была вернуть свою силу к жизни. Иначе Чак Басс снова выиграет. Правда, на этот раз на кону будут стоять не три слова, не ее свобода, а ее жизнь.
Она готовилась к выходу своей первой статьи, когда звонок лифта сообщил о прибытии гостей. Блэр недовольно поморщилась, мысли и без того разбегались, а ведь статью нужно было сдавать уже завтра. А тут еще и гости. Она поднялась из кресла, медленно, словно через силу, подошла к выходу из кабинета. Уже на середине лестницы она увидела посетителя. Это был Чак. Он стоял посреди холла. Выглядел он ужасно, Блэр давно не видела его в таком состоянии. Рубашка застегнута не правильно, ботинки надеты без носок, шарф криво свисал с одного плеча, пальто не застегнуто. Было ощущение, что его выдернули из постели. Она хотела было съязвить, до чего же он дожил со своей любовницей, что мчится к бывшей жене в таком виде. Но ее взгляд упал на его лицо и она похолодела от страха. Он выглядел разбитым, глаза мерцают каким-то лихорадочным блеском. Вся его поза и дрожащие руки говорили, что что-то случилось. Что-то, что заставило хладнокровного Чака Басса трястись, как мальчишку. Что-то, что смыло все краски с его красивого лица. Он услышал ее шаги и поднял глаза. Его губы тряслись и голос срывался, когда он произносил:
- Нашего сына убили…

Они летели молча. Слишком далекие, слишком израненные своими действиями. Но общее горе сплотило их. Они летели на опознание своего сына. Как сообщила полиция молодой человек по имени Александр Басс, был найден убитым на одной из улочек Мексики. Ни Чак, ни Блэр не знали, что могло привести их сына в Мехико. Ведь они думали, что Алекс вместе с друзьями будет отдыхать в Грецию. И эта мысль давала им надежду на ошибку следователей. Они молились, что бы там, на столе патологоанатома оказался не их сын. Блэр держалась изо всех сил. Но истерика застала ее где-то высоко над землей. Чак резко притянул ее в свои объятья, укачивал, гладил по спине. Но его бывшая жена ни как не могла успокоиться. Сквозь всхлипы она шептала, вспоминала их сына. Его первый крик, его первые слова. Его дружба с дочерью Дэна и Серены. Как Блэр возила его в больницу, зашивать бровь после драки в школе. Как Чак застукал его во время секса с его секретаршей. она вспомнила, что Чак нашел Алекса обкурившегося в клубе, как он откачивал глупого подростка после передозировки. Как Алекс в семнадцать лет впервые влюбился, и, на счастье родителей, взялся за учебу. Его выпускной, отъезд в университет. Его такие редкие набеги в родительский дом. Его смех, его улыбку. Блэр ни как не могла остановиться, вспоминая, вспоминая, вспоминая. А Чак сжимал челюсти до боли, до рези в глазах, он всматривался в иллюминатор. А сердце родителей билось как одно, обливаясь кровью, разрываясь от боли, от отчаянья.

Ни Чак, ни Блэр не могли переступить порог. За этой невидимой преградой еще теплилась надежда. Еще оставалась вера, что это не их сын лежит на металлическом столе, прикрытый белой простыней. Но стоит только сделать шаг, один единственный шаг, и все рухнет. И смысл жизни, который они оба раньше не понимали, умрет в этих голых стенах. Чак собрал всю волю в кулак и сделал первый шаг. Блэр схватила его за руку. Его глаза цвета виски, что сейчас потемнели от боли, встретились с ее. Никогда они не были близки как сейчас. Не было ни боли их предательств, ни измен, ни чего. Только их общая боли и надежда. Он крепко сплел их пальцы и потянул ее за собой. Белая простыня, отражающая чуть синеватый цвет стен, повинуясь руке следователя, поползла вниз. Крик Блэр отражался от стен, женщина без чувств упала на руку Чака. Мужчина, не замечая своих действий, крепче прижал ее бесчувственное тело к себе. В горле застрял ком. Его голос не слушался его, когда он произносил:
- Это не наш сын…

Как утверждал следователь, документы Александра могли украсть. И возможность того, что их сын жив была велика, но не обязательно. Блэр металась по гостиной, заламывая руки. Она все еще была слаба после обморока, но сидеть на месте не могла.
- Почему он нам не позвонил,- ее голос дрожал, толи от стресса, толи от гнева.
- Би,- Чак устало потер переносицу,- его деньги могли украсть, так же как и документы.
- Но есть, же посольство,- Блэр всплеснула руками,- почему он не пошел туда?
Чак видел, что новая истерика уже на подходе. За последние двадцать четыре часа они пережили больше нервных потрясений, чем за двадцать лет совместной жизни. Чак уверенно посмотрел в глаза своей бывшей жены.
- Мы летим в Грецию, мы найдем его, Блэр.
Они, снова, были в самолете. На этот раз Блэр не рыдала, Чак не наполнял бокал нервными движениями. Не было неуютной тишины. Они стали одним целом, их общее горе объединяло их. Двадцать лет не выкинешь так просто. Она знала все его привычки, он – все родинки на ее теле. Блэр мысленно улыбалась, смотря на Чака. Как же все-таки они похожи с сыном, не только этими каштановыми прядями, карамельными глазами. Но и взбалмошным характером, самоуверенностью и жутким обаянием. Она поняла, что простит ему все, лишь бы видеть это лицо каждое утро, лишь бы засыпать на его груди. А Чак осознал чего или точней кого ему так не хватало все эти месяцы.

- Ваш сын вместе со своей спутницей выписался из отеля два дня назад,- полицейский просматривал бумаги, касающиеся исчезновения Александра Басса,- их самолет улетел спустя два часа. Но, ни имени Басс, ни Спенсер в списках прошедших регистрацию не было. Сейчас мы проверяем их маршрут, наверняка их ограбили и выкинули где- то по дороге от отеля до аэропорта. Хотя, если бы их выкинули, то они уже поймали бы автостопом машину и сообщили об ограблении в полицию.
- Ээээ, скажем так, наш сын слишком легкомысленный, так что можно не исключать, что они решили продлить свои каникулы и отдохнуть на природе….
-Ну, дай Бог, ведь с ними могли и не церемониться, так что слишком не обольщайтесь.

Блэр кинулась к сыну, плача и крича на него одновременно. Алекс смеялся и пытался уклониться от кулачков матери. Беспечность молодежи поражала. Грабители, забрав их документы и деньги, выкинули парня с девушкой в лесу, недалеко от отеля. Алекс счел это уникальной возможностью пожить свободно, без денег, связей, телефонов и интернета. Так сказать слиться с природой и испытать свои чувства в экстремальных условиях. А уж потом искать цивилизацию. О родителях и друзьях они как-то не думали. Молодость…

Блэр проснулась и сладко потянулась. Идея устроить семейные каникулы в Греции принадлежала Чаку. Она чувствовала его тело, прижимающееся к ней со спины. Его рука приятной тяжестью давила на ее талию. Блэр обернулась и замерла, любуясь его расслабленным видом. Тонкие морщинки во сне разладились, делая его лицо почти таком же, как и у Алекса. Солнце коснулось своими лучами его сомкнутых век и ресницы Чака затрепетали. Блэр улыбнулась, наблюдая, как он слегка морщит нос и чуть ворчит на то, что они не задернули вчера шторы.
- Стареешь, Басс,- со сна ее голос был слегка хрипловат.
- С тобой, что угодно,- знаменитая улыбка появилась на его губах.
- Проснись и пой!
В комнату ворвался Алекс, его совсем не смущала интимность обстановки, в которой находились его родители. Чак приподнялся, накрывая их с Блэр простыней.
- Кто тебя воспитывал,- проворчал отец,- где твои манеры?
- Все претензии к тебе, отце,- улыбка на губах Алекса была точным отражением усмешки Чака,- но я к вам с отличной новостью!
- В баре по соседству раздают бесплатную порцию мозгов,- фыркнул Чак.- тебе бы она не помешала.
Алекс закатил глаза. Он не обижался на отца, такая манера подтрунивать друг над другом была свойственна в их семье.
- Алекс,- Блэр подала голос,- если узнаешь, что проводится такая акция, сообщи об этом отцу. Ему тоже порой не хватает разумности.
Родители стали припираться кто из них больше нуждается в мудрости. Алекс, посмеиваясь, направился к двери.
- Эй,- окрикнул его отец,- ты хотел нам что-то сказать.
- Ах, да,- парень на секунду замолчал, хитро смотря на них,- я скоро стану отцом!

КОНЕЦ


 
художник№1Дата: Понедельник, 16.04.2012, 08:53 | Сообщение # 20
High Society
Группа: Модераторы
Сообщений: 1606
Награды: 81
Статус: Offline


Название: Пепел
Автор: художник
Пейринг: думаю вы поймете smile
Рейтинг: G
Саммари: моя версия еще одной разбитой души sad
Обсуждение: http://gossipgirlonline.ru/forum/42-1862-1

Пепел


Утро началось как всегда с пробежки. Осенний ветерок противно задувал под широкий пояс спортивной куртки. Легкая морось каплями оседала на бледных щеках. В наушниках что-то мелодично мурчит Sting, весьма странный выбор для утренних упражнений. Но, как и десятилетняя привычка вставать в пять утра, так и голос Гордона Самнера был ее постоянным спутником. Вокруг проносились велосипедисты, поднимая брызги маленьких арктических морей. Центральный парк был полон народу. Но не той пестрой толпы, что высматривала в брендовых вещичках себе подобных. Нет. Сейчас в этот утренний час все были равны. Спортивные костюмы скрадывали очертания фигур. Наушники, погружали людей в их собственный мир, оставляя их лица безразличные к чему либо. Человек был в центре своего мирка, при этом находясь в центре вселенной. И она была одной из них. Всего лишь девушка, бегущая по лужам, с нежной музыкой в ушах и отсутствующим выражения лица. Лишь в такие моменты ей было абсолютно все равно, кто эти люди вокруг. Ей было плевать на их капиталы или последние пенни в кармане. Лишь сейчас она могла побыть собой.
Возвращение домой приносило мучение. Опустевшие комнаты, в которых больше не было слышно детского смеха. Или шутливого ворчания мужчины, разбуженного золотистым ретривером, запрыгнувшим на постель. В этом доме стало холодно и пусто, как и в ее душе. На полках медленно, но верно покрывались пылью семенные фото. На кухне так и стоял детский стульчик, а на полу миска собаки. Кажется, даже где-то в ванной завалялся мужской носок без пары. Сюда она приходит только что бы переодеться. Сменить спортивный костюм на стандартный «белый воротничок», ведь заместитель главного редактора положено выглядеть идеально. Завязать волосы в тугой узел и убежать из этого мертвого дома.
Пока едешь в метро можно совершить массу полезных дел. Например, проверить почту. Ящик разрывается от писем. Глупые богатенькие детки так любят играть в игры. Создание этого сайта было шуткой чистой воды. Это случилось, когда она была в выпускном классе, а одна из младшекурсниц заявилась в непочтительно короткой юбке. Крику было столько, словно наступил конец света. Как редактор школьной газеты, она не могла написать в об этом. Но люди хотели знать больше подробностей, пикантных подробностей.
- Почему бы тебе не наплевать на мнение директрисы и не сделать, так как ты хочешь?- Майкл устроился на заднем сиденье и прижал ее к себе.
- Потому что тогда меня попрут из школы,- рассмеялась она.
- Но я уверен, что ты что-нибудь придумаешь,- улыбнулся Майкл, и от этой улыбки у нее все перевернулось внутри.
- Уже придумала,- преисполненная гордостью она показала ему свой телефон, где красовалась открытая страничка с сайтом.
- «Сплетница»?- прочел он,- ты решила собирать грязное бельишко за этими «людьми свыше»?
- Эй,- она слегка ударила его по плечу,- ты не забыл, что я одна из них.
- Да,- он безразлично пожал плечами,- но ты другая. Кто бы из них мог додуматься сделать сайт, куда бы сливалась вся грязь про себе подобных…
- Ох, дошутишься ты у меня,- рассмеялась она, заваливая его на потрепанное кожаное сиденье.
Если бы она только знала, что буквально пять лет спустя в этом самом Форде она потеряет самое ценное, что у нее было. Свою семью.
Когда она прибывает в офис «Нью-Йорк Таймс» работа уже кипи во всю. А ей приходиться трудиться на два фронта. Просматривать заметки журналистов и контролировать поток сообщений на электронном ящике. Но она только рада этому перегрузу. Это дает ей восьмичасовой перерыв в ее собственном аду. Маленький перекур. И она пишет. Пишет насмешливые посты с копромитирующими новостями. Пишет их историю, забывая о своей. Живет их жизнью, не имя ничего другого. Она смеются над их глупостью, мелочностью, неспособностью понять как коротка жизнь. Как бы она хотела опубликовать свою историю, что бы поняли, что нужно ловить любой момент жизни! Что бы они поняли, как важна любовь. Но каждый раз набирая текст, в конце она нажимает delete. Это не ее история, она лишь летописец, не оракул.
Возвращаясь домой, она не зажигает свет. В темноте не так больно. Не раздеваясь садится за ноутбук, там уже есть новости для нее. Она это знает. Тонкие пальчики бегают над клавишами, за окном ночной Нью-Йорк. Завтра ее день начнется в пять утра с пробежки.

«Здравствуйте, мои дорогие! С вами Сплетница…»


 
Форум сайта gossipgirlonline.ru » Фанфики » Библиотека » Фики художник№1
Страница 2 из 2«12
Поиск: